0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Антиабортная волна в США и странное молчание в России

Саммит G20: Запад вынужден сотрудничать с талибами, чтобы предотвратить катастрофу в Афганистане

Хотят этого страны G20 или нет, но вести дела с талибами им теперь придется. И возможно — даже выделять им гуманитарную помощь

Во вторник по инициативе Италии открылся внеочередной виртуальный саммит глав стран Большой двадцатки, на котором обсуждалась ситуация в Афганистане. По мере того, как ситуация в этой стране стремительно приближается к гуманитарной катастрофе, многие мировые политики готовы согласиться с тем, что сотрудничество с новым правительством талибов неизбежно.

Канцлер Германии Ангела Меркель предупредила международное сообщество о недопустимости сползания Афганистана в хаос. Она заявила участникам саммита, что мир не приобретет ничего, если при правительстве талибов экономика этой страны окончательно рухнет.

Меркель, уходящая со своего поста, подтвердила, что Германия готова выделить на гуманитарную помощь Афганистану 600 млн евро.

Мировые лидеры, в том числе и президент США Джо Байден, подчеркнули, что афганцам должна быть оказана финансовая помощь — через независимые международные организации и не напрямую «Талибану».

Глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен предложила выделить Афганистану пакет помощи в размере одного миллиарда долларов, из которых 300 млн — на предотвращение гуманитарной катастрофы.

На что, по замыслу фон дер Ляйен, должна пойти остальная сумма, пока не уточняется.

Глава ООН Антониу Гутерриш высказался против прямого перевода средств в распоряжение нового афганского правительства, он предлагает прямые вливания в экономику страны.

  • Мстить и убивать или выстраивать государство: какое будущее ждет Афганистан при «Талибане»?
  • Афганистан: на бывших судей-женщин охотятся те, кого они осудили за убийства и изнасилования
  • Хаос и отчаяние в Кабуле. Какими были последние часы перед бегством президента Афганистана

Еще ряд участников саммита предложили поставить оказание помощи Афганистану в прямую зависимость от соблюдения талибами прав человека.

«Я особенно встревожен тем, что обещания, данные талибами девочкам и женщинам, не выполняются», — сказал ранее Гутерриш.

Положение женщин при талибах особенно беспокоит Большую двадцатку. На фото — протест женщин в Кабуле 3 сентября

По словам наблюдателей, Запад столкнулся с практически невыполнимой задачей: оказать помощь простым афганцам, минуя прямой контакт с «Талибаном», который во многих странах, включая Россию, признан террористической организацией.

«У нас нет времени на раздумья. Необходимо действовать, и действовать быстро», — сказал перед началом саммита Верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель.

Террористическая угроза

К быстрым действиям мировое сообщество подстегивают также опасения, что Афганистан может снова стать базой для различных террористических групп, хотя талибы, придя к власти, пообещали этого не допустить.

В минувшую пятницу, во время традиционной пятничной молитвы террорист-смертник совершил нападение на шиитскую мечеть в городе Кундуз на севере Афганистана. Погибли более 60 человек.

Несмотря на все обещания талибов, Афганистан может стать центром терроризма: положение дел с безопасностью здесь тревожное

Это крупнейший теракт в стране с момента вывода американских войск. Ответственность за него взяло местное подразделение ИГ «Исламское государство — Хорасан» (организация запрещена в России). Еще ряд нападений на шиитов в последнее время произошли на востоке страны.

Группировка активно противостоит талибам, и тот факт, что ей удается осуществлять столь масштабные акции, говорит о неспособности талибов контролировать ситуацию.

Катар, к примеру, считает, что на фоне такой удручающей ситуации с безопасностью и гуманитарного кризиса, вопрос о признании или не признании легитимности талибов сейчас вообще не стоит.

Они сейчас — единственная администрация, с которой придется считаться в решении важных вопросов, сказал представитель МИД Катара Мутлак Аль-Кахтани.

Переговоры

9 и 10 октября при посредничестве правительства Катара делегация США впервые после ухода американцев из Афганистана провела в Дохе прямые переговоры с представителями талибов.

«Встречи прошли в открытом и профессиональном ключе, и делегация США еще раз напомнила, что о талибах будут судить по их делам, а не по словам», — говорится в отчете по итогам встречи на сайте Госдепа.

Экономика Афганистана в плачевном состоянии и требует немедленных финансовых вливаний

Стороны обсудили вопросы безопасности и борьбы с терроризмом, соблюдение прав человека, в частности, прав женщин, гуманитарную повестку, а также предоставление безопасных коридоров для отъезд из страны американских граждан, других иностранцев и афганских сотрудников международных компаний и миссии.

Талибы уже давали обещания по многим из этих вопросов, но на деле поступали ровно наоборот. В частности, девочки так и не вернулись в школы, для студенток вузов введен жесткий исламский дресс-код, и появляться на улице им без мужского сопровождения теперь нельзя.

На афганцев, сотрудничавших с Западом, и журналистов объявлены облавы. Бывали случаи, что, не обнаружив их в домах, талибы убивают их родственников.

  • «Думаю, для нас все кончено». Что ждет женщин Афганистана при «Талибане»?
  • Дом стал тюрьмой. Как живут афганские женщины спустя месяц после захвата власти «Талибаном»
  • Афганцы под властью талибов горюют о потерянной свободе

В преддверии встречи в Дохе в Госдепартаменте США особо подчеркнули, что эти переговоры не означают признание Вашингтоном власти талибов в Афганистане.

Со своей стороны, в ходе переговоров делегация талибов предупредила американцев, что любой нажим извне на новое правительство негативно отразится прежде всего на народе Афганистана.

«Мы четко сказали им, что попытки дестабилизировать наше правительство не пойдут на пользу никому», — сказал новый министр иностранных дел Афганистана Амир Хан Муттаки в комментарии журналистам после окончания встречи в Дохе.

«Хорошие отношения с Афганистаном выгодны всем. Не следует предпринимать ничего, что могло бы ослабить нынешнее правительство Афганистана, потому что это приведет к проблемам у народа», — цитирует Амира Хан Муттаки агентство Франс пресс.

Антиабортная волна в США и странное молчание в России

МАТЕРИАЛЫ
РОЖДЕНСТВЕНСКИХ ЧТЕНИЙ

  • Заявление Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства в связи с общественным обсуждением вопросов суррогатного материнства
  • Вы здесь:
  • Главная
  • Новости
  • Образована Синодальная комиссия Белорусской Православной Церкви по вопросам семьи, защиты материнства и детства



Антиабортная волна в США и странное молчание в России

  • Источник: Православие.Ru

Тема абортов в американской внутренней повестке – одна из важнейших. Происходит нечто поразительное, то, что еще 5 лет назад трудно было представить. Водораздел. Почти каждый день новостные каналы Соединенных Штатов приносят известия об очередных законодательных инициативах по запрету абортов, а высокие официальные лица в своих речах осваивают самую жесткую антиабортную риторику.

Только что законопроект о запрете абортов на любом сроке беременности приняли сенаторы штата Алабама. До них «закон о сердцебиении», согласно которому датировка начала самостоятельной жизни ребенка сдвигается на срок 4–6 недель от наступления беременности, одобрили законодатели Джорджии. «Противоабортное восстание» на уровне штатов продолжается последние годы. В нем принимают участие Огайо, Северная Дакота, Кентукки, Айова, Миссисипи, Арканзас. В текущем году процесс резко ускорился, поскольку, как ожидается, до конца 2019 года Верховный суд США примет окончательное решение по большинству апелляций. В этой высшей юридической инстанции консерваторы имеют перевес – 5 голосов из 9. В случае, если противники абортов победят, законы вступят в силу уже с 1 января 2020 года. Не исключается повторное рассмотрение знаменитого дела «Роу против Уэйда» 1973 года, с которого началось разрешение абортов на всей территории США.

Читать еще:  Православный мир празднует явление Тихвинской иконы Божией Матери

Разумеется, обострение имеет тесную связь с общим американским политическим подтекстом: борьбой республиканцев и демократов накануне президентских выборов 2020 года в США. Поляризацию мнений по самым разным вопросам отмечают опросы и выводы экспертов. Трамп и его приверженцы полны решимости дать бой своим политическим противникам, и противоабортная риторика представляет пример яркой атакующей стратегии. Но дело не сводится только к предвыборным пиар-технологиям. Невозможно не отметить фундаментального сдвига в восприятии темы абортов американскими обществом и политикумом.

Все больше американцев, даже из лагеря «прочойсеров» (58% населения), поддерживают такие меры, как выведение абортов из-под действия системы медицинского страхования, более активное информирование женщин о последствиях прерывания беременности и строгая регламентация деятельности абортариев. Так, ежегодный опрос Marist 2019 года об отношении жителей США к абортам в частности показал:

  • 54% от общей численности американцев выступают против (39% за) использования бюджетных денег на производство абортов;
  • 75% против (19% за) использования бюджетных средств на производство абортов в других странах;
  • 59% за (32% против) запрет на аборты после 20 недель беременности, за исключением угрозы жизни матери;
  • 83% за (10% против) то, чтобы закон защищал здоровье и жизнь и матери, и нерожденного ребенка.

Новая тенденция отражается в действиях законодателей и политиков, которые занимают всё более решительную позицию. В Алабаме, например, в том случае, если принятый закон вступит в силу, аборт будет разрешен только при угрозе здоровью матери. Проведение процедуры станет уголовным преступлением класса «А». Попытка аборта для врача будет стоить 10-летнего заключения, а фактическое проведение процедуры – пожизненного срока. В Джорджии, если женщина обратилась за нелегальным абортом, ее сочтут соучастницей убийства с перспективой всё той же пожизненной отсидки. Если же мать делает аборт в другом штате или стране, ее могут обвинить в заговоре с целью убийства (карается сроком до 10 лет). Любой человек, который помог женщине в таком путешествии – запланировать, отвезти, – считается соучастником. По всей территории США количество подобных законопроектов исчисляется десятками. 16 штатов официально ожидают решения Верховного суда, чтобы привести в действие т.н. «триггер-законы».

Одновременно активизируется проабортное лобби. Более 700 законопроектов и поправок предложено «прочойсерами» в 44 штатах, тогда как Нью-Йорк демонстративно разрешил у себя совершение абортов вплоть до момента родов. Америка приготовилась к схватке, исход которой заранее сложно предрешить. Очевидно, что, если кандидату от демократов в следующем году удастся отбить президентское кресло в Белом доме у Трампа, тенденции могут поменяться и удерживать триумфально завоеванные позиции пролайферам станет сложней.

Как бы то ни было, накал общественно-политических эмоций вокруг абортов понятен. Ведь он соразмерен проблеме – цены жизни нерожденного человеческого существа. Куда больше недоуменных вопросов возникает относительно нашей страны. Политическое действие и общественная дискуссия по вопросу абортов в России фактически заморожены. Даже весьма умеренные инициативы о выведении абортов из системы ОМС остались без ответа со стороны законодательной и исполнительной властей.

Отечественное законодательство по вопросу абортов остается одним из самых либеральных в мире. По желанию женщины таковой допускается до 12 недель, по социальным показаниям – до 22 недель, а при наличии медицинских показаний и согласия женщины – независимо от срока беременности. Такие нормы сохраняются неизменными с 1980–1990-х годов и остро нуждаются в пересмотре. Но, несмотря на распространение идей пролайфа и демографические озабоченности, высказываемые руководством Российской Федерации, борьба против абортов и обсуждение антиабортной тематики искусственно сдерживаются.

Наблюдается и спад в деятельности антиабортных организаций, испытывающих разочарование невнятной позицией политиков и игнорированием ими мнения Церкви и прочих здоровых сил общества.

Впервые, напомним, с предложением исключить аборты из ОМС Святейший Патриарх Кирилл выступил еще в 2015 году. Обращение поддержали Верховный муфтий России, детский омбудсмен и некоторые депутаты Госдумы. Но дело забуксовало. По некоторым сообщениям, против перемен высказался Минздрав. В июне 2018 года Предстоятель Русской Церкви вновь поднял тему борьбы с абортами. В своем обращении он охарактеризовал это явление как общенациональную катастрофу – нравственную и демографическую. По мнению Святейшего, начать следовало с таких простых мер, как оказание психологической и материальной помощи женщинам, попавшим в тяжелую жизненную ситуацию. Увы, и эти предложения не были услышаны. Уже недавно, в январе 2019 года, на встрече со студентами-медиками патриарх Кирилл в очередной раз заговорил об абортах и, в частности, о моральном аспекте врачебной деятельности при совершении искусственных выкидышей.

В феврале 2019 года представители православной общественности провели встречу с вице-спикером Госдумы Петром Толстым и передали ему очередной пакет предложений. Один из участников встречи – руководитель медико-просветительского центра «Жизнь» отец Максим Обухов – говорит: «Неестественна и порочна ситуация, при которой убийство детей продолжает иметь статус стандартной “медицинской услуги”, а беременность, священный акт зарождения новой жизни, воспринимается гражданами наравне с любым заболеванием. В последнее время Россия перестала куда-либо двигаться в борьбе против абортов. Мы почти ничего не слышим об абортах в России. Проблема замалчивается, и такое молчание само по себе убийственно и странно».

Для сравнения вернемся к Соединенным Штатам и процитируем несколько наиболее сильных публичных высказываний политиков:

«Наша администрация намерена работать с Конгрессом над тем, чтобы прекратить финансирование абортов за счет налогоплательщиков» (вице-президент М. Пенс); «Сторонники Демократической партии должны сознавать, что являются сторонниками детоубийства» (президент Д. Трамп); «Наш штат ценит жизнь. Мы вступаемся за младенцев – тех, кто не может говорить сам» (губернатор Джорджии Б. Кемп).

Без сомнений, наша страна живет в своей отдельной политической реальности, и линейное перенесение рецептов из-за океана к нам невозможно. Но некоторые уроки из антиабортной американской кампании мы можем для себя извлечь. Урок для российских политиков и чиновников состоит в том, какое большое значение в решении проблемы абортов имеет наличие твердой политической воли. Нет никаких препятствий, и будь на то четкая позиция, выраженная на уровне президента и правительства, предложение патриарха о выводе абортов из ОМС могло быть реализовано в кратчайшие сроки.

Уроком для общества является то, что постулаты либерализма, кажущиеся незыблемыми, могут оспариваться. В частности, это относится к так называемому «праву женщины распоряжаться собственным телом» и игнорировать младенца в утробе в качестве самостоятельной личности. 45 лет, с 1973 года, в США либеральная пропаганда вдалбливала в головы идею подобного «права», и многие считали, что к широкой общественной дискуссии не вернуться уже никогда, а использовать термин «детоубийство» и призывать к суровым уголовным карам за совершение аборта с 10 и более годами тюрьмы могут только какие-нибудь маргиналы. Но нет: в США на сегодня, как видим, подобные предложения являются частью повседневного политического дискурса.

Наконец, для верующих православных России урок в том, что нельзя опускать руки: скоординированные и грамотно организованные выступления против абортов должны продолжаться. Ведь это благодаря настойчивой многолетней работе христианских сообществ и активистов в Америке тема вышла в центр внимания и о проблеме абортов заговорили повсеместно – от среды простых граждан до общественных лидеров и СМИ.

Читать еще:  Крестный путь священномученика

А тем временем Росстат сообщает всё более тревожные новости о падении рождаемости…

ЗдоровьеАнтиабортный экстремизм: Куда ведёт движение пролайфа

И как американцы переживают его расцвет

  • 7 ноября 2018
  • 19758
  • 19

Мы уже рассказывали, почему вывод абортов из системы ОМС и тем более их запрет опасен и что медикаментозный аборт безопаснее, проще и дешевле хирургического (как для женщин, так и для системы здравоохранения). Когда говорят о регионах, где женщины ограничены в возможностях распоряжаться своим телом, обычно вспоминают католические страны Южной Америки или исламский Восток — но не США, в которых право женщины на аборт гарантировано конституцией. Тем не менее именно в Штатах ограничения часто делают аборт невозможным, а деятельность пролайф-активистов порой достигает уровня экстремизма. Разбираемся, кто помогает женщинам, рассылая лекарства почтой, и что нужно делать, чтобы нежелательных беременностей было меньше.

Аборт по почте

Организация Women on Web занимается рассылкой препаратов для медикаментозного аборта — их заказывают женщины в странах, где аборты запрещены. По данным ряда исследований, медикаментозный аборт в домашних условиях безопасен, если женщина соблюдает все рекомендации. После запроса с женщиной в удалённом режиме беседует врач, который выясняет срок беременности (он должен быть не более десяти недель), наличие противопоказаний и объясняет, как использовать препараты самостоятельно и в каком случае всё же обратиться к врачу. В зависимости от страны цена услуги варьируется (например, 70 евро для Кении и 90 для Сингапура), но женщинам в трудной экономической ситуации предлагается пожертвовать для проекта любую подъёмную сумму.

Формулировка «домашний аборт» звучит так же жутко, как «домашние роды» — но это результат стереотипного мышления. На самом деле медикаментозный аборт в домашних условиях нельзя приравнивать к криминальному — наоборот, это вполне безопасная, по оценкам ВОЗ, и даже рекомендуемая этой организацией практика. Чтобы не было негативных последствий, должны быть соблюдены три условия: самостоятельная оценка того, что срок беременности позволяет сделать медикаментозный аборт, способность правильно применить препараты без прямого надзора врача, а затем проверка результата с помощью тестов на беременность и чеклистов (женщина должна убедиться, что процесс полностью завершён). Согласно всё тому же руководству ВОЗ, самый затруднительный из этих пунктов — первый, но всё же в большинстве случаев женщина способна определить срок беременности с помощью трекеров менструаций и онлайн-калькуляторов.

Американские ограничения

США долго не входили в список стран, где работает проект, потому что формально аборты там разрешены — но весной 2018 года Women on Web был запущен сайт Aid Access для аналогичной рассылки в Штатах. За полгода таблетки были отправлены примерно 600 женщинам. Создательница проекта Ребекка Гомпертс утверждает, что не нарушает законов, ведь импорт лекарств для личного использования совершенно легален. У FDA может быть другое мнение — агентством было начато расследование ситуации в поисках нарушений закона. Мифепристон (один из препаратов для медикаментозного аборта), в соответствии с правилами FDA, не может продаваться в аптеках или где-либо ещё — пациентка может получить его только в клинике или больнице. На сайте агентства появилось предупреждение, что покупать мифепристон в интернете не стоит.

В недавнем отчёте Guttmacher Institute говорится, что наложенные FDA ограничения на распространение мифепристона не оправданны: препарат достаточно безопасен, чтобы продаваться в аптеках. Отмена ограничений сделала бы аборты доступнее и для тех, кто не может заплатить за приём врача или страховку, и для жительниц определённых штатов: прямо сейчас в 34 штатах запрещается поставлять препарат врачам общей практики (то есть его могут использовать только акушеры-гинекологи). При этом в рекомендациях ВОЗ сказано, что безопасный медикаментозный аборт может быть проведён даже под наблюдением фельдшера или квалифицированной медсестры. Ещё в 19 штатах требуется, чтобы во время приёма лекарств врач находился рядом с пациенткой.

Таблетки и смертная казнь

К сожалению, даже если Aid Access формально не нарушает закон, женщины могут пострадать от серьёзных обвинений: в ряде штатов самостоятельный аборт приравнивается к умышленному убийству и может грозить долгим тюремным сроком, а то и смертной казнью. В новой книге Джоди Пиколт «A Spark of Light» описана подобная ситуация: семнадцатилетняя героиня ищет возможность сделать аборт, не превысив допустимый срок беременности. Оказавшись в клинике, она обнаруживает, что должна была принести разрешение от родителей, поскольку ей нет восемнадцати; ей объясняют, что можно обойтись и без него, если суд выдаст специальный документ. Ждать суда придётся ещё две недели, время истекает, и она заказывает абортивные таблетки онлайн. После приёма таблеток развивается тяжёлое кровотечение, и девушка приходит в сознание в больничной палате — и в наручниках. Ей предстоит суд за убийство. Автор подчёркивает страшную иронию: до 18 лет ты не можешь принять решение об аборте без участия родителей, но у нежизнеспособного вне матки плода прав уже больше, чем у тебя.

Декриминализовать домашние медикаментозные аборты — значит снять ещё целый ряд ограничений: обязательный период ожидания (время, которое даётся женщине, «чтобы подумать о своём решении»), обязательное УЗИ, согласие родителей (как в описанном выше случае). Финансовый вопрос тоже критически важный. В 2014 году средняя стоимость аборта на раннем сроке (до 9 недель) составляла 535 долларов, а покрывающая процедуру страховка есть далеко не у каждой. К этой цене следует добавить расходы на дорогу и отель: одна-две клиники, где выполняют аборты, на целый штат — частая ситуация.

Искажение информации

В поисках такой клиники женщины часто оказываются в неких «кризисных центрах для беременных». К сожалению, к реальной медицине и оказанию помощи они не имеют отношения — это созданные антиабортным движением информационные центры. Что хуже всего — информацию они предоставляют ложную и не основанную на научных данных. Пациенткам рассказывают, что плод почувствует ужасную боль (хотя до 24 недель болевая чувствительность отсутствует) или что психологические последствия для самой женщины будут необратимыми (хотя, по данным исследований, психологические последствия отказа в аборте гораздо хуже). Бывает, что на первом УЗИ (а их в таких центрах проводят бесплатно) женщине говорят, что ничего не видно и определить срок беременности нельзя, предлагая прийти ещё раз. На следующем визите выясняется, что срок беременности уже слишком большой.

Сторонники пролайф-движения (pro-life, «за жизнь») используют психологическое давление: называют эмбрион ребёнком и апеллируют к эмоциям женщины. Они искажают данные, а ссылок на хорошо проведённые (или вообще какие-либо) исследования на сайтах этих организаций не обнаруживается. И это не всё: иногда деятельность пролайферов принимает характер экстремизма.

Нападения на врачей и стрельба в клиниках

С 1993 по 2015 год в США пролайф-активисты были виновны в двенадцати эпизодах стрельбы и нападений на врачей (на работе и дома), не менее десяти человек погибли, ещё несколько пострадали. Менее тяжкие преступления антиабортных экстремистов исчисляются сотнями, и их число растёт: за 2017 год проявлений агрессии стало в разы больше, чем в 2016-м. Так, в прошлом году зарегистрировано 823 незаконных проникновения на частную территорию, 1704 случая создания препятствий (чтобы люди не могли попасть в клинику) и 104 блокировки входов в клинику, 62 случая угроз, в том числе смерти, 1156 звонков или сообщений с угрозами. Число пикетов и демонстраций приблизилось к 80 тысячам. Парадокс: люди, называющие себя борцами за жизнь, готовы убивать и убивают.

Читать еще:  Как с духовной точки зрения правильно относиться к политикам?

Стоит сказать, что именно из-за таких нападений ещё в 1994 году вступил в силу закон о свободе доступа в клиники (Freedom of Access to Clinic Entrances, FACE), после чего активность экстремистов несколько снизилась. Её нынешнее повышение, возможно, связано с тем, что Трамп многократно упоминал репродуктивную медицину во время предвыборной кампании — и пролайферы почувствовали поддержку на самом высоком уровне. Национальная федерация абортов прямо называет некоторые группы пролайф-активистов террористами. Те, в свою очередь, находят новые, более продвинутые, способы действовать — например, взламывают сайты абортных клиник, чтобы изменить указанный адрес, номер телефона или написать, что клиника закрылась на ремонт.

Проблемы с просвещением

Мировой опыт показывает, что для снижения числа абортов эффективен только один способ — снижение числа нежелательных беременностей. А это значит — сексуальное просвещение с относительно раннего возраста, доступность контрацепции и поддержка женщин, независимо от их выбора. Как ни странно, именно пролайферы обычно выступают за полный запрет сексуального образования в школах — хотя было бы логично раздавать презервативы горстями, чтобы подростковых беременностей было как можно меньше. Героиня книги Пиколт, о которой рассказывается выше, забеременела, когда не предохранялась: подруги объяснили, что «после первого раза забеременеть нельзя».

Высказывание, что запрет абортов приводит к криминальным абортам, раньше было вполне однозначным: да, не имея возможности пройти процедуру у врача, женщины прибегали к сомнительным и часто смертельно опасным методам. Но ситуация меняется, и благодаря компаниям вроде Women on Web и Aid Access становятся доступными безопасные и эффективные средства вместе с онлайн-консультациями. Проблема в том, что такие аборты, не отвечая привычному понятию «криминальных», всё же криминализованы. Аналитики Guttmacher Institute отмечают, что наказания — совершенно непродуктивная практика. От неё страдают не только женщины, нуждающиеся в прерывании беременности, но и те, у кого произошёл выкидыш — их могут обвинить в домашнем аборте.

Аборт — за борт. Зачем в США приняли жёсткий закон против «убийства детей»?

По $10 тыс. получит любой житель штата Техас, который привлечет к ответственности нарушителей антиабортных правил. А эти правила фактически полностью запрещают аборты в штате. Прерывать беременность больше не могут даже жертвы изнасилования. США в последние годы шли по пути либерализации законодательства в области абортов, так что в стране вспыхнул скандал. Настолько громкий, что в тень ушла даже афганская тема.

«Акт о сердцебиении»

В мае в Техасе, втором по численности населения штате США, вступил в силу новый закон об абортах. Теперь в штате нельзя сделать аборт, если у плода обнаружили сердцебиение. Оно обычно фиксируется уже на шестой неделе беременности. По данным различных американских либеральных организаций, отстаивающих право женщин на аборт, 85-90% всех абортов делают как раз после шестой недели. Многие женщины на шестой неделе и вовсе не подозревают, что беременны, утверждают многочисленные феминистские движения США, которые все единым фронтом поднялись против нового закона.

Сторонники закона говорят о том, что, как только у плода обнаруживается сердцебиение, можно считать, что это уже настоящий ребенок. Следовательно, аборт — самое настоящее убийство. «Каждый ребенок, у которого обнаружили сердцебиение, теперь юридически защищен от убийства», — написала в Twitter известная в США противница абортов Лила Роуз.

Уважительными причинами для аборта больше не считаются ни отклонения в развитии плода, которые могут привести к тяжелым заболеваниям, ни даже те случаи, когда зачатие произошло вследствие изнасилования или инцеста. «Акт о сердцебиении» (именно такое название получил новый закон) разрешает аборт в одном-единственном случае: если беременность может обернуться смертью матери или серьёзными осложнениями для её здоровья.

Однако главная изюминка закона — широкие возможности для преследования нарушителей. Любой житель Техаса может привлечь к ответственности людей, которые способствуют незаконным абортам: женщину, которая решилась на процедуру, врача, клинику и даже водителя такси, который довез беременную женщину до клиники. Бдительным гражданам полагается ни много ни мало $10 тыс. Эту сумму будут взыскивать с нарушителей «Акта о сердцебиении».

Верховный суд одобрил

Отношение к абортам — одна из больных тем для американского общества. Противники абортов, в основном консерваторы-республиканцы, настаивают на том, что прерывание беременности — это убийство. Сторонники из числа либеральных и феминистских организаций настаивают на праве женщины самой решать, что ей делать со своим телом.

В 1973 году Верховный суд США вынес решение по знаковому делу «Роу против Уэйда». Тогда было решено, что женщины имеют право прерывать беременность по своему желанию до тех пор, пока плод не может существовать вне материнского организма. Это примерно 22-24 неделя беременности. В США решения Верховного суда носят характер конституционных законов и фактически не могут быть пересмотрены. Решение по делу «Роу против Уэйда» стало крупной победой сторонников абортов.

Республиканцы пытались вводить ограничения против абортов в контролируемых ими штатах, однако каждый раз эти законы блокировались через суд либеральными организациями. Спустя два месяца после того, как «Акт о сердцебиении» вступил в силу, против него также была подана жалоба, которая дошла до Верховного суда. И 2 сентября впервые за долгое время Верховный суд встал на сторону противников абортов.

Отказ в иске сторонников абортов носит «процедурный характер», пишет живущий в США юрист Игорь Слабых. Верховный суд сослался на то обстоятельство, что правозащитники выдвинули иск в адрес властей штата, в то время как, согласно тексту закона, следить за его соблюдением будут обычные граждане (те самые, кому обещают $10 тыс. за рассказ о нарушениях).

Решение Верховного суда вызвало скандал. Надо отметить, что в состав суда традиционно входят 9 человек, которые занимают эту должность пожизненно. Кандидатуры предлагает Белый дом, поэтому судьи зачастую имеют ярко выраженную политическую позицию: они сторонники либо консерваторов, либо либералов, в зависимости от администрации, которая их выдвигала. Сейчас в Верховном суде 6 консерваторов и 3 либерала. С точки зрения либералов, налицо заговор консервативной части Верховного суда против американской Конституции.

Интересно, что решение было принято пятью голосами против четырех. К трем либералам присоединился консервативный судья Джон Робертс. Он, а также судьи Брейер и Каган высказали свое особое мнение, в котором указали, что подход закона, который передаёт функцию преследования виновных от штата гражданам, «нов и беспрецедентен». Поэтому лучше сохранить статус-кво и заблокировать закон, чтобы в том случае, если он нарушает права людей, этого не допустить.

Судья Соня Сотомайор и вовсе указала, что закон явно не соответствует Конституции, и обвинила коллег, отказавшихся от приостановления закона, в том, что они «спрятали голову в песок». Она, как и другие противники «Акта о сердцебиении», полагает, что теперь противники абортов будут использовать техасский прецедент для ограничения абортов по всей стране.

Противники абортов в Штатах тем временем празднуют победу. Однако радоваться им все же пока рано, считает партнер юридической конторы «ФБК-Право», американист Александр Ермоленко: «Аборты — это одна из горячих тем в США. Там множество организаций, которые против них, множество организаций, которые за, огромное количество всевозможных лоббистских структур. В стране продолжается дискуссия о правомерности абортов, и этот вопрос всплывает на каждых выборах. Поэтому решение Верховного суда по поводу „Акта о сердцебиении“ — это лишь локальная победа противников абортов, но сама борьба явно будет продолжена».

И действительно, президент США Джо Байден уже объявил, что будет отстаивать право женщин на аборт. Он назвал «Акт о сердцебиении» «вопиющим нарушением конституционных прав».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector