0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

«В тот день я собирался покончить с верой в Бога» – как сириец нашел смысл жизни в московском храме

«В тот день я собирался покончить с верой в Бога» –– как сириец нашел смысл жизни в московском храме

Приблизительное время чтения: 4 мин.

Мама христианка, отец мусульманин – Монсеф родился в Сирии, но с детства живет в России. Было время, родственники звали его вернуться на родину, но он решил остаться в Москве. А несколько лет назад он крестился, и теперь он – Максим.

Детство я провел в двух странах: в Сирии и России, куда переехала моя семья. Каждое лето я ездил на родину, но мне всегда хотелось поскорее домой, в Москву. В Сирии надо все время улыбаться, скрывать свои недостатки и думать, как бы не упасть в грязь лицом. А в России люди прямо выражают свои мысли, они искренны и открыты. Это мне ближе.

Выбор вероисповедания родители оставили за мной. Мама, невоцерковленная христианка, на мой вопрос «кто я?» всегда отвечала: «Вырастешь — поймешь». А папу, «этнического» мусульманина, религия вообще не интересовала. Но когда случались трудности, мама водила меня в храм — ставить свечки и просить, чтобы все наладилось. В один из таких походов я увидел, что люди подходят к священнику и тот что-то дает им ложечкой из большой чаши, и тоже встал в очередь, хотя и не был крещен. Но тут ко мне подошла какая-то старушка и отвела в сторону — видно, поняла, что я в храме человек случайный. И все-таки в мою душу упало семечко, которое потом проросло.

В 90-е, когда я учился в восьмом классе, в моей школе появились бритоголовые личности — скинхеды. А поскольку славянской внешностью я не отличался и был самым младшим в классе — в школу меня отдали в 4,5 года, – я был для них легкой добычей. Однажды после уроков я наткнулся на их компанию, началась погоня. Меня спас мигающий сигнал светофора, на который я успел проскочить, а они — нет. Первый раз в жизни я ждал возвращения в Сирию, чтобы почувствовать себя в безопасности.

Но и там мне снились кошмары, связанные с той погоней. Наконец моя бабушка, настоящая верующая мусульманка, заметила, что со мной что-то не так, выпытала, что меня мучило, и сказала, что молитва к Всевышнему отгоняет любой страх. Она научила меня молиться своими словами, и мои кошмары прекратились. Так моя любимая бабушка открыла мне, что надо мной есть Творец и Он меня слышит. Я стал изучать Коран – хотел узнать, что такое любовь Бога к человеку, но не нашел того ответа, который расставил бы все внутри меня по местам.

А знакомиться с православием я начал благодаря верующей жене. Я узнал, что Бог лично участвовал в моем спасении, понял, что Он не где-то в космосе, Он ближе ко мне, чем я сам. И решил креститься – это было вскоре после нашей с Настей свадьбы. Мне было 18, я учился на третьем курсе. Часть родственников перестала со мной общаться: они не приняли не только мое крещение, но и брак с русской. Но некоторые заинтересовались моим выбором и даже стали задавать вопросы.

Однако сам я как быстро пришел к Богу, так же быстро и отошел. У меня рождались вопросы, касающиеся веры, быта, семьи, но ответов я не находил. Я жил в состоянии внутреннего конфликта. Начал часто ругаться с женой. Когда мы в очередной раз поссорились, Настя зашла в храм Софии Премудрости Божией в Средних Садовниках и на исповеди рассказала о наших проблемах. Священник предложил ей прийти вместе со мной. Я согласился, хотя уже не надеялся ни в чем разобраться. В тот день я собирался покончить с верой в Бога, так как устал носить тяжесть вопросов, на которые не находил ответа.

В то субботнее утро мы долго беседовали. Отец Борис (так звали того самого священника, теперь нашего духовника) с такой любовью отвечал на все мои вопросы, что наша беседа превратилась в генеральную исповедь. Оказалось, что ответы на вопросы мне надо было искать в самой Церкви, а не где попало. Из храма я вышел с твердым намерением стать священником. Правда, когда я поделился этим желанием с отцом Борисом, тот предложил испытать временем моё желание, и отложить разговор на полгода и только после этого сказал: «Пора в алтарь». И вот уже шесть лет я алтарничаю, мечтая поступить в семинарию.

Мы с женой кардинально изменили свою жизнь. Когда в Москву привезли с Афона пояс Богородицы, мы отстояли одиннадцать часов, чтобы к нему приложиться и попросить у Бога детей. Мы обвенчались, и вскоре родился наш первенец.

Я всегда чувствовал, что не могу жить без семьи и России. Теперь я понял, что не могу жить и без веры.

Читать еще:  Дать Богу сделать с нами то, что Он решил

Православная Жизнь

Мама христианка, отец мусульманин – Монсеф родился в Сирии, но с детства живет в России. Было время, родственники звали его вернуться на родину, но он решил остаться в Москве. А несколько лет назад он крестился, и теперь он – Максим.

Детство я провел в двух странах: в Сирии и России, куда переехала моя семья. Каждое лето я ездил на родину, но мне всегда хотелось поскорее домой, в Москву. В Сирии надо все время улыбаться, скрывать свои недостатки и думать, как бы не упасть в грязь лицом. А в России люди прямо выражают свои мысли, они искренны и открыты. Это мне ближе.

Выбор вероисповедания родители оставили за мной. Мама, невоцерковленная христианка, на мой вопрос «кто я?» всегда отвечала: «Вырастешь — поймешь». А папу, «этнического» мусульманина, религия вообще не интересовала. Но когда случались трудности, мама водила меня в храм — ставить свечки и просить, чтобы все наладилось. В один из таких походов я увидел, что люди подходят к священнику и тот что-то дает им ложечкой из большой чаши, и тоже встал в очередь, хотя и не был крещен. Но тут ко мне подошла какая-то старушка и отвела в сторону — видно, поняла, что я в храме человек случайный. И все-таки в мою душу упало семечко, которое потом проросло.

В 90-е, когда я учился в восьмом классе, в моей школе появились бритоголовые личности — скинхеды. А поскольку славянской внешностью я не отличался и был самым младшим в классе — в школу меня отдали в 4,5 года, – я был для них легкой добычей. Однажды после уроков я наткнулся на их компанию, началась погоня. Меня спас мигающий сигнал светофора, на который я успел проскочить, а они — нет. Первый раз в жизни я ждал возвращения в Сирию, чтобы почувствовать себя в безопасности.

Но и там мне снились кошмары, связанные с той погоней. Наконец моя бабушка, настоящая верующая мусульманка, заметила, что со мной что-то не так, выпытала, что меня мучило, и сказала, что молитва к Всевышнему отгоняет любой страх. Она научила меня молиться своими словами, и мои кошмары прекратились. Так моя любимая бабушка открыла мне, что надо мной есть Творец и Он меня слышит. Я стал изучать Коран – хотел узнать, что такое любовь Бога к человеку, но не нашел того ответа, который расставил бы все внутри меня по местам.

А знакомиться с православием я начал благодаря верующей жене. Я узнал, что Бог лично участвовал в моем спасении, понял, что Он не где-то в космосе, Он ближе ко мне, чем я сам. И решил креститься – это было вскоре после нашей с Настей свадьбы. Мне было 18, я учился на третьем курсе. Часть родственников перестала со мной общаться: они не приняли не только мое крещение, но и брак с русской. Но некоторые заинтересовались моим выбором и даже стали задавать вопросы.

Однако сам я как быстро пришел к Богу, так же быстро и отошел. У меня рождались вопросы, касающиеся веры, быта, семьи, но ответов я не находил. Я жил в состоянии внутреннего конфликта. Начал часто ругаться с женой. Когда мы в очередной раз поссорились, Настя зашла в храм Софии Премудрости Божией в Средних Садовниках и на исповеди рассказала о наших проблемах. Священник предложил ей прийти вместе со мной. Я согласился, хотя уже не надеялся ни в чем разобраться. В тот день я собирался покончить с верой в Бога, так как устал носить тяжесть вопросов, на которые не находил ответа.

В то субботнее утро мы долго беседовали. Отец Борис (так звали того самого священника, теперь нашего духовника) с такой любовью отвечал на все мои вопросы, что наша беседа превратилась в генеральную исповедь. Оказалось, что ответы на вопросы мне надо было искать в самой Церкви, а не где попало. Из храма я вышел с твердым намерением стать священником. Правда, когда я поделился этим желанием с отцом Борисом, тот предложил испытать временем моё желание, и отложить разговор на полгода и только после этого сказал: «Пора в алтарь». И вот уже шесть лет я алтарничаю, мечтая поступить в семинарию.

Мы с женой кардинально изменили свою жизнь. Когда в Москву привезли с Афона пояс Богородицы, мы отстояли одиннадцать часов, чтобы к нему приложиться и попросить у Бога детей. Мы обвенчались, и вскоре родился наш первенец.

Я всегда чувствовал, что не могу жить без семьи и России. Теперь я понял, что не могу жить и без веры.

Подготовила Анастасия Бавинова

«В тот день я собирался покончить с верой в Бога» – как сириец нашел смысл жизни в московском храме

В Рождественское утро я пошёл вынести мусор и немного утрясти в животе все яства, которыми успел закинуться по окончанию поста. Приблизившись к помойке, я увидел как дворник наводит какую-то суету. Ну, думаю, работает человек… но присмотревшись, я уже не смог оторваться от этой картины.

Дворник из страны средней Азии, с добрыми глазами, с широкой улыбкой говорил со своим сыном по видеосвязи. Он доставал игрушки из лежащего в помойке пакета, и показывал их ребёнку по ту сторону экарна.

Читать еще:  22 де­каб­ря Пра­во­слав­ная Цер­ковь вспо­ми­на­ет день за­ча­тия пра­вед­ной Ан­ной Пре­свя­той Богородицы

«Тебе нравится? Это твои новогодние подарки, скоро отправлю тебе, как и обещал!» — говорил этот дворник, вытаскивая из помойки найденные игрушки. Я успел заметить содержимое пакета: грузовичок, кукла, машинка и ещё какие-то игруни. Особых поломок в них не заметил. Видимо, кто-то ревизию делал. Но больше всего зацепило моё внимание улыбка и восторг ребёнка в разбитом экране смартфона дворника. Мальчик лет пяти улыбался во все зубы и жестикулировал руками, крича что-то не совсем разборчиво. А отец только смеялся и доставал новые игрушки в ответ на каждый «Уау!» со стороны дитя. Наконец я отлип от этой картины и побрёл домой со сжимающимся сердцем. Весь путь обратно я себя спрашивал «А когда я в последний раз благодарил Бога, что не приходится искать подарки детям в помойке? Когда я благодарил Бога, что не пришлось уезжать от семьи на заработки в другие страны? Некогда мне благодарить, когда постоянно ропщу и не могу насытиться». Много неописуемых словами чувств от увиденного.

У меня всё. Кстати, поздравляю вас с прошедшим Рождеством!

Читайте также историю Мансефа Матни: «В тот день я собирался покончить с верой в Бога» –– как сириец нашел смысл жизни в московском храме

  • Читать источник

14 октября 2021 года в больнице святителя Алексия, митрополита Московского, выступят солисты оркестра «Виртуозы Москвы». Концерт приурочен к празднику Покрова Пресвятой Богородицы. В рамках выступления музыканты исполнят струнный секстет Петра Чайковского «Воспоминание о Флоренции», а концертмейстер оркестра, Заслуженный артист России Алексей Лундин расскажет о великом композиторе, сообщает пресс-служба лечебного учреждения. – Мы благодарны «Виртуозам» за музыкальный подарок в этот важный для каждого христианина день. Говорят, что музыка лечит. Это не просто слова, так как музыка поддерживает и дает силы, – отметил директор и главврач больницы Алексей Заров. Музыканты выступят в конференц-зале больницы для пациентов, сотрудников и добровольцев. Также на концерт приглашены волонтеры «красных зон» и друзья лечебного учреждения. Мероприятие состоится в рамках социально-культурной инициативы «Виртуозы – Москве». – Ощущение счастья дается человеку именно через возможность делиться, выйти из круга своего «я» и чувствовать, что ты можешь сделать кого-то счастливым, – сказал создатель камерного оркестра «Виртуозы Москвы» скрипач-виртуоз Владимир Спиваков. Первый такой концерт прошел в марте 2021 года в культурно-образовательном православном пространстве «Фавор». Концерт стал подарком для женщин-участниц благотворительной программы «Спаси жизнь». Также в рамках проекта прошли концерты для врачей Морозовской больницы и подопечных приюта «Теплый прием». Концерт в больнице святителя Алексия состоится в четверг 14 октября в 18:30. Адрес больницы: г. Москва, Ленинский проспект, д. 27. Центральная клиническая больница святителя Алексия, митрополита Московского, – крупнейшее медицинское учреждение Русской Православной Церкви, многопрофильное лечебное учреждение на 280 мест. В больнице лечатся люди со всей России вне зависимости от их веры. Для всех пациентов обследование и лечение проводятся бесплатно.

Открытие первой в Бразилии православной часовни состоялось 9 октября 2021 года в городе Кампина-дас-Мисойнс (штат Риу-Гранде-ду-Сул). Часовня в честь равноапостольных Кирилла и Мефодия возведена в городе, который в год 75-летия основания Аргентинской и Южноамериканской епархии и 75-летнего юбилея патриарха Кирилла получил звание «Центра Русской культуры» в Бразилии, сообщает епархиальный сайт. Спроектировала часовню архитектор из Белгорода Надежда Киргеева по инициативе прежнего настоятеля прихода – игумена Иннокентия (Деньщикова) и президента культурной ассоциации России в Кампина-дас-Мисойнс Жасинто Анатолия Заболотского. После разработки проекта в кратчайшие сроки было выбрано место для будущей постройки, оформлены все необходимые документы и началось ее возведение. В день открытия и освящения часовни Литургию в сослужении духовенства Бразильского благочиния возглавил благочинный Бразильского Церковного округа, настоятель храма в честь преподобного Сергия Радонежского в Порту-Алегри протоиерей Анатолий Топала. После службы отец Анатолий от имени управляющего Аргентинской и Южноамериканской епархией епископа Леонида вручил архиерейские грамоты и благодарственные письма всем потрудившимся над основанием и строительством часовни. В торжественном мероприятии приняли участие мэр города Кампина-дас-Мисойнс Карлос Жустен, представители Правительства штата Риу-Гранде-ду-Сул и официальный представитель Россотрудничества Сергей Шумилов.

Такие вопросы от детей и подростков не редкость. И хотя в каждом конкретном случае нужно знать подробности, чтобы ответить «прицельно», все же есть некие общие принципы, что делать, если мама не разрешает гулять. Отвечает учитель Нина Иващенко, мать троих детей и бабушка троих внуков.

В восточной Индии христианские пасторы ежедневно подвергаются преследованиям со стороны радикальных индуистов за то, что число христиан среди местных племен Саора (Саура, Савара, Сабара, Сора) быстро увеличивается. По данным исследователей, число христиан среди племен Саора на востоке страны увеличилось с 2 000 человек 30 лет назад до более 200 000 сегодня, что составляет примерно 60% населения племен Саора, сообщает пресс-служба правозащитной организации «Голос мучеников – Корея». – До сих пор … пасторы лично «платили цену» за быстрое распространение христианства среди их племен за последние 30 лет, – сказал представитель организации Хен Сук Фоли. По его словам, подобный рост числа христиан вызвал негодование и привел к проявлениям насилия в отношении христианских пасторов Саора, живущих в деревнях штата Одиша, большинство жителей которых исповедуют индуизм. В то время как многие из деревень Саора являются христианскими, есть христиане Саора, составляющие очень небольшое меньшинство, проживающее в индуистских деревнях. Христиане, живущие в этих деревнях, ежедневно подвергаются преследованиям. При этом, как правило, страдают более всего именно пасторы, поскольку жители индуистских деревень винят в первую очередь их в стремительном распространении христианства. – Радикальные индуисты недовольны распространением христианства и заставляют пасторов страдать, – сказал представитель «Голоса мучеников – Корея». По словам Хен Сука Фоли, преследование христиан и пасторов Саора включает неприятие их семей, запрет на использование общих колодцев и местных магазинов, избиения и поджоги церковных зданий.

Читать еще:  Погледати свет и молити се Богу. О ходочашћу за поклонике са инвалидитетом

Как сириец нашел смысл жизни в московском храме

Мама христианка, отец мусульманин – Монсеф родился в Сирии, но с детства живет в России. Было время, родственники звали его вернуться на родину, но он решил остаться в Москве. А несколько лет назад он крестился, и теперь он – Максим.

Детство я провел в двух странах: в Сирии и России, куда переехала моя семья. Каждое лето я ездил на родину, но мне всегда хотелось поскорее домой, в Москву. В Сирии надо все время улыбаться, скрывать свои недостатки и думать, как бы не упасть в грязь лицом. А в России люди прямо выражают свои мысли, они искренны и открыты. Это мне ближе.

Выбор вероисповедания родители оставили за мной. Мама, невоцерковленная христианка, на мой вопрос «кто я?» всегда отвечала: «Вырастешь — поймешь». А папу, «этнического» мусульманина, религия вообще не интересовала. Но когда случались трудности, мама водила меня в храм — ставить свечки и просить, чтобы все наладилось. В один из таких походов я увидел, что люди подходят к священнику и тот что-то дает им ложечкой из большой чаши, и тоже встал в очередь, хотя и не был крещен. Но тут ко мне подошла какая-то старушка и отвела в сторону — видно, поняла, что я в храме человек случайный. И все-таки в мою душу упало семечко, которое потом проросло.

В 90-е, когда я учился в восьмом классе, в моей школе появились бритоголовые личности — скинхеды. А поскольку славянской внешностью я не отличался и был самым младшим в классе — в школу меня отдали в 4,5 года, – я был для них легкой добычей. Однажды после уроков я наткнулся на их компанию, началась погоня. Меня спас мигающий сигнал светофора, на который я успел проскочить, а они — нет. Первый раз в жизни я ждал возвращения в Сирию, чтобы почувствовать себя в безопасности.

Но и там мне снились кошмары, связанные с той погоней. Наконец моя бабушка, настоящая верующая мусульманка, заметила, что со мной что-то не так, выпытала, что меня мучило, и сказала, что молитва к Всевышнему отгоняет любой страх. Она научила меня молиться своими словами, и мои кошмары прекратились. Так моя любимая бабушка открыла мне, что надо мной есть Творец и Он меня слышит. Я стал изучать Коран – хотел узнать, что такое любовь Бога к человеку, но не нашел того ответа, который расставил бы все внутри меня по местам.

А знакомиться с православием я начал благодаря верующей жене. Я узнал, что Бог лично участвовал в моем спасении, понял, что Он не где-то в космосе, Он ближе ко мне, чем я сам. И решил креститься – это было вскоре после нашей с Настей свадьбы. Мне было 18, я учился на третьем курсе. Часть родственников перестала со мной общаться: они не приняли не только мое крещение, но и брак с русской. Но некоторые заинтересовались моим выбором и даже стали задавать вопросы.

Однако сам я как быстро пришел к Богу, так же быстро и отошел. У меня рождались вопросы, касающиеся веры, быта, семьи, но ответов я не находил. Я жил в состоянии внутреннего конфликта. Начал часто ругаться с женой. Когда мы в очередной раз поссорились, Настя зашла в храм Софии Премудрости Божией в Средних Садовниках и на исповеди рассказала о наших проблемах. Священник предложил ей прийти вместе со мной. Я согласился, хотя уже не надеялся ни в чем разобраться. В тот день я собирался покончить с верой в Бога, так как устал носить тяжесть вопросов, на которые не находил ответа.

В то субботнее утро мы долго беседовали. Отец Борис (так звали того самого священника, теперь нашего духовника) с такой любовью отвечал на все мои вопросы, что наша беседа превратилась в генеральную исповедь. Оказалось, что ответы на вопросы мне надо было искать в самой Церкви, а не где попало. Из храма я вышел с твердым намерением стать священником. Правда, когда я поделился этим желанием с отцом Борисом, тот предложил испытать временем моё желание, и отложить разговор на полгода и только после этого сказал: «Пора в алтарь». И вот уже шесть лет я алтарничаю, мечтая поступить в семинарию.

Мы с женой кардинально изменили свою жизнь. Когда в Москву привезли с Афона пояс Богородицы, мы отстояли одиннадцать часов, чтобы к нему приложиться и попросить у Бога детей. Мы обвенчались, и вскоре родился наш первенец.

Я всегда чувствовал, что не могу жить без семьи и России. Теперь я понял, что не могу жить и без веры.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector