0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Первосвященники Анна и Каиафа: вершители суда над Богом

Содержание

Первосвященники Анна и Каиафа: вершители суда над Богом

Приблизительное время чтения: 5 мин.

Мы свободны менять свои решения — до тех пор, пока живы, —и Бог смиренно ждет, что мы решим. Но однажды приходит пора сделать окончательный выбор. Для многих людей, окружавших Христа в дни Его земной жизни, это время наступило накануне Его страданий. Каждому пришлось решать, с Христом ли он или с противниками Христа.

О том, кто какое решение принял и как оно ему далось, читайте в проекте «Фомы» «Герои и антигерои Страстной недели».

По закону Моисееву израильский народ мог иметь только одного первосвященника. Он стоял во главе всех прочих служителей Иерусалимского храма и решал ключевые вопросы, связанные с религиозной жизнью народа. Это было очень важное и пожизненное служение.

В Евангелии мы неоднократно встречаем упоминания о первосвященниках. Но во времена земной жизни Иисуса Христа иудейский народ — наследник древнего Израиля — заботился уже о соблюдении не столько закона, сколько внешних обрядов.

Де-факто в Иерусалиме тогда их было два — Анна (сокращенно от Анан, по-еврейски «милость») и его зять Иосиф Каиафа. Хотя, строго говоря, Анна служил первосвященником только девять лет — с 6 по 15 годы по Р. Х., а потом его отстранил от должности новый префект (римский наместник) Иудеи Валерий Грат, предшественник Понтия Пилата. Но и уйдя в отставку Анна сохранил огромное влияние — возможно, не в последнюю очередь потому, что контролировал храмовую торговлю жертвенными животными, был весьма богат и нередко ссужал деньгами живших в Иерусалиме римлян.

Каиафа исполнял обязанности первосвященника дольше — с 18 до 36 года по Р. Х., но, кажется, во всем подчинялся своему могущественному тестю. Поэтому Христа, взятого в Гефсиманском саду, и привели сперва к Анне. А уж тот сам отправил Его к Каиафе, чтобы соблюсти видимость порядка и законности.

И Анна, и Каиафа принадлежали к религиозной партии саддукеев: в Бога они, разумеется, верили, а вот в посмертную жизнь души — нет. Да и в самом существовании души, кажется, сомневались. Именно саддукеи иронично спрашивали Христа, чьей женой будет после смерти женщина, сменившая семь мужей и оставшаяся бездетной.

Свести счеты с Иисусом первосвященникам хотелось давно, недаром они постоянно подсылали к Нему провокаторов, пытавшихся подловить Его на чем-нибудь противозаконном.

Во-первых, им не нравилось, чтó Он говорит. Ведь Христос не только наполнял исконным смыслом традиционные обряды и установления закона — Он открыто обличал вождей иудейского народа, которые сели на Моисеевом седалище, возлагают на плечи людям бремена тяжелые и неудобоносимые, а сами не хотят и перстом двинуть их (Мф 23:2, 4)!

Во-вторых, им не нравилось, как Он говорит — как власть имеющий, а не как книжники и фарисеи» (Мф 7:29).

Но больше всего им не нравилось, впечатление, которое Иисус производит на народ. Мнения о Нем среди людей ходили разные: одни почитали Его великим учителем мудрости, другие — пророком (или даже кем-то из великих пророков, восставшим из мертвых), третьи — долгожданным Мессией, Христом, Помазанником Божиим. Но для всех было очевидно одно: Никогда человек не говорил так, как Этот Человек (Ин 7:46).

Вот и терзали первосвященников банальные страсти — зависть и злоба.

Но в глазах народа им вовсе не хотелось выглядеть завистливыми и мстительными, поэтому они боялись прилюдно обличать такого авторитетного Учителя, как Христос, не говоря уже о том, чтобы арестовать Его. Им нужен был повод — а повода всë не находилось.

Однако после того как Иисус воскресил Лазаря, уже четыре дня лежавшего в гробу, первосвященники не могли больше ждать. Это чудо было слишком явным, слишком соблазнительным и к тому же случилось слишком близко от столицы и при слишком большом стечении свидетелей (Вифания, где это произошло, всего в трех километрах от Иерусалима)! Иисуса надо срочно убрать, постановили первосвященники и присоединившиеся к ним фарисеи на экстренно созванном совете: Если оставим Его так, то все уверуют в Него (Ин 11:48).

А тут еще, как нарочно, через несколько дней Пасха, Иерусалим будет полон людьми, вокруг Иисуса привычно соберется толпа и к Нему уже не подступишься. Значит, нужно поторопиться и «решить вопрос» до Пасхи, как можно тише и незаметнее, решили первосвященники.

И тогда Каиафа произнес удивительную фразу: нужно, чтобы Иисус умер за народ (Ин 11:50–51). Человеком Каиафа был, конечно, негодным, но все-таки он был первосвященником и, сам того не осознавая, произнес пророчество. Христос действительно умер за всех людей, добровольно взяв на Себя ответственность за грехи каждого.

Однако планы Анны и Каиафы реализовались только отчасти. Казнить Христа «по-тихому» не вышло — на суд Пилата собралась огромная толпа, которую первосвященникам пришлось специально настраивать против Иисуса. И казнь на Голгофе тоже собрала зрителей. А вот управиться до наступления праздника пасхи, которая в тот год выпала на субботу, получилось, только это было уже не важно. На следующий день после наступления иудейской пасхи Христос воскрес — и праздник приобрел новый смысл и новое содержание.

Решив казнить Иисуса, первосвященники действовали по намеченному плану и стремились поскорее подвести дело к развязке. Поэтому во время суда Иисус и не отвечал на их вопросы: они, как и весь судебный процесс, были чистой формальностью, инсценировкой.

И все-таки нельзя сказать, что у Анны и Каиафы не было возможности повернуть назад. Суд над Спасителем можно было провести по закону: нормально, в дневное время, созвать всех членов синедриона (верховного судилища), предварительно выслушать свидетелей (реальных, а не наспех подготовленных), не торопиться с вынесением приговора. Можно было хотя бы задуматься, когда на прямой вопрос: «Ты ли Христос, Сын Божий?» обвиняемый дал по сути утвердительный ответ. А Пилата, готового отпустить невиновного, можно было не шантажировать, говоря: «Если отпустишь его, ты не друг кесарю».

Но ни одной из этих возможностей первосвященники не воспользовались. Так бывает, когда человек твердо решил не слушать голоса совести и, зажмурив глаза, бросается навстречу собственной гибели.

…В 1990 году археологи нашли в Иерусалиме захоронение некоего Каиафы и членов его семейства. В одном из черепов обнаружили монетку. Вкладывать такую монетку в рот покойнику было в обычае у язычников: считалось, что умерший расплатится ею с паромщиком Хароном за переправу через реку, отделяющую мир живых от мира мертвых. Если это тот самый Каиафа (а у простых людей именных гробниц, понятно, не было), то смерть его оказалась вполне достойной его жизни.

| Читайте также:

Богослужения Страстной Седмицы и Пасхи

На заставке использована картина Джеймса Тиссо «Христос перед Первосвященником», XIX век.

Иисуса Христа судят у первосвященников Анны и Каиафы

Иудейские воины и слуги, схватившие Иисуса Христа в саду Гефсиманском, связали Ему руки и повели на суд. Вместо того чтобы сразу идти к первосвященнику Каиафе, Его вначале повели к родственнику Каиафы, отставному первосвященнику Анне, который теперь уже не имел права судить. Анна ругал связанного Иисуса, смеялся над Ним и велел вести к Каиафе.

Там, несмотря на глубокую ночь, собрались все старейшины и книжники. Каиафа стал спрашивать Господа, чему Он учил и кто Его ученики. Христос отвечал, что всегда учил в синагогах и храме, где собираются все иудеи, что ничего не говорил тайком, а всегда при людях: «Что спрашивать Меня? Спроси у тех, кто Меня слушал, они знают, что Я говорил». В это время один из слуг ударил Иисуса по щеке, сказав: «Так-то Ты отвечаешь первосвященнику!» «Если Я отвечал плохо, докажи, а если правильно, за что тогда бьешь Меня?»

Первосвященники и старейшины и все, кто был на суде, старались отыскать у Иисуса Христа какой-нибудь грех, найти злое дело или дурное слово, за которое Его можно было бы судить. И, разумеется, не находили. Стали искать лжесвидетелей, то есть таких людей, которые решились бы оклеветать Христа, будто Он делал плохие дела и говорил лживые слова. Таких негодных людей находилось много. За деньги они готовы были подтвердить любую ложь. Но в их словах судьи не находили ничего такого, за что Иисуса можно было бы убить. Наконец вышли два лжесвидетеля и сказали: «Он говорил: “Могу разрушить храм Божий и за три дня снова создать его”». (Помните, Иисус Христос говорил это, когда во время первой Пасхи выгонял из храма торговцев?) Но этого свидетельства и этой вины было мало.

Тогда первосвященник встал со своего места, вышел на середину комнаты и, подойдя к Иисусу Христу, спросил: «Что же Ты не отвечаешь? Разве не слышишь, в чем Тебя обвиняют?» Христос молчал.

Читать еще:  Первые богослужения с народным пением состоялись в соборах Горловки

Первосвященник снова стал выяснять, в самом ли деле Он Христос, Сын Божий. Иисус отвечал, что да, это правда. Тогда Каиафа, притворясь, будто испугался этих слов разорвал свои одежды и закричал: «Он богохульствует! Зачем нам еще свидетели? Вы сами слышали Его богохульство! Как думаете, что с Ним делать?» Все сказали, что Его следует убить.

И начали мучить Иисуса, всячески издеваться над Ним. Чего только ни делали! Плевали в лицо, били по щекам, закрывали глаза и били по голове, а потом с насмешкой предлагали угадать, кто Его ударил. А как Его ругали!

Дети, я знаю, что у вас доброе сердце, вам жаль Иисуса Христа и вы досадуете на людей, которые так Его мучили.

Первосвященник Каиафа — человек, отправивший Христа на Голгофу

Далеко не все знают, что все участвовавшие в распинании Иисуса Христа умерли страшной смертью. Не избежал своей участи и первосвященник Каиафа. При этом он предсказал свою смерть.

Дело в том, что когда Христос перед Каиафой не отрекся от того, что он Сын Божий, он пришёл в ярость и разорвал на себе священнические одежды. Этим поступком он лишил себя права на священничество и осудил себя к смерти.

Закон Моисея говорил о том, что первосвященник не должен был раздирать свои одежды под угрозой смерти (Лев. 10:6) Каиафа вскоре умер в великих мучениях, а на месте его дома была поставлена Церковь Святого Петра в Галликанту — именно здесь Петр отрекся от Иисуса.

Первосвященник Каиафа неоднократно упоминается в Евангелии

Каиафа (Йосеф Бар-Кайяфа, ивр. ‏יוֹסֵף בַּר קַיָּפָא‏‎, греч. Καϊάφα (имя, вероятно с арамейского, означает «смирение», по другим данным, «исследователь») — первосвященник Иудеи с 18 по 37 год. О нём упоминает Иосиф Флавий, называя его Иосиф, прозванный Каиафой (Иудейские древности, книга XVIII, 2.2).

Так же имеются источники, в которых его также называют Каиафа из Греции. Каиафа многократно упоминается в трех Евангелиях (Мф. 26:3,Мф. 26:57, Лк. 3:2, Ин. 11:49-52, Ин. 18:13-28), а также в Деяниях апостолов (Деян. 4:6).

Сначала это происходит в истории Иоанна Крестителя (Лк. 3:1-2). Позже он появляется в истории Страстей Господних; в доме Каиафы окончательно решается судьба Иисуса Христа: (Ин. 11:46-53).

Прокуратор Иудеи Понтий Пилат и первосвященник Каиафа в современном изображении. На должность первосвященника Каиафу назначил Понтий Пилат. Фото: xn--80aebqdeap5ate.xn--p1ai

Известно, что прокураторы управляли Иудейской провинцией с помощью назначаемых ими первосвященников. Каиафа был первосвященником Храма в течение 18 лет. Его назначил на этот пост Валерий Грат, предшественник Понтия Пилата.

Отстранил от власти консул Авл Вителлий, будущий император Рима. Каиафа был саддукеем, зятем первосвященника Анны (Ханнана), и послушным орудием в руках своего тестя.

Даже уйдя с поста, Анна продолжал цепко держать в руках власть и по сути дела единолично распоряжался храмовыми должностями и казной.

По мнению некоторых историков, именно Анна через своего зятя принял решение о казни Иисуса как одного из тех мятежных проповедников, которыми Иудея была наводнена в то время.

Эти проповедники хулили авторитет римского императора и предсказывали скорый приход Мессии и обновление мира.

О жизни и смерти первосвященника Каиафы рассказывали и рассказывают множество легенд. Так, например, считается, что он сам предсказал свою смерть, когда на суде Иисуса Христа разорвал свои священнические одежды.

Легенды также гласят о том, что он умер в муках, и это стало наказанием ему за неправедный суд.

Первосвященник — это глава и начальник священников в Иудейской церкви

Первосвященник в Иудейской церкви считался старшим и первым священником (2 Пар 19:11). Он был главой и начальником священников в этой церкви. Первым первосвященником был Аарон.

Далее ими становились его преемники из старейших семейств его потомства. Посвящение в сан первосвященника совершалось по особому обряду и отличалось обильным излиянием мира на главу посвящаемого.

Одежда первосвященника была более величественная и ценная, чем одежды простых священников. Описание сего обряда и первосвященнических одежд содержится в Исх 28 и Исх 29 и в Лев 8.

Священничество Иудейской церкви. В Иудейской церкви первосвященник был её главой и он начальствовал над другими священниками. Фото: pravoslavie.ru

Одежда первосвященника в день умилостивления была проще, чем в обычные дни, и состояла только из гладкого льняного ефода с поясом вокруг, посему-то она и называлась евреями белою одеждою, тогда как первая называлась золотою.

Первосвященники обыкновенно назначались на эту должность пожизненно. В последние годы Иудейского царства это высокое место занималось единовременно многими первосвященниками, при этом многие из них были дурной нравственности и порочными, каков был, например первосвященник Каиафа.

Особенно торжественная и исключительная обязанность первосвященников состояла в том, чтобы входить во Святая Святых и приносить в оном жертвы за грехи народа в день умилостивления.

В Лев 16 мы находим описание этого торжественнейшего священнослужения. Первосвященник был главою всех прочих священников и один только мог входить во Святая Святых. Он стоял пред Лицом Божиим ближе всех к Нему и молился за всех израильтян.

Он был так сказать посредником между землею и небом и прообразом Господа Иисуса Христа, Первосвященника великого, прошедшего небеса.

Оссуарий Каиафы. Предполагается, что в этом оссуарии хранятся останки сына первосвященника Иосифа Киафы и его сына. Фото: hrampokrov.ru

Имеются исторические свидетельства о существовании первосвященника Каиафы. Так в ноябре 1990 года во время строительства водного парка в Иерусалиме — в районе, называемом «Лес мира», была обнаружена погребальная камера.

Её запечатали приблизительно во времена второй Иудейской войны (70 год). Камера была разделена перегородками на четыре части, где находились 6 целых и 6 расколотых (вероятно, грабителями) оссуариев.

Возможно, что в этом оссуарии хранились останки сына евангельского Каиафы, который носил одинаковое с отцом имя. Об этом свидетельствует надпись, сохранившаяся на оссуарии.

В оссуарии археологи нашли кости шести человек: двух младенцев, одного ребёнка возрастом от 2 до 5 лет, подростка около 13 лет, взрослой женщины и мужчины примерно 60 лет. Вероятно, последний скелет и принадлежит первосвященнику.

Первосвященник Анна — тесть первосвященника Каиафы, один из непосредственных виновников смерти Иисуса Христа

В истории о казни Христа важную роль играет первосвященник Анна. Он сын Сефа (22 год до н. э. — 66) — первосвященник Иудеи с 6 по 15 год. Тесть первосвященника Каиафы. Принадлежал к партии саддукеев — противников Христа.

Согласно евангельскому рассказу, после ареста Иисуса Христа в Гефсиманском саду его привели сначала к Анне, пользовавшемуся в то время большим авторитетом и влиянием, а тот уже послал связанного Иисуса к Каиафе (Ин. 18:13−24).

Статуя первосвященника Анны. Первосвященник Анна — тесть первосвященника Каиафы и фактический вдохновитель казни Иисуса Христа. Фото: upload.wikimedia.org

Каиафа также был саддукеем. Он считался послушным орудием в руках своего тестя. Даже уйдя с поста, Анна продолжал цепко держать в руках власть и по сути дела единолично распоряжался храмовыми должностями и казной.

Некоторые историки считают, что именно Анна через своего зятя принял решение о казни Иисуса как мятежника, «одного из тех „пророков“, которыми Иудея была наводнена в то время».

Такие «пророки» боролись против власти римлян, предсказывая скорый приход Мессии и обновление мира. Анна был членом синедриона и в этом качестве участвовал в суде над апостолами Петром и Иоанном (Деян. 4:6).

Первосвященник Каиафа заранее осудил Христа на смерть

В истории Страстей Господних указывается на то, что первосвященник Каиафа заранее осудил Иисуса Христа на смерть. Так в Евангелии говорится:

«А некоторые из них пошли к фарисеям и сказали им, что сделал Иисус. Тогда первосвященники и фарисеи собрали совет и говорили: что нам делать?

Этот Человек много чудес творит. Если оставим Его так, то все уверуют в Него, и придут римляне и овладеют и местом нашим и народом.

Один же из них, некто Каиафа, будучи на тот год первосвященником, сказал им: вы ничего не знаете, и не подумаете, что лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб.

Сие же он сказал не от себя, но, будучи на тот год первосвященником, предсказал, что Иисус умрёт за народ, и не только за народ, но чтобы и рассеянных чад Божиих собрать воедино. С этого дня положили убить Его».

Исследователи указывают на тот факт, что Каиафа именно на этот год был в Иудее первосвященником. Дело в том, что Закон Моисея требует постановки первосвященника пожизненно. Римляне же стали нарушать его, назначая первосвященника ежегодно.

Таким образом, в год казни Христа Понтий Пилат утвердил в этой должности именно Иосифа Каиафу. Также существует версия о том, что в этом время в Иудее было два первосвященника: Анна и Каиафа, которые исполняли обязанности по очереди.

Что же касается слов «одному человеку умереть» и «умереть за народ», то историки считают, что они свидетельствуют о том, что иудейском обществе в то время были сильны общинные традиции.

Что же касается непосредственно самой казни Иисуса Христа, то после своего собрания Синедрион стал искать лжесвидетей против Него, чтобы предать Его смерти, но не мог найти. Наконец два лжесвидетеля нашлись. Они стало рассказывать о том, что Иисус говорил: могу разрушить храм Божий и в три дня создать его.

Так клеветники исказили слова Господа, когда Он некоторое время назад на Пасху говорил: «…разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его…». При этом подобным образом Спаситель говорил о Своей смерти и тридневном воскресении.

Видеоролик: Суд над Иисусом Христом у первосвященников иудейских. На 35 секунде автор рассказывает о суде первосвященников иудейских над Христом

После этого, встав, первосвященник Каиафа сказал Христу: «Заклинаю Тебя Богом живым, скажи нам, Ты ли Христос, Сын Божий?» Иисус ответил ему: «Да, Я. И вы узрите Сына Человеческого, сидящего одесную силы и грядущего на облаках небесных».

Тогда первосвященник, в знак глубокой скорби и негодования, разодрал одежды свои и сказал: «Он богохульствует! на что еще нам свидетелей? вот, теперь вы слышали богохульство Его, как вам кажется»

Читать еще:  Опасности попыток «договориться» с Богом

И члены синедриона сказали в ответ: «Он повинен смерти». Иудейский порядок суда запрещал выносить смертный приговор ночью. Чтобы формально соблюсти это требование, рано поутру синедрион вновь собрался и постановил предать Господа Иисуса Христа на смерть.

О том, как умер Каиафа, практически ничего неизвестно

О судьбе первосвященника Иудеи Иосифа Каиафы после того как он фактически утвердил смертный приговор Иисусу Христу практически ничего неизвестно. При этом ясно, что разрушить храм Спаситель не призывал, поэтому этот приговор нельзя считать справедливым.

В связи с этим в народе стали распространяться легенду и его ужасной гибели, хотя как умер Каиафа мы не знаем.

Дело в том, что больше в Евангелии и исторических источниках он нигде не упоминается. Известно только что после казни Христа он уступил пост первосвященника одному из сыновей Анны, которых, как известно, было пятеро.

Суд у Каиафы, православная икона. Разорвав на себе священнические одежды, Каиафа лишился первосвященничества. Фото: pravoslavie.ru

Вполне возможно, что отставка Каиафы связанна с его неожиданным поступком. Дело в том, что во время суда над Христом, он совершил самый неожиданный, но знаменательный поступок – в ярости разорвал священнические одежды.

Пытаясь оказать давление на судей и добиться осуждения Христа, первосвященник сам осудил себя, поскольку лишился права на священство. Ведь, согласно закону Моисея (Лев. 10:6), первосвященник не должен был раздирать свои одежды под угрозой смерти.

Среди иудеев существовал обычай разрывать одежды во время смерти близких, но на священников даже этот обычай не распространялся.

Надлежало, чтобы одежды священника были из цельного куска ткани и блистали чистотой, так как они предназначались для служения в храме и символизировали Великую Реальность. Когда священнические одежды не использовались при богослужении, они хранились в храме.

Изображения Каиафы часто встречаются на иконах

Изображения первосвященника Каиафы часто встречаются в циклах Страстей Христовых.

Впервые отдельные сцены и циклы Страстей с участием этого персонажа появляются в христианском искусстве в IV в. на рельефах саркофагов, которые в связи с тематикой изображений получили название «Страстные», а также на резных пластинах слоновой кости, украшающих реликварии.

К одному из наиболее ранних примеров изображения Каиафы можно отнести сцену «Христос перед синедрионом» на крышке реликвария (липсанотеки) из музея в Брешиа (IV в.).

Христос перед Каиафой (Матиас Стом, 1630-е). Сюжет суда Каиафы над Иисусом Христом популярен в светской живописи. Фото: upload.wikimedia.org

Эта сцена входит в цикл из 6 композиций, которые располагаются 2 регистрами, и помещена в нижнем регистре рядом со сценой «Приведение к Пилату. Пилат умывает руки».

В левой части этой композиции изображены сидящие на троне 2 первосвященника, один из них указывает перстом на Иисуса Христа, Которого держат двое слуг.

Хотя облачения иудейских первосвященников подробно описаны в Библии (Исх 28), в христианском искусстве им не следуют буквально. Первосвященники на крышке реликвария изображены безбородыми, с короткими вьющимися волосами, одетыми в длинные одежды (хитоны и гиматии).

В древнерусском искусстве позднего XV в. Cтрастные сюжеты начинают встречаться на иконах. На новгородской таблетке (кон. XV в.), в сцене «Приведение к Анне и Каиафе» последний, сидит за столом рядом с Анной.

Он изображен без головного убора и в разорванной до пояса ризе. Каиафа в этих сценах предстает в одеяниях, имитирующих исторические одежды иудейских первосвященников, — в высокой шапке-кидаре, длинной нижней одежде и короткой верхней (ефоде).

Так же изображается он в серии русских гравюр XVII-XVIII вв.

Первосвященники Анна и Каиафа: вершители суда над Богом

По закону Моисееву, израильский народ мог иметь только одного первосвященника. Он стоял во главе всех прочих служителей Иерусалимского храма и решал ключевые вопросы, связанные с религиозной жизнью народа.

Это было очень важное и пожизненное служение.

В Евангелии мы неоднократно встречаем упоминания о первосвященниках. Но во времена земной жизни Иисуса Христа иудейский народ — наследник древнего Израиля — заботился уже о соблюдении не столько закона, сколько внешних обрядов.

Де-факто в Иерусалиме тогда их было два — Анна (сокращенно от Анан, по-еврейски «милость») и его зять Иосиф Каиафа. Хотя, строго говоря, Анна служил первосвященником только девять лет — с 6 по 15 годы по Р. Х., а потом его отстранил от должности новый префект (римский наместник) Иудеи Валерий Грат, предшественник Понтия Пилата. Но и уйдя в отставку Анна сохранил огромное влияние — возможно, не в последнюю очередь потому, что контролировал храмовую торговлю жертвенными животными, был весьма богат и нередко ссужал деньгами живших в Иерусалиме римлян.

Каиафа исполнял обязанности первосвященника дольше — с 18 до 36 года по Р. Х., но, кажется, во всем подчинялся своему могущественному тестю. Поэтому Христа, взятого в Гефсиманском саду, и привели сперва к Анне. А уж тот сам отправил Его к Каиафе, чтобы соблюсти видимость порядка и законности.

И Анна, и Каиафа принадлежали к религиозной партии саддукеев: в Бога они, разумеется, верили, а вот в посмертную жизнь души — нет. Да и в самом существовании души, кажется, сомневались. Именно саддукеи иронично спрашивали Христа, чьей женой будет после смерти женщина, сменившая семь мужей и оставшаяся бездетной.

Свести счеты с Иисусом первосвященникам хотелось давно, недаром они постоянно подсылали к Нему провокаторов, пытавшихся подловить Его на чем-нибудь противозаконном.

Во-первых, им не нравилось, чтó Он говорит. Ведь Христос не только наполнял исконным смыслом традиционные обряды и установления закона — Он открыто обличал вождей иудейского народа, которые «сели на Моисеевом седалище, возлагают на плечи людям бремена тяжелые и неудобоносимые, а сами не хотят и перстом двинуть их» (Мф. 23:2, 4)!

Во-вторых, им не нравилось, как Он говорит — «как власть имеющий, а не как книжники и фарисеи» (Мф. 7:29).

Но больше всего им не нравилось впечатление, которое Иисус производит на народ. Мнения о Нем среди людей ходили разные: одни почитали Его великим учителем мудрости, другие — пророком (или даже кем-то из великих пророков, восставшим из мертвых), третьи — долгожданным Мессией, Христом, Помазанником Божьим. Но для всех было очевидно одно: «Никогда человек не говорил так, как Этот Человек» (Ин. 7:46).

Дуччо ди Буонинсенья «Христос перед первосвященником Анной», 1311 г.

Вот и терзали первосвященников банальные страсти — зависть и злоба.

Но в глазах народа им вовсе не хотелось выглядеть завистливыми и мстительными, поэтому они боялись прилюдно обличать такого авторитетного Учителя, как Христос, не говоря уже о том, чтобы арестовать Его. Им нужен был повод — а повода всë не находилось.

Однако после того как Иисус воскресил Лазаря, уже четыре дня лежавшего в гробу, первосвященники не могли больше ждать. Это чудо было слишком явным, слишком соблазнительным и к тому же случилось слишком близко от столицы и при слишком большом стечении свидетелей (Вифания, где это произошло, всего в трех километрах от Иерусалима)! Иисуса надо срочно убрать, постановили первосвященники и присоединившиеся к ним фарисеи на экстренно созванном совете: «Если оставим Его так, то все уверуют в Него» (Ин. 11:48).

А тут еще, как нарочно, через несколько дней Пасха, Иерусалим будет полон людьми, вокруг Иисуса привычно соберется толпа и к Нему уже не подступишься. Значит, нужно поторопиться и «решить вопрос» до Пасхи, как можно тише и незаметнее, решили первосвященники.

И тогда Каиафа произнес удивительную фразу: «Нужно, чтобы Иисус умер за народ» (смотр. Ин. 11:50–51). Человеком Каиафа был, конечно, негодным, но все-таки он был первосвященником и, сам того не осознавая, произнес пророчество. Христос действительно умер за всех людей, добровольно взяв на Себя ответственность за грехи каждого.

Однако планы Анны и Каиафы реализовались только отчасти. Казнить Христа «по-тихому» не вышло — на суд Пилата собралась огромная толпа, которую первосвященникам пришлось специально настраивать против Иисуса. И казнь на Голгофе тоже собрала зрителей. А вот управиться до наступления праздника пасхи, которая в тот год выпала на субботу, получилось, только это было уже не важно. На следующий день после наступления иудейской пасхи Христос воскрес — и праздник приобрел новый смысл и новое содержание.

Решив казнить Иисуса, первосвященники действовали по намеченному плану и стремились поскорее подвести дело к развязке. Поэтому во время суда Иисус и не отвечал на их вопросы: они, как и весь судебный процесс, были чистой формальностью, инсценировкой.

И все-таки нельзя сказать, что у Анны и Каиафы не было возможности повернуть назад. Суд над Спасителем можно было провести по закону: нормально, в дневное время, созвать всех членов синедриона (верховного судилища), предварительно выслушать свидетелей (реальных, а не наспех подготовленных), не торопиться с вынесением приговора. Можно было хотя бы задуматься, когда на прямой вопрос: «Ты ли Христос, Сын Божий?» обвиняемый дал по сути утвердительный ответ. А Пилата, готового отпустить невиновного, можно было не шантажировать, говоря: «Если отпустишь его, ты не друг кесарю».

Но ни одной из этих возможностей первосвященники не воспользовались. Так бывает, когда человек твердо решил не слушать голоса совести и, зажмурив глаза, бросается навстречу собственной гибели.

. В 1990 году археологи нашли в Иерусалиме захоронение некоего Каиафы и членов его семейства. В одном из черепов обнаружили монетку. Вкладывать такую монетку в рот покойнику было в обычае у язычников: считалось, что умерший расплатится ею с паромщиком Хароном за переправу через реку, отделяющую мир живых от мира мертвых. Если это тот самый Каиафа (а у простых людей именных гробниц, понятно, не было), то смерть его оказалась вполне достойной его жизни.

Тема: Кто был первосвященником в Иерусалиме?

Опции темы
  • Версия для печати

Кто был первосвященником в Иерусалиме?

Наконец, коснемся двух первосвященников, Анны и Каиафы, которые тоже играют в христианской легенде значительную роль. С ними дело обстоит еще проще. Ни тот ни другой физически не могли принимать участия в выдуманном суде над Христом, потому что первый из них умер задолго до этого воображаемого суда, а второго вообще никогда не было на свете. Все это лишний раз доказывает, что авторы четырех евангелий не только сами не бывали в Иерусалиме, но к тому же не знали истории Иерусалимского храма.

Как и следовало ожидать, четыре выдумщика не смогли между собой договориться. Если верить Матфею, арестованного в Гефсиманском саду мессию ведут прямиком к Каиафе, а от него — к Пилату. Матфей и слыхом не слыхивал о первосвященнике Анне! Если же верить Марку, богочеловек, задержанный стражей синедриона, был отведен к какому-то первосвященнику, который после допроса объявил его богохульником, приговорил к смерти и отдал в руки Пилату. Марк не называет этого первосвященника ни Анной, ни Каиафой.

Читать еще:  Глубины богословия: как не попасться на уловки еретиков и что говорил Силуан Афонский о книгах

По версии Луки (гл. 3, ст. 2), и Анна, и Каиафа были первосвященниками, хотя во все эпохи верховным священником у евреев одновременно мог быть только один человек. Впрочем, Лука изрекает это лишь в связи с предсказаниями Иоанна Крестителя, а когда дело доходит до страстей господних, он говорит только об одном первосвященнике, не упоминая даже его имени.

Наконец, по версии Иоанна, мессию солдаты препроводили из Гефсиманского сада к Анне, которого сей евангелист характеризует не как первосвященника, а всего лишь как тестя первосвященника Каиафы. Анна приказывает связать Иисуса покрепче и отсылает к Каиафе, который его не допрашивает, не осуждает, а просто-напросто пересылает к Пилату. Тот, опять же, если верить Иоанну, вовсе не умывает руки — этот эпизод есть только у Матфея,- но, напротив, судит его «на судилище, на месте, называемом Лифостротон (то есть Каменный помост), а по-еврейски Гаввафа» (гл. 19, ст. 13), и в конечном счете осуждает на смерть, боясь, что его самого выдадут цезарю Тиберию.

А теперь попробуем противопоставить этим четырем противоречивым легендам исторические факты, поскольку хронология иерусалимских первосвященников сохранилась в трудах писателей периода первых цезарей. Историки, по крайней мере, не противоречат друг другу, и их записи основаны на документах той эпохи. Анания, который в традиционном переводе превратился в Анну, стал первосвященником через год после низложения Архелая и замены царя иудейского римским прокуратором, то есть в 7 году нашей грешной эры. Он сменил предшествовавшего ему Иисуса, сына Сиаха, и был девятнадцатым по счету первосвященником, если начинать с Иуды Маккавея. С 7 по 18 год эту высшую у евреев священную должность последовательно занимали три первосвященника:Исмаил, сын Фабии, Елеазар, сын покойного Анании, и Симон, сын Камита. В 19 году в этот верховный сан был возведен Иосиф из рода Иуды; он оставался первосвященником восемнадцать лет, до самой своей смерти, последовавшей в 36 году. Иначе говоря, Иосиф был на своем священном посту и три года спустя после якобы имевшего место распятия Христа. А затем его функции перешли к Ионафану из рода Анании.

Таким образом, при Понтии Пилате первосвященником был Иосиф, а не какой-то Каиафа. Среди иерусалимских первосвященников вообще никогда не было ни одного Каиафы, с самого начала и до самого конца — 79 года, когда последний из них, Фанаиас, сын Самуила, стал свидетелем падения Иерусалима и разрушения Иерусалимского храма.

Просьба прокомментировать и дать ссылки на литературу (имеющуюся в сети) по данному вопросу

Интересно, почему переместили мой вопрос? Он разве не по Библии? Или очень со стороны? Ведь я спрашиваю о фактических обстоятельствах, описанных в священном писании, и думаю, что именно в Библеистике мне и должны отвечать.

Одной из самых зловещих и отталкивающих фигур Нового Завета является первосвященник Каиафа. В то жестокое время многие прибегали к подкупу и насилиям для достижения своих целей. Но мало кто умел, подобно этому человеку, творить зло с видом благочестия и святости. Во многом он явился прообразом, своего рода «духовным отцом» средневековых инквизиторов, которые отличались особой «заботой и человеколюбием» и «боялись» пролить кровь, вследствие чего казнили человека, сжигая его на костре. Проповедуя аскетизм, занимались вопиющим развратом, рассуждая о нуждах церкви, клали деньги верующих в свой собственный карман, а служение в церкви было для них просто выгодной, хорошо оплачиваемой работой. Подобные Каиафе, мужи церкви дискредитировали как саму церковь, так и Бога, Которого они представляли на земле: «Ибо ради вас… имя Божие хулится у язычников» (Римл. 2:24).
Тогдашнее состояние церкви в Иерусалиме было крайне плачевным. Должности священников и первосвященников покупались за деньги или раздавались по знакомству. Именно таким образом в 18 году по Р. Хр. получил должность первосвященника Каиафа, благодаря тому, что был мужем дочери первосвященника Анны [1]. Последний, несмотря на то, что уже много лет не занимал официально первосвященнического кресла, фактически оставался «невидимой, теневой властью» [2]. Описывая это время, Иосиф Флавий в своих «Античностях» пишет: «Первосвященниками овладело такое бесстыдство и нахальство, что они посылали своих наглых слуг на гумна, чтобы получать десятины, принадлежащие по праву священникам, поэтому в эти дни те священники, которые когда-то питались от десятин, умирали голодной смертью». Поэтому понятен гнев Каиафы на Христа, когда тот публично говорил об истинном положении дел в церкви, о лицемерии священников и фарисеев. Его проповедь могла лишить Каиафу незаконных выгод. Поэтому первосвященник сделал со своей стороны все от него зависящее, чтобы уничтожить Христа. Для этого он использовал благовидный предлог, обвинив Спасителя в богохульстве.
В истории официальной церкви позднее подобные методы борьбы с правдой и истиной использовались бесчисленное число раз. К примеру, своих противников и конкурентов папы и митрополиты обвиняли в ересях, исключали из церкви, сжигали на кострах.
Смертным приговором, который Каиафа вынес Иисусу Христу, он создал видимость, что действует в интересах иудейского народа: «…лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб» (Ин. 11:50). Вынося столь лукаво обоснованный приговор Спасителю, первосвященник полагал, что разделался и со своим врагом, и сохранил свое собственное лицо, не догадываясь при этом, что вынес приговор сам себе. Еще четыре года после смерти и воскресения Христа Каиафа занимал пост первосвященника, бессовестно продолжая грабить людей. Но все возрастающая к нему ненависть народа наконец дошла до римских властей, которые не меньше иудеев были возмущенны деяниями Каиафы. Разобрав его дело, римский консул Вителлий отстраняет Каиафу от должности первосвященника [3].
Гордец Каиафа заканчивает свою жизнь в безвестности.
[1] И. Флавий, Иудейские древности, в 2 т., Минск, Беларусь, 1994, т.2, кн. 18, гл. 2, 1, с.435. [2] Р. Браунригг, Кто есть кто в Новом Завете, словарь, М., Внешсигма, 1998, с.147.
[3] Брокгауз и Ефрон, Энциклопедический словарь, Биографии, в 12 т., 1994, т. 5, с. 487.

Вглядываясь в эпоху евангельских времен, исследуя хроники тех лет мы увидим, что за фигурой Каиафы, фарисеев и даже римских наместников высится фигура Анны, тестя Каиафы, занимавшего в течении десяти лет (6-16 гг. по Р. Хр.) должность первосвященника. Однако снятый в 16 году с поста председателя иудейской церкви прокуратором Валерием Гратом [1] Анна не только фактически остался при власти, но и контролировал через поставленных им лиц практически всю Иудею. Он становится в ряд так называемых «серых кардиналов» истории, то есть, таких политических лиц, которые, не занимая официального положения, вершат всю политику.
Анна удерживал за собой все основные должности в пределах своих полномочий, занимаясь, кроме того, и прибыльной торговлей жертвенными животными на территории храма. Восемь членов его семьи занимали высшую должность первосвященника: сам Анна, пятеро его сыновей, его зять Каиафа и его внук Матфий. Его семья с ним во главе по сути осуществляла политическое и религиозное руководство государством [2]. Не случайно поэтому, что имя Анны всегда ставилось наравне с именем действующего первосвященника, что подтверждает евангелист Лука, прекрасный и точный историк, как в этом мы не раз могли убедиться, повторяя не раз «При первосвященниках Анне и Каиафе…» (Лк. 3:2), ставя имя Анны на первое место и подчеркивая тем самым влияние старого первосвященника, который, «будучи богатым человеком, одалживал деньги римлянам и поэтому мог шантажом добиваться от них того, что ему было нужно» [3]. Созданная Анной религиозно-политическая мафия, выражаясь современным языком, казалось, простоит века. Но Анна, подобно другим героям той давней евангельской истории, сам определил свою участь, определил ее тогда, когда к нему, подчеркнем, что именно к нему в первую очередь, а не к Каиафе, тогдашнему первосвященнику, что еще раз показывает, кто в действительности был первосвященником на деле, привели связанного Иисуса Христа (см. Ин. 18:13-24). Убедясь, что сломить Иисуса ему не удастся, Анна отсылает Его связанным к Каиафе, предпочитая уйти в тень и предоставив вынести решение своему зятю. Такой метод ухода в тень старый политик использовал всегда, хорошо продумывая дальнейшие действия, которые совершались по намеченному им плану. Но на этот раз это символизировало собой окончательный переход его на черную территорию сатаны.
Не стоим ли и мы по примеру старого Анны в тени, когда по нашему плану совершаются недобрые дела, преследования церкви Божьей и дела Божьего, причем это может касаться незначительных на первый взгляд вещей — высмеивания истины, преступного молчания, компромиссов в духовных вопросах, игнорирования некоторых советов Библии.
Созданный Анной священнический клан, обесчестивший то высокое звание, которое они носили, был сметен страшной Иудейской войной, в результате которой римляне разрушили Иерусалим, храм, рассеяв при этом самих иудеев. В огне пожаров и насилия погибла семья Анны, следовавшая порочным путем своего главы, «серого кардинала» Иерусалима.
[1] И. Флавий, Иудейские древности, в 2 т., Минск, Беларусь, 1994, т.2, кн. 18, гл. 2, с. 435.
[2] Р. Браунригг, Кто есть кто в Новом Завете, словарь, М., Внешсигма, 1998, с. 25; И. Флавий, Иудейские древности, в 2 т., Минск, Беларусь, 1994, т.2, кн. 20, гл. 9, 1, с. 551.
[3] Р. Браунригг, Кто есть кто в Новом Завете, словарь, М., Внешсигма, 1998, с. 25.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector