0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Клайв С. Льюис: 5 цитат о Боге

Клайв С. Льюис: 5 цитат о Боге

Клайв Стейплз Льюис — цитаты

( 29 ноября 1898 — 22 ноября 1963) — выдающийся английский и ирландский писатель, учёный и богослов. Известен своими работами по средневековой литературе и христианской апологетике, а также художественными произведениями в жанре фантастики.

Цикл «Хроники Нарнии»:
1. «Лев, Колдунья и Платяной шкаф» (The Lion, the Witch and the Wardrobe, 1950)
2. «Принц Каспиан» (Prince Caspian, 1951)
3. «„Покоритель зари“, или Плавание на край света» (The Voyage of the Dawn Treader, 1952)
4. «Серебряное кресло» (The Silver Chair, 1953)
5. «Конь и его мальчик» (The Horse and His Boy, 1954)
6. «Племянник чародея» (The Magician’s Nephew, 1955)
7. «Последняя битва» (The Last Battle, 1956)

Нам заповедано любить ближнего, как себя. Как же мы любим себя? Я, например, люблю себя не за то, что я, скажем, милейший человек. Я люблю себя не за то, что я хорош, а за то, что я — это я, при всех моих недостатках. Часто я искренне ненавижу какое-нибудь свое свойство. И все же разлюбить себя я не могу. Другими словами, та резкая черта, которую проводит христианство между любовью к грешнику и ненавистью к его греху, существует в нас, сколько мы себя помним. Вы не любите того, что сделали, а себя любите. Вы, быть может, считаете, что вас мало повесить. Быть может, вы даже пойдете в полицию и добровольно примете наказание. Любовь не пылкое чувство, а упорное желание, чтобы тот, кого мы любим, обрел высшее благо.

Льюис Клайв Стейплз

Космическая трилогия:
1. «За пределы безмолвной планеты» (Out of the Silent Planet, 1938)
2. «Переландра» (Perelandra, 1943)
3. «Мерзейшая мощь» (That Hideous Strength, 1946)

Религиозные произведения
1. «Письма Баламута» (The Screwtape Letters, 1942)
2. «Расторжение брака» (Great Divorce, 1945)
3. «Баламут предлагает тост» (Screwtape Proposes a Toast, 1961)
4. «Просто христианство» (Mere Christianity, 1952, на базе радиопередач 1941–1944 годов)
5. «Размышления о псалмах» (Reflections on the Psalms, 1958)
6. «Четыре любви» (The Four Loves, 1960, о видах любви и христианском её понимании)

Работы в области истории литературы
1. «Предисловие к „Потерянному раю“» (A Preface to Paradise Lost, 1942)
2. «Английская литература шестнадцатого века» (English Literature in the Sixteenth Century, 1955)

Работы в области филологии
1. «Аллегория любви: исследование средневековой традиции» (The Allegory of Love: A Study in Medieval Tradition, 1936)

Прочие работы
1. «Пока мы лиц не обрели» (Till We Have Faces, 1956)
2. «Исследуя скорбь» (A Grief Observed, 1961)
3. «Чудо»
4. «Страдание» (The Problem of Pain, 1940)

Если детская книга — просто верная форма для того, что автору нужно сказать, тогда те, кто хочет услышать его, читают и перечитывают ее в любом возрасте. И я готов утверждать, что книга для детей, которая нравится только детям, — плохая книга. Хорошие — хороши для всех. Вальс, который приносит радость лишь танцорам, — плохой вальс.

Льюис Клайв Стейплз

Сборники стихов, которые были изданны под псевдонимом Клайв Гамильтон (Clive Hamilton)
1. «Угнетенный дух» (Spirits in Bondage, 1919)
2. «Даймер» (Dymer, 1926)

Бог обращается к человеку шепотом Любви, а если он не услышан — то голосом Совести. Если человек не слышит голоса совести — то Бог обращается через рупор страданий.

Я верю в Бога, как верю в солнце. Верю не потому что вижу Его, а потому что в Его свете вижу все остальное.

У тебя нет души. Ты — душа. У тебя есть тело.

Каждый человек получает в жизни то, чего хочет. Но не каждый после этого рад.

Когда русский космонавт вернулся из космоса и сообщил, что не видел там Бога, К. С. Льюис сказал, что «с таким же успехом Гамлет мог бы искать Шекспира на чердаке собственного замка».

Бог говорит с нами лицом к лицу только тогда, когда у нас у самих есть лицо.

Яйцу, вероятно, трудно превратиться в птицу; однако ему несравненно труднее научиться летать, оставаясь яйцом. Мы с вами подобны яйцу. Но мы не можем бесконечно оставаться обыкновенным, порядочным яйцом. Либо мы вылупимся из него, либо оно испортится.

Дружба не является необходимостью, как философия, как искусство. Она не имеет ценности для выживания, это одна из тех вещей, которые придают ценность самому выживанию.

Ад – это дверь, которая запирается изнутри.

Зло даже злом не может быть в той полноте, в какой добро есть добро.

В Боге — три Лица, как у куба — шесть квадратов, хотя он — одно тело. Нам не понять такой структуры, как не понять куба плоским.

Когда-нибудь мы станем достаточно взрослыми, чтобы снова читать сказки.

«Нам нужно стадо, которое
станет нам пищей. Он хочет служителей, которые станут Ему сыновьями. Мы хотим
проглотить. Он — отдавать. Мы пусты и хотим насытиться. Он — полнота,
неистощимый источник. Цель наша — мир, состоящий из людей, захваченных
отцом преисподней: Враг/Бог, жаждет, чтобы все люди соединились с Ним и при этом
каждый остался неповторимой частицей.»
«Письма баламута»

Мы не должны ни творить из любви кумира, ни «разоблачать» любовь.
Бог есть Любовь, а человеческая любовь — это всего лишь крошечное отражение Его Любви.

Прекрасные чувства, большая проницательность, возросший интерес к религии не значат ничего, если поведение наше не меняется в лучшую сторону, как ничего не значит то, что больной чувствует себя лучше, если температура по-прежнему повышается.

Иногда полезно все потерять, чтобы понять, чего тебе действительно не хватает.

Когда двое людей обретают прочное счастье, они обязаны им не дикой влюбленности, а тому, что они — хорошие люди, терпеливые, верные, милостивые, умеющие обуздывать себя и считаться друг с другом.

Природа сделала для нас, что могла, и тот, кто не найдет удовольствия дома, не найдет его на чужбине.

Дружба рождается в тот момент, когда один человек говорит другому: «Что, и ты тоже? А я думал, что такой только я один».

Главный враг любви — равнодушие, а не ненависть.

Влюбленность — самый непрочный вид любви.

Будущее — это то, навстречу чему каждый из нас мчится со скоростью 60 минут в час.

Я написал то, что мне хотелось прочитать. Люди этого не писали, пришлось самому.

Неудачи – это указательные столбы по дороге к успеху.

Самые глупые дети – те, в которых больше всего детского, а самые глупые взрослые – те, в которых больше всего взрослого.

Задача современного просветителя – не прорубать дорогу в джунглях, а орошать пустыни.

Мужество – это не просто одно из достоинств, а состояние каждого достоинства в час испытания.

Что спасает человека? – Это один шаг. Затем второй шаг.

Достаточно было продумано, сказано, прочувствовано, воображено. Пора начинать что то делать.

Добродетель – это великое спасение или великая опасность, в зависимости от того, как вы на нее реагируете.

Самая верная дорога в ад – постепенная. Медленное скатывание по мягкой почве, без резких поворотов, вех, опознавательных знаков.

«Чего бы людям ни хотелось, им всегда кажется, что у них на это есть право»

Когда затухает и дружба, и влюбленность, привязанность дает нам свободу, известную лишь ей и одиночеству.

Клайв С. Льюис: 5 цитат о Боге

Неудачи — это указательные столбы на пути к успеху. © Клайв С. Льюис

Читать еще:  «Со мной говорил Бог». Как вести себя со «странными» людьми, не оттолкнуть и помочь

Не тратьте время понапрасну, беспокоясь, любите ли вы своего соседа или нет; поступайте так, как будто вы его любите. Как только мы начинаем поступать таким образом, нам открываются удивительные секреты. Когда вы ведёте себя так, будто кого-то любите, спустя незначительное время вы обнаружите, что это на самом деле так и есть. © Клайв С. Льюис

Если вы не хотите, чтобы ваше сердце разбилось, не давайте его никому. Тогда оно не разобьется, оно станет небьющимся, непроницаемым и безнадежным. © Клайв С. Льюис

Чего бы человек ни ожидал, со временем он начинает думать, что он имеет на это право; чувство же разочарования, при минимуме усилий с нашей стороны, может превратиться в чувство обиды. © Клайв С. Льюис

Гордыня ведет ко всем другим порокам. Гордыня — это состояние духа, абсолютно враждебное Богу. Нет порока, который так отвращает от человека, и нет порока, который мы меньше замечаем в себе. © Клайв С. Льюис

  • 1 (current)
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
  • последняя

ОБРАЩЕНИЕ К ЧИТАТЕЛЯМ

Большинство представленных здесь афоризмов собраны и опубликованы одним человеком, но один человек не сможет настолько продуктивно трудиться, чтобы этот проект стал полезен.
Хочу напомнить вам то, что Писание учит нас сеять, поэтому предлагаю вам помочь:

  • Публикуя афоризмы
  • Разместив наш код
  • Разместив наш баннер или кнопку
  • Материально
  • Став модератором

Афоризм (гр. «aphorismos» — краткое изречение, определение) — это оригинальная и обобщённая, глубокая и законченная мысль автора афоризма. Афоризм (в том числе и христианские) формулируются в краткой и четкой форме, и отличаются тем, что очень выразительны и имеют явно неожиданное суждение. Афоризм ничего не аргументирует или доказывает, а воздействует на человека оригинальной формулировкой заложенной в него мысли. Чем меньше слов, тем больше выразительность афоризма.
В этом проекте собраны преимущественно христианские афоризмы или афоризмы, которые созвучны христианскому мировоззрению. Надеемся они помогут вам в иллюстрациях к проповедям, написанию богословских работ и просто будут способствовать вашему духовному росту.
Божьих Вам благословений!

  • О проекте
  • Идея проекта © starcoms | 2011-2021

Наш хостинг — shneider-host (недельный тест и домен в подарок)

Прекрасные цитаты Клайва Льюиса, который написал не только «Хроники Нарнии»

Клайва С. Льюиса большинство знают по сказке «Хроники Нарнии». Кто-то читал еще «Письма Баламута», «Космическую трилогию». Но, скорее всего, немногие читали его религиозно-философские трактаты «Просто христианство», «Чудо», «Страдание», «Четыре любви» и др.

Клайв Льюис, не просто писатель, он, безусловно, глубокий мыслитель. Тем и интересен.

Поскольку он искренне был христианских убеждений, многие его идеи вращаются вокруг понятий души, Бога, добра и зла.

Каждый получает то, что хочет; не каждый этому рад.

Среди прекрасных и трудных тонкостей жизни есть и такая: надо очень серьезно относиться к некоторым вещам и принимать их легко, как игру.

Мы не видим света, хотя лишь благодаря свету мы вообще видим.

Но когда-нибудь ты дорастёшь до такого дня, когда вновь начнёшь читать сказки.

Будущее — это то, навстречу чему каждый из нас мчится со скоростью 60 минут в час.

Неудачи — это указательные столбы на пути к успеху.

Поистине, самая верная дорога в ад — та, по которой спускаются постепенно, дорога пологая, мягкая, без внезапных поворотов, без указательных столбов.

Если вы думаете, что не страдаете гордыней, значит, вы действительно ею страдаете.

Основная особенность страдания и наслаждения в том, что они совершенно реальны и, пока длятся, дают человеку критерий реальности

От того, что ты за человек и откуда смотришь, зависит, что ты увидишь и услышишь!

Много Клайв Льюис размышлял и писал о дружбе и любви.

Бог говорит с человеком шёпотом любви, если он не слышит, то голосом совести, если он не слышит — через рупор страданий.

Любящие иногда должны делать больно любимым.

Привязанность и влюбленность слишком явно уподобляют нас животным. Когда вы испытываете их, у вас перехватывает дыхание или жжет в груди. Светлый, спокойный, разумный мир свободно избранной дружбы отдаляет нас от природы. Дружба — единственный вид любви, уподобляющий нас богам или ангелам.

Другие люди нужны и чувствам нашим, и разуму; без них мы не узнаем ничего, даже самих себя.

Мечта о том, что цель наша — рай земной любви, заведомо неверна; или же неверна вся христианская жизнь. Мы созданы для Бога. Те, кого мы любим в этой жизни, потому и пробудили в нас любовь, что мы увидели в них отблеск Его красоты, доброты и мудрости. Я говорю не о том, что нам предстоит отвернуться от близких и обратить взор к незнакомцу. Когда мы увидим Бога, мы узнаем Его и поймем, что Он присутствовал во всех проявлениях чистой любви. Все, что было истинного в наших земных связях, принадлежало Ему больше, чем нам, а нам — лишь в той мере, в какой принадлежало Ему. На небе нам не захочется и не понадобится покидать тех, кого мы любим. Мы обретем их всех в Нем и, любя Его, полюбим их больше, чем теперь.

Застраховаться невозможно, любовь чревата горем. Полюби — и сердце твое в опасности. Если хочешь его оградить, не отдавай его ни человеку, ни зверю. Опутай его мелкими удовольствиями и прихотями; запри в ларце себялюбия. В этом надежном, темном, лишенном воздуха гробу оно не разобьется. Его уже нельзя будет ни разбить, ни тронуть, ни спасти. Альтернатива горю или хотя бы риску — гибель. Кроме рая, уберечься от опасностей любви можно только в аду.

Клайв Стэйплз Льюис о Боге и о вере

Н ужно понимать, что в делах веры не может быть половинчатости. Вера, которая приспособляется к повседневным нуждам, превращается в кощунство. Сейчас массовая культура пытается создать «облегченный» вариант религии. Например, широко празднуется Рождество Христово. Но что оно значит сегодня, особенно для западного мира? В основу сюжета некоторых американских фильмов, претендующих называться «рождественскими» положено утверждение, что если бородатый седой мужик на оленях не пролетит над миром, чтобы раздать подарки детям, то «рождества не будет». Рождества кого не будет? В «Письмах к Малькольму» Клайв Стэйплз Льюис писал: «Рабский страх, конечно, низшая из форм религии. Но бог, который ни при каких обстоятельствах не станет причиной даже для рабского страха, безопасный бог, ручной бог — фантазия, и здравый ум ее быстро разоблачит. Я не встречал людей, которые, совершенно отрицая существование ада, имели бы живую и животворящую веру в рай».

В «Хрониках Нарнии» он писал об Аслане, что это не ручной Лев. Вера, в которую человек не верит, вера, которая существует для него лишь для того, чтобы прикрыться ей, в итоге не применет обличить и наказать кощунника. В завершающей серию книг К.С. Льюиса «Хроники Нарнии» «Последней битве», рассказывается об Обезьяне, учившего, что добро и зло — одно и то же, и мучительно погибшего от вызванного им духа, в которого он не верил.

Но там же мы видим и другой пример. Юноша — воин, всю жизнь искренне служил злу, полагая его добром, всю жизнь творил благородные поступки во имя этого зла. Но когда перед лицом смерти он оказывается рядом с воплощенным Добром (у Льюиса Аслан) и Злом (у Люиса Таш), то зло не может его коснуться, а Добро говорит почему принимает его: «Не потому я принял твое служение, что мы (добро и зло) — одно, а потому, что мы противоположны, я и она столь различны, что если служение мерзко, оно не может быть мне, а если служение не мерзко — не может быть ей. Итак, если кто клянется именем Таш и держит клятву правды ради, мной он клянется не ведая, и я вознагражу его. Если же кто-то совершит зло во имя мое, пусть говорит он „Аслан“ — Таш он служит и Таш принимает его служение».

Читать еще:  В День Крещения Руси богослужение из Лавры увидят миллионы зрителей

Уместным будет еще подробнее обратиться к наследию замечательного английского ученого-филолога, писателя и богослова Клайва Стейплза Льюиса, одного из наиболее выдающихся христианских мыслителей и писателей ХХ века. В молодости он все сильнее терял всякую веру. После духовных поисков на 33-ем году жизни стал убежденным христианином. Характерно, что его считают едва ли не единственным христианским писателем, который не является православным, но чьи труды при этом неизменно положительно оцениваются православными богословами. Человек энциклопедических знаний и пытливого ума, уверовав, он приложил много сил для изучения истории религий, в том числе первоисточников, прежде чем его христианские убеждения стали осмысленными и непоколебимыми.

Льюис много думал о сходстве и различии христианского вероучения с языческими религиями, в которых содержится учение об умирающем и воскресающем боге. Он писал о природных религиях, которые видели образ такого бога в смене времен года, в умирающем и воскресающем зерне. Его мучил вопрос: «Быть может, таков и Христос?» И вот как на него ответил Льюис: «В определенном смысле Христос именно таков (с той разницей, что Адонис и Озирис жили неизвестно где и когда, а Он был казнен историческим лицом в сравнительно установленном году). Но если христианство произошло из тех религий, почему же зерно, упавшее в землю — всего лишь одна из наших притч? Религии этого рода весьма популярны, почему же наши первые учителя скрыли, что учат именно этому? Поневоле, кажется, что они и сами не знали, как близки к таким религиям. Почему единственная выжившая и поднявшаяся на неслыханные духовные высоты религия „умирающего бога“ выпала на долю единственного народа, которому чужды были эти представления? Евангелия являют нам Человека, который „исполняя роль“ умирающего бога, чрезвычайно далек от связанных с нею идей. По-видимому, на свете и впрямь случается то, чему учат природные религии, но случилось это там, где и не думали о них».

Льюис писал, что для выхода из этого мнимого противоречия необходимо понимать, что христиане не учат, что во Христе воплотился некий «бог вообще», а воплотился Единый Истинный Бог. «Он — не природный бог, а Бог природы: Он изобрел ее, придумал, сделал. Он владеет ею и бдит над ней. Теперь станет понятней, почему Христос и похож на умирающего бога, и не говорит о нем. Они похожи, потому что умирающие боги природных религий — Его изображение. Сходство их не поверхностно и не случайно: те боги родились через наше воображение от явлений природы, а явления природы испещряют природу, потому что они — Божьи. А понятия природной религии отсутствуют в учении Христовом и подводящем к нему иудаизме именно потому, что в них являет себя подлинник. Там, где есть Бог, нет Его тени; там, где Его нет, она есть».

Говоря о смерти, Льюис, оценивая весь ее ужас и неестественность для человеческой природы, тем не менее, пишет: «Это — спасение, ибо для падшего человека телесное бессмертие было бы ужасным. Если бы ничто не мешало нам прибавлять звено за звеном к цепям гордыни и похоти и класть камень к камню нашей чудовищной цивилизации, мы превратились бы из падших людей в истинных дьяволов, которых, быть может, и Богу не спасти. Люди должны свободно принять смерть, свободно склониться перед ней, испить ее до дна и обратить в мистическое умирание, сокровенную основу жизни». «Но лишь Тому, Кто разделил добровольно нашу невеселую жизнь; Тому, Кто мог бы не стать человеком и стал Единым Безгрешным, дано умереть совершенно и тем победить смерть. Он умер за нас в самом прямом смысле слова, и поистине умер, ибо Он один поистине жил. Он, знавший изначально непрестанную и блаженную смерть послушания Отцу, принял во всей воле Своей, во всей полноте, столь ужасную для нас смерть тела. Предстательство — закон созданного Им мира, и потому смерть Его — наша смерть. Чудо Воплощения и Смерти Господней, не отрицая ничего, что мы знаем о природе, пишут комментарий к ней, и неразборчивый текст становится ясным».

О Воскресении Христа К.С. Льюис писал не только в философских трактатах, но и аллегорически, в форме его всемирно знаменитых сказок «Хроники Нарнии». Как он написал в первой, самой известной книге этой серии «Лев, колдунья и платяной шкаф» «когда вместо предателя на жертвенный Стол по доброй воле войдет тот, кто ни в чем не виноват, кто не совершал никакого предательства, Стол сломается и сама смерть отступит перед ним».

О важности принятия для каждого человека добровольной жертвы Христа Спасителя Льюис пишет такими словами: «Самый первый шаг на этом пути — постараться забыть о себе. Ваше подлинное новое «я» (личное «Я» Христа, но и ваше, и ваше только потому, что оно — Его) не придет к вам до тех пор, пока вы стараетесь найти его. Оно придет, когда вы станете искать Христа. Принцип этот пронизывает всю жизнь. Отдайте себя — и вы обретете себя. Будете искать «себя» — и вашим уделом станут лишь ненависть, одиночество, отчаяние, гнев и гибель. Но если вы будете искать Христа, то найдете Его, и «все остальное приложится вам».

Литературное наследие К.С. Льюиса помогло многим людям стать христианами, так как он сам прошел мучительный и долгий путь от неверия к глубокой искренней вере. И сегодня, в мире, как его иногда называют, «постхристианских ценностей» оно приобретает особую значимость, помогая людям уверовать в Христа.

Клайв Стейплз Льюис. Просто Христианство

Правило, которое существует для всех нас, очень ясно: не теряйте времени, раздумывая над тем, любите ли вы ближнего; поступайте так, как если бы вы его любили.

  • Комментировать
  • Скопировать
  • Сообщить об ошибке

Вера в том смысле, в каком я сейчас употребляю это слово — искусство держаться тех убеждений, с которыми разум однажды согласился, независимо от того, как меняется настроение; потому что настроения человека будут меняться, какую бы точку зрения он ни принял.

  • Комментировать
  • Скопировать
  • Сообщить об ошибке

Я не ставлю вопроса так. Вы, наверное, знаете, что я не всегда был христианином и обратился я не для того, чтобы обрести счастье. Я понимал, что бутылка вина даст мне его скорее. Если вы ищете религию, от которой ваша жизнь станет удобнее и легче, я бы вам не советовал избирать христианство. Вероятно, есть какие–нибудь американские таблетки, они вам больше помогут.

  • Комментировать
  • Скопировать
  • Сообщить об ошибке

Вот одна из причин, почему я пришел к христианству. Это религия, которую вы не могли бы придумать. Если бы христианство предлагало вам такое объяснение Вселенной, какого мы всегда ожидали, я бы посчитал, что мы сами изобрели его. Но, право же, непохожа эта религия на чье-то изобретение. Христианству свойствен тот странный изгиб, который характерен для реальных, объективно существующих вещей. Так что отрешимся от детской философии, от этого пристрастия к слишком простым ответам.

  • Комментировать
  • Скопировать
  • Сообщить об ошибке
Читать еще:  Бог рядом: живые истории Божественного Промысла Часть 1. Неслучайные случайности

Когда мы понимаем, что такое свобода воли, глупым представляется вопрос, который мне как-то задали: «Почему Бог создал человека из такого гнилого материала, что он сразу же пришел в негодность?» Чем лучше материал, из которого творение создано, чем оно умнее, сильнее и свободнее — тем лучше оно будет, если направится по правильному пути, и тем хуже станет, избрав неправильный путь. Корова не может быть очень хорошей или очень плохой; собака может быть и лучше и хуже; в большей степени может быть лучше или хуже ребенок; еще в большей степени, чем ребенок, может быть лучше или хуже обыкновенный взрослый человек, и еще в большей — человек гениальный; сверхчеловечесский же дух может быть либо наихудшим, либо наилучшим из всего сущего.

  • Комментировать
  • Скопировать
  • Сообщить об ошибке

Почему Бог сходит на оккупированную врагом территорию инкогнито и основывает своего рода тайное общество, чтобы одолеть дьявола? Почему Он не сходит в силе, чтобы завоевать территорию? Может быть, Он недостаточно силен? Что ж, христиане считают, что Он и сойдет в силе, только мы не знаем когда. Однако мы можем догадываться, почему Он медлит. Он хочет предоставить нам возможность стать на Его сторону добровольно. Я не думаю, что мы с вами отнеслись бы с большим уважением к тому французу, который прождал бы, пока армии союзных держав оккупировали Германию, и только тогда заявил бы, что он на нашей стороне. Бог завоюет этот мир. Но мне интересно знать, понимают ли по-настоящему те люди, которые просят у Бога открытого и прямого вмешательства в дела нашего мира, что произойдет, когда это случится. Ведь это будет конец мира. Когда автор выходит на сцену, это значит, что спектакль окончен. Бог собирается завоевать этот мир; но какая для вас будет польза говорить, что вы на Его стороне, тогда, когда на ваших глазах будет плавиться и исчезать вся материальная Вселенная?

Цитаты Клайв Стейплз Льюис

В каком-то смысле мне никогда не приходилось «создавать» историю. Я вижу картины. Некоторые из них чем-то — может быть, запахом — похожи друг на друга, и это их объединяет. Не нужно им мешать — наблюдай тихонько, и они начнут сливаться воедино. Если очень повезет (со мной так ещё не бывало), целая серия картин сольется до того здорово, что получится готовая история, а писателю ничего и делать не придется. Но чаще (это как раз мой случай) остаются незаполненные места. Вот тут-то самое время подумать, определить, почему такой-то персонаж в таком-то месте делает то-то и то-то. Я представления не имею, так ли работают другие писатели и вообще так ли нужно писать. Но я по-другому не умею. У меня первыми всегда появляются образы.

Если я обнаруживаю в себе желание, которое ничто и никто в этом мире удовлетворить не может, то самое вероятное объяснение этому — то, что я создан для иного мира.

Дело в том, что Ведьмарка знает о Великом Заклятье, но понятия не имеет о Величайшем. Ее знания простираются до самого Начала Времен. Но когда бы она могла заглянуть чуть дальше, в недвижимую тьму Предначального, она постигла бы иные Заклятья. Она узнала бы Закон: коль скоро кто не повинный в измене добровольно принесет себя в жертву вместо изменника, Жертвенный Стол сокрушится и сама Смерть отступит.

Именно тут впервые Эдмунд почувствовал жалость — не к себе, а к другим, — страшно было подумать, что каменные фигурки так и будут сидеть днем и ночью год за годом, покуда не порастут мхом, покуда их не разрушит время.

Они уже вполне доверились бобру — все, кроме Эдмунда, — и ужасно обрадовались, услышав про обед, — все, не исключая Эдмунда.

Тут и произошло самое скверное во всей этой истории. Эдмунда подташнивало, он был мрачен и злился на Люси за то, что она оказалась права, однако сам еще не знал, что собирается сделать. И вот когда Питер обратился к нему, он вдруг решился на такую гадость, хуже какой не бывает. Он взял и предал Люси.

Когда начнёт людское племя В Кэр-Паравале править всеми, Счастливое наступит время.

— Нет, нет, — отвечал он им, — этих шуб уже не вернешь, в даже пытаться нечего пройти туда через гардероб. Потому что эта дверь в Нарнию для вас уже закрыта. А кроме того, от самих-то шуб, наверное, ничего уже не осталось, не так ли? Что? О чем вы? Ну конечно же, когда-нибудь вы вернетесь гуда. Ведь нарнианские короли навсегда остаются нарнианскими королями. Но никогда не пытайтесь использовать один и гот же путь дважды. И вообще, не ищите дороги туда. Она сама вас найдет. И не стоит слишком много разговаривать об этом, даже между собой. А тем более с кем-либо еще, если только не убедитесь, что собеседник ваш тоже прошел через подобные приключения. О чем вы? Ах, как это можно узнать? Да очень просто: вы просто поймете, и все. За словами или во взгляде сразу обнаружится тайна. Только будьте внимательны. Боже ты мой, чему только их учат в школе?

Кто был единожды коронован в Нарнии, пребудет здесь королем или королевой вовеки.

В следующую секунду она почувствовала, что ее лицо и руки упираются не в мягкие складки меха, а во что-то твердое, шершавое и даже колючее. — Прямо как ветки дерева! — воскликнула Люси. И тут она заметила впереди свет, но не там, где должна была быть стенка шкафа, а далеко-далеко. Сверху падало что-то мягкое и холодное. Еще через мгновение она увидела, что стоит посреди леса, под ногами у нее снег, с ночного неба падают снежные хлопья. Люси немного испугалась, но любопытство оказалось сильнее, чем страх. Она оглянулась через плечо: позади между темными стволами деревьев видна была раскрытая дверца шкафа и сквозь нее — комната, из которой она попала сюда (вы, конечно, помните, что Люси нарочно оставила дверцу открытой). Там, за шкафом, по-прежнему был день. «Я всегда смогу вернуться, если что-нибудь пойдет не так», — подумала Люси и двинулась вперед. «Хруп, хруп», — хрустел снег под ее ногами. Минут через десять она подошла к тому месту, откуда исходил свет. Перед ней был. фонарный столб. Люси вытаращила глаза. Почему посреди леса стоит фонарь? И что ей делать дальше?

Я писал такие книги, какие мне самому хотелось бы прочесть. Именно это всегда побуждало меня взяться за перо. Никто не желает писать книги, которые мне нужны, так что приходится это делать самому.

Когда сыт жизнью по горло, берись за перо: чернила, как я давно установил, — лучшее лекарство от всех бед человеческих.

Я обретаю себя, только когда отдаю себя другому.

Вы никогда слишком молоды или слишком стары для мечтаний.

Мы не сомневаемся в том, что Бог сделает так, как лучше для нас, но нас волнует, насколько болезненным окажется это лучшее.

Если вы думаете, что не страдаете гордыней, значит, вы действительно ею страдаете.

Бог говорит с человеком шёпотом любви, если он не слышит, то голосом совести, если он не слышит — через рупор страданий.

Прекрасные чувства, большая проницательность, возросший интерес к религии не значат ничего, если поведение наше не меняется в лучшую сторону, как ничего не значит то, что больной чувствует себя лучше, если температура по-прежнему повышается.

Иногда полезно все потерять, чтобы понять, чего тебе действительно не хватает.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector