0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Насаждение расколов – орудие богоборцев

Коронабесие Фанара: Константинопольский патриархат решил оставить православных без богослужений

К глобальной кампании по распространению паники вокруг эпидемии коронавируса присоединился. Константинопольский патриарх Варфоломей. Курируемый западными спецслужбами турецкоподданный иерарх призывает прекратить все православные соборные богослужения.

Варфоломеевская паника

Знаете, кто такой «духовный лидер всех 300 миллионов православных христиан»? Даже не задумывайтесь, в нашей земной реальности такого нет. Однако именно так, ничтоже сумняшеся, агентство Reuters «окрестило» гражданина Турецкой Республики греческого происхождения Димитриоса Архондониса, больше известного как Константинопольский патриарх Варфоломей. Да-да, того самого стамбульского иерарха, чья кипучая деятельность последних лет привела к усугублению украинского раскола и принесла немало страданий православным христианам на Украине.

На этот раз этот 80-летний религиозный деятель, возомнивший себя чуть ли не «восточным папой», выступил с заявлением, касающимся эпидемии коронавируса. Вместо того, чтобы призвать верующих соблюдать христианское трезвение, не поддаваться панике, помогать друг другу и молиться о здравии и спасении всех православных христиан, он призвал к. тотальному духовному карантину:

Вселенский патриархат решительно повторяет свой призыв ко всем ограничить свои поездки насколько это возможно, оставаясь в своих домах для собственной безопасности и защиты населения. Мы повсеместно провозглашаем наше церковное решение и обязательство прекратить все богослужения, таинства и обряды, за исключением частной молитвы в церквах. до конца марта. Все монастыри будут продолжать совершать регулярные богослужения для своих монашеских общин, но паломникам и посетителям не будет разрешен въезд. Патриаршие управления на Фанаре будут оставаться закрытыми.

Конечно, подобный призыв может касаться исключительно приходов именующего себя «Вселенским» Константинопольского патриархата, однако мировые информационные агентства подали эту новость именно с таким посылом, будто «вселенский всеправославный папа» призвал закрыть все православные храмы во всем мире (более того, новость Reuters об этом сопровождается совместным снимком Константинопольского и Грузинского Патриархов). А потому, учитывая то, как беспардонно Фанар вмешивается в жизнь других Поместных Церквей, подобная подача не вызывает удивления.

Коронавирус – оружие богоборцев

К сожалению, уже известны случаи, когда силовики насильно изгоняли верующих из храма, применяя против прихожан спецсредства. Например, соцсети облетели кадры избиения православных христиан на пороге храма в румынской сельской глубинке, где о коронавирусе толком никто и ничего не знает. Впрочем, как и в крупных городах, охваченных навязанной им паникой, однако в плане информированности об эпидемии остающихся на уровне информагентства «ОБС» («одна бабка сказала»).

Но если в 20-миллионной Румынии зарегистрированы уже несколько сотен случаев заболевания коронавирусом (слава Богу, без единого летального случая), то в бывшей югославской Черногории – считанные единицы. Тем не менее, местное либерально-западническое руководство уже не только запретило массовые богослужебные действия, но и отменило заседание рабочей группы с Сербской Православной Церковью по обсуждению принятого в этой республике антицерковного закона.

Складывается впечатление, что и румынские власти (что интересно, президент православной Румынии Клаус Йоханнис – немец-протестант) и черногорский президент Мило Джуканович только и ждал паники вокруг коронавируса, чтобы продолжить борьбу против Православной Церкви. Всё это очень напоминает действия советских богоборцев, которые под предлогом борьбы с эпидемиями закрывали храмы, а священнослужителей отвозили в «места, не столь отдалённые» (и это в лучшем случае).

И на этом фоне то, что в храмах Московского Патриархата и многих других Православных Поместных Церквей, несмотря на имеющиеся санитарно-гигиенические ограничения, продолжают совершаться соборные богослужения, представляется самым настоящим вызовом обезумевшему от страха современному миру. Миру, пытающемуся до бесконечности продлить собственную агонию, забывая о том, что на Земле вечной жизни нет и быть не может.

И в значительной степени именно от твердой и бесстрашной позиции православных христиан будет зависеть, сможем ли мы преодолеть сегодняшнее коронабесие, которое куда страшнее и опаснее, чем сам вирус. «Не бойся, только веруй!» – эти евангельские слова Самого Христа Константинопольский патриарх Варфоломей и иные «боязливые» клирики, судя по всему, позабыли. Думается, стоит напомнить. Благо, великопостные богослужения этих дней и, особенно, Крестопоклонная Неделя идеально тому способствуют.

Вирус в качестве оружия глобалистов-богоборцев

За дымовой завесой коронавируса скрываются грандиозные финансово-экономические пертурбации — летом они предстанут перед нами во всей красе. Одновременно решаются чисто политические задачи: кто-то зачищает нити заговора (председатель Си), кто-то в поте лица завинчивает гайки, кто-то переносит выборы и т. д. К тому же либеральные политэлиты воспользовались вирусным сумасшествием для борьбы против Церкви.

В Греции на несколько часов был арестован митрополит Кифирский Серафим (Стергиулис). Он открыл митрополичий Храм Распятия в городке Хора на острове Китира (Киферы), провёл службу. И немедленно оказался в полицейском участке «за нарушение запрета на службу в храме во время карантина». В отношении митрополита возбуждено дело, материалы переданы в прокуратуру.

«В скором будущем вирусобесие в Европе перейдёт на новый уровень и под удобным поводом псевдозаботы о гражданах продолжатся террор и репрессии против верующих», — считает «Царьград». Отметим, что митрополит Серафим давно является костью в горле глобалистов в целом и греческих властей в частности (должность премьер-министра Греции с прошлого года занимает масон-либерал Кириакос Мицотакис, бывший финансовый аналитик Chase Investment Bank и консультант McKinsey and Company в Лондоне; ранее пост премьера занимал воинствующий атеист-евролевак Алексис Ципрас).

«До последнего времени либеральные политические элиты действовали хитрее и изощрённее. Но сейчас маски сброшены: подлинный террор против верующих в Румынии, где прихожан на днях силой выкидывали из храмов под предлогом карантина, а теперь и задержание греческого митрополита Кифирского Серафима, наглядно демонстрируют тоталитарную и антихристианскую сущность либеральной политической системы. Митрополит Кифирский Серафим является одним из самых консервативных архиереев Элладской Православной Церкви, последовательно выступающий против признания украинских раскольников и жёстко критикующий как либерально-обновленческую линию Константинопольского патриарха Варфоломея, так и либеральный глобализм в целом. По сути, позиция таких архипастырей и пастырей, как владыка Серафим, как черногорское и румынское православное духовенство, как мужественное священноначалие канонической Украинской Православной Церкви, — это признаки активного православного сопротивления современному миру. Миру, чьё сегодняшнее лицемерие вокруг коронавируса, повторюсь, только подтверждает его антихристианскую сущность», — говорит заместитель главного редактора портала «Царьград», член правления Русского Художественного Союза, историк русской консервативной мысли Михаил Тюренков.

Тюренков: «Можно ли назвать происходящее войной? Несомненно. Войной духовной и информационной. Сегодня нам намеренно навязывают мысль, многократно звучавшую в годы советских «безбожных пятилеток»: храмы — источники – источники заразы, их необходимо закрыть. И в качестве обоснования этого богоборчества приводится массовая истерия вокруг эпидемии коронавируса. Но нам, православным христианам, важно помнить: одной из центральных мыслей Евангелия являются слова Господа и Его Ангелов «не бойся!», на страницах Священного Писания их можно встретить неоднократно. Главным, а желательно единственным страхом для верующего человека должен быть страх Господень, который нужно понимать верно: не как страх перед Всемилостивым Господом, а страх Его оскорбить, страх остаться без Него, страх согрешить».

Читать еще:  Почему православные богослужения такие разные

Атеисты и Богоборцы. В чем принципиальная разница?

Атеисты считают, что Мироздание было случайно и стихийно воздвигнуто без замысла и участия Творца. При этом Творца никогда не существовало и не существует в помине. Как не существует, например эльфов, гномов, гоблинов и других мифических персонажей – это лишь плод древнего воображения разных народов.

Альберт Эйнштейн (о его вере или ее исследователи отсутствии спорят до сих пор)

« Я верю в Бога Спинозы, который проявляет себя в закономерной гармонии бытия, но вовсе не в Бога, который хлопочет о судьбах и делах людей».

Стивен Хокинг (без сомнения чистый атеист от науки ) :

«Согласно закону всемирного тяготения, Вселенная могла и должна была появиться из ничего. Спонтанное создание – вот именно та причина, по которой вместо пустоты возникает нечто. Это причина существованиям Вселенной, причина нашего существования. Для того чтобы поджечь запал и запустить Вселенную, не обязательно нужен Бог».

Для таких ученых, как Эйнштейн или Хокинг, Творец Вселенной – это некое допущение, гипотеза и они с ней считаются, принимая во внимание наряду с остальными гипотезами. Такие люди в своих суждениях придерживаются строгих научных принципов и проявляют максимум объективизма.

Воинственные атеисты или богоборцы (борцы с религией) также считают, что «Мироздание» было также случайно и стихийно воздвигнуто без замысла и участия Бога. А вот дальше их не поймешь, есть ли Бог в их восприятии или нет? Данные адепты, почему-то не преминут сыронизировать по адресу Творца, обругав при этом церковь, верующих и религию. У них что, нет иных доводов в пользу своих взглядов? Невольно, возникает впечатление, что эти индивидуумы не хотят замечать Бога, яростно придумывая для себя контрдоводы его существования.

Что же, объективизм, увы — удел немногих!

Невзоров А.Г. , например, начинает с объективизма, говоря о свободомыслии, анализе и критичном суждении, а заканчивает примитивной «ругней» в адрес веры, изрекая такие перлы:

«И как только этот критицизм, скептицизм, умение и желание анализировать становятся нормой – боги дохнут сами. Либо эмигрируют туда, где для них осталось местечко на берега острова Чад или в Новую Гвинею».

Писатель Никонов А.П. , относящий себя к мыслящей атеистической и прогрессивной части человечества, в своих книгах четко и умело оперируя такими научными категориями, как «сингулярность», «космология», «теория относительности», вполне доходчиво объясняет научную картину создания Вселенной. Но при этом, его эрудированность не мешает ему отпускать сумбурные опусы, презрительно именуя верующих «боговерами» и т.д.

В своей книге «Апгрейд обезьяны. Большая история маленькой сингулярности», Никонов наряду с научными выкладками, изложенными хорошим доступным языком, изрекает такие вульгарные выпады в адрес веры и верующих людей, как:

«Кроме палки, боговеры других стимулов представить себе не могут».

«Таковы они, боговеры. Негордые, несамостоятельные дети. Они соглашаются даже на то, чтобы Бог, если ему нужда приспичит, о них ноги вытирал».

«Народ любит попсу. Дело в том, что Христос – попсовик-затейник. Один из основоположников массовой культуры – и в этом его слабость и заслуга».

Далее, этот «мастер» модельного логического мышления говорит о чисто животном происхождении человека от приматов:

«…Теперь посмотрим на внешний вид человека. Судя по конечностям, форме головы, глазам и другим признакам, человек – явный примат».

В другом месте книги Никонов снова рассуждает на тему веры в Бога:

«Мир с Богом – это унизительный путь вниз. Путь от совершенства к несовершенству».

Выходит, человек прошел путь от обезьяны, стал разумным и построил цивилизацию, и при этом, унизительно скатывался вниз, т.к. все это время был верующим? Как в логическом восприятии «выдающегося» мыслителя Никонова все это увязывается, для меня загадка.

На этих характерных примерах настоящих ученых и ненастоящих мыслителей можно сделать следующий вывод:

Атеисты – приверженцы сугубо научной точки зрения происхождения Вселенной и человека, как правило, уважительно относящиеся к божественной теории возникновения жизни и объективно допускающие ее.

Богоборцы – яростные оппоненты всех видов религии, как правило, начинающие доводить свою точку зрения логично, но потом уходящие в пустое критиканство и оскорбление чувств верующих.

«Святой» гонитель и богоборец

Что такое «православный сталинизм»? На чем основано современное почитание Сталина?

Недавно в магазине я увидела книгу, мимо которой равнодушно пройти не смогла, очень уж впечатлило название: «Миф о гонении церкви в СССР». Автор, некий А.Г. Купцов, в аннотации сообщает следующее: «В 1918 году, когда Германия и Украина пошли войной на Русь, правительство Республики переехало из Петрограда в Москву. Владимир Ильич Ленин, в юности активный член и певчий «Православного Общества» в Самаре, внял нуждам русского православного народа и предоставил Кремль и московские храмы для проведения и завершения работы Поместного собора. По благодатному завершению оного В.И. Ленин одобрил избрание новооглашенного патриарха всея Руси и благословил его Святейшество Тихона (Белавина) на духовное царство над людом православным. Советская власть осуществила 300‑летнюю мечту русского православного народа».

Этот текст живо напомнил давний детский юмористический стишок. Двоечник отвечает на экзамене по истории: «Про нашествие Батыя…/Тысяча шестьсотый год./Хан Батый пришел в Россию/С войском шведов. Ну и вот…/Наш Кутузов… ночью, словом,/К ним зашел в глубокий тыл/И на поле Куликовом/Под Полтавой всех разбил». Только, в отличие от автора стихотворения, Купцов свои перлы выдает на полном серьезе.

Кто-нибудь укорит: грешно смеяться над явно больным человеком. Какой смех, не до смеха: побродив по Интернету, я узнала, что Купцов выпустил уже не менее восьми подобных книг. Как-то не по себе становится, когда задумаешься о духовном и интеллектуальном состоянии общества, в котором востребовано такое…

Скажут: ну, кем оно там востребовано, кучкой маргиналов. Если бы… Книжный рынок наводнен опусами, где патологическое состояние авторов проявляется не столь кричаще, однако написаны эти опусы по тому же принципу: вывернуть историю наизнанку, представить бывшее небывшим и небывшее бывшим. Особенно много псевдоисторической публицистики «о Сталине мудром, родном и любимом».

Ползучая сталинизация современного общественного сознания не радует сама по себе, но меня как человека верующего гораздо больше беспокоит то обстоятельство, что она проникает уже и в пределы церковной ограды,— возникло такое диковинное явление, как «православный сталинизм», шире — «православный коммунизм». Бредовое видение Купцова — православный Ленин, благословляющий (!) Патриарха Тихона,— органично дополняется инициативой ЦК межрегиональной организации «Коммунисты Петербурга и Ленинградской области». Они в июле 2008 года предложили Русской Православной Церкви канонизировать Иосифа Сталина как «собирателя русских земель, победителя иноземцев, создателя великого социального минимума, подвижника и отца народов». (Интересно, что подра­зумевается под «великим социальным минимумом»? Лагерная пайка, что ли?) Само собой разумеется, идея канонизации собирателя и созидателя была категорически отвергнута священноначалием: тогдашний пресс-­секретарь Московской Патриархии протоиерей Владимир Вигилянский назвал ее кощунственной. В ответ коммунисты заявили, что «позиция Московской Патриархии Русской Православной Церкви продиктована давлением со стороны мирских властей, не отражает мнения всего духовенства». (Товарищи, привычно используя демагогические приемы, будем надеяться, не осознавали, насколько хамским выглядело их заявление по отношению к Предстоятелю Церкви, приснопамятному Патриарху Алексию II.) По просьбе церковного издания «Вода живая» профессор Санкт-Петербургских Духовных школ протоиерей Георгий Митрофанов прокомментировал ситуацию. Он отметил, что Сталин, как и другие большевики, подпадает под анафему, провозглашенную Патриархом Тихоном 19 января и утвержденную Поместным Собором 22 января 1918 года. Это соборное постановление остается в силе до сего дня, и поэтому даже панихида по Сталину является каноническим преступлением. Отец Георгий отметил также, что именно в годы полновластного правления Джугашвили было унич­тожено наибольшее количество священнослужителей и почти полностью ликвидирована церковная жизнь в стране. Он подчеркнул, что предложение коммунистов «можно расценивать как проявление их канонического невежества и исторического цинизма».

Читать еще:  О силе молитвы «Да воскреснет Бог»

Почему вообще смогла возникнуть столь чудовищная эклектика, ведь коммунистическая идеология по сути своей атеистична? В 1990–2000 годы в Церковь приходили разные люди, в том числе бывшие коммунисты. Многие из них искренне раскаялись в прежних заблуждениях, по-настоящему пережили то, что называется метанойей, переменой ума, обратили свои сердца к Богу. Но были и те, кого в Церковь вела не любовь ко Христу, а скорее растерянность от происходящих в стране перемен, боязнь оказаться в духовном вакууме, привычное желание «быть в коллективе». По точному замечанию иеромонаха Иова (Гумерова), эти люди, обратившись к христианскому вероучению, «сохранили закваску той идеологии, при которой они сформировались и жили».

Появляются лжеиконы «святого благоверного правителя Иосифа», «акафисты», «службы». Это уже случаи клинические. Гораздо распространеннее более умеренное, не доходящее до внешних форм религиозного культа, но все-таки преклонение перед тираном, среди бесчисленных жертв которого — многие и многие из сонма новомучеников и исповедников Российских. И мне не кажется праздным вопрос: можно ли считать православными тех, кто почитает убийцу и гонителя святых, прославленных нашей Церковью?

Замешено это странное почитание прежде всего на махровом историческом невежестве. Недавно у меня возник спор со сравнительно молодым человеком (назовем его N), который как-то очень положительно высказался о Джугашвили. В ходе спора выяснилось, что голова N набита всевозможными мифологемами при отсутствии элементарных исторических знаний. N понятия не имел, какие Сталин занимал партийные должности и когда именно пришел к власти; не знал даже, в каком году началась коллективизация, зато насчет последней твердо высказался в том смысле, что в ней было рациональное зерно. Он впервые в жизни услышал от меня о расстрелах на Бутовском полигоне, но тотчас мне же уверенно разъяснил, что Сталин, разумеется, был не в курсе, а расстреливали новомучеников троцкисты и евреи (троцкисты — у руля власти в 1937–1938 годах!). В общем, если факты расходятся со сложившимися в голове N схемами — тем хуже для фактов. Вспомнились слова Достоевского: дайте русскому мальчику карту звездного неба, которую он видит впервые,— и он вам завтра вернет ее исправленной.

N, впрочем, уже не мальчик, ему около 35 лет. Да не обидится он на меня, если прочтет эти строки,— он хороший человек, и я желаю ему всяческих благ. Но совместима ли с христианством тяга к кумиротворению? Нелишним было бы для N вспомнить и слова апостола Павла: Что общего у света с тьмою? Какое согласие между Христом и Велиаром? (2 Кор. 6, 14–15). Однако N, вероятно, ответит на это, что Сталин вовсе не Велиар, а лучший друг православных всех времен и народов…

Так называемый «православный сталинизм» замешен на лжи, а кто отец лжи — известно. Поэтому без фальсификаций адептам этого странного культа не обойтись, но кончается всё обычно конфузом. Большой популярностью среди сталинистов пользуется так называемая «Выписка из протокола № 88 заседания Политбюро ЦК ВКП(б) от 11 ноября 1939 г.», якобы демонстрирующая радикальную смену курса советского государства в отношении к Православной Церкви накануне Великой Отечественной войны. «Выписка» эта попала даже в некоторые учебники и хрестоматии. Однако старший научный сотрудник Института российской истории РАН Игорь Курляндский давно доказал, что ни этого «протокола», ни ряда сопутствующих ему таких же «документов» никогда не существовало в природе: это грубо сфабрикованные фальшивки, появившиеся в конце 1990-х годов на страницах национал-большевистских изданий (см.: О мнимом повороте Сталина к Православной Церкви//Вопросы истории. 2008. № 9).

То, что в стране, где практически нет семей, не пострадавших от репрессий, могло возникнуть столь уродливое явление, как неосталинизм, затронувший своим тлетворным дыханием уже и часть молодежи,— очень тревожный симптом. Боюсь, он свидетельствует о том, что генофонд нации непоправимо подорван. Ибо где еще возможно такое: 30 октября 2011 года на одной радиостанции проходил круглый стол, посвященный Дню памяти жертв политических репрессий. В студию позвонила женщина, родителей которой расстреляли при Сталине. Женщина искренне и горячо благодарила советскую власть за то, что она (власть) не уничтожила сиротку заодно с папой и мамой, а воспитала, гуманная, в детдоме и даже какое-то образование позволила получить. На некоторое время в эфире повисла тягостная пауза: ведущие, видимо, просто растерялись. Слушаешь такое — и вспоминается мрачный сарказм советских времен: «Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью»…

«Православный сталинизм» компрометирует Церковь перед «внешними», не всегда склонными различать соборное церковное мнение по тому или иному вопросу и суждения маргинально настроенных личностей. Но главная его опасность — размывание границ добра и зла. Если геноцид своего народа даже люди, называющие себя православными, начнут объяснять формулировками типа «лес рубят — щепки летят», «время такое было», границы эти исчезнут вовсе. Оправдывающий нечестивого и обвиняющий праведного — оба мерзость пред Господом (Притч. 17, 15).

Оксана Гаркавенко

Газета «Православная вера» № 17 (469), 2012 г.

Насаждение расколов – орудие богоборцев

Широков Алексей, Александр Шапочкин

Предупреждение.

Данное произведение написано исключительно в развлекательных целях. События происходят в альтернативном мире, где не возникло идеи единобожия и нет аврамистических религий, таких как христианство, ислам или же иудаизм. Все боги исключительно языческие, а их отношение с людьми вымышленное. Поэтому термин «богоборцы» означает исключительно борьбу с языческими богами, которых не признаёт ни христианство ни ислам, так что претензии к названию не принимаются.

З.Ы. От неоязычников и прочих родноверов претензии принимаются в письменном виде, в трёх экземплярах, заверенных лично Перуном, Сварогом и Мокошью и при условии отсутствия задолженности по требам за последние полтора года.

— Ваш заказ. — Я поставил на стол чашку кофе и тарелочку с куском чизкейка. — Приятного аппетита.

— Это что за помои? — даже не взглянув в сторону принесённого, скривилась молодая женщина, которую я обслуживал. — Я что, похожа на ту, кто станет это есть?

— Простите, вы заказывали каппучино и чизкейк с лимоном, — я сверился с записями в блокноте, — вот то, что вы просили.

— Вот именно! Каппучино! — девушка начала повышать голос. — А вы мне что принесли? Помои?!

— Вы даже не попробовали, — я попытался погасить конфликт, — у нас очень хороший кофе…

Читать еще:  За силата на молитвата «Да воскреснет Бог»

— То есть я эту гадость ещё и пробовать должна?! — дама перешла на визг. — Немедленно позовите администратора. Я думала, это приличное кафе, а тут какая-то привокзальная забегаловка. Что ты стоишь?! Быстро начальника своего веди.

Я вздохнул и пошёл за Андреем Ивановичем. Наш менеджер в целом был нормальным мужиком и особо не придирался, но чего на дух не переносил, так это ссор с гостями. Даже если те были трижды неправы, всё равно отвечать приходилось официантам. И, судя по громкости крика, одной потерей премии мне сегодня не отделаться. Не хотелось бы искать новую работу, я и эту-то еле нашёл, но делать было нечего, и я постучал в дверь кабинета.

— Что слу… — начал было менеджер, но услышал крики из зала и скривился, — понятно. Жди тут, я позову, если понадобишься. И да, о премии за месяц забудь.

— Хорошо, — я понуро кивнул, а сам внутренне обрадовался. За одно нарушение дважды не наказывают, а значит, новую работу искать не придётся. Максимум выслушать от Андрея Ивановича лекцию о правилах поведения официантов. Но это была мелочь, за собой вины я не чувствовал, делал всё как положено, так что её можно было спокойно пропустить мимо ушей.

— Ну что, лошок, обосрался, — позади послышался мерзкий голос, сопровождаемый не менее отвратным смехом, — теперь вылетишь отсюда, как пробка из бутылки. Ты хоть знаешь, кто это такая?

— А вы, видимо, знаете, — повернулся я и спокойно уставился в глаза двум скалящимся парням, — и мне ничего не сказали. Кстати почему? Мстите, или просто потому что мудаки?

— Чё сказал?! — набычился Ростик Ковалёв, тот что повыше. — А в морду?

— Погоди, погоди, — перехватил его Никита Тетерин, мелкий тип, похожий то ли на крысу, то ли на хорька, причём не только внешностью, но и характером и повадками. — За драку Додоныч всех выгонит. Этому ушлёпку всё равно здесь больше не работать, а мы встрянем.

— Точно, — оскалился Ростик, — Попал ты, лошара! Это жена третьего сына Тереньтевых. Которые владельцы Qualitybild. Короче, встрял ты по полной, понял?

Я скривился. Подобные клиенты и так не подарок, а уж если они клановые, то шансов, что управляющий будет разбираться, и вовсе нет. Как говорится, все люди равны, но некоторые равнее. Поэтому, несмотря на официально декларируемые равные права для всех граждан, богоборцев старались не трогать. Даже суды были к ним максимально снисходительны, спуская всё на тормозах или выписывая штрафы, правда, если речь не шла о тяжких преступлениях. А учитывая, что почти каждый род, по сути, являлся крупной финансово-промышленной корпорацией, возможности у них были неограниченны. Так что, если эта стерва захочет, чтобы меня уволили, я вылечу отсюда быстрее собственного визга.

— Вот вы уроды, — я презрительно взглянул на скалящихся официантов, — я же вас не трогал. А вы, паскуды…

— Заплачь ещё, — мерзко ухмыльнулся Тетерин, — понаехал из всяких Задрищенсков, нормальным пацанам жить мешаете. Я говорил тебе, будешь делать что скажу, будешь работать. Ты в позу встал, блатной типа, ну и получишь коленом под зад.

— Понятно, — до меня дошло, из-за чего всё произошло, — не получилось меня нагнуть, решили подставить. Ты только учти, если меня выгонят, меня ничего держать не будет. А долги я всегда плачу, и память у меня хорошая.

— Ну давай, иди сюда, — распетушился Никита, прячась за более крупного друга, — чё, зассал?!

— Виктор, быстро пошли со мной! — в коридоре вдруг появился Андрей Иванович. — А вы что тут стоите? Делать нечего? Значит, собирайтесь и идите отсюда. Мне бездельники не нужны!

Дружки тут же рванули на кухню за заказами, а я поплёлся за менеджером. Предстоящий акт унижения стоял мне поперёк горла, но плюнуть и уйти я не мог. Гордость — это прекрасно, когда сыт, обут и одет, а когда в кошельке дует ветер, особо важничать не приходится. Школу я закончил с такими отметками, с которыми ни в один колледж не сунешься, и был вынужден искать работу, чтобы не сидеть на шее у родителей. Оно понятно, в деревне всегда дело найдётся, и никакие корочки не нужны, но здоровье у меня было не то для тяжёлого крестьянского труда. Так что пришлось податься в большой город в надежде хотя бы себя прокормить, и так родители кучу денег потратили на больницы да обследования. Понятное дело, что при таких раскладах я просто не имел морального права тянуть из них бабки. А значит, вынужден был засунуть гордость куда поглубже и мило улыбаться таким вот стервам, за счёт обслуживающего персонала повышающим свою самооценку.

— Ольга Михайловна, ещё раз приношу свои извинения от лица нашего кафе и сию же секунду лично принесу вам чашечку лучшего каппучино, — менеджер прямо-таки сочился патокой, с восторгом глядя на сидевшую с надменным лицом хамку. — Виктор тоже хотел извиниться. Он у нас недавно работает и иногда ещё совершает ошибки, но искренне раскаивается. Я ведь прав?

Последнее было обращено ко мне, так что ничего не оставалось, как скорчить рожу пожалостнее и выступить вперёд.

— Мне очень жаль, — забубнил я, внимательно разглядывая узор на полу, потому что так поза выглядела более смущённой, а также чтобы наглая баба не увидела в моих глазах то, что я на самом деле о ней думаю. — Я виноват. Больше такого не повторится.

— И этого мне должно быть достаточно? — презрительно скривилась стерва. — То есть теперь кто угодно может нахамить мне, а затем просто сказать, что он больше не будет? Замечательно! Думаю, мой муж будет счастлив это услышать. И папа тоже. А ты знаешь, кто мой папа? Борис Бутурлин, наследник рода!

— И чего вы хотите, — я выдохнул и поднял глаза, реально не понимая, чего это суке ещё нужно, — что я должен сделать, чтобы замять данный инцидент?

— Вы посмотрите на него, — всплеснула руками Тереньтева, раздражённо швыряя сумочку на стол, — то есть я ещё за них думать должна. Небо, что за рыгаловка. Одно хамьё работает. Хоть бы один нормальный человек попался. Нет, я однозначно скажу папе, чтобы разобрался. В самом центре города такое убожество. Да кто там орёт?! Как в колхозе, право слово.

Действительно, на улице кто-то истошно кричал, сигналили машины, а затем вдруг захлопали выстрелы. Мне пару раз доводилось стрелять из пистолета, а уж охотничьи ружья и карабины были почти в каждом доме, и я не мог спутать звуки стрельбы ни с чем другим. Через окна были видны куда-то бегущие люди, но больше разобрать ничего не получалось.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector