0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

В чём секрет? Лужкова за реновацию хотели на руках носить, а Собянина хотят

Содержание

В чём секрет? Лужкова за реновацию хотели на руках носить, а Собянина хотят. выносить

Замена жилого фонда Москвы – масштабный и вкусный проект, к которому рано или поздно будет приходить каждый мэр. Мы сравнили между собой две первые попытки – Лужкова и Собянина.

В России практически нет взрослых людей, которые не слышали бы про московскую реновацию – «капитальный ремонт» города, для которого потребовалось даже принять соответствующие федеральные законы. Можно даже сказать, что реновация стала визитной карточкой нынешней столичной власти – второй после беспощадной войны с рынками и киосками, отщипывавшими небольшие куски у торговых сетей-монополистов. Но войти в историю обслуживанием «Пятёрочек» – это для Сергея Собянина мелковато. Вот взять и перестроить огромный древний город – это масштаб!

Реклама начинания получилась такой масштабной, что как-то подзабылась предыстория вопроса – например, тот факт, что до Собянина аналогичную реновацию (пусть и не употребляя этого слова) провёл Юрий Лужков, при котором были снесены действительно низкокачественные пятиэтажки, тогда как Собянин уничтожает добротный жилой фонд. Вот только сравнение этих двух проектов получается не в пользу Сергея Семёновича. В самом деле, лужковского сноса ждали, мечтали попасть в программу, против собянинского – выходят на митинги.

Конечно, масштабы Лужкова были поскромнее: снесено около 5% столичных домов (при новой реновации – в три раза больше), переехало порядка 160 тысяч семей, для переселенцев строились 14-17-этажные здания. Сейчас в проектах доходит до 72 этажей.

1. Юридические аспекты

Оба принудительных отчуждения жилья слабо коррелируют с законодательством, но лужковская администрация практически не получала претензий жителей по этому поводу (в суд подавали главным образом из-за несогласия с предложенными вариантами), тогда как негодование по поводу собянинских решений буквально кипит. Статья 35 Конституции гласит: «Никто не может быть лишён своего имущества иначе как по решению суда» – как видим, она не соблюдается. Присутствующая там же формулировка об «отчуждении имущества для государственных нужд» вообще неприменима к данной ситуации, поскольку нужды здесь не государственные, а отраслевые: опекаемая мэром группа застройщиков получит гарантию долгого бюджетного финансирования.

Равенство.

2. Инфраструктура

Во время лужковской реновации активно строились школы и поликлиники, именно тогда исчезла вторая смена в московских школах. Оценить изменение нагрузки на социальные объекты во время нынешней реновации пока не представляется возможным, но вообще новая московская застройка не отличается «клиентоориентированностью».

Выставка, где можно ознакомиться с проектами планировки территории по программе реновации. Фото: Komsomolskaya Pravda / Globallookpress

При Лужкове в перестроенных районах запустили программу «народных гаражей», которая провалилась с оглушительным треском, при Собянине изобрели ранее невиданную в России концепцию «дворов без машин».

Небольшое преимущество у Лужкова, при котором было большее внимание к инфраструктуре.

3. Выбор объектов

Выбор сносимых при Лужкове домов был обусловлен в первую очередь их состоянием – «под раздачу» попали так называемые плохие серии, ранние хрущёвки. При Собянине сносят главным образом по принципу этажности: само по себе состояние зданий никакой роли не играет. Во время первой реновации сразу объявили серии сносимых домов, и люди знали, каковы планы властей и примерные сроки переселения. Новые московские власти сымитировали демократические процедуры (о них ниже), но одновременно вместо индивидуального подхода ввели понятие «зон реновации», в которых будет сноситься всё подчистую. Нельзя сказать, чтобы ссоры из-за реновации улучшили отношения между соседями, а ведь им и дальше жить рядом: перевозят людей «оптом».

По этому пункту первая реновация выглядит намного лучше второй.

4. Демократические процедуры

Администрация Лужкова не спрашивала мнения людей по поводу сноса домов. Администрация Собянина принимала решения на основании собраний собственников (о проведении которых собственников сплошь и рядом не уведомляли) и интернет-сервиса «Активный гражданин».

Врать нехорошо. Небольшое преимущество у Лужкова.

5. Право на выбор

Пожалуй, главным различием между двумя реновациями стало отношение властей к выбору нового места жительства для переселяемых граждан. При Лужкове собственник получал в среднем три предложения и имел право выдвинуть аргументированные возражения против любого или всех вместе взятых (тогда продолжали искать компромисс, хотя и не без давления со стороны мэрии). «Собянинские» же переселенцы направляются в подобранное чиновниками жильё или получают денежную компенсацию в размерах, определённых городом. Сроки на переселение с момента получения уведомления о сносе в первом чтении закона составляли 60 суток, ко второму, спасибо, увеличили в полтора раза.

Знаете, с какой формулировкой в Мосгордуме отклонили предложение о предоставлении трёх вариантов? Это, оказывается, «ограничивает права горожан при получении равнозначной или равноценной компенсации».

Огромное преимущество у Лужкова.

6. Новое жильё

Практически все новые квартиры лужковской реновации были больше, чем старые, сейчас при желании получить дополнительные метры жилой площади придётся доплачивать. К слову, один из вариантов законопроекта о нынешней реновации был попросту людоедским – город обязался предоставить жильё аналогичной или большей стоимости, причём эту стоимость определял сам город (и при желании мог легко её снизить). Победил, к счастью, проект с аналогичной жилой и большей общей площадью, но тут возникла другая проблема – рыночная стоимость нового жилья вполне может оказаться ниже, чем старого (если прежний дом, например, находится рядом с метро или в живописном месте) – компенсации в этом случае не положены.

Новые квартиры лужковской реновации были больше, чем старые, сейчас за дополнительные метры жилой площади придётся доплачивать. Фото: Komsomolskaya Pravda / Globallookpress

Небольшое преимущество у Лужкова.

7. Новая застройка

За время действия лужковской реновации население Москвы выросло на 1,4 миллиона человек (разумеется, не только из-за строительства нового жилья). Собянинская приведёт в столицу не менее двух с половиной миллионов: на той же площади строится в среднем в три раза больше квадратных метров, чем было там ранее. И эти дополнительные метры будут распроданы – почти все сколько-нибудь успешные люди России по-прежнему стремятся переехать в Москву. Забавно, что изначально нам обещали «излишек» квадратных метров всего лишь в 10%, потом 25%, но реальные проекты застройки кварталов дают совершенно иные цифры.

Вы, кстати, знаете, что Роспотребнадзор «смягчил» требования к инсоляции (количество солнечного света, попадающего через окно в квартиру за день. – Прим. ред.) жилых зданий аккурат в 2017 году, перед принятием закона о реновации? Теперь считается, что солнце в окнах людям вообще не нужно (оставили лишь по 2 часа 4 месяца в году). Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов прямо заявил тогда: «Инсоляция является архаичнейшим пережитком советской нормативной базы».

Колоссальное преимущество у Лужкова.

По двум пунктам из семи Лужков выигрывает нокаутом, ещё по четырём просто имеет перевес. И не проигрывает ни по одному.

Мы ни на секунду не забываем все многочисленные ошибки Юрия Лужкова, мы хорошо помним, что на строительстве новых домов заработала его собственная семья – «кепка» не был святым. И принявший у него дела разумный, ответственный мэр вполне мог заработать солидный авторитет у москвичей, просто исправляя ошибки предшественника.

Собянин же буквально каждым своим шагом делает из Лужкова икону.

Лужков до политики. Изобретатель и конструктор

Лужков из простой семьи — его мать и отец были рабочими. Происхождение фамилии чиновника известно — его предки по отцовской линии в ныне несуществующей деревне Лужково в Тверской губернии.

Сам Лужков родился в Москве, детство провел у бабушки на Украине, а к старшим классам вновь вернулся в столицу. После окончил Институт нефти и газа им. Губкина.

Первый довольно длительный этап карьеры Лужкова был связан с научной, конструкторской и изобретательской деятельностью. После вуза он пять лет работал в НИИ пластмасс, где постепенно рос в должности.

Затем семь лет руководил отделом в Госкомитете по химии. Три года был начальником отдела в Министерстве химической промышленности СССР, после чего стал директором Опытно-конструкторского бюро автоматики. В 1980-х возглавил научно-производственное объединение «Химавтоматика», куда входило ОКБА. С 1986-го возглавил управление по науке и технике в Минхимпроме СССР.

Лужков — доктор химических наук и автор более 200 печатных работ. За ним числилось более 50 изобретений. В списке патентов, где он числится соавтором, можно встретить улей, сопло ракетного двигателя и доильный стакан.

В чём секрет? Лужкова за реновацию хотели на руках носить, а Собянина хотят… выносить

Замена жилого фонда Москвы – масштабный и вкусный проект, к которому рано или поздно будет приходить каждый мэр. Мы сравнили между собой две первые попытки – Лужкова и Собянина.

В России практически нет взрослых людей, которые не слышали бы про московскую реновацию – «капитальный ремонт» города, для которого потребовалось даже принять соответствующие федеральные законы. Можно даже сказать, что реновация стала визитной карточкой нынешней столичной власти – второй после беспощадной войны с рынками и киосками, отщипывавшими небольшие куски у торговых сетей-монополистов. Но войти в историю обслуживанием «Пятёрочек» – это для Сергея Собянина мелковато. Вот взять и перестроить огромный древний город – это масштаб!

Реклама начинания получилась такой масштабной, что как-то подзабылась предыстория вопроса – например, тот факт, что до Собянина аналогичную реновацию (пусть и не употребляя этого слова) провёл Юрий Лужков, при котором были снесены действительно низкокачественные пятиэтажки, тогда как Собянин уничтожает добротный жилой фонд. Вот только сравнение этих двух проектов получается не в пользу Сергея Семёновича. В самом деле, лужковского сноса ждали, мечтали попасть в программу, против собянинского – выходят на митинги.

Читать еще:  Русская православная церковь собрала для погорельцев 50 миллионов рублей

Конечно, масштабы Лужкова были поскромнее: снесено около 5% столичных домов (при новой реновации – в три раза больше), переехало порядка 160 тысяч семей, для переселенцев строились 14-17-этажные здания. Сейчас в проектах доходит до 72 этажей.

1. Юридические аспекты

Оба принудительных отчуждения жилья слабо коррелируют с законодательством, но лужковская администрация практически не получала претензий жителей по этому поводу (в суд подавали главным образом из-за несогласия с предложенными вариантами), тогда как негодование по поводу собянинских решений буквально кипит. Статья 35 Конституции гласит: «Никто не может быть лишён своего имущества иначе как по решению суда» – как видим, она не соблюдается. Присутствующая там же формулировка об «отчуждении имущества для государственных нужд» вообще неприменима к данной ситуации, поскольку нужды здесь не государственные, а отраслевые: опекаемая мэром группа застройщиков получит гарантию долгого бюджетного финансирования.

Равенство.

2. Инфраструктура

Во время лужковской реновации активно строились школы и поликлиники, именно тогда исчезла вторая смена в московских школах. Оценить изменение нагрузки на социальные объекты во время нынешней реновации пока не представляется возможным, но вообще новая московская застройка не отличается «клиентоориентированностью».

Выставка, где можно ознакомиться с проектами планировки территории по программе реновации. Фото: Komsomolskaya Pravda / Globallookpress

При Лужкове в перестроенных районах запустили программу «народных гаражей», которая провалилась с оглушительным треском, при Собянине изобрели ранее невиданную в России концепцию «дворов без машин».

Небольшое преимущество у Лужкова, при котором было большее внимание к инфраструктуре.

3. Выбор объектов

Выбор сносимых при Лужкове домов был обусловлен в первую очередь их состоянием – «под раздачу» попали так называемые плохие серии, ранние хрущёвки. При Собянине сносят главным образом по принципу этажности: само по себе состояние зданий никакой роли не играет. Во время первой реновации сразу объявили серии сносимых домов, и люди знали, каковы планы властей и примерные сроки переселения. Новые московские власти сымитировали демократические процедуры (о них ниже), но одновременно вместо индивидуального подхода ввели понятие «зон реновации», в которых будет сноситься всё подчистую. Нельзя сказать, чтобы ссоры из-за реновации улучшили отношения между соседями, а ведь им и дальше жить рядом: перевозят людей «оптом».

По этому пункту первая реновация выглядит намного лучше второй.

4. Демократические процедуры

Администрация Лужкова не спрашивала мнения людей по поводу сноса домов. Администрация Собянина принимала решения на основании собраний собственников (о проведении которых собственников сплошь и рядом не уведомляли) и интернет-сервиса «Активный гражданин».

Врать нехорошо. Небольшое преимущество у Лужкова.

5. Право на выбор

Пожалуй, главным различием между двумя реновациями стало отношение властей к выбору нового места жительства для переселяемых граждан. При Лужкове собственник получал в среднем три предложения и имел право выдвинуть аргументированные возражения против любого или всех вместе взятых (тогда продолжали искать компромисс, хотя и не без давления со стороны мэрии). «Собянинские» же переселенцы направляются в подобранное чиновниками жильё или получают денежную компенсацию в размерах, определённых городом. Сроки на переселение с момента получения уведомления о сносе в первом чтении закона составляли 60 суток, ко второму, спасибо, увеличили в полтора раза.

Знаете, с какой формулировкой в Мосгордуме отклонили предложение о предоставлении трёх вариантов? Это, оказывается, «ограничивает права горожан при получении равнозначной или равноценной компенсации».

Огромное преимущество у Лужкова.

6. Новое жильё

Практически все новые квартиры лужковской реновации были больше, чем старые, сейчас при желании получить дополнительные метры жилой площади придётся доплачивать. К слову, один из вариантов законопроекта о нынешней реновации был попросту людоедским – город обязался предоставить жильё аналогичной или большей стоимости, причём эту стоимость определял сам город (и при желании мог легко её снизить). Победил, к счастью, проект с аналогичной жилой и большей общей площадью, но тут возникла другая проблема – рыночная стоимость нового жилья вполне может оказаться ниже, чем старого (если прежний дом, например, находится рядом с метро или в живописном месте) – компенсации в этом случае не положены.

Новые квартиры лужковской реновации были больше, чем старые, сейчас за дополнительные метры жилой площади придётся доплачивать. Фото: Komsomolskaya Pravda / Globallookpress

Небольшое преимущество у Лужкова.

7. Новая застройка

За время действия лужковской реновации население Москвы выросло на 1,4 миллиона человек (разумеется, не только из-за строительства нового жилья). Собянинская приведёт в столицу не менее двух с половиной миллионов: на той же площади строится в среднем в три раза больше квадратных метров, чем было там ранее. И эти дополнительные метры будут распроданы – почти все сколько-нибудь успешные люди России по-прежнему стремятся переехать в Москву. Забавно, что изначально нам обещали «излишек» квадратных метров всего лишь в 10%, потом 25%, но реальные проекты застройки кварталов дают совершенно иные цифры.

Вы, кстати, знаете, что Роспотребнадзор «смягчил» требования к инсоляции (количество солнечного света, попадающего через окно в квартиру за день. – Прим. ред.) жилых зданий аккурат в 2017 году, перед принятием закона о реновации? Теперь считается, что солнце в окнах людям вообще не нужно (оставили лишь по 2 часа 4 месяца в году). Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов прямо заявил тогда: «Инсоляция является архаичнейшим пережитком советской нормативной базы».

Колоссальное преимущество у Лужкова.

По двум пунктам из семи Лужков выигрывает нокаутом, ещё по четырём просто имеет перевес. И не проигрывает ни по одному.

Мы ни на секунду не забываем все многочисленные ошибки Юрия Лужкова, мы хорошо помним, что на строительстве новых домов заработала его собственная семья – «кепка» не был святым. И принявший у него дела разумный, ответственный мэр вполне мог заработать солидный авторитет у москвичей, просто исправляя ошибки предшественника.

Собянин же буквально каждым своим шагом делает из Лужкова икону.

Вернувшись в родную Россию, Юрий Михайлович решил обосноваться в Калужской области. Здесь он всерьез занялся разведением пчел, но, судя по всему, такой ход дел его также не устраивал — хотелось чего-то большего.

Через недолгое время Лужков перебрался в Калининградскую область и окончательно обосновался недалеко от Озерска. Здесь он нашел себе занятие по душе: выкупил старую конную ферму, которая была развалена еще в 90-е годы, и принялся восстанавливать ее вместе со своей супругой Еленой Батуриной. Ранее это было поместьем Анны фон Цицевитц, представительницы старинного прусского рода, покинувшей данное имение в 1946 году.

В последние годы своей жизни Лужков занимался тем, что разводил дорогих спортивных лошадей, романовских овец и племенных коров. На полях поместья Лужков занимался выращиванием сельскохозяйственных культур, а также он организовал производство сыров «Медовые лужки». Кроме всего прочего, бывший мэр столицы решил восстановить имение, придав ему прежний вид. Поговаривают, что однажды в восстановленное поместье приезжала его бывшая хозяйка — она осталась очень довольной тем, что в родном ей уголке все восстановлено и функционирует.

Рабочие много раз отмечали, что Юрий Михайлович очень много времени проводит на ферме — ему буквально не сидится на одном месте, хочется руководить и командовать. Несмотря на это, на зарплату никто не жаловался. Вдова экс-мэра относилась к занятию супруга исключительно как к хобби, несмотря на то что его ферма производила большое количество натуральной продукции: одной только гречкой можно было накормить половину Калининградской области. Всю произведенную продукцию Лужков продавал в местных магазинах, выставляя ее по социальным ценам.

Восход и закат политической карьеры

После учебы Лужков недолго задерживается на посту простого научного сотрудника. Вскоре он стал заместителем заведующего лабораторией.

Молодого специалиста с административным талантом заметили более серьезные чиновники из химической промышленности. Уже в 80-х годах Юрий занял важный пост в Минхимпромышленности.

В непростой 1991-й год Лужкову доверили полномочия градоначальника, а уже через год после распада СССР Ельцин официально назначил его мэром столицы.

С тех пор целых 18 лет Юрий занимал данный пост. За это время Лужков немало сделал для Москвы:

  1. Поддержал малый бизнес. После августовского путча ситуация в Москве была, мягко говоря, тяжелой. Имелись проблемы с продовольствием, на главных улицах возникали торговые палатки, где в грязных ящиках лежали фрукты и овощи. Но уже через пять лет внешний облик столицы изменился в лучшую сторону. Москва стала намного чище, бизнес обрел формы цивилизованности, торговые площади выросли в полтора раза. Лужков использовал грамотный системный подход, произведя безболезненный переход с социалистической экономики на рыночную в рамках одного города;
  2. Сохранил, а затем увеличил число рабочих мест. Даже в период жесткого кризиса 90-х Лужков обеспечил работу практически всех значимых промышленных объектов в столице. Это позволило избежать массовой безработицы и социального взрыва. Лужков сделал серьезную ставку на строительный рынок. Всего за несколько лет это позволило увеличить число гостиниц. Простые москвичи также могли позволить себе купить жилье в кредит благодаря проекту «Социальная ипотека»;
  3. Внес серьезный вклад в научную и учебную деятельность. Лужков немало внимания уделял финансированию МГУ. Корпусы главного столичного вуза оснастили лучшим научным оборудованием;
  4. Помог возродить значимые культурные объекты. Был реконструирован Казанский собор и восстановлен прекрасный облик Иверских ворот.

Тем не менее, ни одному политику не удалось избежать отрицательных мнений о своей персоне. Оппоненты обвиняли Лужкова в следующем:

  • Подконтрольность ему столичных судов. Почти в любых спорах, связанных с финансовой или иной деятельностью мэра и его приближенных, судьи вставали на сторону московской власти;
  • Согласие разместить крупные плакаты Сталина на улицах в День Победы;
  • Возросший уровень коррупции в столичных правящих кругах. В документальных расследованиях, транслировавшихся по ТВ в 2010-м году, говорилось о том, что семья Лужковых серьезно обогатилась за последние несколько лет.

Именно коррупционные скандалы пошатнули доверие к Лужкову. Поэтому в 2010-м году Медведев отправил его в отставку.

Король бордюров и начальник миллиардеров: как Собянин рулит московским бюджетом

Итоги первого десятилетия правления столичного мэра

Сегодня исполняется 10 лет с момента назначения Сергея Собянина на пост главы московской администрации. За это время реализовано множество масштабных проектов — успешных и спорных, но самое главное — освоено немало триллионов из городского бюджета. О том, сколько из этих денег осело в карманах столичных чиновников, почему на московскую коррупцию не обращают внимания правоохранители, а также о самых любимых Собяниным и одновременно ненавидимых москвичами статьях расходов казны — в материале ПАСМИ.

Мэр на доверии

21 октября 2010 года депутаты Мосгордумы по представлению главы государства — тогда этот пост занимал Дмитрий Медведев — утвердили кандидатуру нового мэра. Им стал Сергей Собянин — бывший губернатор Тюменской области, экс-глава Администрации президента и аппарата правительства.

Читать еще:  В Москве пройдут мероприятия, посвященные Международному дню аль-Кудс

В сентябре 2013 года Собянин одержал победу на досрочных выборах главы региона. Правда, победу сложно назвать убедительной: столичный мэр набрал чуть более 51% голосов, чудом (или некими усилиями) избежав второго тура, где должен был сразиться с Алексеем Навальным. Спустя пять лет — 9 сентября 2018 года — Сергей Собянин переизбрался на второй срок с более впечатляющим результатом — 70%, но и соперники у него были откровенно слабые.

Впрочем, уровень поддержки мэра у столичных жителей за это время существенно вырос. Если в 2012 году, по данным “Левада-центра”, его деятельность одобряли 27% москвичей, то в 2019 — уже 57%. Правда в этом году рейтинг градоначальника начал падать: августовский опрос показал, что положительно к нему относятся 45% жителей Москвы, а у 24% отношение отрицательное. Это наибольший показатель недоверия с 2011 года.

По мнению экспертов, снижение уровня поддержки, связано, прежде всего, с экономическими проблемами, которые, в свою очередь, были вызваны ограничениями, введенными Собяниным в связи с пандемией коронавируса. Кстати, в минувший понедельник сам глава столичной администрации назвал неприемлемыми жесткие меры, часть из которых была реализована весной.

Впрочем, еще до всех ограничений читатели ПАСМИ скептически относились к деятельности Собянина. На вопрос, справляется ли он со своими задачами положительно ответили лишь 15% из 10 тыс. проголосовавших. 75% придерживаются противоположного мнения, 10% ответить затруднились.

Договор с министром

Следует напомнить, пост мэра достался Сергею Собянину после того, как его предшественник Юрий Лужков был уволен в связи с утратой доверия президента. Причин, по которым Дмитрий Медведев отправил Лужкова в отставку, называлось много, в том числе и политических, но Сергей Нарышкин, возглавлявший тогда кремлевскую администрацию, заявил, что главными стали “крайне неэффективное управление городом и запредельный уровень коррупции, допущенный Лужковым и его окружением”.

Сергею Собянину президент Владимир Путин, судя по всему, доверяет, но говорить о том, что при нем в Москве стало меньше коррупции, было бы неправильно. Во всяком случае, так считают 85% участников опроса ПАСМИ. 8% полагают, что уровень коррупции при Собянине снизился, 6% ответить затруднились. Всего проголосовало свыше 15,5 тыс. человек.

При этом правоохранительные органы никаких нарушений закона столичными чиновниками не замечают. На фоне громких коррупционных дел практически во всех регионах России Москва кажется тихой заводью — даже увольнения по отрицательным мотивам касаются в столице лишь госслужащих низового уровня.

По данным источника ПАСМИ в правоохранительных органах, секрет — в аффилированности столичного мэра и главы МВД Владимира Колокольцева, который долгое время, в том числе и при Собянине, руководил столичным главком полиции. Правоохранителям просто дано негласное указание — не обращать внимания на сомнительные действия подчиненных московского мэра.

Эту информацию подтвердил в интервью ПАСМИ действующий столичный чиновник. “Об уголовных делах против высших должностных лиц московского правительства вы не слышали и не услышите, пока не сменятся министр внутренних дел и директор ФСБ, сейчас это табу. Попасть под преследование могут только мелкие чины — главы управ, как правило, просто под раздачу — с согласования руководства”, — отметил собеседник редакции.

Он подчеркнул, что ни о каких прямых взятках в адрес руководителей силовых структур речи не идет, хотя сын министра Колокольцева имеет в Москве коммерческие интересы. По словам источника, “Собянин просто смог грамотно найти механизм, при котором высшие должностные лица ему благодарны”. В частности, на деньги столичных налогоплательщиков строят и ремонтируют здания для различных федеральных структур, покупается техника для пожарных и полицейских. Буквально накануне сообщалось о выделении из московского бюджета 35 млн рублей на обслуживание коммуникационных систем ФСБ.

Шик не по средствам

Судить о том, что столичные чиновники не так честны, как это показывает правоохранительная статистика, можно по многочисленным журналистским расследованиям. Правда, они касаются не самого мэра (он даже по официальным доходам — самый бедный в правительстве Москвы), а его непосредственных подчиненных.

Так, у семьи заместителя Собянина по вопросам жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства Петра Бирюкова нашли целую коллекцию роскошной недвижимости — 17 элитных квартир в Москве и огромное поместье в Подмосковье, а также автопарк из 22 не самых дешевых машин. Это имущество ФБК оценил примерно в 5,5 млрд рублей.

Немного меньше — чуть более 3 млрд рублей — стоит семейное имущество еще одного, теперь уже бывшего зама Собянина — ушедшего в федеральное правительство Марата Хуснуллина. Его родня, правда, коллекционирует не квартиры и дачи, а землю и здания, зарабатывая на сдаче их в аренду. Правда, без дач тоже не обошлось — журналисты обнаружили, что бывший заммэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства живет в поместье на территории Серебряного бора, которое ни разу не указал в своей декларации. Только земельный участок, который облюбовал Хуснуллин, стоит 1 млрд рублей.

А родственники первого заместителя Сергея Собянина Натальи Сергуниной оказались владельцами целого ряда зданий в историческом центре Москвы, которые выкупили у города отнюдь не по рыночным ценам, а также особняка в Вене. Стоимость имущества семьи Сергуниной — 6,5 млрд рублей, при этом недвижимость приносит неплохой доход — в большинстве столичных особняков устроены гостиницы.

Еще одна заммэра — куратор социального блока Анастасия Ракова — любит брендовую одежду. Стоимость пальто, костюмов и аксессуаров, на которых она появилась на людях в последнее время, составила 155 млн рублей.

Впрочем, о масштабах коррупции в Москве заявляют не только журналисты. Интересные цифры озвучил в интервью ПАСМИ уже упомянутый выше столичный госслужащий: “Мое мнение, что из двухтриллионного бюджета Москвы 20% оседает в карманах чиновников. 400 миллиардов рублей в год — это в разы больше бюджетов бедных и дотационных регионов, да и для страны немало. Грубо говоря, каждый год деньги, на которые можно построить восемь мостов через реку Лену, оседают в элитной недвижимости, хорошо, если в ближайшем Подмосковье, но в основной массе, за границей”.

Миллиардный масштаб

В том же интервью подчиненный Собянина рассказал, как градоначальник распоряжается столичным бюджетом: “Сам мэр — мужик очень глобальный. К примеру, есть недострой — пятиэтажный гаражный комплекс. Необходимо снести и компенсировать собственникам 200 миллионов и построить за миллиард новый комплекс под нужды управы — досуговый центр, центр социального развития и т.д. Префект доложил, мэр говорит – миллиард выделяем, сносим, следующий вопрос. И вот за совещание, за 40 минут, 50 миллиардов распределили”.

Но гораздо важнее, на что именно тратятся деньги из столичного бюджета. И если такие статьи расходов как социальная поддержка граждан, образование и здравоохранение не вызывают вопросов, то, к примеру, с развитием транспортной системы все не так однозначно.

Бесспорно, масштабные проекты Собянина — МЦК, московские центральные диаметры, как и новые станции метро, сокращают время в пути для миллионов москвичей. Но есть и спорные объекты, к примеру Коммунарская ветка метрополитена. Эксперты сомневаются в целесообразности стройки ценой 69 млрд рублей, жители опасаются, что метро пройдет слишком близко к их домам, но столичные власти эти мнения игнорируют. Возможно, причина в том, что осваивает огромные деньги на закупках компания “Мосинжпроект”, принадлежащая правительству Москвы и тесно связанная с бывшим вице-мэром, а ныне вице-премьером Маратом Хуснуллиным.

Еще больше нареканий москвичей вызывают работы по благоустройству. Чего стоит только программа “Моя улица”, которая изначально должна была реализовываться с 2015 по 2018 годы, но затем была продлена. В 2017 году на эту программу из городского бюджета ушли рекордные 42,2 млрд рублей, но этот рекорд планируется побить — на 2021 год заложено 45,5 млрд рублей. А зам Собянина Петр Бирюков как-то заявил, что программа “Моя улица” не закончится никогда.

Невзирая на такие огромные траты, москвичи, в основном, программой недовольны. И дело не только в том, что практически все лето приходится жить в условиях стройки. Благоустроенные улицы периодически затапливает в дождь, а новенькая плитка быстро разрушается.

Летняя плитка, зимняя соль

Впрочем, ежегодная замена асфальта на плитку, а затем — на другую плитку, как и бесконечное перекладывание бордюров стали визитной карточкой Москвы периода правления Собянина. Только в 2017 году в столице уложили почти 1,2 млн кв. метров гранитных тротуаров и еще около 674 километров гранитных бордюров, потратив на это свыше 17,5 млрд рублей. При этом стоимость закупаемого бордюрного камня год от года растет и зачастую вдвое превышает предложения на рынке.

Что интересно, закупку плитки и бордюров не остановил даже коронавирус — весной текущего года были заключены десятки тендеров на общую сумму 12 млрд рублей. По традиции, менять планировали вполне годную плитку, а контракты раздали “королям госзаказа” — семье Ротенбергов и другим миллиардерам, которые стали постоянными подрядчиками московских властей. Чуть позднее был заключен еще один тендер — на 3,2 млрд рублей. Подрядчиком стала компания, принадлежащая доверенному лицу Собянина на выборах 2018 года.

Позднее закупки — как и работы по благоустройству — были все-таки приостановлены, но летом возобновились вновь. В июле были объявлены четыре тендера на поставку гранитного бордюрного камня на общую сумму чуть более 3 млрд рублей. На каждый конкурс было подано всего по одной заявке, подрядчиками в трех случаях стало уфимское ООО “Башкирский камень”, в четвертом — столичное ООО “ТД Спецпласт”. Эти компании выполняют миллиардные заказы столичной администрации не первый год.

Еще одна тема, за которую москвичи не устают ругать Собянина, — это противогололедные реагенты. В сентябре курирующий вопросы благоустройства заммэра Петр Бирюков отрапортовал, что Москве удалось сэкономить на закупках этих материалов — приобретена всего треть нормативного запаса, остальное осталось с прошлой бесснежной зимы.

Никаких цифр чиновник не назвал, но непонятно в принципе, какие могут быть закупки реагентов, если в прошлом сезоне на них потратили 16 млрд рублей, а столь серьезные траты объяснили тем, что материалы будут использовать две зимы. Кстати, откликнулась на тендер всего одна компания, и она оказалась связана с сыном полпреда президента в ДФО Юрия Трутнева.

Объемы закупаемых реагентов растут год от года: в 2016 году из городской казны эти цели было выделено 4 млрд рублей, в 2017 году 5 млрд рублей, в 2018 — 6 млрд.

Впрочем претензии есть не только к количеству, но и к качеству. По данным экспертов, от соли, которой посыпают тротуары, страдает не только обувь москвичей и лапы домашних животных — непоправимый вред наносится всей городской экосистеме.

Читать еще:  Хамид Карзай попросил пакистанских улемов пожалеть Афганистан

Столичные муниципальные депутаты в прошлом году подавали иск о запрете использования химических реагентов для борьбы с гололедом, но Тверской суд этот иск отклонил. В свою очередь, Мосгордума отклонила законопроект о ограничении использования агрессивных материалов на некоторых территориях.

Если у вас есть информация о коррупционных нарушениях московских чиновников — пишите в рубрику ПАСМИ «Сообщить о коррупции».

Света много не бывает

В конце XIXвека в Московской городской думе решили, что света много не бывает, и решили полностью электрифицировать столицу России. Так фонари на постоянном токе осветили Кузнецкий мост, Театральную и Воскресенскую площади, а в 1896 году Тверская первой из московских улиц стала целиком электрической — на ней установили 99 светильников. В 1913 году в городе появилось 440 дуговых фонарей и 1300 ламп накаливания, а в 1930-х столица полностью перешла на электроосвещение. По статистике, в 1985 году только в Москве фонарей было уже свыше 160 тысяч, в 2000-м – 270 тысяч, а сегодня путь москвичей освещают не менее полумиллиона уличных светильников.

Цитаты бывшего мэра

«У меня была работа увлекательная, работа, которая требовала 24 часа в сутки, я ее выполнял. Мне недосуг было, да и сейчас я не очень погружен в дела своих родственников».

«Я не следователь. Я не сотрудник тайной полиции. Я мэр города. Я занимался хозяйством и занимался честно. Работал на пользу города. На пользу государства. Какие могут быть претензии к мэру Москвы по вопросам коррупции?»

«Я абсолютно счастливый человек, и ко мне хорошо относятся люди. Ну и что, что не все».

«Пчелы — это философия жизни и служения. Все пчелы служат семье. Причем служат беззаветно, а это качество у нас совершенно утеряно».

«Кепка защищает некоторые обнаженные части моего тела».

«Я абсолютно не чувствую себя пенсионером и не собираюсь лежать вверх животом».

«Я свою родину никогда не оставлю, если она не оставит меня».

Жена Лужкова Елена Батурина — самая богатая женщина России

Ее состояние — 1,2 миллиарда долларов. Она занимается недвижимостью, гостиничным бизнесом, возобновляемой энергетикой и другими сферами. Раньше она владела крупной инвестиционно-строительной корпорацией «Интеко» и акциями Газпрома и Сбербанка.

Лужкова обвиняли в том, что он всегда отдавал предпочтения строительным компаниям жены. Также Батурину и Лужкова подозревали в хищении средств из банка Москвы, чтобы погасить долги «Интеко». Но в итоге МВД не выдвинуло никаких претензий и обвинений.

Батурина и Лужков. Фото: uznayvse.ru

Женская доля Елены Батуриной: как и чем сегодня живет вдова экс-мэра Москвы

С 2013 года она – самая богатая из россиянок в списке Forbes. Лишь в феврале этого года Батуриной пришлось уступить первое место основательнице интернет-магазина Wildberries. Недавно был опубликован новый рейтинг, где первое место – вновь у вдовы экс-мэра столицы: ее состояние по версии Forbes – $1,2 млрд.

«В Лондоне стресса меньше»

…Апрель 2013-го. Три года прошло с тех пор, как Юрий Лужков ушел в отставку, и три года, как Елена Николаевна с дочерьми покинула Россию. Мы долго договаривались об интервью. В итоге встречу она назначила в Милане, на Неделе дизайна, где ее тогда недавно созданный международный фонд Be Open проводил свои мероприятия. Батурину я видела только на фотографиях и была приятно удивлена: передо мной сидела стройная стильная женщина, совсем не похожая на свои снимки. Не удержавшись, спросила:

Потрясающе выглядите! Фитнес? Диета?

– Всё сразу. Еще, видимо, воздух Лондона благотворно влияет: тут стресса меньше.

Возможно, намекала на возбужденное в конце 2010-го дело о хищениях в Банке Москвы, по которому она проходила свидетелем, и в 2012-м приезжала в Россию к следователю. Допрос длился четыре часа. Никаких претензий к Елене Батуриной следствие не выдвинуло. А вот глава банка Андрей Бородин, скрывающийся в Лондоне, был заочно обвинен в хищении.

Видитесь с Бородиным?

– Нет. Я с ним и в России-то общалась лишь по бизнесу, вообще старалась дистанцироваться от всего, что касалось правительства Москвы. Это мое кредо.

Батурина уверяла, что не следит за судьбой «Интеко», что, продав фирму, забыла о ней:

– Что такое «Интеко»? Бизнес-структура – набор проектов…

Но если бы так, почему в ее новых проектах нет-нет да и встретятся вариации с «интеко» в названии? Видимо, всё же ностальгия присутствует.

Сказочная любовь

Елена родилась в семье рабочих московского завода «Фрезер». После школы пошла туда работать, поступив учиться на вечернее отделение Института управления им. С. Орджоникидзе (сейчас – университет). Окончила его в 1986-м и стала младшим научным сотрудником в Институте экономических проблем комплексного развития Москвы, пока однажды ее не отправили работать в комиссию Мосгорисполкома по кооперативной деятельности. Комиссию возглавлял тогдашний зампред горисполкома Юрий Лужков. Так они и познакомились. И с этой комиссии, по сути, зародились ее бизнес-устремления.

Комиссия работала до 1988-го, но, как уверяют оба, служебного романа между ними тогда не было. Отношения сложились позже. И когда Лужков овдовел, они поженились. Шел 1991 год.

– Я не видела людей с такой разницей в возрасте (27 лет. – Ред.), которые бы так идеально понимали друг друга, – сказала как-то о родителях в интервью их младшая дочь Ольга, признаваясь, что нелегко будет строить собственную семью, когда перед глазами такой пример. – Это идеальная, сказочная любовь, которая длилась столько лет…

Они действительно удивительно подходили друг другу. Оба увлекались спортом, катались на горных лыжах, обожали лошадей. Отдыхать любили в полных экстрима путешествиях.

Как вы отметили юбилей? – спросила я Батурину (наша встреча состоялась спустя месяц после ее 50-летия).

– Прекрасно! Мы с мужем и друзьями (дети учились) были в Исландии. Полный экстрим, как я и хотела: ездили по ледникам на снегоходах, на джипах по бездорожью, спускались в лавовые пещеры, плавали в горячих источниках… Я и предыдущий свой юбилей встречала таким же образом, только в Африке. Так что у меня это в традиции.

А на день рождения мужа Елена Николаевна как-то подарила ему суперсовременный трактор – для фермы в Калининградской области. Он был очень доволен подарком. Мы с Лужковым несколько раз ездили в это хозяйство, и помню, с каким воодушевлением Юрий Михайлович рассказывал про столь необычный подарок. Во время этих поездок я была свидетелем и того, как теплел и менялся его голос, когда в трубке раздавался звонок от «его Лены».

А в день 25-летия брака, в 2016-м, Лужков и Батурина обвенчались.

Юрий Лужков с семьей и москвичами в Коломенском отмечает 80-летие // Фото: Global Look Press

Тяжба с братом

После смерти Юрия Лужкова имя Елены Батуриной в России снова стало на слуху. В основном в связи с разными тяжбами. Словно кончина мужа открыла некий портал, откуда посыпались иски, судебные разбирательства, давно забытые претензии… Но, если разобраться, суды эти шли давно, уже лет 15. И касались они ее споров главным образом с одним человеком – родным братом Виктором.

Родственники давно уже полностью стали чужими людьми, уверяет помощник Батуриной Геннадий Теребков. Их давно уже не связывают никакие отношения, в том числе финансовые, однако Виктор Батурин не раз пытался под различными предлогами получить деньги от сестры и ее компаний.

Батурин проиграл все суды во всех инстанциях, был пойман за руку на фальсификации документов и мошенничестве, за что был осужден на несколько лет. Сейчас он снова пытается доказать, что сестра должна ему 13 млрд рублей – якобы его доля в «Интеко». Батурина настаивает: расставаясь, они заключили с братом соглашение об отсутствии взаимных требований. Дело слушается в Австрии.

В 2016-м Виктор был признан банкротом, и управляющий в его деле – Эренцен Манжеев – пытался оспорить эту сделку. Тогда Елена потребовала признать банкротом самого Манжеева. Спустя две недели после смерти Лужкова Манжеев нанес ответный удар: мировой суд в Калмыкии (там зарегистрирован Виктор Батурин) объявил Елену Батурину в розыск по делу о клевете – якобы она утверждала в австрийском суде, что Манжеев пытался получить доступ к ее средствам с помощью поддельных документов. Дело было закрыто уже в январе – Арбитражный суд Калмыкии постановил: Манжеев должен выплатить Батуриной 600 тысяч рублей компенсации судебных издержек по процессам прошлых лет.

Но тяжба в Австрии продолжается. И в игре теперь группа А1 Михаила Фридмана: ее представитель признался СМИ, что структура приобрела часть требований к Виктору Батурину и «намерена реализовать их в рамках банкротного процесса». Теребков назвал это «рейдерским захватом» и «грязной пиар-кампанией». Судя по всему, в ближайшее время недостатка в новостях на эту тему не будет с обеих сторон.

А кто у нас муж?

«Факты – упрямая вещь. Нигде, кроме Москвы, бизнес Батуриной не развивается успешно…» – так написал в своем докладе в сентябре 2009-го Борис Немцов, утверждая, что секрет успеха супруги мэра в бизнесе следует искать в административном ресурсе мужа. Елена Батурина тогда подала на Немцова в суд. И именно цитируемый фрагмент суд постановил опровергнуть.

Сегодня его опровергла, пожалуй, сама жизнь: недавно умерший Юрий Лужков перестал быть мэром с 2010-го, в России у Батуриной с тех пор бизнеса почти не осталось. А она по-прежнему успешно ведет дела. Только уже не в масштабах нашей страны, а по всему миру. Строит элитное жилье на Кипре. Ее немецкая компания Hightex GmbH, один из мировых лидеров в сфере мембранного строительства, участвовала в двух масштабных проектах – в США («Шатер мира» в Новом Орлеане – часть музея Второй мировой войны) и в Катаре (стадион, который должен стать одной из площадок ЧМ по футболу в 2022-м). Масштабные проекты в Казахстане. Участие в коммерческих проектах альтернативной энергетики в Италии и Греции. Сеть гостиниц в разных странах…

Тут, согласитесь, едва ли можно объяснить успех исключительно наличием мужа – пусть и бывшего политического тяжеловеса.

Прямая речь (из интервью):

– Я давно объявила детям: пока они учатся, я им помогаю финансово. В тот момент, когда закончат образование, начнут жить на то, что сами заработают, – сказала мне Елена Батурина в 2013-м.

Жёстко.

– Зато честно. И не будет для них неприятным сюрпризом.

Материал вышел в издании «Собеседник+» №09-2020 под заголовком «Женская доля Елены Батуриной».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector