8 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Алексий II — служение длиною в жизнь

Содержание

Патриарх Алексий II имеет дворянские корни немецкого рода фон Ридигеров. Ридигер Алексей Михайлович – так звали будущего патриарха. Семья была верующей, отец — протоиерей. Алекий II родился в 1929 году 23 февраля в Таллине.

Биография патриарха Алексия 2 имеет один странный эпизод. Есть версия, что в свидетельстве о рождении Алексия II указано имя Абрам Моисеевич Ридигер. Якобы фотография этого свидетельства о рождении была в какой-то эстонской газете.

Но эта версия официально не подтверждена.

С раннего детства мальчик хотел стать священником, с удовольствием служил алтарником. В пятнадцать лет, после окончания богословских курсов, был рукоположен как иподиакон. Служил архиепископу Нарвскому Павлу. Затем служил в Александро-Невском соборе алтарником и ризничим, был псаломщиком в Таллиннской Казанской церкви.

Таллинский собор Александра Невского. Именно здесь патриарх Алексий II начал свое служение как алтарник

В 1947 году Алексей поступил на третий курс Ленинградской духовной семинарии. А после закончил Ленинградскую духовную академию. С этих пор начинается путь к сану святейшего патриарха.

Алеша Ридигер, патриарх в детстве

На момент смерти отец Алексий Зорин не был болен коронавирусом: ответ «Православного Осколья»

5 октября 2020 Ахилла

Редакция «Православного Осколья» отреагировала на новости в СМИ об отпевании настоятеля кафедрального собора Старого Оскола протоиерея Алексия Зорина:

«После нашей публикации об отпевании приснопоминаемого протоиерея Алексия Зорина в сети появились статьи, авторы которых выражают недоумение по поводу того, что отца Алексия хоронили в открытом гробу, а пришедшие проститься с выдающимся священнослужителем находились в храме без масок.

По этому поводу мы сообщаем, что на момент смерти (1 октября) отец Алексий не был болен коронавирусом. Излечение произошло за неделю до печальной даты. Это подтверждено несколькими отрицательными тестами, которые были сделаны в больнице. Смерть протоиерея Алексия, согласно официальному заключению, наступила от остановки сердца. Все подтверждающие документы имеются у семьи почившего священнослужителя. Мы всего лишь процитируем текст справки за подписью главного врача Старооскольской окружной больницы святителя Луки Крымского Немцевой С. А. от 2 октября 2020 года: „… учитывая отрицательные результаты ПЦР от 24.09.2020 года, положительную динамику по пневмонии в особых условиях захоронения не нуждается”.

Относительно того, что якобы присутствующие находились без масок, мы, как и другие очевидцы, можем подтвердить: в храм пускали людей только при наличии медицинской маски на лице. Без масок были лишь священнослужители, совершавшие чин отпевания.

Надеемся, что эта публикация развеет все недоумения. В очередной раз от имени семьи почившего отца Алексия просим молитв об упокоении его души!

Царство Небесное и вечная память приснопоминаемому протоиерею Алексию Зорину!

С уважением, редакция митрополичьего информационного центра „Православное Осколье“».

От редакции «Ахиллы»:

История вокруг отпевания уважаемого протоиерея показала две вещи, общие практически для всех епархий и епархиальных управлений РПЦ: во-первых, несмотря на якобы наличие правил в храмах («в храм пускали людей только при наличии медицинской маски на лице»), многие прихожане игнорируют эти правила, это видно на фото с этого же отпевания. Мало того, если батюшки стоят массово без масок, то у прихожанина должна возникнуть мысль: значит, у батюшек сильна вера, они не бояться заразиться — я тоже хочу как батюшки, буду им подражать в силе веры и сниму маску!

Второе: епархиалам пора бы уже научиться взаимодействовать со СМИ превентивно: продумывать, какие действия или слова священнослужителей могут вызвать недоумения, и давать на это ответ заранее. Так, при публикации новости об отпевании протоиерея Алексия что мешало упомянуть о том, что «отпевание прошло при открытом гробе, потому что…» — и тогда бы ни у кого не возникло вопросов и претензий.

Но у нас не считают нужным особо напрягаться в епархиальных СМИ и отделах по взаимодействию с обществом и СМИ, максимум — нехотя отреагировать, уходя в глухую защиту, уже после скандала.

Фото: ВК «Православное Осколье»

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340 (Плужников Алексей Юрьевич)


Или с помощью этой формы, вписав любую сумму:

Болезнь сердца патриарха Алексия II

Официальная версия смерти Алексия Второго – сердечный приступ. Действительно, Его Святейшество, епископ Русской православной церкви, имел серьёзные осложнения с давлением и сердечной мышцей. Он перенёс два инфаркта и регулярно наблюдался у кардиологов. А буквально за два месяца до смерти Алексей Михайлович перенёс клиническую смерть и остановку сердца. Но немецкие врачи поставили священнослужителя на ноги.

Актёр Станислав Садальский публично высказывал свою версию об убийстве патриарха. Но его заявления сочли крамольными и беспочвенными. Однако разгорелся нешуточный скандал.

Общественная позиция

В перестройку митрополит Алексий был избран народным депутатом СССР. Он голосовал за отмену монополии КПСС, за обнародование секретных протоколов Пакта Молотова–Риббентропа, призывал дать независимость странам Прибалтики.

Он не поддержал ГКЧП и призывал убрать мавзолей Ленина с Красной площади. При этом Алексий не был поклонником Запада и его ценностей. Это особено проявится во время его патриаршества.

Почему зарубежные родственники Николая II отвернулись от него

Политический эгоизм заслонил для всех человеческие чувства

В ночь с 15 на 16 марта (нового стиля) 1917 года император Николай II отрёкся от престола и сразу после этого подвергнулся домашнему аресту со всей своей семьёй. Места заключения неоднократно менялись, пока 17 июля 1918 года он, его жена, все их дети и несколько слуг не были расстреляны в Екатеринбурге.

Шестнадцать месяцев царская семья томилась в неволе, и никто из родственных ей европейских монархов не попытался добиться от российской революционной власти их освобождения! Или всё-таки такие переговоры были?

Ненависть «кузена Вилли»

«Дорогой кузен Вилли» – так называли Николай II и императрица Александра Фёдоровна в своей переписке германского императора Вильгельма II. Царице он приходился двоюродным братом, а царю – троюродным. Но с началом Первой мировой войны «кузен Вилли» стал врагом. Как вождь германской нации он мог только радоваться, что Россия после свержения своего монарха попала в трудное положение. Вильгельм и Ленина послал сюда, чтобы окончательно добить Россию.

Испытывал ли он, как родственник, какие-то остатки жалости к поверженной царской семье? Ведь она уже не могла ему противодействовать. Большевики, как известно, пытались заинтересовать Вильгельма в освобождении царской семьи и добиться за это от кайзера каких-то уступок на брестских мирных переговорах. Но всё было тщетно. Политический расчёт полностью заслонил для германского кайзера любые родственные и человеческие чувства.

Предательство британского короля

Король Великобритании и Ирландии Георг V был двоюродным братом Николая II. Даже внешне они были очень похожи между собой, что с интересом отмечала европейская светская публика. Говорят, что английский монарх царствует, но не правит. Это не совсем так. Потому что традицией для всей правящей элиты Великобритании является поддержание высокого личного авторитета монарха.

Уже в конце марта 1917 года английский премьер-министр Дэвид Ллойд-Джордж обратился с секретным посланием к российскому Временному правительству. Он выразил готовность своего правительства предоставить Николаю II и его семье проживание в Великобритании как частным лицам. Временное правительство склонялось к тому, чтобы пойти навстречу. Но такой вывоз из России нельзя было осуществить тайно, а Совет рабочих депутатов, требовавший суда над царём и царицей, воспротивился бы открытой эмиграции.

Как оказалось, препятствие было не только в этом. Кто-то разгласил информацию об этом обращении в самой Англии. Поднялся парламентский скандал. Дело в том, что ещё до революции российская либеральная публика распространила в союзных странах миф, будто Николай II, а в особенности императрица, хотят сепаратного мира с Германией.

Читать еще:  7 мая в Храме Христа Спасителя поминают жертв терактов

Британская публика вполне поверила в этот миф. Теперь он не позволил российским либералам, взявшим власть, отправить царя за границу. Британские парламентарии кричали о том, что Соединённое Королевство не должно давать убежище человеку, запятнавшему себя связями с врагом! Кончилось тем, что сам король Георг V, уступая организованному шквалу «общественного мнения», выступил с заявлением, что английский королевский дом никогда не предлагал и не предоставит Николаю II и членам его семьи жительства в Великобритании.

Датское королевское семейство

Мать Николая II Мария Фёдоровна принадлежала к королевскому дому Дании. Во время революции она оказалась в Крыму и в начале 1919 года сумела выехать оттуда, вместе с дочерью Ксенией , сестрой царя, на английском военном корабле. Мария Фёдоровна поселилась у родных в Копенгагене, но была поставлена там на положение нежелательной иждивенки. С её мнением не считались.

В конце жизни (она умерла в 1928 году) Мария Фёдоровна была готова верить самым фантастическим слухам о спасении своего сына, внуков и снохи. Что касается датского королевского дома, то он никогда не показывал заинтересованности в судьбе семьи свергнутого российского императора.

На фоне всех этих монархических семейств, из политического эгоизма не проявивших ни малейшего сочувствия и сострадания к судьбам своих погибавших в России родственников, выгодно выделяется испанский король Альфонсо XIII. Он приходился в лучшем случае весьма отдалённым родственником Романовым (все династии европейских монархов находятся между собой в каком-то родстве), но заявил о том, что Испания примет русского царя и его семью, если тех выпустят из России. Однако добиться этого было не в его силах.

Как реагировали на смерть Сталина в СССР и других странах

5 марта 1953 года умер председатель Совета министров СССР, секретарь ЦК КПСС Иосиф Сталин (Джугашвили). Человек, фактически создавший Советский Союз и бессменно руководивший им без малого 30 лет. Вождь и отец народов для одних, кровавый тиран для других. Накануне очередной годовщины смерти Сталина Znak.com вспомнил, как на нее реагировали в стране и мире, как она была отражена в фильмах и книгах.

Смерть Сталина

74-летний самодержец умирал несколько дней — по какой-то причине его не беспокоили в течение всего дня 1 марта и обнаружили лежащим на полу в луже мочи только вечером. Помощь всемогущему до той минуты диктатору оказали не сразу, соратники оценили обстановку и начали собираться в Кремле — делить власть, периодически приезжая посмотреть на того, кого воспевали и боялись. Только 4 марта народу сообщили о болезни вождя: по воспоминаниям современников, после новостей в 7 часов изменилась сетка утренних радиопередач — вместо зарядки и чтения передовиц «Правды» звучала печальная классическая музыка. В 9:30 (по другим данным, в 6:30) Юрий Левитан зачитал официальное сообщение о болезни Сталина. Оно не было правдивым — народу решили сказать, что инсульт произошел в ночь на 2 марта в квартире в Москве (читай — Кремле), но упомянули паралич правой стороны тела и потерю речи. 5 марта прозвучали малоизвестные до тех пор фамилии ирландских врачей XIX века Чейна и Стокса (дыхание Чейна — Стокса — один из описанных у умирающего Сталина симптомов. — Прим. ред.). Утром 6 марта городу и миру сообщили, что Сталина больше нет.

По всей стране началась подготовка к прощанию с вождем: в Москве бальзамировали труп, продумывали церемонию погребения, в регионах и республиках планировали траурные митинги. Как известно из докладной записки министра госбезопасности Игнатьева, параллельно звучали два противоположных суждения — трагическое «на кого же ты нас оставил» и «наконец-то». Первое было официальным и безопасным, за вторым обычно следовали оперативное расследование и арест.

На свободе

«В „Правде“ появилось сообщение о смерти Сталина и о том, что смерть эта — всенародное горе. И люди заплакали. Но они плакали, я думаю, не потому, что хотели угодить „Правде“, а потому, что со Сталиным была связана (или, лучше сказать, он связал себя с нею) целая эпоха, — писал в 1973 году Иосиф Бродский. — Пятилетки, конституция, победа на войне, послевоенное строительство, идея порядка — сколь бы кошмарным он ни был. (…) Люди взрослели, женились, разводились, рожали, старились, умирали, — и все время у них над головой висел портрет Сталина. Было отчего заплакать. Вставал вопрос, как жить без Сталина. Ответа на него никто не знал».

Вспоминая те дни, поэт описывал сцену оплакивания Сталина: «Мне было 13, я учился в школе, и нас всех согнали в актовый зал, велели стать на колени, и секретарь парторганизации — мужеподобная тетка с колодкой орденов на груди — заломив руки, крикнула нам со сцены: „Плачьте, дети, плачьте! Сталин умер!“ — и сама первая запричитала в голос. Мы, делать нечего, зашмыгали носами, а потом мало-помалу и по-настоящему заревели». По его словам, покойного правителя оплакивали родители и соседи. «Что до меня, то (тогда — к стыду, сейчас — к гордости) я не плакал, хотя стоял на коленях и шмыгал носом, как все. Скорее всего потому, что незадолго до этого я обнаружил в учебнике немецкого языка, взятом у приятеля, что „вождь“ по-немецки — „фюрер“. Текст так и назывался: „Unser Führer Stalin“. Фюрера я оплакивать не мог», — писал Бродский спустя 20 лет после смерти Сталина.

«Жителям Гродно выдали траурные нарукавные повязки и приказали поочередно вставать в „почетный караул“ вокруг памятников генералиссимусу, воздвигнутых в разных частях города. На лицах людей не было, естественно, радостных улыбок, но я не замечал и признаков всенародной скорби. Отслуживали ритуал — только и всего. Некоторые, подобно нам с отцом, думали про себя, что хуже уже не будет», — вспоминал кандидат исторических наук Борис Клейн. Он делал вывод о различии провинции от столиц, но очевидцы из других крупных городов на периферии упоминали о напоре толпы на главной площади, хотя и уточняли, что он был не как в Москве (на похоронах Сталина в центре столицы случилась массовая давка, напомнившая некоторым Ходынку).

Многим запомнилось музыкальное оформление прощания — мелодии Бородина, Грига, Глазунова и прочих. Бродский вспоминал о «Marche funebre» Шопена и о чем-то из Бетховена, челябинская журналистка Ирина Моргулес (тогда школьница, комсомолка сталинского призыва) писала, что в день похорон гимн СССР по радио звучал без слов.

В лагерях

Иным было восприятие в более отдаленных уголках бескрайней страны, в созданных по воле покойника лагерях системы ГУЛАГ. Бывший заключенный Хабаровского ИТЛ Александр Жуков передал историко-просветительскому обществу «Мемориал» уникальное фото, на котором запечатлены зэки, выпивающие 5 марта. Жуков вспоминал, как узнав о смерти Сталина, заключенные радовались в надежде на скорое освобождение и кричали: «Ура! Умер тиран! Свобода! Свобода!» «Зэк Алексей Кравченко из Мариуполя принес нелегально в колонию бутылку водки, разлил по 100 г на каждого из нашей группы зэков, и мы выпили „за упокой его души“. Предложил: кому скоро на свободу, должны выпить стоя, а кому сидеть, выпить сидя. Выпили. Закуски не было. Да где ее взять. Мы работали полуголодные. Сфотографировал нас нелегально воспитатель колонны ст. лейтенант МВД, за что мы его очень и очень благодарили».

Содержавшийся в Тайшетлаге за «дискредитацию Сталина» политкаторжанин царских времен товаровед Иван Евсеев писал, что многие заключенные верили, что Сталин не знал о репрессиях: «Узнав о его смерти, многие пролили немало слез. Это меня крайне возмутило. Я не стерпел и сказал: „Дураки, зачем плакать, ведь теперь домой поедем“. Эти мои слова „стукачи“ передали оперуполномоченному (…) и он отправил меня в карцер без отопления на семь суток». «Станет ли лучше? Не станет ли хуже? — вот о чем думалось тогда», — вспоминал сосланный в Находку юрист Евсей Львов. В Воркуте на женской зоне восприятие было двояким, рассказывала заключенная Нина Одолинская: ее саму «охватило чувство радости. Самой откровенной, такой, что она и не собиралась скрывать», донбасские и ростовские женщины «изобразили горе», украинки сдержанно обсуждали событие между собой, а когда Нина вместе с латышкой Аустрой Лапиньш работала на экскаваторе и начальник потребовал от них встать и почтить память Сталина минутой молчания, Одолинская отказалась, заявив: «А я за это сижу».

Католический священник Пьетро Леони, сидевший в Воркуте за миссионерскую деятельность, в написанных после освобождения и высылки из СССР мемуарах рассказал, что смерть Сталина была чуть ли не предвидена: «Мой дорогой друг, отец Иулий 3., рассказал мне, какой сон приснился ему пару дней назад. „Вижу грандиозный клуб в форме пятиконечной звезды. Котлован вырыт, и вся советская аристократия собралась на закладку первого камня. Сталин залезает на пьедестал и только начинает речь, как вдруг падает на дно котлована. Подбегают поднять, но тот уже не дышит. Раздается крик: ‚Умер! Умер!‘ Дальше пышные похороны, Сталин в золотом или позолоченном гробу, народ отовсюду, гром оркестров“. Так рассказывал отец Иулий примерно 2 марта, за два или три дня до того, как московское радио сообщило о тяжелой болезни вождя». После того как сон сбылся, «советские лагеря и тюрьмы вздохнули с облегчением», отмечает священник. «Однако во время похорон пришлось и нам, по приказу начальства, прервать работу на пять минут молчания. Всем хотелось веселиться, а не плакать, но мы охотно выполнили приказ: тиран, при жизни не дававший покоя, хотя бы смертью дал пять минут отдыха. Надежда проснулась со смертью Сталина и укрепилась, когда, глядя на новых правителей, мы заключили, что умереть ему помогли», — уточняет отец Леони.

Читать еще:  Всеправославная молитва о мире в Иерусалиме пройдет в канун Пасхи во всем мире

Реакция духовенства

Упомянув воспоминания священника, расскажем и об официальных заявлениях церковных властей. Проект «Газетные старости» указывает на сдержанное сообщение Ватикана от 7 марта: «Папа [Пий XII], извещенный о смерти Сталина, отслужил в своей частной капелле мессу за „Церковь молчания“ (Католическую Церковь за „железным занавесом“ и в коммунистическом Китае) и за спасение души „великого мертвого сейчас гонителя Церкви“».

Русская православная церковь, сначала разрушенная, а затем воссозданная Сталиным, отозвалась иначе. Патриарх Алексий I перед панихидой по Сталину в Елоховском соборе произнес такие слова: «Великого Вождя нашего народа, Иосифа Виссарионовича Сталина, не стало. Упразднилась сила великая, нравственная, общественная; сила, в которой народ наш ощущал собственную силу, которою он руководился в своих созидательных трудах и предприятиях, которою он утешался в течение многих лет. (…) Его имя, как поборника мира во всем мире, и его славные деяния будут жить в веках. Мы же, собравшись для молитвы о нём, не можем пройти молчанием его всегда благожелательного, участливого отношения к нашим церковным нуждам. (…) Память о нём для нас незабвенна, и наша Русская Православная Церковь, оплакивая его уход от нас, провожает его в его последний путь, „в путь всея земли“, горячей молитвой. (…) И нашему возлюбленному и незабвенному Иосифу Виссарионовичу мы молитвенно, с глубокой, горячей любовью возглашаем вечную память». Любопытно, но журнал Московской патриархии за апрель 1953 года, в котором была опубликована речь предстоятеля РПЦ, и ранее размещенный на сайте издательства РПЦ, теперь недоступен.

Куда более резкой была реакция РПЦЗ (Русской православной церкви за границей, созданной эмигрировавшими в годы Гражданской войны иерархами): «Смерть Сталина — это смерть величайшего в истории гонителя веры Христовой. Преступления Нерона, Диоклетиана, Юлиана Отступника и др. нечестивцев бледнеют пред лицом его страшных деяний. Никто не может сравниться с ним ни в количестве жертв, ни в жестокости к ним, ни в лукавстве при достижении своих целей. Вся сатанинская злоба, казалось, воплотилась в этом человеке, который в еще большей степени, чем фарисеи, заслуживает названия сына диавола. Православного человека особенно потрясает его подлинно сатанинская, жестокая и лукавая политика в отношении Церкви» (далее синод РПЦЗ клеймит патриарха РПЦ за совершение панихиды и добрые слова о мертвом правителе).

В мире

В других странах смерть Сталина воспринимали по-разному, в зависимости от геополитической ориентации.

В Восточную Германию культ личности Сталина пришел еще до официального образования ГДР, сразу по окончании Второй мировой. 1949 год стал апофеозом преклонения восточных немцев перед советским правителем — совпали его 70-летие (по официальной версии, на самом деле Сталину тогда исполнился 71 год) и основание ГДР из советской оккупационной зоны. День рождения Сталина даже был в 1949–1955 годах официальным праздником в ГДР.

Траур по «лучшему другу немецкого народа» длился с 6 по 11 марта и был тщательно продуман и расписан. Так, предписывалось организовать поездки делегаций из регионов к советскому посольству в Берлине, к местам дислокации советских войск для «выражения соболезнования и демонстрации сплоченности с Советским Союзом». МВД республики распорядилось приспустить все флаги на государственных и общественных зданиях, а в день похорон возложить венки к памятникам и мемориалам советских воинов. Колонны траурных шествий рекомендовалось украсить красными знаменами и флагами ГДР, использование транспарантов в траурных процессиях запрещалось, а шествующим было велено молча проходить мимо трибун, оформленных, как правило, большим портретом Сталина в обрамлении флагов СССР и ГДР. Бюсты и портреты вождя выставлялись на рабочих местах и площадях. (При этом малоизвестное в России антикоммунистическое восстание 17 июня 1953 года начиналось в ГДР в том числе с раздачи листовок на Сталин-аллее.)

Для Чехословакии прощание с советским правителем закончилось трагикомически — президент страны Клемент Готвальд простудился на похоронах Сталина и умер по возвращении в Прагу.

Правительство Франции 7 марта распорядилось приспустить флаги на зданиях военных учреждений и военных судах; воспринято такое решение было неоднозначно. Председатель Национального собрания леворадикал Эдуар Эррио произнес на заседании речь, посвященную «военному гению Сталина», депутаты выслушали ее стоя. При этом Le Monde подчеркнула, что попытка Сталина построить социализм «наполнила могилы и концентрационные лагеря и превратила миллионы людей в гражданских и военных рабов».

Британские газеты сообщили, что премьер-министр Уинстон Черчилль не посылал телеграмм в Москву, а в палате общин никто не упомянул о смерти Сталина. Daily Sketch отметила, что «нет оснований проливать слезы: мир доволен, что избавился от тирана», сообщают «Газетные старости». При этом в The Manchester Guardian появилось знаменитое утверждение «Сталин принял Россию с сохой, а оставил с ядерными реакторами», позднее приписанное Черчиллю.

Иной была реакция в Швеции: король и правительство выразили официальные соболезнования, но радио сразу после новости из Москвы передало выступление джазового оркестра, а затем ставило извещение о смерти советского вождя между сводкой цен на яйца и масло и прогнозом погоды.

В литературе и кинематографе

Помимо нашумевшей комедии «Смерть Сталина», у которой Минкульт России отозвал прокатное удостоверение («Министерство Культуры Российской Федерации отказало в смерти Сталину. Несмотря на преклонный возраст, подорванное состояние здоровья и дыхание Чейна — Стокса, Сталина решили оставить жить», — заявил 23 января 2018 года на телеканале «Дождь» журналист Михаил Козырев), были и другие фильмы, затрагивающие тему 5 марта.

Драма Алексея Германа «Хрусталев, машину!», озаглавленная первой фразой послесталинской эпохи, начинается в первый день болезни Сталина и показывает сцены внезапного освобождения генерала медицинской службы с последующим прибытием к одру «отца народов».

Иначе поступил Юнас Юнассон — в полном черного юмора романе «Сто лет и чемодан денег в придачу» шведский писатель создал целую конспирологическую версию смерти Сталина. В ней оказывается повинен швед Аллан Карлсон, всю жизнь разъезжающий по миру, невольно определяющий историю и пьющий с первыми лицами ведущих стран. Оказавшись в ГУЛАГе, Карлсон был отправлен в трудовой лагерь во Владивостоке, но к марту 1953 года захотел выпить и замыслил побег. С помощью другого заключенного, вымышленного незаконнорожденного брата Альберта Эйнштейна, он поджег контейнеры с одеялами и оружием, предназначенные к отправке в КНДР — в результате сгорел весь Владивосток, а когда об этом сообщили Сталину во время его ночных посиделок с соратниками, вождю стало нехорошо, и позднее хватил удар. (Экранизация оказалась намного слабее книги и запомнилась тем, что в ней товарищ Сталин, напившись пьян, играет на трубе.)

Призрак ходит по России, призрак сталинизма

Спустя 60 лет все чаще звучат новости о переименовании в честь Сталина улиц и установке ему памятников, а либеральная общественность ритуально провозглашает в фейсбуке тосты за Чейна и за Стокса, при некоторых аналогиях уповая лишь на них.

Иосиф Джугашвили продолжает разделять и властвовать и после смерти — эффективный менеджер для одних и убийца миллионов для других, отец советской империи по-прежнему в повестке и в этом смысле живее некоторых живых. Подобно персонажам абуладзевского «Покаяния», мы не перестаем хоронить и выкапывать труп Сталина, колеблясь между восхищением и ужасом. И не видать этому затянувшемуся прощанию ни конца ни края.

Сезон COVID-19 только начинается. Эпидемиолог Михаил Фаворов о том, почему бороться с коронавирусом придется еще год

Наталья Фролова

По итогам суток 8 октября в мире — как и в России — коронавирусом заразилось рекордное количество людей, 338 779 и 12 126 соответственно. Происходящее осенью принято называть «второй волной» COVID-19. Эпидемиолог Михаил Фаворов, профессор, президент DiaPrep System настаивает, что речь идет не о «второй волне», а о начале нового осенне-зимнего эпидемиологического сезона. Пик заболеваемости, по его оценке, придется на ноябрь-декабрь, и главное, что могут сделать люди, — научиться носить маски, а правительства — объявлять карантин, если перестает хватать мест в больницах.

Читать еще:  Видеорегистраторы Xiaomi

­— Корректно ли с точки зрения эпидемиологии говорить о второй волне заболеваемости?

­— В эпидемиологии существуют определенные циклы связей микро- и макроорганизма. Микроорганизм в данном случае — это COVID-19, а макроорганизм — это все человечество, которое абсолютно от него не защищено. Нормальное развитие респираторной инфекции подразумевает наличие сезонного цикла. Мы все с осени начинаем болеть — насморк, кашель, потом в ноябре присоединяется грипп. Начавшись в январе-феврале, COVID-19 попал на конец сезонного подъема. Подъема коронавируса не было, потому что еще не было такого роста заболеваемости. Мы знаем, как будет выглядеть конец сезона при этом заболевании, потому что заболевание появилось именно в конце сезона. Сейчас мы находимся с другой стороны этого процесса — мы входим в начало сезона. И с каждым днем в северном полушарии в большинстве стран идет нарастание и числа тяжелых форм, и числа тяжелых больных, что характерно для сезона. Пик я ожидаю в ноябре-декабре. Не знаю, продержится ли плато до января, но надеюсь, что с февраля заболеваемость начнет спадать, а в марте мы будем примерно там, где были в марте прошлого года. То есть использовать термин «волна» неправильно, потому что взаимоотношение вируса с популяцией идет по законам эпидемиологического процесса, нарастание числа заболевших именно в сезон, которого еще не было в начале самой эпидемии.

Михаил Фаворов

Летом, в межсезонье, было некоторое затишье, и тяжелых форм было меньше. Те, кто переболел летом, имеют антитела и уже защищены. По законам эпидемиологии, если у вас 30% людей имеют защиту (в любой популяции, например, в небольшом городе), то у вас распространение эпидемии еще будет продолжаться, но пикообразного подъема не будет. А если у вас переболело 70% — но в мире пока нигде таких цифр нет, — то на этом эпидемия заканчивается. Мы надеемся, что популяционный иммунитет, о котором сейчас так много говорят, сыграет свою роль. И в ближайшие два сезона — ноябрь этого и ноябрь будущего года — человечество станет с этим вирусом гораздо более связано с точки зрения взаимодействия микро- и макроорганизма.

Почему я говорю об этом столь уверенно? Я беру пример эпидемии всем хорошо известной испанки, вирус гриппа H1N1, который появился в 1918 году. Тогда был такой же относительно небольшой по сравнению со следующим, 1919-м, годом рост заболеваемости и смертности. Соответственно, на следующий год заболеваемость выросла не меньше, чем в пять раз (подсчеты затруднены, потому что была война). А в 1920-м году подъем уже был примерно таким же, как и в 1918-м. Таким образом, можно сказать, что любое попадание любого нового респираторного агента должно носить примерно такое же распределение, и мы сейчас находимся в самом начале того, что было с испанкой в 1919 году.

— То есть получается, что до следующего ноября мы будем находиться в состоянии эпидемии?

— Да, это подтверждают все реальные — не диванные — специалисты, например Энтони Фаучи, глава Национального Института аллергии и инфекционных заболеваний США, несколько британских эпидемиологов, специалистов ведущей школы общественного здравоохранения в мире. Это нормальный эпидемиологический процесс, закономерная выработка популяционного иммунитета. Но есть единственная поправка. Только в 1918 году ученые открыли, что надо носить маски и соблюдать дистанцию. Это было впервые применено только в 1919 году в США. А теперь мы с этого начали. И хотя это не очень хорошо отлажено — кто-то носит, кто-то не носит, тем не менее воздействие на вирус есть. Идет более плоский подъем. Не просто в один раз все заболели, как это было в Северной Италии, когда вирус туда попал и никто не был готов, что вылилось в мощный пик вспышек заболеваемости.

Есть инструмент, который может позволить получить 70% носителей антител быстрее. Это вакцина. Пока, впрочем, ни про одну неизвестно, защищает она или нет, идут последние фазы исследования целого ряда вакцин.

— Насколько может быть эффективна вакцина, которую столь быстро создали в России?

— Конечно, «быстро» редко бывает «хорошо». Но тем не менее только из-за скорости нельзя говорить, что она плохая. Во всем мире все вакцины находятся примерно на одной стадии. Судя по тому, что мы сейчас уже знаем, у здоровых людей, которым была введена вакцина, вырабатываются антитела. Однако во всем мире идут исследования, так называемая третья фаза проверки действенности вакцины (в английском языке используется слово efficacy — действенность, результативность, в отличие от efficiency — эффективность), в ходе которых должно стать понятно, насколько вакцины защищают людей. Эту действенность вакцины можно будет оценить уже после широкого применения новых вакцин в практическом здравоохранении. Но данных, что какая-либо из мировых вакцин защищает, пока нет.

Работать теоретически может и российская, может, и оксфордская. Они обе сделаны по одинаковому принципу. С другой стороны, может оказаться, что защитный эффект таких вакцин невелик, например, только 50% от привитых защищены. Такие случаи известны с другими вакцинами, защита есть, но не у всех привитых. Собственно поэтому и нужна третья фаза испытаний.

— В России многие опасаются прививаться отечественной вакциной, потому что хотят дождаться доступности западной. А насколько одна мешает другой? Можно ли сейчас привиться российской, а затем через какое-то время еще и британской, когда и она станет доступна?

— Можно, конечно, но если российская не будет, как мы говорим, протективной, то велика вероятность, что и британская не будет таковой! Поскольку, как я уже сказал, эти вакцины сходны.

— Если мы вступаем в сезон, означает ли это, что тяжелых больных будет больше?

— Тяжелая форма развивается у определенного числа пожилых людей. Поэтому процент тех, кто болеет в тяжелой форме, и, соответственно, летальность зависят от числа заболевших именно пожилых людей. На сегодняшний день у меня такое впечатление (это научно не доказано, потому что пока слишком рано, мы это будем знать к весне будущего года, когда цифры будут более обоснованными), что процент тяжелых форм от общего числа заболевших пока ниже, чем это было весной в Италии и в Испании. Это может быть связано с тем, как я сказал, что пожилые люди больше соблюдают меры предосторожности и меньше болеют. Также это может быть связано с более подготовленной популяцией — в целом больше ходят в масках.

Процент тяжелых форм процент тяжелых форм пока ниже, чем это было весной в Италии и в Испании

Соответственно, при наличии масок как на лице у человека, который еще не имеет антител, так и на лице у человека, который недавно заразился, доза вируса резко снижается. А значит и число тяжелых форм резко снижается. Кроме того, вирус эволюционирует и приспосабливается к человеческому организму, что тоже в свою очередь может снижать число тяжелых форм.

Алексий Московский активно участвует в объединении русских земель

Активно участвовал митрополит во внешнеполитической деятельности Московского княжества, заключавшейся в попытках объединения русских земель для борьбы с ордынским игом. Так, он был одним из инициаторов союза Москвы с Великим Новгородом. При нем впервые стали скрепляться митрополичьей печатью договоры и соглашения между князьями. Ставил свою печать он и на других важнейших документах — в частности, определявших внутреннюю жизнь княжества.

В качестве митрополичьей резиденции святитель выбрал подмосковное Черкизово с деревянным Ильинским храмом — ближайшим к нему селом было Измайлово. Впрочем, существовало ли последнее в то время, доподлинно не известно.

Соболезнования по случаю смерти: фразы-табу

В своих соболезнования люди порой могут задеть чувства родственников преставившегося. Существуют определённые фразы-табу, которых следует избегать при беседе с близкими умершего.

Со временем ты уже не будешь воспринимать его смерть так остро. Даже если это и так, не стоит говорить про это в первые дни после смерти. Родственники достаточно остро переживают потерю, чтобы быстро смириться с утратой.

И надо же было, чтобы она именно в этот момент переходила улицу. Не моделируйте ситуации из прошлого в будущее. Каждый день мы соприкасаемся с опасностью в повседневной жизни и лишь случай решает, кому в этот раз доведётся умереть.

Не плачь. Твой муж наверняка не хотел бы видеть тебя такой расстроенной. Если скорбящий заходится плачем по случаю смерти своего близкого – не останавливайте его. Это лучше, чем если бы человек замкнулся в себе и всё вылилось бы в затяжной невроз.

Наконец она обретёт покой. Ваш муж последние месяцы много мучился от болей. Говорить о «лучшем исходе» не следует. Для родственников даже тяжело больного каждый день его жизни был наполнен радостью, а не ожиданием смерти.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector