1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Русская Православная Церковь

Русская Православная Церковь

  • Патриарх
  • Новости
  • Документы
  • Межсоборное присутствие
  • Публикации
  • Организации
  • Персоналии
  • Фото
  • Видео
  • Аудио
  • Анонсы
  • Тысячелетие преставления равноапостольного князя Владимира

  • Архиерейский Собор-2017
  • Архиерейский Собор-2016
  • Архиерейский Собор-2013
  • Архиерейский Собор-2011
  • Поместный Собор-2009
  • Архиерейский Собор-2009
  • Патриарх
  • Высший Церковный Совет
  • Межсоборное присутствие
  • Синодальные учреждения
  • Московская Патриархия
    • Управление по зарубежным учреждениям
    • Правовое управление
  • Епархии и Экзархаты
  • Поместные Церкви
  • Церковь и государство
  • Церковь и общество
  • Наука и образование
  • Издательства и СМИ
  • Памятные даты
  • Старообрядчество
  • Межрелигиозные отношения
  • Инославие

Главные новости

Святейший Патриарх Кирилл утвердил решение об отлучении от Церкви схимонаха Сергия (Романова)

В Неделю 19-ю по Пятидесятнице Святейший Патриарх Кирилл совершил Литургию в Александро-Невском скиту

Преставился ко Господу митрополит Иоанникий (Кобзев)

В праздник Покрова Пресвятой Богородицы Святейший Патриарх Кирилл совершил Литургию в Александро-Невском скиту

В канун праздника Покрова Пресвятой Богородицы Святейший Патриарх Кирилл совершил всенощное бдение в Александро-Невском скиту

Архив

  • PDA-версия сайта
  • Наши баннеры
  • Экспорт новостей
  • Список печатных СМИ, получивших гриф «Одобрено Синодальным информационным отделом Русской Православной Церкви»

Два инцидента, произошедших на этой неделе, стали показателем толерантности российского общества. Вера и терпимость — темы, вызвавшие бурные дискуссии в Рунете. Оценить их результаты можно по высказываниям в блогах. (22.09.2012)

«Строительство храма, — вспоминает отец Андрей, — было благословением Святейшего патриарха Московского и всея Руси Кирилла, когда он, будучи еще председателем отдела внешних церковных связей Московского патриархата, напутствовал меня в 2003 году перед моим отъездом в Испанию». Храм нужен для выросшей в последнее десятилетие православной диаспоры Мадрида, а это 4 тысячи россиян, 20 тысяч украинцев, 3 тысячи молдаван и тысяча грузин, не считая испанцев, принявших православие.

Мадридская мэрия с самого начала благосклонно отнеслась к идее строительства храма. Тем не менее вопрос о выборе участка под строительство оказался непростым и решался в течение нескольких лет. В итоге 756 квадратных метров было выделено в престижном районе столицы — Орталеса. «Мы стали единственной европейской столицей, где Русской православной церкви был передан бесплатно участок земли. Это уникальный случай в новейшей истории», — сказал отец Андрей.

Строительство почти завершено

Архиепископ Егорьевский Марк и епископ Корсунский Нестор освятили закладной камень будущего храма 6 декабря 2011 года. Строительство началось через несколько дней. Сейчас в храме уже ведутся отделочные работы. Прораб-испанец Рафаэль Альварес доволен своим участием в проекте. Он утверждает, что его фирма, хотя и имеет опыт строительства «необычных сооружений», ничего столь величественного никогда не строила.

Испанец специально съездил в Россию, чтобы посмотреть на православные храмы. «Построим не хуже!», — категорично заявляет строитель, не скрывая, что главным моментом для него станет монтаж пяти медных куполов, которые покроют золотыми пластинами. Купола изготавливаются в мастерской в городе Эль-Эскориаль под Мадридом. Колокола уже отлиты в России, там же создадут иконостас. Прихожан, как планирует отец Андрей, храм примет в мае 2013 года — на Пасху.

Финансирование — не легкая проблема

«Самой сложной проблемой оказалось финансирование строительства», — отмечает священник. Дело в том, что приход в Мадриде — небогатый. Он состоит из трудовых мигрантов, многие из которых из-за нынешнего кризиса потеряли работу. Обращение за финансовой помощью к российским нуворишам, обосновавшимся на морских курортах Испании, по словам отца Андрея, результатов не дало.

Завершающий этап строительства православного храма в Мадриде

Помощь пришла из России: от благотворительного фонда РЖД «Транссоюз» и госкорпорации «Ростехнологии». Однако все еще нужны средства, чтобы завершить отделочные работы. Стоимость строительства — чуть больше 3 миллионов евро. «Аналогичное сооружение в Москве, — отметил протоиерей, — обошлось бы, по мнению тех, кто связан со строительством, как минимум в два раза дороже».

Финансирование осуществляется через фонд при министерстве культуры Испании. Ну а в состав попечительского совета храма, вместе с архиепископом Марком, вошла наследница российского престола Великая Княгиня Мария Владимировна Романова, которая живет в Мадриде. Храм в испанской столице стал первым после революции 1917 года, в строительстве которого участвует Российский императорский дом.

Украшение Мадрида

Строительство православного храма вызвало большой интерес испанской общественности. Местная пресса приветствовала это событие. То, что храм станет «украшением города» — доминирующее мнение. «Частица России в Орталесе» — озаглавила свой репортаж о нем левая газета El Pais, которая с восторгом описала архитектурные достоинства сооружения. А консервативная АВС отметила, что теперь испанцам, чтобы иметь представление о «величии российских храмов», не нужно будет совершать поездку в далекую страну.

  • Дата 04.12.2012
  • Автор Виктор Черецкий, Мадрид
  • ТемыИспания, Немецкий фахверк, Мадрид, Барселона, Каталония, Коррида, Референдум в Каталонии
  • Ключевые словаИспания, Мадрид, Московский патриархат, православный храм, строительство, финансирование
  • НапечататьНапечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка https://p.dw.com/p/16vNB

Также по теме

Премудрость Божия

Софию Константинопольскую по приказу императора Юстиниана построили великие зодчие Анфимий из Тралл и Исидор из Милета. Это было самое грандиозное и великолепное здание на земле, производившее неизгладимое впечатление на людей и тем подтверждавшее величие православия и могущество византийского императора. На Руси тогда еще не строили больших каменных зданий. К тому же сооружение храма требовало знания церковного канона. Поэтому Ярослав вынужден был обратиться за помощью к грекам.

Интересно, что к началу XI века деревянные церкви в честь Софии — Премудрости Господней уже существовали и в Киеве, и в Новгороде. Первую построила Ольга, о чем говорится в Иоакимовской летописи. Про вторую мы знаем из текста Первой новгородской летописи:

«Постави владыка епископ Иоаким первую церковь деревянную дубовую святыя Софии, имущу верх 13; и стояла 60 лет. И поднялася от огня в лето 1049 марта в 4 день»

Киевский храм был сожжен в 1017 году во время княжеской междоусобицы, вспыхнувшей после смерти Владимира. Считается, что сожгли его поляки Болеслава Храброго — союзника Святополка, боровшегося против Ярослава. Столкновения между братьями продолжались еще много лет, из-за чего Ярослав, даже став официально Великим князем Киевским, предпочитал жить в Новгороде. Лишь в 1036 году, после смерти брата Мстислава, он окончательно вернулся в Киев. Тогда-то князь и пригласил византийских мастеров.

Софийский собор в Киеве

Мы не знаем, кто они были по происхождению — сведений об этом не сохранилось. Достоверно известно, что с 1036 по 1044 год иноземные мастера строят в Киеве несколько зданий, прежде всего Золотые ворота и Софию Киевскую. А потом отправляются на север, в Новгород, чтобы там возвести еще один храм в честь Премудрости Господней.

Новгородским князем в это время был старший сын Ярослава Владимир. В летописи за 1045 год сказано, что князем Владимиром и прибывшими из Киева каменщиками

«заложена бысть святая София Новегорода», а в 1050 году «священа бысть церкви София в Новегороде месяца сентября 14 на Воздвижение Честнаго Креста, повелением великого князя Ярослава Владимировича Киевского и Всея Руси и сына его князя Владимира Ярославича»

Всего через 20 дней после освящения храма совсем еще молодой князь Владимир, которому едва перевалило за 30, скоропостижно скончался. Он стал первым, кого похоронили в Софийском соборе.

Большинство ученых считают, что инициатором строительства Новгородской Софии был не Владимир, а его отец Ярослав. По летописным сведениям, он с супругой Ириной (Ингигерда — дочь первого христианского короля Швеции Олафа Шётконунга) даже приехал на закладку храма, хотя путь от Киева до Новгорода неблизкий. «Смотри, Соломон, я превзошел тебя!» — сказал, по преданию, Юстиниан, заходя впервые в Софию Константинопольскую. Ярослав не соревновался с предшественниками в величине и богатстве храма, зато он основывал уже вторую Софию и, видимо, уже держал в голове третью, которую та же бригада будет строить в Полоцке. Божественная мудрость (именно так Σοφία переводится с греческого) распространялась по Руси, а князь Ярослав и его отец Владимир-креститель вставали в один ряд с великими христианскими монархами и библейскими пророками. Ведь не случайно сподвижник Ярослава митрополит Иларион в своем «Слове о законе и благодати» описывает крещение Руси именно как приход Премудрости Божией, то есть Софии.

Вид на Софийский собор в Великом Новгороде

«Итак, властители народов, если вы услаждаетесь престолами и скипетрами, то почтите премудрость, чтобы вам царствовать вовеки. Множество мудрых — спасение миру, и царь разумный — благосостояние народа»

Соломон называет Божественную мудрость «художницей всего», «дыханием силы Божией и чистым излиянием славы Вседержителя», «образом благости Его». Это продолжение идеи античного Логоса или талмудического Руах ха-Кодеш (Святого Духа). В православии к XI веку закрепилась точка зрения, связывавшая Софию с Христом и Приснодевой. Классической формулировкой стала «Премудрость созда Себе дом», где под домом понималась Богоматерь, а под Премудростью — воплощенный Бог-Сын.

Читать еще:  Муфтии России довольны итогами конференции, прошедшей в Вашингтоне

За время правления Сергея Собянина прямые субсидии РПЦ из бюджета Москвы выросли в десятки раз

Фото: Евгений Асмолов /Интерпресс / PhotoXPress.ru

Ровно десять лет назад, 21 октября 2010 года, президент Владимир Путин назначил мэром Москвы главу своей администрации Сергея Собянина. Известный своей приверженностью православию, тот сразу же после назначения озаботился поддержкой Церкви — и столица стала помогать РПЦ куда больше, чем при его предшественнике Юрии Лужкове. Во-первых, стартовал проект строительства 200 храмов, а во-вторых, мэрия Москвы стала чаще и больше подкидывать Церкви денег на самые разные нужды: от проведения православных фестивалей до закупки церковной утвари для её зарубежных приходов. За десять собянинских лет только на прямые субсидии церкви из столичного бюджета ушли минимум 1,2 млрд рублей, подсчитали «Открытые медиа».

Храм в каждый двор

Самой известной и заметной программой поддержки церкви за время правления Собянина стала программа постройки храмов в каждом районе столицы, получившая неофициальное название «200 храмов». Идею, правда, начали обсуждать ещё при предыдущем столичном градоначальнике Юрии Лужкове, но реальное строительство началось уже при Собянине. Впрочем, указ о старте программы подписал тогдашний и. о. мэра Владимир Ресин десять лет назад — за день до назначения нового мэра.

За эти годы, по словам Владимира Ресина, который хоть и ушёл с поста вице-мэра, но остался курировать эту программу, в столице построили более 85 храмов. Вырос и аппетит Церкви: уже в 2017 году патриарх Кирилл говорил, что двухсот храмов в столице недостаточно, да и сами строящиеся церкви должны быть попросторнее и вмещать не по 200−300 человек, а хотя бы по 500.

Официально Москва не даёт живые деньги на строительство храмов — финансирование обеспечивают частные спонсоры. Столичное же правительство выделяет землю под будущие церкви, что вызывает иногда протесты местных жителей. Самый известный конфликт такого рода начался в 2015 году в парке «Торфянка» на северо-востоке столицы — и Церкви пришлось уступить, построив храм не в самом парке, а неподалёку. Всего из-за протестов в разных районах РПЦ пришлось сменить локации почти 30 храмов.

Строительство церквей ведётся на пожертвования, для сбора которых в 2010 году финансово-хозяйственное управление (ФХУ) РПЦ учредило Фонд поддержки строительства храмов города Москвы. Он собирает деньги от частных лиц, бизнесменов и иногда от строительных компаний, которые возводят дома рядом с будущими храмами. Возглавляющий фонд Владимир Ресин, который активно договаривается с бизнесом о пожертвованиях, в начале 2019 года утверждал, что с 2011 года на строительство храмов в столице уже было потрачено 30 млрд пожертвований.

Правда, иногда бюджет Москвы финансирует церковные стройки напрямую. Так, на возведение главного храма Минобороны в подмосковном парке «Патриот» столичное правительство направило из городского бюджета 2 млрд рублей.

Сотни миллионов на «Православную Русь»

При Сергее Собянине мэрия Москвы полюбила проводить разные торжества, в том числе и православные праздники. На них из бюджета выделяются субсидии, и самая большая статья расходов здесь — проведение церковно-общественной выставки-форума «Православная Русь». Это тематическая выставка-форум, которую начали проводить ещё во времена патриарха Алексия II под эгидой Патриаршего совета по культуре. Каждый год она проходит в День народного единства 4 ноября и посвящена разным историческим темам. Так, в 2013 году основной её темой было 400-летие династии Романовых, в 2014 году на выставке рассказывали о князьях Рюриковичах, в 2019 году — об искусстве времён Великой Отечественной. На открытие всегда приходят патриарх и мэр Москвы, но частенько заглядывает и президент Владимир Путин.

За годы правления Собянина траты московского бюджета на эту выставку выросли на порядок. Так, в 2009 году тогдашний мэр Юрий Лужков выделил выставке всего 4,3 млн рублей, в 2010 году врио мэра Владимир Ресин распорядился потратить на неё уже 6,2 млн рублей, а уже через год, когда Москву возглавил Собянин, мэрия направила на неё сразу 47,9 млн рублей.

Пик расходов на «Православную Русь» пришёлся на 2017 год — тогда столичное правительство не пожалело на неё 300 млн рублей. Позже расходы снизились, но остались стабильными — ровно по 65 млн рублей. Таким образом, всего с 2011 года по сегодняшний день московские власти потратили на проведение форума более 830 млн рублей, подсчитали «Открытые медиа».

За организацией праздника с 2015 года стоит фонд поддержки бизнес-программ и проектов «Прорыв». Кроме «Православной Руси» совместно с Министерством культуры, патриаршим советом по культуре и Третьяковской галереей он проводит и передвижную выставку «Сокровища музеев России». Среди других проектов «Прорыва» — благоустройство музейного комплекса в Херсонесе по поручению Владимира Путина и с благословения патриарха, участие в организации выставки «Россия, устремлëнная в будущее», где показывают проекты развития технологий и изменения жизни в стране на следующие 15 лет. Руководитель фонда Людмила Ситнякова является также учредителем АНО «Центр поиска пропавших людей», в который входит поисковый отряд «Лиза Алерт».

Деньги на православную энциклопедию

Активно спонсирует Москва и культурный фонд «Кино-телекомпания „Православная энциклопедия“». С 2003 года на телеканале ТВЦ выходит одноимëнная передача, которую финансирует московский бюджет. Во времена Юрия Лужкова выделяемые на производство передачи суммы были чуть меньше нынешних, но с 2012 года Москва стабильно тратит ежегодно более 20 млн рублей на «цикл тематических телепрограмм энциклопедического характера о православном вероучении».

За время правления Сергея Собянина года на эти цели было потрачено почти 200 млн рублей, подсчитали «Открытые медиа». К этим прямым субсидиям можно добавить и косвенные. Фонд занимается выпуском «Православной энциклопедии», которую активно продвигают и популяризируют высшие чиновники страны. В 2018 году Сергей Собянин заявлял, что издание можно найти во всех столичных библиотеках. При нëм Москва потратила на закупку «Православной энциклопедии» 52,3 млн рублей.

Большую часть закупок сделала дирекция департамента образования и науки Москвы, потратившая на энциклопедию 36,4 млн рублей. А следом за ней Центральная научная библиотека имени Н. А. Некрасова, подведомственная департаменту культуры Москвы. Её расходы на закупку энциклопедий — 15,94 млн рублей.

Помощь загранице

Сергей Собянин продолжает дело Юрия Лужкова и в поддержке зарубежных приходов РПЦ. Москва начала заниматься этим ещё в нулевых годах в рамках помощи соотечественникам за рубежом. Так, с 2003 по 2005 год, столица тратила на покупку утвари для зарубежных приходов около 1,5 млн рублей в год, а к 2009 году сумма уже выросла до 9 млн в год. Правда, в целом на поддержку соотечественников, которая включала финансирование русских школ, русских предпринимателей за рубежом и общественных организаций русской диаспоры, мэрия тратила куда больше: в том же 2009 году на это ушëл 291 млн рублей.

При Собянине ежегодно мэрия выделяет субсидию подведомственному ей ГУП «Московский центр международного сотрудничества» (МЦМС), который в свою очередь закупает церковную утварь и православную литературу для заграничных приходов РПЦ. С 2011 года на эти цели потратили почти 90 млн рублей. Среди приходов, которым помогают московские власти, — приход святых апостолов Петра и Павла в Гонконге, приход Благовещения Пресвятой Богородицы в Барселоне, Свято-Никольский приход в Финляндии, приход в Италии, а также приходы Эстонской православной церкви.

И другие мелочи

Ежегодно Москва выделяет РПЦ и множество сравнительно небольших субсидий. Только в 2019 году на разные духовно-просветительские мероприятия разных храмов столицы и отделов РПЦ, которые стало особенно популярно проводить при Сергее Собянине, было потрачено более 10,8 млн рублей.

При этом многие сравнительно небольшие дотации, как, например, фестиваль хоров воскресных школ за 2,5 млн, съезд регентов и певчих за 3,1 млн или фотовыставки о работе храмов за 700 000, появились только во времена Сергея Собянина. Другие субсидии — например, 3,9 млн на кинофестиваль «Радонеж» — столичные власти начали выделять ещё при Юрии Лужкове. Например, каждый год Москва тратит минимум 5 млн рублей на проведение Рождественских образовательных чтений и ещё пару миллионов рублей — на волонтëров, которые их готовят. Так «по мелочи» мэрия ежегодно раздаёт структурам РПЦ десятки миллионов рублей. Только в прошлом году было выделено в сумме почти 30 млн, которые за годы складываются уже в сотни миллионов.

НИИ рыбного хозяйства и лютеранские кирхи

Строительство храмов ‒ не единственный способ увеличить количество церковной недвижимости, который использует РПЦ. С 2012 года церковь получает в собственность здания, попадающие под действие принятого Госдумой закона «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения» (ФЗ №327). Согласно документу, все сооружения, которые ранее использовались в религиозных целях, должны быть возвращены церкви.

Читать еще:  В Барнауле пройдет традиционный крестный ход

Одним из скандальных примеров применения ФЗ-327 стало требование РПЦ передать здание НИИ рыбного хозяйства и океанографии в Красносельском районе Москвы. Институт построили в советские годы на месте разрушенного монастыря. РПЦ удалось доказать, что фундамент, на котором было возвели здание НИИ, сохранился с дореволюционных времен и был частью комплекса религиозного назначения, а потому должен быть возвращен Московскому патриархату.

В 2017 году разгорелся конфликт вокруг Исаакиевского собора Санкт-Петербурга. РПЦ претендовала на приватизацию храма, который является музеем. После серии митингов руководство города решило памятник архитектуры не в собственность Московской патриархии, а в пользование.

Также РПЦ передавали лютеранские кирхи в Калининградской области, которые хотя и никогда не были православными, но формально являются «объектами религиозного назначения». По информации «Новой газеты», часть переданной недвижимости находилась в полуразрушенном состоянии и так и осталась без реставрации.

Опыт других стран

Россия не первой обращается к богатому культурному и религиозному наследию с целью привлечь больше туристов. Испанский город в Галисии Сантьяго-де-Компостела изначально возник как поселение возле предполагаемого места погребения остатков Святого Иакова. В Средние века в католическом мире он стал третьим по значению после Иерусалима и Рима центром паломничества. Со всей Европы сюда съезжались верующие, чтобы направиться путем Святого Иакова к кафедральному собору города, где, как считается, покоятся мощи святого. К XX веку поток паломников сильно поредел. Попытку вернуть городу былую славу предприняли священник Элиас Валинья Сампедро и власти Галисии. Они воссоздали путь Святого Иакова не только как объект паломничества, но и туризма. В 1993 дорогу внесли в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Сегодня ежегодно по ней проходит около 300 тысяч туристов. Около 2,6 млн человек в 2017 году посетило Сантьяго-де-Компостела, из них 1,45 млн останавливались в городе более чем на сутки.

В Китае также возвращают притягательность для туристов храмам и святым местам, пришедшим в упадок после Культурной революции. В Цюйфу – родину Конфуция — теперь ежегодно приезжает более 13 млн человек, делая его третьим по посещаемости местом в Китае. Они оставляют в городе 11 млрд юаней (примерно $160 млн). Неподалеку, в провинции Шандунь, расположена священная гора даоистов-Лаошань с 8 храмами и 72 монастырями. Более миллиона паломников и туристов ежегодно совершают на нее восхождение. В монастырь Шаолинь, давно ставший символом не только дзен-буддизма, но и боевых единоборств, приезжает в год три миллиона туристов. Особое место занимает Тибет, регион ламаистского буддизма. В него посмотреть храмы Лхасы и другие святые места приезжает до 33 млн человек. И это в 18 раз больше, чем 14 лет назад, когда было открыто железнодорожное сообщение между Тибетом и Китаем. Туризм составляет пятую часть экономики Тибета и дает работу 320 тысячам человек (при населении в 10,5 млн).

Речь о мощах не случайно. Делегация приехала смотреть на храм, который Вячеслав Заренков построил в небольшой деревне около Никосии на территории одной из девяти православных митрополий острова. Это первая церковь, построенная на Кипре по канонам Русской православной церкви — с золочеными главками, а богослужения будут идти на русском языке.

Русский своим основным языком на последней переписи населения на острове в 2011 году назвали 21 тыс. человек. Митрополит Волоколамский Иларион, приехавший на открытие храма, говорит, что на Кипре потенциальными прихожанами новой церкви могут быть до 50 тыс. человек, проживающих на острове. Кроме того, в 2016 году остров посетило 780 тыс. туристов из России.

Церковь на 650 прихожан построили меньше чем за 2 года, а согласование с местными властями заняло всего 2 месяца. Стоимость строительства не раскрывается, по оценке экспертов, она могла составить 300-500 млн рублей. Проект Вячеслав Заренков предложил уже существующий — его разработали для Петербурга, но никак не могли согласовать. Архитектура вполне соответствует новым церквям на окраинах Петербурга — золотые купола, которые доставили из России, синяя кровля, а в окнах витражи березок. Ступени и пол из мрамора, резные деревянные двери, иконостас, расписанный петербургскими художниками. Уже после окончания строительства церкви на Кипре удалось согласовать проект и со Смольным, на это ушло 5 лет — так что точно такой же храм появится в Каменке.

Комментарии

О православной миссии в новейший период
Вот уже почти десять лет я внимательно наблюдаю за различными медиаресурсами православных миссионерских организаций. Некоторое время я сам состоял в одной из них и принимал активное участие в её деятельности. В этой связи я хотел бы поделиться своим взглядом на эволюцию православной миссионерской деятельности и её нынешнее состояние. Читать дальше

Что теряет мир от превращения Айя-Софии в мечеть?

Святая София в роли 3272-й мечети Стамбула: прецеденты, символы и пророчества.

Константин Михайлов, главный редактор сайта «Хранители наследия»

Собор-музей Святой Софии (Премудрости Божией в христианской традиции) в Константинополе-Стамбуле снова становится мечетью. Это мало кого радует в мире, поскольку превращение одного из главных символов культурного наследия человечества в заложника политических амбиций — плохой знак. Политика от таких подходов если и выигрывает, то ненадолго, а вот наследие, как правило, проигрывает. Вместе с человечеством.

Анализировать турецкие внутриполитические расклады вкупе с тактическими и стратегическими целями президента Реджепа Эрдогана — дело специалистов по политической конъюнктуре. Не буду этим заниматься, но оговорюсь: у большой истории — другая логика, она проста и неумолима. Сиюминутные тактические выигрыши политиков обесцениваются назавтра, заслоняются новыми комбинациями, забываются. А ценности вневременные — то, собственно, что и зовется Всемирным наследием, — живут своей долгой жизнью.

В конце концов, любой объект Всемирного наследия, практически любое заметное произведение мировой художественной культуры в свое время тоже имели политический контекст и подтекст. Но эти контексты и подтексты в наши дни интересны историкам и иным специалистам; а миллионы людей восхищаются Парфеноном, Ангкор-Ватом в Камбодже или церковью Вознесения в Коломенском, не вдаваясь в подробности политических и иных амбиций их создателей и заказчиков.

Причем это касается не только созидания, но и разрушения: никого не волнуют амбиции, чувства и мотивации геростратов — запоминается результат.

Поэтому, если абстрагироваться от политических дел сегодняшней Турции, ответ на вопрос, что происходит в Стамбуле, коль скоро музейный собор Святой Софии вновь делают мечетью, каковой он пребывал до 1934 года, прост.

Мечетей в Стамбуле и так хватает — Айя-София станет 3272-й по счету.

Дело в другом. Президент Реджеп Эрдоган, а также его сторонники и избиратели повторяют, воспроизводят, переживают заново захват Константинополя в 1453 году. И присвоение — точнее сказать, перекодировку — главного символа и духовного центра захваченного города. С той разницей, что в отличие от 1453 года в 2020-м Святую Софию некому защищать.

Можно вспомнить и церковь Святой Женевьевы в Париже, обращенную победившими французскими революционерами в 1791 году в «храм Отечества», и тот же Парфенон, побывавший и христианской церковью, и мусульманской мечетью. Да и превращение православных храмов в России после 1917 года в храмы нового советского «культа» — дома культуры и школы — явление того же порядка.

В России, кстати, история со Святой Софией принимается близко к сердцу, возможно, еще и потому, что после 1917 года победители-большевики проделали с Москвой очень похожее на то, что завоеватели 1453 года — с Константинополем.

Второй и Третий Рим

Виды Стамбула. Старинные золотистые мозаики с изображением Иисуса Христа в главной мечете Стамбула – Айя-Софии

Фото: Александр Чиженок, Коммерсантъ

С тех пор как старец Филофей, монах Спасо-Елеазарова монастыря, затерянного меж лесов и болот неподалеку от Пскова, сформулировал теорию «Москва — Третий Рим, а Четвертому не бывать», наши соотечественники беспрестанно сопоставляют судьбы, образы и черты Рима, Константинополя и Москвы.

Параллели, безусловно, прослеживаются (это большая отдельная тема, не будем в нее здесь углубляться). Но удивительно вот что: отслеживая те или иные отдельные похожие черты устройства Второго и Третьего Римов, Константинополя и Москвы, историки поразительным образом проходят мимо сходства их исторической судьбы.

Остановлюсь на некоторых. Как известно, Константинополь был захвачен турками в 1453 году и превращен из столицы Византийской империи в столицу империи Османской. Но объявить чужую столицу своей и действительно сделать ее таковой — совсем не одно и то же. Захваченный турками город был визуально чужим и чуждым. Всюду высились купола христианских храмов, кресты, мемориальные колонны императоров. Это была иная слава, иная история, иная философия, овеществленная в камне. И эти камни говорили. Туркам потребовалось почти полтора столетия, чтобы перекодировать захваченный город на свой манер. Напомним вкратце, что они для этого сделали.

Как в Германию пришла мода на свержение памятников

Они закрыли почти все христианские церкви города. Главную святыню Константинополя — собор Святой Софии — превратили в мечеть, пристроили к ней минареты — так, чтобы храм и внешне напоминал мечеть. То же превращение пережили десятки больших и малых городских церквей и монастырей. При этом десятки храмов, стоявших на выигрышных местах, представлявших собою архитектурные доминанты города, были снесены до основания. На их месте выросли мечети. Колонны императоров были низвергнуты. Греческие названия улиц, площадей и районов города заменены турецкими. И, наконец, само имя Константинополя было стерто с географических карт, уступив место Стамбулу.

Читать еще:  Гадание в Месопотамии

Нам это ничего не напоминает? Не Москву ли преобразовывали подобным образом из первопрестольного града Российской империи в столицу мирового коммунизма? С той, впрочем, разницей, что на перекодировку большевикам понадобилось не 150, а каких-нибудь 15–20 лет. Напомним вкратце, что они для этого сделали.

Закрыли почти все православные церкви города. Главный храм города — храм Христа Спасителя — взорвали, чтобы построить на его месте символ нового коммунистического мира — Дворец Советов. Десятки церквей были перестроены до неузнаваемости — с них снимали кресты, сносили колокольни и главы, сбивали декор, отламывали апсиды — так, чтобы здание ничем уже не напоминало православный храм. Десятки других церквей и монастырей, стоявших на выигрышных местах, представлявших собою архитектурные доминанты, были снесены. На их месте построены рабочие клубы, школы и другие источники «пролетарской культуры». Монументы императоров были низвергнуты. Старинные названия улиц, площадей и районов были заменены советскими. Вот только имя Москвы все же не было стерто с географических карт — хотя вопрос о переименовании ее в Сталинодар некоторое время обсуждался, но до решения не дошло…

Параллель эта, как и любая другая, в какой-то мере условна. В самом деле, Москву в 1917 году захватывали не иноземные завоеватели. Но то, что к власти в стране пришли люди, желавшие построить в ней принципиально иную цивилизацию,— несомненно.

Как и в Константинополе в 1453 году. И мечеть Айя-София стала символом этой новой цивилизации, построенной на руинах прежней.

Так что в главном, цивилизационном смысле все Римы пали — без исключения.

Собор Святой Софии с изображением Богоматери с младенцем под куполом

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

В 1934 году, когда в Москве строители новой цивилизации ломали Сухареву башню, Кемаль Ататюрк, великий преобразователь Турции, превратил мечеть Айя-София в музей. Вновь оставляю в стороне европейские и турецкие политические расклады и тактические расчеты 1934 года — с большой временной дистанции этот акт выглядит мудрым шагом в области культурной политики, предвосхищавшей многие тренды последней трети ХХ века.

Тут было видение. Когда культуру и ее памятники перестают делить, ее начинают приумножать. В новом музее соседствовали и христианские, и мусульманские религиозные артефакты. Ататюрк фактически объявил Святую Софию объектом общего, Всемирного наследия — за несколько десятилетий до появления соответствующей Конвенции ЮНЕСКО (она была принята в 1972 году). И миллионы людей во всем мире, ценящих культуру и наследие, до сих пор признательны Ататюрку и Турции за этот шаг.

Поэтому, кстати, так болезненна реакция в самых разных странах — от Греции до Франции — на турецкий шаг в обратном направлении. Историческая память сильна, и покушение на нее вызывает подлинную боль. И насколько решение 1934 года до сих пор выглядит прорывом в будущее, настолько же решение 2020 года кажется срывом в архаику.

Президент Эрдоган сегодня называет превращение Святой Софии в мечеть исправлением «ошибки» турецких властей 1934 года. Увы, исправляется «ошибка», которой следовало бы гордиться.

Пророчество Петроградской коллегии

Разумеется, турецкие власти уверяют мир, что объект Всемирного наследия не понесет никакого урона. «Пусть никто не волнуется, мы продолжим сохранять Айя-Софию как сокровище, ее культурную ценность»,— обещает президент Турции. Его официальный представитель Ибрагим Калын добавляет даже, что представители всех религий, в том числе и православные христиане, смогут беспрепятственно посещать собор Святой Софии, где будут сохранены все христианские фрески и мозаики.

Но «нейтральный» статус музея (а музейное использование для столь древнего и почтенного здания, несомненно, самый лучший вариант) предполагает равные права и равные возможности для всех конфессий или социальных групп.

(Надо заметить, что именно этим, а отнюдь не антирелигиозными мотивами, был вызван недавний гражданский протест в Санкт-Петербурге в связи с намерениями сделать Исаакиевский собор из музея действующим храмом. И наши власти поступили весьма мудро, остановив реализацию этого намерения.)

Турецкие СМИ уже сообщают о специальной технике освещения, которая позволит сделать христианские фрески, мозаики и символы невидимыми — пока что во время намазов. Для туристов же, которые теперь не смогут осматривать собор во время намаза, будут устроены некие специальные коридоры. Мраморный пол Святой Софии застелют молитвенным ковром. В новую мечеть уже назначены два имама и четыре муэдзина. В общем, Всемирное наследие делается турецким.

И нельзя сказать, кстати, что ко всеобщему ликованию. Хоть Реджеп Эрдоган и заявляет, что исполняет волю 83 млн турецких граждан, в турецкой печати можно встретить и такие оценки: «Что мы, Турция, обретем от этого? Никто не может сказать, что в округе нет другой мечети и людям некуда ходить на намаз… До настоящего времени ни из одной точки мира не поступило заявление: «Молодцы, мы вас поддерживаем…» Дорогие читатели, когда Айя-София превратится в мечеть, вот что нас ждет. Мраморный пол, которому тысяча с лишним лет, будет покрыт коврами, чтобы на них совершали намаз. Местным и иностранным туристам, приезжающим посетить музей, будут на входе указывать на несоответствия внешнего вида. Особенно если будет введен запрет на вход в обуви… Музей Айя-София — чуть ли не машинка для печатания денег для Турции. Это второй музей после Топкапы (старинная резиденция турецких султанов в Стамбуле.— «О» ), который приносит нашей стране больше всего доходов». И тому подобное.

Индия вступила в борьбу с монументальными пережитками колониализма

Оставим без комментариев столь прагматичный подход к защите культурных ценностей. Тут важнее, что гипотетические политические дивиденды представляются турецким властям важнее реальных экономических доходов. И тут снова нельзя не вспомнить Россию, а именно — поистине пророческое обращение Петроградской коллегии по охране памятников старины и сокровищ искусства к Советскому правительству в 1918 году, когда было принято решение о том, что Московский Кремль станет резиденцией новой политической власти: «Опытом установлено, что место пребывания правительства, как место наиболее интенсивной политической жизни, неизбежно влечет за собою гибель многих памятников старины и искусства… занятие Кремля правительством создает чудовищную угрозу целости величайших по своему мировому и исключительному значению памятников».

Все так и сбылось, напоминание тому — пустыри на месте Чудова и Вознесенского монастырей, Малого Николаевского дворца, Дворец съездов на месте старой Оружейной палаты и другие кремлевские утраты…

Критикам нового поворота в судьбе Святой Софии в Стамбуле отвечают, что превращение музея в мечеть — внутреннее дело и суверенное право Турции.

Никто не спорит. Однако нельзя забывать, что Святая София в то же время является объектом Всемирного наследия, Конвенцию о котором подписала и Турция.

А в Конвенции этой, принятой ЮНЕСКО еще в 1972 году, есть такая статья: «Полностью уважая суверенитет государств, на территории которых находится культурное и природное наследие… государства, стороны настоящей Конвенции признают, что оно является всеобщим наследием, для охраны которого все международное сообщество обязано сотрудничать».

В списки объектов Всемирного наследия Святая София включалась, будучи именно музеем, так что радикальное изменение статуса требует если не согласования, то согласия ЮНЕСКО.

Однако в эти дни турецкая печать вспоминает иное имя Святой Софии — «Мечеть Завоевания», что не оставляет сомнений в политической подоплеке происходящего. Международное сообщество Турции в вопросе о судьбе Святой Софии, судя по всему, не указ. А между «завоеванием» и «всеобщим наследием» — не просто дистанция огромного размера, а целая пропасть.

В преддверии Апокалипсиса

В конце хотелось бы вспомнить о том, как в 2016 году на Гугл картах вместо мечети Аль-Акса оказался Третий храм, в котором, как многие утверждали, должен короноваться антихрист. Этот храм был «поостроен» лишь в виртуальности, но как многие утверждают со временем готовится его реальное воплощение.

На сегодняшний день вы не увидите этих проекций на гугл картах т.к. После того, как люди подняли шум относительно этого храма, Google удалил эти проекции. Но кому и зачем это нужно остается открытым вопросом. Возможно лишь шутка человека, который подменил gps координаты в телефоне и смог разместить картинку в этом месте? Или же действительно подготовка к неизбежности конца света?

Давайте обсудим этот вопрос в комментариях? Расскажите, что вы думаете по этому поводу?

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector