0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Продукты ГМО — горе или благо?

Содержание

Запрет ГМО: благо или мракобесие? Что нам нужно знать о трансгенах

ГМ-культура

Отдадим должное лоббистам ГМО — сторонников у них всё больше. И всё больше публикаций, в которых этот закон сравнивают с запретом генетики и кибернетики в СССР. Говорят, что, отказавшись от выращивания трансгенов в сельском хозяйстве, мы наступаем на те же грабли и превращаем себя в средневековых мракобесов или даже в кроманьонцев. Но так ли высоконаучно производство ГМ-культур? Интересно в этом плане свидетельство Александра Панчина, биоинженера, канд. биол. наук и страст­ного ГМО-проповедника, написавшего на эту тему научно-популярно-пропагандистскую книгу. В полемике он проговорился, что, не будь столь жёсткого регулирования, сам бы смог сделать ГМ-культуру даже в гараже.

ГМО-мифология

ГМО-лобби достаточно успешно внедряет в наше сознание несколько мифов, благодаря которым многие становятся не только более лояльными к трансгенным культурам, но и переходят на сторону их производителей. Эти мифы развенчивает Александр Викторов, канд. биол. наук, ст. научный сотрудник Института проблем экологии и эволюции им. А. Н. Северцова РАН.

Миф 1. Благодаря генетическим модификациям плоды растений становятся более богатыми витаминами и другими полезными вещест­вами.

Миф 2. Россию после запрета выращивать ГМ-культуры ставят в один ряд по отсталости с Африкой, и некоторые критики даже заявляют, что мы «вместе идём по пути кроманьонцев».

— Всё гораздо сложнее. Посевы ГМ-культур в мире занимают более 180 млн га и распределяются так: на долю Северной Америки приходится около 47% (на их «исторической родине» в США засеяно чуть более 73 млн га, в Канаде — 11,6 млн га), в Южной Америке — 40% посевов, в Азии — 11%, Африка — 2%, в Австралии — 0,3%, а в Европе — символические 0,08%. Но если мы посмотрим детальнее, то выяснятся удивительные вещи: 95% пищевых трансгенных растений, которые идут в пищу человеку и для корма домашних животных, выращивают в обеих Америках. В Азии, где площади ГМ-посевов сравнительно велики, выращивают в основном техническую культуру — хлопчатник. И ещё очень интересная деталь: Китай отказывается выращивать ГМ-сою, Мексика — ГМ-кукурузу, а Евросоюз — ГМ-рапс (канола). Это делается для того, чтобы предотвратить генетическое засорение своих сортов, поскольку именно на территориях этих стран находятся центры происхождения данных культур.

— Так реально думали вначале, когда запускали ГМ-растения, и на этом всячески акцентировали внимание при их продвижении. Но спустя 10 лет после начала их выращивания выяснилось, что всё происходит наоборот. Например, Bt-растения оказались токсичными не только для личинок вредных насекомых, как думали, но и для ряда полезных, включая божьих коровок. Из-за этого Bt-кукурузу запретили выращивать в ряде стран Европы. Кроме того, многие вредные насекомые выработали устойчивость к токсинам таких ГМ-культур. И плюс ко всему выяснилось, что трансгенные растения производят токсина в 1500-2000 раз больше, нежели его используется при однократной обработке полей химикатами, содержащими Bt-токсин, — есть такие инсектициды. В результате токсины могут накапливаться в окружающей среде и вредить полезным насекомым.

ГМ-растения, устойчивые к глифосату, тоже не оправдали всех надежд. Их выращивание привело не к сокращению, а к увеличению использования пестицидов. Недавно неожиданно выяснилось, что гербициды с глифосатом ещё могут вызывать эрозию почв и приводить к гибели полезных животных. Увеличилось и количество растений, устойчивых к нему. Их называют суперсорняками, и для борьбы с ними порой нужны очень сильные и токсичные синтетические пестициды.

Миф 4. Сторонники ГМО говорят, что они повышают урожайность до 50%.

— Обычно при продаже ГМ-культур фермерам обещают экономическую выгоду примерно в 10-15%. Но из-за широкого распространения устойчивости сорняков к глифосату, а вредных насекомых — к Bt-растениям эта выгода порой сводится к нулю.

Мнение эксперта

Ирина Голденкова-Павлова, докт. биол. наук, ведущий научный сотрудник Института физиологии растений им. Тимирязева РАН, специалист по генетике и биотехнологии:

— Россия не отстаёт в науке от зарубежных стран, у нас владеют технологиями генетических модификаций и используют их. Например, мы занимаемся созданием ГМ-растений, которые будут производить интерферон, эритропоэтин и другие лекарственные препараты и ветеринарные вакцины. У них есть преимущества перед бактериями, используемыми для этого сегодня.

— В принципе это возможно для простых, классических ГМ-культур, которые не требуют дополнительных фундаментальных исследований. Нельзя сказать, что ГМ-технологии безумно дорогие. Разработка и создание ГМО стоит гораздо меньше, чем его проверка на эффективность, безопасность и выведение на рынок. Для этого нужны очень большие средства.

— Сможем ли мы в производстве конкурировать с зарубежными производителями ГМ-культур?

— Мы можем с ними конкурировать в науке, можем даже создавать более качественные продукты. И учёным очень хотелось бы видеть внедрение своих разработок. Но, чтобы конкурировать в производстве, нужна помощь государства, и прежде всего финансовая. Иначе на международных рынках мы вряд ли что сможем сделать.

ГМО: три страшных буквы или благо для человечества?

Чтобы выяснить, кто прав, DELFI обратился к заведующему лабораторией редактирования генома Национального медицинского исследовательского центра акушерства, гинекологии и перинатологии имени В.И. Кулакова, доктору биологических наук Денису Ребрикову.

— Зачем вообще нужны ГМО? Ведь выращивали же 1000 лет без генных модификаций кукурузу, рис и томаты.

— Применять высокотехнологичные подходы при производстве продуктов питания вынудил рост населения планеты. Традиционным земледелием с ручной прополкой и сбором колорадских жуков в баночку с бензином сегодня прокормить человечество невозможно.

Борясь с насекомыми-вредителями, поля опрыскивают инсектицидами, избавляясь от сорняков — гербицидами. Всё это — химия, к которой добавляются еще и удобрения. Однако обойтись без таких мер сегодня в принципе невозможно. К примеру, в средней полосе России нельзя вырастить картошку, не опрыскивая ее химикатами против колорадского жука.

В 1970-х годах для этого использовали ДДТ, так называемый дуст, но потом выяснилось, что, попадая на наш стол даже в небольших концентрациях, он оказывает крайне негативный эффект на здоровье человека. ДДТ запретили, сегодня используют чуть менее вредные химикаты. Они тоже вредны для человека, но в противном случае весь картофель будет съеден вредителями.

— ГМ-картошку насекомые не едят?

— У колорадского жука есть природный паразит — бактерия, если жук съедает ее вместе с листиком картофеля, она начинает развиваться в его кишечнике, делает там дырку и насекомое погибает. Причем бактерия, о которой я сказал, строго специфична именно к колорадскому жуку, она безопасна не только для человека, но даже для других насекомых!

Если такую бактерию съела, допустим, гусеница бабочки, на ней это никак не отразится.
Теперь о том, как это используют генетики. Мы достали из бактерии токсичный для колорадского жука ген, встроили его в картошку, причем сделали это так, что белок вырабатывается не во всём растении, а только в ботве! В клубнях картофеля бактериального белка нет!

— Получается, ГМ-овощи менее опасны, чем натуральные?

— Судите сами: в овощах, которые поливали ”натуральным” инсектицидом (типа ДДТ), априори присутствуют токсичные для человека химикаты. Синтезируемый же в листьях ГМ-картофеля бактериальный белок при желании можно было бы есть целыми ложками. Это обычный белок, как молочный, яичный или соевый.

Таким образом, продукты с ГМО очевидно менее опасны, чем ”натуральные”.

— То есть, приходя в супермаркет, не нужно искать на этикетах ”Без ГМО”?

— Людям всегда приходится выбирать из нескольких не до конца понятных альтернатив, и в данном случае генно-модифицированный продукт предпочтительнее, как менее опасный, более чистый и безвредный для человека.

— Возможно, но по ТВ показывали ГМ-быков, которые из-за своего веса не могут ходить. Это же издевательство над животными!

— А содержать кур-бройлеров по 20 штук в клетке и не давать им двигаться, чтобы они быстрее жирели, — не издевательство? Но ведь мы об этом не задумываемся, когда покупаем курицу в магазине!

”Классические” технологии производства мяса сегодня, к сожалению, не отличаются особо гуманным отношением к животным. Другое дело, что в некоторых животноводческих хозяйствах в корма добавляют гормоны, которые обеспечивают более быстрый прирост массы животных, и при этом так или иначе негативно влияют на человека. Но ведь генные модификации как раз и позволяют убрать из кормов такие добавки! Мы создаем определенную систему генов, которая ”естественным способом” дает эффект, которого стремится достичь фермер. Это менее опасно, чем добавки!

— В таком случае непонятно, кому нужно выступать против ГМО.

— Хороший вопрос… На первый взгляд, в экономике нет игроков, которым было бы выгодно лоббировать недопуск ГМ-организмов в сельское хозяйство. Я бы даже сказал, наоборот — много кому очень выгодно использовать ГМО. Компании — производители ГМ-сортов и пород имеют мощные финансовые ресурсы для продвижения своей продукции. И тем не менее, в битве с ”неизвестным противником” ГМО-лобби проигрывает…

Читать еще:  Сообщения “от афонских отцов” или “от отца Илия” — как относиться?

— Да, но некоторые эксперты говорят, что ГМО приводит к бесплодию.

— Возможно, такие слухи возникли из-за применения в сфере сельскохозяйственных ГМО специального ограничения по числу поколений растений. Дело в том, что производители семенного материала заинтересованы, чтобы фермеры обращались к ним каждый год за новым посевным зерном, поэтому были созданы ГМО-гибриды, не дающие необходимого эффекта в следующих поколениях.

Впрочем, в этом есть и еще один смысл. Экологи — противники ГМО утверждают: ”Семена ГМ-растений, выходя за пределы фермерского поля, могут нарушить установившийся за много тысяч лет баланс экосистемы”.

Экосистема, и правда, вещь сложная и непредсказуемая, поэтому генетики встраивают в ГМ-сорта определенные ограничения по возможности размножения.

— Еще один аргумент противников ГМО: мы не знаем, как это отразится на потомках, поскольку еще не произошло смены поколений.

— ГМ-сорта широко используют уже около 40 лет, за это время сменились, как минимум, два поколения людей, и никаких негативных корреляций с употреблением ГМО в пищу исследователями не выявлено. А бояться самих привносимых генов (фрагментов ДНК) — это примерно как утверждать, что если регулярно есть ДНК огурцов, то превратишься в огурчик!

— Боюсь, читатели меня не простят, если не задам вам один важный вопрос: а покупаете ли Вы своим детям продукты с ГМО?
— Мне не нравится покупать продукты с маркировкой ”НЕ СОДЕРЖИТ ГМО”. Во первых, потому, что сам производитель никаких тестов не проводил и не знает наверняка, содержит его изделие ГМО или нет. Реального лабораторного тестирования на наличие ГМО практически ни на одном этапе изготовления продукта не проводится.

Наша лаборатория нередко находит ГМО даже в тех продуктах, где стоит красивая надпись ”НЕ СОДЕРЖИТ ГМО”. То есть производитель, ставя такую маркировку, ”не совсем честен со мной”.

А во вторых, предприниматель, в данном случае, играет на ”темноте”, необразованности потребителей. Из чего можно сделать вывод: производители продуктов питания, указывающие на своей продукции ”НЕ СОДЕРЖИТ ГМО” — коммерсанты с пониженной социальной ответственностью…

ГМО: зло или благо?

Говорят, кожура яблока очень полезна, в ней содержатся витамин А и минеральные вещества. Но если это яблоко не из вашего огорода, то настоятельно рекомендуется перед употреблением очистить его от верхней оболочки. Никогда не знаешь, в каких условиях оно росло и какими химикатами напичкано.

  • Эволюция всегда побеждает

Не меньшие опасения вызывают у нас генетически модифицированные организмы (ГМО), хотя расшифровка самой аббревиатуры дает представление о том, что они собой представляют: по сути своей это продукт, геном которого был целенаправленно редактирован, изменен. Почему же тогда относительно его пользы или вреда идут ожесточенные споры, по сей день нет однозначного мнения на этот счет? Хочется разобраться в таком важном вопросе непредвзято, объективно. За комментариями мы обратились к эксперту в области генетики, руководителю Центра геномных исследований Института физики ДНЦ РАН, доценту ДГУ, члену ВОГиС, кандидату биологических наук Магомеду Раджабову.

— Магомед Османович, в Рунете можно найти с десяток ГМО-страшилок. Проблема действительно имеет под собой реальную почву, или она сильно раздута? Несут ли в себе опасность ГМО?

— В псалмах, кажется, говорится: «Блажен муж, который не ходит на совет нечестивых…». К сожалению, мы живем в обществе, в котором немало нечестивых, и почему-то их советам легче всего внемлет народ. Ничто так не убеждает человека, как слухи. В списке таких слухов одним из первых пунктов стоят домыслы, побуждающие страхи за свое будущее. Вот откуда ложные предубеждения, от которых нам трудно отказаться. Голоса многочисленных представителей науки тонут среди всеобщего многоголосья. В обществе, увы, удалось сформировать образ безумства, безрассудства и безответственности тех, кто занят генной инженерией. Это я к тому, что, обсуждая с вами такую щепетильную тему, рискую оказаться в числе тех, чей голос подобен гласу вопиющего в пустыне.

— Но вы – ученый, помимо научных исследований, на вас все-таки лежит социальная ответственность перед обществом.

— Вы правы, поэтому мы с вами и беседуем. Все дело в том, что между пониманием возможностей генетики и ее восприятием обществом сохраняется большая пропасть, в том числе по теме, касающейся генетически модифицированных организмов. Едва ли не у каждого встречного свое «авторитетное» мнение, разумеется, категоричное отрицание. В социологическом опросе, проведенном одним из институтов ВШЭ, на вопрос: «Верно ли, что обычные растения не содержат гены, а генетически модифицированные содержат?», 36% респондентов ответили «да», а 41% — «не знаю»! 80-85% населения планеты уверено в том, что ГМО вредят нашему здоровью, и поддерживают запрет на их производство.

Не так давно, 8 февраля, в День российской науки, Президент Путин на встрече с учеными в Новосибирске в очередной раз обозначил, что именно геномные технологии являются приоритетом научно-технологического развития России на обозримую перспективу. Он понимает, что геномные исследования ориентированы на вызовы современности и будущего. Присутствовавший на встрече руководитель Национального исследовательского центра «Курчатовский институт» Михаил Ковальчук все свое выступление посвятил аргументации идеи: нет альтернативы технологическому развитию, ориентированному на постижение знаний механизмов функционирования живых систем. Он приводил примеры: мозг одного человека выполняет больше операций и качественнее, чем все вместе взятые компьютеры, имеющиеся сегодня в мире! На передачу единицы информации нейрон человеческого мозга тратит в миллионы раз меньше энергии, нежели созданные человеком приборы. Более того, геном одного человеческого организма хранит около 60 секстибайт информации, тогда как объем хранящейся во всем мире информации к 2020 году достигнет около 40 секстибайт. Преимущества естества природы красноречивы. В основе биологической составляющей живой системы лежит, как ни крути, генетика. Однако мы по-прежнему вынуждены констатировать: общий фон генетических знаний у общества удручающий.

— В ваших словах ощущаются нотки пессимизма. Сомневаетесь, что народ можно переубедить?

— Я не пессимист, я оптимистичный реалист, иначе какой смысл траты нашего с вами времени. Уверен, что многие хотя бы задумаются о небезапелляционности их суждений. Проблема в том, что взгляды ученых и простого народа как часы в различных часовых поясах: все они показывают разное время, но каждый верит только своим. Понятно, что часы ученых всегда «торопятся».

— Тем не менее есть достаточно устойчивое мнение, что люди, употребляющие продукты с ГМО, гораздо больше других подвержены онкологическим заболеваниям. Насколько это близко к истине?

— Вы не поверите, нет ни одного подтвержденного факта. Я допускаю, что у читателя возникает протест относительно моих утверждений, потому что он «лично своими глазами видел», как показывали на экране телевизора мышей с огромными наростами на теле – онкологиями якобы от кормления их генетически модифицированной кукурузой. Правда заключается в том, что эти мыши являются специально выведенной линией с онкологическими нозологиями для изучения влияния на них ГМО. Специалисты только знают, что эксперимент показал отсутствие влияния ГМО не то что на здоровые, но и на эти заведомо больные организмы. Большинство людей также уверены в том, что ГМО свойственна повышенная аллергенность.

Справедливости ради приведу единственный случай, который озадачил ГМОшников, но в конечном итоге разобрались и с этим. У некоторых людей, кто использовал продукты из сои, в геном которой был «подсажен» ген бразильского ореха для повышения ее жирности, появлялась аллергия. Позднее выяснилось, что те же самые люди имели аллергическую реакцию и на обычный бразильский орех, оказалось, что ГМО-соя ни при чем. Удручающих фактов губительного влияния антибиотиков на наш иммунный статус, используемых в избыточных дозах в современном животноводстве и птицеводстве, огромное множество, но нас это почему-то не тревожит.

В Юго-Восточной Азии, где основным продуктом питания является рис, из-за дефицита в нем витамина А происходит ежегодное ослепление около полумиллиона жителей. Ген подсолнуха, внедренный в этот рис, решает данную проблему, но население Филиппин упорно вытаптывает посевы такого риса, потому что ГМО. Примеров тому, что нет доказательств вреда от ГМО, много, зато у нас у всех коллективный страх. И хотя очевидны последствия от употребления жирной пищи, соли, сахара, пирожных и т.д., мы упорно продолжаем ими «наслаждаться». Такие вот парадоксы нашего бытия.

— Откуда же эти ложные предубеждения? Кто стоит за всем этим?

— Есть несколько источников такой нечистоплотной, если не сказать, преступной деятельности по зомбированию населения. Во-первых, это СМИ – им свойственна охота за сенсациями, и они знают, что страхи хорошо продаются; во-вторых, общественники – «зеленые» и всякие левые движения, противники транснациональных компаний. Ну и еще невежественные политики и популисты, которые изображают, что защищают интересы общества, и играют на этом.

Еще раз про ГМО: молекулярный биолог — о мифах и пользе генно-модифицированных продуктов

Элена Гваришвили

Несмотря на то что на дворе XXI век, искусственный интеллект вот-вот станет обыденностью и человечество планирует переезжать на Марс, людей все еще пугают уже изученные и давно известные понятия, например ГМО. Встретились с молекулярным биологом Ириной Поздняковой-Филатовой и обсудили феномен генно-модифицированных организмов: узнали, что же это такое, зачем они нужны и действительно ли от них можно заболеть раком.

Ирина Позднякова-Филатова

Молекулярный биолог, сотрудник Пущинского научного центра биологических исследований

Что такое ГМО и откуда они взялись

Мифы о генетически модифицированных организмах начинаются с непонимания самой сути этого явления. Всемирная организация здравоохранения определяет ГМО вполне четко — это организмы, чей генетический материал, то есть ДНК, был изменен, при этом подобные изменения невозможны в природе в результате естественной рекомбинации .

На деле, если вдуматься в саму суть генной модификации, все живые организмы окажутся мутантами. Мы все так или иначе отличаемся генетически от наших предков: растения, произрастающие сегодня, совсем не те, которые когда-то щипали динозавры, арбузы прошлого были горькими, а большая часть милых домашних животных — результат генной модификации.

Любая селекция — это и есть генная модификация. Только ГМО, согласно общепринятому стандарту, были получены в лабораториях

История ГМО сравнительно молодая: первый генно-модифицированный продукт был получен в 1972 году ученым Стэнфордского университета Полом Бергом . В 1973 году появился первый генно-модифицированный микроорганизм — кишечная палочка с человеческим геном, который кодировал синтез инсулина.

Читать еще:  Мобильные телефоны и опухоли мозга: риск и как его снизить

10 лет спустя немецкие ученые из Института растениеводства в Кельне вывели табак, устойчивый к насекомым, а в 1988 году появилась генно-модифицированная кукуруза, один из самых популярных ГМО наших дней. После этого развитие ГМО пошло вперед семимильными шагами. В 90-х американцы скрестили гены помидоров с генами камбалы, получив сорт томатов, способных очень долго храниться в полузрелом состоянии, а затем появилась соя, скрещенная с генами бактерий и устойчивая к гербицидам. Осознав, насколько это интересно и привлекательно с коммерческой точки зрения, производители кинулись использовать генную модификацию в самых разных областях, меняя цвет, форму и срок хранения продуктов.

Так было выведено около тысячи различных культур, правда, к промышленному производству были допущены только 100, среди которых — картофель, соя, кукуруза, рис, помидоры и другие. Лидером в производстве ГМО являются США, за ними идут Аргентина, Бразилия, Китай и Индия. В России высаживать генно-модифицированные растения запрещено, но можно продавать и употреблять.

Как получают ГМО

Технология модификации конкретных объектов используется давно. Например, когда фермер, выращивающий арбузы, отбирает косточки из самого сладкого плода, выращивает их и снова повторяет отбор — это тоже целенаправленная модификация конкретных свойств. Просто сейчас на такой длинный путь, который предлагает селекция вне лаборатории, времени практически нет . Проблема решается обработкой химическими веществами или УФ-радиацией, которые ускоряют естественную рекомбинацию, — процесс называется мутационной селекцией .

Работа с геномом подразумевает вмешательство в конкретные участки ДНК, ученые не просто ломают и добавляют что-то случайным образом. Например, чтобы добавить сладости фруктовому плоду, должно быть четко понятно, какие участки его ДНК отвечают за сладость — только в этом случае их можно изменить соответствующим образом.

С помощью так называемых молекулярных ножниц можно делать разрезы в ДНК в тех частях, куда нужно что-нибудь добавить, что делает процесс модификации более точным и быстрым. Кроме того, со временем методы чтения ДНК удешевляются, а значит, появляется возможность читать геномы организмов, над которыми уже проводились опыты, и сравнивать изменения.

Зачем нужны ГМО-продукты и почему их боятся

ГМО стали способом улучшить какие-либо качества продукта, принося тем самым пользу производителю и потребителю. С помощью генной модификации мы быстрее и точнее можем вносить изменения в нужные нам геномы, что ускоряет и удешевляет процесс создания нужного сорта . Такой продукт обладает более низкой ценой или какими-то преимуществами: дольше хранится, становится вкуснее и так далее. Сельскохозяйственные культуры с ГМО, например, устойчивы к болезням и гербицидам. ГМО также используются в медицине, делая ее более доступной. Таким образом, мы можем получать больше урожая и более питательные продукты за более короткий срок.

Кроме того, эксперименты с ГМО позволяют науке развиваться и двигаться вперед

Часто люди, которые не занимаются наукой, сами не до конца понимают, что имеют в виду, говоря о ГМО. Многим они представляются в виде какой-то добавки к обычным продуктам, эдакого «тараканьего яда», которым сдабривают простую и понятную еду. Хотя, упоминая ГМО, мы говорим не о конкретном объекте, а о некой технологии создания, об инструменте . Так что бояться технологии, пожалуй, еще более странно.

Поскольку ГМО — это юридический термин, существуют формальные списки растений и животных, которые считаются ГМО. Например, в Канаде есть генно-модифицированный лосось. Хитрость в том, что в этом случае нам известно, как, чем и зачем он был модифицирован, и поэтому он может называться ГМО. По сути, ГМО- и не не отличаются принципиально, разница лишь в их происхождении: одни создаются в лаборатории, а другие — в природе. При этом надо помнить, что в природе мутации случаются и без участия человека.

К сожалению, мы привыкли бояться многого — и особенно того, чего не понимаем: лучше не трогать, чем разбираться. Именно поэтому общественность была обеспокоена с первого же момента появления ГМО-продуктов на рынке. При этом первые ГМО-продукты не имели никакой выраженной пользы для потребителя, они не были дешевле или вкуснее. Тогда основную пользу технология приносила фермерам, которые могли собирать больше урожая и дольше его хранить. Именно поэтому потребителю было сложно увидеть какие-то общие плюсы ГМО, и общественность сосредоточилась на возможных негативных последствиях, не разобравшись в них до конца. Подобные настроения легко подхватывались и распространялись в СМИ. В итоге все мы что-то слышали плохое о ГМО, но не можем вспомнить ни источника, ни конкретных фактов.

Усилению страха способствовало и несколько неудачных научных работ, ставших достоянием общественности. Например, ученый Арпад Пуштаи утверждал, что картошка с геном, который кодирует белок лектин, по своим воздействиям на желудок грызунов отличается от картошки, которую посыпали лектином отдельно. И все бы ничего, если бы не проблемы со статистическим анализом в исследовании. При этом еще до выхода статьи Пуштаи раздул свои выводы в СМИ и вызвал настоящий скандал. Статью решили опубликовать, чтобы все увидели, насколько она неточная, но эффект получился обратным: сомнительная публикация запустила волну страха, а про опровержение никто толком и не узнал .

Еще одна похожая история случилась с французским ученым Жилем-Эриком Сералини , который ставил эксперименты над крысами с использованием генно-модифицированной кукурузы. Именно ему мы обязаны распространением утверждения, что ГМО повышают вероятность возникновения онкологических заболеваний. Однако Сералини тоже ошибся со статистическим анализом: согласно его данным, крысы, которые питались ГМО, умирали от рака, тогда как те, что ели обычную кукурузу, болели реже. Но, как выяснилось, этот вид крыс в принципе заболевает раком в 40% случаев, поэтому в итоге заболели и те крысы, которые ели ГМО, и те, которые не ели. Тем не менее статья вновь вызвала панику среди населения.

Наконец, еще одним важным фактором стала рыночная конкуренция. Органические и так называемые экопродукты с подачи маркетологов продаются на ура — это модно и прибыльно, возникают целые сети магазинов и ресторанов, специализирующихся на экопродуктах «без ГМО». Продавая так называемое натуральное и клея соответствующие ярлыки на упаковку, можно изрядно поднять цены. Однако суть продуктов останется единой — что с ГМО, что без, перед нами все та же природная натуральная кукуруза.

Контроль и маркировка ГМО

По всем перечисленным причинам ГМО проверяют в разы тщательнее других продуктов — для этих целей существует комиссия Кодекс Алиментариус, которая является совместным органом ВОЗ и ФАО и отвечает за подборку стандартов, принципов и рекомендаций по пищевым продуктам. В 2003 году комиссия разработала принципы анализа ГМО-продуктов, поступающих на прилавки магазинов.

В ходе проверки ГМО исследуют на токсичность, аллергенность, устойчивость вводимого гена, любое непредусмотренное воздействие, которое может возникнуть в результате введения гена, и другие факторы

В России в пищевой промышленности можно использовать только генно-модифицированные растения, которые прошли процедуру госрегистрации и были проверены на безопасность . Начиная с 26 декабря 2018 года товары с ГМО также получили специальный знак: по закону в России маркируются продукты, содержание ГМО в которых превышает 0,9%. Зачем нужна маркировка, если продукты прошли проверку и безопасны? Затем, что в Роскачестве уверены –– потребитель должен сам принимать решение о покупке продуктов с ГМО.

Безопасно ли есть продукты с ГМО

В 2005 году ВОЗ дала однозначный ответ на этот вопрос, опубликовав доклад, подтверждающий, что употребление конкретных, проверенных генно-модифицированных растений в пищу абсолютно безопасно .

Надо помнить, что ГМО — это инструмент, как, например, молоток. Молотком можно и построить дом, им же можно убить человека. Однако по меньшей мере глупо ограничивать применение молотка только потому, что есть люди, которые могут использовать его в плохих целях. И еще глупее из-за этого запрещать дома, построенные с помощью молотка. Продолжая аналогию, если дом сломается, будет неважно, применяли в его строительстве молоток или нет: важно, чтобы он был безопасен для людей, живущих в нем. То же касается и продуктов: неважно, как они были получены, важно, чтобы они были безопасны, а это строго проверяется.

В теории, конечно, можно представить плохой ГМО, например создать токсичное растение. Но на практике ГМО создают не для того, чтобы кого-то отравить, а для общественной пользы. Вредные ГМО не проходят проверку и не попадают на полки магазинов. Важно понимать, что различные генетически модифицированные организмы включают различные гены, а значит, нельзя сказать в общем, плохи ГМО или хороши: оценку безопасности проводят отдельно для каждого конкретного продукта.

Наконец, если человек съест ГМО, он сам никак не модифицируется генетически: гены так не передаются . Чтобы что-то , применяется сложная технология, и та срабатывает далеко не всегда. Поэтому не стоит беспокоиться, что человек что-то «подхватит» от картофеля.

ГМО в медицине

Интересно, что к ГМО в медицине потребители традиционно относятся более терпимо, потому что в этом случае выгода более очевидна. Так, сегодня почти весь инсулин производится с помощью генно-модифицированных организмов , что позволяет создать разные его варианты, которые лучше человеческого, и увеличить его количество. Например, есть вариант инсулина, который дольше циркулирует в крови, но при этом оказывает тот же эффект — это помогает инсулинозависимым пациентам жить с большим комфортом.

С помощью ГМО-лекарств можно лечить и некоторые виды онкологических заболеваний: клетки иммунной системы человека модифицируют таким образом, что они могут распознать раковые клетки. Также известен случай пересадки человеку, немецкому мальчику, страдавшему от буллезного эпидермолиза, ГМО-кожи. Врачи взяли его собственные клетки кожи и пересадили в них ген, который был нарушен, вырастили новые, исправленные пласты кожи и пересадили их обратно пациенту. Наконец, ГМО используют для создания витаминов и для лечения, например гемофилии. Вмешиваясь в геном, логичным образом можно лечить генетические заболевания.

Читать еще:  Сколько нужно спать человеку?

Все это пугает людей гораздо меньше, чем генно-модифицированная соя, поскольку в случае с лечением польза для человека более очевидна. При этом фундаментальной разницы между этими двумя использованиями ГМО нет : основной принцип получения генно-модифицированного инсулина и картофеля один и тот же.

Будущее ГМО

ГМО — это просто еще одна ступень в науке, которая призвана упростить и улучшить жизнь людей. Некоторые ГМО могут быть полезными, другие — просто нейтральными. Генно-модифицированные продукты никуда не денутся. Здравоохранение может значительно выиграть от возможностей ГМО, увеличивая питательность и уменьшая аллергенность продуктов. С помощью ГМО можно создавать растения, устойчивые к засухе, животных, устойчивых к болезням, микроорганизмы, синтезирующие вещества, которые сложно получить с помощью химического синтеза, рыб с улучшенными характеристиками и многое, многое другое.

Опасны ли продукты с ГМО? Редакция The Village продолжает развенчивать мифы о еде и объяснять, как всё устроено на самом деле

24 июня депутаты Госдумы приняли в третьем окончательном чтении закон о запрете на выращивание и разведение генно-инженерно-модифицированных растений и животных в России. Теперь кодекс об административных правонарушениях пополнит статья о нарушениях в области генно-инженерной деятельности. Размер штрафа для должностных лиц по ней составит от 10 до 50 тысяч рублей, для юридических лиц — от 100 до 500 тысяч рублей. Также депутаты предложили регистрировать ввозимые в страну генно-модифицированные организмы и продукцию, полученную с их применением. Следить за влиянием на человека и окружающую среду этих организмов и продукции будет правительство России. Закон вступит в силу 1 июля 2017 года.

Мы решили выяснить у экспертов, так ли на самом деле опасны генно-модифицированные продукты, а заодно вспомнили о других распространённых мифах о пользе и вреде тех или иных продуктов и способов готовки.

Алан Скаев

ГМО — генетически модифицированные организмы, то есть такие организмы (животные, растения, бактерии), генетический код которых был искусственно изменён. Всё это — продукт генной инженерии, метода целенаправленной селекции, которому сегодня подвергаются преимущественно растения ради повышения их устойчивости к негативным факторам, а следовательно, и повышения эффективности сельского хозяйства.

В большинстве случаев надпись «Без ГМО» — просто спекуляция и маркетинговый ход. Надписью «Без ГМО» маркируют даже те продукты, где ГМО не может быть в принципе. Производитель таким образом старается привлечь внимание поклонников экопродуктов. В нашей стране есть чёткие правила маркировки продукции, содержащей ГМО, а вот маркировка продукции без ГМО никак не регулируется. Распространению этих мифов способствовал вполне естественный страх человека перед неизвестным.

Противники ГМО сосредотачивают своё внимание исключительно на рисках, которые потенциально могут нести эти продукты, ссылаясь на ряд неудачных экспериментов с ГМО и работ, не имеющих научной ценности. Тем, кто сеет панику, нет необходимости подтверждать свои слова фактами, им достаточно привести несколько пугающих примеров, пусть и голословных, чтобы навсегда превратить ГМО в страшилку, что, собственно, и было сделано. На самом деле безопасность ГМО изучается на протяжении последних 25 лет. В первую очередь это соя и кукуруза и продукты из них. Есть линии генно-модифицированного картофеля, томатов, сахарной свёклы, риса и некоторых других, но в нашей стране разрешено использовать только эти шесть культур. Соя часто используется при изготовлении мясных изделий и полуфабрикатов, эти продукты могут содержать ГМО. Так же как и кондитерские изделия, консервы. Официально у нас в стране около 60 таких продуктов.

Если генетические модификации проходят должный контроль на этапе создания и исследования нового продукта — они не опасны. На сегодня нет никаких научных данных, говорящих о вреде ГМО в отношении чего бы то ни было: онкологических заболеваний, аллергий, бесплодия и так далее. Именно необходимость контролировать качество и безопасность генных модификаций в определённой степени сдерживает развитие этой отрасли и производство новых продуктов.

Андрей Мосов

руководитель экспертного направления НП «Росконтроль»

Специалисты во всём мире обсуждают потенциальную опасность ГМО для биосферы и приходят к выводу, что опасности нет. Широко обсуждается и безопасность использования гербицидов в тандеме с ГМО — и здесь специалисты тоже склоняются к мнению, что возможные остаточные количества гербицидов (например, раундапа) опасности для здоровья человека не представляют. Что же касается возможного вреда самих ГМО-продуктов для потребителей, то здесь все учёные единодушны: даже теоретически вреда быть не может, тем более принимая во внимание строжайший режим обязательных исследований, которые проводятся в отношении всех вновь выводимых на рынок трансгенных продуктов. При этом культуры, полученные традиционной селекцией, не проходят столь тщательную проверку.

Поскольку вокруг ГМО создана большая шумиха и даже можно говорить о ГМО-фобии, то, конечно, производителю легче написать «Без ГМО», чтобы вывести свой продукт из-под подозрения. Но если потребитель по каким-то своим убеждениям не хочет есть продукцию с ГМО, пальмовым маслом, добавками Е — это его законное право, и производитель обязан честно указывать состав на упаковке. Хотя часто надпись «Не содержит ГМО» является маркетинговым ходом, чтобы покупатель воспринимал продукт как более натуральный.

А теперь самое интересное. На российском продовольственном рынке ГМО-продуктов нет или практически нет. Многочисленные проверки, проводимые различными государственными органами, не выявляют таких продуктов: маркеры ГМО были обнаружены лишь в 0,14 % проверенных Роспотребнадзором образцов пищевых продуктов (притом что целенаправленно исследовались лишь те продукты, в которых вероятность обнаружения ГМО была наиболее высока). Росконтроль также проверил много продуктов на содержание ГМО — ни в одном из них маркеры ГМО обнаружены не были.

ГМО-продукты: опасность или благо?

Генетически модифицированные организмы (или ГМО) успели давно закрепиться в массовом сознании как что-то плохое. В таких странах как Россия, США, Германия и Франция подавляющее большинство населения уверены, что употребление продуктов такого рода несет в себе исключительно только один вред (например, возможность мутации). Да и вообще, не нужно пытаться, при помощи науки, вмешиваться в естественный ход вещей. Так ли это на самом деле? В этой статье мы попробуем взвешенно ответить на этот вопрос.

Что это такое и с чем его едят

ГМО – это организмы, которые подверглись намеренному изменению своего генетического материала в виде передачи ген других организмов. Обычно такие манипуляции с ДНК осуществляются ради улучшения изначальных свойств живого организма (растения, в редких случаях – животных).

Главным отличием ГМО от продуктов «натурального происхождения», полученного при помощи традиционной селекции, является именно то, что последние выводятся при помощи скрещивания, тщательного отбора и выведения похожих или различных видов культур растений или животных. При «игре» с генами происходит прививание нехарактерных признаков, чего попросту нельзя добиться при селективном методе.

При помощи возможностей генной инженерии исследователи смогли вывести новые виды растений, которые используются для производства продуктов. Например, дающие еще больше урожая, способные замедлять срок созревания (особенно актуально при транспортировке) или способные противостоять различным негативным воздействиям. В последнем случае это могут различные неприятные природные факторы (дождь, засуха, морозы), заболевания или вред со стороны вредителей (вредных растений или животных).

Само создание генно-модифицированных продуктов сегодня находится под контролем нескольких международных организаций. Также каждая страна сама регулирует этот вопрос на законодательном уровне. Например, в России ввоз и посев растительных ГМ-культур на территорию страны запрещен, если только это не совершается для научного исследования или экспертизы. Из крупных организаций стоит упомянуть Международную службу оценки применения агробиотехнологий (ISAAA) и Продовольственную и сельскохозяйственную организацию ООН (FAO).

Достоинства и недостатки

Самый очевидный плюс от ГМ-продуктов – они просто становятся лучше в плане своих изначальных «характеристик». Это вкус, насыщенность, обогащение полезными веществами или пониженное содержание вредных. А об увеличении урожая у растений и их противостоянии различным невзгодам было упомянуто уже выше по тексту. ГМО также является одним из способов борьбы с голодом в ряде стран, где эта проблема является довольно острой.

Использование генной инженерии ускорило разработку необходимых культур растений или животных по сравнению с селекцией. Если раньше на это могло уйти десятилетие, то теперь в некоторых случаях эта цифра равняется всего одному году. Благодаря генным модификациям также происходит ощутимое снижение затрат на производство и содержание самих продуктов. Например, выращивание ГМ-растений дает возможность отказаться от использования ядохимикатов, которые негативно влияют на экологическое состояние обрабатываемого участка.

В чем же заключается вред от ГМО? Сейчас ответ на этот вопрос стал более однозначным, чем десятилетия назад – множество исследований и научных трудов подтверждают тезис о том, что генно-модифицированная пища не способна стать причиной возникновения каких-то отклонений или нарушений в организме человека.

Как утверждает Александр Солдатов (директор развития по направлению зерна, компания «ОРГ-ЗЕРНО» ), по большей части негативное отношение к ГМО – результат неправильного освещения данной темы со стороны СМИ. За это стоит благодарить обилие псевдонаучных публикаций, предоставление трибуны ярым противникам ГМ и банально неправильная работа журналиста с источниками информации.

Есть или не есть, вот в чем вопрос…

Многие ученые уверены, что в будущем создание и использование ГМ-продукции станет куда более частым явлением чем сейчас. А что делать потребителю? Самый лучший совет – более критично относиться к голословным утверждениям и тщательно проверять информацию о том, что такое ГМО. К тому же, он всегда может решить сам, употреблять ли ему «обычную» пищу или перейти на «улучшенную».

А узнать о компании «ОРГ-ЗЕРНО» более подробно вы сможете, перейдя на ее сайт.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector