1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Переезд в Армению – система образования, русскоязычные школы республики (часть 1)

Содержание

Переезд в Армению – система образования, русскоязычные школы республики (часть 1)

Переезд в Армению – возможность познакомиться с удивительной страной, где местные жители всегда отличались радушием и гостеприимством. Кроме привлекательной социальной среды, страна отличается стабильным развитием экономики, множеством индустриальных отраслей, совершенствуется в сфере IT. Для крупного и среднего бизнеса здесь созданы привлекательные условия в виде низкого налогообложения или полного отсутствия налогов (в свободных экономических зонах), малый бизнес вправе получить поддержку правительства через партнерство.

Однако переезд в Армению, чаще подразумевает смену места проживания с семьей. Поэтому нерезидентов часто беспокоит ключевой вопрос – есть ли в Армении русскоязычные школы, гимназии и учреждения для получения высшего образования? Попробуем разобраться, где можно обучаться русскоязычным детям и подросткам, а также студентам в Армении.

Comments

ну да. Коваленко наверное не в курсе какого мнения о законе языка в Армении был его предшественник Павлов.

Скандал раздувади кликуши. При этом в авторстве проекта они же в первую очередь подозревали Россию. Что касается «вредоносности», то она содержится в неприкрытой тупости дипломированных спецмалистов из «ереванской психологической школы.» Читаю сегодня в регнум писанину одной такой экспертицы Карине Началджян:

«По ее словам, иностранное образование может отразиться на восприятии человека, который отныне не сумеет однозначно ответить на вопрос «кто я?». «Ответ будет следующим: Я армянин по происхождению. Другая же часть сознания человека будет искать единства с иной культурой», — отметила она, добавив, что язык это такой же сильный элемент ассимиляции, как и смешанные браки.»

Вот чего боится эта публика. Кликушам подобным этой психологине нужна культурная монополия на сознание. Обычное проявление комплекса неполноценности. Боится напрасно, конечно, ибо масса выпускников армянских школ, которые давно нашли единство с мугамной культурой рабизов, например. Карина может быть не в курсе, что гораздо больше в мире знают армян, с таким вот «неполноценно» армянским сознанием. Список приводить не стану.

Я согласен с ней в одном: не надо Киркорова или Харатьяна считать армянином только потому, что у них есть «армянская кровь.» Впрочем, верно и обратное: если человек считает себя армянином, вовсе необязательно, чтобы у него родители были армянами; чтобы он говорил на армянском литературном, как Тер-Петросян или Блеян; чтобы ставил свечки в церквях ААЦ только по большим праздникам; — самоидентификации вполне достаточно. Считает себя армянином, значит армянин.

Что стоит за атакой на министра?

Таким образом, подходы сторон в ключевом вопросе – необходимости поднятия уровня армянского языка и истории в школах – идентичны. И хотя с первого взгляда разногласия состоят в методах и очередности проведения реформ, что можно согласовывать в процессе обсуждений и переговоров, протесты против Араика Арутюняна набирают обороты.

Это связано не только с реформами закона «о высшем образовании», но и с некоторыми другими спорными инициативами и решениями министерства в последнее время, вследствие чего политические оппоненты нынешних властей получили почву для критики и мобилизации людей против данного звена власти.

Так, министерство планирует со следующего года ликвидировать или соединить с предметом «История Армении» предмет «История армянской церкви» в средних образовательных учреждениях. Против этого решения выступает также Армянская апостольская церковь. Кроме того, министерство финансировало постановку «Волнение и звонок», которая неоднозначно была принято обществом, планирует финансировать фильм «Мел» об армянской чемпионке Европы Мелине Далузян, сменившей пол на мужской и уехавшей жить в Голландию, и так далее. В результате всех этих действий образовалась группа протестующих, которые требуют отставки Арутюняна. Во главе этой группы стоит молодежная организация партии АРФ «Дашнакцутюн», которая неоднократно входила в коалицию с республиканцами во время их правления страной, но после революции по итогам внеочередных выборов не смогла преодолеть 5‑процентный барьер и не попала в парламент.

Текущие процессы вписываются в логику постреволюционной политической борьбы в Армении. После того, как Никол Пашинян был избран премьер-министром страны, а внеочередные парламентские выборы доказали, что у него имеется беспрецедентно высокая внутренняя легитимность, оппозиционно настроенные силы начали применять тактику точечных ударов.

Нахождение слабых звеньев и сплочение для нанесения ударов по ним – один из элементов общей стратегии борьбы бывших элит.

Когда-то этой точкой был мэр Еревана Айк Марутян, позже им стал министр здравоохранения Арсен Торосян, а сейчас настала очередь Арутюняна. Как и в предыдущих случаях, очень высока вероятность того, что акции ни к чему не приведут, а Арутюнян останется на своем посту. Более того, по всей вероятности, программы и начинания министерства будут выполнены, так как в своих публичных выступлениях их поддержал сам премьер-министр Пашинян.

Ереванский государственный лингвистический университет имени Валерия Брюсова

Ереванский государственный университет языков и социальных наук им. Брюсова — государственный университет, основанный в 1935 году. С 1962 года университет носит имя Валерия Брюсова, известного русского историка и поэта.

Факультеты университета — иностранные языки (английский, французский, немецкий, испанский, итальянский, греческий, персидский); Русский язык, литература и иностранные языки (английский, испанский, немецкий, французский); Лингвистика и межкультурная коммуникация.

Языки обучения — армянский, русский и английский.

Каких технологий не хватает в российских школах и почему мой сын учится в армянской

CEO Digital Spring Agency

  • Образование
  • Родителям
  • Young

Каждый родитель сталкивается с проблемой выбора школы для своих детей. Это причина многих страхов. Вспоминается собственный травматичный школьный опыт, а тревогу подогревают репортажи об ужасах российских школ и критические посты родителей о системе образования в соцсетях. Анастасия Тюрина переехала ради образования сына в Армению и очень удивила этим своих знакомых. Она рассказывает, почему так поступила и чем армянские школы отличаются от российских.

Почему мы выбрали Армению

Несколько лет назад я всерьез задумалась о выборе школы для своего сына. Провела маркетинговое исследование, встретилась с директорами всех ближайших московских школ. Ужаснулась казенным коридорам и железным решеткам, унылым лицам детей и педагогов. Поняла, что стандартный путь «первый класс поближе к дому» нам не подходит. Пользуясь связями в международном профессиональном сообществе, начала глубже изучать альтернативные варианты.

За последние пять лет я побывала и лично познакомилась с опытом работы школ во Франции, Швейцарии, Испании и США.

Выбирая школу для сына, я сравнила полсотни разных форматов школ и систем образования. Но выбор сделала в пользу Армении, и он немало удивил моих друзей и знакомых.

В Ереване мы с сыном выбрали Ayb School. Побывав однажды в этой частной школе, он захотел переехать из Москвы и начал изучать армянский. Школу в 2011 создали восемь выпускников московского Физтеха, которые когда-то вместе учились в физико-математической школе города Еревана. Сегодня в попечителях фонда Ayb больше 150 успешных бизнесменов. Другие два известных бренда частного образования Армении: Центр креативных технологий TUMO семьи Симонян (владельцы крупного бизнеса в сфере IT в США), а также международный колледж UWC в Дилижане. Главная задача этих образовательных проектов – создать благоприятную среду для раскрытия талантов и развития компетенций XXI века у детей и подростков.

Как устроена система школьного образования

Содержание программ современных частных армянских школ строится на нескольких важных принципах. Первый принцип – свобода выбора ребенком его собственной траектории обучения. Например, мой сын-первоклассник самостоятельно выбрал, какие дополнительные занятия ему по душе: танцы, русский язык, творческие поделки из бумаги и рисование. Дети сами учатся обосновывать свой выбор, чтобы обсудить его с родителями. Все перечисленные навыки нужны сыну для создания мультфильмов, где он также учится писать сценарии и планировать процесс съемок. В средней и старшей школе ребятам предоставляют еще более разнообразный выбор.

Кто-то пишет музыку и играет в рок-группе, а кто-то создает роботов в FabLab. Школьники также могут выбрать уровень изучения базовых дисциплин, связанный с выбранной траекторией карьеры.

Например, будущий лингвист может выбрать менее глубокое погружение в математику, но зато углубленно изучать языки и другие гуманитарные предметы.

Читать еще:  Папу Римского приглаcили в Литву

Второй важный принцип – если мы хотим воспитать гармоничного человека, то в основе его развития должно быть искусство. Этому придают огромное значение в школе Ayb. Даже если юному математику рисование сначала кажется пустой тратой времени, то уже через несколько занятий живописью он открывает для себя новые смыслы и научается видеть точность линий в природе.

Третий принцип – проектное развитие навыков при решении конкретных бизнес- и социальных задач. Например, ребята в 12 классе сейчас развивают свой проект производства биоразлагаемых полимеров. Пару лет назад на уроках в химической лаборатории они создали уникальную формулу полимера. К 2022 году в Армении будет запрещено использование полиэтиленовых пакетов, и к тому времени в стране должно быть налажено производство и сбыт альтернативных способов упаковки.

Команда ребят 16-18 лет сейчас уточняет маркетинговую стратегию, проводит исследование спроса потребителей. Руководство школы помогает вести переговоры с производственными предприятиями, где будет возможно запустить промышленный выпуск биоразлагаемых пакетов. Этот проект уже привлек первый раунд инвестиций бизнес-ангелов и планомерно движется к созданию компании.

Чем еще отличаются армянские школы

Лучшие частные школы Армении отличает сильная команда менеджмента. Например, школой Ayb руководит Арам Пахчанян. Ради этого он ушел из оперативного управления крупной IT-компании ABBYY, где отвечал за развитие бизнеса на более чем 90 зарубежных рынках. По словам Пахчаняна, школу нового поколения отличает четкая стратегия развития, потому что образование – это процесс долгосрочный, где «жизненный цикл создания продукта» составляет 10-12 лет. Сегодня рост отрасли образования тормозит не отсутствие финансирования, а нехватка квалифицированных управленческих и педагогических кадров, которые способны выстроить устойчивые процессы и обеспечить развитие школы. Поэтому лучшие управленческие и педагогические практики школы Ayb сегодня ложатся в основу образовательных программ для руководителей в сфере образования. Этим проектом занимается Фонд Ayb Educational Foundation.

Еще один тренд частного образования Армении – переход к концепции социального предпринимательства. Десять лет назад школа Ayb и центр TUMO были благотворительными проектами. Но сейчас сформировалось доверие к бренду, есть несколько потоков выпускников, отработаны методики, дающие стабильно высокие результаты, начинается новая эпоха развития организаций. Например, TUMO реализует несколько франчайзи-проектов во Франции, Бейруте и планирует запуск TUMO в Москве.

Материалы по теме:

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Образовательные учреждения

В 1990/91 учебном году примерно 1 307 начальных и средних школ посещали 608 800 учащихся. Еще в 70 средних специальных учебных заведениях обучается 45 900 студентов, а 68 400 студентов обучаются в десяти высших учебных заведениях, включая университеты . Кроме того, 35% детей посещали дошкольные учреждения . В 1988/89 учебном году 301 студент на 10 000 населения имел среднее специальное или высшее образование, что немного ниже, чем в среднем по СССР. В 1989 г. около 58% армян старше 15 лет имели среднее образование, а 14% имели высшее образование.

В 1992 году в крупнейшем высшем учебном заведении Армении, Ереванском государственном университете , было 18 факультетов, в том числе социальных, естественных и юридических. Его преподавательский состав насчитывал около 1300 преподавателей, а количество студентов — около 10 000 студентов. Ереван Архитектура и инженерно — строительный институт был основан в 1989 году.

На основе расширения и развития Ереванского государственного университета был образован ряд независимых высших учебных заведений, включая Медицинский институт, выделенный в 1930 году, который был создан как медицинский факультет. В 1980 году Ереванский государственный медицинский университет (ЕГМУ) был награжден одной из главных наград бывшего СССР — орденом Трудового Красного Знамени за подготовку квалифицированных специалистов в области здравоохранения и ценные заслуги в развитии медицинской науки.

В 1995 году ЕГМИ был переименован в ЕГМУ, а с 1989 года носит имя средневекового врача Мхитара Гераци . Мхитар Гераци был основателем Армянской медицинской школы в Киликийской Армении. Врач играл ту же роль в армянской медицине, что и Гиппократ в древнегреческом, Гален в римском и Ибн Сина в арабской медицине.

Отделение иностранных студентов для армянской диаспоры было создано в 1957 году; позже он был расширен, и начался набор иностранных студентов. Сегодня ЕГМУ — это медицинское учреждение, соответствующее международным требованиям, которое готовит медперсонал для Армении и соседних стран, то есть Ирана, Сирии, Ливана, Грузии и многих других ведущих стран мира. Вместе с армянскими студентами обучается большое количество иностранных студентов из Индии, Непала, Шри-Ланки, США и Российской Федерации. В настоящее время университет входит в число известных высших медицинских учреждений и занимает почетное место во Всемирном справочнике медицинских школ ВОЗ.

Другие школы в Армении включают Американский университет Армении , Международную школу QSI в Ереване и Международный университет Евразии (EIU). EIU — частное высшее учебное заведение, основанное в Ереване в 1996 году. 13 марта 1997 года EIU был полностью аккредитован на основании решения Министерства науки и образования РА. С тех пор EIU получил право выдавать государственные дипломы. Начиная с сентября 2007 года Международный университет Евразия полностью соответствует требованиям Болонского процесса.

Образовательный центр COAF SMART в Лорийской области предоставляет жителям сельских общин Армении возможность получить неформальное образование и развитие навыков, предлагая бесплатное обучение в области информационных технологий, искусства, коммуникации, экологии, здорового образа жизни, бизнеса и гражданских навыков.

В Армении сравнительно большое количество высших учебных заведений, 65 государственных и частных высших учебных заведений. Из них 23 — государственные некоммерческие университеты; 4 являются межгосударственными (определяются как учреждения, созданные в соответствии с соглашением между Республикой Армения и правительством иностранного государства или с государственным участием) университеты (некоммерческие частные / государственные учреждения и фонды, созданные на основе международных соглашений); и 31 — частное коммерческое учреждение. Всего насчитывается семь филиалов государственных и частных университетов России, Украины и Беларуси.

Признание российского диплома в Армении

Между Россией и Арменией действует 3

Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Армения о взаимном признании документов об образовании, ученых степенях и ученых званиях (Ереван, 15 сентября 2001 года).

» > соглашение 3 , в соответствии с которым аттестаты, выданные в Армении, признаются российскими вузами и не нуждаются в легализации. На основании этого же договора Армения признает российские дипломы бакалавриата/специалитета, магистратуры и аспирантуры. То есть гражданин Армении, получивший высшее образование в российском вузе с государственной аккредитацией, может, вернувшись на родину, продолжить учебу или устроиться по специальности. Это же касается и медицинских дипломов.


© ДВФУ

Перспективы русского языка в Армении

Андрей Епифанцев

Исламизация карабахского конфликта неизбежна

Перспективы русского языка в Армении

Россия–Армения: приверженность стратегическому партнерству

Католикосы Армении

Армянский образ Туманного Альбиона

Артуро Сарухан

С «Билайн» ТВ армения станет ближе

Не приговоренный к расстрелу

Имитаторы

Ситуация с русским языком в Армении и его перспективы – сложная и многогранная тема, которая в значительной мере определяется не только вопросами языкознания, но и политическими аспектами.

В последние несколько месяцев дискуссии по ней очень оживились, что произошло под влиянием поданного Министерством образования Армении законопроекта, предусматривавшего открытие в стране школ с обучением на иностранных языках. Как известно, этот законопроект вызвал резкое отторжение среди большой (если не большей) части армянской общественности, бурно выражавшей свое опасение, что преподавание на иностранных языках будет ущемлять армянский язык, языковое и национальное мышление, и утверждавшей, что подобная практика пойдет вразрез с национальными интересами страны. Тем не менее, армянский парламент в первом чтении поддержал этот законопроект и в связи с окончанием весенне-летней сессии перенес его дальнейшее обсуждение на осень.

Естественно, что вопросы языкового преподавания в школах являются внутренним делом Армении и ни одна страна не может в них вмешиваться. Примечательно другое – в процессе обсуждения среди существенной части армянской интеллигенции каким-то образом сложилось мнение, будто этот законопроект навязан Еревану другими странами, в частности Россией, а в ходе дебатов порой слышались довольно острые высказывания, которые некоторые эксперты и журналисты даже назвали антироссийскими. Лично мне кажется, что, хотя подобные утверждения и являются сильно преувеличенными, они, без сомнения, очерчивают очень серьезные вопросы как перспектив русского языка в Армении, так и армяно-российских отношений в целом. Каковы же перспективы русского языка в Армении?

Во-первых, конечно же, необходимо отметить, что ареал распространения любого языка, его употребление и его популярность в огромной, возможно, в подавляющей степени зависят от роли и влияния его «материнской» страны. Чем более сильной и развитой является эта страна, чем больше она может дать окружающим ее государствам и народам, тем более влиятельным и применимым становится ее язык. Зачастую распространение такого языка вообще происходит автоматически и спонтанно – без принятия каких-либо законов и без дискуссий в обществе. И в этом отношении вопрос о перспективах русского языка в Армении в первую очередь зависит от самой России.

Читать еще:  Православные вспоминают святого равноапостольного Мефодия

Конечно же, Москва заинтересована в широком хождении русского языка в Армении, однако необходимо понимать, что если Россия будет сильной и могущественной во всех отношениях страной, если она будет вести активную политику в Закавказье и защищать интересы своих партнеров, то влияние русского языка можно считать практически гарантированным, и наоборот, если она, как в 1990-х годах, станет сдавать свои позиции, то никакие законы, направленные на усиление влияния русского языка, не помогут.

Во-вторых, следует считать естественным определенное снижение роли русского языка в республиках бывшего СССР и перенос в них упора на национальные языки. С одной стороны, это соответствует планам создания там национальных государств, с другой – устраняет перекосы в использовании национальных языков, существовавшие в Советском Союзе. Не секрет, что при советской власти подавляющее доминирование русского языка приводило к снижению роли и даже к вытеснению других языков народов СССР.

В качестве примера этого можно привести абхазский язык, который в ходе многолетнего российско-советско-грузинского владычества практически вышел из употребления, архаизировался и остановился в развитии. В результате нынешнее состояние абхазского языка таково, что на него не смогли перевести даже «Закон о государственном языке Республики Абхазия». Другим советским перекосом являлась разница в социальном статусе учеников школ с преподаванием на национальном и на русском языках. Считалось, что изучать русский язык более престижно и перспективно, соответственно, статус школ с преподаванием на русском и на родном языках был различен, большинство родителей стремилось отдать детей в русские школы, что приводило как к снижению знания родного языка, так и к социальному делению на «черных» и «белых». В результате в позднесоветское время в Ереване было около 200 школ, из которых только 26 были русскими, но в них училась почти половина всех школьников, и если в русских школах было по 6-7 полноценных классов каждого года (6 первых, 6 вторых, 6 третьих и т.д.), то в армянских школах было по одному-по два класса, количество учеников в которых не превышало 15-20 человек. В этом отношении обеспокоенность армянской общественности абсолютно понятна.

Еще одним перекосом, по мнению значительной части армянской интеллигенции, является то, что обучение ребенка на иностранном языке смещает его национальную идентичность и делает его менее армянином, менее грузином, менее русским, чем того, кто учился на своем родном языке. Этот тезис, насколько я понимаю, всегда «идет на ура» и является одной из основ протестного движения против иноязычных школ. Наиболее образно его выразил руководитель центра «Модус Вивенди» Ара Папян: «Неужели не ясно, что армянский ребенок, выросший на сказках Пушкина, и ребенок, выросший на сказках Туманяна, это разные армяне?». Очень красивый, очень спорный и очень опасный тезис! Он тем более опасен, что, являясь далеко не абсолютным и не бесспорным, лежит в основе отрицания иноязычных школ. Армения – известная диаспоральная страна. Огромное количество армян в зарубежных странах выросли и прожили жизнь, не зная ни сказок Туманяна, ни сказок Пушкина. Стали ли они от этого менее армянами? Можно ли по этой причине отказаться от значительной части спюрка? И как тогда относиться к самим противникам законопроекта, учитывая то, что большинство из них обучалось на русском языке и в значительной степени реализовалось именно в условиях русской культуры? Растеряли ли они от этого свое армянство? Конечно же нет, и проблема в том, что данный тезис полностью игнорирует воспитательный фактор семьи и окружения. Ребенок не формируется только в школе, даже если представить, что школа формирует из него русского, француза или англичанина, то семья и постоянное окружение все равно будут растить в нем армянина, и именно это будет главным в формировании и становлении человека.

В-третьих, выбор модели преподавания языка и степень ориентации Армении на какой-либо иностранный язык в огромной степени зависят от внешнеполитической ситуации и позиционирования Армении в мировой системе координат. И в этом отношении, если сам выбор языка предстает внутренним делом Еревана, то необходимость сделать такой выбор для него практически безальтернативна.

При всей своей древности и богатстве армянский язык является языком лишь одной страны и лишь одного народа и не может являться средством межнационального общения. Принимая во внимание враждебное окружение, блокаду, общую ситуацию в регионе и в мире, Армения, наверное, более чем какая-либо иная страна, просто обречена на то, чтобы ее граждане хорошо владели другими языками. Именно они будут являться для нее окном в мир, и именно это условие абсолютно необходимо Армении даже не для успеха и процветания, а просто для нормальной жизни. Быстро глобализирующийся современный мир диктует свои условия, в соответствии с которыми квасной патриотизм и замыкание только в своей культуре неминуемо приведут к экономическому, военному, культурному, научному отставанию, что обязательно скажется на уровне жизни страны, на ее стратегических целях и в конечном итоге может стать губительным для ее государственности. Это утверждение верно для любой современной страны и дважды верно именно для Армении.

Выбор из существующих языков, которые могут стать для Армении таким окном, в общем-то, не велик – это русский, английский, французский, немецкий и в меньшей степени испанский. На мой взгляд, наибольшими приоритетами из этого списка для Армении безусловно являются английский и русский языки. Английский – из-за существующих реалий и центров силы (экономической, военной, научной, политической и т.д.), сложившихся после распада СССР и двуполярного мира, русский – из-за общей ситуации в регионе, стратегического партнерства и позиции по Нагорному Карабаху, крупнейшей – более чем миллионной — армянской диаспоры в России, единой исторической и в значительной степени культурной общности, сложившейся между Россией и Арменией и российским и армянским народами за последние несколько веков. Идеальной ситуацией, по моему мнению, является триязычие, когда основной упор в стране будет делаться на изучение в первую очередь армянского и затем русского и английского языков.

Отрадно, что в этом вопросе у меня есть консенсус с некоторой частью армянской интеллигенции, выступающей против законопроекта об иноязычных школах, в частности с председателем общественной организации «Ассоциация во имя устойчивого развития человечества» Карине Даниелян и архитектором Левоном Игитяном, с которыми мы проводили в РИА «Новости» телемост Москва – Ереван, посвященный будущему русского языка в Армении. Вместе с тем, рискну навлечь на себя неудовольствие противников иноязычных школ, но все же скажу, что подобное состояние – хорошее знание родного языка и сохранение армянской идентичности вместе с глубоким изучением русского или иного языков может быть достигнуто как при наличии предлагаемого Министерством образования законопроекта, так и при его отсутствии. Все дело в том, КАК преподавать язык и как растить молодого гражданина страны, какие ценности ему прививать и какие чувства в нем воспитывать. В истории есть немало примеров того, как целые поколения этносов, воспитанные в иной языковой или культурной среде, были, тем не менее, яркими патриотами своего народа. Так, российское дворянство начала XIX века поголовно воспитывалось во французской культурной среде и немало его видных представителей вообще не говорили по-русски, но это не помешало ему сражаться с армией Наполеона и разбить её.

Отдельно хочу затронуть тему «антироссийских» высказываний. Читать подобное неприятно и в значительной степени непонятно.

Да, Россия самым естественным образом заинтересована в широком распространении русского языка в Армении, да, Россия приветствовала бы признание русского языка вторым государственным, но у нее нет и не может быть задачи силой или в результате какой-то подковерной борьбы навязать это армянам, тем более за счет размывания армянской идентичности. Москва и Ереван – стратегические союзники, и в сугубо прагматических интересах России то, чтобы армяне были сильным союзником, а не, перефразируя русскую пословицу, «армянами, родства не помнящими».

Я лично отношу сложившееся недопонимание к недостатку коммуникации. Все время, пока в Армении разгорались дискуссии по вопросу языкознания, к которым некоторые люди каким-то образом считали причастной Россию, между общественными силами наших стран на эту тему не шло никакого зримого диалога. Это претензия, которую в равной мере можно отнести к политологическим, экспертным сообществам России и Армении и к нашим государственным органам, ответственным за разъяснение государственной позиции обществу.

Читать еще:  Христианская семинария будет готовить имамов

Надо общаться, друзья, не так важно, на каком языке это общение будет происходить – на армянском, русском, английском или каком-то ином. Только в диалоге мы можем найти решение вопросов и устранить все проблемы, какими бы острыми они ни казались.

Андрей Епифанцев, политолог, специально для «НК»

В 2011 году в Ереване открылась школа образовательного фонда «Айб», задача которой — изменить образование в Армении. Ученики и выпускники регулярно представляют страну на международных конкурсах, находят работу мечты ещё до выпуска и создают прорывные научные проекты. Директор школы Арам Пахчанян рассказал о том, каким он видит хорошее образование и почему нужно отменить итоговые экзамены.

Школа «Айб» — уникальный частный проект, где при стоимости обучения 6000 долларов в год более 70% старшеклассников получают стипендии. В школе реализуется программа Араратского бакалавриата: проектное обучение на армянском языке длится 12 лет, ученики с первого класса сами выбирают предметы по интересам, а преподаватели используют современные методики.

Здание школы «Айб»

Мы принимаем в школу семьи, а не только детей

Когда дети приходят к нам в начальную школу, мы проверяем не знания, а готовность учиться. Они проходят несколько сессий по полдня, делают командные и индивидуальные задания. Мы оцениваем коммуникабельность и умение контролировать эмоции. Но, что намного важнее, мы говорим с родителями. В «Айб» мы принимаем всю семью, а не только детей. Поэтому наша задача — понять, насколько ценности семьи совпадают с ценностями школы, готовы ли родители с нами сотрудничать.

В приёмной комиссии много людей со всего мира, на которых трудно повлиять или надавить. Они принимают решение исключительно на основании того, что видят. Итоги интервью оспорить невозможно, мы их никак не комментируем. Единственный случай, когда мы даём краткую независимую характеристику — если комиссия видит особенности развития ребёнка, которых родители не замечают. К сожалению, у нас пока не инклюзивная школа и мы не можем брать детей с особенностями.

Коридор школы

В нашей школе нет «особых случаев», правила одинаковые для всех. Хотя не взять какого-то ребёнка в школу бывает довольно сложно. У нас тут много всего было: и на разборку вызывали, и налоговую на нас пытались натравить. На нас не смогли, на спонсоров натравили. Но ничего не вышло.

Детям нужно ставить задачи, которые они в состоянии выполнить

Швейцарский психолог и философ Жан Пиаже, соторонниками идей которого мы себя считаем, выяснил, что люди эффективнее всего приобретают знания, создавая их. У любого человека есть свой фундамент, на котором он достраивает знание, — это процесс творческий, нетривиальный и у каждого свой.

Интерьер школы

Поэтому детям нужно ставить задачи, которые они в состоянии выполнить. Этот подход полностью соответствует идее Выготского о зоне ближайшего развития: нет другого способа помочь ребёнку осознать что-то, кроме как дать ему цель, которую он достигнет самостоятельно.

Например, задача ребёнка при работе с текстом — не просто читать, а задавать вопросы, постоянно будить в себе скептика. Почему? А зачем? Ответы он должен искать в тексте. Не нашёл — идёт к соседу или учителю, и тот помогает ему найти ответ.

Когда ребёнок начинает это делать, он увлекается и постоянно переходит за порог того знания, которое есть в книге. Задался вопросом — нашёл ответ. Когда-нибудь он таким же образом задаст себе очередной вопрос, и ответом на него будет что-то новое для всего человечества. Модель мышления, когда ты получаешь знание через правильные вопросы, позволяет на всю жизнь сохранять интерес к образованию и творческое начало.

Поиск талантливых детей — это попытка хакнуть систему

Мы считаем, что концепция поиска и воспитания талантов в корне неверна. Талантлив любой человек. Просто нужно дать каждому возможность его найти. А если кажется, что его нет, — увидеть свой талант в этом отсутствии способностей. Звучит парадоксально, но ведь такой человек должен всего достичь с нуля, самостоятельно. Если помочь ему добиться этого, он сможет влиться в любую область. Даже в самую сложную, потому что у него есть опыт преодоления.

5 признаков, что у вас интегрально одарённый ребёнок (и что это вообще значит)

Если ты легко добиваешься результатов, талант быстро изнашивается без усердной работы и должных усилий. Образовательная система должна стремиться не к этому. Способный человек должен стать трудягой, иначе его талант останется случайной возможностью, которой он не воспользовался.

В каждом ребёнке нужно воспитывать трудолюбие. Например, ему хорошо даётся математика, но у него проблемы с языками и самовыражением. То, что помогает в одном, мешает в другом. Если он сможет найти баланс, это поможет ему развиваться в обоих направлениях.

Задача школы состоит в том, что каждый ребёнок достиг успеха на своём уровне. Для кого-то набрать 70 баллов — это фантастический результат, и он должен стремиться к нему. А для другого ребёнка планка должна быть не меньше ста. Поэтому с каждым родителем учителя обсуждают, чего они хотят достичь в конкретном случае. Если ребёнок добился того, к чему он стремился, мы его хвалим.

Я уверен, что не бывает ленивых людей. Лень — оборотная сторона страха, боязни неуспеха. Решить эту проблему можно, если постоянно показывать ребёнку, что мы в него верим и он добьётся своего.

Мы должны выстроить систему, в которой будем доверять учителям

Итоговые экзамены в Армении похожи на ЕГЭ. На мой взгляд, наказывать за плохие оценки за него — это преступление. Нужно сделать нормальные экзамены или отказаться от них и полагаться на учителей. Проведу простую аналогию: на что разумный человек будет ориентироваться — на свой опыт работы с коллегой в течение трёх лет или на одно интервью при приёме на работу? Безусловно, первое.

Мы должны выстроить систему, в которой будем доверять учителям. Мы и так доверяем им самое важное — учёбу и образование наших детей. Какой смысл не допускать их к выставлению итоговых оценок? Я был в Швеции, где нет никаких экзаменов — ни выпускных, ни вступительных. Оценки ставят учителя раз в полгода, и на их основании дети поступают в институт. Я уверен: преподаватели, которые знают детей много лет, могут лучше всего оценить ребёнка.

Директор школы «Айб» Арам Пахчанян

Мы даём детям конкретные задачи с реальными трудностями

«Айб» работает по модели проектного обучения, в которой самое главное — честность. У детей должна быть реальная задача с настоящими трудностями, а не выдуманная проблема.

Например, несколько лет назад ребята, команда фотографии, решили, что надо сделать что-то социальное. Они придумали простую вещь: поедем в Гюмри, где после землетрясения 1988 года люди до сих пор живут в металлических домиках, которые сразу после катастрофы завезли. Сделаем фотографии, покажем их всему миру, и государство поймёт, что людям нужна помощь. Мы им сказали, что они глубоко заблуждаются, если думают, что государство об этом не знает. Местным жителям тоже надоело, что приходят люди, фотографируют и исчезают. Так что мы им отказали. Ребята расстроились, конечно, но пошли думать дальше.

Выпускники школы

Вернулись с другим проектом. Поняли, что надо дать людям не рыбу, а удочку: они решили найти одну семью, которая знает, что им нужно для того, чтобы состояться и легче жить финансово. Найдём её — и делаем фандрайзинг. Это стало уже интереснее.

В итоге они нашли семью из 11 человек: живут бедно, но очень оптимистичные, дети весёлые, и у них много рабочей силы. Им нужен был курятник. Ребята разобрались с техническими вопросами, нашли строителей, сделали проект, провели тендер, нашли самую низкую цену и поставщика кур, составили смету. Вышло всего 800 долларов.

На IndieGoGo сделали страничку, написали текст, сделали классные фотографии — это была основа. За три дня собрали 120% суммы. В итоге курятник стоит, куры живут, семья счастлива и доход у них стал гораздо выше.

Другой пример: наша команда зелёной химии разработала технологию производства разлагаемого биополимера из кукурузного крахмала. Они выиграли конкурс и поедут в США презентовать своё изобретение. Это очень актуально сейчас, потому что в 2022 году в Армении официально запретят полиэтиленовые пакеты. Западные компании свои технологии не продают. Они готовы построить за счёт государства завод, который окупится через 30 лет, поэтому Армении очень нужна своя технология. Во всей стране только одна команда смогла её разработать — и это наши ребята.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector