0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

5 февраля — день памяти архимандрита Иоанна (Крестьянкина)

Содержание

Приход церкви Святителя Николая г.Казань пос. Красная Горка

Наш приходской сайт

ПАМЯТИ СТАРЦА АРХИМАНДРИТА ИОАННА (КРЕСТЬЯНКИНА † 5 ФЕВРАЛЯ 2006 ГОДА

ИОАНН (КРЕСТЬЯНКИН), АРХИМАНДРИТ

(11 апреля 1910 – 5 февраля 2006)

Батюшка родился 11 апреля в 1910. Рукоположен в диакона в 45-м, на Ваганьковском кладбище. Пра ктически сразу рукоположен в священника. Ему 35. В 50-м отца Иоанна арестовали: антисоветская агитация. Донос на батюшку написали трое: настоятель московского храма, где служил отец Иоанн, регент того же храма и протодьякон. Год в застенках Лубянки. Допросы, пытки, издевательства. Во время этих допросов следователь, ровесник отца Иоанна, переломал ему все пальцы…

Тот же следователь устроил отцу Иоанну очную ставку с настоятелем, донесшим на него. Батюшка знал о доносе. Вошедшего иуду отец Иоанн с искренней радостью обнял. Тот потерял сознание…
7 лет лагерей. Годы скорбей и страданий. Батюшка же говорил, что это были самые счастливые годы его жизни: » Потому что Бог был рядом!» — объяснял с восторгом,— «Почему-то не помню ничего плохого. Только помню: небо отверсто и Ангелы поют в небесах! Сейчас такой молитвы у меня нет…»

Освободился отец Иоанн в 55-м, досрочно.
В 66-м принял монашество. Батюшке было 56. Через год — насельник Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря. Он стал всероссийским батюшкой (правильней сказать — всесоюзным), старцем, к которому съезжались отовсюду. В последние годы он уже не мог принимать, но все еще отвечал на письма, приходившие ему со всех концов света.

5 февраля — преставление архимандрита Иоанна (Крестьянкина).

Батюшка мирно отошел ко Господу на девяносто шестом году жизни. Случилось это в праздник, который лично для отца Иоанна был особо важен, — в день памяти новомучеников и исповедников Российских.

ДЕТСКИЕ, ЮНОШЕСКИЕ И МОЛОДЫЕ ГОДЫ

Иоанн Крестьянкин родился 11 апреля 1910 года, в многодетной семье, в городе Орле. Он был восьмым, самым младшим ребёнком. Отец Иоанна, Михаил Дмитриевич Крестьянкин, умер рано, и бремя ответственности по содержанию и воспитанию детей взяла на себя мать, Елизавета Илларионовна. Она была глубоко верующей женщиной, и своим первичным образованием в области христианской нравственности Иоанн был обязан именно ей.

Рассказывают, что в младенчестве Ваня не отличался завидным здоровьем, и его мать много молилась по этому поводу, и даже дала обет Богу посвятить Ему сына.

Промыслом Божьим к церковной жизни Иоанн приобщился ещё в раннем детстве. В возрасте шести лет его заметил архиерей, за каретой которого Иоанн бегал неоднократно, когда тот ездил на службу в собор. Однажды, встретившись взглядом с ребёнком, архиерей приказал кучеру остановиться, пригласил мальчика к себе, спросил, как его зовут и не хочет ли он помогать ему в алтаре. Для Вани это предложение было выше всех ожиданий, и он, осчастливленный, конечно же дал положительный ответ.

Итак, уже будучи шестилетним, он исполнял обязанности пономаря, а впоследствии – иподьякона. В детстве его духовными наставниками были местные протоиереи: Николай Азбукин и Всеволод Ковригин. Безусловно, значительное влияние на его судьбу оказал и архиепископ Серафим (Остроумов).

Примерно в двенадцатилетнем возрасте Иван выразил предварительное, но вполне твёрдое желание посвятить свою будущую жизнь монашескому подвигу. Когда при случае он сообщил об этом желании епископу Николаю (Никольскому), тот, вдумавшись, сообщил, что оно непременно исполнится. Так и вышло.

После школы, которую Иван окончил в 1929 году, он продолжил обучение на бухгалтерских курсах, а затем устроился работать по специальности в своём родном городе. Ввиду частых сверхурочных заданий он не мог в должной мере уделять своё личное время на посещение храма. Это вызывало в нём недовольство, но когда он решил противопоставить начальству своё несогласие, недовольством разаразилось начальство, и он был уволен.

Некоторое время не мог найти работу и в 1932 году переехал в Москву, где стал главным бухгалтером на небольшом предприятии. Работа не мешала ему посещать богослужения. Вскоре Иван вошёл в круг православных молодых людей, обсуждал с ними вопросы духовной жизни, и эта дружба ещё больше укрепила его в намерении идти по духовному пути.

Во время войны он не призывался на фронт, так как был освобожден от воинской службы в связи с близорукостью.

В 1944 году он стал псаломщиком в московском храме Рождества Христова в Измайлове, в 1945 рукоположен на том же приходе во дьякона, а вскоре и во священника».

Как будто никакой войны не было…

НАЧАЛО ПАСТЫРСКОГО ПУТИ

В 1944 году Иоанн стал исполнять обязанности псаломщика в храме Рождества Христова, располагавшегося в Измайлове. В январе 1945 года митрополит Николай (Ярушевич) рукоположил его во диакона, а в конце года, патриарх Алексий I посвятил его во священника.

Осуществляя пастырское служение ревностно и ответственно, отец Иоанн совмещал его с обучением в Московской Духовной Академии – экзамены по дисциплинам, изучавшимся в Духовной Семинарии он сдал экстерном.

Активная проповедническая деятельность молодого священника, быстро набиравшего популярность у верующих, его принципиальная позиция, нежелание идти на «невозможные уступки» властям вызывали у последних раздражение.

В апреле 1950 года отец Иоанн, так и не успев защитить кандидатскую диссертацию, был арестован по обвинению в антисоветчине. Говорят, что священнику, оповестившему «кого следует» о содержании проповедей отца Иоанна, прихожане объявили бойкот. Отец Иоанн потом простил ему его слабость и просил прихожан последовать тому же.

Первое время арестованный содержался на Лубянке и в Лефортовской тюрьме. А в августе 1950 года его перевели Бутырскую тюрьму, где он находился совместно с уголовными преступниками. На допросах следователь вёл себя грубо, угрожал, оказывал давление, чего не скажешь о батюшке, который на все обвинения реагировал сдержанно и благоразумно, отвергая надуманную клевету.

Сообщают, что когда для очной ставки к нему привели завербованного священнослужителя, отец Иоанн так сердечно обрадовался его посещению, что тот, надломленный уязвлением совести, лишился чувств и упал.

В октябре отца Иоанна приговорили к лишению свободы сроком на семь лет, и он был отправлен в Каргопольлаг (Архангельская область). Первое время батюшка трудился на лесоповале, но затем, по состоянию здоровья, его перевели в другое место.

После досрочного освобождения, состоявшегося в 1955 году, отец Иоанн был направлен в Псковскую епархию, а через непродолжительное время (в1957 году) – в Рязанскую. За этот период он сменил несколько приходов. Это было вызвано косностью и неприязненным отношением к нему со стороны местных властей.

10 июня 1966 года отец Иоанн принял монашество, в 1967 году поступил в братство Псково-Печерской обители. В 1970 году он был возведен в сан игумена, а через три года, в 1973-м, – в сан архимандрита.

Помимо традиционных обязанностей, связанных с саном и должностью, отец Иоанн много времени уделял встречам и беседам с людьми, нуждавшимися в его наставлениях, молитвах, благословениях. Желающих встретиться с батюшкой было так много, что приём посетителей, начинавшийся после Божественной литургии, длился до позднего вечера, с небольшими перерывами на трапезу, а иногда продолжался и после полуночи.

Существенная часть богомольцев, искавших с ним личных встреч, почитали его как облагодатствованного, духоносного старца. И это не удивительно, ведь помимо многочисленных добродетелей отец Иоанн обладал духовною мудростью и, как отмечают, даром прозорливости. Между тем сам отец Иоанн, по смирению сердца, относился к себе более, чем критично.

К концу жизни, из-за слабости здоровья, отчасти подорванного во время заключения, отец Иоанн уже не мог принимать всех желавших общения с ним также активно, как раньше. Но со многими его связывала переписка.

5 февраля 2006 года отец Иоанн, причастившись святых Христовых Тайн, почил о Господе. Ему было 95 лет. Прощаясь, старцу отдали подобающие почести. На отпевании присутствовали архиереи, десятки священников и простых богомольцев, духовные чада почившего. Тело подвижника было погребено в священных пещерах.

ТВОРЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОТЦА ИОАННА КРЕСТЬЯНКИНА КАК ПИСАТЕЛЯ

Среди литературных памятников духовного наследия пастыря значительная часть принадлежит опубликованным письмам (см.: Письма ). Как правило все они преисполнены любви и заботы. В них он даёт нравственные наставления и советы, иногда обличает, обещает молиться.

Кроме того многие душеполезные наставления отца Иоанна известны нам по таким сочинениям, как «Опыт построения исповеди», «Настольная книга для монашествующих и мирян», «Проповеди».

Во время распространения смуты и паники сред верующих по поводу присвоения гражданам России ИНН, батюшка высказал твёрдое суждение, что прежде всего христианин отличается не наличием или отсутствием индивидуального номера, присвоенного государством, а верой и добродетелью.

5 февраля 2018 г.

Глава из книги «Несвятые святые и другие рассказы»

Памяти старца архимандрита Иоанна (Крестьянкина, † 5 февраля 2006 года)

Сегодня исполняется 10 лет со дня блаженной кончины Старца архим. Иоанна (Крестьянкина). Своими воспоминаниями о светлом старце делится митрополит Иларион (Алфеев).

Вспоминаю свое первое посещение Псково-Печерского монастыря. Было мне тогда лет тринадцать, и на зимние каникулы я приехал в Печоры. Каждое утро, около шести часов, растворялись монастырские ворота, и я оказывался в каком-то волшебном царстве, отделенном от внешнего мира высокими и глухими каменными стенами. В этом царстве, наполненном неземной тишиной, все было необычно, возвышенно, чудесно. Даже воздух казался иным. Долгие монастырские службы, монашеское пение, колокольный звон, иноки в рясах и черных клобуках, бесшумно передвигавшиеся по зимнему снегу: все это производило неотразимое впечатление.

В один из сумрачных и морозных дней той далекой зимы я увидел на дворе Псково-Печерского монастыря толпу людей, преимущественно женщин, одетых в теплые пальто и шерстяные платки. Выражение их лиц, сумрачное и озабоченное, вполне соответствовало погоде. Вдруг я заметил, как из дверей братского корпуса вышел пожилой монах невысокого роста, в черной рясе и скуфье, с распущенными серебряными волосами. Как только он появился, толпа ринулась к нему навстречу: люди бежали, обгоняя друг друга, спеша получить его благословение. Лицо старца сияло, подобно весеннему солнцу, и на лицах людей засветилась радость.

Это и был отец Иоанн (Крестьянкин), имя которого уже тогда было окружено всероссийским почитанием. Ради того, чтобы увидеть его, чтобы получить его благословение или совет, тысячи людей со всей России стекались в Псково-Печерский монастырь — один из тех немногих духовных центров, которые остались не закрытыми и не разрушенными в советские годы. Отец Иоанн прожил в этом монастыре несколько десятилетий. Перед дверью его кельи всегда сидели посетители, а когда он шел в храм на богослужение, паломники окружали его плотным кольцом.

Для каждого отец Иоанн находил доброе слово, каждого умел обласкать, утешить, духовно укрепить. Помню беседы с батюшкой в его келье. У него была характерная манера сажать собеседника рядом с собой и во время разговора класть руку на его плечо, а иногда даже упираться лбом в лоб собеседника. От отца Иоанна всегда исходила необыкновенная теплота и энергия. По окончании беседы отец Иоанн помазывал посетителя освященным маслом, давал с собой иконки, антидор, снабжал духовной литературой, которой тогда так не хватало.

Советы отца Иоанна были простыми и здравыми. Не помню случая, чтобы он навязывал какое-либо решение. Он всегда подчеркивал, что каждому человеку Богом дарована свобода, и никакой духовник, никакой старец не может ее нарушить. Все ответственные решения человек должен принимать сам, и за благословением приходить тогда, когда решение внутри уже созрело, когда нет колебаний, сомнений. В своих письмах отец Иоанн говорит: «Никто за нас не может решать наших жизненно важных вопросов, и даже в прежние времена старцы не командовали наследием Божиим. Обдумывать, на что брать благословение, должен сам человек… Приказов в духовной жизни быть не может».

Не помню случая, чтобы я когда-либо приехал к старцу для решения тех или иных «жизненно важных вопросов» или «проблем»: как правило, я приезжал за духовным советом или просто для беседы. Когда по окончании службы в армии я решил принять приглашение архиепископа Виленского и Литовского Викторина приехать в Литву, чтобы поступить в Свято-Духовский монастырь, я попросил на это благословение у отца Иоанна. У меня не было сомнений в правильности избранного пути, и я не спрашивал отца Иоанна, например, жениться мне или принимать монашество, служить в Церкви или оставаться в миру. В то же время, я испытывал трепет перед высотой священнического служения и потому нуждался в духовном укреплении, в молитве и благословении старца. Он дал это благословение без колебаний, сказав: «Ты нужен Церкви». И в последующие годы я постоянно чувствовал его молитвенную поддержку и помощь.

Читать еще:  Строительство нового храма УПЦ началось в Ровно

Отец Иоанн был пламенным молитвенником и ревностным совершителем богослужений. Его служение было вдохновенным, молитва проходила через него, заполняя все его существо, глаза его были устремлены к небу, ничто земное его не отвлекало. Возгласы он произносил громко и внятно. Иногда он даже как будто приподнимался на цыпочки, словно готовый воспарить в небеса. За богослужениями, совершаемыми отцом Иоанном, невольно вспоминался другой всероссийский светильник — святой праведный Иоанн Кронштадтский, которого отец Иоанн глубоко почитал.

Моя последняя встреча со старцем произошла за несколько месяцев до его кончины. Открыла дверь его многолетняя верная помощница Татьяна. Старец сидел в белом подряснике, с белыми распущенными волосами. Во всем его облике было что-то неземное, ангельское, чувствовалось, что его душа уже пребывает на небесах, и лишь тело временно задержалось на земле. В то же время он сохранял ясность мысли и какую-то детскую веселость, которая от него передавалась всем, кто с ним встречался. Не было ничего трагического в облике этого почти столетнего старца: наоборот, его благообразный лик излучал тишину, свет и покой. На прощание батюшка попросил у меня благословения и даже громко пропел «Ис полла эти дэспота». Я, в свою очередь, попросил благословения у старца, и он осенил меня широким крестом.

«Христианство — это подвиг жизни, это крестоношение, это труд», — пишет отец Иоанн. Его собственная жизнь была подтверждением этих слов. Он был рукоположен в священный сан в год окончания Великой отечественной войны, но уже спустя пять лет оказался в заключении. После семи лет лагерей и ссылок отец Иоанн двенадцать лет служил на приходах, и за эти годы его шесть раз перемещали с прихода на приход. В 1966 году он принял постриг от одного из абхазских пустынников и в 1967 году поступил в Псково-Печерский монастырь. После этого — почти сорок лет подвижнического труда по духовному окормлению сотен и тысяч православных верующих.

Духовная свобода, по словам отца Иоанна, «покупается дорогой ценой страданий». Эту цену заплатили многие тысячи Новомучеников и Исповедников Российских, отдавших жизнь за веру и Церковь в лютую годину гонений. Цену страданий заплатил и сам отец Иоанн. Ему суждено было пройти через тяжелые испытания, но Господь сохранил его жизнь — сохранил для всех нас, чтобы мы «порадовались при свете его» (Ин. 5:35). Он прожил жизнь исповедника и подвижника, и не случайно, что именно в день памяти Новомучеников и Исповедников Российских Господь призвал к Себе Своего верного служителя.

Вечная память новопреставленному всероссийскому старцу архимандриту Иоанну. Да упокоит его Господь в селениях праведных.

АРХИМАНДРИТ ИОАНН КРЕСТЬЯНКИН — 5 ФЕВРАЛЯ ДЕНЬ ПАМЯТИ

«НЕ ЗАБЫВАЙТЕ, ЧАДЦА БОЖИИ: БЕССИЛЬНО ЗЛО, МЫ ВЕЧНЫ, С НАМИ БОГ» – архимандрит Иоанн (Крестьянкин)Мария Дегтярева |5 февраля 2006 года в Псково-Печерском монастыре, насельником которого он был около 40 лет, отошел ко Господу архимандрит Иоанн Крестьянкин. Сегодня мы вспоминаем об этом удивительном человеке.

Среди известных священников XX века отец Иоанн Крестьянкин занимает особое место. Он оставил по себе настолько светлый след, что тысячам людей в России и теперь, когда его нет на земле, одного воспоминания об этом удивительно ясном человеке, одного взгляда на его фотографию, коротенького отрывка из его проповеди или письма, бывает достаточно для того, чтобы найти в себе силы двигаться дальше. Ему была присуща та особая доброта и особый жизненный оптимизм, которые рождает пережитое страдание за исповедание веры, за преданность Церкви и близость Христу.

«Скорый поезд со всеми остановками»

На протяжении многих лет со всей России в Псково-Печерский монастырь съезжались люди самые разные: священники и известные писатели, ученые и студенты. Двери кельи отца Иоанна были открыты для всех, кто искал духовного совета, находился только в начале жизненного пути или, напротив, прожил мучительную, напряженную жизнь и попадал к старцу в крайне запутанных и сложных обстоятельствах.

Он не отвергал никого. Часто можно было наблюдать такую картину: идет отец Иоанн куда-то поспешно, но на пути у него — множество людей: вопросы, просьбы, недоумения, а он останавливается у каждого, всех выслушивает, вникает в детали, и вот так, благодаря первым встречам, многие находили своего духовного отца.

В Печерах отца Иоанна шутливо называли «скорый поезд со всеми остановками». Любовь его к людям порой была даже не отеческой, а материнской. Именно так, «по-матерински», еще в XIX веке заповедовал своим ученикам любить духовных чад оптинской старец отец Варсонофий.

Истинная любовь взыскательна: мало кто мог быть настолько ласковым с отчаявшимся людьми, как отец Иоанн, и одновременно — таким требовательным в отношении исполнения евангельских заповедей. Видя слабость человеческой природы, склонность людей к лукавству, оправданию сомнительных поступков, он мог одним словом разом положить предел фарисейскому толкованию Евангелия, обличить лицемерие, нелицеприятно обнаружив всю неприглядность притаившегося в сложном мудровании греха.

И эту-то особенную требовательность к себе — постоянную проверку себя — «в вере ли ты?» — он сумел привить своим ученикам. Многие из знавших его свидетельствуют: отец Иоанн был одним из самых мудрых и трезвенных духовников нашего времени.

«Всегда радуйтесь…»

Присущее ему чувство духовной радости и ясности отец Иоанн сумел передать и своим духовным детям. Среди его учеников были те, кто «пламенели» той же искренностью, и, постоянно пребывая в состоянии духовной собранности, отчета перед своей совестью и перед Богом, физически не могли вынести лжи, которой была насквозь пропитана жизнь 70-х – 80-х годов.

Отец Рафаил (Огородников), «вырвавшийся» в Печеры из Москвы и выбравший усеянный терниями путь монаха и будущий оптинский новомученик отец Василий (Росляков), оба отказались от блестящей карьеры в тех условиях, когда это не оставляло возможности «соблюсти веру». Это лишь двое из «джинсового поколения» конца 70-х – начала 80-х гг., кто рядом со старцем обрели опору и научились крепко стоять в вере до конца, если потребуется, даже до смерти.

Скольких людей в те годы «приобрел» отец Иоанн для церкви! — Крепко пивший талантливый писатель и запутавшаяся в личных отношениях известная актриса, директор крупного столичного магазина и только пришедший к вере молодой человек, будущий наместник старинного московского монастыря, — все они были обязаны отцу Иоанну пробуждением для духовной жизни.

Те, кому довелось хоть раз побывать у батюшки, вспоминают, прежде всего, его ласку, ту очаровательную простоту, с которой он благословлял всем какой-нибудь маленький подарок — икону или пасхальный куличик, духовные книги или вкусные шоколадные конфеты, и еще — его детское незлобие и улыбчивость. Он благодушествовал всегда, и, казалось, просто не помнил обид, а ведь ему пришлось вынести многое…

Пастырь времен «оттепели»

Родившийся 11 апреля 1910 г. в городе Орле, отец Иоанн был восьмым ребенком в семье. Семья была верующая, в церковь его водили с самого рождения. Самые яркие впечатления детства, были связаны с храмом.

Первым его «служением» стало служение иподиакона. А в 12 лет мальчик впервые высказал сокровенную мечту — стать монахом. И тогда будущий новомученик, Елецкий епископ Николай (Никольский), положив руку на голову ребенка, напутствовал его: сначала окончить школу, поработать, затем приять сан и послужить, и только потом, со временем, стать монахом.

Выпавшие на долю Церкви в начале века испытания, отозвавшиеся и в Орле закрытием храмов, непривычной тишиной в праздничные дни, когда молчали колокола, напряженным ожиданием грядущих бед и показательными процессами над священниками и епископами Серафимом (Остроумовым) и Николаем (Никольским), только укрепило желание Ивана послужить Господу тогда, когда Церковь теряет лучших.

Мечта исполнилась. 14 января 1945 года в Воскресенском храме на Ваганьковом кладбище Митрополит Николай (Ярушевич), один из четырех архиереев Русской Православной Церкви, оставшихся в живых после гонений, посвятил его в сан диакона. На праздник Иерусалимской иконы Божией Матери 25 октября того же года Патриархом Алексием I диакон Иоанн был рукоположен в священника в Измайловском Христорождественском храме в Москве, где и остался служить.

Затем наступили 50-е… Давление на церковь со стороны системы стало в те годы более изощренным, замаскированным, а исповедничество требовало не меньшего мужества, чем во времена массовых репрессий. Отец Иоанн был одним из сотен священников, «обреченных» на испытания уже в силу своего характера — прямодушного, живого, нравственных качеств, знаний, нестерпимых для режима.

…Это случилось в 1950-м. Приближалось время окончания духовной Академии, была написана и кандидатская работа о преподобном Серафиме Саровском, но защитить ее отец Иоанн не успел, не дали. В ночь с 29 на 30 апреля, как обыкновенно это происходило в те времена, в его комнате в Большом Козихинском был устроен обыск. Два месяца на Лубянке: нелепые обвинения, жестокость следователя, лжесвидетельства…

Затем — камера-одиночка в Лефортовской тюрьме, заключение в Бутырской — в камере с уголовными преступниками и семь лет исправительно-трудовых лагерей…Архангельская область, знаменитый разъезд Черная Речка. А там – барак, непосильный труд на лесоповале, и особое «распределение» — «санитарная обработка», т.е. многочасовое пропаривание одежды заключенных в особой камере при очень высокой температуре.

Но что помнилось ему об этом времени? — Молитва, под самым потолком на третьем ярусе нар, тайные воскресные службы в заброшенном недостроенном бараке, радость в моменты, когда уважение к священнику нежданно-негаданно просыпалось в душах главарей лагерной шпаны…

В 1955 году, по досрочном возвращении из лагеря, он был назначен в Псковскую епархию, затем — Рязанскую. 10 июня в 1966 года в Сухуми отец Иоанн принял монашество. Постриг над ним совершал глинский старец схиархимандрит Серафим (Романцов).

5 марта в 1967 году иеромонах Иоанн поступил в Псков-Печерский монастырь, в 1970 году был возведен в сан игумена, а 7 апреля 1973 года в праздник Благовещения Пресвятой Богородицы — в сан архимандрита. Почти сорок лет отец Иоанн оставался насельником Псково-Печерского монастыря.

В 70-е – 80- ее годы, когда органы государственной безопасности стремились установить контроль над жизнью людей, отцу Иоанну вновь пришлось пить от Чаши страданий. Теперь он разделял бескровное мученичество со своими воспитанниками, державшими «оборону» от мира.

Господь наградил его многими духовными дарованиями, и наиболее явным для окружающих был дар прозорливости. Отец Иоанн предвидел события в жизни близких людей, часто указывая на возможные опасности и, обычно приучая людей к личной ответственности, в некоторых исключительных случаях, все же, требовал неукоснительного исполнения своих благословений.

Со временем, люди, отказавшиеся от послушания своему духовнику, имели возможность убедиться в том, что отец Иоанн имеет основания для такой требовательности: он не говорил от себя. И при этом батюшка сохранял необыкновенную скромность, отзываясь о себе так: «Ну, какой я старец? Вот видели бы вы настоящих старцев!»

Тысячи людей в России помнят об отце Иоанне как о священнике, согревавшем всех и помогавшем прорваться к свету через потемки времен «застоя». Как напутствие всем нам звучат его слова о пути спасения в современном мире:

«Время, в которое привел нам жить Господь, — наисмутнейшее, смущение, смятение и неразбериха колеблют непоколебимое, но это еще не конец. Впереди еще более сложные времена. Бездумно ныне жить нельзя. И не забывайте, чадца Божии, бессильно зло, мы вечны, с нами Бог. У Бога нет забытых людей, и Промысл Божий зрит всех. Миром правит Бог, только Бог и никто другой».

Особенным был и его уход из мира. Обычно так уходят к Богу праведники: казалось, что он блаженно и тихо уснул, сразу после причастия в день, когда Русская Православная Церковь чтит память Исповедников и новомучеников российских…Это был и его день.

Приход храма Михаила Архангела г. Иркутск

официальный сайт

День памяти архимандрита Иоанна(Крестьянкина)

5 февраля-день памяти замечательного старца и духовника- архимандрита Иоанна Крестьянкина!

5 февраля 2006 года в Псково-Печерском монастыре, отошел ко Господу архимандрит Иоанн (Крестьянкин), насельником которого он был около 40 лет.
Отец Иоанн всегда наставлял своих духовных чад мудрым словом и ободрял в жизненных трудностях. Когда у кого-то были сложные духовные ситуации, то с ними обращались к отцу Иоанну и он через простые, но мудрые советы и наставления указывал людям верный духовный путь.

Батюшка был образом неподдельного духовного благоговения и богобоязненности, каким должен быть каждый христианин!

Помолимся же Господу, чтобы Он помог нам достичь хотя бы небольшую толику того, что стяжал своим тяжким трудом архимандрит Иоанн (Крестьянкин), чтобы и нам войти с ним в райские селения!

50 СОВЕТОВ И ИЗРЕЧЕНИЙ АРХИМАНДРИТА ИОАННА (КРЕСТЬЯНКИНА)

Духовная жизнь

  1. Главное в духовной жизни — вера в Промысл Божий и рассуждение с советом
  2. У Бога всё бывает вовремя для тех, кто умеет ждать
  3. Крылышки наши иногда повисают и нет сил взмыть в небо. Это ничего, это наука из наук, которую мы проходим, — лишь бы желание видеть небо над головой, небо чистое, звездное, небо Божие, не исчезло.
  4. Почему бы Вам не стать пианистом, хирургом, художником? Ответите: надо учиться. А для того, чтобы учить других науке из наук — духовной жизни — по-вашему, учиться не надо?
  5. Если в фундамент жизни изначала закладывается грех, то ждать доброго плода в таком случае сомнительно
  6. Любовь к человечеству — словесный блуд. Любовь к человеку конкретному, на нашем жизненном пути Богом данному, — дело практическое, требующее труда, усилия, борьбы с собой, своей леностью
Читать еще:  Христианство — это мазохизм?

Соблазны времени, ИНН, новые документы

  1. 70 лет плена не могли не наложить отпечатка на людей. Плен-то миновал, да новая беда на пороге — свобода и вседозволенность всякому злу
  2. Опыт показывает, что пришедшие к Престолу от рок-музыки служить во спасение не могут… Некоторые вообще не могут стоять у престола, а некоторые опускаются на дно ада беззакониями такими, которые они и до принятия сана не делали
  3. Одни выпускают на компьютере религиозную литературу, а другие творят безобразие. И, пользуясь одной и той же техникой, одни спасаются, а другие погибают уже здесь на земле
  4. Обращение к биоэнергетику есть обращение к врагу Божьему
  5. Нельзя одновременно принимать в себя Кровь и Тело Господне и мочу. Благословения Церкви на лечение мочой нет
  6. Карточки берите: вас еще не спрашивают о вере вашей и не принуждают отрекаться от Бога
  7. Печать антихриста появится, когда он воцарится и получит власть, и будет один-единственный правитель на земле, а сейчас у каждого государства свой глава. И поэтому не паникуйте преждевременно, а страшитесь сейчас грехов, которые открывают и углаживают путь будущему антихристу

  1. Настало такое время, что только скорбями и спасается человек. Так, каждой скорби надо в ножки поклониться и ручку облобызать
  2. Искать надо не радости, а того, что содействует спасению души
  3. С Креста, данного Богом, не сходят — с него снимают
  4. То, что скорбите, — это хорошо, это ведь род молитвы. Только ропота не допускайте
  5. В заключении у меня была истинная молитва — и это потому, что каждый день был на краю гибели
  6. Последние верующие будут в очах Божиих больше первых, больше совершивших немыслимые для нашего времени подвиги
  7. Болезни — попущение Божие — споспешествуют благу человека. Они притормаживают наш безумный бег по жизни и заставляют призадуматься и искать помощи. Как правило, человеческая помощь бессильна, истощается очень быстро, и человек обращается к Богу
  8. Надо выполнять предписания возраста, они даются нам свыше, и противящийся им противится Божию о нас определению
  9. Пособоруйтесь, исповедайтесь и причаститесь — и с Богом отдайте себя врачам. Врачи и лекарства — от Бога, и они даны нам в помощь

Бог, Его Промысл и спасение

  1. Миром правит только Промысл Божий. В этом спасение верующему человеку и в этом сила, чтобы перенести земные скорби
  2. Бог ни с кем не советуется и отчета никому не дает. Одно несомненно: все, что Он делает, — благо для нас, одно благо, одна любовь
  3. Без веры все страшно и сама жизнь — не в жизнь
  4. Жизнь сейчас особенно сложна, а знаете ли почему? Да потому, что совсем отошли от Источника жизни — от Бога
  5. Важно не что делать, но как и во имя Кого. В этом спасение и есть
  6. Нет препятствий для желающих спасаться во все времена, ибо желающих ведет по пути спасения Сам Спаситель

Семья, воспитание детей, аборты, работа и учёба

  1. Если в ваши чувства входит апостольское определение понятия любви (1 Кор. 13), то от счастья будете недалеко
  2. По велению Божию первое и самое важное благословение на создание семьи вы должны оба получить от своих родителей. Им о чадах дается сакраментальное знание, граничащее с провидением
  3. Каноны церковные надо знать: возможная разница в возрасте плюс-минус 5 лет, больше недопустимо
  4. За каждого — по воле матери нерожденного — младенца те другие, которых она родит «на радость» себе, воздадут ей скорбями, болезнями, тугой душевной
  5. Если на семейном совете голоса разделятся, то следует принять глас супруга во главу
  6. К работе надо относиться как к послушанию, и в профессиональном плане быть всегда на должном уровне, а никак не ниже среднего
  7. Учиться ради того, чтобы время убить, — грех. Временем дорожить надо

  1. Идти в монастырь надо не потому, что семья разрушилась, а потому, что сердце горит желанием спасаться трудным путем и безраздельно служить Богу
  2. У Господа и монашество спасительно, и честной брак похвален. А выбирает каждый человек сам. Но что и то и другое — крестоношение, это безусловно
  3. С искушениями монаху подобает бороться на месте: на новом месте тот же самый бес ополчится на вас с удвоенной силой по праву, ибо он однажды уже одержал над вами победу, изгнав с места брани

Старчество, духовничество, священство

  1. Тех старцев, которых ищете вы, нынче нет. Потому что нет послушников, но только одни совопросники
  2. Духовник отступает, когда не принимают Божьего с первого раза, а дальше замолкает
  3. Думать за тебя во всем и вести тебя, как слепого за руку, не вижу смысла и пользы: станешь расслабленным
  4. Ходите в церковь, исповедуйтесь, спрашивайте о волнующих Вас вопросах у многих. И только когда поймете, что из многих один — самый близкий душе вашей, будете обращаться только к нему
  5. Служителю Церкви нужна спутница-помощница, а не помеха
  6. Священнику лицедействовать не подобает — это для него грех тяжкий
  7. Святейший Патриарх Алексий I (он рукополагал отца Иоанна – прим. Ред.) сказал: «Всё, что в Требнике написано, выполняй, а всё, что за сим находит, терпи. И спасешься»

Православная Церковь , проповедь Православия

  1. Если бы христианство насаждалось кулаком, то его давно бы не было на земле
  2. Другим говорить о Боге, когда у них ещё нет склонности слышать о Нем, не надо. Вы спровоцируете их на богохульство
  3. Вера придёт к супругу в ответ на ваши труды и мудрое поведение с ним во всём
  4. Не будем льстить себя мыслью, что мы можем быть справедливее Господа, но послушаем Его велений, данных нам Святыми Апостолами и Святыми Отцами, и это послушание будет и нам спасительно, и близким полезно
  5. Бойтесь отпасть от Матери-Церкви: только она одна и сдерживает лаву антихристианского разгула в мире теперь!

Мысли и изречения архимандрита Иоанна (Крестьянкина)
собрал и подготовил Антон Поспелов Православие.ру

АРХИМАНДРИТ ИОАНН КРЕСТЬЯНКИН — 5 ФЕВРАЛЯ ДЕНЬ ПАМЯТИ

«НЕ ЗАБЫВАЙТЕ, ЧАДЦА БОЖИИ: БЕССИЛЬНО ЗЛО, МЫ ВЕЧНЫ, С НАМИ БОГ» – архимандрит Иоанн (Крестьянкин)Мария Дегтярева |5 февраля 2006 года в Псково-Печерском монастыре, насельником которого он был около 40 лет, отошел ко Господу архимандрит Иоанн Крестьянкин. Сегодня мы вспоминаем об этом удивительном человеке.

Среди известных священников XX века отец Иоанн Крестьянкин занимает особое место. Он оставил по себе настолько светлый след, что тысячам людей в России и теперь, когда его нет на земле, одного воспоминания об этом удивительно ясном человеке, одного взгляда на его фотографию, коротенького отрывка из его проповеди или письма, бывает достаточно для того, чтобы найти в себе силы двигаться дальше. Ему была присуща та особая доброта и особый жизненный оптимизм, которые рождает пережитое страдание за исповедание веры, за преданность Церкви и близость Христу.

«Скорый поезд со всеми остановками»

На протяжении многих лет со всей России в Псково-Печерский монастырь съезжались люди самые разные: священники и известные писатели, ученые и студенты. Двери кельи отца Иоанна были открыты для всех, кто искал духовного совета, находился только в начале жизненного пути или, напротив, прожил мучительную, напряженную жизнь и попадал к старцу в крайне запутанных и сложных обстоятельствах.

Он не отвергал никого. Часто можно было наблюдать такую картину: идет отец Иоанн куда-то поспешно, но на пути у него — множество людей: вопросы, просьбы, недоумения, а он останавливается у каждого, всех выслушивает, вникает в детали, и вот так, благодаря первым встречам, многие находили своего духовного отца.

В Печерах отца Иоанна шутливо называли «скорый поезд со всеми остановками». Любовь его к людям порой была даже не отеческой, а материнской. Именно так, «по-матерински», еще в XIX веке заповедовал своим ученикам любить духовных чад оптинской старец отец Варсонофий.

Истинная любовь взыскательна: мало кто мог быть настолько ласковым с отчаявшимся людьми, как отец Иоанн, и одновременно — таким требовательным в отношении исполнения евангельских заповедей. Видя слабость человеческой природы, склонность людей к лукавству, оправданию сомнительных поступков, он мог одним словом разом положить предел фарисейскому толкованию Евангелия, обличить лицемерие, нелицеприятно обнаружив всю неприглядность притаившегося в сложном мудровании греха.

И эту-то особенную требовательность к себе — постоянную проверку себя — «в вере ли ты?» — он сумел привить своим ученикам. Многие из знавших его свидетельствуют: отец Иоанн был одним из самых мудрых и трезвенных духовников нашего времени.

«Всегда радуйтесь…»

Присущее ему чувство духовной радости и ясности отец Иоанн сумел передать и своим духовным детям. Среди его учеников были те, кто «пламенели» той же искренностью, и, постоянно пребывая в состоянии духовной собранности, отчета перед своей совестью и перед Богом, физически не могли вынести лжи, которой была насквозь пропитана жизнь 70-х – 80-х годов.

Отец Рафаил (Огородников), «вырвавшийся» в Печеры из Москвы и выбравший усеянный терниями путь монаха и будущий оптинский новомученик отец Василий (Росляков), оба отказались от блестящей карьеры в тех условиях, когда это не оставляло возможности «соблюсти веру». Это лишь двое из «джинсового поколения» конца 70-х – начала 80-х гг., кто рядом со старцем обрели опору и научились крепко стоять в вере до конца, если потребуется, даже до смерти.

Скольких людей в те годы «приобрел» отец Иоанн для церкви! — Крепко пивший талантливый писатель и запутавшаяся в личных отношениях известная актриса, директор крупного столичного магазина и только пришедший к вере молодой человек, будущий наместник старинного московского монастыря, — все они были обязаны отцу Иоанну пробуждением для духовной жизни.

Те, кому довелось хоть раз побывать у батюшки, вспоминают, прежде всего, его ласку, ту очаровательную простоту, с которой он благословлял всем какой-нибудь маленький подарок — икону или пасхальный куличик, духовные книги или вкусные шоколадные конфеты, и еще — его детское незлобие и улыбчивость. Он благодушествовал всегда, и, казалось, просто не помнил обид, а ведь ему пришлось вынести многое…

Пастырь времен «оттепели»

Родившийся 11 апреля 1910 г. в городе Орле, отец Иоанн был восьмым ребенком в семье. Семья была верующая, в церковь его водили с самого рождения. Самые яркие впечатления детства, были связаны с храмом.

Первым его «служением» стало служение иподиакона. А в 12 лет мальчик впервые высказал сокровенную мечту — стать монахом. И тогда будущий новомученик, Елецкий епископ Николай (Никольский), положив руку на голову ребенка, напутствовал его: сначала окончить школу, поработать, затем приять сан и послужить, и только потом, со временем, стать монахом.

Выпавшие на долю Церкви в начале века испытания, отозвавшиеся и в Орле закрытием храмов, непривычной тишиной в праздничные дни, когда молчали колокола, напряженным ожиданием грядущих бед и показательными процессами над священниками и епископами Серафимом (Остроумовым) и Николаем (Никольским), только укрепило желание Ивана послужить Господу тогда, когда Церковь теряет лучших.

Мечта исполнилась. 14 января 1945 года в Воскресенском храме на Ваганьковом кладбище Митрополит Николай (Ярушевич), один из четырех архиереев Русской Православной Церкви, оставшихся в живых после гонений, посвятил его в сан диакона. На праздник Иерусалимской иконы Божией Матери 25 октября того же года Патриархом Алексием I диакон Иоанн был рукоположен в священника в Измайловском Христорождественском храме в Москве, где и остался служить.

Затем наступили 50-е… Давление на церковь со стороны системы стало в те годы более изощренным, замаскированным, а исповедничество требовало не меньшего мужества, чем во времена массовых репрессий. Отец Иоанн был одним из сотен священников, «обреченных» на испытания уже в силу своего характера — прямодушного, живого, нравственных качеств, знаний, нестерпимых для режима.

…Это случилось в 1950-м. Приближалось время окончания духовной Академии, была написана и кандидатская работа о преподобном Серафиме Саровском, но защитить ее отец Иоанн не успел, не дали. В ночь с 29 на 30 апреля, как обыкновенно это происходило в те времена, в его комнате в Большом Козихинском был устроен обыск. Два месяца на Лубянке: нелепые обвинения, жестокость следователя, лжесвидетельства…

Затем — камера-одиночка в Лефортовской тюрьме, заключение в Бутырской — в камере с уголовными преступниками и семь лет исправительно-трудовых лагерей…Архангельская область, знаменитый разъезд Черная Речка. А там – барак, непосильный труд на лесоповале, и особое «распределение» — «санитарная обработка», т.е. многочасовое пропаривание одежды заключенных в особой камере при очень высокой температуре.

Но что помнилось ему об этом времени? — Молитва, под самым потолком на третьем ярусе нар, тайные воскресные службы в заброшенном недостроенном бараке, радость в моменты, когда уважение к священнику нежданно-негаданно просыпалось в душах главарей лагерной шпаны…

Читать еще:  Крест Христов и новомученики

В 1955 году, по досрочном возвращении из лагеря, он был назначен в Псковскую епархию, затем — Рязанскую. 10 июня в 1966 года в Сухуми отец Иоанн принял монашество. Постриг над ним совершал глинский старец схиархимандрит Серафим (Романцов).

5 марта в 1967 году иеромонах Иоанн поступил в Псков-Печерский монастырь, в 1970 году был возведен в сан игумена, а 7 апреля 1973 года в праздник Благовещения Пресвятой Богородицы — в сан архимандрита. Почти сорок лет отец Иоанн оставался насельником Псково-Печерского монастыря.

В 70-е – 80- ее годы, когда органы государственной безопасности стремились установить контроль над жизнью людей, отцу Иоанну вновь пришлось пить от Чаши страданий. Теперь он разделял бескровное мученичество со своими воспитанниками, державшими «оборону» от мира.

Господь наградил его многими духовными дарованиями, и наиболее явным для окружающих был дар прозорливости. Отец Иоанн предвидел события в жизни близких людей, часто указывая на возможные опасности и, обычно приучая людей к личной ответственности, в некоторых исключительных случаях, все же, требовал неукоснительного исполнения своих благословений.

Со временем, люди, отказавшиеся от послушания своему духовнику, имели возможность убедиться в том, что отец Иоанн имеет основания для такой требовательности: он не говорил от себя. И при этом батюшка сохранял необыкновенную скромность, отзываясь о себе так: «Ну, какой я старец? Вот видели бы вы настоящих старцев!»

Тысячи людей в России помнят об отце Иоанне как о священнике, согревавшем всех и помогавшем прорваться к свету через потемки времен «застоя». Как напутствие всем нам звучат его слова о пути спасения в современном мире:

«Время, в которое привел нам жить Господь, — наисмутнейшее, смущение, смятение и неразбериха колеблют непоколебимое, но это еще не конец. Впереди еще более сложные времена. Бездумно ныне жить нельзя. И не забывайте, чадца Божии, бессильно зло, мы вечны, с нами Бог. У Бога нет забытых людей, и Промысл Божий зрит всех. Миром правит Бог, только Бог и никто другой».

Особенным был и его уход из мира. Обычно так уходят к Богу праведники: казалось, что он блаженно и тихо уснул, сразу после причастия в день, когда Русская Православная Церковь чтит память Исповедников и новомучеников российских…Это был и его день.

Молитвенник о России: к 10-летию упокоения отца Иоанна (Крестьянкина)

Судьба архимандрита Иоанна (Крестьянкина) — это судьба России в XX веке со всеми ее трагедиями и искренней надеждой на духовное возрождение

Судьба архимандрита Иоанна (Крестьянкина) -это судьба России в XX веке со всеми ее трагедиями и искренней надеждой на духовное возрождение.

11 апреля 2000 года в Псково-Печерской обители, одном из самых величественных монастырей Русского Севера, не закрывавшимся даже в советские годы, ощущалось небольшое смятение. Даже седобородые старцы, для которых, казалось бы, в этом мире уже не может быть ничего нового, были искренне удивлены. В тот день самый умудренный и почитаемый среди них -архимандрит Иоанн (Крестьянкин) отмечал 90-летие. Для монаха — это не повод к обильному застолью, но возможность, воздохнув о своих грехах (даже у святых они есть), помолиться обо всех нас.

Но, как рассказывают очевидцы, был удивлен и сам отец Иоанн. Прежде претерпевавший от мирских властей в основном лишения и унижения, он получил поздравление от… нового Верховного правителя Земли Русской — буквально накануне избранного президентом России Владимира Путина. Поздравительные слова разительно отличались от сухих посланий, которые, подчас практически «под копирку», составляют референты власть предержащих:

«Ваша жизнь — пример подлинного подвижничества и истинного служения Русской Православной Церкви, стремления к укреплению веры и духа нашего народа. Вас знает и любит вся православная Русь. Ведь во многом благодаря таким Наставникам, как Вы, Россия возвращается сегодня к своим духовным и нравственным корням».

Казалось бы, еще вчера к Церкви светские руководители относились снисходительно, даже пренебрежительно. А «позавчера» делали все, чтобы к 1980 году «показать по телевизору последнего попа». Слава Богу, показать не получилось ни «последнего», ни «предпоследнего». Напротив, в годы «застоя» люди стали все меньше страшиться зайти в храм, а потому в той же Псково-Печерской обители порой можно было встретить и «партийных», оправдывавших свою тягу к вере интересом к древнерусскому искусству и тем, что «Православие — это народный обычай».

Примерно в эти годы, по совету крестной, в Псковские Печоры впервые приехал только становившийся на путь воцерковления выпускник сценарного факультета ВГИКа Георгий Шевкунов (ныне — настоятель московского Сретенского монастыря епископ Бронницкий Тихон). Вот как рассказывает об этом владыка в своей, уже ставшей легендарной, книге «Несвятые святые»:

«Я впервые увидел архимандрита Иоанна (Крестьянкина) в 1982 году, когда приехал в Псково–Печерский монастырь. Тогда, кажется, он не произвел на меня особого впечатления: такой очень добрый старичок, весьма крепкий (в ту пору ему было только семьдесят два года), вечно куда–то спешащий, даже суетливый, неизменно окруженный толпой паломников. Другие насельники монастыря выглядели гораздо строже, аскетичнее и даже солиднее

Пока со временем до нас не стало доходить, что отец Иоанн на самом деле — один из очень немногих людей на земле, для которых раздвигаются границы пространства и времени, и Господь дает им видеть прошлое и будущее, как настоящее. Мы с удивлением и не без страха убедились на собственном опыте, что перед этим старичком, которого недоброжелатели насмешливо именовали «доктором Айболитом», человеческие души открыты со всеми их сокровенными тайнами, с самыми заветными стремлениями, с тщательно скрываемыми, потаенными делами и мыслями. В древности таких людей называли пророками. У нас в Православной Церкви их именуют старцами. «

При этом сам отец Иоанн, уже при жизни совершавший чудеса и исцеления (и особенно часто предвидевший будущее), никогда старцем себя не называл. «Какие старцы?! Мы в лучшем случае опытные старички», — смиренно отвечал он восторженным почитателям, которые редко прислушивались к словам батюшки и порой рассказывали о нем всевозможные небылицы. Байки, искажавшие подлинный облик этого подлинно святоотеческого пастыря, в годы богоборческих гонений перенесшего немало страданий (включая несколько лет тюрем и лагерей), но сохранившего все благодатные дары, данные ему при крещении в далеком 1910 году, а также таинствах диаконского и священнического рукоположения в победном 1945-м.

Около 40 лет провел архимандрит Иоанн в Псково-Печерской обители, которая за эти годы у многих стала ассоциироваться именно с ним. Сложно сказать, кто именно посоветовал в апреле 2000-го Владимиру Путину, новоизбранному главе государства Российского, поздравить старца с юбилеем. Но факт остается фактом: несколько месяцев спустя, в августе того же года, в ходе первого визита президента в Псковскую область, Путин заехал в Псково-Печерский монастырь, где 40 минут наедине беседовал с отцом Иоанном в его скромной келье.

Можно только гадать, на что тогда благословил старец правителя. Главное то, что сам отец Иоанн всю свою земную жизнь горячо молился о духовном возрождении нашей страны. А потому православные христиане нисколько не сомневаются: старец и сегодня, спустя 10 лет после своей блаженной кончины, продолжает молиться «о Богохранимой стране нашей, властех и воинстве ея».

Цитаты из проповедей архимандрита Иоанна (Крестьянкина)

«. Чтобы нам с вами быть истинно православными христианами, надо иметь живое и постоянное общение с Православной Церковью в ее молитвах, учении, Таинствах, надо знать свою веру, изучать ее, проникаться и жить ее духом, руководствоваться ее правилами, заповедями и уставами. А главное — необходимо постоянно восстанавливать в себе глубоким покаянием образ истинно православного христианина по примеру святых Божиих людей, живших во все времена». (2/15 марта 1992 года)

«. Покаяться — это значит переменить грешные мысли и чувства, исправиться, стать другим. Хорошо осознать свои грехи, почувствовать тяжесть грехопадения. Но взамен оскверненной жизни, изглаживаемой Господом Иисусом Христом в покаянии, нужно начать создавать новую жизнь, жизнь по духу Христову. Необходимо возрастание, духовное восхождение «от силы в силу», как бы по ступеням лестницы». (23 марта/5 апреля 1992 года)

«Вот мы теперь живем суетно, у нас нет внимания, чтобы увидеть в своей жизни следы Промысла Божия, у нас нет разумения понять, что же хочет от нас Господь в данных нам обстоятельствах жизни. А все это потому, что мы забываем о единственной цели земного бытия, о том, что оно — только путь в вечность. Мы забываем и часто становимся дерзкими богоборцами, противниками Божиих определений о нас, не принимая непреложной истины, что единственно крестным подвигом жизни человека начертывается его путь во спасение — в блаженную вечность. Только узкие и тесные врата ведут в Царство Небесное». (25 января/7 февраля 1993 года)

«Быстротечная река времени стремительным потоком несется в вечность. И только Святая Церковь и праздники Божии на какое-то мгновение приостанавливают это движение, как бы отсчитывая время. И вся наша жизнь, от рождения до исхода из нее, отражается в этом годичном круге, напоминает и зовет: «Познай себя, всмотрись в себя, человече. Кто ты, как живешь, и что ждет тебя впереди? Ведь и ты вместе с этим потоком времени несешься к безвремению, к вечности». И так каждый день, каждый год». (28 февраля /13 марта 1994 года)

Высказывания архимандрита Иоанна (Крестьянкина)

«Развитие греха и искажение жизни происходит постепенно: начинается с помрачения ума (чтобы ум был светел, надо ежедневно читать Святое Евангелие и видеть жизнь и оценивать в свете Евангельских истин), за сим следует расслабление воли, и покатился снежный ком греха, растет и растет, пока тебя не раздавит. За расслаблением воли следует искажение совести, когда все видим в искаженном свете, и получаем за все растление тела. «

«. Настало такое время, что только скорбями и спасается человек. Так каждой скорби надо в ножки поклониться и ручку облобызать…»

«И болезни — попущение Божие — споспешествуют благу человека. Они притормаживают наш безумный бег по жизни и заставляют призадуматься и искать помощи. Как правило, человеческая помощь бессильна, истощается очень быстро, и человек обращается к Богу. «

«. Путь спасения во все времена один, и начертан он для нас в Святом Евангелии. И нет препятствий для желающих спасаться во все времена, ибо желающих ведет по пути спасения Сам Спаситель. Нам же только искренно желать идти вослед Христа».

«Время, в которое привел нам жить Господь, наисмутнейшее, — смущение, смятение и неразбериха колеблют непоколебимое, но это еще не конец. Впереди еще более сложные времена. Бездумно ныне жить нельзя. И не забывайте, чадца Божии, бессильно зло, мы вечны, с нами Бог. У Бога нет забытых людей, и Промысл Божий зрит всех. Миром правит Бог, только Бог и никто другой».

Из завещания архимандрита Иоанна (Крестьянкина)

«. Дорогие мои, чадца Божии! Верьте Богу, доверяйтесь Его всегда благой о нас воле. Приимите все в жизни, и радость, и безотрадность, и благоденствие, и злоденствие, как милость и истину путей Господних. И ничего не бойтесь в жизни кроме греха. Только он лишает нас Божия благоволения и отдает во власть вражьего произвола и тирании. Любите Бога! Любите любовь и друг друга до самоотвержения. Знает Господь, как спасать любящих его».

Из воспоминаний протоиерея Михаила Правдолюбова об архимандрите Иоанне (Крестьянкине):

«Где-то в середине 80-х годов началась первая смута о номерах. Тогда это были не ИНН, а новые пенсионные документы. Нужно было заполнять какие-то анкеты, в которые требовалось вписать определенный номер, в каждой анкете свой. Начали говорить о печати антихриста и о недопустимости заполнения таких анкет. Меня постоянно спрашивали, как к этому относиться. Я считал, что ничего особенного в этом нет, но хотелось узнать мнение отца Иоанна.

В одну из своих поездок в Печоры я подробно изложил отцу Иоанну все то, что смущает людей. Отец Иоанн мне лично отвечал так. Никаких номеров бояться не нужно. Цифры — всюду: на часах стоят цифры, на документах, на страницах книг, где их только нет! Так что же теперь их бояться? Бояться нужно не цифр, чисел и номеров, а нужно бояться греха, который мы совершаем, особенно соблазнов последнего времени. Если мы с легкостью поддаемся этим соблазнам, если с легкостью грешим, то дух антихристов действует в нас, незаметно для нас самих печать антихриста, которую так все боятся, может уже на нас стоять!

Когда же появилось смущение об ИНН, я спросил также и об этом. Отец Иоанн ответил мне, дескать все, что было сказано им о пенсионных документах, следует отнести и к ИНН: никаких номеров бояться не нужно!”

«В конце 80-х годов отец Иоанн говорил о нашем времени как о времени бескровного мученичества. «Вы — бескровные мученики, — говорил он. — А дальше будет еще труднее. Ваше время тяжелее нашего, и вам можно только посочувствовать. Но мужайтесь и не бойтесь! Сейчас везде смущение, смятение и неразбериха, а будет еще хуже: перестройка, перестрелка, перекличка. Наступит время тяжелого духовного голода, хотя на столе все будет»…”

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector