0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Детям о депрессии: «Как выздоравливал сверчок» – сказка с хорошим концом

Детям о депрессии: «Как выздоравливал сверчок» – сказка с хорошим концом

Дет­ская книжка «Как выздо­рав­ли­вал свер­чок» – о непо­пу­ляр­ной, но такой неред­кой про­блеме депрес­сии у ребенка. Дет­ство вос­при­ни­ма­ется как время радо­сти и без­об­лач­ного сча­стья. Между тем, рядом есть дети, кото­рым нужна помощь.

О взрос­лой депрес­сии кто только ни гово­рит, и это сво­его рода мейн­стрим. Порас­суж­дать о том, как сильно ты «депрес­су­ешь» из-за того, что не заве­лась машина, почти хоро­ший тон. Под депрес­сией мы, взрос­лые, пони­маем что угодно, от про­сто пло­хого настро­е­ния до уны­лого состо­я­ния духа из-за пло­хой погоды.

Про­фес­си­о­наль­ное сооб­ще­ство пси­хи­ат­ров воз­му­ща­ется такой гру­бой попу­ля­ри­за­цией сво­его тер­мина. Ведь на самом деле депрес­сия – это забо­ле­ва­ние, кото­рое тяжело под­да­ется лече­нию и редко про­хо­дит без послед­ствий для пациента.

А вот тема депрес­сии ребенка в обще­стве про­дол­жает оста­ваться сво­его рода табу. Ее нигде открыто не обсуж­дают, больше того, если это при­клю­ча­ется с детьми – ста­ра­тельно скры­вают этот факт от окру­жа­ю­щих, не обра­ща­ются к спе­ци­а­ли­стам – так что забо­ле­ва­ние пере­хо­дит в тяже­лую хро­ни­че­скую форму. Тогда ее можно лечить только одним спо­со­бом – медикаментозно.

Чтобы не дово­дить до таб­ле­ток, пси­хи­атр дол­жен начать диа­гно­стику и тера­пию рано. И помо­гать ему в этом будет пси­хо­лог. А еще – учи­теля, роди­тели, сверст­ники. И, конечно, сам малень­кий паци­ент. Ведь в каж­дом из нас есть огром­ные скры­тые ресурсы, кото­рые в нуж­ный момент могут раскрыться.

Чело­веку это не под силу самому. Но с Божьей помо­щью и дове­рием к Богу, с помо­щью разума и вооб­ра­же­ния, дет­ского непо­сред­ствен­ного взгляда на мир мно­гое возможно.

Дет­ский писа­тель из Амстер­дама Тонн Тел­ле­ген пред­ла­гает не совсем обыч­ный спо­соб помощи ребенку с депрес­сией – а именно, сказкотерапию.

Его ска­зоч­ные исто­рии о живот­ных вышли под еди­ной облож­кой и под общим назва­нием “Как выздо­рав­ли­вал сверчок”.

У автора нет иллю­зий по поводу того, что такое депрес­сия. Он имеет в виду именно кли­ни­че­ские про­яв­ле­ния недуга: то болез­нен­ное состо­я­ние души, при кото­ром тре­вога и подав­лен­ность, без­раз­ли­чие ко всему пол­но­стью вытес­няют радость.

Ребе­нок, может быть, и улы­ба­ется, и сме­ется – но, ско­рее, по инер­ции, чем по-настоящему.

Полу­чать удо­воль­ствие от про­стых дет­ских вещей – ката­ния на велике, возни беготни со сверст­ни­ками, игр в воде и на траве ребе­нок с депрес­сией не может. Он ничего не чув­ствует или почти ничего не чув­ствует. И он в этом не виноват.

Это его пси­хика реа­ги­рует на боль, кото­рая слу­чи­лась с ним раньше, и таким обра­зом ограж­дает его от страдания.

Воз­можно, это слу­чи­лось, когда его роди­тели попали в авто­ка­та­строфу. Или бабушка с дедуш­кой ушли в мир иной, а роди­тели не объ­яс­нили, что слу­чи­лось – почему они не про­сти­лись, оста­вили ребенка здесь с кучей недо­умен­ных вопро­сов и обид.

Тонн Тел­ле­ген отлично пони­мает, в чем раз­ница между депрес­сией у взрос­лого и у ребенка.

Дети не склонны ана­ли­зи­ро­вать своё состо­я­ние и не пони­мают, что с ними стряс­лось и в чем могут быть при­чины их депрес­сии. Взгляд со сто­роны и попытка взрос­лого объ­яс­нить, что с ним не так, ребенку чаще всего не помогут.

Беседа с пси­хо­ло­гом может про­сто не состо­яться – ребе­нок замкнется и уйдет, или рас­пла­чется, или про­сто не пой­дет на кон­такт. Малень­кая дверца к миру будет закрыта изнутри – попро­буй-ка, досту­чись и войди.

И вот, писа­тель при­ду­мал спо­соб войти, подо­брал ключик.

Его глав­ный герой свер­чок проснулся утром и почув­ство­вал, что с ним что-то не так.

Где-то в голове или в душе посе­ли­лось неуют­ное чув­ство. Как будто внутри кто-то сту­чит, скре­бется и не дает ему покоя.

Это что-то вхо­дит в его мысли и чув­ства, мешает радо­ваться, застав­ляет лить слезы. И самое глав­ное – совер­шенно непо­нятно, откуда это взялось.

Автор очень мудро и объ­ек­тивно опи­сы­вает состо­я­ние Сверчка и то чув­ство оди­но­че­ства, кото­рое усу­губ­ляет болезнь. Малень­кий герой словно ока­зы­ва­ется в ваку­уме. Боль­шин­ство дру­зей и при­я­те­лей его не понимает.

Все реа­ги­руют на его состо­я­ние по-сво­ему. Кому-то все равно, кто-то сочув­ствует. Но пере­жить и испы­тать то, что испы­ты­вает он, не может даже самый вер­ный и любя­щий друг.

В какой-то момент насту­пает отча­я­ние: никто его не пони­мает, никто не верит, а зна­чит, помощи ждать неот­куда. Свер­чок очень тос­кует и стра­дает один.

Ведь, напри­мер, жук не пони­мает всей серьез­но­сти про­ис­хо­дя­щего – при­ни­мает его депрес­сию за кра­си­вую позу и даже готов ей подражать.

Улитка меряет маску уны­ния на себя – мол, это у нее депрес­сия, а вовсе не у Сверчка. Дру­гие пер­со­нажи сказки зара­жа­ются гру­стью глав­ного героя. Но у них это разве что крат­ко­вре­мен­ный сплин, настро­е­ние, и вскоре их тоска про­хо­дит и они забы­вают обо всем.

Правда, есть одно един­ствен­ное суще­ство, кото­рое ода­рено насто­я­щим сочув­ствием – то есть реаль­ной эмпа­тией. Это белочка, кото­рая не остав­ляет Сверчка в его беде.

Белка спо­собна на дея­тель­ную любовь и пони­ма­ние. Она не бро­сит и не пре­даст, даже если обще­ние с дру­гом ста­но­вится таким тяже­лым и безысходным.

Правда, есть и ее анти­под, отри­ца­тель­ный герой – умник-ворон, гор­де­ли­вый все­знайка. На то он и ворон, чтобы что-нибудь эта­кое накар­кать: только и рас­суж­дает о том, что чув­ства ничего не зна­чат и не стоят, что слезы Сверчка состоят из воз­духа, и потому грош им цена, – сло­вом, что про­блема депрес­сии выду­ман­ная и не стоит выеден­ного яйца.

Но ни одному вещему ворону нико­гда не побе­дить доб­рые силы в сказке и самого ска­зоч­ника с его доб­рой и спра­вед­ли­вой волей.

Дет­ская ска­зоч­ная исто­рия по опре­де­ле­нию должна быть с хоро­шим кон­цом. Вот и сказка амстер­дам­ского ска­зоч­ника с зага­доч­ной фами­лией Тел­ле­ген про­сто обя­зана закон­читься хэппи-эндом.

Депрес­сия обя­за­тельно отсту­пит, любовь и дружба побе­дят, солнце взой­дет и сча­стье нахлы­нет радуж­ной вол­ной. Малень­кий герой снова смо­жет петь, наиг­ры­вать свои мело­дии в траве и бес­ко­нечно радо­ваться жизни. Он забу­дет о том, что с ним одна­жды произошло.

Так что ника­кой депрес­сии больше не будет места в его жизни. По задумке автора, ребе­нок, чита­ю­щий этот текст, нач­нет пони­мать и узна­вать свои ощу­ще­ния на при­мере пере­жи­ва­ний сверчка и посте­пенно про­жи­вет их вме­сте с глав­ным героем, чтобы нако­нец-то выйти к свету и радости.

Читать еще:  Что такое семья для ребенка?

Может быть, его эмо­ции будут слиш­ком прон­зи­тельны и сильны. И все же, это насто­я­щие чув­ства – а начи­нать заново чув­ство­вать – это уже шаг к выздоровлению.

При­ве­дем неболь­шой отры­вок из книги для зна­ком­ства чита­теля со сти­лем и мане­рой изло­же­ния заме­ча­тель­ного дет­ского автора.

Тонн Теллеген “Как выздоравливал сверчок”

«Свер­чок сидел, с серьез­ным видом уста­вив­шись в землю. Боль­шое непо­ко­ле­би­мое чув­ство сидело у него в голове и давило с той сто­роны на глаза. “Ох”, – думал свер­чок. Ни о чем дру­гом ему теперь и не думалось.

Утро уже закан­чи­ва­лось, когда мимо про­хо­дил муравей.

– При­вет, свер­чок! – ска­зал он.

Свер­чок под­нял голову и ответил:

– При­вет, мура­вей. Зна­ешь, что со мной? У меня в голове сидит боль­шое непо­ко­ле­би­мое чувство.

Мура­вей оста­но­вился, нахму­рил брови и вни­ма­тельно огля­дел сверчка. Тот хотел было взгля­нуть на небо и ска­зать: “Да вот…” – но не стал.

– Я не знаю, что это, – ска­зал он. – Оно не хру­стит, не жуж­жит и не пищит. Но оно очень тяжелое.

Мура­вей пару раз обо­шел вокруг.

– Ты раз­би­ра­ешься в чув­ствах? – спро­сил сверчок.

– Да, – ска­зал мура­вей. Он имел в виду, что знал о чув­ствах всё, в осо­бен­но­сти о боль­ших и непоколебимых.

– И что это может быть? – спро­сил свер­чок. Его серьез­ные глаза чуть посвет­лели, да и боль­шое чув­ство как будто стало полегче.

– Ну-ка, про­ползи чуть-чуть, – пред­ло­жил муравей.

Свер­чок про­полз немного по высо­кой траве и вер­нулся обратно.

– Это мрач­ное чув­ство, – ска­зал мура­вей. – Ты мрачный

– Мрач­ный? – пере­спро­сил сверчок.

– Да, – ска­зал мура­вей. – Мрачный.

– Но мне весело. – крик­нул сверчок.

– Нет, – ска­зал мура­вей. – Тебе неве­село. Ты мрач­ный. Это из-за чув­ства у тебя в голове. Будь это весе­лое чув­ство, тебе было бы весело. Но чув­ство это мрач­ное, поэтому и ты мрачный.

Солнце уже под­ня­лось высоко в небо, а вда­леке, на макушке тополя, пел дрозд.

Свер­чок зажму­рил глаза и попы­тался раз­гля­деть чув­ство у себя в голове. Но ничего не увидел.

– Ладно, – ска­зал мура­вей. – Мне пора.

Он попро­щался со сверч­ком и помчался в лес.

Свер­чок хотел было его догнать.

– Но откуда оно? – кри­чал он. – То есть…

Ему хоте­лось крик­нуть еще много всего, но он не мог ничего придумать.

Мура­вей бро­сил через плечо:

– Откуда угодно! – и доба­вил: – С кем не бывает!

Потом он крик­нул что-то про “далеко”, и “сего­дня”, и “открыть” и исчез за ивой.

Свер­чок оста­но­вился и потряс головой.

Стран­ное чув­ство вор­чало. Но оно пере­стало быть стран­ным, теперь оно было мрач­ным чув­ством. Боль­шим и непо­ко­ле­би­мым мрач­ным чув­ством. “Зна­чит, я мрач­ный”, – понял сверчок»…

Вме­сте с вами зна­ко­ми­лась с кни­гой Вален­тина Киденко

Поляндрия / Как выздоравливал сверчок

Артикул: Арт: 34195585

Товар не доставляется в ваш регион

Товара нет в наличии Выбранного размера нет в наличии

0 && priceSummary()^priceWithCouponAndDiscount Мин. сумма для заказа данного товара ?

Все размеры

Добавлено в избранное

Электронная книга будет доступна для скачивания в Личном кабинете сразу после покупки

  • Бесплатная доставка
  • Примерка
  • 21 день на возврат
  • Бесплатный подъем на этаж

Причина уценки

Состав

Описание

В волшебном лесу всё изменилось. Мудрого, весёлого, находчивого сверчка словно подменили: он больше не стрекочет и не танцует. Никто не идёт к нему за советом, наоборот — теперь все звери стараются помочь ему. Ведь в голове у сверчка ни с того ни с сего поселилось. мрачное чувство. Великий сказочник Тоон Теллеген снова удивляет читателей: в его смешной, трогательной, абсурдной и философской сказке на этот раз спряталась история о депрессии. Сверчку и его друзьям предстоит победить мрачное чувство и наконец понять: что бы ни случилось, над миром всё равно взойдёт яркое солнце и мрачное чувство навсегда исчезнет.

Характеристики товара

АвторТоон Теллеген
ОбложкаТвердая обложка
Вид бумагиОфсет
Возрастные ограничения0 +
ИллюстраторРегина Лукк-Тоомпере
Жанры/тематикаСказки и истории для детей
Вес товара с упаковкой (г)300 г
Высота предмета27 см
Количество страниц128 шт.
Ширина предмета17.5 см
Глубина упаковки1.5 см
Год выпуска2021
Страна производстваЛатвия
Комплектациякнига

Информация о технических характеристиках, комплекте поставки, стране изготовления и внешнем виде товара носит справочный характер и основывается на последних доступных сведениях от продавца

Всяк сверчок знай!

В МХТ имени А.П. Чехова ведут прием. Репетиционный зал театра превратился в помещение для коллективной психотерапии. Методика лечения — игровая, ролевая, театральная. В основе — сказка нидерландского врача и сказочника Тоона Теллегена «Как выздоравливал сверчок», инсценированная известной сказочных дел мастерицей (см. «Бесстрашный барин» в РАМТе и «Золушку» в «Практике») режиссером Марфой Горвиц. Сорокаминутное экспериментальное лечение предлагают в рамках лаборатории «Современный актер в современном театре», стартовавшей в прошлом сезоне.

Параллели и пересечения на сцене и на полу зала (от полосок цветного скотча). Все бело кругом из-за полотнищ, развешанных по периметру (художник Ольга Никитина). Пусть они и не толще сигаретной бумаги, но функцию свою исполняют, прикрывая рабочую обстановку зала проб и попыток. Так слова и образы в сказках маскируют действительность, надеясь на скорое разоблачение. Намеки их прозрачны, вот и в окружающем стремятся разбавить муть. И сказки для взрослых — не исключение.

«Я сверчок?!», — вспоминается фрагмент с обескураженной Евгенией Ханаевой из «Старого Нового года» Михаила Рощина. Но не о метафоре к маленькому человеку в спектакле речь. Ни тепла, присущего диккенсовскому «Сверчку за очагом», ни рассудительности сверчка из сказки про Буратино ждать от сверчка Теллегена не стоит. Тексты писателя, перебирая багаж впечатлений прекрасного, часто сравнивают с произведениями Даниила Хармса, Льюиса Кэрролла, Сергея Козлова и всех экзистенциалистов разом, ибо абсурд, иррациональность и обреченность сквозят в его (не)детских сказках. Они успели побывать на подмостках (см. «Почти взаправду» Екатерины Половцевой в РАМТе, «Сверчок» Вероники Шаховой на Новой сцене Александринки) с подзаголовками то «несказка», то «сказка для невыросших взрослых». Эскиз спектакля Марфы Горвиц лишен сиропной лирики на манер «Куда уходит детство?» и его растиражированного аналога пободрее в стилистике «Детство, детство, ты куда? Постой!». Режиссер четко называет своего адресата или натурщика в описании жанра — «сказка для инфантильных взрослых». Не про очарование детскости и ее светоч, неугасимый годами-невзгодами речь, а про вполне конкретный диагноз-ярлык, частенько навешиваемый без разбору.

Читать еще:  Первые шаги: развиваем мелкую моторику у малышей

Эскиз открывается фотосессией: участники спектакля, одетые согласно дресс-коду black tie, радостно позируют фотографу. Сверкают улыбки и вспышки фотоаппарата. Улыбки, как станет ясно впоследствии, накладные, — нет среди обитателей сказки лучащихся счастьем, но есть умело маскирующиеся. У одного — маскировка спадает. Сверчок (Сергей Медведев), задумавшись, хорошо ли он стрекочет, портит кадр своими внезапно накатившими растерянностью и сомнениями. Под вспышки сверчок начинает судорожно дергаться и, в конце концов, выпадает из фотообъектива. Зато ему подчинено все зрительское внимание. Пока сверчок снимает «бабочку» (галстук), голос за кадром поясняет ему и зрителям происходящее. Музыка заедает, начинает съедать что-то и сверчка. «Мрачное чувство!», — ставит диагноз встречный муравей. Сверчок вдаваться в подробности не стал, принял новый эпитет на веру и смирился: «Значит я мрачный». «Гордись этим!», — бросил убегающий по делам муравей.

«Недуг, которого причину / Давно бы отыскать пора, / Подобный английскому сплину, / Короче: русская хандра / Им овладела понемногу…», ну, или, учитывая чеховское место действия лаборатории, в мерлехлюндии стал пребывать сверчок. И пошел по лесу (а, точнее, на поводу у своего настроения), стараясь привыкнуть к новому мрачному самоощущению. Не то, чтобы «люди, львы, орлы и куропатки», но слон, белка, жук, клещ и черепаха решили утешить соседа, кто как может — советом, тортом, собой. Активней всех за дело по исцелению принялась сова (Лариса Кокоева), с плеткой в руках, взявшаяся выбить всю грусть-печаль (а вместе с ними и дух) из ошалевшего сверчка, шоковой терапией принудить к позитиву. Залечить раны (если не ею нанесенные, то хотя бы душевные) предложила книгой и аутотренингом. Унеся от совы лапки, унес сверчок и мрачное чувство. По лесу тем временем прошел слух о смене сверчком имиджа, и многие лесные обитатели нашли его модным и притягательным. Звери и насекомые наперебой просили омрачить их, а в обиход вошло новое прощание «Всего Вам самого мрачного». Появились и завистники, вроде отчаявшегося клеща, который страдал от того, что все «какие-нибудь», а он — «никакой». Даже черепаха, что тревожно живет под панцирем, забаррикадировавшись от всего странного и грустных мыслей, и та «неприступная», вот и сверчок теперь мрачный, а он, клещ, никакой.

Сверчок, пройдя через истерику, гнев и отчаяние, сеял негатив, обращая в него новых адептов и утверждая в нем опытных угрюмцев, раздавал интервью о том, как ему удалось достичь полной мрачности (жук, не помнящий себя вне депрессии, заповедовал ему испить чащу мрачности до дна). Иллюстрацией того, как правильно падать духом были в спектакле чьи-то ноги, торчащие из-под праздничного стола. Креветка с медведкой записались к сверчку в поклонницы, а саламандра, учуяв поветрие нового стиля, затеяла открыть лавочку по продаже мрачности. На всякий товар есть свой спрос, вот и заполнились в ее голове полки мрачностью на любой вкус и кошелек: мрачностью элегантной и благородной, пронизывающей зимней и прогорклой желчной, маленькими мрачными настроеньицами на день (для малоимущих) и мрачностью столь высокого качества, что ей годами износа нет. Непоколебимое, как его определил сверчок, чувство, которое «не жужжит, не трещит, не пищит», точило его, стушевывая все окружающее, размывая яркие цвета. Эта мрачность, однако, стала отличительной чертой сверчка, и он стал дорожить ею. Мучиться, но дорожить. И были посиделки. И были танцы. И чувство внутри сверчка попритихло, поунялось. Так показалось сверчку, прислушавшемуся к себе. «Я не притихло, я собираюсь с силами», — заверил голос за кадром: голос автора и голос той самой мрачности, застрявшей у сверчка. Ею и ей же наперекор написана эта история.

Как выздоравливал сверчок

Описание книги

  • Современная проза
  • Сказка
  • Забавно
  • Нидерланды
  • Сказки для взрослых
  • Сиюминутное хотение
  • ЕЩЕ
  • Антидепрессант
  • Foryousure
  • Для взрослых детей
  • Просмотров: 128
  • Рецензий: 0
  • Основное
  • цитаты 0
  • подборки 0
  • персонажи 0
  • тесты 0
  • издания 1
  • оглавление
  • Посты 0
  • Переводчики: не указаны
  • Серия: не указана
  • ISBN (EAN): 5-8159-0500-3
  • Языки: Русский
  • Возрастное ограничение: не указано
  • Год написания: 2005
  • все
  • редакция
  • все
  • пройденные

Рецензии на книгу

Написано 0 рецензий

Посмотрите еще

  • похожие книги 10

Их клич – «Сила и честь!». Их друзья и спутники – свирепые северные волки. Они – орки. Могучие, гордые, независимые. Яростные воины. Умелые охотники. Страшные враги. Истинные дети сурового Дренора – мира, безжалостного к слабым. Мира, который медленно умирает, и ему невозможно помочь.Но таинственный зеленокожий колдун Гул’дан, орк без клана, утверждает, что знает выход. Благодаря неведомым силам, .

  • Современная проза

Трагическая и жизнеутверждающая история борьбы юной матери против фабрики смерти, концлагеря Равенсбрюк. Борьбы за каждую каплю молока, за ложечку детского питания от «Красного креста», которым гестаповцы кормят котят, за украденный кусок угля, чтобы хоть немного обогреть «детскую комнату» – барак в «аду для женщин», где рождаются, чтобы умереть.Есть ли в мире что-то сильнее материнской любви? Из .

  • Современная проза

Прошлым летом жизнь семнадцатилетней Готти будто бы разбилась на осколки: умер Грей, дед и самый близкий ей человек, а любимый парень Джейсон оказался не способен поддержать ее…Год спустя Готти все еще переживает боль двойной утраты, и черные дыры страдания буквально затягивают ее, пока однажды в тихий приморский городок не возвращается Томас – бывший сосед и друг детства. Когда-то он был для Готт.

  • Фантастика
  • Современная проза

Впервые на русском языке! Выдающийся дебют! Роман, который обещает стать классикой молодежного метафизического реализма. Потрясающая, оригинальная история, способная перевернуть сознание. Для того чтобы исполнить любое желание достаточно обратиться к гекамисту, колдуну, умеющему накладывать заклинания. За умеренную плату конечно же. Но у каждого желания есть особая цена и побочные эффекты. А при и.

Всего вам самого мрачного!

6 октября 2015 21:40

В МХТ им А.П. Чехова ведут прием. Репетиционный зал театра превратился в помещение для коллективной психотерапии. Методика лечения – игровая, ролевая, театральная. В основе — сказка нидерландского врача и сказочника Тоона Теллегена «Как выздоравливал сверчок», инсценированная известной сказочных дел мастерицей (см. «Бесстрашный барин» в РАМТе и «Золушку» в Практике) режиссером Марфой Горвиц. 40-минутное экспериментальное лечение предлагают в рамках лаборатории «Современный актер в современном театре», стартовавшей в прошлом сезоне.

Тексты писателя, перебирая багаж впечатлений прекрасного, часто сравнивают с произведениями Даниила Хармса, Льюиса Кэрролла, Сергея Козлова и всех экзистенциалистов разом, ибо абсурд, иррациональность и обреченность сквозят в его (не)детских сказках. Они успели побывать на подмостках с подзаголовками то «несказка», то «сказка для невыросших взрослых». Эскиз спектакля Марфы Горвиц лишен сиропной лирики на манер «Куда уходит детство?» и его растиражированного аналога пободрее в стилистике «Детство, детство, ты куда? Постой!». Режиссер четко называет своего адресата или натурщика в описании жанра – «сказка для инфантильных взрослых». Не про очарование детскости и ее светоч, неугасимый годами-невзгодами речь, а про вполне конкретный диагноз-ярлык, частенько навешиваемый без разбору.

Читать еще:  Духовное развитие ребенка

Эскиз открывается фотосессией: участники спектакля, одетые согласно дресс-коду black tie, радостно позируют фотографу. Сверкают улыбки и вспышки фотоаппарата. Улыбки, как станет ясно впоследствии, накладные, — нет среди обитателей сказки лучащихся счастьем, но есть умело маскирующиеся. У одного – маскировка спадает. Сверчок (Сергей Медведев), задумавшись, хорошо ли он стрекочет, портит кадр своими внезапно накатившими растерянностью и сомнениями. Под вспышки сверчок начинает судорожно дергаться и, в конце концов, выпадает из фотообъектива. Зато ему подчинено все зрительское внимание. Музыка заедает, начинает съедать что-то и сверчка. «Мрачное чувство!», — ставит диагноз встречный муравей. Сверчок вдаваться в подробности не стал, принял новый эпитет на веру и смирился: «Значит я мрачный». «Гордись этим!», — бросил убегающий по делам муравей. И сверчок дал стрекача, не зная еще, что от себя не убежишь.

«Недуг, которого причину / Давно бы отыскать пора, / Подобный английскому сплину, / Короче: русская хандра / Им овладела понемногу…», ну, или, учитывая чеховское место действия лаборатории, в мерлехлюндии стал пребывать сверчок. И пошел по лесу (а, точнее, на поводу у своего настроения), стараясь привыкнуть к новому мрачному самоощущению. Не то, чтобы «люди, львы, орлы и куропатки», но слон, белка, жук, клещ и черепаха решили утешить соседа, кто как может — советом, тортом, собой. Активней всех за дело по исцелению принялась сова (Лариса Кокоева), с плеткой в руках, взявшаяся выбить всю грусть-печаль (а вместе с ними и дух) из ошалевшего сверчка, шоковой терапией принудить к позитиву. Залечить раны (если не ею нанесенные, то хотя бы душевные) предложила книгой и аутотренингом. Унеся от совы лапки, унес сверчок и мрачное чувство. По лесу тем временем прошел слух о смене сверчком имиджа, и многие лесные обитатели нашли его модным и притягательным. Звери и насекомые наперебой просили омрачить их, а в обиход вошло новое прощание «Всего вам самого мрачного».

В свете (а, точнее, мраке) новых событий в жизни сверчка в лесной тусовке отошел на второй план слон (Максим Стоянов), с навязчивой идеей лазить по деревьям. Вечно падающий слон. Падающий, но не отчаивающийся. Эдакий беккетовско-фрейдистский персонаж. Все впадают в мрачность, а он просто падает. Падает с упорством, порой сомневаясь, но не бросая попыток, ища лазейки и зацепки, набираясь опыта падений, не поддаваясь всеобщему упадничеству. Он просто поинтересовался: «А падать всегда обязательно?» и в ответ услышал свой вопрос в виде утверждения. Но остался неутомим, не омрачен, не то, чтобы весел, просто небезнадежен. И вот однажды, оказавшись на макушке дерева, он решается на то, что нельзя («Почему всегда хочется того, что делать нельзя?!»), на то, что неизбежно приведет к падению. И падает, но теперь уже имея в запасе вместо парашюта эту покоренную высоту.

Пришла из ниоткуда и должна бы исчезнуть в никуда, но депрессия сродни любви, раз заронившись – не вытравить. Кстати, о любви: белка, пожалуй, единственная из лесных обитателей, кто ко всем неравнодушна – бескорыстно и искренне. «В темно-синем лесу, / Где трепещут осины,/ Где с дубов-колдунов/ Облетает листва» здешним обитателям как тем зайцам всё, в общем-то, равно. И на всех… Отличия лишь в мере учтивости и вежливого участия. Но белка не из таких. У неё есть светоч, или просто лампа, на которой она всем дает покачаться. Белка безотказная и необидчивая. Именно она рассказывает сверчку сказку про засомневавшееся в себе солнце. Солнце может и сомневалось в своей яркости, но было уверено в главном – оно должно светить. Вот и сверчок просветлел, проголодался, приосанился, а потом и вовсе заключил, что здоров. И глядя на публику, вопросил, удивляясь лицам: «Чё мрачные такие?!»…

Успели пройти и лето, и осень. И снова были посиделки и чаепитие за длинным белым кэрролловским столом. И танцы. И в мгновении от окончательного и бесповоротного хэппи-энда кто-то из зверей вдруг поинтересовался прошедшей мрачностью и вообще прошедшим. Звери переглянулись. Но не поддались на провокацию. «Ну, неужели у вас нет никаких воспоминаний о лете?!», — не унимался не до конца поглощенный весельем участник застолья. «Давайте не думать!», — постановили звери и обнялись. И танцевали. И улыбались. «Конец» — озвучил голос за сценой. Подтвердили финал и зрительские аплодисменты. Справедливой оказалась фраза из сказки Теллегена, не озвученная, но убедительно явленная в спектакле: «Мрачное чувство нисколько не пострадало». Последнее слово осталось за ним.

Другие мероприятия театральной лаборатории:

8 октября (в 20.00) Лекция искусствоведа, директора и куратора проектов Центра культуры и искусства «МедиаАртЛаб» Ольги Шишко «Заворожённая экранами, или Время аффекта» (Введение в историю видео-арта)

15 октября (в 20.00) Лекция психоаналитика, директора Музея сновидений Фрейда (Санкт-Петербург) Виктора Мазина «Другие сцены психоанализа» (Театр и психоанализ)

17 (в 20.00) и 18 (в 13.00) октября Эскиз режиссера Андреаса Мерц-Райкова по роману «Замок» Франца Кафки

29 октября (в 20.00) Творческая встреча с режиссером Юрием Бутусовым

Билеты на эскизы и лекции продаваться не будут. Стать зрителем показов можно, прислав запрос на zritel@mxat.ru. В письме необходимо указать свою фамилию и даты. Количество мест ограничено. Убедительно просит ответственно подходить к заказам мест и отменять их, если в ваших планах что-то меняется.

ВНИМАНИЕ! Представленные эскизы не являются полноценными спектаклями, это эскизы будущих постановок. В рамках лаборатории театр пытается увидеть зрительскую реакцию, услышать отзывы, чтобы понять, нужен ли такой спектакль в репертуаре. Поэтому, прежде всего, приглашаются пытливые, опытные, профессиональные зрители.

Читайте также

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

АО «ИД «Комсомольская правда». ИНН: 7714037217 ОГРН: 1027739295781 127015, Москва, Новодмитровская д. 2Б, Тел. +7 (495) 777-02-82.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector