0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Возможна ли нравственность, независимая от религии?

Возможна ли нравственность, независимая от религии?

Я здесь не могу привести своих мыслей на данную тему (они согласуются скорее с мыслью Канта: мораль не имеет своего основания в религии, но религия необходима, если мы моральны).

Мне интересны Ваши мысли по поводу заданного вопроса.

Выскажусь сугубо субъективно. В принципе мораль без религии возможна, но безрелигиозная мораль «негативна», формальна и «инерционна». «Негативна», т. к. упор делается на «не делай», вспомним ветхозаветные дохристианские заповеди: Не убий, Не укради, Не прелюбодействуй, Не лжесвидетельствуй, Не завидуй, Не сотвори кумира.

Формальна, т. к. получается, если я не прелюбодействую делом, а только мысленно, то я вполне себе «моральный человек».

«Инерционна», т .к. не имея основания в религии, мораль будет основываться на традиции и/или страхе. Если по каким-то причинам ослабнет традиция и/или страх, то сразу же ослабнет и мораль.

Единственное надежное основание для нравственности, как напомнили словами Иренея Лионского Виталий и Марина, — Христос и Его Евангелие.

Ув. Кирилл Щедрин, Вы подняли довольно глобальную тему, а я, наверно, последний раз в инете на ближайшую неделю. Поэтому ограничу свое участие следующим частным наблюдением.

Действительно и атеисты, бывают людьми. И это не так уж удивительно, если вспомнить, что

любая душа в глубине -христианка

. Но. В таких случаях часто наблюдается ослабление морали из поколения в поколение. Например, дед — трудолюбивый землепашец строгой морали, но в Бога верит постольку поскольку. Его сын, рабочий на заводе, полный атеист, человек неплохой, но уже с «ослабленной моралью». Внук — уголовник, всю жизнь по тюрьмам.

Это схема, конечно, но для нашей страны, по-моему, нередкая.

И ещё. Я согласен с таким высказыванием:

человек, совлекший с себя образ Божий, неизбежно отринет и образ человеческий и взревнует об облике зверином.

На мой взгляд, этот тезис подтвердила история, в особенности 20 века, и продолжает подтверждать жизнь. На сем ограничу свое участие в теме.

Вспомнил еще одно точную мысль на тему: «атеизм — тонкий лед. Один человек пройдет — весь народ провалится».

Это мысль покойного патриарха Пимена, предшественника Алексия II. По-моему, с русским народом, заболевшим атеизмом, и случился такой провал. И ужасающий разгул безнравственности, который можно наблюдать сейчас, — следствие всё той же непреодоленной болезни.

Да. Но безрелигиозная мораль отличается от религиозной. Скажем, аборт для СССР был нормой, за исключением 20 лет с середины тридцатых по середину пятидесятых.И то — запрет был вызван скорее прагматическими причинами. В двадцатые и первую половину тридцатых — ситуация была такой же мрачной как сейчас.

Многие атеисты, совершая аборты, остаются высокоморальными людьми в своих глазах и в глазах окружающих. И это только один пример. Поэтому вопрос: кого считать — высоконравственным человеком не так прост.

Я здесь не могу привести своих мыслей на данную тему (они согласуются скорее с мыслью Канта: мораль не имеет своего основания в религии, но религия необходима, если мы моральны).

Мне интересны Ваши мысли по поводу заданного вопроса.

Не, я з вами згоден.:lol:

Но давайте проанализируем первоисточник. Не в том смысле, что я его защищаю. А как исследователи, без событий, и реалий социалистического общества.

Взято с Википедии.

Моральный кодекс строителя коммунизма — свод принципов коммунистической морали, вошедшие в текст Третьей Программы КПСС, принятой XXII съездом (1961). Моральный кодекс должен был служить средством нравственного воспитания советских людей [что в этом плохого?], формирования сознательного и активного борца за коммунизм, всесторонне развитого, нового человека, свободного от пороков [что в этом плохого?] и пережитков старого общества.

1. Преданность делу коммунизма, любовь к социалистической Родине, к странам социализма.
2. Добросовестный труд на благо общества: кто не работает, тот не ест.
3. Забота каждого о сохранении и умножении общественного достояния.
4. Высокое сознание общественного долга, нетерпимость к нарушениям общественных интересов.
5. Коллективизм и товарищеская взаимопомощь: каждый за всех, все за одного.
6. Гуманные отношения и взаимное уважение между людьми: человек человеку друг, товарищ и брат.
7. Честность и правдивость, нравственная чистота, простота и скромность в общественной и личной жизни.
8. Взаимное уважение в семье, забота о воспитании детей.
9. Непримиримость к несправедливости, тунеядству, нечестности, карьеризму, стяжательству.
10. Дружба и братство всех народов СССР, нетерпимость к национальной и расовой неприязни.
11. Нетерпимость к врагам коммунизма, дела мира и свободы народов.
12. Братская солидарность с трудящимися всех стран, со всеми народами.

Пожалуй, только 11 пункт, рассмотренный в свете борьбы КПСС с религией, может вызвать беспокойство. Ну и особо ретивые в 12 пункте можут углядеть экуменизм. А так — всё чинно, благородно.

Не, я з вами згоден.:lol:

Но давайте проанализируем первоисточник. Не в том смысле, что я его защищаю. А как исследователи, без событий, и реалий социалистического общества.

Я даже однажды купила открытку с этой надписью: очень понравилась 🙂

Насчёт темы: мораль без религии возможна, но не обоснована (нелогична) и потому, наверное, не очень прочна. Вот, например, зачем мне относиться к человеку как к другу, товарищу и брату? Какой в этом смысл? Всё равно этот человек помрёт и ему тогда уже станет всё равно, как к нему относились. Вместе с людьми умрёт и добро, сделанное им, так зачем его делать? Только вера в вечную жизнь даёт связное объяснение, что смысл делать добро есть, что оно не умрёт навсегда и люди не умрут. Также: какой смысл был бы заботиться о собственной душе, воздерживаясь от грехов, которые прямо не вредят другим людям? Всё равно умру.
Да, пожалуй, сравнение со зданием на песке тут как раз к месту!

Не бывает добрых дел без веры — это мы о Евангелие говорим.

Вроде как из человеческого сочувствия возникает: самолюбование и гордость за свою хорошесть и соответственно приходит осознание своей избранности перед лицом абсурдного универсума, самого себя конкретно — гордыня. Однако даже не углубляясь в изучение структуры бытия можно констатировать полную несостоятельность утверждений о бескорыстии свершения поступка индивидумом, не имеющим в качестве основы столпа, на котором зиждется совесть — веры.

Читать еще:  Православная оценка влияния технократической цивилизации на внутренний мир современного человека

Не бывает добрых дел без веры — это мы о Евангелие говорим.

Вроде как из человеческого сочувствия возникает: самолюбование и гордость за свою хорошесть и соответственно приходит осознание своей избранности перед лицом абсурдного универсума, самого себя конкретно — гордыня. Однако даже не углубляясь в изучение структуры бытия можно констатировать полную несостоятельность утверждений о бескорыстии свершения поступка индивидумом, не имеющим в качестве основы столпа, на котором зиждется совесть — веры.

Но, исходя из поста Лидии и представленной в нем логики, самолюбование и ощущение избранности у лишенного веры человека было бы как раз «нелогичным»! Какую избранность можно ощущать, если стоишь перед бездной, в которую так или иначе все скоро провалится?

Констатировать можно. Но мне интересны объяснения 🙂

Неверующий человек отмахивается от мыслей о смерти. «Высокоморальный человек» придя в православную веру обнаруживает, что несовершение им плохих дел было результатом его гордыни. «Это другие такие, а я буду воровать? Что Вы, я выше этого» и т.д. и т.п.

А кант и камю — не душеполезное чтение.

Лидия, спасибо большое! Думаю, что понимаю Вас.
Только одно хотелось бы переспросить: но ведь то, что избавляет от логики, исключает и возможность корысти? Если человеку «незачем» делать добро другому человеку, он делает его «просто так» — явно не лишь потому, что предполагает дальнейшую награду за это? А только лишь, может, из человеческого сочувствия, связанного с совместным проживанием перед лицом абсурдного универсума (это я на Камю намекаю).
А кант и камю — не душеполезное чтение.

Каждый неверующий? Я знаю много неверующих людей, которые не отмахиваются. Наоборот, для них составляет это важнейшую и серьезнейшую проблему.

Вы слишком безапелляционны, по-моему. На мой взгляд, философская литература воспитывает интеллектуальную честность: невозможность говорить безосновательно. А честность перед собой и другими — по-моему, это очень важное качество, одно из первейших.

Лидия, как бы то ни было, спасибо Вам еще раз)
То, что Вы ответили здесь, было как бальзам на душу)

Кстати, я слышал, что нельзя жить по совести, уже потому, что с совестью легче всего договориться.

Как говорится «высокие договаривающие стороны пришли к консенсусу в вопросе . «

Кстати, я слышал, что нельзя жить по совести, уже потому, что с совестью легче всего договориться.

Как говорится «высокие договаривающие стороны пришли к консенсусу в вопросе . «

На наш взгляд философская литература за исключением христианской — бьется над теми вопросами столетиями, на которые давно даны ответы в православии. Причем, что важно: совесть с этими ответами соглашается.

Кирилл, Вы нас простите, если мы Вас чем-то обидели.

Страница 1 из 41234>

Powered by vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 — 2021, vBulletin Solutions, Inc. Перевод: zCarot
© Copyright 2009 — 2018 АНО ИИЦ Православие и Мир

Возможна ли мораль (нравственность), независимая от религии?

Мораль, несомненно, зависит от религии в том смысле, что взаимодействует с ней также как с другими формами культуры – искусством, наукой, может быть даже теснее, чем с ними. У морали и религии есть общие точки пересечения. Так, например, для них (и только для них) специфична проблема смысла жизни человека. В интересующем нас вопросе речь идет, видимо, не о такого рода горизонтальных связях, а совсем о другом, а именно: производна ли мораль в своем происхождении и зависима ли она в своем существовании от религии до такой степени, что вне религиозного контекста она деформируется, теряет свою подлинность?

Не существует религии по определению, а есть многообразные, часто отрицающие друг друга религиозные опыты, в том числе, между прочим, и такие, которые саму мораль объявляли религией. К примеру, Л.Н. Толстой считал себя глубоко верующим христианином и создал свое религиозно-нравственное учение. Однако Святейший синод назвал последнее «противохристианским». Совершенно очевидно, что в данном случае мы имеем дело с двумя разными пониманиями религии вообще и христианской религии в частности. Когда говорят о зависимости или независимости морали от религии, то обычно имеют в виду авраамические религии (иудаизм, христианство, ислам) в их исторически устоявшихся конфессиональных формах.

Если переформулировать исходный вопрос с учетом сделанных уточнений, то он выглядит сугубо риторическим. Ибо ответ на него совершенно очевиден и бесспорен: мораль, независимая от религии, возможна. Существовали целые эпохи и народы, которые имели огромные нравственные достижения еще в языческий период своей истории. Самый яркий пример – Древняя Греция, в рамках культуры которой выкристаллизовались кардинальные добродетели умеренности, мужества, справедливости, мудрости, было сформулировано золотое правило нравственности, разработано понятие этики. Все это – бесценное достояние человечества, в полной мере сохраняющее свое значение до настоящего времени.

Другим исторически масштабным опытом нравственной жизни, которая складывалась вне, а часто вопреки религиозно-конфессиональному влиянию, был советский опыт. Как бы ни оценивать советскую эпоху одно несомненно: ее нравственная повседневность ни в коем случае не может считаться провалом по сравнению с эпохой, которая предшествовала ей, и со временем, которое наступило после нее.

Существуют целые цивилизации, которые по привычным канонам авраамических верований, вообще являются безрелигиозными, но которые тем не менее блестяще доказали свою нравственную дееспособность. Такова, например, китайская цивилизация.

Наконец, элементарный и непредвзятый жизненный опыт в современном обществе показывает, что есть много нравственно достойных людей, которые далеки от официально-церковных верований и практик и настроены по отношению к ним скептически, даже враждебно.

Мораль не только может быть независимой от религии или других детерминирующих ее факторов. Но только такой она и может быть! Она выражает автономию личности. Существует много определений и теоретических интерпретаций морали. Однако один ее признак, в общем и целом, признается всеми: мораль охватывает область индивидуально-ответственных суждений и действий – тех суждений и действий личности, совершение или несовершение которых находится целиком в ее власти и которые в полной мере могут быть вменены ей в вину или заслугу. Это не значит, что моральные действия беспричинны. Это значит лишь, что сам сознательно, целенаправленно действующий индивид является их последней причиной в том смысле, что они не могли бы состояться без его моральной санкции. Человек, например, может кое-что терять из-за того, что он рыжий, или обладает малым ростом. Но это не вызывает в нем угрызений совести. В то же время он может много выиграть, подделав подпись или иным способом обманув окружающих. При этом он где-то в глубине души понимает, что совершил подлость. Разница в том, что первое от него не зависит. Второе является его делом.

Читать еще:  О грехе и покаянии (почему стул не наследует жизнь вечную?)

Особо следует подчеркнуть: и в рамках религиозного мировоззрения мораль также фактически рассматривается как область человеческой автономии. Никто и никогда не сомневался в том, что нормы Десятисловия Моисея или Нагорной проповеди Иисуса Христа находятся в пределах возможностей верующего человека, являются делом его свободного выбора и в этом качестве вменяются ему в долг. В свое время Августин и Пелагий вели богословский спор о том, в какой мере посмертная судьба человека зависит от нравственного качества его земной жизни. Пелагий видел здесь прямую связь. Августин считал, что такой связи нет, и рассматривал спасение человека как непостижимую тайну Бога. Однако и Августин рассматривал моральный выбор как исключительную прерогативу человека, ибо, как писал он «в самих божественных заповедях не было бы пользы для человека, когда бы не обладал он свободным произволением воли».

Есть, правда, один пункт, где идея морали кажется зависимой от идеи Бога. Это был основной аргумент, в силу которого Л.Н. Толстой (см. об этом его работу «Религия и нравственность») на вопрос о возможности нравственности, независимой от религии, давал отрицательный ответ, тут же, правда, уточняя, что речь идет о религии в его понимании. Под религией он понимал отношение человека к окружающему его бесконечному миру, его началу и первопричине, и при этом считал, что без такого отношения к миру существование человека так же невозможно, как невозможно его существование без сердца. Соответственно нравственностью он называл обозначение и разъяснение той деятельности, которая вытекает из того или иного религиозного отношения к миру. Речь, таким образом, идет об осмыслении моральных абсолютов и абсолютности самой морали в ценностной системе координат человеческого поведения. Насколько я могу судить, пока еще не найдено удовлетворительного философского решения данной проблемы, если, конечно, не считать за такое решение сам отказ от морального абсолютизма.

Первоисточниками важнейших общечеловеческих норм в культурной зоне авраамических религий являются Тора, Евангелие, Коран. Сформулированы они там от имени Бога. Этот факт как будто бы опровергает идею автономной морали. В действительности он может быть дополнительным аргументом в ее пользу. Возведение моральных норм к Богу, рассмотренное в контексте культуры, может быть понято как знак и признание того, что никто из людей не имеет исключительного права говорить от имени морали, что перед ней, перед моралью, как и перед Богом, все равны и что, следовательно, на каждом индивиде лежит бремя ответственности и суда за следование тем нормам, которые определяют меру его человечности.

Во «Второзаконии» Моисей, подводя итог наставлениям Бога, говорит: «Вот я сегодня предложил тебе жизнь и добро, смерть и зло» (Втор. 30, 15). Добро несет свою награду в себе, оно совпадает с жизнью, зло несет свое наказание в себе, оно совпадает со смертью. Это представление о самоценности добра, об изначальности морали в человеческой жизнедеятельности красной нитью проходит через всю Библию. С него начинается и кончается библейская версия человеческой истории. Сотворив человека и поселив его в саду Едемском, Бог разрешил ему есть от всякого дерева за исключением дерева познания и добра: «Не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь» (Быт. 2, 17). Человек понял этот запрет как моральное предписание. А на самом деле слова Бога были фактическим утверждением. Бог просто сообщал человеку о ядовитости плодов этого дерева и предостерегал его, также как взрослый предостерегает ребенка, запрещая ему играть, например, спичками. Человек же усвоил, только то, что он сам может выбирать. Он проигнорировал самое важное, а именно, что выбор будет адекватным, поддерживающим его жизнь и, следовательно, соответствующим также его самости, только в том случае, если это будет выбор добра. Моральная автономия есть привилегия и право разумного существа быть моральным, выстраивать свое познание и свою жизнь по вектору добра. А человек, согласно библейской легенде, которая, впрочем, довольно точно обобщает историческую правду, истолковал ее ложно – как право самому решать, что есть добро и что есть зло. Именно это роковое заблуждение стало первопричиной человеческих бедствий, о чем мы узнаем из заключительной книги «Откровение святого Иоанна Богослова», идейно и композиционно завершающей Библию. В ней описывается страшный конец, где народы губят друг друга, выстроившись по линиям добра и зла так, как они их понимают.

Обсуждая тему соотношения религии и морали, нужно иметь в виду ее взрывоопасную силу. Джордж Буш, президент США, прочерчивая свою ось зла, проходящую через 60 стран и более, как он выразился, апеллирует к Богу. Бог не нейтрален, утверждает он. Но те, кто противостоит ему, тот же Бен Ладен, также творят свои черные дела именем Бога. Кто нам укажет критерий, отделяющий злоупотребление именем Бога от оправданного обращения к нему?! Мне кажется, нравственная атмосфера современного общества будет намного чище, если мы не будем делать вид, будто знаем, что хочет от нас Бог или чего требует от нас история, а будем принимать решения и совершать поступки с полным сознанием своей собственной ответственности за них.

В заключение – еще одно важное замечание. Содержание нравственных норм и добродетелей является до банальности простым и практически одинаковым во всех развитых культурах; так, любой современный человек знает, что обманывать – плохо, а помогать нуждающимся – хорошо. Но что касается философских и религиозно-конфессиональных обоснований и конфигураций морали, то они сильно отличаются друг от друга. Поэтому в современных условиях разъедающего мировоззренческого плюрализма очень важно акцентировать внимание на единстве нравственного опыта людей в рамках общепринятых светских форм жизни, а не на различиях, которые связаны с доктринальными обоснованиями и версиями этого опыта.

Религия и нравственность

Из книги Ивана Андреева «Православная апологетика» , изданной в серии «Духовное наследие русского зарубежья» , выпущенной Сретенским монастырем в 2006 г.

Читать еще:  Поющее сердце. Книга тихих созерцаний

Для более глубокого понимания сущности религии следует разъяснить отношение ее к другим сторонам духовной жизни человека. Наиболее важно уяснить отношение религии к нравственности, к науке и к искусству.

Первое и самое главное отношение между религией и нравственностью есть отношение их неотъемлемого взаимодействия.

Религия и нравственность тесно связаны между собой. Религия невозможна без нравственности, а нравственность невозможна без религии. Вера без дел мертва. Такой верой веруют только бесы (веруют и трепещут). Истинная же вера (живая, а не мертвая) не может быть без добрых дел. Как благоухающий по природе цветок не может не благоухать, так и истинная вера не может не свидетельствоваться доброй нравственностью. В свою очередь и нравственность без религиозной основы и без религиозного света не может существовать и непременно завянет, подобно растению, лишенному корня, влаги и солнца. Религия без нравственности подобна бесплодной смоковнице; нравственность же без религии – подобна срубленной смоковнице.

Тесная и неразрывная взаимосвязь религии и нравственности вовсе, однако, не означает их тождества. Для того чтобы это было понятно, необходимо, кроме взаимной связи, показать и их различие.

Многие даже выдающиеся философы не понимали этого различия. Так, например, И. Кант утверждал: «Религия, по материи или по объекту, ничем не отличается от морали, т. к. общий предмет той и другой составляют нравственные обязанности; отличие религии от морали только формальное» («Спор факультетов», 1798).

Это формальное отличие состоит, по Канту, в том, что религия побуждает нас смотреть на наши нравственные обязанности не просто как на требование нравственного долга, но как на Божественные заповеди.

Воззрения, по которым самое существенное в религии относится к морали, а все остальное только к форме, высказывались давно. Таково, по существу, учение Будды и Конфуция. В древнегреческой философии стоики считали мораль выше религии. Отождествлял религию с моралью и Л.Толстой.

Для того чтобы понять различие между религиозным и нравственным чувством, следует обратить внимание на психологию этих переживаний и на различие объектов их. Нравственное чувство характеризуется стремлением к нравственно-доброму; религиозное же чувство – к бесконечному, совершенному во всех отношениях, к абсолютному. Цель первого – удовлетворение требования нравственного долга и стремление к нравственному совершенству, цель второго – единение с Богом.

Христианство категорически утверждает, что без помощи Божией невозможно ничего делать и даже просто жить.

«Без Меня не можете делать ничего» (Ин. 15, 5).

«Всякое растение, которое не Отец Мой Небесный насадил, искоренится» (Мф. 15, 13).

«Я есмь путь и истина и жизнь» (Ин. 14, 6).

Таким образом, между религией и нравственностью существует такое же отношение, какое существует между жизнью и деятельностью. Никакая деятельность невозможна без жизни. Религия дает жизнь. И только при условии этой жизни возможна нравственная деятельность.

Только в Боге может быть жизнь. Без Бога жизнь становится умиранием.

Идеал христианской нравственности – религиозный: «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5, 48).

Возможна ли нравственность без религии?

В рамках обсуждения интервью академика А.А.Гусейнова «Мораль не выбирают» возник вопрос » Возможна ли нравственность, независимая от религии?» Это моя попытка ответить на этот вопрос.

Мораль, нравственные законы являются объективными законами природы, необходимыми для выживания любого живого индивида, вида или популяции. Если на заре человечества для выживания было достаточно силы, с усилением конкуренции человеку понадобился ум. Homo erectus превратился в Homo sapiens . На следующем этапе развития человеку для выживания дополнительно требуется мораль. Homo sapiens должен превратится в Homo moralis . Иначе человечеству грозит вымирание, так как накопленные Ум и Сила, примененные без Морали, уже способны уничтожить все человечество.

Мораль человека формируется из двух источников: 1) врожденных, генетически унаследованных качеств и 2) принципов, полученных в результате воспитания. К врожденным моральным качествам относятся любовь к себе (эгоизм), любовь к своим детям и внукам, у некоторых народов любовь и уважение к родителям и, вообще, старшим. Эти качества формировались на протяжении многих поколений, не обладавшие этими качествами просто не выживали или не оставляли потомства, а у выживших они закрепились на генетическом уровне.

Со временем самые умные люди (пророки) заметили, что только врожденных моральных качеств не достаточно, выживают и преуспевают те, кто соблюдает дополнительные правила поведения. Но как объяснить и убедить соблюдать совсем не очевидные правила? Так возникли религии. Вера во всемогущую силу, постоянно контролирующую поступки людей, явилась мощным стимулом соблюдения моральных правил. И действительно, соблюдавшие эти правила стали выигрывать в конкурентной борьбе за выживание. Но поскольку, любой народ состоит из далеко не пророков, способных понять необходимость соблюдения моральных правил для выживания потомства, формирование морали большинства населения невозможно без религии, без веры во всё контролирующую и всемогущую силу.

Но вера это не обязательная принадлежность к какой то конфессии. Недостаточно носить крест во все пузо или кипу на голове и оскорбляться по каждому поводу. Вера это когда человек верит и понимает, что если он будет поступать безнравственно, то неизбежно будет наказан сам или его потомки. И в этом смысле атеизм это тоже религия, основанная на вере в Теорию Эволюции. Для атеиста Б-г это Естественный Отбор — Всемогущая и всё контролирующая сила, «карающая за вину отцов детей до третьего и четвертого поколения тех, кто не соблюдает нравственные законы, и творящая милость на тысячи поколений тем, кто соблюдает заповеди».

Как существование Б-га пока не имеет доказательств, так и Теория Эволюции является одной из недоказанных гипотез, объясняющих мироустройство. И то, и другое требует веры. Но и вера в Б-га, и вера в Естественный Отбор позволяют объяснить необходимость соблюдения нравственных законов.

И поэтому ответ на вопрос поставленный в заголовке: пока без веры (включая религиозный атеизм) нравственность невозможна.

Ну а пророки, возможно, способны предвидеть и понять истину.

И в качестве примера — безнравственный православный кликуша, обучающий культуре наших будущих дипломатов (из-за таких учителей мы и сумели перессориться со всеми ближними соседями и подружиться со всеми злодеями). И пример высоконравственного, религиозного атеиста Владимира Павловича Эфроимсона.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector