1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Священная Война Христиан (Ефесянам 6: 10-24)

Содержание

Священная Война Христиан (Ефесянам 6:10-24)


Люди очень мало знают о мусульманах и об их религии. В последнее время всем стало известно определение jihad— священная война. В начале так мусульмане называли войну против порочных личностей, но потом они стали использовать это определение в отношении войны против людей и народов другой религии. История Джахада такая же длинная как история Ислама Istoria Jihad-ului Самый свежий пример — это то, что произошло 11 сентября 2001 года, когда были взорваны самые высокие небоскребы мира — Всемирный Торговый Центр. Человечество никогда не примет эту войну как священную войну.

Христиане также должны вести войну — по-настоящему священную, но об этой войне достаточно мало знают, и еще меньше готовы вести ее. В этой статье я хочу дать определение природе священной войны и показать, какова ответственность солдата, то есть христианина, в этой войне. Текст, который говорит об этом, находится в шестой главе послания Павла к Ефесянам и говорит следующее:

Наконец, братия мои, укрепляйтесь Господом и могуществом силы Его. Облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против козней диавольских, потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной. Для сего приимите всеоружие Божие, дабы вы могли противостать в день злый и, все преодолев, устоять. Итак станьте, препоясав чресла ваши истиною и облекшись в броню праведности, и обув ноги в готовность благовествовать мир; а паче всего возьмите щит веры, которым возможете угасить все раскаленные стрелы лукавого; и шлем спасения возьмите, и меч духовный, который есть Слово Божие. Всякою молитвою и прошением молитесь во всякое время духом, и старайтесь о сем самом со всяким постоянством и молением о всех святых и о мне, дабы мне дано было слово– устами моими открыто с дерзновением возвещать тайну благовествования, для которого я исполняю посольство в узах, дабы я смело проповедывал, как мне должно. А дабы и вы знали о моих обстоятельствах и делах, обо всем известит вас Тихик, возлюбленный брат и верный в Господе служитель, которого я и послал к вам для того самого, чтобы вы узнали о нас и чтобы он утешил сердца ваши. (Ефесянам 6:10-22)

filaretuos

Друзья и враги

Слово о терпении

Преданы также будете и родителями, и братьями, и родственниками, и друзьями, и некоторых из вас умертвят; и будете ненавидимы всеми за имя Мое, но и волос с головы вашей не пропадет, — терпением вашим спасайте души ваши.

Эти слова Иисус Христос сказал своим ученикам-апостолам, но эти слова господь обращает и ко всем нам. Христос говорит, что за наше исповедание веры, нас могут не понять и предать друзья, родственники, даже братья и родители. Говорится, что христиан могут даже убивать от ненависти, что христиане исповедуют Христа, но все эти жертвы не будут напрасны, , нужно лишь только терпение и только через терпение мы можем спасти свои души.

Всё наше терпение, это ничто, по сравнению с терпением Христа. Господь Иисус Христос за нас всех страдал добровольно на кресте. За преступления народа, он претерпел казнь. Терпел поругания от грешников страдая за нас и страдая показывал пример. чтобы мы шли его следами.

И христиане шли, порой осознанно шли на смерть. Ведь Христова Церковь построена на крови мучеников. Тысячи святых христианских мучеников проливших кровь за Христа, как в римском Колизее, так вплоть до наших дней, когда была безбожная власть большевиков. Так и сегодня во многих странах мира продолжается гонение и притеснения христиан.

По статистическим данным в современном мире около 100 миллионов христиан подвергаются гонениям. 75 % всех религиозных гонений – против христиан. Каждый год от 105 до 170 тысяч христиан погибает в религиозных конфликтах. Каждые пять минут за веру в мире гибнет один христианин. В 60 странах мира не соблюдаются религиозные свободы, а наиболее драматичная ситуация сложилась для христиан в Индии, Пакистане, Саудовской Аравии , Китае, Нигерии. Сегодня мы говорим о разрушениях святынь в Египте, о враждебных группировках ислама, но возьмём страны бывшего Советского Союза. Сейчас уже нет, ни коммунистической, ни большевистской власти. В столице Киргизии, Бишкеке, старинное здание 1867 года православной церкви Святителя Николая превратили в картинную галерею, торговую лавку и общественный туалет.

А сколько других страшных историй происходит в мире. Открывая газеты нашего времени, мы читаем следующее. Армия Уганды обвинила мятежников из «Армии Сопротивления Господа» в нападении на переполненную прихожанами католическую церковь в восточном Конго и в убийстве нескольких прихожан. Турецкое министерство образования издало новый учебник истории, подстрекающий школьников к преследованию христиан. 13-летних учеников учат «противостоять деятельности христианских миссионеров», которые «представляют угрозу национальному единству и культуре страны».
49-летний уроженец Бангладеш Мухаммад Хусейн, проживающий в австралийском штате Квинсленд, нанес своей жене смертельное ножевое ранение после сообщения их дочери о переходе в Христианство.
Со следующей недели и до конца декабря по улицам Вашингтона будут ходить пассажирские автобусы с надписью: «Зачем верить в Бога? Просто будь хорошим ради добродетели»

Но Господь говорит нам : «Будьте терпеливы» и «Будьте терпеливы ко всем».Трудно ,когда против Церкви Христовой восстают враги, но ещё труднее, когда непонимание исходит от друзей, а порой и от семьи. Это тоже искушение, Господь смотрит, что человек выберет, сможет ли преодолеть.

Святой апостол Павел к солунянам пишет «Умоляю вас братие, будьте долготерпеливы ко всем». «Во всём являем себя как служители Божьи, в великих терпениях, в бедствиях, нуждах, в телесных обстоятельствах». Другими словами, больно тебе, плохо тебе, беда у тебя. ТЕРПИ. ибо в своё время пожнём плод нашего терпения от болезни, беды, клеветы ибо даром ни чего не проходит и как сказал апостол Павел «Благо тому, кто терпеливо ожидает спасение от Господа».

Но только всё это терпение должно быть не потворством злу и безразличию, а терпение духовное, терпение ради Христа. Но терпение не есть безразличие , опущение рук, терпение, это ещё и борьба, но борьба христианская, борьба за правду, за отстаивание своей веры и положения, но не путём насилия и конфликтов, а путём слова молитвы, правды и закона.

Но в нашей жизни бывают такие испытание и трагедии, что человек не в силе противопоставить что либо ударам судьбы. Тогда как сказал Василий Великий » Отнимут ли твоё имение? А ты смотри на небесное богатство! Изгонят тебя из отечества? У тебя есть небесный Иерусалим! Утратил сына? У тебя ангелы друзья с которыми будешь окружая престол Божий, ты будешь радоваться во веки».

Наша жизнь на земле, это наше странствие, наш путь в горный Иерусалим. Часто, когда путешественник путешествует, он подвержен непогоде, лишениям, голоду, болезням, а приходит домой с трудной дороги и наступает радостный отдых. Наша жизнь, не гладкий путь, но она ведёт нас в Отеческий дом, где нет скорби, печали, а есть вечная духовная радость.

Однажды заболел один молодой инок зубной болью и он лежал и стонал. К нему подошёл старый монах и строго сказал «Не малодушествуй, сын мой! Тело твоё изнурённое недугом, может быть спасительным врачевством для твоей души. Если ты подобен железу по своим делам, то болезнь как огонь снимет с тебя ржавчину, а если ты подобен золоту, то болезнь придаст блеска для твоей души.»

Любая наша скорбь, это наше очищение. Это наше смирение перед волей Божий, избавление от гордыни. И своим терпением мы спасаем душу. Только надо помнить, что мы христиане, что наше терпение нам полезно.

Сегодня многие священники служат в маленьких, бедных, холодных храмах и возможно с завистью смотрят на большие соборы. Кто-то наоборот покидает соборы и уходят в маленькие храмы. Будучи мальчиком я всегда любил деревенские маленькие храмы и совсем не посещал городские соборы. Мне казалось, там где надменность, показное «представление» на публику, где золото и при этом призывы к бедности, там нет правды. Не дай такому служителю света в храме зажечь, чтобы золото от лампочки блестело, для него это будет катастрофа всемирного масштаба, сразу можно службу срывать. А в деревнях есть храмы без отопления, без света. порой без хора и совершаются все службы. Там нет золота, нет архиерейских загонов (загородок посреди храма), нет микрофонов. и священники ТЕРПЯТ неудобства и молятся и люди там молятся более душевно и по сердечному добрые. Как одна семья.

Ранее священники и епископы уходили в пустыни, скиты, пещеры чтобы уединится и помолится в скромности, чтобы претерпеть какие-то лишения и этим спасти свою душу. Сегодня мы видим другую картину, уединяются чаще на Канары и Кипр и если и терпят лишения, то по чёрному хлебу!

Но нам ли их осуждать? Может Бог им дал уже при жизни райскую жизнь на Канарах. Мы же не знаем их внутреннего мира, не знаем, за что Господь им такую милость и щедрость дал. Я всегда говорю, СПАСАЙТЕ СВОЮ ДУШУ и нет дела до других. Говорят «Ай вот там поп грешный!», а вам какое дело? Есть выбор сегодня храмов, идите куда душа зовёт, кому верите. Приходите в сельские храмы, там картина другая, там вода замерзает в вёдрах и ни кому дела нет до того батюшки, а если у него «Мерседес» ух и распишут, ух и оговорят. А кто вы такие чтобы осуждать? Ему Бог судья и Бог вынесет приговор. А вы за собой посмотрите если христиане, если не христиане, то тем более какое вам дело до Церкви! Ведь один из самых страшных грехов , это осуждение. Ну нужен «мерседес» и золото для спасения души, ну не мешайте батюшке спасаться. ради Бога. может там душа инвалидка, только на «мерседесе» в рай и въехать может. Если такому батюшке вы и ломаного гроша не дали, так значит другие богатые люди дали и к чему так за него переживать?

Вы желаете видеть священника голым, босым, голодным, замёрзшим. Ну так присмотритесь! Зайдите не в соборы, а в маленькие храмы, монастыри, сельские храмы и там увидите таких и будут ваши души радоваться. Я например ни понимаю, почему глава какой либо церкви всю жизнь пожертвуя семейным счастьем и служа Богу не может хорошо жить, и при этом какой либо торговец рынка ни чего не сделав, как только купил где-то и перепродал у себя, будет иметь всё, при этом говорить, что он заработал честным трудом и хаить Церковь в которой он раз в жизни и был, когда мать крестить принесла.

Я сам не приветствую многое и не защищаю несправедливость и ложь которая может исходить и от священников в том числе. увы. Но смотреть надо на себя. Чтобы ни кто-то тебе был примером, а ты ему будь примером. Я стою на этой позиции. Так как для меня ЛУЧШЕ ПЛОХОЙ СОБРАТ ВО ХРИСТЕ, ЧЕМ ХОРОШИЙ ЧЕЛОВЕК, НО КОТОРЫЙ ГОНИТ ЦЕРКОВЬ. Если же священник может быть гонитель других Церквей, то это просто не священник, а гнилая личина в священническом обличие. Церковь это уже проходила. Вспомним сожённого на костре протопопа Аввакума. Те «ревнители православия» кто его сжёг, могут у истинного христианина вызывать только ОТВРАЩЕНИЕ. А всё отчего? От НЕТЕРПЕНИЯ К ИНОСЛАВНЫМ. Опять же, нетерпение других, себе подобных, может довести до ненависти и преступления, даже если это будем покрывать благими намерениями и отстаиванием истины, это всё равно, как не крути, но злодеяние и козни бесовские.

ДУША СПАСАЕТСЯ ТЕРПЕНИЕМ, а не осуждением. Не хотите терпеть видя всё это. ну тогда вам прямая дорога в такие «попы». Значит у вас тоже душа инвалидка! Человек это всё на тот свет с собой не заберёт, туда в небо уйдёт только наша душа и наши добрые дела.

Послушаем, что сказал Феофан Затворник: — «Кто вдохнёт в себя хоть малость духа от безбожного мира, тот становится холодным к христианству и его требованием. Равнодушие переходит в неприязнь, когда долго остаются опамятываясь, и особенно, когда при этом захватят откуда-либо частичку превратных учений. Дух мира с привратными учениями — это дух неприязненный Христу. Он антихристов! Расширение его -расширение враждебных отношений к христианскому исповеданию и христианским порядкам жизни«

Так почему же люди порой так ненавидят Церковь и христианство (хотя при этом могут себя считать христианами в душе)? Всё потому, что нет терпения. Осуждения грех царит в нас.Церковь становится плохой потому — что призывает смириться, терпеть, отказаться от многих милых нам пагубных страстей и привычек. Мы не готовы меняться и потому говорим Господу «Уйди от нас и не мучай нас!» А когда Господь покидает грешное и гонящее его общество, то в такие страны и народы приходят бедствия.Приходят боль, войны, скорби, болезни, стихийные бедствия и людям уже приходятся терпеть. Когда в России свергли Царя и отвернулись от Бога, сколько скорбей выпало на эту землю? Когда евреи распяли Христа сказав , что «Кровь его на нас и на детях наших», сколько бедствий было у Израиля и еврейского народа. И сейчас нет мира в Израиле.

Читать еще:  Запрещенному в служении немецкому священнику-экуменисту не дадут восстановиться

Страшно подумать, что будет с Европой, которая борется с нательными крестиками школьников во Франции, с распятиями в школах Италии, с праздником Рождества в Германии. Если придётся, то христиане перетерпят, но что будет с такими странами и народами?

Дух антихристовский всегда один. Что было вначале, то будет и теперь, может быть в другой форме , но в этом же значении. Терпи с твёрдым словом исповедания истины в устах и сердце.

Христиане и эпидемии

Эпидемии случались всегда: в античном мире, в Средневековье и в наше время. Мы не можем предвидеть их приход или сбежать от опасности, когда она становится всеобщей. Как эти времена переживали христиане? О чем задумывались? Получали ли ответы? Спорили ли так, как сегодня в сетях спорят о том, можно ли заразиться через материю в Таинствах, мракобесно ли не переставать целовать иконы, вообще посещать храм?

Вера дает нам то, что современный философ Насим Талеб называет понятием «антихрупкость» — устойчивость к передрягам и способность найти в хаосе источник для развития, способность смотреть вперед.

В 252 году в Римской империи бушевала эпидемия, которую называют Киприановой чумой. Болезнь по симптомам была больше похожа на черную оспу, чем на бубонную чуму. «Киприановой» же ее называют из-за свщмч. Киприана, епископа Карфагенского, образованного и блестящего оратора и публициста, в сочинениях которого упоминается эта болезнь. Эпидемия возникла через год с небольшим после жесточайшего гонения на христиан, предпринятого императором Декием.

Свщмч. Киприан. Фреска, 1546 год

Святой Киприан во время мора не только не покинул свою паству, но и призывал христиан всячески помогать больным — как своим собратьям по вере, так и язычникам. От этого времени остались его назидательные трактаты «О смертности» и «О благотворении и милости». Они говорят о стойкости христианина перед трудностями и смертельной опасностью, дают ответ на вопрос: за что же Бог подвергает этим скорбям «своих» наравне с язычниками? При этом епископ Карфагена проводит границу между терпением благородного светского человека, которое пропагандировала школа стоиков, и христианским терпением, как преданием себя в волю Божию. Эта воля нам не понятна до конца, но мы можем увидеть некие ее «контуры». Так, по мысли священномученика, эпидемия, как и любая экстремальная ситуация, помогает людям увидеть самих себя без прикрас во всех своих страхах, немощах и грехах. Конечно, если человек не отказывается смотреть. Святой Киприан уточняет, что Церковь до гонения Декия долго жила в покое, христиане «расслабились», их затягивали житейские дела, «проблемы», которых становилось все больше, а единое на потребу — Тот, ради кого вся жизнь, отодвигалось чуть-чуть, совсем немножко, в сторону. Пастырь считал, что такие времена — напоминание христианам о том, что Бог даровал им жизнь вечную, а не одни лишь житейские заботы. Важно, что мудрый иерарх не муссировал мысли о том, что бедствие обрушилось на языческую империю за преследование христиан, скорее — за общее падение, ведь суд Божий с Его дома, Церкви, начинается. В общем, все хороши, и все в одной лодке.

Мы видим, что болезнь не различает, где христианин, а где атеист. Св. Киприан Карфагенский пишет: «Некоторых смущает то, что нынешняя болезненная язва поражает наших наравне с язычниками: как-будто христианин для того только и уверовал, чтобы бедствия не касались к нему и он, при наслаждении мирским временным счастьем, свободный от всяких зол, сохранен был для будущей радости! Смущает некоторых то, что нынешняя смертность есть общая для нас с другими. Но доколе мы находимся здесь, в мире, дотоле мы связаны с родом человеческим одинаковостию плоти, а отделяемся духом. И потому пока это тленное не облечется в нетление и это смертное не облечется в бессмертие (1Кор. 15, 53); пока Христос не приведет нас к Богу Отцу: до тех пор все немощи плоти будут для нас общи со всем родом человеческим. Так, тощая земля, не давши урожая, производит общий голод; так, при покорении какого-либо города неприятелем, все граждане подвергаются плену. Во время продолжительной засухи недостаток воды чувствуется одинаково всеми; когда разбивается корабль о скалы — все без изъятия, плывшие на нем, терпят кораблекрушение. Подобным образом глазная болезнь, лихорадочные припадки, расслабление всех членов не могут не быть общими для нас с прочими людьми, пока в этом веке мы носим с ними одинаковую плоть».

Нечем хвалиться, когда нет опасности. Истина выходит наружу во время столкновения с бедами.

«Страх настоящей смертности воспламеняет равнодушных, обуздывает развратных, пробуждает беспечных; отступников побуждает к обращению, язычников располагает к вере, верующих призывает к покою; является новое и многочисленное воинство, одушевленное мужеством».

«Не видна ли вся польза и необходимость настоящей моровой язвы, которая представляется столь страшною и жестокою, из того, что она исследует правоту каждого и испытывает помыслы человеческого рода, открывая: служат ли здоровые больным; любят ли искренно ближние родных своих; жалостливы ли господа к рабам, подвергшимся немощи; не оставляют ли врачи больных, умоляющих о помощи; укрощают ли свою свирепость жестокосердые; угашают ли в себе хищники, хотя из страха смерти, сребролюбие; гордые, преклоняют ли свои головы; нечестивые смягчают ли свою дерзость; богатые, умирающие без наследника, отказывают ли что-нибудь бедным своим братьям? Так, это бедствие служит для нас упражнением, а не погибелью».

Современником святого Киприана Карфагенского был один из выдающихся деятелей христианской Церкви III века свщмч. Дионисий Александрийский. Во втором городе империи — Александрии, где он был епископом, эпидемия чумы, вспыхнувшая одновременно с карфагенской, продолжалась до самой Пасхи 264 года. Пасхальное послание св. Дионисия дает нам яркие картины эпидемии и разницу в отношении к заболевшим со стороны христиан и язычников, которые «прогоняли от себя начавших хворать, убегали от самых дорогих людей, выбрасывали на улицу полумертвых и сваливали трупы без погребения, стараясь отвратить передачу и распространение смерти, хотя при всех усилиях им нелегко было достигнуть этого». В эпидемию прекратились все языческие служебные культы. Христиане же проводили свои собрания «на всяком месте своей скорби, была ли то деревня, пустыня, корабль, гостиница или темница».

Свщмч. Дионисий Александрийский. Миниатюра Минология Василия II. Константинополь, 985 год

Служение больным при риске погибнуть св. Дионисий сравнивает с добровольным мученичеством за Христа: «Весьма многие из наших братьев от избытка любви и братолюбия не щадили самих себя и поддерживали друг друга, безбоязненно наблюдали за больными, неутомимо ухаживали за ними и, служа им ради Христа, вместе с ними радостно умирали, исполняясь страданиями других, привлекая на себя болезнь от своих ближних и добровольно принимая на себя их мучения… Таким-то образом оставили жизнь лучшие из наших братий, некоторые пресвитеры и диаконы, и многие весьма похваляемые из народа. Они принимали тела святых на распростертые руки и перси, закрывали им глаза, заключали уста, носили их на своих плечах и потом полагали, прижимали их к себе, обнимали, омывали и украшали одеждами, а вскоре и сами сподоблялись того же, потому что остававшиеся в живых всегда следовали по стопам своих предшественников».

Проповедник внутреннего света святитель Григорий Палама произнес одну из своих проповедей (39 омилия) на литии, совершенной во время эпидемии. Он говорил, что бедствия — это отрезвляющие средства для людей: «Мы наказуемся, и будем еще наказываться; потому что желаем и ищем освобождения от бед, а в то же время к существующим винам, за которые наказуемся, прилагаем еще иные вины. Желаете ли знать, каким великим злом является любостяжание? — Вы можете это видеть на основании эпидемии, от которой мы ныне страдаем: потому что, как видите, кровь, являющаяся одним из элементов тела, непомерно увеличившись в количестве, приносит смерть заболевшим сей болезнью. Итак, как накопление излишков в теле разрушает тело, так любостяжание разрушает и умерщвляет душу, изгоняя из нее Божию благодать, являющуюся выражением более божественной (возвышенной) жизни. Эта душевная смерть всегда предшествует телесной смерти, которая произошла по причине оставления человеком Бога». «Излечим наше зло, чтобы нам не оказаться быть уничтоженными им».

Святитель Григорий Палама. Византия, 1370-80-е годы. Музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина

Закончим нашу статью словами свщмч. Киприана Карфагенского из «Книги о смертности»: «Страх Божий и вера должны делать тебя готовым на все. Ни лишение имущества, ни беспрестанная и мучительная скорбь, причиняемая тяжкими недугами тела, ни плачевная разлука с женою, с детьми, с умирающими друзьями, — все это не должно соблазнять тебя, но побуждать к подвигам, — все это не должно колебать и ослаблять твоей веры, но тем яснее обнаруживать твою доблесть в сражении: все настоящие злоключения надлежит презирать, в чаянии будущих благ. Без брани не может быть и победы, а когда одерживается победа в брани, то победителям раздаются и венцы. Кормчий узнается во время бури; воин испытывается в сражении. Нечем хвалиться, когда нет опасности. Истина выходит наружу во время столкновения с бедами. Глубоко укорененное дерево не колеблется от ветров; прочно устроенный корабль не разбивается от ударов волн. Когда на гумне молотят хлеб, то большие и полные зерна не разносятся ветром, а пустые плевелы от малейшего дуновения разлетаются. Потому и апостол Павел после кораблекрушений, биений, многократных и тягостных изнурений и страданий тела, говорит о себе, что он не изнемогал в бедствиях, но укреплялся, так что, чем более был искушаем, тем вернее достигал совершенства. «И чтобы я не превозносился чрезвычайностью откровений, дано мне жало в плоть, ангел сатаны, удручать меня, чтобы я не превозносился. Трижды молил я Господа о том, чтобы удалил его от меня. Но Господь сказал мне: «довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи» (2Кор. 12, 7–9). Итак, когда постигает нас болезнь, немощь или какое опустошение: тогда добродетель наша совершенствуется; тогда вера наша, пребыв твердою в искушениях, увенчавается… В этом-то и состоит различие между нами и людьми, не ведущими Бога, что они в злоключениях жалуются и ропщут, а нас, напротив, бедствия не отклоняют от истинной веры и добродетели, но еще более укрепляют в них».

Источник: hram-kaluga.ru

Понравился материал?

Лучшая благодарность за нашу работу — это подписаться на наши каналы в социальных сетях и поделиться ими со своими друзьями!

Блж. Августин: У христиан нет права на самоубийство

В связи с последовательным прославлением самоубийства во исполнение воинского долга как высшей из жертв— жертв своей земной жизнью на сайтах «Православие и мир», Религия и СМИ и т.п. публикуем главы из сочинения блж. Августина «О Граде Божием».

Особенно в пропаганде самоубийства преуспевает журналист Александр Щипков, который утверждает:

Проблема состояла в том, что генерал Ефремов покончил с собой, он застрелился, будучи окружен врагами и не имея шансов спастись. Генералу нельзя было попасть в плен. Это самоубийство во исполнение воинского долга, это высшая из жертв — жертва своей земной жизнью.

Блж. Августин иначе учит

О добровольной смерти из опасения наказания или бесчестия

Если не дозволительно вообще лицу частному своей властию убивать человека, хотя бы и совершающего преступления (никакой закон не дает права на подобное убийство): то и убивающий самого себя, несомненно, человекоубийца; и когда убивает себя, бывает тем преступнее, чем он невиннее в том деле, из-за которого считает нужным убить себя. Мы по справедливости гнушаемся поступком Иуды, и по суду истины он скорее увеличил, чем: искупил преступление своего злодейского предательства тем, что удавился: потому что, отчаяваясь в Божием милосердии, он в чувстве раскаяния пагубного не оставил себе никакого места для покаяния спасительного. Но не тем ли более должен воздерживаться от самоубийства тот, кто не имеет в себе ничего, что заслуживало бы подобного наказания? Когда убил себя Иуда, он убил человека, запятнанного злодейством, и все же окончил эту жизнь как виновный не только в смерти Христа, но и в своей собственной: потому что был убит хотя и за злодейство свое, но посредством своего же другого злодеяния. С какой же стати человеку, который не сделал никакого зла, совершать злодеяние над самим собою, и убивая себя, убивать человека невинного единственно для того, чтобы не допустить другого стать виновным? Зачем совершать над собою грех самому для того только, чтобы над нами не был совершен грех чужой?

Вопреки Церковному запрету на отпевание самоубийц Александр Щипков предлагает свое установление:

Согласно церковным правилам запрещено отпевание людей покончивших жизнь самоубийством от отчаяния и уныния, которые являются смертными грехами.

Нет ни одного авторитета, который бы давал христианам в каком-либо случае право на самоубийство

В самом деле, не напрасно в священных канонических книгах нельзя найти нигде такого божественного предписания или дозволения на то, чтобы бы причиняли смерть самим себе даже ради приобретения бессмертия, или ради избежания и освобождения от зла. Когда закон говорит: не убий, надлежит понимать, что он воспрещает и самоубийство, потому в особенности, что не прибавляет «друга твоего», подобно тому, как воспрещается ложное свидетельство, он говорит: не послушествуй на друга твоего свидетельства ложна (Исх. 20:13,16). Впрочем и тот, кто дал бы ложное показание против самого себя, не должен считать себя свободным от этого преступления. Заповедь: не убий, остается разуметь относительно человека,— не убивай ни другого, ни самого себя. Ибо кто убивает себя, убивает не что иное, как человека.

Добровольная смерть ни в каком случае не может относиться к величию души

И если совершившие это над самими собою могут вызывать удивление к величию душевному, не могут быть хвалимы за благоразумие. Хотя если всмотреться в дело внимательнее, окажется, что и величием духа называется неправильно, когда кто-либо умерщвляет себя потому, что не в состоянии перенести или какие-нибудь житейские трудности, или чужие грехи. В самом деле, если наиболее слабым считается тот ум, который не в состоянии бывает перенести или грубого рабства, коему подвергается его тело, или невежественного мнения толпы; то наиболее великим по справедливости должен быть назван дух, который в состоянии скорее вынести бедственную жизнь, чем бежать от нее, и который, в состоянии чистоты и безупречности совести, презирает людское мнение, в особенности мнение толпы, по большей части, исполненное заблуждения…

Читать еще:  На ВВЦ выставят Иверскую икону Божией Матери и икону Божией Матери

Но многие-де умерщвляли себя, чтобы не попасть в руки врагов? Но мы рассуждаем не о том, делалось ли так, а о том, должно ли так делать. Ибо здравый разум следует предпочитать примерам. Впрочем, с ним согласны и примеры, но только такие, которые тем более достойны подражания, чем выше по благочестию. Не делали так ни патриархи, ни пророки. ни апостолы. И сам Христос Господь, заповедуя апостолам, в случае гонения на них в одном городе, бежать в другой (Мф. 10:23), мог повелеть, чтобы они предавали себя смерти, дабы не впасть в руки преследователей. Но поелику Он не заповедывал и не повелел, чтобы таким образом переселялись к Нему из этой жизни те, коим Он, как странствующим, обетовал уготовать вечные обители (Ин. 14:2): то какие бы примеры люди, неверующие в Бога, нам ни противопоставляли, ясно, что чтущим единого истинного Бога делать так непозволительно.

Александр Щипков ссылается на святых во оправдание греха самоубийства:

Нужно вспомнить княгиню Евпраксию Зарайскую, которая в 1237 году, когда Зарайск был окружен татарами, бросилась с крепостной стены с маленьким сыном на руках. Она причислена к лику святых!

Блаженный Августин отвечает на этот вопрос:

Как надобно смотреть на дела, которые совершить непозволительно, когда оказывается, что они были совершаемы святыми

Но, говорят, многие святые женщины, избегая, во время гонения, преследователей своего целомудрия, бросались в реку с тем, чтобы она унесла и потопила их; и хотя они умирали таким образом, их мученичество однако же весьма чтится кафолическою церковью. — Не осмеливаюсь судить об этом необдуманно. Повелевал ли божественный авторитет какими-нибудь, заслуживающими доверия, свидетельствами, чтобы церковь чтила подобным образом их память, — не знаю; может быть — и так. Что если женщины эти поступили таким образом не по свойственной человеку ошибке, а в исполнение божественного повеления, не заблуждаясь, а повинуясь, подобно тому, как должны мы думать о Сампсоне? А когда повелевает Бог и не оставляет никаких недоразумений относительно того, что повелевает Он, — кто сочтет послушание преступлением? кто обвинит благочестивую покорность? Но отсюда не следует, чтобы всякий, кто решился бы принести своего сына в жертву Богу, не совершил бы преступления потому, что похвально поступил подобным образом Авраам. Ибо и солдат, когда убивает человека, повинуясь поставленной над ним законной власти, не делается по законам своего государства повинным в человекоубийстве; напротив, если бы не сделал того, был бы повинен в ослушании и пренебрежении власти. Но если бы он сделал это самовольно, то совершил бы преступление пролития человеческой крови. Таким образом, за что наказывается он, если совершает без приказания, за то наказывается, если не совершает по приказанию. А если бывает так, когда приказывает полководец, то во сколько раз более должно быть так, когда повелевает Творец? Итак, кто слышит, что убивать себя непозволительно, пусть убивает, коль скоро ему повелел Тот, приказаний Которого нельзя не исполнять; пусть смотрит только, действительно ли имеет он на это несомненно божественное повеление. Мы судим о совести на основании того, что слышим; права судить о сокровенном совести на себя не берем. Никто не знает того, что в человеке, кроме духа человеческого, живущего в нем самом (1 Кор. 2:11). Мы одно говорим, одно утверждаем, одно всячески доказываем, что самовольно никто не должен причинять себе смерти, ни для избежания временной скорби, потому что иначе подвергается скорби вечной; ни из-за чужих грехов, потому что иначе неоскверненный еще чужим грехом он совершит собственный самый тяжкий грех; ни из-за своих прежних грехов, ради которых настоящая жизнь особенно необходима, чтобы можно было уврачевать их покаянием; ни из-за желания лучшей жизни, приобрести которую надеется по смерти: потому что для виновных в собственной смерти нет лучшей жизни по смерти.

Публикуется по изд.

блж. Августин. О Граде Божием // Творения. 2-е изд. Киев, 1906. Часть 3. Кн. I. главы 17, 20, 22, 26. С. 31-48

Figaro: в Севастополе вспомнили времена Наполеона III

Ключевой момент битвы наступил, когда флагманские корабли флотов, османский «Sultana» и христианский «Real», столкнулись и оба были взяты на абордаж. Разразился хаос, сражались все, даже адмиралы взялись за оружие. Али-паша пускал стрелы, а дон Хуан махал палашом и боевым топором одновременно.

В конце концов, на корабле «Real» оказалось «неисчислимое количество мертвых», а «огромное количество тюрбанов с головами внутри каталось по палубе „Sultana». Их было столько же, сколько и врагов в начале». Дон Хуан остался жив, а вот паша погиб.

Голову Али насадили на пику, а там, где когда-то над флагманским кораблем развивался исламский флаг, поместили распятие. Когда турки увидели это, они были деморализованы, и морской бой вскоре закончился. Священная Лига потеряла 12 галер и десять тысяч людей. Османская империя — 230 галер, 170 из которых захватили европейцы. Потери османов составили 30 тысяч человек.

Это была великая победа: католики, православные и протестанты ликовали вместе.

Однако на деле мало что изменилось. Священная Лига так и не освободила Кипр. «Отняв у вас Кипр, мы отрубили вам руку», — гордо напомнили османы венецианскому послу через год. Свои же потери османы оценивали менее трагично: «Разгромив наш флот [при Лепанто], вы сбрили нам бороды». Дальше османы делали победный вывод: «Отрубленная рука заново не отрастет, а сбритая борода вырастет и будет еще лучше».

Пусть так, но эта победа доказала, что беспощадных турков, которые за предыдущие десятилетия и века завоевали большую часть восточной Европы, можно остановить. Битва при Лепанто показала, что турков можно победить и при прямом столкновении, по крайней мере на море, которое тогда было охотничьим угодьем сил ислама. Мигель де Сервантес, участвовавший в битве, писал в «Дон Кихоте»: «Тот день… был счастливым для христианства. Весь мир узнал, насколько он ошибался, считая турок непобедимыми на море».

Современные историки разделяют эту точку зрения. По мнению военного историка Пола Дэвиса (Paul K. Davis), «победа при Лепанто была больше моральной, чем военной. Десятилетиями турки-османы наводили ужас на Европу. Победы Сулеймана Великолепного вызвали у европейцев серьезные опасения…. Христиане ликовали из-за поражения османов. Мистическая османская мощь получила в этой битве несмываемое пятно на своей волшебной репутации. Христианская Европа воодушевилась».

Однако каким бы значительным ни было поражение на море, оно не смогло поколебать государство, которое в первую очередь было сухопутной державой. Более века спустя, в 1683 году, двухсоттысячная армия османов имела достаточно сил, чтобы дойти до Вены и осадить ее.

Но это, как и многие другие турецкие джихады, совсем другая история.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Проповедь «ПОДВИГ ТЕРПЕНИЯ.»

IB not found — DAYSUF_ORTHODOX_DAY

1 Коринфянам, гл. 4, ст. 9-16

От Матфея, гл. 14, ст. 22-34

Проповеди священника Сергия Ганьковского
  1. «ЕСЛИ ХРИСТОС НЕ ВОСКРЕС…»
Проповеди священника Глеба Козлова
  1. Проповедь от 01.06.2014

ПОДВИГ ТЕРПЕНИЯ.

Неделя 25 по Пятидесятнице.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Признаком духовной зрелости человека оказывается его способность смиренно принимать волю Божию о себе. Верным признаком того, что человек – член Церкви Христовой, становится доверие человека Богу и тому богочеловеческому организму, которым является Церковь. Такое доверие – первая ступень веры, такое доверие – знак того, что восхождение на гору Божию начато, что человек встал на трудный путь качественного изменения, роста от раба страстей к рабу Божию, а там и к другу Божию. Само по себе доверие – ещё не вера, оно как бы стоит на пути к вере, оно ещё только до-верие, то есть нечто предшествующее вере. Понятно, что, не одолев первую ступень, невозможно подняться на вторую, а не научившись доверять Богу, нельзя стать христианином.

Нам иногда кажется, что быть христианином достаточно легко: надо ходить в церковь на воскресную службу, надо молиться дома, надо читать Евангелие и пытаться жить по заповедям Божиим – вот и всё. И действительно, это всё. Но это “всё” – только средства для достижения цели. А сама цель, как мне кажется, – стяжание терпения, приобретение некоторого навыка равно-душного отношения к радостям и скорбям, то есть такого состояния души, такого устроения ума, когда человек, тот, кто носит высокое имя раба Божия, с одинаковым благодушием переносит как печали, так и радости, посылаемые ему Божественным Промыслом.

Каждому из нас ведомо, что “терпеть” радости легко и приятно. И каждый из нас знает, какая буря чувств поднимается в душе в ответ на несправедливые упрёки, злые или насмешливые слова, как горько и больно переживать обиду от близких и любимых. Наконец, каждому из нас известно, как страшно, как тяжко, как горько нести скорбь опасной болезни, когда она мучительным недугом разрушает твоё тело или тело родного тебе человека. Именно в способности терпеть скорби и проверяется наша верность Христу.

Были времена в истории Церкви, когда христиане запечатлевали свою верность Богу кровью, сораспинаясь Спасителю на кресте мучеников и исповедников веры. Были времена титанов духа, которые, оставив своё немалое имение, уходили в пустыню, уединялись среди безжизненных скал, чтобы всеми своими мыслями каждое мгновение своей жизни принадлежать Богу, уподобляясь Христу в подвиге самоотречения. Были времена мучеников и преподобных, безмездных даятелей и кротких страстотерпцев. Когда сегодня внимательно вглядываешься в свою “христианскую” душу, с горечью и скорбью не обнаруживаешь там и следа того мужества, той решимости, которая одушевляла христиан прошлых веков. С печальной ясностью видишь, что нет в твоей душе отважной готовности уподобиться купцу, ищущему прекрасные жемчужины, и отдать за право наследования Царства Божия всё, что имеешь (Мф.13.45).

А когда так, чем спастись нам, современным православным христианам, которые так избалованы цивилизацией, что нам не только не вынести жизни среди мёртвых скал палестинской пустыни, но и даже простое отсутствие горячей воды в доме, бывает, способно вывести нас из душевного равновесия? Чем спастись нам, если даже мысль о возможных мучениях за веру, а уж тем более о пролитии крови за Христа приводит нас в ужас и мы с трепетом повторяем вслед за Спасителем: “Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия”, – не решаясь, однако, продолжить: “…впрочем не как Я хочу, но как Ты” (Мф.26.39).

Очевидно, да и старцами определено, что христиане последних времён спастись смогут только одним подвигом. И подвиг этот – смиренное претерпевание скорбей. Потому что никогда не понести муки крестного подвига тому, кто не в состоянии потерпеть малейшее бытовое неудобство, кого любое резкое и нелюбезное слово повергает в тяжкую обиду на весь мир или по крайней мере на “наше тяжёлое время”. Можно подумать, что для православного подвижника, добровольно следующего за Христом, бывали когда-то времена лёгкие! Никогда не стать вровень со святыми страстотерпцами тому, кто каждый свой недуг, каждую болячку воспринимает не как дар Божий, посланный для нашего совершенствования, а как месть Небес за грехопадения и проступки.

В этом смысле весьма показательно сегодняшнее евангельское повествование о согбенной женщине, которую Господь наш Иисус Христос встретил в Иерусалимской синагоге. “Там была женщина, восемнадцать лет имевшая духа немощи: она была скорчена и не могла выпрямиться. Иисус, увидев ее, подозвал и сказал ей: женщина! ты освобождаешься от недуга твоего. И возложил на нее руки, и она тотчас выпрямилась и стала славить Бога” (Лк.13.11-13).

Представьте себе, восемнадцать лет безропотно и смиренно несчастная больная несла свой крест. К тому времени, когда Христос увидел её среди внимавших Ему в синагоге, Он уже исцелил от тяжких страданий множество людей, Он уже сделал зрячим того, кто родился без глаз, Он уже совершил чудо исцеления множества немощных и недужных, привлечённых на берег Геннисаретского озера вестью о великом пророке и враче. Молва о Нём давно уже достигла Иерусалима, и бедная согбенная женщина не могла не знать, Кто перед ней! И однако, подумайте, никаких просьб, никаких молитв, она даже не смеет, подобно своей кровоточивой соплеменнице, пробираться сквозь толпу, чтобы дерзновенно прикоснуться к краю одежды Христа. Она смиренно и безмолвно стоит в своём уголке, она неропотно и кротко несёт свой крест, свою скорбь, своё ставшее уже привычным страдание. И не потому, что не верит в Спасителя. Если бы так, тогда и Он Сам, как некогда в Капернауме, ничего бы не смог совершить. Она верит, но – безмолвствует, потому что, повторяю, смиренно и терпеливо несёт свою скорбь.

И это смиренное терпение не может остаться незамеченным и не награжденным, как не остаётся у Бога напрасным никакой духовный подвиг, потому что, как пишет в “Откровении” святой апостол и Евангелист Иоанн Богослов, “отрет Бог всякую слезу с очей их” (Апок.7.17). Отрёт Бог всякую слезу с очей того, кто смиренно и кротко несёт крест свой по тяжкой дороге жизни. Отрёт и утешит, потому что, как Сам Он обещал всем нам, “претерпевший же до конца спасется” (Мф.10.22). Аминь.

Манипуляции, личные границы и обличение: где здесь Бог?

«Я – не скорая помощь. Не психолог. На меня, наконец, нельзя «выливать» весь негатив!» — на последней фразе Аня не то что зарыдала, но впала в какое- то странное состояние истерики, смешанной с внезапным просветлением и удивлением от собственных мыслей. Мы пили чай, и я внимательно ее слушала.

С Аней (имя, конечно, изменено) мы познакомились на Крещение. Она стояла возле иконы свт. Николая Чудотворца со своими тремя детишками. Длинная темно-синяя юбка, красивый платочек и лицо, выражающее подлинное смирение и благоговение. Когда я ее увидела, то первая мысль была о том, что мои будущие дети на службе уж точно так смиренно стоять не будут. Познакомились мы с Аней уже после Литургии, когда я нашла ее сидящей на ступенях храма, рыдающей и без головного убора в ужасный мороз. Мы разговаривали около получаса, и я узнала, что, по мнению свекрови, бедная девушка не так воспитывает детей, не так их одевает, не в ту бутылку набрала воду, не так кормит мужа и вообще все делает не так. К моменту нашей с Аней встречи я уже избавилась от убеждений о том, что подлинная христианка всегда молчит, опустив глаза в пол, и не говорит лишнего, особенно старшим.

Читать еще:  2. Поставление Никона на патриаршество

— Ну почему же ты не скажешь, что тебе неприятно подобное обращение?

— Это же мама… Мама моего мужа… Она старше меня, а я – кто.

А я – кто?

Для человека, особенно для православного христианина, очень важны такие понятия, как «честь» и «человеческое достоинство». Господь подарил нам их, и, впрочем, не только их. Еще свободу выбора, разума, самоопределения. Мы сами несем ответственность за свои поступки, и только по ним Бог будет нас судить. На протяжении всей жизни мы встречаемся с разными людьми, и всегда будут те, кто хочет от нас слишком много. К сожалению, с этим мы ничего сделать не можем, но можем четко очертить личные границы.

Представьте семью, в которой муж пьет. Он не может себя ограничить от пьянства, однако, спасти себя могут жена и дети. Если жена скажет «если ты будешь продолжать пить, дети и я переедем в другое место», то она, таким образом, ограничит себя от влияния порока мужа не нее и детей. Я привела этот самый простой, но наиболее яркий пример для того, чтобы вы поняли самое главное: ваша защита – дело ваших собственных рук. Бесполезно ожидать, что обижающий вас переменит свое отношение, и точно также бесполезно пытаться быть хорошими для всех.

Как это работает?

Поскольку мы должны равняться на Христа, давайте подумаем: пытался ли Он быть хорошим для всех?

«Блаженны вы, когда возненавидят вас люди и когда отлучат вас и будут поносить, и пронесут имя ваше, как бесчестное, за Сына Человеческого. Возрадуйтесь в тот день и возвеселитесь, ибо велика вам награда на небесах. Так поступали с пророками отцы их» (Лк. 6:22,23).

Если бы Христос пытался осчастливить всех, мы бы так и не поняли смысла христианства. Господь предлагает счастье каждому, но не каждый его принимает. Фарисеи, определенно, были недовольны тем, что Он говорил и что делал, и именно поэтому мы не можем определить, насколько правильно мы живем как христиане, основываясь на том, что кто- то нами недоволен. «Механизм» повреждения личных границ начинается там, где люди начинают чувствовать себя ответственными за недовольство других чем-либо.

Каковы последствия? Неумение говорить «нет», подмена понятий (часто люди, которые не умеют говорить о том, что их обижает, называют это смирением). Христос не говорил, что Он пришел принести мир, Он пришел принести меч – то есть те, кто последуют за Ним, отделены будут даже от своих семей (Мф. 10:34-36). Многие контролирующие люди остановились в своем развитии, решив, что могут управлять другими при помощи своей злости или печали. Эта тактика часто срабатывает в отношениях с теми, у кого нет личных границ, и это еще больше усиливает незрелость контролирующих людей. Когда мы признаем, что сами несем ответственность за свои собственные разочарования, мы устанавливаем четкие границы. Когда мы принимаем на себя ответственность за чьи-либо чувства, мы переходим границы других. Таким образом, мы нарушаем личные границы тогда, когда, казалось бы, нарушают наши. Собственно, этим и занималась Аня: она не могла сказать свекрови о том, что ей неприятно слышать обвинения не только потому, что не была научена защищать себя. Дело ведь еще и в том, что она взяла на себя ответственность за чувства свекрови и, может, за чувства своего мужа.

Нет смирения в том, чтобы позволять обижать себя или делать то, что тебе вовсе не хочется делать. Я бы даже сказала, что это грех – отказываться от свободы, дарованной тебе Богом.

Чувство вины и манипуляции

Я уверена, что все люди, которым тяжело очерчивать личные границы, часто испытывают чувство вины при попытке сказать «нет». Кто-то не хочет обидеть родителей, которые «рожали и воспитывали», кто- то боится испортить отношения со свекровью. Но самое ужасное во всем этом то, что чувство вины не возникает на пустом месте. Значит, оно взращивалось с самого детства, в те моменты, когда ребенку или уже подростку запрещали делать выбор. Ветхий Завет и история с блудным сыном показывает нам единственно верные отношения с детьми: принять любой выбор сына или дочери, даже если понимаешь, что они ошибаются. Принять и не переставать любить, не переставать молиться за своих детей.

«Если ты любишь меня, то сделаешь для меня что угодно». Это – манипуляция. Потому что в идеальном варианте эта фраза звучит так: «Если ты любишь меня, то примешь решение самостоятельно, потому что тебе не нужно нести ответственности за мои чувства. А я люблю тебя, и потому даю тебе свободу, которую ты заслуживаешь».

А вот что сказано в книге Левит:

«Не враждуй на брата твоего в сердце твоем; обличи ближнего твоего, и не понесешь за него греха» (Лев. 19:17).

Это значит, что мы должны говорить о несправедливости к себе. И когда мы выносим этот мусор из сердца, то он не превращается в гнев или ненависть.

Личные границы и Бог

Православные люди нарушают личные границы тогда, когда произносят такие фразы, как «если Бог меня любит, то Он подарит мне мужа» (сына, материальный достаток и т.д.). То есть уже в отношениях с Богом начинается наше непринятие чужой свободы и отрицание Бога как Личности. Но настоящие отношения с Ним возникают в тот момент, когда мы понимаем, что мужа-то Бог может и не дать. Но будем готовы принять это. В отношениях с людьми – все то же самое. Это не означает, что мы не имеет права огорчаться по поводу решений Бога или других людей. Имеем. Но, огорчаясь, мы должны принять тот факт, что наше огорчение – результат нашего неумения любить.

Но что же делать с людьми, пытающимися нами манипулировать? Христос не призывает нас терпеть, Он прямо говорит о том, что нужно пойти и ограничить зло:

«Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним: если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово. Если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь. Истинно говорю вам: что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе» (Мф. 18:15-18)

Как действовать?

К моему сожалению, я встречалась с людьми, желающими мной манипулировать и пытающимися нарушить мои личные границы. К еще большему сожалению — я так поступала сама. Именно поэтому я сформулировала свод простых правил, которые, надеюсь, помогут и вам:

  1. Нужно осознать себя личностью. Личность имеет право на то, чтобы к ней относились с уважением. Здесь очень важно здраво мыслить и не перепутать эгоцентризм с адекватным желанием принимать решения самостоятельно.
  2. Если мне что-то не нравится, я просто говорю об этом. Не обвиняю, не кричу, не унижаю – просто говорю. Люди не должны без слов меня понимать, но не потому, что они глупые, а потому что они – другие. Иногда достаточно вежливо, но твердо сказать: «Мне это не нравится. Вот до этой черты можно, дальше — нельзя». Если люди не понимают и такого, желательно сократить общение, при этом не осуждая человека, но осуждая тот грех, который в нем живет и мешает ему поступать правильно.
  3. Если хочешь уважения – учись уважать людей. Нужно быть внимательными к чувствам других людей, однако, как я уже писала выше, нельзя брать на себя ответственность за то, как они чувствуют. Если люди достаточно зрелые, они примут собственное разочарование и признают его. Если нет – обвинят в разочаровании вас. Но это уже будет не на «территории» вашей ответственности.
  4. Иногда правилами стоит пренебречь. Не от собственной немощи, а от силы своей любви. Например, в случае с престарелыми родителями. Не теми, которые прекрасно понимают все слова, но не могут справиться с чувством внутренней пустоты, а с больными и пожилыми. Православный христианин, устанавливая личные границы, не должен превращаться в эгоцентричного монстра, но обязан всеми силами помогать другим бороться с их слабостями. Если эти «другие» согласны, конечно. Очень часто, потакая чужим порокам, не говоря о том, что мы чувствуем и как нам обидно, мы сами помогаем человеку взращивать свой грех. Говорить нужно – всегда, но только с той огромной Любовью, с которой обращался отец к блудному сыну и с которой обращается к нам Христос, пытаясь предостеречь от очередной жизненной ошибки.

Автор: Мария Осипова (@masha_pishi)

Святой Климент

Был третьим епископом Рима в 92-101 году. В христианство его обратил апостол Петр. Климент был сподвижником апостола Павла. Его постигла мученическая кончина при императоре Траяне. Его послание к коринфянам стало памятником его подвижнической деятельности. С самого начала в коринфской церкви наблюдалось разделение, и апостол Павел наставлял ее членов.

Некоторые сомневались в истинности воскресения из мертвых. Благомыслящие коринфяне обратились к св. Клименту, когда сомневающиеся отстранились от своей иерархии. Этот муж призывал последних к смирению, советовал им покориться своей иерархии и покаяться. А также Климент рассеивал заблуждения, касающиеся воскресения мертвых. Его послания в древней Церкви вызывали большое уважение. При богослужениях их читали наряду с апостольскими книгами.

Европа: христианство «не в моде»

Еще десять лет назад в монастыре ордена капуцинов, одной из достопримечательностей Праги, не было отбоя от прихожан разного возраста. Теперь даже воскресную мессу посещает всего пара десятков человек, в основном пожилых.

А молодые приходят сюда только пофотографироваться, анонимно жалуется РИА Новости один из монахов-капуцинов.

«В Чехии очень силен бытовой атеизм. Что это? Смысл такой: чехи не атеисты, что можно было бы понять, они — почти все крещеные, отмечают Рождество, едят карпа (национальное рождественское блюдо. — Прим. ред.), но они люди абсолютно секулярные. Они просто не думают о Боге. Можно сказать, что христианство покинуло эту страну», — мрачно говорит он.

Слова монаха подтверждает ученый лондонского Института Святой Марии Стивен Булливант. Согласно его докладу, 91% чешской молодежи не верит в Бога. Это самый высокий показатель в Европе.

«С некоторыми заметными исключениями молодые люди все чаще не отождествляют себя с религией», — говорит ученый.

Отсутствие «религиозной принадлежности», по его словам, превращается в общеевропейскую моду. А немногие по-настоящему религиозные люди оказываются «плывущими против течения».

«Мусульмане демонстрируют гораздо более высокий процент удержания внутри религии, у них довольно сплоченные общины», — подчеркивает Булливант.

«Христианство как норма для Европы уходит — и, вероятно, навсегда. Ну, либо на ближайшие сто лет», — считает он. Исследователь убежден, что «лет через 30 религию Иисуса Христа почти никто не будет исповедовать».

Уйгурский каганат — манихейское государство

Мани именовал себя (и это зафиксировано в ранних источниках) апостолом Иисуса Христа. У манихеев был свой глава, рядом с которым находилось двенадцать учителей («апостолов»), епископы, священство и диаконы — «совершенные». Считалось, что их души после смерти сразу попадают в страну света. Для «совершенных» был ряд строгих заповедей: скромность в быту, целомудрие, честность, чистота тела, вегетарианство и регулярный пост.

Прихожане именовались «слушателями». Они также должны были соблюдать заповеди, но некоторые вещи, запрещенные совершенным, например, брак, допускались. Их души, как считали манихеи, тоже попадали в царство света, но после нескольких перерождений.

Христианские обряды и таинства отвергались манихеями. Праздники у них также были свои — например, чтили день кончины пророка Мани.

По сравнению с христианами манихеи строже относились к искушениям плоти. Их религиозное мировоззрение признавало «светлой» только душу, плотское же априори считалось «темным».

Учение Мани стало распространяться еще при его жизни. Его ученики отправились с миссией в Египет, где, судя по многочисленным сочинениям манихеев на коптском, имели немалый успех. Часть проповедовала в Иране.

После смерти Мани его ученики отправилась еще дальше на Восток, в современную Среднюю Азию, в области, которые тогда назывались Согдиана и Бактрия. Часть же проповедников распространилась по римским провинциям. Манихейство постепенно становилось популярным. Римский император Диоклетиан, правивший в 284−305 гг., издал указ о запрете манихейского вероисповедания, так как полагал, что последователи Мани — агенты персидского шаха, враждебного Риму.

Блаженный Августин, известный христианский философ, живший в Африке в конце IV — начале V вв., описывает общину манихеев. Из его свидетельств мы можем заключить, что несмотря на гонения Диоклетиана и недоброжелательное отношение последующих императоров, манихейство продолжало существовать даже в западной части Римской империи.

После исламского завоевания Ирана и Ближнего Востока манихеи на этих землях оказались в тяжелом положении. При халифах Аббасидах мусульмане объявили их «вольнодумцами», что грозило репрессиями. К X в. манихейство на территории новообразованного Арабского халифата практически исчезло.

Гонения способствовали дальнейшему продвижению манихейских общин на восток. К VII в. они начали появляться у границ Китая. Возникший в этом регионе Уйгурский каганат — государство кочевого тюркского народа уйгур, — приняло в качестве официальной религии манихейство в 762 г. Правда, не все уйгурские ханы были согласны с этим. Периодически манихеи теряли свое влияние. Но так или иначе их положение здесь было не в пример лучше, чем где бы то ни было еще. Именно уйгурские и китайские манихеи оставили нам богатый пласт религиозных текстов.

С IX в., во время войн между Китаем и уйгурами, религию Мани начали подвергать гонениям и в Поднебесной. До XIV в. община еще держалась, но затем многие стали переходить в буддизм. Китайцы эту религию долгое время воспринимали как очередную буддийскую или даосскую секту.

В Средние века и Новое время многие еретические течения вроде альбигойцев клеймились как «манихеи». Ересью было это учение и с точки зрения ислама. Непризнание как самостоятельной религии, закрытая структура манихейских общин и отсутствие государства, которое бы оказало этому учению поддержку, обусловило исчезновение манихейства.

Лишь в XX в. ученым после ряда открытий манихейских текстов на самых разных языках (от греческого и коптского до уйгурского и китайского) удалось провести серьезную работу по изучению манихейства как религии.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector