4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Навигация по записи

Полевевшие неолибералы уже который год сдают позиции правым движениям и партиям , которые ещё несколько лет назад были маргинальными объединениями радикалов.

Левый президент или премьер — самое лучшее , что можно сделать для продвижения нормальной либеральной идеологии: без левацких иждивенческих догматов , химер «социальной справедливости» и мультикультурализма. Насмотревшись за последние годы на правление Обамы , Трюдо , Олланда , а теперь ещё и Макрона , левых правительств в странах Южной Европы — Испании , Италии , Греции — люди во всем мире резко расхотели идти по пути социализма , они стали поддерживать центристов , правых , консерваторов , даже националистов , лишь бы не упёртое в своих убеждениях левачьё.

Именно поэтому во всем мире набрала силу тенденция на общее поправение очень многих политических сил или появление новых , отвечающих требованиям времени. Трамп вместо бешеных левых демократов , правое правительство Италии вместо вечной чехарды лоскутных кабинетов из пяти-шести левых партий , усиление « Альтернативы для Германии» в ответ на миграционную политику Меркель , в конце концов — австрийское правое правительство , возглавляемое молодым лидером « Народной партии» Курцем.

Началось же всё в конце нулевых , когда довольные собой левоцентристы решили пустить к штурвалу радикалов. Множество леволиберальных и социал-демократических сообществ , шантажируя центристские правительства потерей поддержки , постепенно притянули в свои лагеря представителей истеблишмента , а многие представители этих групп сами вошли в истеблишмент. Произошло сращивание управленческого класса с леволиберальными догматиками , и затронуло оно многие страны Запада.

Слишком много diversity

В 2007 году в США на выборах президента победил представитель Демократической партии мулат Барак Обама. Он был идеальным мультикультурным кандидатом , связанным с сенаторской династией по матери , будучи афроамериканцем по отцу. В его победе в серьёзной степени поучаствовали представители множества левых групп , порой весьма радикальных. Они продвигали его в новых тогда соцсетях и всячески увеличивали медийный ресурс Обамы. Просто отправить леваков восвояси было нельзя , в итоге срощенные группы влияния пошли вразнос. Леволиберальные догмы стали всё сильнее проникать в официальную риторику Белого Дома , а также воплощаться во многих законопроектах. Поддержка меньшинств дошла до квотирования , равенство возможностей сменилось равенством результатов , так называемая «позитивная дискриминация» давно стала дискриминацией обычной , а упор на обязательное расовое разнообразие — так называемое diversity — перешёл все допустимые границы.

https://www.youtube.com/watch?v=iKcWu0tsiZM — пародийный ролик на левацкую систему ценностей и те крайности до которых вполне может дойти подобная система

Через некоторое время подобные движения стали поднимать голову и в Европе. Они пришли далеко не на пустое место: как и в США левые опирались на длительную практику политкорректности и терпимости , так и в Старом Свете соцдемы и их побратимы имели прочное основание в виде «достижений 67 года», являвшихся по сути победой левацкого инфантилизма над здравым смыслом. Уже в нулевые почти во всех странах Западной Европы левые имели или большинство в высших законодательных органах , или контроль над правительством. Лейбористам в Британии , социалистам во Франции и Испании не угрожало вообще ничего , а центристы в Швеции или Германии имели весьма шаткое превосходство , могущее перейти к соцдемам в одночасье.

Однако влияние радикалов на правящие партии по обе стороны Атлантики росло , и в итоге от традиционной для левоцентристов «социалочки» политика американского и европейских правительств дошла до навязывания политики идентичности , резкого сближения с феминистками и ЛГБТ-движениями , всяческого потворства мигрантам и нацменьшинствам; в конце концов убеждение в важности принадлежности к какому-либо меньшинству стало возводиться в культ , а в радикальной форме риторика левых групп возводила уродства и девиации в ранг новой нормы. Находясь в симбиозе с радикалами , леволиберальные правительства во многих странах оторвались от реальности , что начало проявляться при первых же кризисах.

Недовольные представители большинства в этих странах переставали поддерживать устоявшиеся политические силы , быстро поднимая маргинальные некогда движения на уровень сильных парламентских партий. Ещё на стыке десятилетий правые партии стали получать заметные проценты , будь то «Шведские демократы» или украинская «Свобода». Приток поддержки получили также консервативные силы , в основном за счёт своих радикальных фракций — так случилось в Британии и США , где Обама столкнулся с радикально республиканским Конгрессом в свой второй срок. Но леваков эти звонки не пугали , и они продолжали тащить правящую элиту в болото своих идейных химер. Последствия не заставили себя долго ждать.

Центристский маятник

Борьба левых за права давно превратилась в борьбу за привилегии , которую левоцентристский даже истеблишмент уже успел сделать государственной политикой. Беззубые центристы , не могущие предложить альтернативу , и , боясь прямо критиковать идеологемы левых , чтобы не прослыть неполиткорректными , теряли поддержку — их электорат уходил к правым , что на первый взгляд только укрепляло позиции соцдемов.

Именно это произошло в Швеции в 2014 году , когда консервативное правительство Фредерика Рейнфельда вынуждено было уйти в отставку из-за резкой потери голосов на выборах в Ригстаг и своего проигрыша левой коалиции. Соцдемы и зелёные , оставшись на том же уровне поддержки , смогли сформировать правительство , но главной сенсацией тех выборов было вовсе не это , а двукратный рост числа голосов за «Шведских демократов» ( Sverigedemokraterna ) — националистическую партию , имевшую небольшую фракцию , но известную своей антимигрантской риторикой. После тех выборов SD стали третьей партией в Швеции , и только чистоплюйство консерваторов-центристов помешало им войти в правительство , создав тем самым важный прецедент.

Ни в одной из стран леваки не вынесли уроков и дальше продолжали тянуть в свою сторону. Первым серьёзным поражением для них стал Brexit — успех правых консерваторов на референдуме о выходе Британии из Евросоюза. Это было шоком для лейбористов , уже успевших стать почти социалистической партией , да и умеренные консерваторы были несколько озадачены. Впрочем , благодаря фракционной структуре партии Тори удалось не только сохранить власть при переходе маятника поддержки вправо , но и укрепить свою власть , сформировав правительство в одиночку , без коалиции с либерал-демократами .

Уже нагнетающаяся истерика левых всё ещё не была адекватным парированием ответа правых на вызов левого радикализма. Слюнявые акции больших детей в Лондоне не могли повернуть тренд общественного мнения вспять и отвлечь общества Европы и Америки от культурного кризиса , углубление которого началось из-за неспособности леваков признавать свои ошибки. Американские демократы лишь усилили трансляцию своих идеологем через подконтрольные медиа. Послание демократических СМИ стало приобретать черты даже не пропаганды , а религиозой проповеди , где Барака Обаму преподносили как святого и пророка Идей Нового Светлого Будущего. Всех несогласных шельмовали ярлыками «расист», а республиканцев — даже умеренных — показывали чуть ли не как фашистов.

Читать еще:  В новом учебном году в школах Чечни планируют начать изучение основ ислама

Однако мощное правое движение , поднявшееся в Америке в середине десятых , стало ответом на бешенство леволиберальных реформаторов , доведших страну до фактического раскола. Пробуждение огромного пласта спящего электората — недовольного молчаливого большинства — свело на нет все результаты левого активизма и позволило сначала республиканцам взять большинство в Конгрессе , а затем Дональду Трампу — сломать все препоны американского истеблишмента и стать президентом США. И тут началась настоящая истерия: ярость левых высыпала на улицы , в типично социалистических штатах — Калифорнии и Нью-Йорке — «женские» марши собирали сотни тысяч человек , акции феминисток по одеванию американок в хиджабы долго держалась в медиаполе , многие звёзды шоу-бизнеса каждый день только и делали , что поносили Трампа — как в целом вменяемая Кэти Пэрри , так и натурально сумасшедший Шайя ла Бёф. Неустойчивые к подобному влиянию миллениалы , возможно и стали поддерживать демократов , но даже среди них полевение после избрания Трампа было временным. Демократы продолжили терять поддержку из-за того , что не смогли предложить что-то повменяемей , чем продолжение политики Обамы и сохранение его «наследия».

Миграционный кризис , наложившийся на первые электоральные прецеденты , в конце концов ударил по Континентальной Европе. Правительству Меркель в Германии с трудом удалось удержаться , ибо консервативный электорат ушёл к AfD , реакция на её неуверенное «мы справимся» показала резкое недовольство полевением ХДС в последние 10 лет. Новая политика идентичности , проводимая во Франции , даже для этой цитадели 68-го была уже за гранью адекватности. Этим воспользовался «Национальный Фронт», перешедший после смены руководителя от оголтелой ксенофобии к умеренному этническому национализму. FN стал снова добиваться успеха на муниципальных выборах , а на президентских Марин Ле Пен прошла во второй тур и побила рекорд своего отца: треть голосов французов за контрэлитного кандидата от некогда маргинальной партии чего-то да стоят.

Механизм данного маятника правительств во всех странах был одинаков: левые мобилизовывали радикалов , поддержка от центристов , неспособных открыто критиковать леваков , в итоге уходила к правым , что в свою очередь приводило к приходу соцдемов и даже социалистов к власти и краху центристские сил. Левое правительство вызывало отторжение большой части населения , что приводило к усилению правых в следующем электоральном цикле и либо приходу к власти право-центристской коалиции ( Британия , Италия , Австрия), либо к ещё большей поляризации политического поля и дальнейшему ослаблению Центра ( Германия , Швеция , США , в некоторой степени Франция). В России данные явления также имеют место , но многие особенности нашей страны заслуживают внимания в отдельной статье. Сейчас же интереснее было бы пройтись по тем силам , чьё появление и развитие было вызвано той упёртой убеждённостью в своих идеях левацких фанатиков. Кого они породили себе на погибель?

Да , реакция!

Надо было очень постараться , чтобы бывшие расисты и криптонацисты стали силой , отвечавшей требованиям времени и вызовам Истории , но западным левакам это удалось. Неудержимый левый крен сделал даже ультраправых вменяемой силой по сравнению с беснующимися леволибералами , чего уж говорить о консерваторах , альтернативных правых или гражданских националистах. Пять лет назад никто и представить не мог , что британские консерваторы будут плотно взаимодействовать с UKIP , американский президент своим приходом к власти будет обязан в том числе правому медиаресурсу , а «Шведские демократы» по опросам станут самой популярной политической силой страны. Как же это получилось?

Во-первых , консерваторы перестали быть чистоплюями , видя , что традиционный избиратель уходит от них влево. И они просто нашли себе нового. Около трети голосов , отданных за Трампа — это голоса людей , не ходивших ранее на выборах , голоса тех , кого не спрашивали. Даже некоторые умеренные демократы отдали голоса за республиканского кандидата , хотя два президента-республиканца и даже некоторые сенаторы проголосовали за Клинтон. Французский Нацфронт и британские консерваторы использовали ту же стратегию , перестав обращать внимание на умеренный электорат , которому было всё не так , а угодить было сложно. Легче было с нуля написать послание к менее требовательному избрателю , который хотел лишь назвать вещи своими именами. Новые группы , незатронутые политикой до того , среагировали на новое и честное послание консерваторов.

Во-вторых , правые группы от правых либералов до неонацистов оказались гораздо демократичнее , чем леваки. Свобода слова в их рядах была главной и непреложной ценностью , а форумы типа Форчана её только культивировали. Фактически правые сообщества Британии и США представляли из себя сетевые объединения классических либералов , которым чужды левацкие веяния , зато очень близка национально-культурная ориентация и базовые демократические ценности. Горизонтальные связи и самоорганизация этих сетевых клубов быстро возрастала и крепла , что позволяло через некоторое время создать единое информационное поле , основанное на старой идеологии , переработанной по-новому . Так появились первые ресурсы-спикеры , самый известный из которых — Breitbart , главредом которого долгое время являлся Стивен Бэннон , впоследствии ставший советником Дональда Трампа.

Сетевые сообщества увеличивали свой охват по мере нахождения новых инфоповодов левого экстремизма. Критика традиционных СМИ усиливала консервативные издания и форумы как единственную альтернативу в информационном плане. В конце концов умеренные правые оказались гораздо демократичнее , чем силы , называвшие себя демократами , для которых диктат политкорректности и навязывание своих догматов уже стал привычной практикой.

В-третьих , правые сообщества и движения были во многих смыслах реакционными. Они были настоящими реакционерами в плане культуры , всячески противясь левацким «прогрессивным инновациям», они были реакцией на давление элиты , и из их среды начала формироваться элита совсем другого рода. В США она слабо соприкасалась с истеблишментом Республиканской партии — разве что через «Движение чаепития» — а вот в Европе «реакционеры» из мелких и не очень партий имели хороший опыт организационной деятельности и были рады привнести его на острие нового политического движения. Типичными примерами такой конверсии являются Йимми Окессон ( лидер «Шведских демократов в юности состоял в молодёжном крыле консерваторов) и Бернд Лукке , который , прежде чем основать AfD , 33 года был членом ХСС. Благодаря приходу к правым опытных правоцентристских политиков европейские праволиберальные и неоконсервативные силы быстро набрали популярность и стали заметными участниками политической жизни своих стран. Открытость к новым идеям и лицам — тоже типично демократическая черта — сделала европейских правых успешной политической силой , которая ещё не раз проявит потенциал к росту.

Читать еще:  Представители РПЦ назвали сериал `Школа` провокативным

В конце концов сильная радикализация левых привела к их отрыву от большинства , который не смогли залить пропаганда , повальный активизм на улице и контроль над госаппаратом. Здоровые силы справа продолжают усиливаться , и их нынешнее состояние — лишь промежуточный этап между первыми победами и дальнейшим ростом. Этот рост может быть упреждён левыми только если те признают несостоятельность многих своих догматов и пойдут в народ с переработанной идеологией социал-демократии . Но этого , к счастью , не предвидится.

Особенности либерализма

Изначально либерализм был направлением, которое провозглашало незыблемость прав и свобод человека. Разница в XXI веке с консерватизмом становится все меньше, так как консерваторы редко выступают против свободы предпринимательства, например. Они во многом схожи в своем противостоянии тоталитаризму и авторитаризму. Либерализм можно поделить на такие направления:

  • Социальный.
  • Культурный.
  • Экономический.
  • Политический.
  • Исламский.

В России XIX века либеральными императорами считают Александра II и Александра I в противовес Николаю I и Александру III. В России XX века к либералам можно отнести партию кадетов при Николае II и партию “Яблоко” в конце 1990-ых.

В общественной мысли существует такое направление, как либерал-консерватор. В США таковыми является часть республиканской партии, которая, например, не принимает нелегальной миграции. В Польше – “Гражданской платформой” Д. Туска.

Рис. 3. Либералы и консерваторы.

[править] Формы консерватизма

[править] Либеральный консервативный

Либеральный консерватизм является вариантом консерватизма, объединяющий консервативные ценности и политику с определенным уклоном в либерализм. Термины консерватизм и либерализм имели разные значения в разные времена и в разных странах, поэтому и либеральный консерватизм тоже имеет широкий спектр значений. Исторически этот термин использовали для обозначения взглядов, которые сочетали экономический либерализм, отвечавший рыночному принципу laissez-faire, и классическое консервативное стремление к сохранению традиций, уважению к власти и к религиозным ценностям. Это направление мысли противостоял классическому либерализму, который требовал свободы личности как в экономической, так и в социальной сферах.

Постепенно общая консервативная идеология приняла позицию экономических либералов, и термин либеральный консерватизм стал просто консерватизмом. Это справедливо для стран, в которых либеральная экономика является исторической традицией, например в США, а потому он и считается консервативной ценностью. В других странах, таких как Италия или Испания, в которых либеральные консерваторы были одной из основных политических сил, термины либерализм и консерватизм могут считаться синонимами.

Другое значение термина «либеральный консерватизм» развился в Европе. Это сочетание современных, менее традиционалистского, консервативных взглядов с социальным либерализмом. Такие взгляды возникли как оппозиция более коллективистским взглядам социализма. Часто такие взгляды включают консервативные идеи по экономике свободного рынка и веру в личную ответственность с либеральными социальными взглядами по правам человека, энвайроментализмом и поддержкой благосостояния государства. Это философия шведского премьер-министра Фредрика Рейнфельдта. Эти взгляды часто называют социальным консерватизмом.

[править] Консервативный либерализм

Консервативный либерализм является разновидностью либерализма, объединяющий поддержку либеральных ценностей и политики с определенным уклоном в консерватизм, то есть, составляет правое крыло либерального движения. Корни консервативного либерализма ведут начало еще со времен зарождения либерализма. К мировым войнам политический класс в большинстве европейских стран состоял из консеративних либералов. Консервативный либерализм — более положительный и менее радикальный вариант классического либерализма. Первая мировая война привела радикальные круги классического либерализма к умеренным, то есть консервативным, взглядам.

[править] Культурный консерватизм

Культурный консерватизм является мировоззрением, который придает большое значение сохранению культурного наследия нации или совокупности народов, например, в случае западной культуры или китайской цивилизации. Культурные консерваторы пытаются приспособить к современной жизни нормы прошлого. Идеалы могут быть романтические, например в антиметрическом движении, которое протестует против введения метрической системы мер. Они могут быть также институциональными, например, отстаивание капитализма, отделени церкви от государства или власти закона.

Сюда относится также социальный консерватизм, который выступает за сохранение некоторых моральных норм и обычаев. Например, в мире считается аморальным для женщины показывать слишком обнаженное тело или лицо, и так далее.

Культурные консерваторы обычно утверждают, что старые институты и старые порядки приспособились и вошли в соответствующую культуру, а поэтому должны быть сохранены. Утверждается также, что люди имеют право на собственные культурные нормы, собственный язык и традиции.

[править] Религиозный консерватизм

Религиозные консерваторы пытаются применить в политике идеологические учения, а порой и повлиять на законы. Религиозный консерватизм часто находится в конфликте с тем современным культурным средой, в которой живут верующие. Нередко религиозные консерваторы призывают к возвращению к первооснов и осуждают реалии современной жизни, видя в нем коррупцию, греховность и ересь. В качестве примера можно привести радикальных реформаторов времен протестантской Реформации, реставрационализм 19-го века и многие современные религиозные течения.

Либералы считают, что женщины имеют право решать, что происходит с их собственным телом. Свобода выбора является основной опорой либеральной перспективы. Кроме того, либералы считают, что правительство должно оказывать финансовую и структурную поддержку всем женщинам — даже неимущим — в целях обеспечения безопасного и законного абортов.

Консерваторы считают, что аборт — это убийство человека с отдельными правами. Поэтому они допускают только аборты в случае изнасилования или при проведении беременности могут серьезно угрожать здоровью матери.

Основные принципы либерализма

Зарождению либерализма способствовали бесчинства Католической церкви и абсолютных монархов. Либералы отвергли уставы Божественного права монархии на власть и мнение о том, что религия — единственный источник истины.

В качестве альтернативных взглядов либералы предложили:

  • Обеспечить данные от природы естественные права (на жизнь, на частную, интеллектуальную собственность, на личную свободу).
  • Обеспечить гражданские права.
  • Установить равенство перед законом всех граждан.
  • Установить свободную рыночную экономику.
  • Обеспечить ответственность правительства и прозрачность государственной власти.

При этом функции государственной власти должны свестись к минимуму, который необходим для осуществления этих принципов. В современном либерализме также наблюдается предпочтение открытого общества, которое основано на плюрализме и демократической форме управления государством с тем условием, что права меньшинств и каждого отдельного гражданина будут соблюдаться неукоснительно.

Также среди некоторых современных течений встречаются более терпимые позиции относительно государственного регулирования свободных рынков ради обеспечения следующих принципов:

  • Каждый гражданин имеет равные возможности в достижении успеха.
  • Всеобщее образование.
  • Снижение разницы между доходами населения.

Позиция сторонников таких взглядов заключается в содержании элементов социального государства (государственных пособий по безработице, приютов для бездомных и бесплатного здравоохранения) в политической системе.

С точки зрения либералов, государственная власть необходима только для обеспечения благ граждан, а осуществлять политическое руководство страной можно лишь на основе общественного консенсуса. Сегодня наиболее соответствующая либеральным принципам политическая система — это либеральная демократия.

«Liberalis» на латинском языке значит «свободный». Первоначально это понятие включало в себя всех инакомыслящих людей, не скрывающих свои свободомыслящие, вольнолюбивые предпочтения. Однако с образованием мощного политического течения, это понятие приобрело позицию ёмкой доктрины, главная цель которой — разрушить установленные годами порядки и устои. Основными инструментами либералов в поиске истины являются реформы.

Если сравнивать, чем либералы отличаются от консервантов, то среди общих признаков можно выделить неоднородность структуры политического мышления либералов. Так, например, истории известны существования различных национал-либеральных течений, существование фламандских, правых или левых либералов. В то время как консерваторы более фундаментальны, традиционны и последовательны.

Виды консервативных республиканцев в США

Консервативных республиканцев можно разделить на четыре категории:

  • неоконсерваторы;
  • палеоконсерваторы;
  • социальные консерваторы;
  • финансовые консерваторы.
Читать еще:  На Вятке начинается Великорецкий крестный ход

Первые являются сторонниками интервенций во внешней политике, в том числе это касается и превентивных действий против стран, которые создают угрозу миру и процветанию США. Именно неоконсерваторы выступали чаще всех за войну в Ираке.

Палеоконсерваторы не доверяют современной политике. Они хотят возродить Америку и сделать ее такой, какой она была в самом начале своего существования. Палеоконсерваторы хотят разрешить свободно носить огнестрельное оружие, выступают против употребления наркотиков, хотят запретить аборты и однополые браки на территории государства.

К социальным консерваторам относятся представители религиозных правых. Они выступают за сохранение традиционных ценностей, поскольку верят в то, что это позволит улучшить американское общество.

Финансовые консерваторы выступают за то, чтобы государство снизило свои расходы и налоги. Также они призывают сбалансировать бюджет и погасить долг страны. Финансовые консерваторы являются сторонниками свободной торговли. Они против того, чтобы государство вмешивалось в экономику.

кандидат философских наук, доцент Школы философии НИУ ВШЭ

Консерваторы выступают за сохранение текущего положения вещей, ссылаясь на «наши ценности» и то, что резкие перемены вредны для общества. Ценности, подлежащие «консервированию», соответственно, могут быть разные. В конце эпохи СССР это были ленинские идеалы, в нынешней российской ситуации это «стабильность и православие», в США ультраконсерваторы во главе с Трампом предлагают «Снова сделать Америку великой» — сохранить американскую мечту.

Либералы формально определяются через то, что считают высшей ценностью человеческую свободу и, шире, вообще верят в лозунг Французской революции «свобода, равенство и братство». На практике либералы обычно выступают сторонниками прогрессивных изменений, а содержание их либерализма зависит от того, что собираются «консервировать» их оппоненты, и наоборот. Так, в США либералы — это сторонники социальных гарантий (получается, противники американской мечты), и при этом они выступают за расширение личных свобод (против консервативных ценностей, связанных с ограничением на аборты, например). В России либералы могут быть сторонниками рыночных ценностей и при этом все равно личных свобод — их оппоненты выступали бы за сильное государство и формально за социальные гарантии с его стороны.

Консерваторы в политике всегда правые (так повелось со времен Национальной ассамблеи времен Французской революции, когда они сидели в зале собрания с правой стороны, а их враги якобинцы — слева). Либералы в США, соответственно, в рамках двухпартийной системы считаются левыми.

В мире в целом к левым относят (в порядке уменьшения радикализма) анархистов, коммунистов, социалистов, социал-демократов и левых либералов — всех тех, кто выступает под лозунгами социальной справедливости и прогресса. Как ни странно, при этом существуют авторитарные левые, очень близко подходящие в своей приверженности собственным идеям к консерватизму (в России типичный пример — неосталинистская КПРФ).

К правым относят (в том же порядке) национал-социалистов, фашистов, традиционалистов и умеренных консерваторов, правых либералов.

Правые либералы отличаются от левых тем, что первые требуют защитить свободу предпринимательства и собственность, а вторые больше волнуются о социальной справедливости и готовы ради этого смириться с «большим государством», наделенным множеством полномочий.

Социалисты и либералы, если они умеренно настроены, могут быть довольно похожи по взглядам друг на друга и вяло спорить о том, что важнее: справедливость или свобода. Но вот радикальные социалисты и правые либералы никогда не договорятся о роли частной собственности в обеспечении и того и другого: социалисты требуют ее ограничения; правые либералы в целом уверены, что собственность — единственное условие свободы.

Центристами могут считаться те, кто находится в центре этого спектра, то есть слева направо умеренные либералы (не требующие ни ограничения государственной власти, ни слишком сильных реформ) и умеренные консерваторы.

Другие вопросы и ответы на сайте The Question.

Что такое консерватизм — кратко и понятно

Консервативность предполагает бережное отношение к традициям, отстаивание привычного образа жизни, сопротивление нововведениям.

Реформы в политике, изобретения в науке, эксперименты в искусстве вызывают у консерваторов настороженное, скептическое отношение, подвергаются критике и даже шельмованию. Напротив, устоявшиеся социальные формы, такие как семья, религия, окружаются ореолом святости.

Основатель консерватизма (в английском языке значение слова conservative — осторожный, скромный, умеренный) стал английский политический деятель Эдмунд Берк.

Эдмунд Берк (1729 — 1797) — англо-ирландский парламентарий, политический деятель, публицист эпохи Просвещения, родоначальник идеологии консерватизма.

Его труд «Размышления о революции во Франции», опубликованный в конце 18 века, заложил краеугольный камень консерватизма.

В 19 веке консервативную мысль осуществили в политике Отто фон Бисмарк, Бенджамин Дизраэли.

Особенности консерватизма в России

Идеологическое течение в России отличается от западного типа, отражая исторический опыт сразу двух периодов: дореволюционного и советского. Большинство современных российских консерваторов придерживаются следующих убеждений:

  1. реакционное (осторожное) отношение к демократическому прогрессу;
  2. сохранение национальной самобытности, отказ от подражательства Западу;
  3. главенствующая роль православия в образовании и культурной пропаганде при сохранении уважения к другим конфессиям;
  4. культ сильного централизованного государства;
  5. самодержавие (авторитарное правление), как наиболее эффективный способ поддержания единства и благосостояния народа.

Почти все пункты нередко подвергаются критике так называемой либеральной общественности.

Ряд политологов (ангажированных Западом, в подавляющем большинстве) упорно продвигают в массы идею, что в России за последние 10 лет сложился консолидированный (опирающийся на олигархов) авторитарный политический режим, который лишает граждан шанса на демократические преобразования (в интересах Запада, естественно).

Этому якобы сопутствуют жёсткий контроль СМИ со стороны государства (при этом информация об этом открыто печатается в этих самых СМИ, что уже опровергает тезис о цензуре, но кто об этом задумывается?), коррупция власти, электоральные фальсификации (а как иначе объяснить провал западной пропаганды?), наращивание бедности граждан и социальное неравенство.

В общем, суть понятна.

Консервативные воззрения 90% процентов Россиян так называемый «коллективный запад» не устраивают, ибо не дают возможности расшатать ситуацию и сменить текущее руководство страны на то, что будет смотреть в рот этому самому Западу и говорить «Чего изволите».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector