0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Архимандрит Андрей (Конанос): В твоем сердце источник радости

Православная Жизнь

Идя на Святую Литургию и переживая ее благостную атмосферу – я имею в виду тихую, спокойную Литургию, когда певцы смиренны, царит ностальгическое настроение, атмосфера благодатная, умиротворяющая, а у тебя на сердце умиление, то есть когда тебе становится легко и в то же время душа твоя словно просыпается, – в этом, я бы сказал, гипнотическом и облегчающем духе наша душа становится чрезвычайно бодрой. И что же она делает? Она вспоминает, она припоминает себе всё, что забыла.

Поэтому видишь, что на Святой Литургии ты не можешь, как обычно, вспоминать о всяких неприятных людях и нервничать, питать ненависть, злобу, – всё это утихает. И не потому, чтобы тебя там вдруг стало клонить ко сну, а потому, что там ты вспоминаешь о тех реалиях, о которых я тебе говорил: что Бог тебя любит, что всё, что мы делаем здесь, – это хорошо, однако преходяще, оно подобно перелетным птицам, относительно, ограниченно, оно вовсе не что-то грандиозное.

Наше сердце услаждается, потому что там мы ощущаем истину, и не просто ощущаем истину, а сами становимся истинными, мы входим в истину Божию, и всё остальное нас уже не огорчает.

Бог подает тебе такую благодать, что ты чувствуешь себя богатым, даже если ты крайне беден

Однако когда выйдешь после Святой Литургии и забудешь обо всем этом, снова наваливаются тяготы, проблемы кажутся непреодолимыми, несущественное опять кажется существенным, и ты думаешь: «Ой, да что же мне теперь делать? Я ведь должен столько денег!» И опять начинаются безумие, истерика, паника, восклицания! А почему? Ведь во время Святой Литургии ты не думал об этом. А разве тогда у тебя не было долгов, кредит был погашен, неулаженные проблемы были улажены? Нет. Только там ты чувствовал богатство своей души, ту красоту и честь, которыми тебя одаряет Бог. Он подает тебе такую благодать и внутреннее достоинство, что ты чувствуешь себя богатым, даже если ты крайне беден.

Если поймешь всё, о чем мы говорим, эту истину, и душа твоя воспрянет от амнезии, тогда ты можешь почувствовать себя богатым, будучи крайне беден, и шагать по жизни вперед, как говорил мне кто-то, имея в кармане только билет в одну сторону:

– У меня было, на что поехать туда, но не на что было вернуться назад. Были деньги купить билет туда, но не было на билет обратно, а я шел, весело насвистывая себе и улыбаясь. И тут увидел какого-то богача, у которого было много денег, но не было радости. Так сколько же стоит улыбнуться? Сколько стоит спеть песенку и чтобы на лице у тебя засияло счастье? Сколько стоит поцеловать того, кого хочется? Сколько стоит увидеть, как твой ребенок улыбается тебе? Сколько стоит съесть что-нибудь вкусненькое, например салат, заправленный сыром? И ты уже говоришь себе: «Ах, как хорошо! Я поел своего любимого салатика!»

Если ты смотришь на вещи в Божией благодати и видишь их в их истинности, тогда одно это уже может сделать тебя богатым. И это является доказательством того, что ты понял Божию истину. Так ты впитываешь жизненные соки, Божественную нетварную энергию, благодать, и твоя душа оживляется Христом практически ни из-за чего.

Это значит, что ты пребываешь в истине. И доказательство того, что ты ощутил нечто от Божией истины, – это когда ты однажды почувствуешь свое внутреннее богатство без того, чтобы оно подкреплялось денежным богатством, чем-нибудь внешним вообще, но чтобы оно исходило из тебя, чтобы ты сидел совсем один в своей комнате и ощущал компанию Бога. Это и служит доказательством того, что ты вошел в истину. Потому что это ложь – думать, будто ты один: думать так означало бы, что ты снова впал в ту амнезию, о которой мы только что говорили.

Когда у тебя нет духовной амнезии, ты живешь в истине Бога, ощущаешь прикосновение Христа, присутствующего там, где ты есть, в твоей комнате: Он в твоей душе, Он прикасается к твоему сердцу… ты ощущаешь Бога. Когда придет время и ты почувствуешь Его присутствие в полном одиночестве, когда ты в какой-то момент почувствуешь, что из тебя исходит любовь, в то время как люди тебя не любят, и внезапно почувствуешь, что тебя любит Кто-то, это означает, что ты вошел в истину и забытье исчезло из твоей души. Потому что ты ощутил Божию любовь, Христово присутствие, богатство, которое дает Христос даже самым бедным людям.

Это великие вещи, они дарят здравие душе и телу. Мы произносим это выражение: «Во исцеление души и тела. Аминь!», когда помазываем людей святым елеем. Священник говорит это, ставит крест на твоем челе и произносит это.

Как-то однажды у нас было бдение, и я помазывал людей. Свечи мерцали в полумраке, и мне видно было только лампаду и людей, подходящих ко мне. Свечи освещали чела верующих, этих прекрасных душ, – то есть чела всех, ведь все мы красивые души, – и я видел, как на челе у них сверкает крест из елея, блиставший от свечей. И я говорил себе: «Посмотри, вот этот человек пришел на ночную службу, чтобы помолиться, и сейчас он выйдет в общество, в жизнь, однако на челе у него будет крест, крест из елея». А елей – это что? Это любовь. Елей, помазание означает, что мы дети Небесного Царя, мы Царские сыны и дщери и становимся участниками Божия Царства, богатства и господства.

И я говорил себе: «Посмотри, кто эти люди, пришедшие сюда. Один работает в банке, другой на бензоколонке, третий имеет дело с машинами, у каждого своя работа, но завтра они пойдут на свою работу и внешне будут выглядеть такими же, как все, только на челе у них будет крест. Как дома израильтян когда-то были помечены кровью жертвенного агнца, чтобы их не истребил Ангел» 1 .

Все мы дети Божии, только одни хотят ими быть, а другие – нет

Все мы дети Божии, только одни хотят ими быть, а другие нет. Кто-то не хочет быть с Ним связан, а ты хочешь, и у тебя на челе есть отметина. А что значит эта отметина? То, Боже, что во мне имеется Твоя истина.

В твоем сердце реально имеются все источники изобилия: нефти, золота, алмазов и всего, что хочешь, – в твоем сердце существует целый мир счастья. Я не говорю, что не надо улаживать внешних дел, и понимаю, что безработица, бедность, голод, трудности – всё это вызывает огромное смятение в людях и приводит к напряжению нервов, волнению, неуверенности и панике. Но только если хочешь, ты можешь найти Бога – надо захотеть этого, и ты будешь жив. Ибо в противном случае что тебе остается? Одно лишь негодование, и так ты будешь заболевать, медленно умирать, ведь всё это наносит вред твоему здоровью.

И снова говорю тебе: я видел подвижников на Святой Горе, у которых, естественно, мало общего с тобой: у тебя ведь есть дети, знаю, есть и большие расходы, нужды, но всё же послушай, что я хочу тебе объяснить. Они обходятся одним глиняным кувшином, в котором немного воды, да сухарями в мешочке, которых хватает на несколько месяцев, и еще тем, что найдут в своем огородике, – но они очень счастливы! Что, ты тоже питаешься одними сухарями? Пьешь одну водичку? Никогда не пил ни вина, ни пива, безалкогольных напитков, соков? Ничего из всего этого? Тогда глубоко внутри себя ты можешь найти источник счастья. Я это хотел тебе сказать.

И если найдешь этот источник счастья, то потом, послушай и это, не смотри на вещи односторонне. Будешь совершать ты и свой внешний бунт – перед министерствами, судами, законами, государством, политиками, но только у тебя уже будет другой настрой, другая точка зрения, другой взгляд, другая психология, другой дух: ты станешь подобен Христу, Который вошел в храм и перевернул всё. Он взял бич и опрокинул скамейки, сбросил на пол монеты и сказал:

Он разгневался, однако разгневался молясь, Он не был смущен, а любил Бога в эту минуту, и гнев Его был плодом молитвы.

Можешь ли и ты сделать это? Пойти на какой-нибудь протест, но, несмотря на это, быть богатым в своем сердце и протестовать против бедности, против кризиса мира сего, но только имея богатство в душе? Потому что в противном случае даже если бы тебе дали все блага на земле, как они когда-то у тебя и были… ведь не забывайте, что целыми десятилетиями мы в Греции не считали своих богатств и всё строили, покупали, вкладывали. Но только спрошу тебя: а в те годы были ли закрыты психбольницы? Прекращалась ли продажа антидепрессантов? Девалась ли куда-нибудь тоска? Воцарялось ли полное счастье в твоем сердце? Когда у тебя было всё? Нет.

Скажи мне теперь, а в те десятилетия, когда всё шло хорошо, сердце у тебя лопалось от радости? От мира, от блаженства? Нет, ты всё равно ссорился с женой, всё равно нервничал, всё равно что-то для тебя было не так. Поэтому я вот что говорю тебе: проблема в уме, это он не может понять многого.

Сейчас кто-нибудь может возразить мне:

– Да-а-а, хорошенький совет: не сопротивляться! Чтобы мы стали агнцами, с которыми будут делать всё, что захотят!

Да я именно это и говорю тебе уже столько времени: привел в пример Христа, Который, будучи Агнцем Божиим, вдруг из Агнца становится Львом и идет в храм и крушит там всё.

Гневайся, если хочешь, но только с любовью и в Боге. И пусть сердце твое в глубине остается мирным

А тут является и святой Василий Великий и говорит тебе, что гнев – это не что-то плохое, а сила Божия в нас. Однако она дана нам не для того, чтобы мы разрушали, а чтобы использовали ее во благо. Гневайся, если хочешь. Если хочешь, ломай, но только как? В Боге, в истине 3 .

То есть когда твой ребенок вернется из школы и сообщит, что провалился на экзамене, то если это вследствие лености, невнимания, безответственности, тогда можешь и кулаком по столу стукнуть, и оплеуху ему влепить, если надо, и поговорить с ним сурово, но только подожди – этому должна предшествовать твоя молитва, любовь, единение с ребенком, просвещение от Бога, и сердце глубоко в тебе должно быть мирным.

– Но разве возможно гневаться и в то же время быть мирным?

Да, очень возможно. Естественно, это не получится с первого раза, но надо стремиться к тому, чтобы гневаться не потому, что тебе хочется, чтобы лопнули твои нервы, а потому, что ты хочешь от другого добиться чего-то хорошего. «Я должен сказать тебе это, чтобы тебя разбудить, поэтому я гневаюсь, но только в душе я тебя люблю». Ведь любовь – это не только щебетание пташек и журчание ручьев, но и землетрясение, гром, град, если нужно.

А кто скажет нам, когда использовать одно, а когда другое? Рассудительность. А кто обладает рассудительностью? Тот, кто любит Бога и брата своего. А как полюбить Бога? Через соприкосновение с Ним, через молитву, которая есть вхождение в пространство истины и прикосновение к истинному.

Я за бунт, за сопротивление, за гнев, но за какой гнев, какой бунт, какое сопротивление? То, которое начнется с правильных посылок. Ты сначала осознай: «Почему я собираюсь бунтовать? Почему собираюсь закричать, чего я хочу добиться? Какого богатства мне реально недостает, каких денег реально не хватает, какого сокровища я реально ищу? И не стремлюсь ли я к внешнему, а о внутреннем забываю?»

Читать еще:  Митрополит Афанасий (Николау) о налоге на глупость

Потому что в какой-то момент мы лишимся всего внешнего, сколько бы денег ты ни насобирал в этой жизни. А разве ты не заслуживаешь того, чтобы быть радостным и найти великое богатство своего сердца? Вот о чем я тебе говорю.

Ты понимаешь, что я ответил на вопрос, можно ли нам гневаться, если мы христиане, и говоришь:

– У меня бывают сильные угрызения совести оттого, что я иногда гневаюсь на своих детей.

Ничего страшного, что гневаешься, достаточно того, чтобы гнев твой был по Божию вдохновению, а если он не таков, тогда не гневайся. Однако если почувствуешь, что Бог вдохновляет тебя, – когда будешь молиться, ты поймешь это, – тогда делай что хочешь.

А как ты поймешь, что тебе делать каждый раз? На это тебе укажут молитва и истина. То есть тогда ты скажешь что-нибудь, и оно не будет ребенком забыто. А так ты говоришь ему одни слова, которые он потом забывает. Значит, то, что ты сказал, исчезло. Значит, оно было забыто и не было истинным.

Так бывает в жизни. И то, что я тебе сейчас говорю, ты тоже забудешь, потому что это одни слова. Им, конечно, нужно подкрепление, нужен полив, нужна подкормка. Нужно, как только погаснет свеча, зажечь еще большую, чтобы душа твоя снова согрелась. И мы должны быть раскаленными угольями, чтобы получать друг от друга тепло огня, и тогда Бог приходит и раздувает огонь, и взвивается пламя, уголья вспыхивают, и все мы становимся пламенными, соединенными, любящими, истинными. Не так ли?

И прошу вас, не будем забываться! Ведь ты так счастлив, но только еще не понял этого. Эх, иногда мне тебя так жаль! Ведь ты так счастлив, но еще не знаешь этого, ты это забыл, ты этого еще не увидел. Поверь мне!

Молю Бога, чтобы Он даровал тебе это ощущение счастья, которое живет в тебе, потому что в тебе живет радость, живет этот материал, из которого Бог тебя создал. Материал, из которого Бог нас создал, – это радость. Бог не создал нас для того, чтобы мы были несчастными. Поэтому живи Христовой истиной, пробудись из амнезии, отряхнись, помолись, и наступит час, когда ты вспомнишь всё и сможешь это высказать. Высказать так, словно ведешь радиопередачу, и вся твоя жизнь будет передачей, то есть ты будешь излучать вокруг себя постоянную радость и счастье!

Так и ты осуществишь передачу своей истины, Божией истины, в которой так нуждаются люди, чтобы утешиться!

Архимандрит Андрей (Конанос)
Перевела с болгарского Станка Косова

Источник радости. Беседы о Церкви и священстве

В книге собраны беседы известного греческого проповедника архимандрита Андрея (Конаноса) о Церкви и священстве, о том, как относиться к таинствам, о Божественной литургии и ее значении в жизни каждого человека. Для широкого круга читателей.

Оглавление

  • Святая Божественная литургия
  • Уголек, к которому неполезно прикасаться
  • В твоем сердце источник радости

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Источник радости. Беседы о Церкви и священстве предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

В твоем сердце источник радости

Идя на святую литургию и переживая ее благостную атмосферу — я имею в виду тихую, спокойную литургию, когда певцы смиренны, царит ностальгическое настроение, атмосфера благодатная, умиротворяющая, а у тебя на сердце умиление, то есть когда тебе становится легко и в то же время душа твоя словно просыпается, — в этом, я бы сказал, гипнотическом и облегчающем духе наша душа становится чрезвычайно бодрой. И что же она делает? Она вспоминает, она припоминает себе все, что забыла.

Поэтому видишь, что на литургии ты не можешь, как обычно, вспоминать о всяких неприятных людях и нервничать, питать ненависть, злобу, — все это утихает. И не потому, чтобы тебя там вдруг стало клонить ко сну, а потому, что там ты вспоминаешь о тех реалиях, о которых я тебе говорил: что Бог тебя любит, что то, что мы делаем здесь, — это хорошо, однако преходяще, оно подобно перелетным птицам, относительно, ограниченно, оно вовсе не что-то грандиозное.

Наше сердце услаждается, потому что там мы ощущаем истину, и не просто ощущаем истину, а сами становимся истинными, мы входим в истину Божию, и все остальное нас уже не огорчает.

Однако когда выйдешь после святой литургии и забудешь обо всем этом, снова наваливаются тяготы, проблемы кажутся непреодолимыми, несущественное опять кажется существенным, и ты думаешь: «Ой, да что же мне теперь делать? Я ведь должен столько денег!» И опять начинаются безумие, истерика, паника, восклицания! А почему? Ведь во время литургии ты не думал об этом. А разве тогда у тебя не было долгов, кредит был погашен, неулаженные проблемы были улажены? Нет. Только там ты чувствовал богатство своей души, ту красоту и честь, которыми тебя одаряет Бог. Он подает тебе такую благодать и внутреннее достоинство, что ты чувствуешь себя богатым, даже если ты крайне беден.

Если поймешь, о чем мы говорим, эту истину, и душа твоя воспрянет от амнезии, тогда ты можешь почувствовать себя богатым, будучи крайне бедным, и шагать по жизни вперед, как говорил мне кто-то, имея в кармане только билет в одну сторону:

— У меня было, на что поехать туда, но не на что было вернуться назад. Были деньги купить билет туда, но не было на билет обратно, а я шел, весело насвистывая себе и улыбаясь. И тут увидел какого-то богача, у которого было много денег, но не было радости. Так сколько же стоит улыбнуться? Сколько стоит спеть песенку и чтобы на лице у тебя засияло счастье? Сколько стоит поцеловать того, кого хочется? Сколько стоит увидеть, как твой ребенок улыбается тебе? Сколько стоит съесть что-нибудь вкусненькое, например салат, заправленный сыром? И ты уже говоришь себе: «Ах, как хорошо! Я поел своего любимого салатика!»

Если ты смотришь на вещи в Божией благодати и видишь их в их истинности, тогда одно это уже может сделать тебя богатым. И это является доказательством того, что ты понял Божию истину. Так ты впитываешь жизненные соки, Божественную нетварную энергию, благодать, и твоя душа оживляется Христом практически ни из-за чего.

Это значит, что ты пребываешь в истине. И доказательство того, что ты ощутил нечто от Божией истины, — это когда ты однажды почувствуешь свое внутреннее богатство без того, чтобы оно подкреплялось денежным богатством, чем-нибудь внешним вообще, но чтобы оно исходило из тебя, чтобы ты сидел совсем один в своей комнате и ощущал компанию Бога. Это и служит доказательством того, что ты вошел в истину. Потому что это ложь — думать, будто ты один: думать так означало бы, что ты снова впал в ту амнезию, о которой мы только что говорили.

Когда у тебя нет духовной амнезии, ты живешь в истине Бога, ощущаешь прикосновение Христа, присутствующего там, где ты есть, в твоей комнате: Он в твоей душе, Он прикасается к твоему сердцу… ты ощущаешь Бога. Когда придет время и ты почувствуешь Его присутствие в полном одиночестве, когда ты в какой-то момент почувствуешь, что из тебя исходит любовь, в то время как люди тебя не любят, и внезапно почувствуешь, что тебя любит Кто-то, это означает, что ты вошел в истину и забытье исчезло из твоей души. Потому что ты ощутил Божию любовь, Христово присутствие, богатство, которое дает Христос даже самым бедным людям.

Это великие вещи, они дарят здравие душе и телу. Мы произносим это выражение: «Во исцеление души и тела. Аминь!» — когда помазываем людей святым елеем. Священник говорит это, ставит крест на твоем челе и произносит это.

Как-то однажды у нас было бдение, и я помазывал людей. Свечи мерцали в полумраке, и мне видно было только лампаду и людей, подходящих ко мне. Свечи освещали чела верующих, этих прекрасных душ, — то есть чела всех, ведь все мы красивые души, — и я видел, как на челе у них сверкает крест из елея, блиставший от свечей. И я говорил себе: «Посмотри, вот этот человек пришел на ночную службу, чтобы помолиться, и сейчас он выйдет в общество, в жизнь, однако на челе у него будет крест, крест из елея». А елей — это что? Это любовь. Елей, помазание означает, что мы дети Небесного Царя, мы Царские сыны и дщери и становимся участниками Божия Царства, богатства и господства.

У книжной полки. Архимандрит Андрей (Конанос). Источник радости. Беседы о Церкви и священстве

Аудио

Каждое воскресение и в праздничные дни, а бывает и чаще, многие православные люди спешат в храм, чтоб помолиться за Божественной литургией. Здесь они по мере своих духовных сил отрешаются от земной суеты, забывают на время о повседневных трудах, оставляют разговоры, углубляются в молитву. Глубоко верующий человек знает, что Литургия – это самое главное и возвышенное из богослужений. Ведь на этой службе невидимо присутствует Сам Господь в Святых Дарах, которые в Таинстве Святой Евхаристии претворяются в Тело и Кровь Христовы. По-настоящему верующий человек не может жить без Божественной литургии, потому что для него она источник радости. О Церкви, о священстве и Литургии беседует с читателем архимандрит Андрей (Конанос) со страниц своей новой книги, которая так и называется – «Источник радости».

В новой книге известного греческого проповедника архимандрита Андрея (Конаноса) «Источник радости. Беседы о Церкви и священстве», выпущенной издательством Сретенского монастыря, собраны беседы о том, как относиться к таинствам, о Божественной литургии и ее значении в жизни каждого человека. По словам автора, «тема Святой литургии очень важна». Но как отмечает отец Андрей, «та молитва, в которой говорится, что никто из связанных плотскими желаниями и наслаждениями недостоин приступить и служить Святую литургию, относится и к тем, кто собирается говорить о Святой литургии. Но кто же тогда достоин говорить об этом таинстве, в которое даже Ангелы желают вникнуть и взирают на него со страхом и ужасом?

Мы, признается отец Андрей, точно недостойны говорить об этом, тем паче что и переживаем это не так, как следовало бы. Пусть мы и клирики, как, в данном случае, я». Однако и молчать священник не может, когда видит, как многие современные люди относятся к Литургии. «Печально, говорит он, — что у людей не стало влечения к Святой литургии. В это же время мы страстно желаем очень многого, так что ни при чем тут ранний час, в который служится Святая литургия. А как же люди встают в 6 утра, чтобы искупаться в море, пока на пляже нет столпотворения и кругом тишина? Или чтобы побыть с близкими людьми, или поехать куда-нибудь на спортивное мероприятие? Когда любишь что-нибудь, ты готов делать это в какой угодно час.

Я заметил, — говорит отец Андрей, — что, читая о миссионерах и людях, живущих в других странах, стыжусь, сравнивая себя с ними. Эти люди могут целыми днями идти пешком, чтобы попасть на Святую литургию. Они по два дня идут пешком, и малые дети тоже, чтобы принять участие в литургии. Пусть они и не понимают всего, зато всё чувствуют душой на начальном этапе своей веры. Далее автор приводит запись из дневника одного епископа (речь идет о Греции), который пишет: «В воскресенье, 30 марта 1941 года, ранним утром я отправился в первый батальон, где служил и проповедовал. Причастилось около 500 мужчин, руку у меня свело, и мне было ужасно больно от непрерывного преподания Святого Причастия. В другой раз я вынужден был служить на коленях, в палатке, потому что на улице дождь шел не переставая. Солдаты следили за Святой литургией под дождем и в конце причастились Пречистых Таин».

Читать еще:  В Гане отмечается стремительный рост христианства

Какое трогательное зрелище! – говорит отец Андрей. — Среди диких гор, под проливным дождем, солдаты молятся, чтобы соединиться со Христом Спасителем. Эти люди будут судить нас за нашу леность и нерадение. Даже святой Косма Этолийский говорит, что деньги, которые человек зарабатывает в воскресенье, когда работает, не имея на то серьезных причин, не благословляются Богом. Другое дело, если кому-то приходится работать, потому что долг его к этому обязывает. А если ты можешь закончить работу и позже, но всё равно не идешь в церковь, то это очень серьезно и несправедливо по отношению к нашей душе. И этим мы уязвляем Бога!».

Как отмечает автор, целью Святой литургии является Причастие. Она для того и служится, чтоб мы причастились. «Когда мы приступаем к Святому Причастию, — говорит отец Андрей, — думаю, это термометр нашей веры. Как-то мы говорили, что термометр нашей веры – это молитва, а сейчас я говорю: термометр – это взыграет ли наше сердце при взгляде на Причастие. Молитва – это любовь к Богу, и Святое Причастие – тоже любовь ко Господу, но оно еще и нечто гораздо более высокое, несравненно более высокое, ведь через Святое Причастие мы принимаем в себя Божественную силу.

Во время Причастия, как напоминает нам отец Андрей, «Сам Господь входит в нас. Наше тело становится одним целым с Его телом, в наших венах течет Христова кровь, наше дыхание становится Его дыханием, и Его дыхание – это наше дыхание. Мы становимся одним целым с Ним. Христова жизнь становится нашей жизнью, и происходит нечто совершенно поразительное». «И если бы мы, — пишет автор, — могли спросить у Господа: «Господи, а какое самое большое Твое желание связано с нами? Чего Ты больше всего от нас хочешь?» Если бы мы могли приоткрыть сердце Господа, чтобы посмотреть, какое самое большое желание оно таит, то, думаю, услышали бы, что Господь хочет стать одним целым с нами.

Думаю, — говорит отец Андрей, — Он сказал бы нам так: «Дитя Мое, чего Я больше всего хочу – это соединиться с тобой. Я ведь для того и стал Человеком, чтобы стать тем, чем являешься ты. И для того и оставил вам в дар Святое Причастие, чтобы и ты стал тем, чем являюсь Я; чтобы мы с тобой стали одним целым». Вот что говорится в Откровении святого апостола Иоанна Богослова: «Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною (Откр. 3, 20). А Святое Причастие, т.е. Вечеря, и есть соединение с Господом. Мы целиком соединяемся с Ним и с Ним отождествляемся». К сожалению, не все люди это понимают, поэтому вновь в вновь священники, в том числе и отец Андрей, говорят нам об этом.

И они радуются, как радуется автор этой книги, когда люди вытаскивают себя из комфорта своих жилищ, теплых зимой и прохладных летом, и в любую погоду идут или едут в храм. И он восхищает рвением и устремленностью этих православных христиан, их смирением и подвигом! Господь, по словам автора, не ждет от нас «чего-то крайнего и чрезмерного, героического», Он ищет от нас малого. Об этом и многом другом, что касается Божественной Литургии, Святого Причастия и нашего усердия – жить со Христом – говорит отец Андрей (Конанос) со страниц этой книги.

Как отмечает архимандрит Андрей (Конанос), «наше спасение очень близко, рядом с нашим домом, и ехать никуда не надо. Для этого нужно только одно чудо: чтобы Господь коснулся нашей души, разбудил нас и чтобы мы Его полюбили и возжелали. Когда на Святой литургии мы ощутим в душе радость, большую всякой другой радости, это значит, что начался „рассвет“ нашей души в иной жизни: мы начинаем предвкушать, предчувствовать то, что будем чувствовать в вечности. Молю Бога, — говорит отец Андрей, — чтобы Он нас, плотских людей, погрязающих в суете и фальши мира сего, сделал способными полюбить вечное, неизменное и непреходящее».

Архимандрит Андрей (Конанос): В твоем сердце источник радости

© ООО ТД «Никея», 2019

© «Православие и мир», 2019

© Андрей (Конанос), архимандрит, 2019

Глава 1
Стань себе другом

Тревога благая и чрезмерная

Бог – Источник Жизни. Когда ты прикасаешься к Нему, ты берешь от Него силу. Когда ты счастлив, радостен, в хорошем настроении, полон жизни, это значит, что ты чувствуешь Бога и Его руку. И доказательство этому – то, что ты ликуешь, напеваешь или хотя бы насвистываешь. Ты счастлив, и тебе хочется петь, танцевать, прыгать. Что-то входит в сердце и заставляет трепетать от счастья, радости и воодушевления. Это означает, что Бог – в тебе.

Долгое время – дни, месяцы, годы – ты счастлив. И вдруг начинает что-то происходить: появляются плохие новости, рушатся какие-то отношения, ты узнаешь о том, что болен, – все это начинает уничтожать, раздавливать, ты впадаешь в уныние. Наши силы скудны, но мы можем призвать на помощь силу Божию, Его великую любовь, Его благодать и обетование. Он обещал нам, что будет с нами в каждый миг жизни и поможет, если мы попросим Его об этом. Но чтобы получить помощь, нужна крепкая вера, твердая уверенность в сердце и большая надежда на силу Христа.

«Веруешь ли ты?» – этот вопрос Христос часто задавал людям, которым была нужна Его помощь. Они болели, их мучили бесы и различные душевные недуги; они страдали от бедности, несправедливости, тяжких грехов, сердечного горя. Эти люди хотели исцелиться. Хотели освободиться от скорби, печали, одиночества и слез. И Господь спрашивал их: «Веруешь ли ты?»

Человек может не ходить в церковь и не исповедоваться, но его первый диалог с Господом состоится через страдание. Боль – повод прийти к Богу.

Нет человека без скорбей, который прожил бы без боли. Поэтому не переживай за тех, кто пока не в Церкви. Не волнуйся: они придут. Нам о себе нужно беспокоиться. Действительно ли мы – церковные люди? «Ну, вы-то, конечно, церковный человек, – скажет мне кто-нибудь. – Вы же священник. Если вы не церковный, кто тогда?» Да, внешне я церковный человек, но внутри? Являемся ли мы с тобой в душе церковными людьми? Да, мы ходим в храм, скромно одеваемся, соблюдаем посты, читаем молитвы, знаем службу, кладем поклоны перед иконами и т. д. Хорошо, что мы делаем все это, но наша внутренняя жизнь также должна быть богоугодной.

Одна женщина сказала мне: «Отче, помолитесь, мои дети нецерковные. Сын женился и не ходит в храм!» – «Не волнуйся, – ответил я, придет и его час, только ты не знаешь когда. Он наступит тогда, когда этого захочет Бог, а не ты».

Кто-то желает святой жизни всем людям; а кто-то хочет, чтобы все попали в рай. И это совсем не плохо, это богоугодно. Но Господь говорит нам: «У Меня Свой ритм, Свое время, Свои способы, Свой план. И Я жду». Так и этой матери следует научиться ждать. Придет время, ее дитя обратится к Богу. «Правда? – спрашивает она. Как это случится?» Не волнуйся. Думаешь, жизнь не приготовила ему оплеуху? Но эта пощечина не будет наказанием. Это будет повод – какое-то событие, какое-то происшествие, разочарование… Думаешь, твой сын не разочаруется в людях? Придет время, и ему причинят боль, огорчение, страдание, он почувствует себя покинутым… Какой- нибудь человек совершенно неожиданно скажет ему что-то ужасное, а люди, которым он до этого помогал, начнут презирать его. И когда в этот момент ему понадобится помощь и поддержка, думаешь, он не найдет Бога? К кому еще он сможет обратиться со своей болью, своей тревогой, как не к Богу? Не ко мне, не к тебе. Мы – люди. Мы не спасаем других людей, мы сами нуждаемся в спасении от Господа.

Поэтому не волнуйся ни о ком, а молись обо всех и в своих молитвах доверяйся Божественному плану. Говори: «Господи, я вверяю все Твоей Божественной любви. Я скорблю об этом мире, о людях, о своем ребенке – сыне, дочери…» Ты же человек! Как можешь не скорбеть, если у кого-то что-то плохо?

Твой сын ударился в буддизм, увлекся восточными религиями. Или магией, или сатанизмом, или какой-то ересью. И мы переживаем. Мы не можем оставаться равнодушными, бесчувственными. По словам апостола Павла, мы плачем и скорбим (см.: 2 Кор. 1: 6–7), но не как те, у кого нет надежды. Мы проливаем слезы, испытываем боль, но со Христом, Который дает нам великую надежду. Мы говорим: «Господи, я верю, что Ты сделаешь все лучше всех! Ты – Бог».

Скажу тебе и еще кое-что. Старец Паисий Святогорец называл благой тревогой то, что испытывает человек, когда начинает тревожиться о своем спасении и о спасении других людей. Но если беспокоиться об этом больше, чем нужно, то это уже будет не благая, а чрезмерная тревога. Мы доходим до предела и начинаем впадать в отчаяние, панику, меланхолию, состояние безнадежности. Это уже нехорошо. Это – не скорбь по Богу.

Разумеется, святые любили людей и плакали о них. Когда они видели человеческие грехи, жестокость, то их душа начинала скорбеть, и они молились: «Господи, неужели столько людей получат осуждение на вечные муки? Неужели такое количество людей Ты отправишь в ад?» Святые плакали, страдали. Но в конечном итоге все доверяли Богу. В противном случае, если человек, к примеру, не в состоянии спокойно доверить Господу своего ребенка, а продолжает тревожиться и беспокоиться, знаешь, что получается? Фактически мы начинаем критиковать и осуждать Бога.

Ты возразишь мне: «Что вы такое говорите, как я могу осуждать Господа? Я люблю Его!» «Любишь?» – «Да!» Но когда в твою жизнь приходит отчаяние и тебя охватывает тревога о родных и близких, ты перестаешь доверять Богу и словно говоришь Ему: «Господи, Ты не умеешь управлять миром! Давай я скажу Тебе, как следует поступить! Ты не знаешь, а я знаю. Итак, сделай за месяц моего ребенка таким, каким я хочу его видеть. Пусть он начнет ходить в церковь, исповедоваться, слушаться священника. Господи, сделай его таким, как мне хочется! Ты не знаешь, что делать, – давай я подскажу Тебе!»

Не кажутся ли тебе мои слова странными? Не кажется ли тебе, что сказанное мной звучит не очень хорошо? «Разве можно говорить Богу такое?» – спросишь ты. Однако ты говоришь Ему именно это.

Негодуя, ты фактически критикуешь Бога, упрекая Его: «Ты плохой властитель мира. Ты неправильно управляешь нашей жизнью и Вселенной». Мы начинаем судить Бога и думать о Нем так, будто Он ничего не может. Разве это не грех? Не богохульство? А ведь именно это поселяется в нашей душе, когда в нас нет спокойствия и доверия к Богу.

Внутреннее спокойствие лучшая проповедь. Хочешь стать миссионером – прежде всего, успокойся.

Лучший пример, который ты можешь показать, – быть тихим и мирным в своих действиях. Даже если мир вокруг рушится, даже если все летит вверх тормашками, ты смотришь на это и думаешь: «Господи, а где-то во всем этом Ты. Где-то рядом Ты». Я понял это, когда смотрел по телевизору репортаж о землетрясении в Китае: погибли сотни людей, в том числе и дети. В какой-то момент я отвернулся от экрана, потому что видеть это было слишком тяжело, но вдруг мне в голову пришла мысль: «Есть ли Бог посреди этого землетрясения?» Да, есть. «Но где же Ты, Боже мой? Где ты – в этом дыму, в этой пыли, среди детских трупов?» Бог был там. И я подумал: «Что я хочу сейчас сделать? Чего хочет мой эгоизм?» Он хочет вылезти наружу и сказать Богу: «Что Ты делаешь!» «А ты что сейчас делаешь? – ответит мне Бог. Ты молишься? Сидишь, переключаешь каналы, смотришь, что происходит на Евровидении… Разве не это ты делаешь сейчас? А что еще ты сделал? Я – сделал. Я пришел на землю, Я распялся. Я наблюдаю за тем, как живут люди, Я наблюдаю за тобой. Я помогаю тебе, укрепляю тебя. И Я хочу, чтобы ты последовал за Мной. Я говорил с тобой о многом. И говорил тебе, что если ты не послушаешь Меня, то сама природа восстанет против тебя. Души, покинувшие эти безжизненные тела, сейчас пребывают в блаженстве. Они в раю. А чего хочешь ты, когда критикуешь Меня? Кого ты осуждаешь? Бога?» Вот что пришло мне в голову в тот момент.

Читать еще:  Лучшая цитата митрополита Антония Сурожского о любви

Если в своей жизни ты научишься всецело доверять Богу, то поймешь, что Бог не приемлет критики. И что Он не зол. Это мы думаем, что Он зол и мстителен. Это мы, осудив, предали Его на распятие, на крест! Но Бог – не та личность, которую мы можем судить и осуждать. Он – Тот, Кому мы должны доверять и поклоняться. Тот, перед Кем должны оставить свою убогую логику и ничтожный ум, настолько ограниченный, что из нашей памяти исчезает все подряд. И Бог, видя нашу забывчивость, говорит нам: «Ты, тот, кто не помнит, что ел вчера, теперь хочешь судить Бога, правящего миром? Я-то помню все. И могу прямо сейчас перечислить ошибки людей за всю историю человечества, в том числе и твои ошибки. Я знаю о твоих ошибках и о твоей боли. Я знаю все».

Итак, настоящая проповедь – та, которая исходит из уст мирного миссионера. Хороший проповедник может даже не знать, что такое миссия, но он осуществляет ее своей повседневной жизнью: молчанием, самыми простыми словами, обычным приветствием с улыбкой. Всем. Это прекрасно – быть Христовым миссионером, не имея при этом официального звания «миссионер». При этом служение проповедников конечно же благословенно – тех, кто отправляется в далекие страны (например, в Африку). Другие проповедуют в своей стране. Но можно быть миссионером, даже если ты прикован к постели.

Вот ты говоришь, что не можешь воспитывать своих детей. А разве это – не миссия? Я, прочитав твое письмо, считаю, что да. При этом ты даже не подозреваешь, что твое служение священно. Потому что, делая свое дело в семье, ты будто говоришь всем людям: «Смысл жизни – не в том, чтобы внешне все было в порядке, или чтобы бегать по разным делам, или чтобы быть здоровым; смысл жизни – понять свое предназначение, познать цель, которую ставит перед тобой Творец. Смысл жизни – в прославлении Бога и в отражении Божией радости и славы. Если этого не понимать, то все остальное теряет смысл».

Итак, ты тоже миссионер. Ты несешь миссионерское служение, проявляя терпение по отношению к своему мужу и к своему ребенку, переживая при этом трудности. Разве это не проповедь? Ведь все родственники смотрят на тебя и говорят: «Как она выдерживает! У нее такой раздражительный муж, как она выносит его? Видели, что было вчера? И она терпит». И все соседи (может быть, гораздо менее терпеливые) знают об этом. А сейчас, когда я говорю это, о твоем тайном и молчаливом терпении узнает весь мир.

Часто Господь называет вещи совсем другими именами – не такими, какими их называем мы. И твое поведение – это миссия.

Поэтому преподобный Исаак Сирин говорит:

Большей ценностью перед Богом обладает не тот, кто воскрешает мертвых и обращает в христианство целые города, а тот, кто молча сидит в своем углу и воскрешает свое умершее «я».

Источник радости

Беседы о Церкви и священстве

…Один из признаков того, что ты преуспел в духовной жизни, — это не прилепляться так сильно к тому, что происходит вокруг. Хотя твой дом и очень беден, но на сердце у тебя может быть очень радостно, с женой и детьми. Это преуспеяние. Для находящегося в начале пути виноваты другие. Но это не так для того, кто провел годы рядом со Христом. Ему никто не виноват, он всегда найдет для себя умиротворение, и все вокруг кажется ему хорошим.

Другой признак духовного преуспеяния — единство. Объединенные сердца, объединенные люди, объединенные души. Это признак того, что человек становится все более духовным. Когда человек не разделяет других, а объединяет. Кто делает шаги в духовном развитии, тот считает всех остальных хорошими. Тогда он оправдывает людей: даже если кто-нибудь и совершит грех, ты понимаешь, что у него была на то своя причина.

Еще очень важный признак духовного преуспеяния — это отсутствие фанатизма. Кто фанатичен, тот не продвинулся вперед на пути ко Господу. Человек, любящий Бога и чувствующий Его, не становится фанатиком. Он не настаивает и не упорствует ни в чем. Даже то хорошее, что он знает, он не желает силой навязать другому. Фанатизмом никому не поможешь.

Иди в храм, там ты найдешь свет. Христос пришел не для того, чтобы мы слушали радиопередачи, а чтобы мы имели живую связь с Ним, с нашими братьями. Встань же и иди в церковь, помолись, найди какого-нибудь священника в ближайшем храме, чтобы он прочитал над тобой молитву, коснулся тебя епитрахилью и в тебе воссиял бы свет. Чтобы в сердце твое вошло Божественное сияние и ты по-другому стал видеть жизнь. Чтобы он сказал тебе, чтобы ты причастился, и Христос вошел бы в тебя.

Великое дело — ощутить безопасность, то есть заставить свой ум успокоиться и очиститься. Ум в любом случае не показывает нам истинной картины жизни, а вводит в заблуждение. Игр у ума исключительно много, и он нас запутывает. Поэтому мы что делаем? Мы молимся Богу, чтобы Он очистил его, и говорим:

Великое дело — верить. Вера успокаивает ум и не допускает до тебя помыслов терзания и страха. Вера воскрешает тебя, воздвигает, поднимает тебе настроение, меняет твое устроение, ободряет дух. Помнишь, сколько раз Господь говорит: «Что ты испугался, маловер? Зачем ты помышляешь в себе такое?» (см. Мф. 8, 26; 14, 31).

Святая Божественная литургия

Уголек, к которому неполезно прикасаться

В твоем сердце источник радости

Подвизайтесь, потому что мы погибаем

Признаки духовного преуспеяния

Немного любочестия, дитя мое!

Иди в храм, там ты найдешь свет

В наших венах течет Христова Кровь

«Почему ты радостен?» — «Потому что Он существует!»

Место, где нас любят и принимают

Мы проходим мимо своего спасения

Книгу можно приобрести:

  • в отделе оптовых продаж Сретенского монастыря (г. Москва, ул. Самокатная, д. 3/8, стр. 15, тел.: +7 (495) 628-82-10, +7 (495) 621-86-40)
  • в магазине Сретенского монастыря (г. Москва, ул. Большая Лубянка д.17,
    тел.: +7 (495) 150-19-09)
  • в интернет-магазине «Сретение» с доставкой по России и странам ЕАЭС.

Архимандрит Андрей (Конанос): Важно быть собой

Как оставаться собой, жить естественно и при этом богоугодно? Об этом — в отрывке из книги архимандрита Андрея (Конаноса) «Счастье в твоем сердце» .

Однажды я спросил старца Паисия Святогорца:

— Отче, когда люди увидят мое истинное лицо, они не разочаруются?

— Нет, — ответил он, — не разочаруются. Попробуй, и сам в этом убедишься! Пусть они видят, что и ты ешь, и ты иногда себя балуешь, когда берешь себе еще одну булочку с подноса, потому что эти булочки такие вкусные, что невозможно остановиться. Тогда люди скажут: «Вот, и он любит поесть, и ему нравится то же, что и нам». Так они осознают присутствие Бога здесь, на земле. Осознают, что нужно быть честным – как перед собой, так и перед другими; быть смиренным, а не прятаться от всех с едой, как делаю я и, наверное, не только я, когда на людях мы степенные, смиренные, а на самом деле – совсем не такие.

Эти слова старца произвели на меня тогда большое впечатление, и я вспомнил их, когда ребята пригласили меня перекусить после литургии. И задумался: а что, собственно говоря, на самом деле является духовным, а что – мирским, светским

Представьте себе ситуацию. Только что мы, словно ангелы во плоти, пели: «Иже херувимы тайно образующе…»; затем, во время Евхаристического канона я, облаченный в одежду Царства Небесного, призывал верующих устремить сердца горé, ввысь, и с кадилом в руках, воскуряя ладан Духу Святому, благословляя молящихся словами: «Мир всем!», молился о претворении Честных Даров.

И вот теперь я собираюсь наесться досыта. Странно, правда? Это никак не вписывается в то, что было на литургии, это очень приземленно. Вот почему я начал задаваться вопросами.

Помнить слова старца Паисия: «Будь близко к людям и будешь настоящим! Не притворяйся тем, кем не являешься. Не демонстрируй святость, которой нет!» Пойти с ребятами и поесть – чтобы они видели: я такой же, как и они. Тем более, что это правда. Заметьте, не желание вкусно поесть меня здесь настораживало, а искренность. Я думал, что люди посмотрят на меня и скажут: «Ну, раз ты, оказывается, такой приземленный, мы к тебе больше не придем!»

Мы доехали до пекарни. Ребята накупили вкусностей и спокойно принялись за еду. Начался дождь, и один паренек сел ко мне в машину. Мне было неловко есть у него на глазах: я знал его совсем мало, он недавно начал ходить к нам на бдения. А тут еще этот белый соус стекал у меня прямо по бороде – не испачкаться было невозможно… В общем, спокойно поесть у меня не получилось. «Матерь Божия! – вздыхал я про себя. – Только что служил литургию, молился в алтаре, все было так возвышенно – а сейчас уплетаю за обе щеки на глазах у молодежи. Что они подумают?» Я терзался мыслью, как ребята расценят мой поступок. Терзался, но мне казалось, что их это тоже беспокоит.

Наконец с едой было покончено. Мы попрощались и разъехались по домам.

И вот на следующий день я получаю эсэмэс от того самого паренька, с которым мы сидели в машине. «Ну вот, — подумал я, — начинается».

Открыл сообщение и начал читать: «Отче, теперь я люблю вас еще больше». «Наверное, какая-то ошибка», – подумал я, но продолжал читать. «Чем больше я узнаю вас, чем чаще бываю у вас в храме, тем больше начинаю любить и уважать вас как личность. Потому что на вашем примере я вижу, что можно жить богоугодно и при этом оставаться собой». Я облегченно вздохнул: молодой человек не смутился моим поступком. И продолжил читать эсэмэс:

«То есть можно быть настоящим христианином и несмотря на человеческие слабости – Господь все равно примет твою молитву».

В очередной раз я понял, что иногда у нас в корне неверные представления о других людях. Мир вокруг не так плох, как нам кажется. Есть много хороших людей – смиренных, с открытым сердцем, принимающих нас такими, какие мы есть, и уважающих нас за это.

Я продолжал читать: «Чтобы получить исцеление, не обязательно уходить в горы или затворяться в пещерах. Живя просто, можно почувствовать рядом Христа».

Какие слова в этом сообщении были ключевыми? Я вам скажу: «Живя просто». Если наша жизнь проста, если мы живем правдиво и искренне, то исцеление возможно. Возможно почувствовать Христа. Потому что Христос приходит только к таким людям – простодушным, любящим друг друга, как братья, относящимся ко всем, как к равным.

Возлюбим же Божественную истину, приблизимся к Богу, к Его совершенству, будем просить Его сделать нас настоящими. Будем молиться: «Господи, дай нам стать собой и вести себя естественно. Обрети благодатную почву под нашей простотой и даруй нам Твою Божественную благодать. И тогда жизнь наша из человеческой станет богочеловеческой; из естественной, природной – сверхъестественной. Мы знаем, Господи: чтобы принять такой дар, душа должна быть правдивой, искренней и смиренной, а поступки – естественными и нелицемерными. Нужно быть собой».

Из книги архимандрита Андрея (Конаноса) «Счастье в твоем сердце» .

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector