0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Вячеслав Бутусов: «Обращение к Богу нужно выстрадать»

Вячеслав БУТУСОВ

обращение к Богу нужно выстрадать

IN VICTORY, февраль 2012, стр.4

| Беседовал: Константин Мацан

Православный журнал «Фома» www.foma.ru

15 октября Вячеславу Бутусову, создателю групп «Nautilus Pompilius» и «Ю-Питер», исполнилось 50 лет. Накануне юбилея музыкант дал «Фоме» интервью. Об эмоциональной скупости Бутусова в журналистских кругах ходят легенды. Когда я собирался в Санкт-Петербург на интервью, один знакомый даже сказал мне: «Бутусов на все вопросы отвечает односложно…» Но это оказалось неправдой. Просто когда говоришь о глубоком — о доверии к незнакомому человеку, об искушениях среды рок-музыкантов, о смысле смерти, — едва ли станешь размахивать руками. А именно на такие серьезные разговоры Бутусов, как мне показалось, настроен.

Общение и разобщение

— Сейчас принято считать, что желания «поговорить за жизнь» становится в людях все меньше и меньше…

— Да, и это происходит не просто так. Потребность общаться исчезает.

— Неужели Вам не хочется общаться с окружающими?

— Лично я испытываю огромную потребность в общении. И думаю, ее испытывают многие — на индивидуальном уровне. Но она не формирует более крупные общности людей. Я понимаю, что если просто так — ни с того, ни с сего — приду к лучшему другу поговорить — общения не случится. Хуже того, может получиться разобщение. Мы же окружены знаками, которые нужно видеть и считывать. Я через какие-то символы должен почувствовать, что человек нуждается во мне именно сейчас — тогда произойдет душевная взаимосвязь. Мы же все связаны между собой где-то на высшем уровне. И когда эта связь воплощается и в земной ипостаси, тогда возникает наполненное, зрелое чувство удовлетворения от общения. Говоришь с человеком, вроде ничего особенного не делаете, всё как всегда — но чувствуешь, что вместе с этим происходит что-то необходимое. То, чем мы по сути живем. Но этого сегодня все меньше…

[ КЛИКНИ НА РАЗВОРОТ НИЖЕ, ЧТОБЫ СКАЧАТЬ НОМЕР ]

[ СКАЧАТЬ ЭТОТ НОМЕР СЕЙЧАС ]

ЧЕМ ЭЛЕКТРОННЫЙ ЖУРНАЛ ЛУЧШЕ ПЕЧАТНОГО

Самое главное — это то, что электронный журнал ничем не отличается от печатного.
Это не веб-страница, а настоящий журнал, для чтения которого не нужен Интернет.
Загрузите его на ваш компьютере или КПК и наслаждайтесь увлекательными
материалами точно так же, как вы бы делали это, держа журнал в руках.

10 ПРИЧИН ПОДПИСАТЬСЯ НА ЭЛЕКТРОННЫЙ ЖУРНАЛ
ВСЕГДА ДОСТУПНЕЕ
вы получаете не бумагу, а только полезную информацию
ВСЕГДА ЕСТЬ В НАЛИЧИИ
интересный номер никогда не закончится на складе
БЕСПЛАТНАЯ ПЕРЕСЫЛКА
ведь традиционно вы платите за пересылку бумаги
МГНОВЕННАЯ ДОСТАВКА
всё равно, на соседнюю улицу или в далекую страну
ЛУЧШЕЕ ОФОРМЛЕНИЕ
забудьте о черно-белые изданиях — наслаждайтесь цветом
НЕ ИСПОРТИТСЯ
е-журнал никогда не помнется и не потеряется у знакомых
НЕ ЗАНИМАЕТ МЕСТО
избавьтесь от старых журналов, разбросанных по дому
УДОБСТВО ПОИСКА
используйте поиск, чтобы найти важный отрывок текста
ХРАНИТЕ ВАЖНЫЕ МЫСЛИ
копируйте понравившиеся мысли одним кликом мышки
XXI ВЕК НА ДВОРЕ
во всем мире электронные издания популярнее бумажных

В ВАШЕМ ЖУРНАЛЕ Я НАХОЖУ ЖИЗНЕННУЮ СИЛУ

Я прочитал много литературы, но только в вашем журнале я нашел то, чего никогда не переживал раньше. В «IN VICTORY» я нахожу жизненную силу, которая помогает людям изменять жизнь. В ваших статьях я всегда нахожу практические советы и полезные жизненные принципы. Они очень помогают мне в жизни. Спасибо!

Александр Федоров, инженер
Москва, Россия

МНЕ 63 И Я ЧИТАЮ ВАШ ЖУРНАЛ С УДОВОЛЬСТВИЕМ

Я благодарю Бога, что Он помогает вам издавать такой прекрасный христианский журнал! Я познакомилась с ним случайно, но сразу же полюбила. Мне 63 и я читаю ваш журнал с удовольствием, потому что он помогает мне в моей повседневной и христианской жизни.

Надежда Носко, пенсионер
Тернополь, Украина

ВАШ ЖУРНАЛ — ЭТО БЛАГОСЛОВЕНИЕ ДЛЯ МНОГИХ ЛЮДЕЙ

Дорогая редакция журнала! Вы должны знать, что ваш журнал — это Божье благословение для многих людей! Благодаря журналу «IN VICTORY» я возросла духовно и нашла много полезных ответов для моей семьи. Дух Святой всегда прикасается ко мне, когда я читаю ваш журнал страница за страницей. Спасибо вам!

Джоанна Васкон, менеджер магазина
Highland, USA

БОГ ЖИВЕТ В ИНТЕРНЕТЕ БЛАГОДАРЯ ВАШЕМУ СЛУЖЕНИЮ

Меня зовут Кирилл и я живу в Корее. Я так рад, что я могу получать ваше издание. Часто я рекомендую его всем своим друзьям и они тоже ценят ваши материалы! Бог живет в Интернете благодаря вашему служению! Вы помогаете многим людям стать более успешными с Богом. Спасибо за вашу любовь! Я буду молиться, чтобы Господь расширил ваше служение до краев Земли!

Кирилл Хан, студент
Сеул, Южная Корея

Вячеслав Бутусов: «Обращение к Богу нужно выстрадать»

Рок Православия запись закреплена

ВЯЧЕСЛАВ БУТУСОВ: «ОБРАЩЕНИЕ К БОГУ НУЖНО ВЫСТРАДАТЬ»

15 октября — День рождения Вячеслава Бутусова, создател групп «Nautilus Pompilius» и «Ю-Питер». Накануне 50-летнего юбилея (в 2011 году) музыкант дал журналу «Фома» интервью. Об эмоциональной скупости Бутусова в журналистских кругах ходят легенды. Когда я собирался в Санкт-Петербург на интервью, один знакомый даже сказал мне: «Бутусов на все вопросы отвечает односложно…» Но это оказалось неправдой. Просто когда говоришь о глубоком — о доверии к незнакомому человеку, об искушениях среды рок-музыкантов, о смысле смерти, — едва ли станешь размахивать руками. А именно на такие серьезные разговоры Бутусов, как мне показалось, настроен.

Общение и разобщение
— Сейчас принято считать, что желания «поговорить за жизнь» становится в людях все меньше и меньше…
— Да, и это происходит не просто так. Потребность общаться исчезает.

— Неужели Вам не хочется общаться с окружающими?
— Лично я испытываю огромную потребность в общении. И думаю, ее испытывают многие — на индивидуальном уровне. Но она не формирует более крупные общности людей. Я понимаю, что если просто так — ни с того, ни с сего — приду к лучшему другу поговорить — общения не случится. Хуже того, может получиться разобщение. Мы же окружены знаками, которые нужно видеть и считывать. Я через какие-то символы должен почувствовать, что человек нуждается во мне именно сейчас — тогда произойдет душевная взаимосвязь. Мы же все связаны между собой где-то на высшем уровне. И когда эта связь воплощается и в земной ипостаси, тогда возникает наполненное, зрелое чувство удовлетворения от общения. Говоришь с человеком, вроде ничего особенного не делаете, всё как всегда — но чувствуешь, что вместе с этим происходит что-то необходимое. То, чем мы по сути живем. Но этого сегодня все меньше…

— А почему?
— В мире, где мы живем, вообще многое выхолащивается. Как сказал мне один священник, мы становимся все более и более сенсорными. А от многих других священников я слышал такую формулировку, что человек сегодня истощается — то есть начинает чувствовать одними основами. Вот есть, допустим, здание. Его можно воспринимать как таковое, во всей полноте, а можно посмотреть на него с архитектурной точки зрения: убрать весь заполнитель — окна, витражи — и останется просто арматурная сетка. И здание можно видеть насквозь. Так и от человека сегодня остается только конструкция… Я об этом много думал. Знаете, каждый совершает сам для себя маленькие открытия, а когда они вдруг подтверждаются с внешней стороны, да еще на очень основательном уровне, — это воспринимаешь как маленькое чудо. Так вот, какое-то время назад был в Перми, там в это время шла конференция, и в ее рамках проходил мастер-класс профессора Сергея Капицы. В конце своей лекции он написал довольно короткую для современной математики формулу, в которой обозначил, с какой степенью прогрессивности наш мир… мельчает. Это сухая математика. В эту же прогрессию вписывается и расщепление потребности общаться.

— А этому как-то можно сопротивляться?
— Мы не в силах противостоять дьявольскому замыслу. Я даже не могу себе представить, какой на нас идет напор с этой стороны, и только отчасти это давление чувствую — мы же живем под покровом у Бога. Но чем больше пытаешься такого напора избежать, тем больше тебя прижимает.

Не-высокие материи
— Вы настолько пессимистичны?
— Пессимизм в чистом виде — нечто фантастическое. В каждом из нас живет и пессимист, и оптимист, а в итоге мы все реалисты. Чтобы быть совсем пессимистом, нужно беспробудно пить месяца два. И тогда в тебе будут преобладать плесень и кислота, и эта проекция к худшему станет доминирующей. А то, о чем мы сейчас говорим, — не проявление пессимизма. Процесс истощения человека — неизбежен. Это одна из тех вещей, к которым просто нужно быть морально готовым. Другая такая вещь — смерть. Не нужно рыдать всю жизнь и рвать на себе волосы оттого, что все мы умрем. Можно нормально к этому относиться — и уже при жизни смотреть за эту черту, обращать внимание на то, что нас ждет после смерти.

— Допустим, верующему это понять проще: центральный момент любой религии — жизнь души после смерти. Но как Вы объясните неверующему, что значит «смотреть за черту»?
— Неверующему я ничем помочь не смогу. Знаете, я недавно смотрел по телевизору интервью Славы Полунина, которое он давал в Нью-Йорке. Концерты там прошли на ура, публика рвала его на части, и было видно, что он находился едва ли не в экзальтации от всего происходящего. И вот в конце своего интервью он сказал: «Я счастливый человек. И могу любого научить быть счастливым». Так вот, я не могу научить неверующего быть верующим.

— Мне кажется, мысли о конце жизни приходят ко всем…
— Конец жизни, и даже конец земной жизни — вообще вещи условные.

— А что же тогда для Вас вещи безусловные?
— То, что лежит в основе божественного созидания. Есть понятия добра и зла. Другое дело, что с ними каждому хорошо бы определиться пораньше. Потому что, если полжизни искать, где добро, где зло, очень много времени рискуешь потерять. И именно для того, чтобы этого не произошло, в нас, людей, заложены какие-то основы — безусловные.

Читать еще:  Клиническая смерть. Свидетельство диакона Сергия

— Нравственность?
— Я не силен в терминологии. Есть вещи, которые лучше объяснять не одним словом, хоть это и отнимает время. Нравственность тоже от чего-то происходит. Мне кажется, это отражение в каждом человеке как раз тех самых основ. Вопрос только в том, насколько он это отражение в себе осознает. Насколько он это чувствует. Некоторые даже не подозревают, какая богатая «информация» в них заложена. Я и сам до определенного момента не подозревал. А потом понял, что есть вещи незыблемые: вера, надежда, любовь. На них в принципе все зиждется.

— То есть это не «высокие материи» и Вы постоянно, каждую секунду об этом помните? Неужели Вы, например, играете в группе на бас-гитаре — и при этом стараетесь не забывать, что есть добро и зло?
— Наоборот. Я помню, что есть добро и зло — а по ходу дела, параллельно еще чем-то занимаюсь. Неважно чем: играю на бас-гитаре, разговариваю по телефону или просто иду по улице. Ведь все эти вещи — прикладные. Это просто практики, из них внешне состоит жизнь. Конечно, человек счастлив, когда занимается любимым делом, когда работает там, куда вкладывает душу. Но во-первых, это тоже нужно заслужить, к этому надо себя подготовить. А во-вторых, не прикладные вещи формируют счастье человека. За каждой практикой есть сверхсмысл — за ней стоит человек как таковой.

— Например?
— Вот пример из нашего с Вами общения. Вы позвонили и попросили меня об очном интервью. В ответ на это я предложил, чтобы Вы прислали вопросы по почте, а я бы на них письменно ответил, но для Вас такой вариант оказался нежелательным. Я бы мог настоять, чтобы интервью было все-таки письменным, но почувствовал, что Вы проявляете настойчивость, а мои доводы улетают в сторону. Я понял, что в данном случае должен найти в себе силы, а может быть, даже смирение — и все-таки поступить так, как считаете нужным Вы. Почему? Потому что у меня нет оснований Вам не доверять, я ведь Вас никогда не видел и не знаю. Я всегда доверяю людям при первом знакомстве. Очень редко бывает, чтобы меня сразу что-то в человеке смущало. К тому же, если это и бывает, то часто ошибочно. Вот когда обманут — тогда можно будет подумать о том, чтобы больше не иметь общих дел. Но нельзя лишать человека шанса быть хорошим. Нельзя терять веру в людей, как говорят неверующие.

— Мне кажется, в жизни, как правило, происходит с точностью до наоборот: мы склонны думать, что вокруг — одни подлецы, а если уж кто-то докажет, что он хороший, тогда можно ему поверить…
— Наверно, очень тяжело так жить.

— А жить с презумпцией невиновности человека Вам легко?
— При чем здесь я? Человек сотворен Богом, он образ Божий. И из этого нужно исходить. Все остальное, что нам может в человеке не нравиться, — проявление падшей человеческой природы. Вопрос только в том, насколько мы этому греху поддаемся, а насколько ему сопротивляемся и можем в себе его остановить… Поэтому я не могу сказать, легко или тяжело жить с презумпцией невиновности человека. По идее, как христианин, я должен ответить: «Тяжело — и слава Богу». Потому что все, что тяжело, — не бесполезно. Это наше участие, наше преодоление и наше борение. Это и есть та духовная невидимая брань, к которой христианин призван.

Торчат ли джинсы из-под рясы
— Вы крестились двадцать лет назад? Это много или мало?
— Наступает момент, когда перестаешь считать, сколько лет ты не пил…

— Интересная аналогия…
— Это именно аналогия. Потому что человек находится в умопомрачении, а потом вдруг приходит к вере — и с ним происходит перевоплощение в самом лучшем смысле этого слова. Он вдруг начинает испытывать детский восторг. Каждый проходит через период неофитства. Я помню, с какими глазами приезжал домой к Косте Кинчеву и хотел ему рассказать, что я постиг нечто такое, что изменит весь мир… А Костя просто спокойно смотрел на меня, как опытный человек, и говорил: «Ну, это у тебя пройдет». И прошло. Когда Церковь становится органичной частью жизни, возникают другие трудности — привыкание. И временами я отхожу от Церкви до такой степени, что мне становится тревожно. Как прихожанину. Замечаю, что раньше я был более старательным, дисциплинированным был в обрядах. А после очередного отпуска берешь и устраиваешь себе период послабления. А потом начинаешь себя упрекать: пора бы уже сходить причаститься, соблюсти обязательные вещи…

— А в Вашем отношении к Церкви за двадцать лет многое изменилось?

— Двадцать лет назад я ощущал серьезный скепсис по отношению к многим сторонам церковной жизни. Какие-то ритуально-обрядовые вещи мне казались сугубо условными, хотя вроде бы и необходимыми. А сейчас мне хочется верить, что через эту толщу я пробился, и начал видеть не условности, а то, что стоит за ними. Мне теперь совершенно не важно, торчат ли из под рясы джинсы с кроссовками, шепчутся ли бабушки, мешая углубленно слушать службу, в которой я и так по большому счету ничего не понимаю. Сами по себе эти вещи никуда не делись. Но поменялось отношение к ним: они перестали раздражать. А ведь и скепсис, и раздражение — все это от лукавого. Это вероломные вещи.

— Сейчас много говорят о том, куда Церкви двигаться в будущем. Что Вам в этом плане подсказывает Ваш опыт как прихожанина: каких ошибок надо стараться избежать?
— Тех же самых, которые люди совершали всегда. Все ошибки — это грехи. Из меня историк неутешительный, но, по моим подсчетам, за восемьдесят миллионов лет пребывания человека на земле ничего не изменилось: мы чем грешили, тем и грешим. Как была борьба с искушениями — так и есть. Если это вообще можно называть борьбой, ведь она неравная. Человеку бороться своими силами невозможно. Только с Богом возможно. И мы все постоянно пользуемся Его поддержкой и в этом смысле живем в аванс. Недавно я читал статью одного священника, в которой он описывал такую ситуацию: умерла девушка, и ее молодой человек со слезами на глазах прямо на кладбище набросился на батюшку с расспросами: «Почему всё так?! Куда смотрит Господь?! Как Он такое допускает?!» И священник довольно жестко ответил: «А зачем, собственно, Богу нужна твоя девушка. » Этот рассказ запал мне в душу. И не только потому, что такой ответ священника — очень неожиданный, хотя в ситуации с таким разъяренным вопрошающим такой «шокирующий» ответ — возможно, единственное отрезвляющее средство. Но при этом меня в глубине души очень тронула сама эта проблема: «Зачем вообще мы Господу Богу нужны со всеми этими нашими мерзостями, такие невменяемые?»

— Вы для себя нашли ответ?
— Я что-то чувствую, но сформулировать не могу. Одно мне кажется очевидным: Бог нам помогает, чтобы мы перешли рубикон — от зла к добру. Чтобы старались в дальнейшем не сеять семена раздора. Чтобы тех самых «ошибок» в будущем было меньше.

Демаркационная зона
— То, о чем Вы говорите — очень серьезные, непростые вещи. Вам приходится с кем-то такие темы обсуждать в обычной жизни?
— Конечно. Чаще всего на самом глубоком, откровенном уровне мы общаемся с моей супругой Анжеликой. Знаете, вечерами бывает такое состояние: устал до такой степени, что сплетничать о чем-то или болтать обо всем на свете сил просто нет. И тогда, когда дети уже легли спать, иногда случаются совершенно особые разговоры. Причем происходят они без твоей воли: из тебя просто что-то льется само собой — и совершенно точно управляется свыше, а не твоим разумом. Разговоры на таком глубоком уровне, по моим ощущениям, не могут возникнуть нигде, кроме семьи. В каком-то смысле семья для этого и нужна. Ведь это — самый первый, приближенный к Богу источник, где происходит движение смыслов. Своего рода демаркационная зона, через которую мы проникаем за ту самую черту. И в этом плане семья — наивысшее проявление божественной общности. Учиться постоянно делиться собой с другими — может, это и есть преддверие вечной жизни?

— А вне семьи темы смысла жизни востребованы в разговорах?
— Востребованы. Они так или иначе возникают. И неважно, имеешь ты дело с другом или с духовным противником — человеком, которые не хочет понять твоей веры. Разговор и с тем, и с другим — два конца одной палки. Ведь смысл жизни, неизбежность смерти — это самые глубинные вопросы для человека как такового. Поэтому они касаются каждого. И совсем не обязательно, чтобы люди аргументированно вступали с тобой в дискуссию. Чаще всего люди, которые считают себя неверующими, в таких разговорах начинают нервничать, злиться, обижаться… Это значит, они понимают то, о чем мы на самом деле говорим. Потому что разговор о смысле жизни — это своего рода прививка. И она, если продолжить медицинскую аналогию, вызывает своего рода интоксикацию — отравление. И в результате какие-то элементы из организма обязательно выводятся. В нашем случае — злость, раздражение. Вопрос «зачем мы умираем?» выводит человека из состояния покоя. А мы психологически всегда этому сопротивляемся: человек стремится к устойчивому положению. Таков, вероятно, закон космоса. И если даже мы висим вверх ногами — мы всячески стараемся и к этому привыкнуть и начать принимать это как норму.

Вячеслав Бутусов: «Обращение к Богу нужно выстрадать»

Когда человек находится в умопомрачении, а потом вдруг приходит к вере — с ним происходит перевоплощение в самом лучшем смысле этого слова. Он вдруг начинает испытывать детский восторг.

Каждый проходит через период неофитства. Я помню, с какими глазами приезжал домой к Косте Кинчеву и хотел ему рассказать, что я постиг нечто такое, что изменит весь мир. А Костя просто спокойно смотрел на меня, как опытный человек, и говорил: «Ну, это у тебя пройдет». И прошло.

Читать еще:  Петр Мамонов: «Хочется стоять перед Богом в молчании»

Когда Церковь становится органичной частью жизни, возникают другие трудности — привыкание. И временами я отхожу от Церкви до такой степени, что мне становится тревожно. Как прихожанину. Замечаю, что раньше я был более старательным, дисциплинированным был в обрядах. А после очередного отпуска берешь и устраиваешь себе период послабления. А потом начинаешь себя упрекать: пора бы уже сходить причаститься, соблюсти обязательные вещи.

Двадцать лет назад я ощущал серьезный скепсис по отношению ко многим сторонам церковной жизни. Какие-то ритуально-обрядовые вещи мне казались сугубо условными, хотя вроде бы и необходимыми. А сейчас мне хочется верить, что через эту толщу я пробился и начал видеть не условности, а то, что стоит за ними. Мне теперь совершенно не важно, торчат ли из-под рясы джинсы с кроссовками, шепчутся ли бабушки, мешая углубленно слушать службу, в которой я и так по большому счету ничего не понимаю.

Сами по себе эти вещи никуда не делись. Но поменялось отношение к ним: они перестали раздражать. А ведь и скепсис, и раздражение — все это от лукавого. Это вероломные вещи. Все ошибки — это грехи. Из меня историк неутешительный, но, по моим подсчетам, за восемьдесят миллионов лет пребывания человека на земле ничего не изменилось: мы чем грешили, тем и грешим. Как была борьба с искушениями — так и есть. Если это вообще можно называть борьбой, ведь она неравная. Человеку бороться своими силами невозможно. Только с Богом возможно. И мы все постоянно пользуемся Его поддержкой и в этом смысле живем в аванс.

«Мне теперь совершенно не важно, торчат ли из-под рясы джинсы с кроссовками, шепчутся ли бабушки, мешая углубленно слушать службу»

Недавно я читал статью одного священника, в которой он описывал такую ситуацию: умерла девушка, и ее молодой человек со слезами на глазах прямо на кладбище набросился на батюшку с расспросами: «Почему всё так?! Куда смотрит Господь?! Как Он такое допускает?!» И священник довольно жестко ответил: «А зачем, собственно, Богу нужна твоя девушка. » Этот рассказ запал мне в душу. И не только потому, что такой ответ священника очень неожиданный, хотя в ситуации с таким разъяренным вопрошающим этот шокирующий ответ — возможно, единственное отрезвляющее средство. Но при этом меня в глубине души очень тронула сама эта проблема: «Зачем вообще мы Господу Богу нужны со всеми этими нашими мерзостями, такие невменяемые?»

В какой-то момент я начал и некоторые свои песни воспринимать как проекцию отношения человека и Бога. Ту же «Я хочу быть с тобой». Мне — человеку, который эту песню сочинял — потребовалось двадцать лет, чтобы до этого дорасти.

Я сформулировать четко не могу, но мне кажется очевидным: Бог нам помогает, чтобы мы перешли Рубикон — от зла к добру. Чтобы старались в дальнейшем не сеять семена раздора. Что бы тех самых «ошибок» в будущем было меньше.

Вячеслав Бутусов: творчество, молодость, семья. Все мы растем и помогает вера в Бога

Вячеслав Бутусов… Мало кто из поколения 80-90 гг его не знает. Я для себя его открыла по-новому совсем недавно. Есть такая интересная передача «Парсуна» и интервью с ним меня заинтересовало своей глубиной. Вячеслав Бутусов сильно изменился. Кто-то пишет, что произошло это после второго брака и рождения детей, кто-то пишет, что просто наступило время и он «нашел свой путь» … Для меня Бутусов – интересная личность!

Творчество Вячеслава Бутусова

Мне нравятся песни «Идущего домой», «Я хочу быть с тобой» и «К ангелам». Впрочем, и другие песни у него интересны. Альбомы самых разных лет стоит послушать.

Три группы, в которых он есть и когда-то был лидером (чтобы не писали о нем разного, он писал музыку и очень хорошо исполнял и исполняет все песни):

  • Наутилус Помпилиус (Nautilus Pompilius)
  • Ю-Питер
  • Орден Славы

В 50 лет он получает свой орден «За Заслуги перед Отечеством» четвертой степени за многолетнюю творческую деятельность в развитии музыкального искусства.

Он участвовал в разное время в разных проектах с известными музыкантами:

  • выступал с Дмитрием Умецким в группе «Степ»
  • выпустил совместный альбом «НезаконНоРожденный…» с бывшим участником группы «Кино» Юрием Каспаряном
  • написал саундтрек к фильму «Брат» и сыграл там небольшую роль
  • участвовал в создании альбома «Пятиугольный грех» Бориса Гребенщикова, где записал песню «Гибралтар-Лабрадор». Эта песня звучала в фильме «Брат-2»
  • выступал в группе «Плато» г. Минск
  • выпускает совместный альбом с группой «Dеаdушки»
  • совместно с группой «Кино» (уже без В. Цоя) записывает альбом и легендарный сингл «Ударная любовь»
  • выступил вместе с коллективом группы Deep Purple на одной сцене
  • пишет музыку к фильму «Жмурки»
  • участвует, а вернее, прогуливается по парку в г. Пушкин вместе с группой «ДДТ» и К. Кинчевым в клипе «Что такое осень»
  • участвует в проекте духовно-нравственного воспитания подрастающего поколения в Кемеровской и Новокузнецкой Епархии
  • участвует в благотворительном мультипликационном проекте «Летающие звери» вместе с Ч. Хаматовой, С. Маковецким и А. Макаревичем
  • вышел концерт-спектакль с Екатериной Мечетиной «Пробужденная радость»

Вячеслав Бутусов также пишет стихи и прозу, делает выставки своих художественных работ:

  • книга «Виргостан», в которую вошли повести и словарь житейских состояний
  • книга «Антидепрессант. Со-Искания»
  • книга «Архия»
  • в Екатеринбурге организует выставку своих художественных работ
  • и делает виртуальную галерею своих работ в интернете

Он не забывает о своем архитектурном образовании. Когда-то оно пригодилось ему, потому что он участвовал в проектировании станций метро в г. Свердловске. Он работал над проектом создания объемных букв для названий станции метрополитена «Проспект Космонавтов» и «Уралмаш».

Говорят, что прототипом роли Абдулова в фильме «Самая обаятельная и привлекательная» был именно Вячеслав Бутусов, который также на заре своей молодости после окончания архитектурного института стоял за кульманом и работал над проектами.

Творческая личность! Главное, что он НЕ останавливается, а ищет и находит новые пути для реализации себя в творчестве.

Бурная молодость и крепкая семья

Мне нравится, что он признается сам о своей бурной молодости. Концерты, бесконечные искания, необычная манера исполнения «на нерве» … все это осталось в прошлом.

Вячеслав Бутусов был дважды женат. Первая жена Марина, как и он была архитектором, родила ему дочь, и они расстались… Он встретил другую женщину, которая сильно повлияла на его творческий путь. Анжелика по образованию искусствовед, родила ему троих детей, привела его в храм… и многое изменилось в его творчестве и жизни.

Сейчас Вячеслав Бутусов живет очень уединенно, предпочитает время проводить в семье и занят духовным ростом, кто-то даже называет его «Князь Тишины», так же как называется музыкальный альбом.

Кстати, композиция «Прогулки по воде» были написаны еще во времена «Наутилуса Помпилиуса» совсем случайно, когда затянувшиеся гастроли в Саратове дали три свободных дня. Там был написан текст и музыка, и за три дня родился хит, который популярен и сейчас. Это библейский сюжет.

Кто-то пишет из журналистов, что он написан от скуки. Вот не согласна с этим мнением. Такого от скуки не исполнишь…

И цитата Вячеслава Бутусова точно в тему:

«Я лично воспринимаю то, что делаю, как служение. В любом действии должен быть какой-то смысл, иначе все происходит впустую. Я не придумал ничего нового: все, что транслируется в моих песнях, — это давно известные вещи, которые я сам только начинаю осваивать.»

Про группу «Наутилус Помпилиус» вышла книга «Мы вошли в эту воду однажды». Она не написана В. Бутусовым, но там все о творчестве И. Кормильцева и их совместной работе с Бутусовым.

Все мы растем и помогает вера в Бога

Кто-то удивляется этому, но к вере Вячеслава Бутусова привела его жена Анжелика. Именно про нее он пишет, что только с ней он может вести «глубокие разговоры», когда доверие и приближение к Богу чувствуется само собой. Хотя и Константин Кинчев тоже много привнес, он рассказывал Бутусову о вере.

Мне попалась его статья на канале Правмир в 2011 г., вышедшая как раз в день рождения Бутусова 15 октября.

Он пишет, что «Обращение к Богу нужно выстрадать». Нельзя не согласиться с ним.

Из его интервью:

«Я всегда доверяю людям при первом знакомстве. Очень редко бывает, чтобы меня сразу что-то в человеке смущало. К тому же, если это и бывает, то часто ошибочно. Вот когда обманут — тогда можно будет подумать о том, чтобы больше не иметь общих дел. Но нельзя лишать человека шанса быть хорошим. Нельзя терять веру в людей, как говорят неверующие.»

Верующие всегда говорят:

«Тяжело — и слава Богу». Потому что все, что тяжело, — не бесполезно. Это наше участие, наше преодоление и наше борение. Это и есть та духовная невидимая брань (сражение), к которой христианин призван.»

Он признается в интервью, что 20 лет назад очень скептически относился к церковной жизни, а сейчас чаще ругает себя, если отходит ненадолго от привычного участия в Таинствах. Он говорит, что этот путь не прост, как кажется на самом деле.

Чаще задаешь себе вопрос: «Ну, почему со мной так, что я не так делаю?» Соблазны, грехи, ошибки, искушения. Все, как и много лет назад у первобытных людей. И зачем Господу Богу мы все такие?

И вот Бутусов как отвечает на этот вопрос:

«Бог нам помогает, чтобы мы перешли рубикон — от зла к добру. Чтобы старались в дальнейшем не сеять семена раздора. Чтобы тех самых «ошибок» в будущем было меньше.»

Песня «Я хочу быть с тобой» в свое время была подхвачена всеми ресторанами, и Бутусов ее даже стал ненавидеть. Но пришло время, и она стала восприниматься как песня-обращение к Богу. Но до этого нужно было дорасти… духовно!

Духовному росту помогает… любовь!

Более 25 лет прошло с того времени, как произошли перемены внутри Бутусова, он пишет об этом во многих интервью.

Мне понравилось, как трогательно его жена Анжелика пишет о нем, о его исканиях-лежаниях на диване.

И это нужно было вытерпеть, наверное, это было по очень большой любви, про которую митрополит Антоний Сурожский писал так:

«Благодаря взаимной вере и любви два человека перерастают всякую рознь и делаются единым существом, одной личностью в двух лицах. Когда они относятся друг к другу, как к святыне, все свои отношения, включая и телесные, превращают в таинство, в нечто, превосходящее Землю и возносящее в вечность».

Они умело сочетают женскую интуицию и мужскую логику, и никто не тянет одеяло на себя. Мир и покой в семье очень берегут все 30 лет, которые они вместе. Безответственность в молодости сменилась на заботу и бережное отношение друг другу. И это тоже духовный рост. Но без любви все могло бы и не случиться! В их доме «живет любовь» и по сей день!

Читать еще:  Падре Базилио. Протоиерей Василий Гелеван

Отрывок из книги Бутусова «Архия»

«Суд Божий есть свет Христов. В ту мрачную ночь я трусливо бежал в темноту, куда глаза глядят. А куда они глядят, когда человека гонит ничтожный страх? Они смотрят внутрь себя. А если внутри темно, то и не видно ничего. Так я снова ослеп.

Но Господь настолько милостив, что даже после всех Своих страданий и вознесения на небо явил мне чудо, ещё удивительнее прежнего: Он снова даровал мне зрение. Так и сказал:

— Иди, и смотри — не греши более!

Всего-то. Ведь по слабому человеческому разумению не делать чего-то — это проще, чем делать что-то.

Итак, я пошёл дальше с тем, чтобы впредь не грешить. Неосторожно шагнул, оступился, упал, расшиб себе лоб и сказал: «Слава тебе Господи!». С тех пор ступаю осмотрительно — с Божьей помощью и ангельским хранением»

Вот такой он Вячеслав Бутусов!

Принято на веру

Прийти к Церкви знаменитому человеку, как правило, труднее, чем нам с вами.

Только что в издательстве «Никея» вышла книга, в которой собраны интервью со звездами. Эти интервью, которые Никита Михалков, Юрий Николаев, Вячеслав Бутусов, Мария Миронова и другие давали в разные годы православному журналу «Фома», можно скорее назвать исповедями. Состоявшиеся, успешные люди размышляют о своих слабостях и ошибках, объясняют себе и читателям истины, осознанные в стенах Церкви. Вот несколько историй, рассказанных героями книги «Звезды о небе».

Чем больше позволено — — тем дальше от Бога

Чтобы попасть на свою первую настоящую исповедь, лауреату Государственной премии Евгению Миронову пришлось лезть тайком через ограду монастыря — старец Оптиной пустыни отец Илий болел и никого не принимал. Но тут встал с постели и вышел к паломнику.

«Эта встреча перевернула меня, — вспоминает актер.- Он говорил так, как если бы был грешнее меня в тысячу раз и в тысячу раз более меня сомневался. Я был потрясен происходящим: впервые я общался со священником, который, это было видно, переживает за весь мир и за весь мир молится. По важности этот разговор стал для меня одним из самых значимых в жизни».

А потом была уже настоящая исповедь у молодого иеромонаха, строже которого Миронову встречать больше не приходилось. Актер, по его словам, «вертелся, как уж на сковородке», вспоминал грехи чуть ли не детсадовского возраста, рассказывал такие гадости из своей жизни, о которых, казалось, уже забыл навсегда. «Если бы я не знал, что такое исповедь, то решил бы, что монах либо нарочно меня мучает, либо издевается. Но зато когда я вышел из монастыря — это было что-то необыкновенное! Было чувство. невесомости. И ощущение Света вокруг».

Миронову, домашнему ребенку из провинции, в 19 лет оказавшемуся в Москве, пришлось по-настоящему выживать. — — и в смысле денег, и в смысле профессии, и, самое главное, в духовном плане. Контакта со сверстниками по Школе-студии МХАТ поначалу не было вообще, учиться было тяжело. В первый же год в столице он крестился — настояв, чтобы вместе с ним крестились мать и сестра, — выжил, пробился, начал работать в лучших театрах. Но по-настоящему воцерковился только после той самой поездки в Оптину.

«В храме я должен быть честен с самим собой, должен знать про себя все: потому что чем больше я сам себе позволяю, тем дальше я от Бога. Да, иногда между исповедями проходят годы. Почему так? Да потому что я слаб. Я каюсь, обещаю оставить грех, но не могу выйти из порочного круга — до тех пор, пока сама жизнь не заставляет отказаться от греха. И вот тогда, зная, что у меня есть не только намерение, но и силы от него освободиться, я снова иду к священнику».

«Я хочу быть с Тобой»

Вячеслав Бутусов крестился ровно двадцать лет назад — и именно в тот момент испытывал, как ни странно, серьезный скепсис по отношению к многим сторонам церковной жизни. А уж об отношениях человека и Бога не задумывался в принципе. Но от его песен, написанных в те самые годы, годы рок-революции в России, сегодня веет не расковывающим страсти и эмоции пафосом, а размышлением о пути человека к Богу.

Но самому музыканту в какой-то момент показалось, например, что его лирическая «Я хочу быть с тобой» — совершенно безыскусна и тривиальна, почему и подхватилась всеми свердловскими ресторанами. Но Бутусов переболел ситуацией и стал думать о том, что эта песня — дань уважения к человеку: любимому, самому близкому. И только потом понял, что слова «я хочу быть с Тобой» вполне могут звучать и как обращение к Богу. Но человеку, который эту песню сочинял, и испытывал, по его словам, восторг в момент сочинения, до такого надо было дорасти. «Это же колоссальная ответственность! Это нужно прочувствовать, иначе у всех будет то же ощущение, что было у меня, когда песню пели во всех дворах, — ощущение человеческой фальши. Хорошо, что двадцать лет прошло: обращение к Богу нужно выстрадать».

Годы научили рок-героя 80-х и понимать высокие смыслы житейских, обыденных вещей. Сейчас Бутусов, например, убежден, что разговоры о самом серьезном и на самом глубоком уровне могут возникнуть только в семье. «Семья — самый приближенный к Богу источник, где происходит движение смыслов, своего рода демаркационная зона, через которую мы проникаем за черту. Она — наивысшее проявление Божественной общности. Учиться делиться собой с другими — может, это и есть преддверие вечной жизни?»

Все по силам

Бывает, человек идет в храм и ждет, что с ним там что-то случится: ко всему прислушивается, всего боится. А тут — одна бабушка косо посмотрит, другая заворчит.

Актер Дмитрий Дюжев советует тем, кто из-за этого опасается ходить в церковь, постараться по возможности отключиться от всего, пробовать вникать в смысл богослужения. » Наверное, в том, чтобы зайти в храм поругаться со старушками, тоже есть смысл, — говорит актер. — Возможно, это испытание, и если ты его преодолеешь, снова придешь в храм, услышишь и осмыслишь происходящее там, то думаю, и вознагражден будешь особо. Испытаний не по силам нам не дается».

Вера Дюжева началась в детстве, с иконы и лампады в деревенскомдоме прабабушки. На фоне советской жизни все это казалось необычным и загадочным. Сознательно он пришел в храм подростком, в конце 80-х, и с благодарностью вспоминает родителей, давших ему истинно христианский, смиряющий гордыню, совет: «хочешь носить крестик — носи, но не хвастай, пусть он будет в первую очередь для тебя».

Для верующего человека, по мнению Дмитрия, самое непростое сегодня — быть к себе внимательным. «В Церкви легко расслабиться. Постишься, причащаешься, участвуешь в праздниках, паломничаешь и думаешь о том, какой ты весь ты весь благодатный, уверенный, что теперь будешь таким всегда. А вернешься в Москву — и все сразу закрутилось, понеслось: утром рано вставать, бежать куда-то, времени помолиться нет. И нет в тебе больше той благодати — расплескалась в мирской суете. «

Любовь не мыслит зла

Родители Илзе Лиепа, будущей звезды балета Большого и Ковент-Гарден умели уважать веру. Семья жила в Брюсовом переулке, у церкви Воскресения Словущего, любимого храма московской богемы. Отец Илзе, Марис Лиепа, великий танцор и знаток искусства, всю жизнь собирал церковную живопись, в пасхальные ночи семья выходила на балкон со свечами в руках, наблюдала за крестным ходом у храма.

С детства Илзе преследовало ощущение собственной неполноценности. «Я приписывала это характеру и закомплексованности, не понимала, как жить в этой жизни, на что ориентироваться. Но ощущала, что есть нечто большее, нежели привычные определения морали и порядочности». Желание креститься было для выпускницы хореографического училища абсолютно осознанным, она чувствовала, что вступает на новый путь, который и даст ей жизненный стержень.

Так и случилось. «Я нашла новый смысл в знакомых вещах, например, поняла: то, что вне веры мы называем любовью, и не любовь вовсе. Настоящая любовь, по словам апостола Павла, долготерпит, милосердствует, не завидует, не раздражается, не мыслит зла. Неверующий не знает, как бороться со страстями. Вера — вооружает, и ты всегда знаешь, откуда придет помощь».

Придя в церковь, Илзе сделала для себя еще одно открытие: нет противоречия между верой и современностью., и быть верующим вовсе не означает ходить в платке и бить поклоны с утра до вечера. Вместе с мужем, известным бизнесменом, они соблюдают посты, по воскресеньям ходят в храм, стараются жить по заповедям, но при этом остаются в ритме современной жизни. Ни одного серьезного дела Илзе Лиепа не начинает без благословения — касается ли это ее работы в собственной школе-студии, съемок или фотосессий. Кто-то уходит от мира в монахи, и в этом его призвание. У Илзе — свой путь.

Владимир Легойда,

главный редактор журнала «Фома»:

— Многие люди воспринимают религиозность как некий свод обязательств. Они рассуждают так: «Вот мы придем в Церковь, и нас обяжут делать то-то, быть такими-то». На самом деле Церковь призывает человека понять, что он может стать больше себя самого. Нам часто кажется, что мы все знаем о людях, чьи лица видим на страницах журналов и газет. Но разговор о вере настолько не соответствует привычным шаблонам медийного общения, что в нем люди показывают себя с неожиданной стороны. Те, от кого я ожидал большей жесткости, рассказывали об очень личных вещах со слезами на глазах, а тот, кто со стороны казался более открытым, вдруг замыкался. Звезды тоже люди. Я не вижу глубокого противоречия между публичностью и религиозностью.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector