0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Женщинам — хиджаб, врагам Аллаха — смерть (ФОТО)

Женщинам — хиджаб, врагам Аллаха — смерть (ФОТО)

Сорок лет назад Иран был самой развитой страной Ближнего Востока. Но после Исламской революции прозападный курс объявили позорным, женщин облачили в хиджаб, контрацептивы запретили, «врагов Аллаха» уничтожали.

Как революция изменила Иран — в материале РИА Новости.

Восточный вестерн

До февраля 1979 года персидская экзотика сочеталась с удобствами европейской цивилизации. Тегеран сравнивали с Парижем, Лондоном и Мадридом.

Любили иранскую столицу и за то, что она всегда шла в ногу со временем. Последние книжные и музыкальные новинки, мировые театральные и кинематографические премьеры — все это тоже дореволюционный Иран.


Иранская актриса Форузан на обложке журнала Ettelaat Haftegi, 1971 год © Фото: public domain

Если сегодня сложно представить местную женщину с непокрытой головой, то сорок лет назад это воспринималось как норма. Иранки считались самыми эмансипированными на Востоке. В моде были европейские платья, мини-юбки, брюки и даже открытые купальники. Девушки без стеснения носили эти наряды в общественных местах, включая городские пляжи, дискотеки, рестораны.

Исламский обычай закрывать лицо от посторонних считался моветоном и давно ушедшим в историю анахронизмом.

Иранки охотно пользовались косметикой, делали модные прически, позировали порой в откровенных нарядах для журналов мод. Вполне нормальным было увидеть жительницу Тегерана с бокалом вина или закуривающую сигару в мужской компании.

Энергоресурсы в руках американцев

Прозападный курс Иран взял в середине прошлого века. Возглавивший тогда страну молодой шах Мохаммед Реза Пехлеви решил, что дальнейшее развитие страны невозможно без модернизации. Реформы монарха поддержали Великобритания и США. Англичан и американцев привлекали иранские нефть и газ, и они сами искали дружбы с шахом.


Шах Мохаммед Реза Пехлеви с супругой перед посадкой в самолет в аэропорту Мехрабад в Тегеране, Иран. 16 января 1979 года © AP Photo

Нефть дорожала, иностранные инвестиции в иранскую экономику росли. Разработку и добычу энергоресурсов шах в конце концов полностью передал в руки западных держав. Это еще больше укрепило их лояльность к иранской монархии.

По мере расширения экономических связей усиливалась и политическая взаимозависимость. Поддержка США помогала шаху обогащаться и закручивать репрессивные гайки в стране.

Американцам был крайне важен такой влиятельный партнер на Ближнем Востоке, как Иран.


Вход на территорию посольства США в Тегеране. 1980 год © AP Photo

Сейчас в это трудно поверить, но после создания в 1948 году государства Израиль единственным в регионе, кто установил с Тель-Авивом дипломатические отношения, был Тегеран.

«Шах ушел, имам пришел»

Но пока столичная богема перенимала западный стиль, страна продолжала жить по многовековым исламским устоям. Трущобы, нищета и отсутствие каких-либо перспектив — такова была иранская реальность за пределами крупных городов.

Единственное, на что уповали в бедных районах, — это торжество справедливости, обещанное исламом. Надо строго следовать предписаниям Корана. А отступников от норм шариата — и прежде всего шаха Пехлеви — Аллах накажет по всей строгости.

Заставить иранского монарха отказаться от прозападного курса в 1952 году попытался демократически избранный премьер-министр Мохаммед Моссаддык. Он национализировал нефтяные компании, разорвав с возмущенными британцами дипломатические отношения.

Премьер призвал шаха отойти от власти. Но вмешались американцы и силой сместили Моссадыка с поста главы правительства. Вся власть снова сосредоточилась в руках шаха Пехлеви. Однако протестные настроения усилились.


Солдаты тушат баррикады в Тегеране, Иран. 29 декабря 1978 © AP Photo / Aristotle Saris, File

Непреклонным авторитетом для большинства иранцев в тот период был имам Сейид Рухолла Мусави Хомейни. В 1962 году он возглавил демонстрации духовенства против так называемых Белых реформ шаха. Реформы все же были запущены, а Хомейни арестовали и выслали во Францию. Но даже из-за рубежа он продолжал выступать против шаха.

Прологом иранской революции послужила антиправительственная демонстрация в городе Кум в январе 1978 года. Силовое подавление протеста усилило массовое недовольство. Бунты с требованием отставки монарха охватили всю страну и не прекращались целый год. Имамы только подливали масла в огонь. Под давлением толпы Пехлеви покинул страну. Больше в Иране он не появился.


Иранцы приветствуют аятоллу Хомейни в Тегеране. 2 февраля 1979 © AFP 2019 / Gabriel Duval

Зато в начале февраля 1979-го вернулся Хомейни, которого уже давно именовали высшим почетным званием шиитских богословов — аятоллой. В аэропорту его встречали, как национального героя. Толпа, не переставая, скандировала: «Аллах велик! Шах ушел, имам пришел».

Под знаменами исламского проповедника объединились все политические движения страны.

Десять дней продолжались столкновения между «хомейнистами» и лояльными шахскому режиму силами. Решающие бои начались 9 февраля. Когда к революционерам массово присоединились военные, исход противостояния был предопределен. Одиннадцатого февраля иранская монархия пала, и власть перешла к аятолле Хомейни. С этого момента государство официально именуется Исламской Республикой Иран.

Два дня спустя аятолла выступил с поздравительной речью. Революцию он назвал «большой победой с малыми потерями». В столкновениях погибли около тысячи человек.

Спрячься в хиджаб или будешь избита

Вскоре приняли новую конституцию, закрепившую власть за духовным лидером. При этом все демократические атрибуты — парламент, президент, всенародные выборы — сохранялись.


Женщина на демонстрации у посольства США в Тегеране © AFP 2019 / Staff/Epu

Через год Хомейни издал указ об исламской культурной революции, положивший начало охоте на ведьм.

Суть документа заключалась в том, чтобы все граждане вернулись к нормам ислама. Инакомыслящих следовало строго наказывать.

Первыми «эффект ислама» почувствовали женщины. Европейские наряды и макияж попали под запрет. К этому были готовы не все. Несколько раз иранки выходили на марши протеста. В мини-юбках, джинсах, обтягивающих кофтах, с непокрытой головой они толпой шли по центральным улицам Тегерана и требовали от новых властей права самостоятельно определять гардероб.


Иранские женщины, одетые в традиционном и западном стиле, в Тегеране. 12 марта 1979 © AP Photo / Richard Tomkins

Однако женщин встречала разъяренная толпа исламских консерваторов. Они двигались навстречу с дубинками, камнями и скандировали: «Либо хиджаб, либо удары по голове». Силы были не равны. Протестующие либо покинули страну, либо смирились.

«В некоторых обществах женщины могут предаваться наслаждениям наравне с мужчинами. Но это не про Иран. Мы строим другое общество. Никто не против профессиональной деятельности женщин, но одеваться они должны пристойно, как того требует наша религия.

Ислам помогает нам очищать грешных и наказывать тех, кто развращает женщин и молодежь. Злодеев следует уничтожать с корнем, как сорняки», — объяснил аятолла Хомейни суть исламской культурной революции в одном из интервью европейским журналистам.

Однако некоторые продолжали сопротивляться. Весной 1980 года за отказ покрыть голову платком казнили Фаррухру Парсу — министра образования при правлении шаха. Она всю жизнь боролась за права женщин и не изменила себе даже после победы Исламской революции. В вынесенном ей новыми властями приговоре она признавалась виновной в «распространении греха на земле и отрицании Аллаха».

«Я врач и не боюсь смерти. Смерть — не более чем мгновение. Я готова умереть, но не жить в позоре и насильно укрытой в покрывало. Я не надену чадру и не шагну назад в историю», — написала Парса в прощальном письме детям.


Фаррухру Парса © Фото: public domain

Вскоре ввели запрет на контрацептивы, что резко повысило рождаемость в стране. Семьям, которые не могли прокормить больше трех детей, предложили процедуру стерилизации. Но все продолжали восхвалять рахбара.

«О, Хомейни! Ты — отражение света Бога!» — твердили СМИ.

Под запретом аятоллы

Мальчиков и девочек теперь учили отдельно. Главный предмет в школе — ислам. Западная музыка, театр, кинематограф объявлены тлетворными, разлагающими иранскую самобытность. Скромность во всем — вот главный лозунг исламских властей. В эфире радиостанций и на телевидении основная тема — религия. Пять раз в день по всей стране звучит намаз.


Тегеран, женская семинария © РИА Новости / Р. Мангасарян

Американские фильмы под запретом, жесткий контроль над СМИ. Надзором за культурой, наукой и образованием занимается специально созданное Бюро по борьбе с непристойностями. Алкоголь вне закона. Зато разрешено многоженство.

За нарушение норм шариата полагаются телесные наказания и даже казнь. За пять послереволюционных лет казнили сорок тысяч «врагов Аллаха».

Отголоски революции

Антиамериканизм был одной из основных движущих сил революции. Но американцы не сразу придали этому значение. В Вашингтоне полагали, что наладят контакт и с исламским режимом аятоллы. Однако с западным влиянием в Иране было надолго покончено.

Сегодняшнее неприятие Вашингтоном режима аятолл и постоянно вводимые санкции иранцы объясняют событиями сорокалетней давности. В Тегеране уверены, что американцы до сих пор воспринимают иранскую революцию как национальное унижение. Восставшие в те дни требовали от США вернуть сбежавшего шаха на родину. В Вашингтоне отказали, объяснив, что шах и так неизлечимо болен.

В результате разъяренная толпа ворвалась в посольство США и захватила 66 сотрудников. Это произошло в ноябре 1979-го. Заложников удерживали больше года. Операция по их спасению провалилась. Дипломатические отношения были разорваны. В Тегеране уверены, что нынешнее американское давление — месть Белого дома за события тех дней.


Рынок в Тегеране. Иран © РИА Новости / Андрей Стенин

В современном Иране едва ли что-то напоминает о проамериканском курсе, которым страна следовала с середины двадцатого века до февраля 1979-го.

Между мечетью и западным понятием о свободе страна выбрала первое. Стоит ли придерживаться этого выбора и сегодня — вопрос, на который иранцам еще предстоит ответить.

Галия Ибрагимова

Ночной кошмар для властей

Масих Алинежад развязывает волосы, и кудряшки каскадом ниспадают по ее плечам. Это выглядит потрясающе, однако истинная значимость волос Масих связана не с внешним видом, а с политикой. Масих — иранская активистка, которая посвятила жизнь борьбе за права женщин в своей стране посредством одной простой битвы: кампании против закона, обязывающего женщин покрывать голову чадрой или хиджабом, когда они находятся в обществе.

Читать еще:  Жизнь после смерти в религии месопотамии

С юности Масих была занозой в краю аятолл, управляющих Ираном. Она жаловалась и протестовала, говорила вслух и громко бросала вызов — всем тем, кто поддерживает обязательное ношение хиджаба. Когда ей было 19 лет, она была арестована полицией нравов, содержалась в тюрьме без предъявления обвинений и, в конце концов, услышала от судьи, что у него достаточно доказательств, чтобы казнить ее. Тот судья все же отпустил ее, но если бы у него был хрустальный шар [для предсказаний], то он наверняка бы избрал другой вариант. Потому что Масих — живой кошмар для иранских властей.

Уехав из Ирана, журналистка сохранила право на профессию и продолжила свою борьбу за права женщин / Фото Masih Alinejad via Facebook

В своей книге Ветер в моих волосах (The Wind in my Hair), вышедшей в свет на прошлой неделе, Масих объясняет, что девушки в ее стране воспитываются, чтобы «кротко склонять головы, быть как можно более ненавязчивыми и быть смиренными»; и ей также было не положено выделяться. «У меня слишком много волос, слишком сильный голос, и я для них — слишком женщина», — говорит она и за две минуты разговора становится очевидно, что она имеет в виду. Масих веселая, шумная, уверенная в себе и, что хуже всего для людей, управляющих ее страной, она бесстрашная.

Даже если бы Масих воспитывали в элитарной, образованной иранской семье, она была бы исключительной. Но тот факт, что она выросла в деревенской нищете, в крошечном поселке Гомикола провинции Мазендеран на севере Ирана, делает ее феноменальной. Ее отец был уличным торговцем, ее мать – не умевшая ни читать, ни писать — воспитывала шестерых детей в доме с одной комнатой, служившей одновременно спальней, столовой и жилой комнатой.

У меня слишком много волос, слишком сильный голос, и я для них — слишком женщина

В своей книге Масих описывает темноту ночных «походов» в уборную на улице, которая была не более чем дырой в земле. Эти вылазки стали краеугольным камнем ее воспитания. Во-первых, потому что ее брат, казавшийся таким смелым и храбрым днем, и чьей свободе она так завидовала, боялся темноты и умолял Масих пойти вместе с ним — это научило ее кое-чему о силе и видимости силы. Во-вторых, потому что ее мать дала ей несколько советов о том, как противостоять темноте. «Она сказала мне, что тьма только тогда сможет поглотить тебя, если ты уступишь своему страху. Поэтому открой глаза так широко, как только можешь, и взгляни в лицо темноте».

Когда Масих выросла, эта домашняя стратегия борьбы стала ее мантрой. «Я поняла, что вся ситуация с правами человека в Иране похожа на задворки моего детства: тьма кромешная, но женщины должны открывать глаза так широко, насколько это возможно, потому что лишь такой способ заставит мрак исчезнуть».

Женщинам — хиджаб, врагам Аллаха — смерть (ФОТО)

Сорок лет назад Иран был самой развитой страной Ближнего Востока. Но после Исламской революции прозападный курс объявили позорным, женщин облачили в хиджаб, контрацептивы запретили, «врагов Аллаха» уничтожали. Как революция изменила Иран — в материале РИА Новости.

Восточный вестерн

До февраля 1979 года персидская экзотика сочеталась с удобствами европейской цивилизации. Тегеран сравнивали с Парижем, Лондоном и Мадридом.

Любили иранскую столицу и за то, что она всегда шла в ногу со временем. Последние книжные и музыкальные новинки, мировые театральные и кинематографические премьеры — все это тоже дореволюционный Иран.


Иранская актриса Форузан на обложке журнала Ettelaat Haftegi, 1971 год © Фото: public domain

Если сегодня сложно представить местную женщину с непокрытой головой, то сорок лет назад это воспринималось как норма. Иранки считались самыми эмансипированными на Востоке. В моде были европейские платья, мини-юбки, брюки и даже открытые купальники. Девушки без стеснения носили эти наряды в общественных местах, включая городские пляжи, дискотеки, рестораны.

Исламский обычай закрывать лицо от посторонних считался моветоном и давно ушедшим в историю анахронизмом.

Иранки охотно пользовались косметикой, делали модные прически, позировали порой в откровенных нарядах для журналов мод. Вполне нормальным было увидеть жительницу Тегерана с бокалом вина или закуривающую сигару в мужской компании.

Энергоресурсы в руках американцев

Прозападный курс Иран взял в середине прошлого века. Возглавивший тогда страну молодой шах Мохаммед Реза Пехлеви решил, что дальнейшее развитие страны невозможно без модернизации. Реформы монарха поддержали Великобритания и США. Англичан и американцев привлекали иранские нефть и газ, и они сами искали дружбы с шахом.


Шах Мохаммед Реза Пехлеви с супругой перед посадкой в самолет в аэропорту Мехрабад в Тегеране, Иран. 16 января 1979 года © AP Photo

Нефть дорожала, иностранные инвестиции в иранскую экономику росли. Разработку и добычу энергоресурсов шах в конце концов полностью передал в руки западных держав. Это еще больше укрепило их лояльность к иранской монархии.

По мере расширения экономических связей усиливалась и политическая взаимозависимость. Поддержка США помогала шаху обогащаться и закручивать репрессивные гайки в стране.

Американцам был крайне важен такой влиятельный партнер на Ближнем Востоке, как Иран.


Вход на территорию посольства США в Тегеране. 1980 год © AP Photo

Сейчас в это трудно поверить, но после создания в 1948 году государства Израиль единственным в регионе, кто установил с Тель-Авивом дипломатические отношения, был Тегеран.

«Шах ушел, имам пришел»

Но пока столичная богема перенимала западный стиль, страна продолжала жить по многовековым исламским устоям. Трущобы, нищета и отсутствие каких-либо перспектив — такова была иранская реальность за пределами крупных городов.

Единственное, на что уповали в бедных районах, — это торжество справедливости, обещанное исламом. Надо строго следовать предписаниям Корана. А отступников от норм шариата — и прежде всего шаха Пехлеви — Аллах накажет по всей строгости.

Заставить иранского монарха отказаться от прозападного курса в 1952 году попытался демократически избранный премьер-министр Мохаммед Моссаддык. Он национализировал нефтяные компании, разорвав с возмущенными британцами дипломатические отношения.

Премьер призвал шаха отойти от власти. Но вмешались американцы и силой сместили Моссадыка с поста главы правительства. Вся власть снова сосредоточилась в руках шаха Пехлеви. Однако протестные настроения усилились.


Солдаты тушат баррикады в Тегеране, Иран. 29 декабря 1978 © AP Photo / Aristotle Saris, File

Непреклонным авторитетом для большинства иранцев в тот период был имам Сейид Рухолла Мусави Хомейни. В 1962 году он возглавил демонстрации духовенства против так называемых Белых реформ шаха. Реформы все же были запущены, а Хомейни арестовали и выслали во Францию. Но даже из-за рубежа он продолжал выступать против шаха.

Прологом иранской революции послужила антиправительственная демонстрация в городе Кум в январе 1978 года. Силовое подавление протеста усилило массовое недовольство. Бунты с требованием отставки монарха охватили всю страну и не прекращались целый год. Имамы только подливали масла в огонь. Под давлением толпы Пехлеви покинул страну. Больше в Иране он не появился.


Иранцы приветствуют аятоллу Хомейни в Тегеране. 2 февраля 1979 © AFP 2019 / Gabriel Duval

Зато в начале февраля 1979-го вернулся Хомейни, которого уже давно именовали высшим почетным званием шиитских богословов — аятоллой. В аэропорту его встречали, как национального героя. Толпа, не переставая, скандировала: «Аллах велик! Шах ушел, имам пришел».

Под знаменами исламского проповедника объединились все политические движения страны.

Десять дней продолжались столкновения между «хомейнистами» и лояльными шахскому режиму силами. Решающие бои начались 9 февраля. Когда к революционерам массово присоединились военные, исход противостояния был предопределен. Одиннадцатого февраля иранская монархия пала, и власть перешла к аятолле Хомейни. С этого момента государство официально именуется Исламской Республикой Иран.

Два дня спустя аятолла выступил с поздравительной речью. Революцию он назвал «большой победой с малыми потерями». В столкновениях погибли около тысячи человек.

Спрячься в хиджаб или будешь избита

Вскоре приняли новую конституцию, закрепившую власть за духовным лидером. При этом все демократические атрибуты — парламент, президент, всенародные выборы — сохранялись.


Женщина на демонстрации у посольства США в Тегеране © AFP 2019 / Staff/Epu

Через год Хомейни издал указ об исламской культурной революции, положивший начало охоте на ведьм.

Суть документа заключалась в том, чтобы все граждане вернулись к нормам ислама. Инакомыслящих следовало строго наказывать.

Первыми «эффект ислама» почувствовали женщины. Европейские наряды и макияж попали под запрет. К этому были готовы не все. Несколько раз иранки выходили на марши протеста. В мини-юбках, джинсах, обтягивающих кофтах, с непокрытой головой они толпой шли по центральным улицам Тегерана и требовали от новых властей права самостоятельно определять гардероб.


Иранские женщины, одетые в традиционном и западном стиле, в Тегеране. 12 марта 1979 © AP Photo / Richard Tomkins

Однако женщин встречала разъяренная толпа исламских консерваторов. Они двигались навстречу с дубинками, камнями и скандировали: «Либо хиджаб, либо удары по голове». Силы были не равны. Протестующие либо покинули страну, либо смирились.

«В некоторых обществах женщины могут предаваться наслаждениям наравне с мужчинами. Но это не про Иран. Мы строим другое общество. Никто не против профессиональной деятельности женщин, но одеваться они должны пристойно, как того требует наша религия.

Ислам помогает нам очищать грешных и наказывать тех, кто развращает женщин и молодежь. Злодеев следует уничтожать с корнем, как сорняки», — объяснил аятолла Хомейни суть исламской культурной революции в одном из интервью европейским журналистам.

Однако некоторые продолжали сопротивляться. Весной 1980 года за отказ покрыть голову платком казнили Фаррухру Парсу — министра образования при правлении шаха. Она всю жизнь боролась за права женщин и не изменила себе даже после победы Исламской революции. В вынесенном ей новыми властями приговоре она признавалась виновной в «распространении греха на земле и отрицании Аллаха».

«Я врач и не боюсь смерти. Смерть — не более чем мгновение. Я готова умереть, но не жить в позоре и насильно укрытой в покрывало. Я не надену чадру и не шагну назад в историю», — написала Парса в прощальном письме детям.


Фаррухру Парса © Фото: public domain

Вскоре ввели запрет на контрацептивы, что резко повысило рождаемость в стране. Семьям, которые не могли прокормить больше трех детей, предложили процедуру стерилизации. Но все продолжали восхвалять рахбара.

«О, Хомейни! Ты — отражение света Бога!» — твердили СМИ.

Под запретом аятоллы

Мальчиков и девочек теперь учили отдельно. Главный предмет в школе — ислам. Западная музыка, театр, кинематограф объявлены тлетворными, разлагающими иранскую самобытность. Скромность во всем — вот главный лозунг исламских властей. В эфире радиостанций и на телевидении основная тема — религия. Пять раз в день по всей стране звучит намаз.

Читать еще:  15 мая празднуют день памяти жен-мироносиц


Тегеран, женская семинария © РИА Новости / Р. Мангасарян

Американские фильмы под запретом, жесткий контроль над СМИ. Надзором за культурой, наукой и образованием занимается специально созданное Бюро по борьбе с непристойностями. Алкоголь вне закона. Зато разрешено многоженство.

За нарушение норм шариата полагаются телесные наказания и даже казнь. За пять послереволюционных лет казнили сорок тысяч «врагов Аллаха».

Отголоски революции

Антиамериканизм был одной из основных движущих сил революции. Но американцы не сразу придали этому значение. В Вашингтоне полагали, что наладят контакт и с исламским режимом аятоллы. Однако с западным влиянием в Иране было надолго покончено.

Сегодняшнее неприятие Вашингтоном режима аятолл и постоянно вводимые санкции иранцы объясняют событиями сорокалетней давности. В Тегеране уверены, что американцы до сих пор воспринимают иранскую революцию как национальное унижение. Восставшие в те дни требовали от США вернуть сбежавшего шаха на родину. В Вашингтоне отказали, объяснив, что шах и так неизлечимо болен.

В результате разъяренная толпа ворвалась в посольство США и захватила 66 сотрудников. Это произошло в ноябре 1979-го. Заложников удерживали больше года. Операция по их спасению провалилась. Дипломатические отношения были разорваны. В Тегеране уверены, что нынешнее американское давление — месть Белого дома за события тех дней.


Рынок в Тегеране. Иран © РИА Новости / Андрей Стенин

В современном Иране едва ли что-то напоминает о проамериканском курсе, которым страна следовала с середины двадцатого века до февраля 1979-го.

Между мечетью и западным понятием о свободе страна выбрала первое. Стоит ли придерживаться этого выбора и сегодня — вопрос, на который иранцам еще предстоит ответить.

Галия Ибрагимова

Питание

В развитых странах специалисты придумали несколько десятков диет, помогающих сбрасывать лишний вес и возвращать фигуре стройность. Арабские женщины диет не придерживаются. Несмотря на это, они могут похвастаться стройной фигурой. В чем тут секрет? Оказывается, все дело в рациональном питании и в соблюдении определенного режима.

В восточной кухне традиционно очень много специй. Использовать их вынуждают погодные условия, ведь в жарком климате довольно трудно сохранить свежесть продуктов. Но специи не только являются природными консервантами. Они чрезвычайно полезны для здоровья.

Куркума, карри, шафран, кардамон способствуют правильной работе всех органов и систем, выводят из организма токсины.

Но не только специи помогают поддерживать тело в форме. На Ближнем Востоке кушают много овощей и фруктов, что также весьма полезно.

Особой популярностью там пользуется каша булгур. Готовится она из особого сорта пшеницы. Булгур содержит витамины К, Е, А, группы В, а также селен, кальций, марганец, калий, медь, фосфор, цинк. Ежедневное употребление этой каши с фруктами благотворно влияет на цвет лица и состояние волос.

Мясо на Ближнем Востоке тоже употребляют. Свинина там под запретом. Мусульмане с удовольствием едят мясо овец и коз. Оно более нежное, легче переваривается. Кроме того, оно содержит много железа.

Сахар арабские женщины почти не употребляют. Вместо него они кушают мед. Всем известно, что этот продукт чрезвычайно полезен для здоровья. Народные знахари даже советуют его употреблять в качестве лекарственного средства.

Среди большого разнообразия фруктов на Ближнем Востоке предпочитают кушать гранаты и хурму. Гранат содержит витамины В12, В6, Р, С, В2, В1, множество микроэлементов. Употреблять его желательно и взрослым, и детям. Он нормализует работу всех систем организма, улучшает состояние кожи, замедляет старение, делает волосы сияющими.

Не менее полезна и хурма. Она также содержит массу витаминов и микроэлементов. При этом в хурме очень мало калорий. Этот фрукт рекомендуется употреблять людям с лишним весом. Он является прекрасным десертом.

Важно не только кушать полезные продукты, но и соблюдать режим. Нельзя переедать, быстро поглощать пищу, есть перед сном. Женщины арабских стран никогда себе этого не позволяют.

Какую одежду взять женщине в Иран?

Косынка. В Иран обязательно нужно взять косынку, чтобы покрыть голову. Цвет и ткань не имеют значение, главное, чтобы она присутствовала. Прозрачные косынки не рекомендуются, все-таки волосы должны быть скрыты. Шапка или капюшон тоже могут сойти за элемент хиджаба интуриста.

Плащ. Руки и бедра должны быть закрытыми. Поэтому следует подобрать плащ, рубашку или подобный вид одежды. Прозрачные и полупрозрачные ткани не подходят. Возможен вариант, когда на штаны или плотные колготы одевается юбка. В таком случае надо тщательно подбирать кофту, которая не будет обтягивающей или оголяющей участки тела. Если вы хотите максимально слиться с толпой, выбирайте темную одежду в поездку.

Обувь. Удобная, лёгкая, без лишних шнурков, застежек и прочих особенностей, усложняющих обувание. Иначе возникнут затруднения при посещении мечетей, где нужно постоянно снимать и одевать обувь. Долгие шнуровки или застегивания на входе/выходе могут создавать проблемы для окружающих. В традиционных ресторанах и чайных тоже необходимо снимать обувь, так как приходится залазить на стол.

Вы можете сравнить особенности иранской и арабской моды, почитав о египетских женщинах.

Око за око или дань уважения?

Новость разлетелась во мгновение ока, также быстро в комментариях под статьями на различных сайтах и в социальных сетях в один голос читатели стали выражать свое возмущение. Самыми рейтинговыми стали заявления, что раз иностранцы обязаны носить хиджаб в Иране, тогда иранки должны играть за рубежом раздетыми. На одном из самых известных и популярных спортивных российских сайтов Sports.ru информация о женской сборной по мини-футболу вызвала широкий резонанс. Статья находится в топе самых читаемых и комментируемых. Шквал осуждения российской общественности обрушился и на нашу женскую сборную по мини-футболу, которая играла в хиджабе во время товарищеского матча.

Возмущение против хиджаба, который должны надевать все женщины, посещающие Иран независимо от целей приезда в страну, одними рассматривается как акт толерантности, другими — как неуважение к чужой культуре. Некоторые замечания грубы и агрессивны, другие же пытаются понять ситуацию.

Скриншот с комментариями читателей со спортивного сайта spots.ru

  • Egoistooooo: «Тогда предлагаю встречную игру в России, и пусть иранки играют без хиджабов».
  • Хитли: «Какой-же бред. 21 век на дворе».
  • Madridist: «… Надо изживать средневековье».
  • Bozzio: «С одной стороны — спортсмен, он едет не в гости и не на отдых, он выполняет свою работу, соблюдая свои правила. Ему действительно могут мешать требования, ими не предусмотренные. С другой стороны — государство со своими правилами и законами. И если второе противоречит первому, значит это недоработка федерации».
  • Grifon: «В Европе повсеместно запрещают хиджаб. Если в Европе законом, насильно заставляют его снимать, то пусть в Иране его законом, насильно заставляют одевать. По-моему, это справедливо».

Проведенное голосование на данном сайте также ярко показывает отрицательный настрой общественности относительно вопроса о хиджабе. 65% проголосовавших считают это «дикостью».

Cкриншот с результатом голосования с сайта sports.ru

Интересно, что сами спортсмены адекватно отреагировали на это требование. Капитан женской сборной по мини-футболу Ксения Олькова, которая была в Иране в четвёртый раз, рассказала газете Metro, что необычная форма не приносит дискомфорта:

«В процессе игры вообще забывается, что надета специфическая форма. Не могу сказать, что было тяжело играть в ней, материал достаточно тонкий и форма свободная. Играли так в знак уважения к местной культуре и обычаям данной страны. Мы приехали получать международный опыт, никто в сборной не возражал играть в закрытой форме, тем более это способствовало привлечению болельщиков. Нас никто не заставлял».

В Ассоциации мини-футбола России также не было никаких претензий: «В Иране такой порядок для всех. Первый матч был закрытым, и мы играли в обычной форме, а на второй, в знак уважения к местным традициям и для привлечения болельщиков вышли в платочках. Никто из девушек не говорил о неудобствах».

Заместитель Председателя Совета региональной молодежной общественной организации «Молодежная Ассамблея народов Татарстана» Людмила Кочнева, комментируя этот факт, также считает, что внешний вид российской команды — это «акт уважения к другой культуре».

«Странно, что наличие платка на голове вызывает столько эмоций и нареканий. Мешало ли это игре? Нет. Было ли это неуважением или провокацией по отношению к кому-либо? Нет. Тогда какой смыл обсуждать, а уж тем более осуждать. Более того почти у всех народов нашего континента было принято покрывать голову (совсем не важно, было ли это связано с погодными условиями или религиозными убеждениями). Наверное, просто сейчас современность взглядов принято считать полной свободой, только не стоит забывать, что полная свобода одного человека в любом случае будет ограничивать свободу человека рядом. А уважение, соблюдение норм «хозяев дома» позволяет не только глубже понять принимающую сторону, но и зарекомендовать себя, как человека принимающего разные особенности культуры и традиций»,

Где вы были раньше?

То, что российские спортсменки уже не впервые так играют, почему-то оставалось незамеченным несколько лет, но после поднятого шума в связи с грядущим Чемпионатом мира по шахматам, отреагировали и в нашей стране. Хороший повод для СМИ раскрутить новость и повысить рейтинги своих информационных порталов. Естественно, что реакция читателей, которые повелись на эту уловку, не заставила себя ждать.

В заголовках спортивных новостей ранее не акцентировали внимание на хиджабе, а в этом году на этом сделан большой акцент. Стоит сравнить обзор новостей за 2013-2015 гг. — нейтральных и стандартных, и 2016 год — с упоминанием слова «хиджаб».

Женская сборная России по мини-футболу в 2013 году. Источник фотографии https://vk.com/amfr_official

Фотография спортсменок сделана в 2013 году

«Такое стабильно происходит пару раз в год, спортивных преимуществ сопернику не дает. Это исключительно уважение мусульманских традиций», — говорит Александр Кочетков, исполнительный директор мини-футбольного клуба «Дина» в своем интервью для sports.ru.

Если бы СМИ сами не акцентировали на этом внимания, негативных комментариев в сторону хиджаба и иранских законов было бы меньше у россиян. Вот некоторые примеры заголовков этого года:

  • metronews.ru: «Российские футболистки в хиджабах обыграли сборную Ирана»
  • rss.novostimira.com: «Женская сборная России по мини-футболу провела матч с иранками в хиджабах»
  • championat.com: «Женская сборная России по мини-футболу сыграла матч в хиджабах»
  • gazeta.ru: «Футбол заставил надеть хиджаб»

Скриншот результатов поиска на сайте Яндекс

В чужой монастырь со своим уставом не ходят

Вся ситуация на российском информационном поле спортивных новостей берет свое начало от другого скандала, который не был так популярен у нас. Негативную реакцию некоторых участниц вызвал приближающийся Чемпионат мира по шахматам, который пройдет в феврале 2017 года в Тегеране.

Шахматистка из США Нази Паикидзе-Барнс решила бойкотировать Чемпионата мира, потому что всех участниц заставляют надеть хиджаб. «Я не против ислама или любой другой религии», — пишет чемпионка США в своем аккаунте социальной сети Instagram. — «Я протестую не против иранской религии или людей, а против государственных законов, которые ущемляют мои права как женщины».

Читать еще:  Религия как способ управления людьми

Вполне банальный стереотип об ущемлении прав мусульманок, которым предписано носить хиджаб по религиозным канонам, закрепленный еще и законодательно. Только вот уважаемые спортсмены забывают, что официальное название этого государства — Исламская Республика Иран, где наряду с Саудовской Аравией высшим законодательством является шариат, а значит, все государственные законы есть религиозные. Во-вторых, приезжая в другое государство, иностранец обязан соблюдать законы страны пребывания на основании международного миграционного права. Выполнение данной обязанности напрямую связано с реализацией права туристов на необходимую и достоверную информацию о правилах въезда в страну (место) временного пребывания и нахождения там, об обычаях местного населения, о религиозных обрядах, святынях, памятниках природы, истории, культуры и других объектах туристского показа, находящихся под особой охраной, состоянии окружающей среды.

Вместе с тем даже при наличии исчерпывающей информации о стране (месте) пребывания турист обязан нести ответственность за свое поведение, соблюдать общепризнанные нормы поведения, уважительно относиться к местным жителям и их укладу жизни. Отметим, что данная обязанность является общепризнанной и распространяется на всех туристов во всем мире. Они указаны в таких международных правовых документах, как Глобальный Этический Кодекс Туризма (п.5, 6 ст. 1), Кодекс Туриста, а также в российском законодательстве в статье 7 Федерального закона от 24.11.1996 г. законе №132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в РФ».

На эти заявления возмущения глава Ассоциации по шахматам в Иране Мехрдад Пахлеванзадех ответил просто и мудро: «Повсюду в мире есть правила, как покрывать свое тело. Но нет ни одного места в мире, где человек может ходить без одежды публично».

Шахматистки одного из этапов женской серии Гран-При в 2016 г. Источник фотографии chess-news.ru

Сьюзан Полгар, американский гроссмейстер венгерского происхождения и Председатель женской комиссии ФИДЕ (Международной шахматной федерации) в отличие от своей соотечественницы относится с пониманием к таким условиям :

«Я посетила примерно 60 стран мира с разными культурами. Мне нравится показывать свое уважение через то, что я ношу одежду в традиционном стиле этой страны. Никто меня не принуждает. Это просто проявление уважения».

Новая провокация в адрес Ирана

В иранском законодательстве прописано, что все совершеннолетние женщины в общественных местах обязаны соблюдать «хиджаб», то есть носить свободную одежду, закрывающую руки и ноги, и покрывать голову платком. При этом не конкретизируется форма этой одежды. Это правило распространяется как на гражданок Ирана, так и на иностранных гостей. По сути, «хиджаб» — это не стандартная форма одежды, которая предписана женщинам, а что-то вроде нормы приличия, нарушение которой представляет собой преступление против общественной морали.

Женская сборная России по мини-футболу. Источник фотографии https://vk.com/amfr_official

Женская сборная России по мини-футболу в 2014г. Источник фотографии группа в VK Ассоциации мини-футбола России

Абсолютно аналогичные правовые нормы о защите общественной морали существуют практически во всех странах мира. Надо заметить, что в законодательстве многих штатов США, в которых традиционно сильно влияние христианского фундаментализма, такие нормы иногда принимают особенно строгий характер, что связано со спецификой культуры и традиций населения этих штатов.

Ранее претензий к тому факту, что иностранные гости на территории Ирана должны носить хиджаб, не наблюдалось. Этому свидетельствуют и игры 2016 года по шахматам среди женщин, и другие соревнования, которые проходили на территории Ирана.

Двукратная чемпионка мира, шахматистка Беларуси Анастасия Зезюлькина рассказывает:

«… если бы я участвовала, то с уважением отнеслась бы к этому требованию. Однажды один из крупнейших турниров серии Гран-при проходил в Иране, и проблем с этим не было. Участницы спокойно носили хиджаб».

Заместитель руководителя Казанского института евразийских и международных исследований Исмагил Гибадуллин считает, что это очередная провокация в адрес Ирана:

«Что касается заявлений шахматистки Нази Паикидзе (на английском ее имя звучит вполне говорящее и может быть прочитано как «нацистка»), обвиняющей Иран в дискриминации прав женщин, то, скорее всего, мы имеем дело с обычным политическим заказом и очередной информационной атакой на Иран, ведь за последние 30 с лишним лет после победы Исламской революции в Иране подобные кампании разворачиваются в западных СМИ с завидной регулярностью».

Таким образом, каким бы абсурдным и необоснованным не было бы утверждение американской шахматистки о том, что Иран относится к женщинам как к «людям второго сорта», в нет ничего нового. Даже о современном западном обществе радикальные феминистки постоянно говорят, что оно насквозь пропитано сексизмом, мужским шовинизмом или мужским доминированием, дискриминирует женщин и представителей сексуальных меньшинств.

Женская сборная России по мини-футболу в 2014г. Источник фотографии группа в VK Ассоциации мини-футбола России

Женская сборная России по мини-футболу в 2013г. Источник фотографии группа в VK Ассоциации мини-футбола России

Заключение

Несмотря на то, что споры вокруг хиджаба всегда были и есть, в том числе и в большом спорте, ранее не затрагивались вопросы законодательства мусульманских стран по этому вопросу. Соблюдение хиджаба гостями Ирана — это уважение к закону и традициям этой страны. Бессмысленно требовать от иранских спортсменок выходить на поле без хиджабов в России или любой другой стране, потому что российское законодательство не обязывает их этого делать. Кроме того, соблюдение законов страны пребывания способствует формированию положительного образа как самого иностранца, так и государства, из которого данный человек прибыл.

Бурная и негативная реакция наших соотечественников лишь в очередной раз доказывает невежественность большинства населения, легкость провоцирования общественного мнения. Уверенно полагая, что каждый имеет независимую точку зрения, все же общая реакция была вполне прогнозируемой и целенаправленной. Другой вопрос: кто от этого выигрывает?

Подготовили Алина Хакимзянова и Руслан Яруллин

  • С 1936 года хиджаб был запрещен правящей в Иране монархией Пехлеви. Однако после Исламской революции 1979 года был введен закон об обязательном ношении женщинами хиджабов. Хиджаб обязателен не только в Иране, но также в Афганистане и Саудовской Аравии. Уголовный кодекс Судана разрешает пороть и штрафовать всех, кто «нарушает общественную мораль или носит непристойную одежду».
  • Первой мусульманской страной, которая официально запретила носить женщинам хиджаб, стала Турция в 1925 году. Тунис, Таджикистан и Азербайджан также запрещают носить хиджаб в государственных учреждениях, школах и университетах.
  • С приходом к власти в 1963 в Сирии и Ираке партии Баас, которая придерживалась светской идеологии, ношение хиджаба также стало запрещено. Позже, в июле 2010 года, Сирия запретила ношение только той одежды, что закрывает лицо.
  • В 2009 году учителям и студенткам запретили ношение паранджи в одном из университетов Каира.
  • 15 марта 2004 Франция приняла закон, запрещающий «символы или одежду, очевидно демонстрирующие религиозную принадлежность» в образовательных учреждениях. 14 сентября 2010 во Франции практически единогласным решением было принято решение о запрете ношения паранджи в стране. В этом же году молодая мусульманка была оштрафована за то, что управляла автомобилем, одетая в чадру.
  • В апреле 2010 года в Бельгии был принят закон, запрещающий ношение в общественных местах любой одежды, которая скрывает личность ее владельца, в частности – паранджи и никаба.
  • Министерство внутренних дел федеральной земли Гессен в Германии запретило государственным служащим являться на работу в парандже.
  • В Италии, согласно антитеррористическому закону, принятому в 1975 году, запрещено ношение любой одежды, закрывающей лицо. В мае 2010 женщина из Туниса была оштрафована на 500 евро за нарушение данного закона.
  • В Нидерландах 27 января 2012 года был введен закон о запрете ношения одежды, скрывающей личность человека. Штрафы за ношение бурки в общественных местах могут доходить до 380 евро.
  • С 1 сентября 2013 года в России вступил закон о запрете ношении хиджаба в школах.
  • В октябре 2013 года в Турции был снят многолетний запрет на ношение хиджаба. На следующий день после принятия нового закона жена президента страны появилась в парламенте в хиджабе .
  • После серии жестоких терактов в католических храмах во время пасхальной службы и в отелях Шри-Ланки 21 апреля 2019 года власти страны решили ввести краткосрочный запрет на любые виды одежды и головные уборы, которые «мешают идентификации». Запрет вступил в силу 29 апреля 2019 года.

Амина Кшатенье, 23 года

Амина появилась на свет в особенной и довольно сложной семье, в которой мама — мусульманка, а отец — христианин. Девушка признается, что она начала носить хиджаб лишь в 13 лет, перед тем как перейти в среднюю школу. Стоит отметить, что сразу после этого девочка столкнулась с большой сложностью — она была определена в христианскую школу, перед перешагиванием порога которой ей приходилось снимать хиджаб.

Амина верит в то, что все мусульманские женщины носят хиджаб лишь для того, чтобы скрыть красоту своей внешности от посторонних глаз, так как она предназначена только для нее самой, супруга и членов семьи — именно так диктует Коран, в содержание которого эта девушка свято верит.

Амина считает, что ношение хиджаба особенно важно для женщины во время Рамадана, так как это священный месяц. В этот период все мусульмане должны особенно чтить традиции, соблюдать религиозные правила, а также одеваться так, чтобы быть готовыми к молитве в любое время.

Как правильно носить хиджаб?

Несмотря на то что хиджаб не позволяет женщине открыть волосы, скрывает шею и плечи, но и в нём можно выглядеть обворожительно и женственно. Начнём с того, что недостаточно просто повязать его на голову, как обычный платок и называть хиджабом. Носите мусульманский палантин правильно:

  1. Накиньте ткань на голову, края закрепите булавками, чтобы материал свисал с головы.
  2. Один конец через шею и противоположное плечо перекиньте назад. Для удобства прикрепите его к одежде булавкой.
  3. То же самое проделайте с другим концом, только крепить его нужно на голове в височной зоне.
  4. Перетягивать концы платка не нужно, он должен свободно свисать под подбородком и ложится на шею волнами. Хиджаб должен закрывать волосы, верхнюю часть лба и шею до подбородка.

Современные мусульманки украшают платок различными элементами декора: красивыми заколками, бусами, цепочками. Но такие украшения Коран не приемлет, поэтому сложно назвать такой головной убор хиджабом, скорее это просто платок, покрывающий голову. Для того чтобы платок не скользил по волосам, под него надевают боне. Это специальная шапочка из тонкой ткани, к которой палантин крепится иголками. Она плотно облегает голову, позволяет спрятать внутрь волосы. Благодаря боне, хиджаб плотно прилегает к голове без лишних складок.

Очень часто на просторах интернета и в глянцевых журналах можно увидеть фотографии мусульманок в хиджабе, при этом их лицо ярко накрашено. Напомним, что надевая восточный головной убор, наносить какую-либо косметику запрещено.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector