1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Свобода религии в США

Свобода религии в США

Свобода религии защищена первой поправкой к Конституции США, которая запрещает законы, устанавливающие национальную религию или препятствующие свободному осуществлению религии ее гражданами. Хотя первая поправка предусматривает «разделение церкви и государства”, она не исключает религию из общественной жизни. От колониальной эпохи до наших дней религия играла важную роль в политике Соединенных Штатов. Верховный суд США на протяжении многих лет выносит непоследовательные решения по вопросам религиозной свободы, таким как отображение религиозных символов в правительственных зданиях.

РЕЛИГИЯ В КОЛОНИАЛЬНОЙ АМЕРИКЕ

Америка не всегда была оплотом религиозной свободы. Более чем за полвека до того, как паломники отплыли в Мейфлауэр, французские протестанты (называемые Гугенотами) основали колонию в Форт-Каролине недалеко от современного Джексонвилла, штат Флорида.

Испанцы, которые были в основном католиками и занимали большую часть Флориды в то время, убили гугенотов в Форт-Каролине. Испанский полководец писал королю, что он повесил поселенцев за » рассеяние одиозной лютеранской доктрины в этих провинциях.”

Пуритане и паломники прибыли в новую Англию в начале 1600 — х годов после религиозных преследований в Англии. Однако Пуритане колонии Массачусетского залива не терпели никаких противоположных религиозных взглядов. Католики, Квакеры и другие не Пуритане были запрещены в колонии.

РОДЖЕР УИЛЬЯМС

В 1635 году Роджер Уильямс, Пуританский диссидент, был запрещен в Массачусетсе. Затем Уильямс двинулся на юг и основал Род-Айленд. Род-Айленд стал первой колонией без установленной церкви и первым, кто предоставил религиозную свободу всем, включая Квакеров и евреев.

Будучи губернатором Вирджинии в 1779 году, Томас Джефферсон разработал законопроект, который гарантировал бы религиозные свободы Виргинцев всех вероисповеданий—в том числе тех, кто не имеет веры—но законопроект не был принят в закон.

Религия упоминалась только один раз в Конституции США. Конституция запрещает религиозные тесты как квалификацию на государственные должности. Это нарушило европейскую традицию, позволив людям любой веры (или без веры) служить на государственной службе в Соединенных Штатах.

ПЕРВАЯ ПОПРАВКА

В 1785 году государственный деятель Вирджинии (и будущий президент) Джеймс Мэдисон выступил против государственной поддержки христианского религиозного образования. Мэдисон продолжит разработку первой поправки, части Билля О правах, которая обеспечит конституционную защиту некоторых индивидуальных свобод, включая свободу религии, свободу слова и печати, а также права на собрания и подачу петиций правительству.

Первая поправка была принята 15 декабря 1791. Она установила отделение церкви от государства, которое запрещает Федеральному правительству принимать какие-либо законы, “касающиеся установления религии.» Оно также запрещает правительству в большинстве случаев вмешиваться в религиозные убеждения или практику того или иного лица.

Четырнадцатая поправка, принятая в 1868 году, расширила свободу вероисповедания, лишив государства возможности принимать законы, которые способствовали бы развитию или препятствовали бы развитию какой-либо одной религии.

РЕЛИГИОЗНАЯ НЕТЕРПИМОСТЬ В СОЕДИНЕННЫХ ШТАТАХ

Мормоны во главе с Джозефом Смитом столкнулись с Протестантским большинством в Миссури в 1838 году. Губернатор Миссури Лилбурн Боггс приказал уничтожить всех мормонов или изгнать их из штата.

30 октября 1838 года в Хаун-Милл, Миссури ополченцы убили 17 мормонов,.

В конце девятнадцатого и начале двадцатого веков правительство США субсидировало школы-интернаты для обучения и ассимиляции детей коренных американцев. В этих школах детям коренных американцев было запрещено носить церемониальную одежду или исповедовать местные религии.

В то время как большинство Штатов следовали Федеральному примеру и отменили религиозные тесты для государственных должностей, некоторые Штаты сохраняли религиозные тесты и в XX веке. Мэриленд, например, требовал «декларацию веры в Бога» для всех государственных чиновников до 1961 года.

ЗНАКОВЫЕ ДЕЛА ВЕРХОВНОГО СУДА
  • Reynolds V. United States (1878): это дело Верховного Суда проверило пределы религиозной свободы, поддержав Федеральный закон, запрещающий полигамию. Верховный суд постановил, что первая поправка запрещает правительству регулировать убеждения, но не такие действия, как брак.
  • Браунфельд против Брауна (1961): Верховный Суд поддержал закон Пенсильвании, требующий закрытия магазинов по воскресеньям, хотя ортодоксальные евреи утверждали, что закон был несправедливым по отношению к ним, поскольку их религия требовала, чтобы они закрывали свои магазины и по субботам.
  • Шерберт против Вернера (1963 год): Верховный суд постановил, что государства не могут требовать от человека отказа от своих религиозных убеждений для получения пособий. В этом случае Адель Шерберт, адвентист седьмого дня, работала на текстильной фабрике. Когда ее работодатель перешел с пятидневной рабочей недели на шестидневную, ее уволили за отказ работать по субботам. Когда она обратилась за компенсацией по безработице, суд Южной Каролины отклонил ее иск.
  • Lemon V. Kurtzman (1971): это решение Верховного Суда отменило закон Пенсильвании, разрешающий государству возмещать католическим школам заработную плату учителей, которые преподавали в этих школах. Это дело Верховного Суда установило «лимонный тест» для определения того, когда государственный или Федеральный закон нарушает Положение об учреждении—это часть первой поправки, которая запрещает правительству объявлять или финансово поддерживать государственную религию.
  • Дела «десять заповедей» (2005 год): в 2005 году Верховный суд принял, казалось бы, противоречивые решения по двум делам, связанным с демонстрацией десяти заповедей о государственной собственности. В первом случае, Van Orden V. Perry, Верховный суд постановил, что показ шестифутового памятника десяти заповедей в столице штата Техас был конституционным. В деле McCreary County V. ACLU Верховный суд США постановил, что две большие, обрамленные копии десяти заповедей в судах Кентукки нарушили первую поправку.
ЗАПРЕТЫ НА ПОЕЗДКИ МУСУЛЬМАН

В 2017 году федеральные окружные суды отменили выполнение ряда распоряжений Президента Дональда Трампа о запрете на поездки, сославшись на то, что запреты, которые дискриминируют граждан нескольких мусульманских стран, нарушат Положение о создании первой поправки.

  1. Истинная История религиозной терпимости Америки; Smithsonian.
  2. Религиозная Свобода: важнейшие дела Верховного Суда; Институт Билля О правах.
  3. Первая Поправка; Институт Правовой Информации.

Посетит «мятежный» Афон

«Для меня честь приветствовать Сэма Браунбека в Греции, где он проведет встречи с различными религиозными сообществами Греции, а также посетит гору Афон, где подтвердит сильную поддержку США Его Святейшеству Патриарху, и его приверженность религиозным свободам и толерантности«, — написал в Твиттере посол США в Греции, бывший посол в Украине Джеффри Пайетт.

Вместе с Браунбеком в Грецию прибыли представитель Бюро по вопросам демократии, прав человека и труда Госдепа США Райли Барнс, атташе посольства США в Греции по религиозным вопросам Паулетта Уолш, политический советник по делам религии Холли Меткалф и, собственно, сам посол Пайетт. Во вторник они уже провели встречу с предстоятелем Элладской Православной Церкви архиепископом Афинским и всея Греции Иеронимом II. Греческое издание «Romfea» приводит официальные подробности: архиепископ Иероним поприветствовал г-на Браунбека и членов миссии, и они обсудили «различные вопросы, представляющие общий интерес, включая вопрос об украинской Церкви«. А на среду делегация запланировала встречу с настоятелями афонских монастырей и гражданским губернатором Афона Костасом Димцасом.

Афон в списке локаций неслучаен: в преддверие Пасхи в публичном пространстве оказалось письмо, подписанное 12 афонскими старцами, адресованное Киноту. Кинот – совещательный орган Святой Горы, копии письма были разосланы в афонские монастыри.

«С большой скорбью и беспокойством мы узнаем о том, что происходит в Православной Церкви в целом по причине неканонического предоставления автокефалии раскольникам Украины без согласия канонической автономной Церкви во главе с митрополитом Онуфрием, — говорилось в письме. — РПЦ прервала общение с Экуменическим патриархатом, поскольку тот, несмотря на ясное запрещение священных канонов, самовольно предоставил автокефалию, вторгнувшись за пределы своих границ в чужую юрисдикцию«.

Внешнее вмешательство во внутрицерковные дела на Украине

Конечно, «пути господни неисповедимы», но есть основания полагать, что в процесс отделения Киевской митрополии от Московского патриархата вмешались куда менее могущественные силы.

Ранее отдельные СМИ допускали причастность американских политиков к украинскому расколу. При этом новообразованная ПЦУ упоминалась в качестве американского проекта и инструмента давления на «вражеский» Московский патриархат. В ноябре 2019 года киевское издание «Корреспондент» обвинило бывшего посла США на Украине Джеффри Пайетта в открытой поддержке неканонической структуры. Прошлой осенью Пайетту довелось участвовать в семинаре «Религия в современном мире» в Греции, где он в настоящее время возглавляет американскую дипмиссию. Основную часть своего выступления дипломат посвятил новой украинской церкви, выразив благодарность архиепископу Афин Иерониму и Константинопольскому патриарху Варфоломею за признание Православной церкви Украины. При этом греков поддержали зависимые от Афин александрийские иерархи. Считается, что Александрийский патриархат обеспечивается за счет пожертвований Греции, США, Кипра и поэтому не мог принять другого решения.

Читать еще:  В Британии христианский проповедник арестован за то, что вслед за апостолом Павлом назвал гомосексуализм грехом

Таким образом, нельзя исключать, что созданию и дальнейшей легализации ПЦУ Киев обязан западным покровителям, заинтересованным в ослаблении Московского патриархата. Журналисты, специализирующиеся на изучении этнорелигиозных проблем, считают, что УПЦ МП в скором времени рискует превратиться из единственной в стране канонической структуры в маргинальное сообщество и быть полностью вытесненной с религиозного пространства Украины.

Об этом говорит и тот факт, что методы и способы убеждения, применяемые сторонниками ПЦУ по отношению к своим конкурентам, в том числе священнослужителям и прихожанам, не особенно интересуют Вашингтон. А ведь именно американцы двигают в обществе (и довольно активно) идеи о религиозном равенстве и праве на свободу вероисповедания.

Письмо митрополита Кирилла послу США в РФ Уильяму Бернсу в связи с публикацией доклада Комиссии США по международной религиозной свободе

Председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл направил Чрезвычайному и Полномочному Послу Соединенных Штатов Америки в Российской Федерации Уильяму Бернсу послание, в котором прокомментировал ряд положений доклада Комиссии США по международной религиозной свободе «Политический фокус: Россия», опубликованного в 2006 году.

Отделом внешних церковных связей Московского Патриархата проведено изучение Доклада Комиссии США по международной религиозной свободе «Политический фокус: Россия», опубликованного в 2006 году. Мы отдаем должное кропотливой аналитической работе по сбору и обработке информации, которая постоянно ведется этой авторитетной организацией. Хотелось бы поблагодарить членов комиссии за использование в документе информации, полученной в результате непосредственного общения с представителями религиозных общин России, в том числе Московского Патриархата.

В то же время, изучив текст доклада, я пришел к выводу, что некоторые мои высказывания, сделанные в ходе встречи с членами комиссии, требуют дополнительных пояснений.

В тексте доклада со ссылкой на мое выступление «Права человека и нравственная ответственность» на X Всемирном Русском Народном Соборе, проходившем 4-6 апреля 2006 года, указывается, что «Россия оставляет за собой право отходить от норм ООН в области прав человека для того, чтобы исправить «губительный акцент» на «повышенном уровне индивидуализма», который проникает в российское общество через «оппозиционные группы», действующие через российские организации гражданского общества».

В моих выступлениях и в моей позиции нет ничего, что могло бы быть воспринято как призыв к России отказаться от обязательств в области прав человека, принятых нашим государством. Поэтому в приведении этой фразы я вижу попытку использовать авторитет Русской Православной Церкви для стимулирования политической борьбы, в которой мы не участвуем.

Фразу же, что индивидуализм «проникает в российское общество через оппозиционные группы», на мой взгляд, вообще следует оставить без комментариев.

Действительно, мною была выражена озабоченность тем, что в определенных случаях радикально-либеральное прочтение концепции прав человека приводит к росту эгоизма и индивидуализма, грозящих разрушением любому обществу. Церковь рассматривает эти явления как духовные заболевания, имеющие негативные последствия для человеческой личности. Чтобы бороться с тем, что мы считаем грехом, нам нет необходимости отрицать стандарты ООН в области прав человека. Ст. 29 Всеобщей декларации прав человека гласит: «При осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только ограничениям, какие установлены… с целью удовлетворения справедливых требований морали…». Мы констатируем, что сегодня многие общества теряют понятие о нравственности, все более вытесняемое на обочину общественной жизни. Поэтому мы намерены и впредь добиваться законными средствами запрета таких злоупотреблений правами человека, которые принижали бы человеческое достоинство и подвергали бы коррозии традиционные этические нормы. Концепция прав человека не задумывалась таким образом, чтобы попирать вековые представления и правила, касающиеся личной, семейной и общественной жизни. Использование прав человека в таком ключе может быть губительной для самой этой доктрины, которая в этом случае превращается в камень преткновения (или инструмент принуждения) для поликультурного общества. По нашему глубокому убеждению, любые формы реализации человеческой свободы должны быть направлены на то, чтобы человек мог быть подобным Создателю, а не противнику рода человеческого.

В нерушимой связи свободы человека с нравственной ответственностью заключается моя «новая идея, касающаяся прав человека» в смысле ст. 7 Декларации о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и общепризнанные свободы (принята Резолюцией Генеральной Ассамблеей ООН A/RES/53/144 от 8 марта 1999 года). И я намерен «добиваться ее признания», на что меня уполномочивает та же статья.

Моя позиция вполне согласовывается с положениями Итогового документа Всемирного саммита 2005 года, в п. 121 которого говорится, что универсальность прав человека должна увязываться с национальными и региональными особенностями и различным историческим, культурным и религиозным фоном, существующими в каждом государстве. Именно эта оговорка позволяет сохранить многообразие культур и цивилизаций, избежать недопустимого идеологического принуждения.

В рассматриваемом документе мои замечания, касающиеся политизации прав человека в российском обществе, выставляются как необоснованные. Однако налицо очевидные факты, говорящие о том, что многие правозащитные структуры уделяют непропорционально много времени и ресурсов заботе о правах единиц, что подчас диктуется политическими предпочтениями, тогда как миллионы простых людей лишены возможности получить элементарную правовую помощь. Необходимость равной защиты прав всех граждан является для нас непреложной аксиомой. Политизация вопросов прав человека — не российская особенность. К сожалению, эта тенденция носит общемировой характер и обусловлена стремлением использовать заботу о правах человека не в интересах личности, а для решения сомнительных задач. В этом случае, на мой взгляд, человек рассматривается как средство, что является явным принижением его богоданного достоинства. Авторам доклада, наверное, известно, что данная тенденция стала одной из причин серьезного реформирования правозащитного механизма ООН.

В докладе говорится, что «представители Русской Православной Церкви также иногда используют свое влияние в отношениях с региональными властями для того, чтобы ограничить деятельность других религиозных групп». Не секрет, что государственное управление предполагает принятие решений, удовлетворяющих запросам большинства при учете интересов меньшинства. Решения в религиозной сфере требуют особого такта, значительного внимания к общественному мнению. В этом контексте непонятно требование авторов доклада «запретить практику учета общественного мнения» при решении вопроса предоставления земли миноритарным религиозным общинам. Консультации представителей региональных властей с лидерами религиозного большинства – непременное условие принятия обоснованных решений. Полагаю, что эту практику надо всячески приветствовать как вполне демократическую. Во многих государствах, в том числе в США, консультация с заинтересованными представителями общества в некоторых случаях считается непременным условием принятия административного акта. Хотя в России пока такая процедура не прописана, это не должно становиться препятствием на пути консультаций.

Точно так же было бы нелепо разрушать систему взаимоотношений государственной власти с традиционными религиями на том основании, что она еще не получила законодательного оформления. Как известно, эффективность закона не в последнюю очередь зависит от его реальной связи со складывающимися общественными отношениями. Поэтому именно законодательное обобщение отношений в этой области видится наиболее логичным разрешением сложившейся ситуации. В этом контексте требование авторов доклада убрать из преамбулы закона «О свободе совести и религиозных объединениях» 1997 года упоминание о «традиционных религиях» выглядит как попытка воспрепятствовать формированию правовой системы России на осязаемом общественном и историческом фундаменте, а не на основе абстрактных идей. Кроме того, в преамбуле этого закона термин «традиционные религии» не используется. Более того, никак не закрепляется особый правовой статус какой-либо религии вообще. Кстати говоря, этот же закон вовсе не предполагает «права» религиозных групп на получение от государства помещений для богослужений.

Не соглашусь я также с критикой моего утверждения о необходимости увязывать авторитет и влияние религиозной общины с решениями о ее государственной поддержке. Подобная поддержка, масштабы которой в отношении нашей Церкви, кстати, сильно завышены, должна иметь результат. Никакой чиновник-прагматик не будет рисковать своей репутацией, выбирая в качестве партнера малоизвестную религиозную организацию, не имеющую опыта взаимодействия с государством. Традиционные религии накопили такой опыт на протяжении веков. Поэтому неудивительно, что нам доверяют. Странно было бы, если под предлогом эксперимента или еще под каким-либо предлогом общество перепоручило бы неизвестным религиозным организациям те функции, которые присущи традиционным общинам России многие сотни лет.

В документе указывается, что предложение нашей Церкви «включить в программу школьного обучения на территории всей страны факультативный курс по русской православной культуре также может рассматриваться в качестве примера утверждения ее привилегированного статуса» и что ряд общин выразили «несогласие с предложением ввести даже добровольный курс по «русской православной культуре», поскольку это утвердит позиции одной религиозной традиции в качестве основы русской культуры». Мне представляется очевидным тот факт, что выбор родителей и их детей в пользу изучения своей культуры (а именно с русской православной культурой идентифицирует себя большинство людей нашей страны) должен уважаться повсеместно как в пределах России, так и вне ее. Лишение права на доступ к отечественной духовной культуре в России ассоциируется с временами коммунизма. И, наверное, многие граждане посчитают противников изучения основ православной культуры идеологическими союзниками этого богоборческого режима.

Кроме того, авторы доклада не придают достаточного значения признаваемому ими факту поддержки идеи преподавания Основ православной культуры значительным числом представителей ислама, иудаизма и буддизма. Очень странно, что взгляды религиозного большинства России, которое представлено лидерами этих общин, никак не учитывается в докладе. Хотя вполне очевидно, что именно здесь мы имеем дело с гражданской позицией, которая как ничто другое должна определять правовую систему.

Читать еще:  В Бурятии построен новый дацан, где будут обучать тибетской медицине

При этом надо заметить, что мы вовсе не придерживаемся той точки зрения, что основы православной культуры непременно должны преподаваться священнослужителями. Главное, чтобы этот предмет преподавали дипломированные специалисты, любящие свое дело. Более того, мы вовсе не исключаем преподавание в российских школах на добровольной основе, по выбору, наряду с православной, — иудейской, исламской, буддистской или иных культур. Не выступаем мы и против присутствия духовенства этих религиозных общин в армии, что косвенно инкриминируют нам авторы доклада.

Содержащееся в документе указание, что официальные лица Русской Православной Церкви были среди пяти тысяч человек, подписавших письмо с требованием запретить еврейские организации, не соответствует действительности. Священноначалие нашей Церкви никого не уполномочивало на подписание подобного рода документов.

Еще раз выражаю признательность авторам доклада за критический интерес к вопросам реализации религиозной свободы в России. Готов продолжать общение с представителями Комиссии США по международной религиозной свободе, что, надеюсь, позволит нам в будущем достигать еще большей ясности относительно наших позиций.

С интересом ознакомился бы с документами, рекомендация перевести и распространять которые содержится в докладе, — «Положениями по противодействию преступлениям на почве ненависти», разработанными Федеральным бюро расследований США, и материалами об опыте, накопленном Министерством юстиции США в области борьбы с преступлениями на почве ненависти и нападениями по религиозным мотивам.

Председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл

Россия

В связи с тем, что в Конституции РФ закреплён принцип светскости государства, а также принцип свободы совести и вероисповедания, перед государством стоят сразу две разнонаправленные задачи: с одной стороны, реализация указанных принципов, с другой, общественная безопасность.

При принятии Федерального Закона РФ «О свободе совести и о религиозных объединениях» в 1997 году на заседании Госдумы председатель думского комитета по делам общественных и религиозных организаций Виктор Зоркальцев объяснил суть закона:

Закон создаёт барьер на пути религиозной экспансии в Россию, препятствует развитию тоталитарных сект, ограничивает действие иностранных миссионеров и при всём этом создаёт условия для деятельности традиционных для РФ религий и конфессий.

С тех пор в закон вносились поправки, но целеполагание и суть его не менялись.

Анализ действующего законодательства РФ показывает, что иностранные религиозные организации на территории страны имеют статус, отличный от статуса религиозных организаций, зарегистрированных в соответствии с действующим российским законодательством. На них не распространяется законодательство о религиозных организациях, и они не вправе заниматься культовой и религиозной деятельностью.

Деятельность иностранных религиозных организаций на территории Российской Федерации регулируется законодательством о некоммерческих организациях. Для представления своих интересов указанные организации вправе открывать свои представительства.

То есть таким образом государство контролирует деятельность иностранных религиозных организаций.

Политическое убежище в США из-за религии: меня зовут Артем Зверьков, и мы с женой переехали в Америку как беженцы. Было страшно? Ещё как! До сих пор страшно. И даже не потому, что здесь все абсолютно иначе, не так как в Одессе, где я прожил большую часть своей жизни. Страшно от пустоты, которая окружает меня. Ведь чтобы ее заполнить, нужно время, а мы в буквальном смысле только что приземлились.

В США меня привезла жена

Если бы мне кто-то лет десять назад сказал, что я перееду на ПМЖ в Штаты, я бы рассмеялся этому человеку в лицо. У меня шансов не было. Но они были у моей супруги, ведь программа, которая помогла нам оказаться в Америке, рассчитана на людей, притесняемых на религиозной почве.

В наше время сектантами таких, конечно, никто уже не называет: 90-е годы, когда такая формулировка была чуть ли самой мягкой, позади. Но статус “белой вороны” все еще обеспечен. Почему? Потому, что ты не такой, как большинство.

Я сам вне религии, но моя жена – пятидесятница, и она и натерпелась всякого. Особенно в школьные годы, когда одноклассники буквально травили ее за ее веру. Она, конечно, молодец: сумела найти в себе силы преодолеть это, успешно окончила школу, получила красный диплом в университете, устроилась на хорошую работу.

Удивительно, но факт: религиозные притеснения, перенесенные моей супругой в прошлом, позволили нам в настоящем претендовать на статус беженца и переезд Штаты. Но сначала именно претендовать, потому что получить статус и переехать в США не так просто.

Нужно доказать, что тебе тяжело жить с твоей верой, плюс, непонятно что именно тебя ждет в будущем. Доказывать все это надо на собеседованиях в Международной организации миграции (МОМ).

Во время собеседований за себя супруга не переживала, а вот за меня да. Я не являюсь членом ее церкви. Я вообще не являюсь членом никакой церкви, несмотря на то, что когда-то, в младенческом возрасте, был крещен в православии. Я верю в бога, но это мой собственный бог, которому я молюсь ровно тогда, когда чувствую, что мне это необходимо, а не по указке других.

Чтобы получить статус беженцев и переехать в США нам с женой понадобилось почти три года.

Политическое убежище в США из-за религии: мы и без иммиграции неплохо жили

В Одессе моя супруга работала в неправительственной организации консультантом по ВИЧ, я занимался проектным менеджментом в благотворительном фонде и параллельно руководил небольшой театральной студией.

Мы ходили в театры и на концерты, путешествовали, лазили по горам, завели кота, бегали по утрам возле моря и в принципе ни в чем себе не отказывали (конечно, в пределах разумного). Мы рискнули все это поменять на неизвестность. Правда, в США у супруги достаточно много родственников. И именно ее родная сестра и подала заявку на наш переезд в МОМ.

На тот момент мы еще не были женаты. Заявку рассмотрели, после чего жену пригласили на первое собеседование в Киевский офис МОМ. Вопросы, которые ей задавали на первом собеседовании, в основном касались ее мест проживания за последние десять лет. Также она рассказала о своей жизни и, конечно, притеснениях на религиозной почве, которые пережила. Я думаю, что не открою страшную тайну, если скажу, что в Украине на религиозной почве сейчас практически никто никого не притесняет. Но сам факт того, что в прошлом ты это действительно пережил, немаловажен для стороны, принимающей окончательное решение.

Первое интервью со мной ограничилось фотографированием и сверкой фактов, которые обо мне сообщила моя супруга на предыдущей встрече. Следующий визит в МОМ состоялся спустя без малого год. Все это время я вел, если так можно сказать, праведный образ жизни, например, не сквернословил в социальных сетях – супруга предупредила, что меня могут “просматривать”, и я сдерживал себя, как только мог.

Во второй раз мы пришли уже как муж и жена. Взяли с собой все необходимые документы: паспорта, свидетельство о браке, мой военный билет, справку о христианском крещении моей супруги и подборку фотографий, подтверждающих ее верование. На этот раз в МОМ нас интервьюировал представитель американского правительства.

Супруга снова отвечала на вопросы по поводу мест своего проживания (задавая одинаковые вопросы, они сверяют ваши ответы с предыдущим собеседованием) и насчёт религиозных притеснений. Она рассказала несколько таких случаев и добавила, что чисто теоретически в будущем вероисповедание может стать причиной проблем (например, если в стране примут закон об одной религии). Что касается меня, то я также говорил о том, где жил последние десять лет. А еще меня раз десять спросили – принадлежу ли я к любым военным или террористическим организациям, держал ли я в руках оружие. Нет, нет и нет.

Оба раза я очень боялся, потому что совершенно не имел религиозного бэкграунда и меня никто не притеснял. Но уже потом я узнал, что весь акцент делается именно на супругу, потому что для МОМ она была главным заявителем, а я шел, так сказать, прицепом.

Конечно то, что на собеседовании нужно говорить правду. Потому, что ложь обязательно выйдет на поверхность. А уж если вас уличат во вранье, то двери программы закроются раз и навсегда.

Дальше снова месяцы ожиданий и, наконец, долгожданный ответ: “Ваше заявление на получение статуса беженца в Соединённых Штатах Америки было условно одобрено”. “Условно”, потому что потом были формальности вроде обязательного медицинского осмотра и культурной ориентации, письмо с подробной логистикой нашего переезда и сам перелет в компании таких же, как мы.

Отдельный респект американским налогоплательщикам, которые взвалили на себя оплату за наш перелёт. Я уже начал отдавать долги, уверен, что в установленные два года верну все до цента. Вообще все услуги по программе, в рамках которой мы переехали в США, для нас бесплатны, кроме билетов на самолёт, их оплачивает американское правительство. И этот долг надо вернуть. Так что, начиная с третьего месяца нашего пребывания здесь, мы будем получать квитанцию к оплате этого кредита. Стоимость двух билетов составила $1,900, это значит, что в месяц нам нужно будет выплачивать минимум $80, что абсолютно терпимо.

Читать еще:  В Мцхете нашли церковь, построенную через несколько лет после крещения Грузии

В Одессе, несмотря на то, что мы оба работали и не нуждались и даже иногда шиковали, мы жили в арендованном жилье и не имели возможности приобрести собственное. В общем, в этом плане мы ничего не потеряли. Но потеряли любимые места. Ну что ж… Найду такие же в США.

Жаль, что там остались свои люди. Их не так много в моей жизни, но без них туго. Это и родственники, и друзья, и знакомые. Они могут даже не подозревать как я по ним скучаю. Но это факт. С ними было комфортно и легко. А сейчас я просто смотрю на них в социальных сетях и иногда говорю по телефону. А ещё кот… Он, конечно, сыт, здоров и за ним прекрасно смотрят, но все же он там.

“Плюшки” от государства

Уже на следующий день после прилёта, мы познакомились с социальным работником, которого назначили нам в помощь. Это ещё одна фишка программы переселения – вас будут сопровождать до момента, пока не встанете на ноги. Минусы у такой поддержки есть, но плюсы перевешивают, и чуть ли не главный из них – подъемные. Сумма небольшая, но для старта очень даже к месту.

Чем в первую очередь следует заняться беженцу по приезду в США? Кроме осмотра местных достопримечательностей, визитов к родственникам и поиску работы, людям в статусе беженцев следует незамедлительно оформить документы и подать заявку на получение помощи от государства.

По приезду в США мы получили, так называемые, подъёмные, которые положены всем участникам нашей программы от государства. Сумма не самая большая – по 900 долларов на человека, но, согласитесь, для старта очень даже неплохо.
Другое дело, что просто так вам на руки эти деньги никто не даст…

Как рассказала сотрудница организации World Relief, которая посетила нас на следующий день после приезда (эта организация является партнёром МОМ и обеспечивает социальное сопровождение всех новоприбывших по программе беженцев), на эти деньги мы можем приобрести все самое необходимое на первое время или оплатить своё первое жилье. Учитывая, что в самых простых мелочах, типа полотенца или чашки мы не нуждались, было решено пустить эти деньги на “аренду” комнаты у наших родственников. Вот почему. Дело в том, что каждую покупку за наши подъёмные нужно согласовывать с World Relief – например, если вы хотите приобрести телефон, то самую новую модель вам никто не одобрит, только эконом-вариант. Это же относится и к покупке авто. Другое дело матрас, подушки, посуда, средства гигиены и другие, не менее нужные аксессуары. Это вы можете купить, но опять же, самое недорогое, а лучше и вовсе подержанное. В общем, экономия во главу всего. Это же относится и к аренде жилья.

Мы сообщили о своих намерениях арендовать комнату в доме сестры моей жены, поэтому подъемные хотим потратить на аренду и чеки следует присылать ей (сестре). Таким образом, в течение двух месяцев подъемные были использованы.

Далее мы отправились в Deparment of Social and Health Services, где на основании наших документов оформили финансовую помощь и EBT Card (фудстемпы). Получилось 450 долларов финансовой помощи и 350 “продуктовых” для нас, как для семьи беженцев с нулевым доходом. В месяц.
Кстати, мы подсчитали, что “продуктовых” денег нам на двоих с женой в месяц хватит с головой, даже если мы будем питаться омарами. Но учитывая, что мы живём в семье родственников, наши фудстемпы идут в “общий котел”. А финпомощь, так же как и подъёмные, складывается в нашу копилку.

Номер социального страхования, разрешение на работу и водительские права

Из документов самым первым мы получили Social Security Number (SSN). Процедура получения этого номера – простая и бесплатная. В нашем случае единственным неприятным моментом стала очередь, в которой мы просидели около трёх часов. Само оформление заняло минут десять, а SSN пришли по почте через две недели.

Водительские права – это отдельный разговор.
В последний раз я сидел за рулем лет десять назад, в автошколе никогда не учился. При этом теорию вождения в США сдал с первого раза. Супруга в Украине училась автошколе и сдала со второго.

В течение семи рабочих дней после этого по почте пришёл instruction permit – ученическое водительское удостоверение, позволяющее ездить в присутствии опытного водителя и только в дневное время суток. Но нам это и надо – до экзамена по вождению мы с супругой практикуемся за рулём нашего старенького мерседеса, который подарил ее старший брат.

Дольше же всего пришлось ждать карту разрешения на работу (employment authorization), она пришла спустя аж полтора месяца после подачи заявки. Но без нее никак, ведь она даёт возможность легально устраиваться на работу.

Быть наглым и настырным полезно

Даже при помощи социального работника, подать на все вышеперечисленные документы было бы очень непросто. К счастью, нам активно помогала в этом сестра жены. Она и офисы все знает в городе, и трудностей перевода у нее не возникало – она говорит по-английски. Если поддержки, аналогичной этой у вас нет, то процесс может затянуться надолго. Помните, что кроме вас, у вашего социального работника еще дцать семей. Он банально не успевает помочь всем быстро, может попросту забыть о вас. Поэтому не стесняйтесь напоминать ему о своем существовании и своих проблемах.

Во всех беседах с чиновниками обязательно задавать вопросы, если что-то непонятно. Помните, что от малейшей недосказанности может зависеть – придет ваш документ вовремя или не придет совсем.

Не игнорируйте, так называемые, культурные мероприятия, которые World Relief организует для своих клиентов. 80% информации, возможно, вам и не пригодится, зато оставшиеся 20 могут оказаться на вес золота. Например я на них почерпнул для себя много полезной информации по поводу учёбы и работы. Об этом я расскажу в следующий раз.

Посетит «мятежный» Афон

«Для меня честь приветствовать Сэма Браунбека в Греции, где он проведет встречи с различными религиозными сообществами Греции, а также посетит гору Афон, где подтвердит сильную поддержку США Его Святейшеству Патриарху, и его приверженность религиозным свободам и толерантности«, — написал в Твиттере посол США в Греции, бывший посол в Украине Джеффри Пайетт.

Вместе с Браунбеком в Грецию прибыли представитель Бюро по вопросам демократии, прав человека и труда Госдепа США Райли Барнс, атташе посольства США в Греции по религиозным вопросам Паулетта Уолш, политический советник по делам религии Холли Меткалф и, собственно, сам посол Пайетт. Во вторник они уже провели встречу с предстоятелем Элладской Православной Церкви архиепископом Афинским и всея Греции Иеронимом II. Греческое издание «Romfea» приводит официальные подробности: архиепископ Иероним поприветствовал г-на Браунбека и членов миссии, и они обсудили «различные вопросы, представляющие общий интерес, включая вопрос об украинской Церкви«. А на среду делегация запланировала встречу с настоятелями афонских монастырей и гражданским губернатором Афона Костасом Димцасом.

Афон в списке локаций неслучаен: в преддверие Пасхи в публичном пространстве оказалось письмо, подписанное 12 афонскими старцами, адресованное Киноту. Кинот – совещательный орган Святой Горы, копии письма были разосланы в афонские монастыри.

«С большой скорбью и беспокойством мы узнаем о том, что происходит в Православной Церкви в целом по причине неканонического предоставления автокефалии раскольникам Украины без согласия канонической автономной Церкви во главе с митрополитом Онуфрием, — говорилось в письме. — РПЦ прервала общение с Экуменическим патриархатом, поскольку тот, несмотря на ясное запрещение священных канонов, самовольно предоставил автокефалию, вторгнувшись за пределы своих границ в чужую юрисдикцию«.

Адвентисты Седьмого дня

Это протестантское движение проповедует то, что в скором времени Иисус Христос вновь спустится на Землю. С первого взгляда может показаться, что это движение ничем не отличается от протестантского. Однако несколько ключевых особенностей учения Адвентистов не позволяют говорить о них как о протестантах. Адвентистов Седьмого дня, скорее, можно отнести к квазиденоминациям.

Самая распространенная религия в США

Протестантская церковь принимала в жизни Соединенных Штатов не меньше участие, если учитывать тот факт, что это самая большая религиозная конфессия в стране. Протестантизм – отдельная ветвь христианства с преобладающими тенденциями современного подхода к священным текстам. Сторонники распространенной религии стараются переосмыслить догмы и адаптировать их к реалиям.

Вне зависимости от вопроса, какая вера у американцев любая конфессия старается сохранить исторические традиции и культуры, несмотря на нарастающий поток эмигрантов из разных стран. Были определенные разногласия, расколы в убеждениях, например, в лютеранской и протестантской церкви во время гражданской войны в США, когда северная лютеранская церковь выступала за постепенную отмену рабства. В целом, на территории Соединенных Штатов крупных религиозных конфликтов не возникало.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector