2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что не так с фильмом «Страсти Христовы» Мела Гибсона

Что не так с фильмом «Страсти Христовы» Мела Гибсона?

«Страсти Христовы» повествуют о 12 последних часах жизни Иисуса Христа. Фильм следует тексту 4 основных «Евангелий»: от Матфея, от Луки, от Иоанна и от Марка. Священные христианские тексты, повествующие о смерти Сына Божия, представлены в интерпретации Мела Гибсона, католика-традиционалиста и одного из самых набожных людей Голливуда.

Картина получилась ужасающе прекрасной и, в сравнении с другими вариациями на эту тему, предельно кинематографичной. Отличная операторская работа, проработанный антураж и реализм на грани фола вывели картину на новый уровень кино. А диалоги на арамейском и латыни сделаны больше для передачи атмосферы действа и фактически не имеют значения, поскольку читавшие «Евангелие» и так знают, о чем говорил Иисус в тот или иной момент. Изначально Гибсон не планировал делать субтитры, однако впоследствии поддался давлению прокатчиков. После просмотра фильма становится понятно: режиссер был прав. Повествованию о знакомых каждому христианину событиях достаточно великолепной актерской игры и визуальных образов, ведь все понятно и без слов.

В плане исторических реалий «Страсти Христовы» выполнены весьма добротно. Мел Гибсон, которого ранее не раз уличали в подтасовке исторических фактов, прыгнул выше головы и свел анахронизмы к минимуму.

Римские всадники используют стремена

Это особенно заметно, в сцене, когда начинается буря после смерти Христа. Лошадь сотника встает на дыбы, и отчетливо видно, что ноги актера опираются на стремена. На самом деле на момент описываемых событий римляне не знали этой детали сбруи. Стремена в Европе появились только к 8 в. н.э. Предположительно, их завезли авары.

Тяжелая кавалерия римлян использовала глубокие массивные седла с высокой передней и задней лукой, которые надежно фиксировали всадника и позволяли хвататься за них руками. Это несколько компенсировало отсутствие стремян.

Вульгарная латынь римлян

Позволить заговорить персонажам не на английском языке, а на латыни и арамейском — очень смелый и сильный режиссерский ход. Правда, с римлянами немного просчитались. «Страсти Христовы» снимали в Италии с местными актерами. В результате их латынь отличается итальянской манерой произношения.

Особенно этим грешит Пилат. Выводя Христа к толпе, игемон произносит «Ecce homo!» («Се человек!») как [эчче хомо], что в корне неправильно для фонетики начала I в. н.э. Кроме того, Пилат забывает, что в латыни его эпохи не было звука «ц». Он характерен более поздней эпохе.

Крепкие и здоровые зубы

На Ближнем Востоке и в Древней Греции было немало искусных врачевателей. Но удалять зубной камень и отбеливать эмаль они не могли. В фильме же большинство персонажей, даже люди в возрасте, щеголяют здоровыми, ровными и белоснежными зубами. Это, конечно, красиво, но сомнительно с точки зрения историчности.

Белоснежные зубы и кости с ровными рядами точек, подозрительно похожие на фабричную штамповку (сверху). Древнеримские кости, найденные археологами (снизу).

Такие же ассоциации вызывают легионеры, играющие в кости у креста с распятым Христом. Их кости выглядят как купленные в супермаркете: с ровно вдавленными зачерненными точками, сделанными явно фабрично. Исторически в те времена для игры использовались обработанные кости животных с грубо и неровно вдавленными выемками. Игральные кости, выполненные с ювелирной точностью и красотой, конечно, в те времена были, но это не про простых легионеров, обеспечивающих спокойствие на казни.

Образ Понтия Пилата

Мел Гибсон представил правителя Иудеи чересчур мягким и благообразным, действовавшим из лучших побуждений, но вынужденным пойти на поводу у толпы. Понятно, что режиссер сделал образ игемона аллегоричным, близким к христианской трактовке образа. Гибсон хотел показать через образ Понтия внутреннюю борьбу человека, оказавшегося перед нравственным выбором. И ему это удалось.

На самом деле, по свидетельствам современника Пилата Филона Александрийского, а также историков Тацита и Иосифа Флавия, игемон был другим. Правитель Иудеи отличался жесткостью и непримиримостью к иудеям. Он ни в грош не ставил их верования, провоцировал народ на конфликты и жестоко подавлял бунты. Период его правления ознаменовался массовым насилием и казнями. И настоящий Пилат не стал бы нравственно терзаться выбором между Иисусом и Варравой. Игемон был верным солдатом Рима и главной своей целью считал приведение местных мятежников к порядку, обеспечение верности важной провинции Римской империи, сохранение мира и борьбу с сепаратизмом иудеев.

Технические подробности казни

Казнь на кресте широко использовалась в Древнем Риме и считалась одной из самых позорных и мучительных. Вопреки распространенному мнению, смерть приговоренного наступала не от голода или жажды, а от удушья. Человек мог дышать, только подтягиваясь на руках. Гвозди, забитые в конечности, причиняли распятому сильную боль, а мышцы сводило судорогой. В результате спазма, он не мог выдохнуть воздух из груди и умирал от удушья.

Для того, чтобы убить человека таким изощренным способом, его нужно было хорошо зафиксировать на кресте. В фильме показано, как прибивают ладони Христа. Однако это не верно, поскольку кисти просто бы не выдержали массы тела и разорвались. На самом деле приговоренном прибивали запястья. Длинные гвозди загоняли в окруженное костями место, которое в современной анатомии называется «пространством Дестота». Если квалификация палача была недостаточной, и он не мог попасть в эту точку, гвоздь загонялся между лучевой и локтевой костями, что все равно обеспечивало надежную фиксацию распятого.

Если вам понравилась эта статья — поставьте лайк. Это сильно поможет развитию нашего канала, а также новые статьи из нашего канала будут чаще показываться в вашей ленте. Также будем рады, если вы подпишетесь на наш канал.

Специфика критики

Негативные рецензии на фильм «Страсти Христовы» имели несколько другой тон, чем обычная критика неудачной картины. Вместо того, чтобы оценивать мастерство съемочной группы и актеров, рецензенты сосредоточились на выражении своего отвращения по отношению к происходящему. Фильм был не столько плох, сколько оскорбителен для них. Проблема была не в некомпетентности, а в сложности спокойно пережить два часа просмотра.

Поскольку тема, поднятая в картине, является вневременной, «Страсти Христовы» не могут «стареть хорошо» или «стареть плохо». Создается впечатление, что если бы опозорившийся Мэл Гибсон снимал фильм сегодня, то он встретил бы такую же реакцию со стороны критиков и зрителей. Так что, по всей вероятности, важно не когда фильм выходит на экраны, а кто его смотрит.

Актерский состав

Основной актерский каст:

  • Джеймс Кэвизел — Иисус («Заплати другому», «Забивание камнями Сорайи М.», «Радиоволна»);
  • Майя Моргенштерн — Мэри («Взгляд Одиссея», «Князь Дракула»);
  • Христо Живков — Джон («Невидимый мальчик», «Гнездо жаворонка»);
  • Франческо Де Вито — Питер («Агенты А.Н.К.Л.», «Меня зовут Дэвид»).

Клятва на Библии

Клятва на Библии — это, конечно, красивый ритуал. Вот только сначала следовало бы почитать эту самую Библию, где говорится:

«А Я [Иисус] говорю вам: не клянись вовсе: ни небом, потому что оно престол Божий; ни землею, потому что она подножие ног Его; ни Иерусалимом, потому что он город великого Царя; ни головою твоею не клянись, потому что не можешь ни одного волоса сделать белым или черным. Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого» (Евангелие от Матфея 5:33-37)

Актер Джеймс Кэвизел, сыгравший роль Христа, жаловался, что отнюдь непонарошку получил плеткой по спине. Мощный удар рассек ему плечо. До сих пор на спине актера красуется шрам длиной в 14 дюймов.

Кэвизелу не пришлось придумывать, как изображать физические мучения — он их действительно испытывал. От многослойного грима его тело покрылось волдырями, и он не мог засыпать. Крест, который Кэвизел нес на Голгофу, не был бутафорским — он весил около 70 килограммов. Хотя съемки проходили зимой, актер был одет только в львиную шкуру. Часто ему становилось так холодно, что он не мог говорить — его замерзшее лицо приходилось отогревать, чтобы он хоть немного мог шевелить губами.

Архиепископ Парижский сдержанно воспринял фильм Гибсона «Страсти Христовы»

Воскрешение мертвых языков, создание человеческой отбивной с помощью пластического грима, влияние Караваджо и Дали, а также удар молнии в Джеймса Кэвизела. Разбираем, как Мэл Гибсон снимал «Страсти Христовы», одну из самых жестоких и тяжелых картин в истории кино.

Драматургия: Евангелия и мертвые языки

Мэл Гибсон рос в семье католиков-традиционалистов и всегда живо интересовался христианством, так что обращение в творчестве к религиозной тематике было лишь вопросом времени. Впервые Гибсон заговорил о картине о страстях Христовых в конце 80-х годов, то есть еще до своего режиссерского дебюта. Однако разработка сценария потребовала многих лет.

Гибсон решил перенести на экран последние двенадцать часов жизни Иисуса. За основу он взял все четыре канонических Евангелия, а также отдельные фрагменты из Ветхого Завета и Нового Завета, в том числе, например, из ряда Псалмов или из Откровения Иоанна Богослова. Также за вдохновением авторы обращались к многочисленным теологическим комментариям и художественным переосмыслениям страстных событий, например, к книге немецкого писателя XIX века Клеменса Брентано «Страдания Господа нашего Иисуса Христа». В целом же повествование выстраивалось в максимальном соответствии с тем, как события описаны в христианских текстах.

Отдельной и достаточной уникальной задачей, связанной с драматургией фильма, стал язык общения героев. Гибсон не хотел использовать английский по ряду соображений. Прежде всего, он стремился к максимальному погружению в действие, а потому считал, что современная речь будет выбивать зрителя из истории. И наоборот — языки, адекватные времени истории, способствовали бы убедительности. А понимать суть разговоров, по мысли Гибсона, аудитория будет в любом случае. Во-первых, потому что история Христа всем хорошо знакома. А во-вторых, потому что Гибсон планировал опираться на выразительный визуальный ряд, о чем мы подробнее поговорим чуть позже.

На съемках фильма

Любопытно, что режиссер монтажа Джон Райт говорит, что из-за непонятных для зрителя языков относился к картине на монтаже как к немому кино. Впрочем, в итоге Гибсон чуть отказался от радикализма своей идеи, добавив в фильм субтитры.

Сценарий картины сначала был написан Гибсоном вместе с Бенедиктом Фицджералдом на английском языке. Затем реплики были переведены на вульгарную латынь и специально реконструированный арамейский язык. Во времена Христа также был распространен общий греческий, однако Гибсон решил ограничиться использованием только двух языков, чтобы зритель мог отличать римскую речь и семитскую.

Переводом занимался иезуит и исследователь древних языков Уильям Фулько. Он признает, что речь в фильме может не на 100% совпадать с речью того времени, однако считает, что удалось добиться максимально возможного соответствия. В сценарной записи для актеров и режиссера текст построчно разбивался на английский, необходимый древний язык и его транскрипцию. Так актерам было проще заучивать реплики и произносить их с полным пониманием.

Внимание к языку сказалось на темпе съемок. Если Фулько был недоволен произношением, то Гибсон делал дубли до тех пор, пока актер не добивался нужного произношения.

Кастинг: многонациональный состав и страсти Кэвизела

То, что фильм снимался на древних языках, развязывало Гибсону руки в плане кастинга. Действительно, фильм впечатляет многонациональностью актерского состава. Главная роль Христа досталась Джеймсу Кэвизелу. По мнению Гибсона, он был единственным американским актером, подходящим для роли. В том числе потому, что Иисуса режиссер видел мужественным и достаточно крепким. Кэвизел с его ростом 1.88 и спортивным телосложением подходил. Тем более это было оправдано, что на экране предстояло показать серьезные физические испытания — человек с менее героической внешностью тут был бы не убедителен.

Кроме внешних данных Гибсон отмечает, что Кэвизел впечатлил его умением погружаться в образ и жить в роли в предлагаемых обстоятельствах. Терпеливость и сговорчивость актера, надо полагать, режиссер тоже оценил.

Румынку Майю Моргенштерн, сыгравшую Деву Марию, Гибсон выбрал, увидев случайно ее крупный план в одной из картин 90-х годов. Режиссер сразу понял, что только эта актриса подойдет на роль в фильме — по мнению Гибсона, в ней была способность показать принятие мук, переживание страданий с достоинством и сдержанной эмоциональностью.

Гибсон хотел обойтись без звездных имен в картине, поскольку опасался, что присутствие популярного актера будет отвлекать от сути фильма. Однако каждый раз при обсуждении кандидатки на роль Марии Магдалены авторы упирались в кандидатуру Моники Беллуччи — она очевидно подходила лучше всех. Так что Гибсон согласился позвать ее в картину и, по его признанию, в итоге об этом не пожалел.

Кадр из фильма

Во второстепенных персонажах Гибсону была важна фактурность, не идеальная, но зато выразительная внешность, а также способность к работе с языками. В ролях второго плана и эпизодах преимущественно были задействованы актеры из Италии (Франческо Де Вито — Петр; Розалинда Челентано — Сатана; Лука Де Доминичис — Ирод), но также были исполнители из других стран, например, из Болгарии (Христо Шопов — Пилат), Швейцарии (Джаррет Дж. Мерц — Симон Киринеянин), Франции, Туниса, Марокко. На площадке Гибсон работал с актерами через переводчика, но, как отмечает Беллуччи, чаще он предпочитал не рассказывать, а показывать. В этом плане, конечно, большим подспорьем для Гибсона было то, что он сам актер.

Конечно же, о страстях Джеймса Кэвизела на картине необходимо поговорить отдельно. Актеру буквальным образом пришлось пострадать на съемках. Начнем с того, что из-за интенсивности съемок и серьезного грима Кэвизел почти не спал. Кроме того, ему нужно было носить терновый венец, давивший на голову, и грим синяков, из-за которого один глаз почти не видел. В результате актера все съемки преследовала мигрень.

Ради реализма Кэвизелу приходилось таскать не бутафорский крест, а вполне настоящий, весом 70 килограммов. В одной из сцен падения актеры-римляне должны были поймать крест, но не успели этого сделать, так что конструкция едва не раздавила актеру голову.

Отдельной сложностью была поза распятого. Даже при хорошей физической подготовке Кэвизел вспоминает, что мог продержаться на кресте не более 8-10 минут. Артист едва не получил обморожение, так как натурные съемки проходили осенью-зимой, и в то время, как вся группа была в пуховиках, Кэвизел оставался практически голым. А еще в актера во время съемок сцены распятия ударила молния. И он остался жив и невредим. Это знак.

Грим и спецэффекты: 3D-трансферы, аниматроника и VFX

«Страсти Христовы» — один из самых жестоких и кровавых фильмов в истории мирового кино. Конечно, Гибсон не хотел уходить в экстремальную эстетику, но определенная степень натурализма режиссеру была необходима. Он хотел показать страсти Христовы не отстраненно или абстрактно, а максимально буквально, реалистично жестоко.

Художник пластического грима Кристен Тинслей отмечает, что Кэвизел ни в одном кадре фильма не появляется просто самим собой — на нем обязательно есть хотя бы парик и какие-то элементы грима. Всего Тинслей разработал девять различных комбинаций грима для изменения героя по ходу действия: от Тайной вечери до снятия с креста.

Для Кэвизела необходимо было сделать комбинации пластического грима лица, всей поверхности тела, зубные протезы, парики, бороды. При этом важной задачей было разработать такой пластический грим, который бы позволял актеру сохранять подвижность. Большое количество элементов требовало долгой работы. Чтобы это время сократить, использовался метод 3D-трансферов (грубо говоря, трехмерные объемные переводилки), которые наносились на тело и имитировали раны, шрамы, ссадины и прочие увечья. Чтобы наносить этот грим, для Кэвизела даже было разработано специальное кресло. 3D-трансферы позволили урезать время грима с восьми часов до двух.

Реализма в сценах бичевания Христа позволили добиться визуальные эффекты. В действительности в руках актеров, игравших воинов, были только рукоятки, с которыми они изображали нанесение ударов, а кнуты и плети, как бы контактирующие с телом, добавлялись на постпродакшне средствами компьютерной графики.

Следы ранений же делались средствами пластического грима, который потом до нужной поры, опять же с помощью графики, убирался. Когда Кэвизел снимался со стороны лица, актеры-воины могли использовать реальные кнуты. Только били они по перегородке, стоявшей за спиной главного героя. Правда, дважды по Кэвизелу попали по-настоящему, промахнувшись мимо перегородки. Одного раза хватило, чтобы свалить актера с ног, а второго — чтобы он вывихнул кисть.

Спецэффекты понадобились и для создания других истязаний. Гвозди в руки Христа при распятии забивались наложением нескольких слоев изображения: кадры с площадки без гвоздя и кадры из павильона на фоне хромакея, где гвоздь забивался и искусственную руку. Для некоторых кадров, например, переворачивание креста с прибитым к нему Иисусом или удара Христа копьем, была изготовлена похожая на Кэвизела аниматронная модель, которая могла двигаться, дышать и поворачивать голову с помощью сервомоторов.

Локации и декорации: «намоленные» места и Нью-Йорк, ставший Иерусалимом

Съемки фильма проходили с ноября 2002 года по январь 2003 года в Италии, причем в местах, «намоленных» для создания картин на библейские сюжеты. Группа работала в городе-призраке Крако и в городе Матера. И там и там прежде снималось несколько известных картин на религиозную тематику, в том числе в Матере создавалось «Евангелие от Матфея» Пьера Паоло Пазолини.

Кадр из фильма

Места эти привлекают кинематографистов своей фактурностью, древностью и сходством с Иерусалимом и его окрестностями. Также часть съемок проходила на римской студии Чинечитта. Например, здесь в павильоне снималась открывающая сцена в Гефсиманском саду, который был воссоздан искусственными средствами. Здесь же Гибсону внезапно помог Мартин Скорсезе. Он оставил после съемок «Банд Нью-Йорка» гигантскую декорацию. Художник-постановщик Франческо Фриджери смог перестроить ее, сделав ряд других декораций, например, резиденцию Понтия Пилата (авторам это позволило серьезно сберечь бюджет и время). Гибсон отмечает большую заслугу Фриджери: он сумел сделать пространство, которое гармонировало с локациями Матеры.

Визуальное решение: живопись, слоу-моушн и «взгляд Бога»

Визуальными референсами для картины оператор Калеб Дешанель называет едва ли не всю многовековую традицию изображение страстей Христовых: от ранней иконописи и фресок до живописных полотен Возрождения, барокко, романтизма, академизма XIX века и даже сюрреализма. Но особенно Дешанель и Гибсон выделяют влияние Караваджо. Оно сказалось с одной стороны в плане тенебристского светотеневого решения, а с другой — в плане брутальности и натурализма.

Некоторые живописные работы буквально определяли отдельные кадры. Например, «Пьета» Вильяма Бугро. Несмотря на популярность этого сюжета в живописи, Гибсон отмечает, что кадр, где дева Мария оплакивает Христа, создавался под прямым воздействием работы Бугро, с желанием «ухватить сущность этого полотна». Один из кадров с резким ракурсом в сцене распятия был подсказан работой Сальвадора Дали «Христос Святого Иоанна Креста». Некоторые известные полотна служили своего рода эмоциональными референсами, например, «Плот „Медузы“» Теодора Жерико.

Гибсон хотел добиться в фильме ощущения максимально реалистичного, натурального света. С учетом эпохи авторы могли имитировать солнечный или лунный свет, а также свет от огня и свечей. Вспоминая ночные сцены, где использовался холодный рассеянный свет и дым, Дешанель говорит, что до «Страстей Христовых» ему не приходилось использовать такого большого количества приборов, чтобы создать настолько темное изображение.

Для имитации лунного света использовались HMI-лампы. Задача осложнялась еще и тем, что снимался фильм с использованием анаморфотной оптики. Дешанель работал с линзами Panavision Primo, C и E series, а также Cooke. Объективы были с фокусным расстоянием от 40мм до 600мм.

Если говорить о приемах, то Гибсон много играет в картине с частотой кадров. Встречающаяся на протяжении всего фильма техника — слоу-моушн. Режиссер признается, что часто использовал скорость съемки в 28, 30 и больше кадров в секунду. И во многих сценах прием действительно смотрится уместно — в картине много эпизодов с повышенным драматизмом, и слоу-моушн помогает этот драматизм подчеркнуть. По мнению Гибсона же, повышенная кадровая частота придает изображению особую символичность и уподобляет кадр ожившей живописи.

Еще один характерный для режиссерского почерка Гибсона прием, который многократно появляется в фильме — съемка с верхней точки, что еще называют «взглядом Бога». Прием имеет очевидный религиозный подтекст и появляется в самые драматичные моменты повествования, особенно связанные со смертью. Камера на кране взмывает ввысь, как бы показывая действия глазами некой метафизической силы. Для съемки спецэффектного кадра с падением капли с неба использовался 47-метровый кран. Само собой подобные кадры еще и очень эффектны и зрелищны.

  • Записи сообщества
  • Поиск

Страсти Христовы (Фильм) © 2020 запись закреплена

Свежие новости: Сиквел фильма «Страсти Христовы».

Актер Джеймс Кэвизел, сыгравший Иисуса в фильме «Страсти Христовы», сообщил, что Мел Гибсон готовит продолжение картины. По его словам, режиссер только что прислал ему третью версию сценария, автором которого выступает Рэндалл Уоллес («Храброе сердце»).

Кэвизел больше не раскрыл никаких подробностей, но пообещал, что «это будет самый масштабный фильм в истории».

Страсти Христовы (Фильм) © 2020 запись закреплена

— 30? 30 сребреников, Иуда. Таков был договор, между мной и тобой.

Страсти Христовы (Фильм) © 2020 запись закреплена

Красивая фанатаская работа по фильму Страсти Христовы

Страсти Христовы (Фильм) © 2020 запись закреплена
Страсти Христовы (Фильм) © 2020 запись закреплена

Фильм Страсти Христовы (2004) от нашего сообщества в отличном качестве 1080p.

Страсти Христовы (Фильм) © 2020 запись закреплена

Джеймс Кэвизел, сыгравший Иисуса Христа в фильме «Страсти Христовы» Мэла Гибсон, может вернуться в знакомой роли Спасителя в продолжении знаменитой картины 2004 года.

Представители актера подтвердили, что Кэвизел ведет переговоры с Гибсоном, который спродюсирует картину и может самостоятельно заняться постановкой сиквела.
Показать полностью…

О работе над сиквелом рассказал сам актер в интервью USAToday. Кэвизел не торопится раскрывать детали сюжета, но пообещал, что зрители будут шокированы. По его словам, Гибсон готовит величайший фильм в истории.

В 2016 году стало известно, что над сценарием картины под названием «Страсти Христовы: Воскресение» (The Passion of the Christ: Resurrection) работает Рэндалл Уоллес, сценарист фильмов «Храброе сердце» и «Перл-Харбор».

Картина «Страсти Христовы» охватывает последние 12 часов жизни Иисуса, начиная с моления о чаше и заканчивая кратким описанием его воскресения. Диалоги в фильме Гибсона ведутся на реконструированном арамейском языке и на латыни с закадровым переводом или субтитрами.

Согласно Гибсону, сиквел выйдет не раньше конца 2019-го — начала 2020 года.

«Страсти Христовы: Воскресение» — это не единственный религиозный проект в графике Кэвизела. В 2018 году актер появится в главной роли в фильме «Павел: Апостол Христа».

Видео

«Страсти Христовы» (оригинальное название The Passion of the Christ) – художественный фильм, снятый известным американским режиссёром и актёром Мэлом Гибсоном. Картина повествует о последнем дне жизни Иисуса Христа и событиях, непосредственно предшествовавших распятию. Сценарий был написан Мэлом Гибсоном и Бенедиктом Фицджеральдом. Авторы основывались на четырёх канонических Евангелиях: от Марка, от Матфея, от Луки и от Иоанна.

Сюжет фильма Страсти Христовы

Действие фильма начинается в Гефсиманском саду, где Иисус молится об избавлении от страданий. Он сопротивляется искушению, которому подвергает его дьявол. Преданный за тридцать серебряников одним из своих учеников, Иудой Искариотом, Иисус арестован. Пытаясь защитить своего учителя, Пётр отсекает одному из стражников ухо, но Христос останавливает Петра и исцеляет раненого.

Иисуса приводят в Иерусалим, где фарисеи обвиняют его в богохульстве. В это же время Иоанн, самый юный из учеников, рассказывает Деве Марии и Марии Магдалине об аресте, а Пётр наблюдает за ходом суда издалека. Первосвященники Анна и Каиафа приговаривают Христа к смерти и отправляют к прокуратору Иудеи Пилату. Тот не желает казни и даёт людям шанс спасти одного из осуждённых в честь праздника. Он предлагает толпе сделать выбор между Иисусом и убийцей Варравой. Народ требует свободы для разбойника и смерти для Христа. Иисуса передают римским солдатам, и после его, обезображенного и окровавленного, Пилат вновь показывает толпе, вопрошая: «Разве этого недостаточно?». Но народ по-прежнему хочет смерти осуждённого: прокуратор умывает руки и отдаёт приказ. Иисусу дают крест, который Христос должен пронести по улицам Иерусалима до самой Голгофы, где он будет распят.

Многие теологи отмечают, что сюжет картины весьма далёк от евангельского. Ещё до выхода на экраны фильм «Страсти Христовы» вызвал немало пересудов. Одни обвиняли Гибсона в тенденциозности и осуждали его радикальные взгляды, другие восхищались потрясающей режиссёрской работой и невероятной достоверностью картины.

Главную роль в фильме «Страсти Христовы» исполнил американский актёр Джеймс Кэвизел. Он снимался в картинах «Скала» (The Rock, 1996), «Тонкая красная линия» (The Thin Red Line, 1999) и «Граф Монте-Кристо» (The Count of Monte Cristo, 2002).

Марию Магдалину сыграла известная итальянская актриса Моника Белуччи, а роль Девы Марии исполнила румынка Майя Моргенштерн, которая во время съёмок была беременна. Моргенштерн скрывала своё положение от съёмочной группы, и когда об этом событии стало известно, заменить актрису уже не представлялось возможным.

anchiktigra

Автор: Аня Скляр, кандидат философских наук, психолог.

Страсти Христовы (The Passion of the Christ, 2004). Режиссер Мэл Гибсон.


«Страсти Христовы» — историческая драма, снятая Мелом Гибсоном и повествующая о событиях, непосредственно предшествующих распятию Иисуса Христа.

Фильм охватывает последние 12 часов жизни Иисуса, начиная с Моления о чаше и заканчивая кратким описанием его воскресения. Также изображены некоторые воспоминания Иисуса, где он предстаёт как ребёнок, как молодой человек со своей Матерью, давая Нагорную проповедь, обучая Двенадцать апостолов, а также на Тайной вечере. Диалоги в фильме полностью ведутся на реконструированном арамейском и латыни с закадровым переводом или субтитрами.

Фильм снимался в городе Матера и городе-призраке Крако, Чинечитта, Рим.

В книге «Страсти: Фото из фильма „Страсти Христовы“» Гибсон говорит: «Это фильм о любви, надежде, вере и прощении. Он [Иисус] умер для всего человечества, пострадал за нас всех. Настало время вернуться к этому основному посланию. Мир сошёл с ума. Мы все могли бы чувствовать немного больше любви, веры, надежды и прощения».

  • Во время съёмок актёр Джим Кевизел получил массу травм: из-за многослойного грима его тело покрылось волдырями, из-за которых он не мог уснуть, его дважды ударили хлыстом, он вывихнул плечо, получил кровоподтёки под глазами и удар молнией. После съёмок и завершения фильма он был госпитализирован.
  • Во время сцен истязаний актёр Джеймс Кэвизел дважды узнал, что такое удар хлыста по обнажённой плоти. Если в первый раз этот удар лишь свалил его с ног, то, получив удар во второй раз, Джеймс вывихнул кисть.
  • Однажды на съемках в Кэвизела ударила молния, однако актёр не получил абсолютно никаких увечий. Многие наблюдатели связали это событие с гневом Господа.
  • В сцене распятия зрители могут наблюдать настоящего Джеймса Кэвизела. Мел Гибсон решил обойтись без компьютерной графики и воспользовался лишь помощью гримёров.
  • Кэвизелу не пришлось придумывать, как изображать физические мучения — он их действительно испытывал. Крест, который актёр нёс на Голгофу, не был бутафорским — он весил около 70 килограммов. Хотя съемки проходили зимой, актёр был одет только в львиную шкуру. Часто ему становилось так холодно, что он не мог говорить — его замерзшее лицо приходилось отогревать, чтобы он мог шевелить губами.

По словам режиссёра Мела Гибсона, основным источником для сценария являются четыре Евангельских повествования о страданиях Христа. Фильм также опирается на другие тексты Нового Завета. Слова «Я творю всё новое», сказанные Иисусом в фильме, содержатся в книге Откровения Иоанна Богослова. Фильм начинается с эпиграфа из ветхозаветной книги пророка Исаии, которая считается в христианском учении основным ветхозаветным пророчеством о Христе. В первой сцене в Гефсиманском саду Иисус сокрушает голову змеи (отсылка к третьей главе Книги Бытия). На протяжении фильма Иисус цитирует Псалмы, в том числе случаи, не описанные в Новом Завете.

Первоначально Мел Гибсон хотел отказаться от субтитров, однако оставил их по настоянию прокатчиков.

  • Когда Джеймс участвовал в кастинге, он был полностью уверен, что будет сниматься в фильме, посвящённом виндсерфингу. Впрочем, узнав, что ему доверили роль Иисуса, он не отказался от съёмок.
  • Майя Моргенштерн, исполнившая роль матери Иисуса, во время съёмок была беременна. Она тщательно скрывала эту новость от всей съёмочной группы. В момент, когда всё выяснилось, заменить актрису уже не представлялось возможным.
  • В первый же день показа картины, во время сцены распятия потеряла сознание 56-летняя жительница США Пегги Скотт. Чуть позднее она скончалась в одной из больниц Канзаса.
  • Отличительной особенностью фильма является отсутствие каких бы то ни было стартовых титров. Всю информацию о фильме можно почерпнуть лишь в финальных титрах.
  • Сцены распятия были сняты в городе Матера на юге Италии, недалеко от того места, где Пьер Паоло Пазолини в 1965 году снимал «Евангелие от Матфея».
  • Мел Гибсон — католик-традиционалист. Он не согласен с Ватиканом по вопросу языка, на котором должны проводиться богослужения, считая таким языком исключительно латынь. Дочь Мела Гибсона Ханна в 2002 году даже заявила, что желает стать монахиней.
  • Гибсон знал, что ему понадобятся лучшие в мире специалисты по гриму, чтобы сделать сцены бичевания и распятия как можно более реалистичными. Для съёмок этих эпизодов фильма исполнителя главной роли ежедневно гримировали в течение семи часов.
  • В фильме гвозди проходят сквозь ладони Иисуса, на Туринской плащанице же — сквозь запястья. Гвозди сквозь ладони не смогут выдержать вес тела распятого. Именно поэтому руки наказуемого фиксируют веревкой в районе предплечий; под ноги же устанавливается небольшая площадка.
  • 100 миллионов долларов из кассы фильма Гибсон пожертвовал Католической церкви.
  • В фильме сотник Абенадер использует стремена (это наиболее заметно, когда лошадь поднимается на дыбы). На самом деле, римляне в первой половине I века н. э. ещё не умели пользоваться стременами.
  • Чтобы не показывать иудеев виновниками смерти Иисуса, в фильме отсутствуют возгласы евреев «Кровь его на нас и на потомках наших!», которые присутствуют в Евангелии.
  • Все герои говорят на тех языках, на которых они говорили бы два тысячелетия назад. Иудеи, включая Христа и апостолов, говорят на арамейском, а римляне — на «вульгарной латыни».
  • Мэл Гибсон знал, что ему понадобятся лучшие в мире специалисты по гриму, чтобы сделать сцены бичевания и распятия как можно более реалистичными. Для съемок этих эпизодов фильма Джеймса Кэвизела ежедневно гримировали в течение семи часов.
  • Бюджет картины составил 30 млн. долларов, а мировые сборы превысили расходы в 20 раз. Фильм посмотрело почти 60 млн. человек. На мировой экран картина вышла в феврале 2004 года.

В июне 2016 года было объявлено о том, что Мел Гибсон работает над сиквелом «Страстей Христовых», в котором основное внимание будет уделено воскресению Иисуса. Над сценарием работает Рэндалл Уоллес, который ранее написал «Храброе сердце» (1995). Гибсон выразил заинтересованность к постановке фильма. Он также сказал, что фильм выйдет через несколько лет, так как это — большой проект. Гибсон подтвердил, что названием фильма будет «Воскресение» (англ. The Resurrection) и дал понять, что часть кинокартины будет происходит в аду, заявив что фильм будет исследовать, что произошло в трёхдневный период между смертью Иисуса и его возвращением. Он также обмолвился, что фильм, скорее всего, будет только примерно через три года, потому что это — очень большое дело. В январе 2018 года Джеймс Кэвизел подтвердил, что вернётся к своей роли Иисуса и в продолжении.

Читать еще:  В США начинаются переговоры о возвращении в Россию колоколов Данилова монастыря
Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector