0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Архимандрит Андрей (Конанос): Небесный якорь

Небесный якорь

Мы живем в эпоху великой неразберихи, смуты и хаоса. А также потрясающей духовной нищеты. Наша эпоха пророческая и эсхатологическая. Святые говорили, что наступит время, когда люди так запутаются и обезумеют, что назовут свет тьмой. И наоборот: тьму будут называть светом. Не станет разумения в людях, и буквально все обезумеют и, увидев нормального человека, будут говорить: «Посмотрите на этого сумасшедшего!»

Мы живем именно в эту эпоху. И нисколько не будет гордыней сказать, что мы, верующие, хоть мы и не какие-нибудь просвещенные или богоозаренные, хоть мы и не духовно здоровые и безгрешные, однако идем к этому и хотя бы видели, откуда исходит свет истинный. Как когда-то в воскресной школе мы пели одну песню, в которой говорилось: «Свет, исшедший из Вифлеема, сиял и на Голгофе, и в Гробе Господнем, и в день Вознесения, и с тех пор Церковь пребывает с этим благодатным светом».

Это хорошо – осознавать, в какое время мы живем и в каких пространствах наш ум просветляется.

Наша эпоха открывает перед нами огромную мешанину тысяч ересей, парацерковных и религиозных образований, всяких оккультных движений. И все эти пути ведут к умерщвлению души. Наркотики – это не только то, что принимают юноши в виде инъекций или таблеток. Для души тоже существуют наркотики, которые превращают людей в существа, не ведающие, что с ними происходит.

Мы поистине живем в эпоху галлюцинаций. Возьмите пульт и включите телевизор. Попереключайте каналы и увидите, что всюду и без конца раздаются самые разные мнения, полный ералаш – из одного тебя окунают в другое, одна новость спешит за другой, за радостью идет скорбь. Жуткая картина сменяется какой-нибудь приятной и отвлекающей новостью. В результате ум человека дезориентируется. Это как если бы кто-нибудь начал тебя ласкать и вдруг влепил бы пощечину. А потом опять принимается ласкать, и ты уже не понимаешь, что же такое происходит…

Наша эпоха очень противоречива. Пророчества о том, что когда-нибудь люди назовут свет тьмой и наоборот, относятся именно к настоящему времени. Но среди этого хаоса у нас есть якорь. Этот якорь – на небе, и в то время как обычные якоря идут на дно, наш поднимается к Божию престолу и прикрепляет нас. И мы уже знаем, на что нам опереться, к чему обратиться, чему верить и как смотреть на жизнь. Какими глазами смотреть на происходящее.

Представь себе, например, что ты едешь в машине или сидишь дома, и вы слушаете радио. Но одни ли только вы его слышите? Нет, и другие тоже – в своих машинах, магазинах и т.д. При имеющемся огромном множестве радиостанций ты выбираешь одну, церковную. И этот выбор свидетельствует, что твой ум движется в верном направлении. Ты знаешь, куда посмотреть и где найти.

Мы, христиане, радуемся не оттого, что мы хорошие дети. Нам радостно оттого, что у нас есть хороший Отец

То, что мы знаем направление, – это великое благодеяние Божие в нашей жизни. Хотя мы и грешны, но есть такое пространство с чистотой, которое нас возрождает. Хотя мы и плохие люди и дети, но у нас есть Отец. И наша радость не оттого, что мы хорошие дети, – нет, это было бы фарисейством, лицемерием. Нам радостно оттого, что у нас есть хороший Отец, а не оттого, что мы хорошие дети.

Посреди житейской бури, бушующей вокруг корабля, находящегося в большой опасности и готового вот-вот потонуть, все мечутся в панике, и только один ребенок играет на палубе. Ему говорят:

– Беги скорей, мы в большой опасности, волны вот-вот поглотят нас!

– Я не боюсь, мой отец – капитан этого корабля, и корабль наш побывал в разных штормах. Я не боюсь, потому что мой отец – опытный капитан.

Эта уверенность, это тепло, это ощущение того, что наша душа утешена близостью Бога, – величайшее благодеяние. Будем же прославлять и благодарить Бога за это!

Смотрю я в новостях, как два человека начинают анализировать какую-нибудь проблему. Говорят, говорят и ни к чему не приходят. А потом начинают ругаться. И это в каждом выпуске вечерних новостей! Не знаю, испытывали ли вы досаду от этого – ведь это повреждает и наш ум, и сердце, и нервную систему. Они сами больны и делают больными нас.

Хотя, впрочем, не знаю, болеют ли они в действительности за это, ведь они делают свою работу, показываются на экране, но только вряд ли страдают из-за того, о чем говорят. Доказательство тому – то, что они проводят свою аналитическую передачу, а потом их, эти же самые лица, показывают в других передачах, где они уже танцуют, веселятся и забавляются. Но ведь так нельзя: в 8 часов говорить о войне, описывать убийства, лужи крови, разрушения, а через пару часов выступать в другой передаче, развлекаться… Я хочу сказать, что эти события их не тронули. Потому что если бы да, то они не были бы такими веселыми.

Это противоречивость и раздвоение – когда два человека не могут договориться о чем-нибудь, а в довершение всего подключают и народ из другой студии, и положение еще больше обостряется… И в любом спорном вопросе, который возникает, дело обстоит именно так. Прийти к какому-нибудь концу невозможно. Ругаются, потому что каждому хочется поставить свое мнение выше других, показать себя и произвести впечатление на аудиторию.

И если можно одним словом охарактеризовать эту картину, то это колоссальный эгоизм, свойственный всем. Огромное высокомерие, мол, я знаю всё лучше другого. И отсюда проистекают враждебность, ненависть друг к другу.

Утратили мы общую систему координат, нет у нас всеобщего ума, мнения, которое просветляло бы нас. Нет больше богоозаренного ума, который бы просвещал нас, и происходит то, о чем написано в Священном Писании: Бог предал нас извращенному уму (см.: Рим. 1: 24). Уму, который не может проникнуть в суть и отличить добро от зла.

В уме сегодняшнего человека нет просветления, чтобы он мог бы выбрать для себя правильное. Поэтому большинство людей, как говорит святой Порфирий, – это запутанные души. Несчастные и измученные по жизни люди! Они не знают, чего хотят, куда пойти. Но в то же время думают, что знают всё. Говорят категорическим тоном, а в действительности не знают ничего.

Если бы я мог, то хотел бы спросить у этих основных, центральных фигур, регулирующих и задающих тон в мировом масштабе (или в Греции, или на каком-нибудь телеканале), задать им один простой вопрос. Пусть они однажды покажутся на своем канале и дадут ответ на такой вопрос: какого человека вы хотите создать и сформировать? Опишите мне его или покажите на фотографии, не знаю как еще… Какой образец, какой идеал? Чтобы вы сказали: «Моя мечта – создать посредством моей политики такого-то и такого-то человека». Каким ты хочешь сформировать меня с помощью своего канала, своих передач?

Церковь показывает, куда хочет привести: она хочет сделать тебя святым, Божиим человеком

Посмотри, например, о Церкви я могу сказать, как она смотрит на тот или иной вопрос. Когда входишь в храм, она показывает тебе внутри иконы. Ты ставишь свечку, и твой ум тут же возносится к свету. Потом прикладываешься к иконе. Лобзаешь ее и говоришь, что сегодня праздник такого-то святого, лобзаешь иконы Господа и Богородицы… Смотришь на купол, всё благоухает ладаном. Церковь всем этим говорит и показывает, куда хочет тебя привести, каким хочет тебя формировать – как святого. Это эталон для Церкви – она хочет сделать тебя святым, Божиим человеком.

А ты, дорогая моя страна, ты, дорогое мое телевидение или журнал, изливающие на меня информацию отовсюду и постоянно и каждый день дающие мне пищу для ума в невероятном количестве и с невероятной частотой – с понедельника по воскресенье. Вы меня буквально бомбардируете ею. Вы куда меня ведете?

В церковь ты идешь, если хочешь, а телевидение коварно захватывает тебя в плен в твоем же собственном доме. Начинают с одного, а доходят до…

Кто-нибудь скажет: «Выключи телевизор, ты же сам выбираешь». Да, хорошо, я выбираю, но только я не выбираю мерзости и грязи. Я не включал телевизор с мыслью: как бы мне увидеть это. Но только там всё переплетено с образами, идеями, которые питают потом мою фантазию и воображение. Ты даешь мне пищу для размышлений, от тебя зависит, как я буду спать сегодня ночью. Ты куда-то закручиваешь мой ум.

Я покоряюсь и только спрашиваю тебя, чтобы понять и чтобы мы с тобой остались друзьями: скажи мне, куда ты меня хочешь завести, каким человеком хочешь сделать в конечном счете? Кто-нибудь может сказать мне это? Когда мы смотрим телевизор, читаем сообщения прессы, каков их идеал? – Пусть кто-нибудь из них скажет.

Дорогие мои, я верю, что если мы задумаемся об этих вещах, то придем к очень тревожным выводам и результатам. Однако большинство людей избегает этих вопросов.

Святой Иоанн Лествичник называет это благоразумием [1] . Диавол ничего так не боится, как благоразумия. Пусть же ум наш выложит всё на стол и проанализирует это, заглянет немного вглубь: а куда ведет то-то и то-то? Где закончится эта история?

Один ребенок долгое время не учил уроков, и я ему сказал:

– Посиди немного, чтобы я объяснил тебе, до чего доведет тебя эта история, которую ты затеял. Сейчас ноябрь – ты ничего не учишь, наступает декабрь – ты опять не учишь и радуешься. Но это потому, что ты еще не видел результатов. Сейчас тебе радостно, но ты не понимаешь, что у всего этого будут последствия, и тебя ожидает нечто. Сейчас ты не учишь, и ничего в твоей жизни особо не изменилось: ты даже еще не понимаешь, что проблема существует. А я хочу, чтобы ты перенесся из ноября прямо в июнь. Скажешь: «А откуда мне знать, что будет в июне?» А я тебе напомню, что приближаются экзамены, и это расслабление, которое тебя охватило, эта твоя лень… в какой-то момент ты заплатишь за них, за свое бездействие. Не потому, что кто-нибудь стал тебе мстить, это будет твое собственное «я». Потому что сейчас ты оставляешь свой ум в праздности, не читаешь, а когда наступит время экзаменов, окажешься неготовым. У тебя будут низкие результаты, и тебя провалят.

Когда я сказал это, на его детском лице изобразилась тоска, скорбь, и он отвечает мне:

– Пожалуйста, оставь меня в покое. Не говори мне таких неприятных вещей. Мне же так хорошо живется!

Но как тебе живется хорошо? В своем незнании, невежестве? В своем равнодушии и лжи?

Это огромная ошибка, которую мы совершаем: мы не думаем всерьез о реальности

Это огромная ошибка, которую мы совершаем. Огромный просчет в нашей жизни. Мы не думаем всерьез о реальности. А это необходимо не для того, чтобы мы ходили затравленными, а чтобы ощутили печаль по Богу, ведущую к покаянию, и нам можно было измениться. Тогда ты отнюдь не будешь ходить всё время грустным, твоя жизнь изменится, и ты будешь всегда пребывать в радости. Твой ум вкусит пищу, и ты проснешься.

Одно чадо сказал мне как-то:

– До того, как я узнал вас, я был совершенно счастлив. А с тех пор, как мы познакомились, чувствую себя совершенно несчастным!

– Да ты что, серьезно?! Но почему же, дитя мое? Скажи мне, чтобы я это исповедал, потому что если это так, то это же мой грех.

– Когда я тебя не знал, я был спокоен. Жил своей жизнью: ходил куда хотел, ел что хотел, говорил с кем хотел, у меня была своя ночная жизнь, какие-то связи и развлечения – то, что ты называешь грехами. И жил я себе вполне приятно. А когда познакомился с тобой и ты мне кое-что рассказал, у меня начались кошмары, я теперь сплю и думаю о том, что буду судим. Говорю себе: «Сейчас меня Бог накажет». Думаю о рае и аде. Ты меня совсем запутал и сбил с толку!

– Смотри, то, что кто-то приходит и вкладывает в твой ум благое беспокойство, – это хорошо, потому что у тебя оно должно быть. Это не плохо.

Анархисты писали на стенах: «Счастье – это незнание собственного несчастья». Ты думаешь, что ты счастлив, потому что не знаешь, насколько ты, по сути, несчастен. Живешь в мире каких-то обманчивых чувств. И вот пришел церковный человек – одна беседа, одна передача, одна книга, одна мысль – всё это Бог может послать тебе из ничего и буквально «привести в движение воду в купели», заставить тебя проснуться. И тогда ты говоришь себе: «Ой, ну как же я живу!» Пробуждаешься и видишь свою ошибку. Тогда перед тобой встает дилемма: сделаю ли я что-нибудь, чтобы исправить свою ошибку, или продолжу жить по-старому?

А поскольку ты далеко отошел от квартала, где живут Бог и Церковь, и пошел другим путем, на котором заблудился среди всяких переулков, то в какой-то момент ты говоришь себе: «Ну как же мне найти путь обратно?» И если ты прошел всего пару не тех улиц, то вспоминаешь какое-нибудь приметное место, ориентир и по нему возвращаешься назад, но когда ты потерялся всерьез, тогда уже не знаешь, как тебе вернуться. И говоришь себе: «Поскольку я дошел аж досюда, то меня ничто уже спасти не может. Ведь я менялся так не 5 месяцев и не 5 дней, я уже 5 лет живу так… Как же мне теперь возвращаться туда, с чего я начал? Эх, будь что будет, ничего делать не стану».

Кто сейчас задумывается о таких вещах? Но только наступит «месяц июнь» для каждого из нас в отдельности – месяц экзаменов, когда человек открытым лицом увидит всё как есть, войдет в прямое соприкосновение с реальностью Бога, а не с чем-нибудь еще, как говорят некоторые. Все те, которые сейчас кажутся такими умными. Те, кто формирует человеческое сознание – и они тоже встанут на колени пред Богом и Истиной, и никто уже не будет озираться по сторонам в надежде получить помощь от кого-нибудь, но все мы будем смотреть прямо на Бога. Это истина.

Ты просто пришел ко мне, и я легонько пробудил тебя из глубокого сна. Ты живешь во лжи, и измениться тебе трудно. А изменить надо многое. Здесь, в моем квартале, когда произошло землетрясение в 1999 году, стоял один новенький замечательный жилой дом, частный. Но только у него были проблемы с фундаментом. И когда произошло землетрясение, дом этот пришел в негодность.

И вот однажды я увидел его собственника, он стоял на улице и сокрушался, и мне стало жаль его. Я почувствовал то, что чувствует он, и испытал сострадание. Как жаль человека, это же действительно трагично. Если бы я был на его месте, то тоже сокрушался бы и страдал из-за того, что то, что я строил столько лет, сейчас надо ломать. Такой прекрасный дом, двухэтажный, с красивыми балконами, цветами и собакой у входа… А сейчас всё это надо сносить!

Постепенно осознавая это, он сам ломался. Он просто утопал в скорби. Ему надо было или принять заключение специалистов и снести всё, или оставаться там жить, ожидая, когда всё это на тебя обрушится. Плакать, глядя, как ломают всё, что он строил на неправильных основаниях… Переживу ли я этот процесс? Это означает, что я должен перенести огромную боль и мучение, однако потом увижу сияющую впереди надежду. И через 2 года на этом месте у меня будет новый дом.

Надо понять, что это не я ставлю перед тобой такой вопрос – он так или иначе уже стоит. Но так у тебя будет новый дом!

О ГЛАВНОМ

НЕБЕСНЫЙ ЯКОРЬ

Мы живем в эпоху галлюцинаций

Мы живем в эпоху смут, волнений и хаоса. И поразительного духовного оскудения. Наше время можно назвать пророческим, эсхатологическим. Святые отцы говорили, что придут дни, когда люди настолько запутаются и обезумеют, что свет будут называть тьмой, и наоборот – тьму светом. Исчезнет здравый смысл, все словно сойдут с ума, а на нормального человека будут показывать пальцем, называя безумцем.

И вот мы с вами живем именно в такую эпоху. И это не красивые слова. Мы не являемся просвещенными и богоозаренными людьми, мы не безгрешны и не здоровы духовно, но движемся именно в этом направлении и по крайней мере знаем, откуда исходит свет истинный.

В свое время мы пели в воскресной школе песню, где были примерно такие слова: «Свет, воссиявший над Вифлеемом, светил и над Голгофой, и над могилой Христа, и в минуту Вознесения; этот свет светит и в Церкви». Очень важно понимать, в какое время мы живем, и помнить, что есть место, где ум просветляется.

В наше время столько ересей, столько околоцерковных, псевдоцерковных и псевдорелигиозных движений, что голова идет кругом. А ведь все это – путь к умерщвлению души.

Наркотики содержатся не только в инъекциях или таблетках. Есть душевные наркотики, которые превращают людей в существ, не понимающих, что происходит. Мы живем в эпоху галлюцинаций.

Наркотики содержатся не только в инъекциях или таблетках. Есть душевные наркотики, которые превращают людей в существ, не понимающих, что происходит. Мы живем в эпоху галлюцинаций.

Возьмите пульт, включите телевизор. Переключая каналы, мы видим, как в разных местах одновременно происходят абсолютно разные вещи – тут одна новость, там другая, здесь радуются, там плачут… Полная бестолковщина. Тебя кидает из одного в другое, страшные кадры мгновенно сменяются приятными, спокойными картинками, а ты не успеваешь сосредоточиться. Это все равно что получить прощение, а через секунду – пощечину, и затем снова услышать: «Прощаю тебя». И стоишь и не понимаешь, что на самом деле происходит.

Мы живем в эпоху противоречий. И пророчества о том, что люди будут называть свет тьмой и наоборот, относятся именно к нашему времени.

Несмотря на то, что мы – плохие дети, у нас есть Отец

Но среди всего этого хаоса у нас есть якорь – небесный якорь. В то время как обычные якоря цепляются за землю, дно, наш якорь поднимает на небо, к Божественному престолу, и укрепляет нас. Мы всегда знаем, за что ухватиться, на что опереться, во что верить и какими глазами смотреть вокруг, как воспринимать случившееся.

Читать еще:  Терроризм не имеет опоры в Коране, заявляют российские муфтии

Например, ты включаешь радио – в машине или дома, у себя в комнате. Радиостанций – множество, и множество людей в данный момент слушают передачи одновременно с тобой в магазинах, машинах и т.д. И вот, при таком количестве радиостанций, ты останавливаешься на православной. Значит, голова у тебя работает в верном направлении – об этом свидетельствует твой выбор. Ты знаешь, куда смотреть, где найти.

И то, что мы знаем, в каком направлении идти, – огромное благодеяние со стороны Бога по отношению к нам. Несмотря на наши грехи, у нас есть место, где можно вновь обрести чистоту и возродиться. Несмотря на то, что мы – плохие дети, у нас есть Отец. И мы радуемся не потому, что считаем себя хорошими, – это было бы фарисейством и лицемерием. Мы радуемся, что у нас добрый Отец.

И когда в житейском море поднимается буря, когда корабль, кажется, вот-вот начнет тонуть и пойдет ко дну, на палубе беззаботно играет маленький ребенок. «Беги скорее! – кричат ему. – Мы в опасности, нас вот-вот смоет волнами!» А малыш отвечает: «Мне не страшно. Мой отец – капитан корабля, мы и не такие бури видали! Я не боюсь, папа – опытный моряк».

Вот эта уверенность, тепло и чувство, что душа находится в утешении рядом с Богом, – великое благодеяние. Будем прославлять и благодарить за это Господа!

Вот эта уверенность, тепло и чувство, что душа находится в утешении рядом с Богом, – великое благодеяние. Будем прославлять и благодарить за это Господа!

Мы утратили общую систему координат

Иногда я вижу в новостях, как люди начинают обсуждать и анализировать какую-то проблему. Говорят, говорят и ни к чему не приходят. Начинают ругаться. И так – в каждом вечернем выпуске новостей! Не знаю, как вы себя чувствуете после таких просмотров – это ведь колоссальный вред и для ума, и для сердца, и для нервной системы… Люди сами больные и нас делают больными.

Впрочем, не знаю, насколько они больны – это ведь их работа. Сейчас они рвут на себе рубаху, а чуть позже, в других передачах, мы видим, как они танцуют, развлекаются, веселятся. Разве здесь возможна искренность – когда в восемь вечера ты печалишься о войне, крови, разрушениях и убийствах, а через пару часов уже развлекаешься на светском мероприятии? Значит, эти события не коснулись твоего сердца. Потому что в противном случае ты бы не веселился.

Противоречивость, раздвоенность – когда двое людей сначала не могут договориться между собой, а потом еще и другие в студии к ним присоединяются, только усугубляя ситуацию, и так в каждом выпуске. Нет завершения спора. Все ругаются, потому что каждый хочет высказаться, выставиться, произвести впечатление. И если описать такую картину двумя словами, то это – огромный эгоизм, свойственный каждому из нас. Неимоверное высокомерие, когда думаешь, что знаешь всё лучше других. Отсюда и враждебность, ненависть друг к другу.

Мы утратили общую систему координат, у нас нет единого мнения, благодаря которому просветление было бы возможно.

Наш ум не озарен Богом, и потому происходит то, о чем говорит апостол Павел в послании к Римлянам: «И как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму» (Рим. 1:28). Превратному уму, неспособному отличить добро от зла.

Наш ум не озарен Богом, и потому происходит то, о чем говорит апостол Павел в послании к Римлянам: «И как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму» (Рим. 1:28). Превратному уму, неспособному отличить добро от зла.

Ум современного человека не просвещается и потому не может выбрать правильный путь. Вот почему большинство людей сегодня, как говорил старец Порфирий, – заблудшие души, несчастные, замученные жизнью… Они не понимают, чего хотеть, куда идти, а думают, что всё знают. И разговаривают таким категоричным тоном, в то время как не знают ничего.

Будь это возможно, я задал бы мировым лидерам и владельцам ТВ-каналов один простой вопрос. Какого человека вы хотите сформировать? Каким он должен быть? Может быть, покажете такого по своему каналу, хотя бы фото, или просто опишете, какой он, ваш образец, ваш идеал. Например: «Благодаря своей политике я мечтаю создать такого-то человека». Или: «Благодаря своему каналу, передачам…»

Мне сейчас скажут: «Ну и выключи ты телевизор»

А Церковь может ответить на такой вопрос.

Когда мы входим в храм, то видим иконы. Мы зажигаем перед иконой свечу, и ум наш тут же устремляется к свету. Мы кланяемся, целуем икону Господа или Богородицы, или святого, чья память празднуется сегодня. А поднимем голову – увидим фрески под куполом, вокруг – запах ладана… С помощью всего этого Церковь указывает нам путь и говорит, какими мы должны быть. Мы должны быть святыми. Церковь хочет сделать нас именно такими людьми – Божиими.

А вы, мое любезное государство, любезное телевидение, журналы, – вы, что постоянно, каждый день, с понедельника до воскресенья, даете моему уму пищу в невероятных количествах, бомбардируя информацией, – куда вы меня ведете?

А вы, мое любезное государство, любезное телевидение, журналы, – вы, что постоянно, каждый день, с понедельника до воскресенья, даете моему уму пищу в невероятных количествах, бомбардируя информацией, – куда вы меня ведете?

Чтобы попасть в церковь, в нее надо пойти. А телевидение берет нас в плен в собственном доме. Начинается с одного, а заканчивается…

Мне сейчас скажут: «Ну и выключи ты телевизор, ты – свободный человек». Да, я свободный человек, с правом выбора, и я не выбираю грязь, нечистоту. И не для того включаю телевизор, чтобы это видеть. Но все настолько переплетено, – все эти образы, идеи, которые питают мою фантазию, мое воображение.

А ты, хозяин канала, даешь мне этот материал в пищу. И от тебя зависит, как я буду спать сегодня ночью. Ты ведешь мой ум в определенном направлении, и вот я, отдавшись тебе, просто хочу спросить, раз уж мы такие друзья: куда ты ведешь меня? Каким хочешь меня сделать?

Кто-нибудь может ответить мне на этот вопрос?

Автор архимандрит Андрей (Конанос)

По материалам сайта. Текст опубликован в сокращении.

Фото: открытые интернет-источники

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Архимандрит Андрей (Конанос): Небесный якорь

Бог не оставит тебя

Святая Божественная литургия

Тема Святой литургии очень важна. Та молитва на Святой литургии, в которой говорится, что никто из связанных плотскими желаниями и наслаждениями недостоин приступить и служить Святую литургию1, относится и к тем, кто собирается говорить о Святой литургии. Но кто же тогда достоин говорить о Святой литургии – этом таинстве, в которое даже Ангелы желают вникнуть и взирают на него со страхом и ужасом? Мы точно недостойны говорить об этом, тем паче что и переживаем это не так, как следовало бы. Пусть мы и клирики, как в данном случае я.

Помню признание одного служителя алтаря, когда я еще был малым ребенком. Он доверительно сказал мне тогда:

– Деточка моя, когда я однажды поехал на Святую Гору Афон и исповедался у одного иеромонаха, то он спросил меня: «Отче, а сколько лет ты служишь?» «Тридцать», – ответил я. «А сколько раз на литургиях, которые ты служил, ты ощущал таинство, душа твоя входила в святилище Божие, ты что-нибудь понимал в мире сверхъестественного, ощущал что-нибудь удивительное и таинственное?» Я ответил: «Отче, очень редко. Служил сотни раз, но таинства каждый раз не ощущал, это нелегко».

Да, это нелегко. Это зависит и от нас, нашей подготовленности, но и от Бога тоже, чтобы Он приблизился к нам и счел нас достойными этого проявления Своей любви.

Один протестантский пастор как-то встретил православного священника и сказал ему:

– Мы, протестанты, занимаемся благотворительностью, строим дома для престарелых, социальные заведения, залы, больницы, организуем концерты поп- и рок-музыки и привлекаем молодых, проводим экскурсии, мы очень активны. А вы, православные клирики и Православная Церковь, что делаете вы?

А священник, вместо того чтобы перечислять ему разные виды пастырской работы, сказал лишь одну короткую фразу:

– Мы, православные, служим Святую литургию.

Мы делаем это и наполняем рай людьми, душами, которые спасаются. Мы утешаем людей, сводим Бога на землю и возводим людей на небеса. Это наш вклад, это то бесконечно важное, что Церковь дает миру. Самое важное. Это источник, из которого проистекают и остальные дела Церкви.

Всё начинается с того момента, когда мы слышим, что бьют в колокол. С него начинается Святая литургия, всякое богослужение вообще. Мы слышим, что звонит колокол.

У нас на приходе есть один человек, который испытывает огромную радость, когда у него появляется возможность позвонить в колокол. У колокола этого есть механизм, воспроизводящий разные мелодии: благовест, праздничную, святогорскую. И он предвкушает это с великой радостью, как маленький ребенок, и говорит:

– Отче, сегодня я запущу радостный благовест, чтобы люди услышали и пришли в церковь.

Этот момент поистине великолепен. Надо, однако, заметить, что когда-то колоколов не было. В Церкви в первые годы ее существования люди просто звали друг друга. А потом, когда возросло число христиан, появились клепала. Позднее в некоторых местах использовали трубы – например, в монастыре, основанном святым Пахомием Великим, – в них трубили, чтобы напоминать христианам о трубах Апокалипсиса. В нем говорится, что Второе Пришествие будет происходить так: затрубят трубы, и все люди воскреснут, чтобы предстать на Суд.

В эпоху Константина Великого в ходу были железные клепала, по которым ударяли молотком. Колокола впервые появились на Западе, а в Константинополь попали в 865 году, намного позже постройки Святой Софии. Тогда один венецианский вельможа подарил 12 колоколов храму Святой Софии. Они называются кампанами, потому что происходят из Кампании, области в Италии.

Летописцы говорят, что, когда в Византии в первый раз зазвонили колокола, люди стали выбегать из своих домов с радостными восклицаниями. Мы сейчас привыкли слышать колокола, и они уже не кажутся нам такими сладкозвучными, как тогда. Но давайте представим себе, что мы никогда не слышали звона колоколов и вдруг неожиданно слышим его. Люди выбегали тогда на дороги, думая, что это Ангелы сошли на землю и смешались с ними. И христиане шли на богослужение, преисполненные воодушевления.

Так, звоня в колокола, Церковь зовет нас прийти помолиться. И мы просыпаемся, но только нам хочется поспать еще немного, и в итоге мы опаздываем. Нам не хочется идти, и мы всё оттягиваем: «Посплю еще чуть-чуть, ничего, приду немного позже!» – такие мы нерадивые и, к сожалению, ленивые, и нам не хватает ревности. Ради чего-нибудь другого нам ой как хочется встать: по утрам на улицах можно увидеть многих спешащих к морю, чтобы искупаться, а здесь кто-то таскает ведра с водой, чтобы помыть свою машину в воскресенье утром, там женщины развешивают на веревках одеяла, чтобы проветрить их, потому что всю неделю работают и многого не успевают сделать. Это происходит чуть позже, часам к 9 утра. Кто-то направляется к киоску за газетой, здесь явно готовят еду, там слышен телевизор: люди смотрят спортивные новости и не идут в церковь.

Это явление очень печально. Оно печально потому, что у людей не стало влечения к Святой литургии. В это же время мы страстно желаем очень многого, так что ни при чем тут ранний час, в который служится Святая литургия. А как же люди встают в 6 утра, чтобы искупаться в море, пока на пляже нет столпотворения и кругом тишина? Или чтобы побыть с близкими людьми, или поехать куда-нибудь на спортивное мероприятие? Когда любишь что-нибудь, ты готов делать это в какой угодно час.

Я заметил, что, читая о миссионерах и людях, живущих в других странах, стыжусь, сравнивая себя с ними. Эти люди могут целыми днями идти пешком, чтобы попасть на Святую литургию. Они по два дня идут пешком, и малые дети тоже, чтобы принять участие в Святой литургии. Пусть они и не понимают всего, зато всё чувствуют душой на начальном этапе своей веры.

Как-то я читал дневник одного епископа (речь идет о Греции), он пишет: «В воскресенье, 30 марта 1941 года, ранним утром я отправился в первый батальон, где служил и проповедовал. Причастилось около 500 мужчин, руку у меня свело, и мне было ужасно больно от непрерывного преподания Святого Причастия. В другой раз я вынужден был служить на коленях, в палатке, потому что на улице дождь шел не переставая. Солдаты следили за Святой литургией под дождем и в конце причастились Пречистых Таин».

Какое трогательное зрелище! Среди диких гор, под проливным дождем солдаты молятся, чтобы соединиться со Христом Спасителем. Эти люди будут судить нас за нашу леность и нерадение. Даже святой Косма Этолийский говорит, что деньги, которые человек зарабатывает в воскресенье, когда работает, не имея на то серьезных причин, не благословляются Богом. Другое дело, если кому-то приходится работать, потому что долг его к этому обязывает. А если ты можешь закончить работу и позже, но всё равно не идешь в церковь, то это очень серьезно и несправедливо по отношению к нашей душе. И этим мы уязвляем Бога.

Один святой духовник минувшего века, отец Венедикт Петракис из Агринио, как-то шел служить Святую литургию в воскресенье. У храма стоял человек, продававший фрукты и овощи. Когда шла литургия, он всё так же стоял на улице. Отец Венедикт сказал ему:

– Деточка моя, зайди внутрь, чтобы принять участие в Святой литургии, а потом продашь свою продукцию!

Тот, однако, дерзко ответил ему:

– Отче, занимайся своим делом, а я буду заниматься своим! Я в твои дела не лезу, и ты в мои не лезь!

Святой сказал ему:

– Хорошо, дитя мое, но только увидишь, что не успеет закончиться Святая литургия, как твои фрукты и овощи сгниют.

Чтобы заставить этого человека задуматься, Бог попустил, чтобы, когда закончилась Святая литургия, всё, что у него было на столе, оказалось полным червей. А также чтобы показать ему, что Он не одобряет подобной дерзости.

Архимандрит Андрей (Конанос). Небесный якорь

Мы живем в эпоху великой неразберихи, смуты и хаоса. А также потрясающей духовной нищеты. Наша эпоха пророческая и эсхатологическая. Святые говорили, что наступит время, когда люди так запутаются и обезумеют, что назовут свет тьмой. И наоборот: тьму будут называть светом. Не станет разумения в людях, и буквально все обезумеют и, увидев нормального человека, будут говорить: «Посмотрите на этого сумасшедшего!»

Мы живем именно в эту эпоху. И нисколько не будет гордыней сказать, что мы, верующие, хоть мы и не какие-нибудь просвещенные или богоозаренные, хоть мы и не духовно здоровые и безгрешные, однако идем к этому и хотя бы видели, откуда исходит свет истинный. Как когда-то в воскресной школе мы пели одну песню, в которой говорилось: «Свет, исшедший из Вифлеема, сиял и на Голгофе, и в Гробе Господнем, и в день Вознесения, и с тех пор Церковь пребывает с этим благодатным светом».

Это хорошо – осознавать, в какое время мы живем и в каких пространствах наш ум просветляется.

Наша эпоха открывает перед нами огромную мешанину тысяч ересей, парацерковных и религиозных образований, всяких оккультных движений. И все эти пути ведут к умерщвлению души. Наркотики – это не только то, что принимают юноши в виде инъекций или таблеток. Для души тоже существуют наркотики, которые превращают людей в существа, не ведающие, что с ними происходит.

Мы поистине живем в эпоху галлюцинаций. Возьмите пульт и включите телевизор. Попереключайте каналы и увидите, что всюду и без конца раздаются самые разные мнения, полный ералаш – из одного тебя окунают в другое, одна новость спешит за другой, за радостью идет скорбь. Жуткая картина сменяется какой-нибудь приятной и отвлекающей новостью. В результате ум человека дезориентируется. Это как если бы кто-нибудь начал тебя ласкать и вдруг влепил бы пощечину. А потом опять принимается ласкать, и ты уже не понимаешь, что же такое происходит…

Наша эпоха очень противоречива. Пророчества о том, что когда-нибудь люди назовут свет тьмой и наоборот, относятся именно к настоящему времени. Но среди этого хаоса у нас есть якорь. Этот якорь – на небе, и в то время как обычные якоря идут на дно, наш поднимается к Божию престолу и прикрепляет нас. И мы уже знаем, на что нам опереться, к чему обратиться, чему верить и как смотреть на жизнь. Какими глазами смотреть на происходящее.

Представь себе, например, что ты едешь в машине или сидишь дома, и вы слушаете радио. Но одни ли только вы его слышите? Нет, и другие тоже – в своих машинах, магазинах и т.д. При имеющемся огромном множестве радиостанций ты выбираешь одну, церковную. И этот выбор свидетельствует, что твой ум движется в верном направлении. Ты знаешь, куда посмотреть и где найти.

Мы, христиане, радуемся не оттого, что мы хорошие дети. Нам радостно оттого, что у нас есть хороший Отец

То, что мы знаем направление, – это великое благодеяние Божие в нашей жизни. Хотя мы и грешны, но есть такое пространство с чистотой, которое нас возрождает. Хотя мы и плохие люди и дети, но у нас есть Отец. И наша радость не оттого, что мы хорошие дети, – нет, это было бы фарисейством, лицемерием. Нам радостно оттого, что у нас есть хороший Отец, а не оттого, что мы хорошие дети.

Посреди житейской бури, бушующей вокруг корабля, находящегося в большой опасности и готового вот-вот потонуть, все мечутся в панике, и только один ребенок играет на палубе. Ему говорят:

– Беги скорей, мы в большой опасности, волны вот-вот поглотят нас!

– Я не боюсь, мой отец – капитан этого корабля, и корабль наш побывал в разных штормах. Я не боюсь, потому что мой отец – опытный капитан.

Эта уверенность, это тепло, это ощущение того, что наша душа утешена близостью Бога, – величайшее благодеяние. Будем же прославлять и благодарить Бога за это!

Смотрю я в новостях, как два человека начинают анализировать какую-нибудь проблему. Говорят, говорят и ни к чему не приходят. А потом начинают ругаться. И это в каждом выпуске вечерних новостей! Не знаю, испытывали ли вы досаду от этого – ведь это повреждает и наш ум, и сердце, и нервную систему. Они сами больны и делают больными нас.

Хотя, впрочем, не знаю, болеют ли они в действительности за это, ведь они делают свою работу, показываются на экране, но только вряд ли страдают из-за того, о чем говорят. Доказательство тому – то, что они проводят свою аналитическую передачу, а потом их, эти же самые лица, показывают в других передачах, где они уже танцуют, веселятся и забавляются. Но ведь так нельзя: в 8 часов говорить о войне, описывать убийства, лужи крови, разрушения, а через пару часов выступать в другой передаче, развлекаться… Я хочу сказать, что эти события их не тронули. Потому что если бы да, то они не были бы такими веселыми.

Читать еще:  2 августа - день памяти пророка Илии

Это противоречивость и раздвоение – когда два человека не могут договориться о чем-нибудь, а в довершение всего подключают и народ из другой студии, и положение еще больше обостряется… И в любом спорном вопросе, который возникает, дело обстоит именно так. Прийти к какому-нибудь концу невозможно. Ругаются, потому что каждому хочется поставить свое мнение выше других, показать себя и произвести впечатление на аудиторию.

И если можно одним словом охарактеризовать эту картину, то это колоссальный эгоизм, свойственный всем. Огромное высокомерие, мол, я знаю всё лучше другого. И отсюда проистекают враждебность, ненависть друг к другу.

Утратили мы общую систему координат, нет у нас всеобщего ума, мнения, которое просветляло бы нас. Нет больше богоозаренного ума, который бы просвещал нас, и происходит то, о чем написано в Священном Писании: Бог предал нас извращенному уму (см.: Рим. 1: 24). Уму, который не может проникнуть в суть и отличить добро от зла.

В уме сегодняшнего человека нет просветления, чтобы он мог бы выбрать для себя правильное. Поэтому большинство людей, как говорит святой Порфирий, – это запутанные души. Несчастные и измученные по жизни люди! Они не знают, чего хотят, куда пойти. Но в то же время думают, что знают всё. Говорят категорическим тоном, а в действительности не знают ничего.

Если бы я мог, то хотел бы спросить у этих основных, центральных фигур, регулирующих и задающих тон в мировом масштабе (или в Греции, или на каком-нибудь телеканале), задать им один простой вопрос. Пусть они однажды покажутся на своем канале и дадут ответ на такой вопрос: какого человека вы хотите создать и сформировать? Опишите мне его или покажите на фотографии, не знаю как еще… Какой образец, какой идеал? Чтобы вы сказали: «Моя мечта – создать посредством моей политики такого-то и такого-то человека». Каким ты хочешь сформировать меня с помощью своего канала, своих передач?

Церковь показывает, куда хочет привести: она хочет сделать тебя святым, Божиим человеком

Посмотри, например, о Церкви я могу сказать, как она смотрит на тот или иной вопрос. Когда входишь в храм, она показывает тебе внутри иконы. Ты ставишь свечку, и твой ум тут же возносится к свету. Потом прикладываешься к иконе. Лобзаешь ее и говоришь, что сегодня праздник такого-то святого, лобзаешь иконы Господа и Богородицы… Смотришь на купол, всё благоухает ладаном. Церковь всем этим говорит и показывает, куда хочет тебя привести, каким хочет тебя формировать – как святого. Это эталон для Церкви – она хочет сделать тебя святым, Божиим человеком.

А ты, дорогая моя страна, ты, дорогое мое телевидение или журнал, изливающие на меня информацию отовсюду и постоянно и каждый день дающие мне пищу для ума в невероятном количестве и с невероятной частотой – с понедельника по воскресенье. Вы меня буквально бомбардируете ею. Вы куда меня ведете?

В церковь ты идешь, если хочешь, а телевидение коварно захватывает тебя в плен в твоем же собственном доме. Начинают с одного, а доходят до…

Кто-нибудь скажет: «Выключи телевизор, ты же сам выбираешь». Да, хорошо, я выбираю, но только я не выбираю мерзости и грязи. Я не включал телевизор с мыслью: как бы мне увидеть это. Но только там всё переплетено с образами, идеями, которые питают потом мою фантазию и воображение. Ты даешь мне пищу для размышлений, от тебя зависит, как я буду спать сегодня ночью. Ты куда-то закручиваешь мой ум.

Я покоряюсь и только спрашиваю тебя, чтобы понять и чтобы мы с тобой остались друзьями: скажи мне, куда ты меня хочешь завести, каким человеком хочешь сделать в конечном счете? Кто-нибудь может сказать мне это? Когда мы смотрим телевизор, читаем сообщения прессы, каков их идеал? – Пусть кто-нибудь из них скажет.

Дорогие мои, я верю, что если мы задумаемся об этих вещах, то придем к очень тревожным выводам и результатам. Однако большинство людей избегает этих вопросов.

Святой Иоанн Лествичник называет это благоразумием [1] . Диавол ничего так не боится, как благоразумия. Пусть же ум наш выложит всё на стол и проанализирует это, заглянет немного вглубь: а куда ведет то-то и то-то? Где закончится эта история?

Один ребенок долгое время не учил уроков, и я ему сказал:

– Посиди немного, чтобы я объяснил тебе, до чего доведет тебя эта история, которую ты затеял. Сейчас ноябрь – ты ничего не учишь, наступает декабрь – ты опять не учишь и радуешься. Но это потому, что ты еще не видел результатов. Сейчас тебе радостно, но ты не понимаешь, что у всего этого будут последствия, и тебя ожидает нечто. Сейчас ты не учишь, и ничего в твоей жизни особо не изменилось: ты даже еще не понимаешь, что проблема существует. А я хочу, чтобы ты перенесся из ноября прямо в июнь. Скажешь: «А откуда мне знать, что будет в июне?» А я тебе напомню, что приближаются экзамены, и это расслабление, которое тебя охватило, эта твоя лень… в какой-то момент ты заплатишь за них, за свое бездействие. Не потому, что кто-нибудь стал тебе мстить, это будет твое собственное «я». Потому что сейчас ты оставляешь свой ум в праздности, не читаешь, а когда наступит время экзаменов, окажешься неготовым. У тебя будут низкие результаты, и тебя провалят.

Когда я сказал это, на его детском лице изобразилась тоска, скорбь, и он отвечает мне:

– Пожалуйста, оставь меня в покое. Не говори мне таких неприятных вещей. Мне же так хорошо живется!

Но как тебе живется хорошо? В своем незнании, невежестве? В своем равнодушии и лжи?

Это огромная ошибка, которую мы совершаем: мы не думаем всерьез о реальности

Это огромная ошибка, которую мы совершаем. Огромный просчет в нашей жизни. Мы не думаем всерьез о реальности. А это необходимо не для того, чтобы мы ходили затравленными, а чтобы ощутили печаль по Богу, ведущую к покаянию, и нам можно было измениться. Тогда ты отнюдь не будешь ходить всё время грустным, твоя жизнь изменится, и ты будешь всегда пребывать в радости. Твой ум вкусит пищу, и ты проснешься.

Одно чадо сказал мне как-то:

– До того, как я узнал вас, я был совершенно счастлив. А с тех пор, как мы познакомились, чувствую себя совершенно несчастным!

– Да ты что, серьезно?! Но почему же, дитя мое? Скажи мне, чтобы я это исповедал, потому что если это так, то это же мой грех.

– Когда я тебя не знал, я был спокоен. Жил своей жизнью: ходил куда хотел, ел что хотел, говорил с кем хотел, у меня была своя ночная жизнь, какие-то связи и развлечения – то, что ты называешь грехами. И жил я себе вполне приятно. А когда познакомился с тобой и ты мне кое-что рассказал, у меня начались кошмары, я теперь сплю и думаю о том, что буду судим. Говорю себе: «Сейчас меня Бог накажет». Думаю о рае и аде. Ты меня совсем запутал и сбил с толку!

– Смотри, то, что кто-то приходит и вкладывает в твой ум благое беспокойство, – это хорошо, потому что у тебя оно должно быть. Это не плохо.

Анархисты писали на стенах: «Счастье – это незнание собственного несчастья». Ты думаешь, что ты счастлив, потому что не знаешь, насколько ты, по сути, несчастен. Живешь в мире каких-то обманчивых чувств. И вот пришел церковный человек – одна беседа, одна передача, одна книга, одна мысль – всё это Бог может послать тебе из ничего и буквально «привести в движение воду в купели», заставить тебя проснуться. И тогда ты говоришь себе: «Ой, ну как же я живу!» Пробуждаешься и видишь свою ошибку. Тогда перед тобой встает дилемма: сделаю ли я что-нибудь, чтобы исправить свою ошибку, или продолжу жить по-старому?

А поскольку ты далеко отошел от квартала, где живут Бог и Церковь, и пошел другим путем, на котором заблудился среди всяких переулков, то в какой-то момент ты говоришь себе: «Ну как же мне найти путь обратно?» И если ты прошел всего пару не тех улиц, то вспоминаешь какое-нибудь приметное место, ориентир и по нему возвращаешься назад, но когда ты потерялся всерьез, тогда уже не знаешь, как тебе вернуться. И говоришь себе: «Поскольку я дошел аж досюда, то меня ничто уже спасти не может. Ведь я менялся так не 5 месяцев и не 5 дней, я уже 5 лет живу так… Как же мне теперь возвращаться туда, с чего я начал? Эх, будь что будет, ничего делать не стану».

Кто сейчас задумывается о таких вещах? Но только наступит «месяц июнь» для каждого из нас в отдельности – месяц экзаменов, когда человек открытым лицом увидит всё как есть, войдет в прямое соприкосновение с реальностью Бога, а не с чем-нибудь еще, как говорят некоторые. Все те, которые сейчас кажутся такими умными. Те, кто формирует человеческое сознание – и они тоже встанут на колени пред Богом и Истиной, и никто уже не будет озираться по сторонам в надежде получить помощь от кого-нибудь, но все мы будем смотреть прямо на Бога. Это истина.

Ты просто пришел ко мне, и я легонько пробудил тебя из глубокого сна. Ты живешь во лжи, и измениться тебе трудно. А изменить надо многое. Здесь, в моем квартале, когда произошло землетрясение в 1999 году, стоял один новенький замечательный жилой дом, частный. Но только у него были проблемы с фундаментом. И когда произошло землетрясение, дом этот пришел в негодность.

И вот однажды я увидел его собственника, он стоял на улице и сокрушался, и мне стало жаль его. Я почувствовал то, что чувствует он, и испытал сострадание. Как жаль человека, это же действительно трагично. Если бы я был на его месте, то тоже сокрушался бы и страдал из-за того, что то, что я строил столько лет, сейчас надо ломать. Такой прекрасный дом, двухэтажный, с красивыми балконами, цветами и собакой у входа… А сейчас всё это надо сносить!

Постепенно осознавая это, он сам ломался. Он просто утопал в скорби. Ему надо было или принять заключение специалистов и снести всё, или оставаться там жить, ожидая, когда всё это на тебя обрушится. Плакать, глядя, как ломают всё, что он строил на неправильных основаниях… Переживу ли я этот процесс? Это означает, что я должен перенести огромную боль и мучение, однако потом увижу сияющую впереди надежду. И через 2 года на этом месте у меня будет новый дом.

Надо понять, что это не я ставлю перед тобой такой вопрос – он так или иначе уже стоит. Но так у тебя будет новый дом!

Трагедия Андрея Конаноса

Валерий-2010

Денис А.

  • 5 Сен 2020
  • #2
  • 16:52 «Читайте больше святых отцов, они вас не подведут»

    Сразу статьи Конаноса не понравились. Помню, огорчился тем, что сайт pravoslavie.ru испортился (меня, кстати, на нем забанили по email, возможно, за критику публикаций, не написали почему, просто перестали размещать комментарии).

    При изучении святых отцов и Священного Писания вырабатывается чутье и стойкое отвращение к православию-лайт и модернизму. Всем советую. Конаносы не пройдут!

    Анатолий Митрофанов

    15.01.1961- 05.07.2021
    • 6 Сен 2020
  • #3
  • Алексейка

    • 6 Сен 2020
  • #4
  • Дед Сергий

    • 6 Сен 2020
  • #5
  • Повесть о покаянии Феофила – Жития святых свт. Димитрия Ростовского

    Жития святых
    Повесть о покаянии Феофила

    Михаил Цинцадзе

    • 6 Сен 2020
  • #6
  • Название ролика не соответствует канонической реальности.

    С самого себя снять сан священнослужитель не может. Это может сделать только епископ или собор епископов (если дело касается епископа).

    Елена Анатольевна

    Участник, заслуживающий доверия
    • 6 Сен 2020
  • #7
  • Анатолий Митрофанов

    15.01.1961- 05.07.2021
    • 6 Сен 2020
  • #8
  • Повесть о покаянии Феофила – Жития святых свт. Димитрия Ростовского

    Жития святых
    Повесть о покаянии Феофила

    Анатолий Митрофанов

    15.01.1961- 05.07.2021
    • 6 Сен 2020
  • #9
  • Прошу прощения за оффтоп, но думаю, что эта короткая проповедь о. Андрея Ткачева будет сейчас весьма уместной.

    «Наибольшее количество грехов, которые совершаются человеком, – это грехи, связанные со словесной стихией. Человек и лжёт, и клянёт, и злословит, и говорит неправду по сто раз на дню. Особенно тогда, когда считает себя правдивым. Он утверждает: «Я правду говорю», и в это время лжёт, того не понимая.
    Интернет – это тоже словесное общение.Это – помойка, в которую человек прячется и ныряет, как крыса по трубам. И там он находит для себя объекты критики, объекты ненависти, выливает всю свою злобу. Если по этому критерию просмотреть Интернет-пространство, мы увидим подсознание, вывернутое без стыда. Совершенно грязное, циничное, неприкрытое нутро человеческое, когда люди говорят друг другу что-то обидное или критикуют, не пытаясь выслушать оппонента.

    Люди говорят совершенно цинично, поскольку не лицом к лицу, а на удалении, грязно, поскольку один на один с клавишами. А на самом деле пространство наполняется внутренней грязью. Люди выворачивают наизнанку свой внутренний мир, и он удивительно до чёрного грязен.Это, кстати, внутренний мир нормальных людей – ну, не бомжи же с серийными убийцами сидят в Интернете. Обычные порядочные люди совершают фокус этого выворота в виртуальном пространстве.

    Обратите на это внимание, братья и сестры. Для того, чтобы понять, что мир когда-нибудь сгорит, не нужно ждать, что мир будет пить кровь младенцев – нужно только почитать какой-нибудь форум или залезть в чат, или в обсуждение какой-нибудь политической, культурологической или исторической мысли. И всё ясно – этому миру вечно стоять не придётся. Потому что он уже горит.И для того, чтобы человеку не сгореть вместе с этим миром, он должен потушить огонь своего собственного злоречия, злословия, некритичного осуждения тех, кого он не знает, поверхностного суждения о том, что он знает плохо, и так далее.

    А словесная наша стихия требует непременного очищения молчанием. Оно даст человеку познать себя. Когда человек замолчит, его внутренний диалог не прекратится. Он будет разговаривать сам с собой, с воображаемыми врагами, что-то кому-то объяснять, хотя никого не будет рядом.Это будет почти сумасшествие. И тогда человек увидит это за собой – что он не молится и не читает стихи, когда не с кем разговаривать, а просто тихо незаметно беснуется – что человек болен на самом деле.И как милостыня обличает сребролюбие, пост укрощает плоть, так молчание обличает словесные грехи. Нужно это тоже за собой заметить, и тогда со временем будет ясно, что делать дальше.Однозначно, что молчать – больше, чем говорить и говорить надо лучше, чем мы говорим сегодня.

    Желаю вам заметить это за собою и начать сей великий труд, без которого трудно будет пройти в Царствие Небесное.»

    Я-то хороший, а он — нет!

    Архимандрит Андрей (Конанос)

    В жизни случаются удивительные вещи. Годы, отпущенные нам Богом на земле, очень важны. В них сокрыта огромная тайна. У всех нас есть предназначение. Перед каждым стоит уникальная цель, и, потеряв эту цель, мы утрачиваем и всё остальное.

    Не существует никаких гарантий. Поэтому некоторые святые отцы и сравнивают христианина с канатоходцем. В детстве я видел в цирке таких акробатов. Они осторожно идут по канату к противоположной стене. Одно неверное движение – и ты летишь вниз.

    Да, обычно есть страховочная сетка, но однажды я видел, как канатоходец не удержался, и это было так страшно, что зрители в ужасе закричали.

    Так и в Церкви. Мы все ходим по канату, и нужно быть очень внимательными, потому что это опасное занятие. Да, ощущение полета и легкости прекрасно, но необходимо дойти до конечной точки, чтобы оказаться в безопасности.

    Некоторые атеисты в итоге обращаются к Богу. И, заблудшие, измученные, запутавшиеся в своих теориях и мыслях, теперь они со Христом. А многие христиане, выросшие в Церкви, с легкостью забывают о Нем и уходят. А ведь когда-то им казалось, что они любят Христа…

    Жизнь – это море. И жизнь в Церкви – тоже море. Вот почему, молясь Пресвятой Богородице, мы называем Ее «пристанищем житейских плаваний». «Радуйся, Пристанище житейских плаваний!» (из акафиста Пресвятой Богородице – прим. перевод.)

    Все мы ищем тихую гавань, куда можно направить свой корабль в житейском море. Всем нам необходим причал, потому что, пока якорь не брошен, нельзя быть уверенным в своем спасении.

    Во время Великого поста даже поется такая молитва: «Переплыв половину моря воздержания, мы найдем спасительную пристань… Удостой нас, Человеколюбец, увидеть и день славного Твоего воскресения» (молитва в субботу 4-й седмицы Великого поста – прим. перевод.)

    Мы постимся, а затем вкушаем богатые яства – но не земную, а небесную пищу, Тело и Кровь воскресшего Иисуса, Победителя смерти. Победителя любой непогоды, любого страха и неуверенности. Дай доплыть нам, Боже!

    Переплыть море воздержания. Что означают эти слова? Мы не уверены в том, что доплывем, не утонем. Поэтому не следует думать, что это совсем нетрудно и с нами всё будет в порядке. Нет. Мы входим в открытое море – и теперь надо быть очень внимательными. В борьбе с волнами необходимы благоразумие, рассудительность, трезвение. Плывем аккуратно и смотрим в оба, потому что неизвестно, откуда появится опасность.

    Нет, не нужно тревожиться и тем более паниковать. Важно просто следить за тем, чтобы труд не был напрасным. Будем как херувимы, которых изображают с множеством глаз – внизу, наверху, спереди, сзади… Будем такими же пламенными, огненными херувимами, внимательно оглядывая свой путь. А самоуверенность может привести к поломке корабля и его крушению, после чего придут сожаление и скорби.

    Один человек, много раз бывавший на Афоне, как-то сказал: «И что толку в том, что я езжу туда так часто? Моя жизнь всё равно не меняется!» Но ведь самое главное – это внутренние изменения. В противном случае самые прекрасные вещи, которые происходят с нами и должны бы способствовать спасению, могут привести к кораблекрушению. Тихая гавань может оказаться местом разочарования и катастрофы.

    Как говорят афонские старцы про тех, кто приезжает на Афон и при этом не извлекает для себя никакой духовной пользы: «Жалко, зря потратил деньги на билет!» Ездишь туда-сюда, а что толку? Есть ли перемены? Вот что важно. Хорошо быть церковным человеком, но надо жить так, как хочет Бог, а не успокаивать себя словами: «Всё равно я хороший».

    Мы, христиане, несем огромную ответственность, проповедуя Евангелие. Но лишь единицы из нас являются христианами на деле, нося в сердце Христа. А большинство только называются, являясь не такими, какими следовало бы быть. Мы не даем людям представления о тихой гавани – Христе. О внимании, рассуждении, трезвении, бдительности. Люди смотрят на нас – таких благочестивых и идеальных – и не видят раскрытых объятий, не видят, что в Церкви может спастись каждый, что все мы – братья. И что даже если ты, брат, сегодня грешен, то знай: вчера я был таким же, даже хуже. Но Бог помог мне, привел к Себе, и тебя Он приведет к Себе так же, потому что может всё. Говорим ли мы такие слова? Нужно обязательно давать людям надежду, а не заниматься самооправданием и самовнушением о собственном спасении.

    Читать еще:  Начат прием работ на кинофестиваль «Святой Владимир»-2017

    Св. Исаак Сирин рассказывает о враге нашего спасения страшные вещи. Диавол постоянно воюет с нами – самыми разными способами. Во-первых, он не дает людям стать христианами. Не дает им изменить свою жизнь.

    Он хочет, чтобы мы продолжали жить так, как живем сейчас. Ненавидим кого-то – пускай ненавидим и дальше. Не знаем Бога – пусть и дальше Его не знаем. Диавол не хочет, чтобы человек вышел из мрака, духовной слепоты, злобы, ненависти и страстей. Он хочет, чтобы мы всегда оставались там.

    А если всё-таки удается вырваться и устремиться к Богу, то диавол делает всё, чтобы человек не продолжил идти по верному пути. «Ага, сейчас ты убежал от меня, – говорит он. – Но ничего, мы еще встретимся. Я обязательно появляюсь на следующем перекрестке твоей христианской жизни. Думаешь, от меня так легко убежать? Так легко превратиться из грешника в христианина? Не-ет, я не оставлю тебя в покое до самого конца! Буду подбрасывать тебе трудности, проблемы, разочарования – чтобы в конце концов ты сказал: “Не могу больше! Христианином мне так и не стать. Это очень трудно. Всё равно ничего не меняется. Пришел в церковь раз, другой, третий – а всё как и прежде…”»

    Вот откуда появляется разочарование, уныние, желание вернуться к прежней жизни. Но если преодолеть это искушение и продолжить борьбу за то, чтобы жить по-христиански, то враг и тут не успокоится. Св. Исаак Сирин говорит, что в таком случае диавол старается отобрать результат нашей духовной борьбы. Это уже третий этап его войны с человеком, таящий в себе большую опасность.

    Враг уже не препятствует духовной жизни, но пытается осквернить, а затем и уничтожить то, что приобретено на этом пути. Он внушает тщеславие и самоуверенность: «Ты-то хороший, а вот он – нет!»

    Происходит постоянное самоуспокоение, и человек начинает думать: «Слава Богу, я хороший. Другие – не такие. В нашем доме я – единственный христианин! Ведь никто из соседей не молится, а я молюсь. Никто не ходит в церковь по воскресеньям, а я хожу. Никто не постится, ни у кого нет такой прекрасной семьи с замечательными детьми, как у меня…» Разве мы не думаем так? Да, хорошо, если всё это действительно имеет место, но нужно жить такой жизнью без тщеславия, которое делает все наши старания напрасными. Созидай, но помни, что тщеславие, надменность и гордыня разрушают всё, что ты делаешь.

    Небесный якорь

    Мы живем в эпоху великой неразберихи, смуты и хаоса. А также потрясающей духовной нищеты. Наша эпоха пророческая и эсхатологическая. Святые говорили, что наступит время, когда люди так запутаются и обезумеют, что назовут свет тьмой. И наоборот: тьму будут называть светом. Не станет разумения в людях, и буквально все обезумеют и, увидев нормального человека, будут говорить: «Посмотрите на этого сумасшедшего!»

    Мы живем именно в эту эпоху. И нисколько не будет гордыней сказать, что мы, верующие, хоть мы и не какие-нибудь просвещенные или богоозаренные, хоть мы и не духовно здоровые и безгрешные, однако идем к этому и хотя бы видели, откуда исходит свет истинный. Как когда-то в воскресной школе мы пели одну песню, в которой говорилось: «Свет, исшедший из Вифлеема, сиял и на Голгофе, и в Гробе Господнем, и в день Вознесения, и с тех пор Церковь пребывает с этим благодатным светом».

    Это хорошо – осознавать, в какое время мы живем и в каких пространствах наш ум просветляется.

    Наша эпоха открывает перед нами огромную мешанину тысяч ересей, парацерковных и религиозных образований, всяких оккультных движений. И все эти пути ведут к умерщвлению души. Наркотики – это не только то, что принимают юноши в виде инъекций или таблеток. Для души тоже существуют наркотики, которые превращают людей в существа, не ведающие, что с ними происходит.

    Мы поистине живем в эпоху галлюцинаций. Возьмите пульт и включите телевизор. Попереключайте каналы и увидите, что всюду и без конца раздаются самые разные мнения, полный ералаш – из одного тебя окунают в другое, одна новость спешит за другой, за радостью идет скорбь. Жуткая картина сменяется какой-нибудь приятной и отвлекающей новостью. В результате ум человека дезориентируется. Это как если бы кто-нибудь начал тебя ласкать и вдруг влепил бы пощечину. А потом опять принимается ласкать, и ты уже не понимаешь, что же такое происходит…

    Наша эпоха очень противоречива. Пророчества о том, что когда-нибудь люди назовут свет тьмой и наоборот, относятся именно к настоящему времени. Но среди этого хаоса у нас есть якорь. Этот якорь – на небе, и в то время как обычные якоря идут на дно, наш поднимается к Божию престолу и прикрепляет нас. И мы уже знаем, на что нам опереться, к чему обратиться, чему верить и как смотреть на жизнь. Какими глазами смотреть на происходящее.

    Представь себе, например, что ты едешь в машине или сидишь дома, и вы слушаете радио. Но одни ли только вы его слышите? Нет, и другие тоже – в своих машинах, магазинах и т.д. При имеющемся огромном множестве радиостанций ты выбираешь одну, церковную. И этот выбор свидетельствует, что твой ум движется в верном направлении. Ты знаешь, куда посмотреть и где найти.

    То, что мы знаем направление, – это великое благодеяние Божие в нашей жизни. Хотя мы и грешны, но есть такое пространство с чистотой, которое нас возрождает. Хотя мы и плохие люди и дети, но у нас есть Отец. И наша радость не оттого, что мы хорошие дети, – нет, это было бы фарисейством, лицемерием. Нам радостно оттого, что у нас есть хороший Отец, а не оттого, что мы хорошие дети.

    Посреди житейской бури, бушующей вокруг корабля, находящегося в большой опасности и готового вот-вот потонуть, все мечутся в панике, и только один ребенок играет на палубе. Ему говорят:

    – Беги скорей, мы в большой опасности, волны вот-вот поглотят нас!

    – Я не боюсь, мой отец – капитан этого корабля, и корабль наш побывал в разных штормах. Я не боюсь, потому что мой отец – опытный капитан.

    Эта уверенность, это тепло, это ощущение того, что наша душа утешена близостью Бога, – величайшее благодеяние. Будем же прославлять и благодарить Бога за это!

    Смотрю я в новостях, как два человека начинают анализировать какую-нибудь проблему. Говорят, говорят и ни к чему не приходят. А потом начинают ругаться. И это в каждом выпуске вечерних новостей! Не знаю, испытывали ли вы досаду от этого – ведь это повреждает и наш ум, и сердце, и нервную систему. Они сами больны и делают больными нас.

    Хотя, впрочем, не знаю, болеют ли они в действительности за это, ведь они делают свою работу, показываются на экране, но только вряд ли страдают из-за того, о чем говорят. Доказательство тому – то, что они проводят свою аналитическую передачу, а потом их, эти же самые лица, показывают в других передачах, где они уже танцуют, веселятся и забавляются. Но ведь так нельзя: в 8 часов говорить о войне, описывать убийства, лужи крови, разрушения, а через пару часов выступать в другой передаче, развлекаться… Я хочу сказать, что эти события их не тронули. Потому что если бы да, то они не были бы такими веселыми.

    Это противоречивость и раздвоение – когда два человека не могут договориться о чем-нибудь, а в довершение всего подключают и народ из другой студии, и положение еще больше обостряется… И в любом спорном вопросе, который возникает, дело обстоит именно так. Прийти к какому-нибудь концу невозможно. Ругаются, потому что каждому хочется поставить свое мнение выше других, показать себя и произвести впечатление на аудиторию.

    И если можно одним словом охарактеризовать эту картину, то это колоссальный эгоизм, свойственный всем. Огромное высокомерие, мол, я знаю всё лучше другого. И отсюда проистекают враждебность, ненависть друг к другу.

    Утратили мы общую систему координат, нет у нас всеобщего ума, мнения, которое просветляло бы нас. Нет больше богоозаренного ума, который бы просвещал нас, и происходит то, о чем написано в Священном Писании: Бог предал нас извращенному уму (см.: Рим. 1: 24). Уму, который не может проникнуть в суть и отличить добро от зла.

    В уме сегодняшнего человека нет просветления, чтобы он мог бы выбрать для себя правильное. Поэтому большинство людей, как говорит святой Порфирий, – это запутанные души. Несчастные и измученные по жизни люди! Они не знают, чего хотят, куда пойти. Но в то же время думают, что знают всё. Говорят категорическим тоном, а в действительности не знают ничего.

    Если бы я мог, то хотел бы спросить у этих основных, центральных фигур, регулирующих и задающих тон в мировом масштабе (или в Греции, или на каком-нибудь телеканале), задать им один простой вопрос. Пусть они однажды покажутся на своем канале и дадут ответ на такой вопрос: какого человека вы хотите создать и сформировать? Опишите мне его или покажите на фотографии, не знаю как еще… Какой образец, какой идеал? Чтобы вы сказали: «Моя мечта – создать посредством моей политики такого-то и такого-то человека». Каким ты хочешь сформировать меня с помощью своего канала, своих передач?

    Посмотри, например, о Церкви я могу сказать, как она смотрит на тот или иной вопрос. Когда входишь в храм, она показывает тебе внутри иконы. Ты ставишь свечку, и твой ум тут же возносится к свету. Потом прикладываешься к иконе. Лобзаешь ее и говоришь, что сегодня праздник такого-то святого, лобзаешь иконы Господа и Богородицы… Смотришь на купол, всё благоухает ладаном. Церковь всем этим говорит и показывает, куда хочет тебя привести, каким хочет тебя формировать – как святого. Это эталон для Церкви – она хочет сделать тебя святым, Божиим человеком.

    А ты, дорогая моя страна, ты, дорогое мое телевидение или журнал, изливающие на меня информацию отовсюду и постоянно и каждый день дающие мне пищу для ума в невероятном количестве и с невероятной частотой – с понедельника по воскресенье. Вы меня буквально бомбардируете ею. Вы куда меня ведете?

    В церковь ты идешь, если хочешь, а телевидение коварно захватывает тебя в плен в твоем же собственном доме. Начинают с одного, а доходят до…

    Кто-нибудь скажет: «Выключи телевизор, ты же сам выбираешь». Да, хорошо, я выбираю, но только я не выбираю мерзости и грязи. Я не включал телевизор с мыслью: как бы мне увидеть это. Но только там всё переплетено с образами, идеями, которые питают потом мою фантазию и воображение. Ты даешь мне пищу для размышлений, от тебя зависит, как я буду спать сегодня ночью. Ты куда-то закручиваешь мой ум.

    Я покоряюсь и только спрашиваю тебя, чтобы понять и чтобы мы с тобой остались друзьями: скажи мне, куда ты меня хочешь завести, каким человеком хочешь сделать в конечном счете? Кто-нибудь может сказать мне это? Когда мы смотрим телевизор, читаем сообщения прессы, каков их идеал? – Пусть кто-нибудь из них скажет.

    Дорогие мои, я верю, что если мы задумаемся об этих вещах, то придем к очень тревожным выводам и результатам. Однако большинство людей избегает этих вопросов.

    Святой Иоанн Лествичник называет это благоразумием[1]. Диавол ничего так не боится, как благоразумия. Пусть же ум наш выложит всё на стол и проанализирует это, заглянет немного вглубь: а куда ведет то-то и то-то? Где закончится эта история?

    Один ребенок долгое время не учил уроков, и я ему сказал:

    – Посиди немного, чтобы я объяснил тебе, до чего доведет тебя эта история, которую ты затеял. Сейчас ноябрь – ты ничего не учишь, наступает декабрь – ты опять не учишь и радуешься. Но это потому, что ты еще не видел результатов. Сейчас тебе радостно, но ты не понимаешь, что у всего этого будут последствия, и тебя ожидает нечто. Сейчас ты не учишь, и ничего в твоей жизни особо не изменилось: ты даже еще не понимаешь, что проблема существует. А я хочу, чтобы ты перенесся из ноября прямо в июнь. Скажешь: «А откуда мне знать, что будет в июне?» А я тебе напомню, что приближаются экзамены, и это расслабление, которое тебя охватило, эта твоя лень… в какой-то момент ты заплатишь за них, за свое бездействие. Не потому, что кто-нибудь стал тебе мстить, это будет твое собственное «я». Потому что сейчас ты оставляешь свой ум в праздности, не читаешь, а когда наступит время экзаменов, окажешься неготовым. У тебя будут низкие результаты, и тебя провалят.

    Когда я сказал это, на его детском лице изобразилась тоска, скорбь, и он отвечает мне:

    – Пожалуйста, оставь меня в покое. Не говори мне таких неприятных вещей. Мне же так хорошо живется!

    Но как тебе живется хорошо? В своем незнании, невежестве? В своем равнодушии и лжи?

    Это огромная ошибка, которую мы совершаем. Огромный просчет в нашей жизни. Мы не думаем всерьез о реальности. А это необходимо не для того, чтобы мы ходили затравленными, а чтобы ощутили печаль по Богу, ведущую к покаянию, и нам можно было измениться. Тогда ты отнюдь не будешь ходить всё время грустным, твоя жизнь изменится, и ты будешь всегда пребывать в радости. Твой ум вкусит пищу, и ты проснешься.

    Одно чадо сказал мне как-то:

    – До того, как я узнал вас, я был совершенно счастлив. А с тех пор, как мы познакомились, чувствую себя совершенно несчастным!

    – Да ты что, серьезно?! Но почему же, дитя мое? Скажи мне, чтобы я это исповедал, потому что если это так, то это же мой грех.

    – Когда я тебя не знал, я был спокоен. Жил своей жизнью: ходил куда хотел, ел что хотел, говорил с кем хотел, у меня была своя ночная жизнь, какие-то связи и развлечения – то, что ты называешь грехами. И жил я себе вполне приятно. А когда познакомился с тобой и ты мне кое-что рассказал, у меня начались кошмары, я теперь сплю и думаю о том, что буду судим. Говорю себе: «Сейчас меня Бог накажет». Думаю о рае и аде. Ты меня совсем запутал и сбил с толку!

    – Смотри, то, что кто-то приходит и вкладывает в твой ум благое беспокойство, – это хорошо, потому что у тебя оно должно быть. Это не плохо.

    Анархисты писали на стенах: «Счастье – это незнание собственного несчастья». Ты думаешь, что ты счастлив, потому что не знаешь, насколько ты, по сути, несчастен. Живешь в мире каких-то обманчивых чувств. И вот пришел церковный человек – одна беседа, одна передача, одна книга, одна мысль – всё это Бог может послать тебе из ничего и буквально «привести в движение воду в купели», заставить тебя проснуться. И тогда ты говоришь себе: «Ой, ну как же я живу!» Пробуждаешься и видишь свою ошибку. Тогда перед тобой встает дилемма: сделаю ли я что-нибудь, чтобы исправить свою ошибку, или продолжу жить по-старому?

    А поскольку ты далеко отошел от квартала, где живут Бог и Церковь, и пошел другим путем, на котором заблудился среди всяких переулков, то в какой-то момент ты говоришь себе: «Ну как же мне найти путь обратно?» И если ты прошел всего пару не тех улиц, то вспоминаешь какое-нибудь приметное место, ориентир и по нему возвращаешься назад, но когда ты потерялся всерьез, тогда уже не знаешь, как тебе вернуться. И говоришь себе: «Поскольку я дошел аж досюда, то меня ничто уже спасти не может. Ведь я менялся так не 5 месяцев и не 5 дней, я уже 5 лет живу так… Как же мне теперь возвращаться туда, с чего я начал? Эх, будь что будет, ничего делать не стану».

    Кто сейчас задумывается о таких вещах? Но только наступит «месяц июнь» для каждого из нас в отдельности – месяц экзаменов, когда человек открытым лицом увидит всё как есть, войдет в прямое соприкосновение с реальностью Бога, а не с чем-нибудь еще, как говорят некоторые. Все те, которые сейчас кажутся такими умными. Те, кто формирует человеческое сознание – и они тоже встанут на колени пред Богом и Истиной, и никто уже не будет озираться по сторонам в надежде получить помощь от кого-нибудь, но все мы будем смотреть прямо на Бога. Это истина.

    Ты просто пришел ко мне, и я легонько пробудил тебя из глубокого сна. Ты живешь во лжи, и измениться тебе трудно. А изменить надо многое. Здесь, в моем квартале, когда произошло землетрясение в 1999 году, стоял один новенький замечательный жилой дом, частный. Но только у него были проблемы с фундаментом. И когда произошло землетрясение, дом этот пришел в негодность.

    И вот однажды я увидел его собственника, он стоял на улице и сокрушался, и мне стало жаль его. Я почувствовал то, что чувствует он, и испытал сострадание. Как жаль человека, это же действительно трагично. Если бы я был на его месте, то тоже сокрушался бы и страдал из-за того, что то, что я строил столько лет, сейчас надо ломать. Такой прекрасный дом, двухэтажный, с красивыми балконами, цветами и собакой у входа… А сейчас всё это надо сносить!

    Постепенно осознавая это, он сам ломался. Он просто утопал в скорби. Ему надо было или принять заключение специалистов и снести всё, или оставаться там жить, ожидая, когда всё это на тебя обрушится. Плакать, глядя, как ломают всё, что он строил на неправильных основаниях… Переживу ли я этот процесс? Это означает, что я должен перенести огромную боль и мучение, однако потом увижу сияющую впереди надежду. И через 2 года на этом месте у меня будет новый дом.

    Надо понять, что это не я ставлю перед тобой такой вопрос – он так или иначе уже стоит. Но так у тебя будет новый дом!

    Архимандрит Андрей (Конанос)
    Перевела с болгарского Станка Косова
    Православен Свят

    Ссылка на основную публикацию
    Статьи c упоминанием слов:
    Adblock
    detector