0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Архип Куинджи. Художник света

Содержание

АРХИП КУИНДЖИ: ИСТОРИЯ ЖИЗНИ В ПЯТИ КАРТИНАХ

«ОСЕННЯЯ РАСПУТИЦА», 1870–1872

Собрание Государственного Русского музея

Архип Куинджи родился в 1842 году (по другой версии — в 1840-м) в Мариуполе в небогатой семье грека-сапожника. Он рано осиротел, и его воспитывали родственники по отцовской линии. Куинджи с детства увлекался рисованием, и однажды его рисунки заметил хлеботорговец, у которого работал Архип. Он предложил юному художнику отправиться в Феодосию к Ивану Айвазовскому и снабдил его рекомендательным письмом. Однако известный живописец мальчика в ученики не взял.

Проработав некоторое время ретушером в фотомастерских разных городов, Куинджи переехал в Петербург. Исследователи расходятся во мнении, был ли он официальным студентом Академии художеств, однако подтверждают, что в 1868 году Куинджи представлял свои работы на академической выставке. Тогда совет Академии признал его достойным звания свободного художника, а два года спустя — внеклассного художника.

В конце 1860-х он познакомился с передвижниками и написал ряд работ под влиянием их идеи об изображении действительности такой, какая она есть. Жанровый пейзаж «Осенняя распутица», написанный в тот период, принес ему звание классного художника.

«НА ОСТРОВЕ ВАЛААМЕ», 1873

Собрание Государственной Третьяковской галереи

В начале 1870-х многих художников привлекал своей суровой и прекрасной природой остров Валаам на Ладожском озере. Побывал там и Куинджи — романтические виды Русского Севера появились в его картинах «Ладожское озеро» и «Валаам». В это время он совсем отошел от классических традиций и подражания античности, идеализации образа натуры. В определенной степени этому способствовал рост популярности естественных наук и научного подхода к изучению природы в России того времени. В 1973 году Куинджи работал над картиной «На острове Валааме», слухи о которой до ее завершения стали распространяться среди петербургских художников.

Илья Репин писал Павлу Третьякову о еще не законченной работе Куинджи: «…всем она ужасно нравится, и еще не дальше как сегодня заходил ко мне Крамской – он от нее в восторге». Вполне возможно, что именно после одобрительных отзывов многих художников Павел Третьяков поручил своему брату Сергею, приехавшему в Петербург, приобрести картину «На острове Валааме». Она стала первым произведением Куинджи в собрании будущей Третьяковской галереи. Эта картина, представленная на академической выставке, была явно сильнее работ других художников, и известность Куинджи выросла в разы.

Даже Федор Достоевский в журнале «Гражданин» назвал «На острове Валааме» национальным пейзажем.

«УКРАИНСКАЯ НОЧЬ», 1876

Собрание Государственной Третьяковской галереи

В 1876 году V выставка передвижников прошла в неотапливаемой Академии наук: набирающих популярность конкурентов-передвижников Академия художеств не допустила в свои залы, и посетители рассматривали картины, не снимая шапок и калош. На этой выставке Куинджи представил картину «Украинская ночь», буквально ошеломившую публику, художников и критиков. Пейзаж поразил зрителей тем, как на фоне глубокой синей ночной тьмы изображен яркий лунный свет на белых стенах изб-мазанок.

В отзывах о пейзаже даже прозвучал специальный термин — «куинджевское пятно». Критики отмечали «новость и невиданной силы эффект… В иллюзии лунного света Куинджи пошел дальше всех, даже Айвазовского». Газета «Русские ведомости» писала, что у картины постоянно стоит толпа, чьим восторгам нет конца. Один из самых влиятельных художественных критиков того времени Владимир Стасов оценил значение этой работы так: «Если бы он [Куинджи] написал только свой «Вид Финляндии», «Забытую деревню», «Степь», «Чумацкий тракт», — он был бы только хороший пейзажист, каких можно указать еще несколько». Но именно после «Украинской ночи», по словам Стасова, он «пошел по своей собственной, крайне оригинальной дороге».

«БЕРЕЗОВАЯ РОЩА», 1879

Собрание Государственной Третьяковской галереи

Работы Архипа Куинджи продолжали вызывать восхищение у посетителей его выставок. Они спорили о законах оптики, лунном свете, пытались понять, как создается удивительное свечение на его картинах. Успех художника признала и Академия художеств, но звание академика ему так и не присудила, ограничившись званием художника 1-й степени. В 1878 году Куинджи вместе с женой Верой отправился в Париж на Всемирную выставку, где в разделе русского искусства представил несколько пейзажей. Французская пресса не обошла их вниманием — критик Эдмон Дюранти, защищавший импрессионистов, писал: «Куинджи, бесспорно, самый любопытный, самый интересный между молодыми русскими живописцами. Оригинальная национальность чувствуется у него еще более, чем у других».

Работы Куинджи высоко ценили коллеги. В 1879 году открытие VII выставки передвижников специально задержали на неделю, чтобы художник успел завершить три большие картины, обещанные организаторам.

Одна из этих картин — «Березовая роща» — дала возможность оценить нового Куинджи, мастерски работавшего с цветом в духе импрессионистов и постимпрессионистов. Это отметил и Александр Бенуа, назвав Куинджи «русским Моне».

«ЛУННАЯ НОЧЬ НА ДНЕПРЕ», 1880

Собрание Государственного Русского музея

Картина «Лунная ночь на Днепре» была написана Архипом Куинджи в то время, когда он окончательно вышел из Товарищества передвижных выставок: необходимость вписываться в определенную программу этого объединения сковывала художника. Картины Куинджи были необыкновенно популярны. Так, например, «Лунную ночь на Днепре», завораживавшую зрителей серебристым лунным сиянием, автор показывал зимой 1881 года всем желающим прямо в своей мастерской, открывая ее на два часа по воскресеньям. Затем для картины — случай небывалый в России — была организована выставка в зале Общества поощрения художеств, где экспонировалось только это полотно.

Художник Яков Минченков вспоминал: «…выставочный зал не вмещал публики, образовалась очередь, и экипажи посетителей тянулись по всей Морской улице». Картину приобрел великий князь Константин Николаевич, который взял «Лунную ночь…» — несмотря на уговоры Тургенева — с собой в кругосветное путешествие. Это не пошло на пользу картине — ее краски стали темнеть.

В поиске новых эффектных цветовых решений Куинджи экспериментировал с красками, различными пигментами, изучал влияние света на материалы. Его эксперименты, вызывавшие большой интерес коллег, впрочем, не были поддержаны другими художниками, которые опасались (и справедливо) недолговечности новых комбинаций красок.

В 1882 году, на вершине успеха и популярности, Архип Куинджи прекратил официальную работу художника, перестал выставляться. Все произведения, созданные в оставшиеся годы (около 500 картин), стали известны только после его смерти. Куинджи был финансово независим, его картины продавались, что позволило ему купить в Крыму имение Сара-Кикенеиз в 245 десятин. Он путешествовал по Кавказу, преподавал и принимал участие в сложном процессе обновления Академии художеств.

Последняя выставка работ Куинджи состоялась в 1901 году. После смерти художника в 1910 году, согласно завещанию, в котором он позаботился обо всех близких ему людях, его капитал (453 300 рублей) и все художественное наследие, оцененное в полмиллиона рублей, были переданы Обществу имени А.И. Куинджи.

Архип Куинджи. Отблески нетварного света

Счи­тан­ные дни – и осен­ние кани­кулы, а с ними веч­ный вопрос: куда пойти с детьми? Побы­вав на выставке поло­тен Архипа Куин­джи в Тре­тья­ков­ской гале­рее, не сомне­ва­емся: зна­ком­ство с его живо­пи­сью, про­ни­зан­ной живым рели­ги­оз­ным чув­ством – любо­вью ко всему пре­крас­ному и бла­го­го­ве­нием к Творцу – пой­дет на пользу ребятне всех воз­рас­тов. Выставка нача­лась в октябре и про­длится до сере­дины февраля.

Мультик, гид и квест

Дей­стви­тельно, малень­ких и юных посе­ти­те­лей в выход­ной день в выста­воч­ном зале Тре­тья­ковки в Лавру­шин­ском пере­улке не счесть. Что и понятно: три выста­воч­ных этажа, мно­же­ство работ, собран­ных из раз­ных угол­ков Рос­сии и музеев, необыч­ная смыс­ло­вая кон­цеп­ция выставки и столь люби­мый детьми раз­но­об­раз­ный интерактив.

Малень­кие эстеты раз­гля­ды­вают экс­по­зи­цию в боль­ших науш­ни­ках: это вещают им о талант­ли­вом мастере спе­ци­аль­ные дет­ские аудио­гиды. При­ят­ное допол­не­ние к такому гиду – при­ду­ман­ный орга­ни­за­то­рами для детей игро­вой квест по выставке.

Спе­ци­ально к про­екту «Архип Куин­джи» в музее создали рисо­ван­ный муль­ти­пли­ка­ци­он­ный фильм, пол­нее рас­кры­ва­ю­щий внут­рен­ний мир уди­ви­тель­ного худож­ника – его можно неспешно посмот­реть в неболь­шом зри­тель­ном зале, где он транс­ли­ру­ется непрерывно.

Бла­го­даря талант­ли­вому реше­нию муль­ти­пли­ка­то­ров за несколько минут мы можем в пря­мом смысле слова уви­деть автора поло­тен. Ани­ма­торы удачно вос­про­из­вели его зна­ко­мый нам по порт­ре­там Крам­ского и Вас­не­цова и фото­гра­фиям коло­рит­ный вели­че­ствен­ный облик мари­у­поль­ского грека, поры­ви­стого, искрен­него, горя­чего, одно­вре­менно похо­жего на антич­ного героя Ахил­леса и на вет­хо­за­вет­ных пра­вед­ни­ков и пра­от­цев – не тер­пи­мого к любой неправде и тро­га­тельно-береж­ного ко всему живому.

Осо­бенно тро­гают кадры, где худож­ник, кото­рого совре­мен­ники звали в шутку не иначе как «пти­чий избран­ник», стоит, рас­ки­нув кре­сто­об­разно руки, на крыше петер­бург­ского дома, и к нему со всех сто­рон сле­та­ются вороны. И он щедро кор­мит птиц доро­гими фран­цуз­скими бул­ками, лечит лапы и поло­ман­ные кры­лья пер­на­тых. Невольно при­хо­дят на ум при­меры свя­тых, к кото­рым ласти­лись все живые суще­ства… Сло­вом, крат­кая био­гра­фия, рас­кры­тая ани­ма­ци­он­ным язы­ком, завораживает.

Кроме того, в зале уста­нов­лены инфор­ма­ци­он­ные мони­торы, где юные и взрос­лые зри­тели могут детально рас­смот­реть фраг­менты поло­тен и соста­вить впе­чат­ле­ние о тех­нике живо­писца, узнав, как он пишет раз­ные фак­туры и планы, напри­мер: «Иллю­зия лег­кой ряби на поверх­но­сти воды, посе­реб­рен­ной лун­ным све­том, созда­ется про­ца­ра­пы­ва­ю­щими дви­же­ни­ями жест­кой кисти по еще не про­сох­шему кра­соч­ному слою». Для уче­ни­ков худо­же­ствен­ных школ, кол­ле­джей и вузов эти све­де­ния – не только любо­пыт­ные, но и прак­ти­че­ски ценные.

Детям навер­няка понра­вятся и дру­гие ожив­шие образы Тре­тья­ковки – совре­мен­ные «вит­ражи» – све­то­вые короба с репро­дук­ци­ями извест­ных кар­тин Куинджи.

Контрасты и парадоксы

Экс­по­зи­ция раз­ме­щена по раз­де­лам с зага­доч­ными и гово­ря­щими назва­ни­ями –«При­тя­же­ние земли», «Тайна ночи», «В про­сто­рах веч­но­сти», «Опе­ре­жая время».

Дей­стви­тельно, иллю­зии и эффекты света и цвета в твор­че­ских опы­тах мастера во мно­гом опе­ре­дили его время и вызы­вали оше­лом­ле­ние у современников.

Арка­дий Рылов так писал о его осо­бом коло­рите: «Краски соч­ные, души­стые, будто про­пи­таны бере­зо­вым соком… Реальна эта радость, свер­ка­ю­щая под души­стыми березами».

Все работы так или иначе снова обра­щают нас к само­быт­ной и во мно­гом пара­док­саль­ной лич­но­сти пей­за­жи­ста-фило­софа, щедро и раз­но­сто­ронне ода­рен­ного Богом. Обя­за­тельно рас­ска­жите детям о необы­чай­ной жизни Куин­джи. Как и мно­гие его работы, в ней все постро­ено на кон­трастах, иллю­зиях и парадоксах.

Вышед­ший из бед­ноты несклад­ный плохо оде­тый маль­чик был готов рисо­вать на любом клочке бумаги, между тем боль­шие худож­ники дове­ряли ему покра­сить разве что заборы. Уже тогда умница и оче­вид­ный для всех талан­тище, он два­жды зава­ли­вал экза­мены в Импе­ра­тор­скую Ака­де­мию худо­жеств, с тре­тьего раза посту­пив в нее воль­но­слу­ша­те­лем. А вскоре при­нял на себя шквал попу­ляр­но­сти и при­зна­ния успеха, но жил по-сту­ден­че­ски про­сто и аске­тично в уеди­не­нии с люби­мой женой, вкла­ды­вая сред­ства в бла­го­тво­ри­тель­ность. Скеп­ти­че­ски отка­зал про­ез­жему офи­церу в про­даже своей кар­тины… и про­дал ее ему за тысячи руб­лей, ведь офи­цер ока­зался ни много ни мало… вели­ким кня­зем. Рас­ска­зы­вать о жизни мастера можно долго и увле­ка­тельно – идя с ребен­ком на выставку, пере­чи­тайте био­гра­фию, и будете воз­на­граж­дены за рас­сказ непод­дель­ным дет­ским интересом.

И пусть чадо­лю­би­вых мам и пап не испу­гает, что на выставке пред­став­лено много работ, про­ни­зан­ных тре­вож­ным и даже отча­ян­ным настро­е­нием. Это и вала­ам­ские виды, где дра­ма­тич­ные оттенки неба и зад­него плана делают еще более выра­зи­тель­ным пер­вый план с выкор­че­ван­ными нежи­выми ство­лами берез. И цикл «После дождя», где небо и после ливня не очи­сти­лось и не про­яс­ни­лось – нависло над зри­те­лем как ошту­ка­ту­рен­ная глу­хая стена и по-насто­я­щему сильно воз­дей­ствует на него, эмо­ци­о­нально давит .

В неко­то­рые твор­че­ские пери­оды именно таким и было небо Куин­джи – камен­ным, мол­ча­ли­вым, жесто­ким, словно древ­не­гре­че­ский рок. На его фоне мел­ким и незна­чи­тель­ным кажется все зем­ное бытие – и гли­но­бит­ные домики вда­леке как ред­кие ост­ровки чело­ве­че­ского тепла, и жал­кие постройки непо­нят­ного пред­на­зна­че­ния посреди степи. В этом – глу­бо­кий сим­во­лизм Куин­джи, отра­зив­шего свое миро­воз­зре­ние – шат­кость быта, вре­мен­ность и нена­деж­ность крат­кой чело­ве­че­ской жизни перед лицом вечности.

Но худож­ник нахо­дит в себе душев­ные ресурсы пре­одо­леть при­тя­же­ние земли. И если эта про­сту­па­ю­щая веч­ность в ряде работ пугает и оше­лом­ляет своим мас­шта­бом, то дальше, по мере про­дви­же­ния зри­теля по экс­по­зи­ции, сквозь гро­маду неба Куин­джи начи­нает про­сту­пать совсем дру­гое – не судьба, а Про­мысл – боже­ствен­ная чистота и синева, про­зрач­ность и воз­дух красок.

Орга­ни­за­торы экс­по­зи­ции созна­тельно ведут зри­теля снизу вверх по эта­жам музея от мрач­ных и тем­ных работ к более ярким и свет­лым – к пред­по­след­нему залу, где внут­рен­нее напря­же­ние худож­ника нахо­дит свет­лый выход.

Огром­ные живые облака, вели­че­ствен­ные, словно Гос­подь Саваоф, выво­дя­щий Своих избран­ных из плена Египта, крым­ские про­сторы, зали­тые солн­цем, белые от света степи и мор­ские берега по-рай­ски смот­рят из его полотен.

Вме­сте с Архи­пом Куин­джи выйдя из мрака на свет, вни­ма­тель­ный и вдум­чи­вый посе­ти­тель выставки, воз­можно, испы­тает катар­сис (и снова – важ­ное поня­тие, о кото­ром было бы неплохо рас­ска­зать детям в музее или дома).

Фаворский свет

Совре­мен­ники посто­янно награж­дали живо­писца кра­си­выми эпи­те­тами: «худож­ник света», «певец широ­ких гори­зон­тов». Впро­чем, эти и дру­гие высо­кие слова ему соответствовали.

Слово «куин­джи», ока­зы­ва­ется, пере­во­дится как «золо­тых дел мастер».

Всей жиз­нью и нова­тор­ским твор­че­ством худож­ника это слово, став­шее ему фами­лией (а в мире искус­ства – извест­ным име­нем), обре­тает новое зву­ча­ние. Мастер золо­тых дел сде­лал своим ремеслом поиск света – и пре­успел в нём. Но все его голо­во­кру­жи­тель­ные экс­пе­ри­менты, все наброски и этюды, все кар­тины и выставки – не только сво­бод­ное твор­че­ское само­вы­ра­же­ние. Всё это – еще и под­го­товка к одной, самой глав­ной работе жизни, кото­рую Куин­джи в тайне ото всех пишет в тече­ние 20 лет.

Всё в его твор­че­стве неот­ступно ведет к полотну «Хри­стос в Геф­си­ма­нии». На нем – самый дра­ма­тич­ный еван­гель­ский момент, где Гос­подь пре­бы­вает в состо­я­нии понят­ной нам чело­ве­че­ской пред­смерт­ной тоски, бого­остав­лен­но­сти, страха до холод­ного пота.

Хри­стос – един­ствен­ный источ­ник света и с пер­вого взгляда един­ствен­ный, Кто изоб­ра­жен на кар­тине. Не с пер­вого зри­тель­ского про­чте­ния мы уви­дим и дру­гих пер­со­на­жей. Всмат­ри­ва­ясь, в буром мареве при­чуд­ли­вых теней и вет­вей ноч­ного сада на пер­вом плане начи­наем раз­ли­чать смут­ные силу­эты и фигуры – это страж­ники и апо­столы, пря­чу­щи­еся за дере­вьями. Они не смеют нару­шить уеди­не­ние Бого­че­ло­века и выйти на свет, тре­вожно ожи­дая раз­вязки. Вот здесь и откры­ва­ется истин­ное смыс­ло­вое сия­ние – сквозь всё понят­ное и чело­ве­че­ское све­тит нам неизъ­яс­ни­мая Боже­ствен­ная сущ­ность Хри­стова.

В тес­ной связи со всем твор­че­ством Куин­джи в его упор­ном поиске при­е­мов пере­дачи зем­ного и незем­ного света, конечно же, вспо­ми­на­ется свя­ти­тель Гри­го­рий Палама и его уче­ние о нетвар­ном свете: «Име­ю­щий тот свет неиз­ре­ченно и видя­щий не по пред­став­ле­нию больше, но виде­нием истин­ным и нахо­дя­щимся пре­выше всех тва­рей, знает и имеет внутри себя Бога, ибо нико­гда не отде­ля­ется от веч­ной славы», и: «… нетвар­ный свет ныне дается достой­ным как залог, а в нескон­ча­е­мом веке он будет осе­нять их нескончаемо».

Читать еще:  Кто не увидит смерти вовек?

Уви­деть в Тре­тья­ковке «Хри­ста в Геф­си­ма­нии» – духовно важ­ную для всего твор­че­ского насле­дия автора работу – посе­ти­те­лям выставки очень повезло: кар­тина посто­янно нахо­дится в Крыму в Алуп­кин­ском двор­цово-пар­ко­вом музее-запо­вед­нике, она давно не реста­ври­ро­ва­лась, ее состо­я­ние остав­ляет желать луч­шего, а репро­дук­ции, конечно, не пере­дают богат­ство коло­рита оригинала.

Встреча с отблес­ками нетвар­ного света на полот­нах Куин­джи, воз­можно, вдох­но­вит вас заго­во­рить с детьми и на дру­гие важ­ные темы – напри­мер, о глу­бин­ной связи искус­ства и пра­во­слав­ной веры, об эсте­тике в цер­ков­ном бого­слу­же­нии, отча­сти повли­яв­шей на выбор веро­ис­по­ве­да­ния свя­тым кня­зем Вла­ди­ми­ром, о празд­нике Пре­об­ра­же­ния Господня.

И, какую бы тему вы не выбрали, знайте, что день в музее про­шел не даром – встреча ребенка с пре­крас­ным так или иначе адре­сует его чут­кую душу к Тому, Кто это пре­крас­ное про­дол­жает тво­рить – к Самому Созда­телю. Вы хотели бы пона­блю­дать вме­сте с ребят­ней, как совер­ша­ется еже­час­ное тво­ре­ние? Посмот­рите вме­сте в небо на измен­чи­вый рису­нок обла­ков. Почти таких, как на полот­нах Архипа Куинджи.

Мария Солунь

Фото из откры­тых источников

Архип Иванович Куинджи

Фото Все

Видео Все

Экскурсия по выставке «Архип Куинджи»

Архип Куинджи / Передвижники / Телеканал Культура

Творчество Архипа Куинджи / #TretyakovEDU

Архип Куинджи — биография

Имя Архипа Куинджи стоит в ряду самых известных живописцев России. Современники называли Куинджи «художником света» за великолепную способность передавать цвета, которую называли магической.

Детство и юность

Сегодня практически каждый человек без труда узнает прекрасные полотна Куинджи по характерному магическому блеску луны и пестрых красок. Еще до изобретения цветной фотографии картины Куинджи привлекали к себе современников реалистичностью изображения и мягким светом, который позже назовут «магическим». Некоторые даже говорили, что Куинджи – волшебник, в арсенале которого имеются «лунные» краски. Однако до настоящего успеха мастеру предстояло пройти огромный творческий путь.

Родился маленький Архип в январе, в Мариуполе. Точный год рождения будущего художника не известен: после его смерти были обнаружены сразу три паспорта, в которых указаны следующие даты – 1843, 1842, 1841 годы. Отец юного Архипа был греком, работал обычным сапожником и называли его «еменджи», что с турецкого переводится как «трудяга», «трудовой человек».

Архип Куинджи

Дедушку будущего живописца называли «куинджи» (в переводе «золотых дел мастер»). Так и родилась фамилия Архипа. Никакой информации о матери мальчика не сохранилось.

Юный художник рано стал сиротой и жил то в доме тетушки, то переезжал к дяде. С детства Архип любил животных и природу. Мальчик старался защищать от хулиганов животных и всегда был готов прийти на помощь тому, кто слабее. С первых лет жизни мальчуган начал работать: он собирал кизяк для отопления, пас соседских гусей.

Учиться грамоте Архип начал у малообразованного грека. После изучения греческого языка, мальчик поступает в обычную школу. Но обучение не слишком привлекало будущего художника, однако особое удовольствие ему доставляло рисование. С далекого детства Архип использовал для выведения рисунков все, что попадало под руку: стены, забор, клочки бумаги.

Уже в 11 лет Куинджи устраивается на стройку церкви: он должен был считать кирпичи. В свободное время юному живописцу разрешили расписывать собственные комнаты. Затем мальчик начинает работать у торговца хлебом. Места работы менялись, неизменным оставалось лишь увлечение Архипа – он рисовал в свободное время, тратя каждую секунду на выведение новых рисунков. Кто-то из знакомых углядел в малыше хороший потенциал и Куинджи предлагают попробовать стать учеником великого Ивана Айвазовского.

Мальчик загорелся этой идеей и решает посетить великого мариниста. В Феодосию, где проживал мастер, Архип отправился пешком. Однако мечты юного пейзажиста не воплотились в жизнь – Айвазовский не нашел у него таланта и не захотел учить. Но и выгонять мальчика Айвазовский не стал, он поручил Куинджи красить забор и готовить краски. Заниматься с юношей стал один из родственников мариниста по фамилии Фейсслер. Через несколько месяцев Архип возвращается в родной город и начинает работать в качестве ретушера в фотографическом ателье. Несмотря на неудачу с ученичеством, Куинджи всегда верил в свой талант. Молодой художник бросает все и едет в Санкт-Петербург. Его новая мечта – поступить в Академию художеств.

Живописное творчество

Дважды великий живописец пытался поступить и художественную академию и получить образование и дважды эта затея заканчивалась поражением. Когда Архип не смог поступить во второй раз, он написал красивую картину под названием «Татарская сакля». Полотно было представлено на выставке от академии. В итоге картина произвела на всех впечатление и молодому человеку предлагают звание неклассного художника. Однако Архип отказывается от звания, попросив сделать его свободным слушателем академии. Таким образом только в 1868 году Куинджи начинает обучаться художественному мастерству.

Картина Архипа Куинджи «Татарская сакля»

В это время Архип находит друзей среди самых талантливых живописцев. Его товарищами становятся Васнецов и Репин. Именно под влиянием великих художников Куинджи пишет несколько мрачных полотен, которые встретили с восторгом на всех выставках.

Остров Валаам, на котором живописец впервые побывал в 1870 году, поразил Архипа. Удивительно тонкая красота, нежность природы этого чудесного края становятся частым сюжетом для полотен мастера. Самыми известными картинами стали «На острове Валааме», а также «Ладожское озеро». Первое полотно очень нравилось Крамскому, даже Третьяков приобрел картину для собственной коллекции.

Следующий успех ждал Куинджи на одной из выставок Общества поощрения художников. На этом мероприятии живописец решил впервые показать картину под названием «Снег». Картина привела публику в восторг. Через год в Лондоне мастер получит за свое творение бронзовую медаль.

Вскоре молодой живописец оказывается в рядах передвижников, куда входили самые знаменитые художники того времени. Представители этого течения в искусстве вдохновлялись бытом обычных крестьян, народничеством. Для одного из многочисленных вернисажей мастер создал картину под названием «Украинская ночь», которая тут же обрела массу поклонников. При этом многие называли полотно «магическим». Луна на полотне сверкала живым блеском, который мягко падал на украинские домики, разбросанные внизу. Людям казалось, что это и не картина вовсе – окно, через которое открывается вид на украинские красоты. Эта удивительная работа стала началом особого периода в жизни живописца. Он обращается к романтизму и начинает искать себя в творчестве. Молодой художник становится новатором в живописи, он использует яркие и реалистичные расцветки для своих полотен, вводит дополнительные цвета.

Картина «Украинская ночь»

В последней четверти 19-го века Архип уходит из направления передвижников – он больше не чувствовал вдохновения в изображении быта. Для него становятся куда важнее эмоции, которые дарит природа и которые он может воплотить в собственных картинах. Вскоре уже известный на тот момент художник представляет комплекс из трех полотен: «Север», картину «Березовая роща», а также композицию «После дождя». Трилогия наполнена чувствами и впечатлениями, здесь четко прослеживается влияние живописцев-импрессионистов. Начинается «золотая» эпоха в творческой биографии мастера.

Следом проходит выставка одного полотна, но зато какого! Картина «Лунная ночь на берегу Днепра» стала настоящей жемчужиной творческого пути автора. Зрители были поражены: казалось, что луна действительно светит с холста. Многие даже пытались заглянуть за картину – вдруг за ней прячется электрический фонарь. За картину начинается настоящая битва – любой коллекционер желал иметь полотно у себя. Покупателем стал один из князей Романовых. Когда Куинджи работал над этим произведением, он проводил эксперименты с красками и использовал битум. Через какое-то время первоначальные краски знаменитого полотна потемнели, но от этого «Лунная ночь» не утратила магической красоты и философского значения.

Затем проводится выставка уже двух работ: «Лунная ночь на Днепре», а также небезызвестная «Березовая роща». После этого события Куинджи резко замыкается в себе и в течение двадцати лет не показывает свои полотна. Хотя работа все также увлекала Архипа – он создавал и снова создавал новые произведения искусства.

Вскоре живописец решает посетить Кавказ. Там он видит природное явление, которое вдохновит художника на целую серию полотен. Он увидел отражение собственной фигуры в небе, что бывает очень редко.

В 1901 году Куинджи решает продемонстрировать новые полотна нескольким людям. В кругу избранных были его ученики, а также хорошие знакомые. Среди показанных работ было знаменитое полотно под названием «Христос в Гефсиманском саду». Это произведение искусства произвело на собравшихся неизгладимое впечатление. Один из искусствоведов позже скажет о картине, что Христос предстает «светом от света», ведь фигура спасителя появляется в нежном лунном сиянии. Христос был изображен в контрасте с темным окружением, но его силуэт словно испускал свет.

«Христос в Гефсиманском саду»

Вскоре художник напишет свое другое известное произведение – полотно «Радуга». Над просторными полями, в синем ясном небе появляется красавица-радуга. Яркие краски наполняют полотно, олицетворяют триумф солнца перед пасмурным дождем и серым небом.

«Радуга»

Красочные цвета, необычные сочетания и умение «видеть» природу Архипа Куинджи как поражали, так и поражают не только современников живописца, но и его потомков. Полотна мастера и через много лет после его смерти все также привлекают к себе внимание и становятся жемчужиной любой выставки.

Личная жизнь

В личной жизни художник был однолюбом. В семнадцать лет он увидел юную Веру, в которую сразу же влюбился. Молодые люди были из разных миров: Куинджи тогда едва сводил концы с концами, а красавица – проживала в доме богатого отца. Однако пара была влюблена настолько, что это даже заметил отец девушки. Он прямо спросил дочь, которая не стала отпираться – либо она выйдет замуж за Архипа, либо прямиком по собственной воле отправится в монастырь. Зажиточный купец не хотел отдавать своенравную дочку за босяка, но согласился с одним условием – Куинджи должен был принести 100 монет.

Архип Куинджи и его возлюбленная Вера

Архип решает уехать в Санкт-Петербург. Он долго отказывал себе даже в необходимом, много работал и откладывал. Вскоре набралась нужная сумма, но отец Веры затребовал больше денег. Тогда молодой живописец снова поехал в столицу имперской России и начал усиленно копить.

В 1875 году влюбленные смогли пожениться – условие отца девушки было выполнено. Сразу же после свадьбы новоявленный супруг пишет портрет жены. После венчания молодые едут на остров Валаам, где их настигает сильная буря. Молодые люди едва спаслись и восприняли это как знак: если они смогли выжить, значит остаток жизни нужно направить на добро. Этому решению они не изменили в дальнейшем: супруги старались делать добрые дела, всегда шли на встречу обездоленным.

Архип Куинджи

После свадьбы молодой художник чувствовал огромное вдохновение и много работал. Его картины прекрасно покупались, и он заслужил признание еще при жизни. Молодая семья стала обеспеченной, хотя и жили они очень скромно. У супругов было три петербургских дома, где на постоянной основе и совершенно безвозмездно жили друзья. Художник и его жена старались отправлять деньги бедным. Вера во всем поддерживала своего супруга, она не требовала новых платьев или украшений, сама готовила и убиралась в доме. Хотя у нее был талант к игре на пианино, девушка не боялась «испортить» руки тяжелой работой.

Супруги Куинджи всю жизнь прожили в любви и заботе. Детей у них не было, но их знали, как добрых и сердечных людей. Архипа уважали не только за талант, но и за большое сердце. Вера пережила супруга на 10 лет, детей в их семье так и не появилось.

Смерть и похороны

С 1907 года Архип начинает чувствовать ухудшение самочувствия. У него начинается сильная отдышка, а после возвращения с Кавказа в 1909 году он чувствует себя еще хуже. Художник находится при смерти: на рентгене, который сделали врачи, видно расширение аорты и сердца. Сердечную болезнь живописец запустил и врачам кое-как удалось предотвратить приступ. Куинджи быстро поправляется, но окончательно он так и не выздоровеет.

Уже весной он опять едет в Крым. В местной гостинице мужчина чувствует недомогание – на сей раз у него началось воспаление легких. Куинджи было уже 68 лет, а в этом возрасте заболевание как никогда коварно. Особенно опасно воспаление легких вместе с болезнями сердца. Художник постепенно умирал.

Памятник Архипу Куинджи

Врачи рекомендовали Архипу полный покой, ему нельзя было ни с кем встречаться или вести долгие беседы. Вера в то время находилась в Петербурге. Как только женщина узнала о состоянии мужа, она приехала в Ялту. В тот момент художник чувствовал себя значительно лучше, жена увидела это и на время успокоилась. Вера Леонтьевна поехала хлопотать, чтобы супруга перевезли в столицу. Хотя врачи рекомендовали супругам остановиться на Кавказе, мастер решил поехать для отдыха в Сестрорецк, где находился неплохой курорт. Но попасть туда Куинджи так и не смог.

В северной столице Куинджи чувствует себя еще хуже. Теперь и ему, и Вере было понятно – Архип скоро умрет. Последние два месяца жизни он провел в агонии, смерть все приближалась. Времени оставалось мало: мастер мечтал напоследок увидеть старых друзей, которые приезжали к умирающему.

Позже один из врачей живописца будет рассказывать в своем дневнике о последних неделях Архипа. Последние дни были наполнены философскими разговорами. Перед смертью живописец словно желал рассказать о своем взгляде на искусство, на мораль, на религию. Словно стремился все успеть, но не успел. Уходил он тяжело и мучительно.

Не стало великого художника в 1910 году. Его гроб несли многочисленные ученики, а поставили его в месте, куда при жизни так стремился молодой Архип, – в Академии художеств. В процессии участвовали все: любимые друзья, добрые приятели, а также целая толпа бедных – всем им Куинджи помогал при жизни.

Архип Куинджи. Художник света

Архип Иванович Куинджи, будучи прославленным пейзажистом, не брался за сюжетные работы. Картина «Христос в Гефсиманском саду» – исключение, это единственная его работа, написанная на евангельский сюжет. Появилась она после длительного творческого перерыва. И как всегда у Куинджи, главным действующим началом картины является Свет. Сегодня, в 106-ю годовщину кончины этого великого художника, талантливого самоучки, вспомним о жизни Куинжи и уникальной в его творческом наследии работе.

«Христос в Гефсиманском саду» – вечная тема поиска многих художников, разных времен и народов. Многие великие принимались писать евангельскую серию, но не все смогли, поняли, почувствовали, пережили. Поленов, Ге, Крамской, Куинджи, Врубель, Доре, Дюрер, Гоген… Тема одна, а картины – как будто о разном: каждый видит что-то свое, у каждого свои акценты.

В этом ряду картина А.И. Куинджи так и осталась недооцененной, равно как и ее автор. В мире академической живописи Куинджи слыл бунтарем-одиночкой и «дикарем» – настолько далека была его живописная техника от сложившихся канонов.

Архип Иванович Куинджи родился в 1842 году на Украине, в предместье Мариуполя, в обрусевшей греческой семье. Он был сыном сапожника, но, рано потеряв отца и мать, воспитывался у родственников. Ему не довелось получить систематического образования. С десяти лет Архип работал – сначала пас гусей, потом служил у строительного подрядчика, у торговца хлебом.

Куинджи рано ощутил пристрастие к рисованию. Его хозяин хлеботорговец Дуранте дал ему рекомендательное письмо к И.К. Айвазовскому. В 1855 году Куинджи пешком отправился в Крым из Мариуполя. В мастерской Айвазовского в Феодосии Куинджи получил основы живописного мастерства. И хотя ему не довелось учиться у самого Айвазовского, он считал себя его учеником.

С 1856 года он работал ретушером у фотографа, продолжая самостоятельно заниматься живописью. Позже Куинджи переехал в Петербург. Продолжая работать ретушером, он посещал пейзажный класс Академии художеств в качестве вольнослушателя. И хотя Куинджи не закончил академического курса, в 1878 году за ряд своих картин получил звание классного художника I степени.

Читать еще:  Троицкие праздники в Киево-Печерской Лавре

Гений или дилетант?

Куинджи сближается с учениками Академии художеств, искавшими новые пути в искусстве, – И. Е. Репиным, В. М. Васнецовым, И. Н. Крамским.

С середины 1870-х годов характерной особенностью его искусства становится изучение света в природе. Куинджи увлекали эффекты освещения и вызванные ими цветовые контрасты. Он стремился к достоверному воссозданию на холсте природного света в изображении закатов, восходов, полуденного солнца и лунных ночей. Его полотно «Украинская ночь» глубоко поразило зрителей великолепно воплощенной иллюзией лунного сияния. «Мастер света» – такое прозвище дали Куинджи современники.

Его творчество вызывало бурный восторг зрителей. Но реакция маститых художников была более чем сдержанной. Даже чуткий и дальновидный И.Н. Крамской писал о его картинах: «Что-то в его принципах о колорите есть для меня совершенно недоступное; быть может, это совершенно новый живописный принцип… его заходящее солнце на избушках решительно выше моего понимания. Я вижу, что самый свет на белой избе так верен, что моему глазу так же утомительно на него смотреть, как на живую действительность; через пять минут у меня в глазу больно… Короче, я не совсем понимаю Куинджи».

Свет или подсветка?

Новизна картин Куинджи с их обобщенностью форм, остротой и лаконизмом композиций, цветовыми и световыми эффектами и особой поэтической трактовкой природы не встретила должного понимания в среде художников. Бенуа считал, что Куинджи «человек малокультурный, без всякой меры захваленный современниками, он не создал чего-либо безотносительно прекрасного, художественно зрелого. В технике он остался дилетантом, в мотивах он потворствовал самым грубым требованиям эффектности, в поэзии замысла он не уходил от „общих мест”».

Действительно, в его полотнах нет хитрых композиционных схем и сложного авторского замысла. Только световая вибрация. Порой мощная, подавляющая волю; порой мягкая. А порой холодная, навевающая невольный страх. Одни называли Куинджи «русским Моне» за виртуозное раскрытие возможности краски. Другие обвиняли художника в стремлении к дешевым эффектам, использовании тайных приемов, вроде скрытой подсветки полотен.

В конце концов, на пике шума вокруг своего имени Архип Иванович просто ушел в добровольное изгнание на 30 лет. После этого он до конца жизни не открывал своей мастерской ни для кого, кроме самого узкого круга друзей.

«Какое-то ослепительное, непостижимое видение»

Именно в период этого творческого «молчания» и была написана картина «Христос в Гефсиманском саду». Русский писатель И.И. Ясинский, посмотрев картину «Христос в Гефсиманском саду» на единственном показе, писал: «Опять собрался в складки черный коленкор – и мы увидели темный густолиственный кедровый и масленичный сад на горе Елеонской с ярко-темно-голубой прогалиной посредине, по которой, облитый темным лунным светом, шествовал Спаситель мира. Это – не лунный эффект, это – лунный свет по всей своей несказанной силе, золотисто-серебряный, мягкий, сливающийся с зеленью деревьев и травы и пронизывающий собою белые ткани одежды. Какое-то ослепительное, непостижимое видение».

Выразительность художественных средств полотна «Христос в Гефсиманском саду» позволила художнику выйти за пределы конкретного сюжета. Именно в этом полотне волшебный свет, характерный для произведений Куинджи, материализуется в фигуру Христа.

Картина потрясла зрителей. Она не была похожа ни на какие другие произведения художников-современников, обратившихся к евангельской теме. У большинства художников Иисус Христос представлен либо как бунтарь, либо как миссионер, но во всех указанных случаях Он смертный человек. Куинджи подошел к образу Христа по-иному: в картине нет прозаической описательности, немногие детали приобретают символический смысл.

Свет и тень

Куинджи-пейзажист остается верен себе. Сюжет картины решался художником пейзажными средствами. Композиция произведения, драматургия темы разрабатывались достаточно прямолинейно: одинокая фигура Христа, залитая лунным светом, была расположена в центре, преследователи Христа изображены в тени. Усиливая трагический накал сцены, художник резко сталкивал дополнительные цвета: задний план был написан в холодных сине-зеленых тонах, передний – в теплых коричнево-красноватых. В фигуре Христа краски вдруг загорались голубыми, желтоватыми, розоватыми оттенками. Столкновение добра и зла художник передал, противопоставляя свет и тень.

В полотне «Христос в Гефсиманском саду», как ни в каком другом его произведении, выражен живописный метод, основанный на сопоставлении освещенных и затемненных цветовых плоскостей. Куинджи использует эффект лунного освещения для передачи напряжения и драматизма ситуации. Фигура Иисуса освещена невидимым источником света так, что создается иллюзия свечения Самого Спасителя.

Свет, пришедший в мир, чтобы всякий верующий в Него не оставался во тьме. Этим светом очерчены фигуры идущих за Христом, его продолжателей. Присмотревшись, мы различим фигуры трех взрослых и ребенка. Всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы, а поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны (Ин. 3. 20-21). Первые строки относятся к тем, кто прячется среди гигантских деревьев сада – к римским легионерам, готовящимся схватить Иисуса Христа. Весь Гефсиманский сад покрыт непроглядной тьмой.

И.Е. Репин в письме И.С. Остроухову пишет: «А про Куинджи слухи совсем другие: люди диву даются, некоторые даже плачут перед его новыми произведениями – всех они трогают».

Художник и христианин

Эта картина наиболее концентрированно воплотила представления художника о нравственном идеале. Куинджи интерпретировал евангельский сюжет соответственно своему переживанию смысла бытия: фигура освещенного лунным сиянием Христа действительно являет в его картине «свет от света» и запечатлена в резком контрасте с окружающей тьмой, с которой сливаются подступающие к Христу носители зла. Величие и в то же время одинокая обреченность образа Спасителя переданы Куинджи с глубокой, выстраданной выразительностью.

Архип Куинджи был православным. Федор Михайлович Достоевский называл его картины застывшей молитвой. Художник вместе с женой часто посещал Валаам.

Упорство, трудолюбие, целенаправленность, постоянство в любви и дружбе – именно эти черты личности Архипа Ивановича в первую очередь подчеркиваются описывавшими его коллегами и современниками.

В семье Архипа Ивановича не было детей, но он сумел стать родным человеком для многих своих учеников. Куинджи был прекрасным преподавателем; оберегая своих учеников от подражательности, он стремился развить в каждом из них самобытность, вдохнуть в них свою горячую любовь к природе.

Он любил людей не на словах, а на деле. Архип Куинджи искренне недоумевал: «Это… это что же такое? Вот если денег нет, то значит – будь голоден, болен и учиться нельзя, как было со мной…» И он старался избавить своих учеников от нужды. Человек исключительной доброты, он много и бескорыстно помогал людям, защищал, жертвовал на помощь незнакомым нуждающимся огромные суммы, а сам с женой жил скромно, не держал прислуги. Готовность к действенной помощи ближним была самой трогательной чертой Куинджи до самого конца. «С детства привык, что я сильнее и помогать должен», – говорил Архип Иванович.

Он умер 11 июля 1910 года, и, чувствуя себя осиротевшими, несколько его учеников и друзей завещали после смерти похоронить себя рядом с Архипом Ивановичем Куинджи.

Подготовила Оксана БАЛАНДИНА

В основе материала –
публикация сайта Покровской епархии

Как сын сапожника из Мариуполя стал одним из самых знаменитых пейзажистов России? Девять фактов об Архипе Куинджи

Как Куинджи одним из первых художников в России стал проводить персональные выставки и почему много лет не показывал свои работы, несмотря на их успех? Отчего могла потемнеть «Лунная ночь на Днепре» и зачем картину подсвечивали во время экспозиции?

«Бумага» публикует фрагменты лекции искусствоведа, сотрудника Русского музея Алексея Бойко о жизни и искусстве Архипа Куинджи, которую он прочитал в школе Masters.

27 февраля 2019 года работы художника вернулись в Петербург после ретроспективы в Москве, во время которой посетитель похитил пейзаж «Ай-Петри. Крым».

О детстве и первых шагах в искусстве Архипа Куинджи известно мало. Он был сыном сапожника и рано осиротел

— Вокруг имени и искусства Архипа Ивановича Куинджи много вопросов: в его жизни и художественных высказываниях много неразгаданного. Каким образом этот молодой человек стал художником?

Про Репина и его детство мы знаем многое: в книге «Далекое близкое» он сам рассказал о своих первых шагах в искусстве, потом это было подтверждено исследованиями. О Куинджи нет такой информации: Архип Иванович не оставил воспоминаний. Это человек, который был весьма говорлив и любил рассуждать об искусстве, но не любил прояснять происхождение своих интересов и чувств.

Мы знаем лишь то, что в детстве его жизнь была бедной и простой: он был сыном сапожника. Куинджи очень рано стал сиротой: ему не было и пяти лет, когда умер отец, а вскоре за ним и мать. Дата его рождения окончательно не закреплена в науке: в разных источниках это может быть 1841, 1842 или 1843 год.

Фамилия тоже вызывает вопросы. Мы знаем, что «Куинджи» переводится с греческого как «золотых дел мастер». Архипа Ивановича называли в России «грек, южанин» и отмечали в нем южное начало, хотя сам Куинджи от греческой самоидентификации открещивался. При этом фамилия его отца была не Куинджи, а Еменджи, а фамилия родного брата — Золотарев: он ее русифицировал.

Куинджи родился в Мариуполе. Оттуда путешествовал в Одессу, а потом в Феодосию. Вначале он искал для себя работу не художественную. Мы не знаем, как Куинджи получил первые художественные уроки и каким был его первый опыт в искусстве.

Мальчиком Куинджи прислуживал в чужих домах — и уже тогда рисовал. Один из хозяев порекомендовал ему отправиться в Феодосию к Айвазовскому

— В 11 лет Куинджи поступил на службу к хуторянину по фамилии Чабаненко, который имел свой подряд на строительство церквей. Куинджи, живя у него на постое, не мог сдержать себя: он везде рисовал. Рисовал углем на стенах дома, изрисовал всю кухню. Интересно, что уже тогда его работы пользовались спросом и интересом: соседи приходили посмотреть на разрисованные стены — их специально приглашали [хозяева].

Затем Куинджи чистил сапоги и прислуживал в доме хлеботорговца. Так получилось, что новые хозяева знали людей из круга Айвазовского. Они дали Куинджи рекомендацию и в 15 лет он отправился в Феодосию к художнику.

Cо слов дочери Айвазовского мы знаем, что мальчика заметили: видимо, он учился в общей художественной школе, открытой в Феодосии при доме Айвазовского. Скорее всего, Куинджи не получил какого-то персонального углубленного курса от великого мэтра, но имел возможность прикоснуться к искусству, восхищаться им. Мог, как чуткий человек, впитывать эти образы.

Куинджи, конечно, взял от Айвазовского культуру визуального мышления, способность создавать картинный образ. Впоследствии сопоставление [работ] Айвазовского и Куинджи проводилось музейными сотрудниками.

Куинджи был богатым домовладельцем. При этом он регулярно жертвовал деньги — например, художникам

— Вокруг Куинджи сложилась яркая репутация. Это был не только мастер картин и рисунков — это человек, привлекающий внимание своей персоной, личностью.

Жизненный путь Куинджи — с его вопросами и загадками — породил целый ряд мифов. Например, мы встречаемся с рассказом о том, как юный Архип защищал животных от мальчишек, а затем узнаем историю, как в конце жизни Куинджи ходил на крышу своего дома в Петербурге и к нему слетались птицы, которых он кормил и лечил.

Когда в 1910-м учениками художника была устроена его большая посмертная выставка, стали появляться картины, представляющие Архипа Ивановича Куинджи в таком удивительном образе: Куинджи и птицы (этому сюжету были, например, посвящены картины художников Ивана Владимирова и Григория Калмыкова — прим. «Бумаги»).

О Куинджи говорили как о человеке очень расчетливом, хватком. Он умел своими руками ковать счастье и мог обеспечить себе фундаментальный успех и благосостояние. Достигнув известности, Куинджи отстаивал высокие цены на свои работы перед теми, кто их покупал.

Он стал богатым домовладельцем. Три дома на 10-й линии [Васильевского острова] он купил за 35 тысяч рублей — это были большие деньги. А когда прошло некоторое время, продал их за 385 тысяч рублей.

При этом Куинджи умел одаривать. Он удивительно легко умел расставаться с деньгами, чтобы помочь художникам, животным, детям и всем тем, кто попадал в поле его зрения. Например, Куинджи вложил огромную по тем временам сумму — около 100 тысяч рублей — в поддержку весенних выставок в Академии художеств.

Когда приближалась смерть, Куинджи завещал всё свое богатство Обществу художников имени Куинджи (творческое объединение было основано художником в 1909 году — прим. «Бумаги»): все свои произведения, более полумиллиона рублей и 225 десятин земли в Крыму. Это был человек успешный и самостоятельный.

Куинджи только с третьей попытки поступил в Академию художеств. Но еще раньше его работы оценило академическое сообщество

— Куинджи поступил в Академию художеств с третьего раза: дважды проваливался. При этом он продолжал писать картины, и на одной из выставок ему удалось показать работу, за которую академия присудила ему звание «неклассного художника» (звание «неклассного», или «свободного», художника могли получить люди, не обучавшиеся в Академии художеств, после сдачи экзаменов и представления конкурсных работ; формальным уровнем квалификации до реформы 1893 года было звание «классный художник» — прим. «Бумаги»).

Куинджи еще там не учился, но академическое сообщество его приметило. Он мог бы удовлетвориться этим, но Куинджи отказался от звания и обменял его на право обучения в Академии художеств в качестве вольнослушателя. Такая целеустремленность была у этого человека.

Куинджи не просто создавал образы и писал картины, но и раздумывал, как придать искусству новый импульс. Он умел ставить задачи и художественно развивал себя шаг за шагом. Иногда это развитие оказывалось удивительно опережающим.

В 1874 году Куинджи участвует в выставке Товарищества передвижных художественных выставок. Его работы привлекают огромное внимание: например, «Украинская ночь» из собрания Третьяковской галереи. Об этой картине писали газеты, говорили художники, ее приветствовали также ученые и исследователи. Например, один астроном писал, что картина пленила его не только лунным светом и красотой лунной ночи, но и тем, что звезды стояли на своем месте, в своих созвездиях.

Зачем это было нужно Куинджи? Картина свидетельствует об удивительном внимании к бытийной точности: когда все звезды на своих местах, это значит, что художнику важна не случайность мироздания, а ее некая закономерность, небосвода мира и вселенной.

Куинджи одним из первых стал проводить персональные выставки. Они проходили в Петербурге, Киеве и Париже

— Куинджи — один из родоначальников персональных выставок, то есть выставок одного художника. Это не было принято: по большому счету, до этого в России проходили только большие академические выставки или выставки товариществ, в рамках которых могла быть экспозиция того или иного художника.

В 1878 году Куинджи делает решительный шаг, выходя из Товарищества передвижников. Он ушел конфликтно — после дискуссии о его работах, которая разгорелась с другим живописцем, Михаилом Клодтом. Оба повздорили в прессе и вышли из состава товарищества.

Но для Куинджи эта ссора была скорее поводом, чем причиной. Он уже тяготился этой атмосферой общего дела. Ему самому становилось ясно, что он накануне важнейших шагов, открытий, персональной линии в искусстве.

В общей сложности при жизни Куинджи состоялось шесть его персональных выставок. И все они прошли в очень короткое время: в начале 1880-х годов, потому что потом начинается очень долгий период молчания Куинджи.

Одну из самых известных работ Куинджи — «Лунная ночь на Днепре» — приобрел великий князь Константин Константинович. После морского путешествия картина существенно потемнела

— Картину «Лунная ночь на Днепре» приобрел великий князь Константин Константинович. Эта работа долгое время пребывала в Мраморном дворце, пока он не взял ее с собой в долгое морское путешествие. Таким образом картина прибыла в том числе и во Францию. По инициативе Тургенева она была снята с корабля на 10 дней и показывалась в галерее Зедельмейера в Париже. Тургенев надеялся, что картина подольше погостит во Франции и французы смогут оценить ее, но этого не случилось: великий князь снова потребовал видеть ее у себя на корабле — и в этом была одна из возможных причин беды, случившейся с этой работой.

Читать еще:  Традиции и правила Петрова поста

«Лунная ночь на Днепре» потемнела — это факт. Судя по отзывам первых зрителей, очарование первого плана, не ушедшего в полную темноту, было очень сильным. Это придавало связность всему живописному тексту. Есть много разных объяснений, почему так произошло. Одни говорят: из-за морского кругосветного путешествия, соли, состояния воздуха — ясно, что это не могло сохранить картину.

Другие считают, что Куинджи использовал особые краски, битум, и это привело к такому состоянию. Но исследователи в Русском музее нам сказали, что здесь нет каких-то химических реакций, связанных с составом пигментов, которые бы привели к черноте этой картины.

Когда в Петербурге впервые показали «Лунную ночь на Днепре», она была единственным экспонатом выставки. При этом картину специально подсвечивали

— Эта картина произвела огромное впечатление, у нас сохранились свидетельства современников, которые очень детально записали, что происходило. Первый раз картина демонстрировалась в Обществе поощрения художеств — в нынешнем здании Союза художников. Туда от Невского проспекта тянулась огромная очередь из экипажей: все стремились увидеть картину (это был первый в России случай, когда на выставке демонстрировалось только одно произведение — прим. «Бумаги»).

Вот как это описывали современники: «Вы входите в темную обширную комнату, слабый свет едва проникает при входе. По мере того, как глаз привыкает к темноте, представляется возможность различить и черную раму картины, более светлую, чем мрак за ней, и полосу света, идущую перед картиной с левой стороны. Перед вами картина, освещенная спереди отраженным ламповым светом, источник которого за перегородкой. Лучи света до известной степени скользят по картине, и картина отсвечивает в блестящих местах». Такая иммерсивная история была придумана художником Куинджи. Все обсуждали этот свет.

Более того, можно посмотреть, как «Лунная ночь» висела в Ореховой гостиной великого князя Константина Константиновича в Мраморном дворце. На фотографии видно, что у нее была специальная подсветка: внешний свет как бы актуализирует свет изображенный. До сих пор исследователи не поставили вопрос: может быть, Куинджи специально писал эту картину в расчете на то, что будет совпадение света отраженного и света внешнего. Может быть, это было не просто выставочным приемом, а изначальным замыслом?

У нас нет права сказать, что было именно так. Но Куинджи был на редкость заинтересованным в науке и технике человеком. Поэтому я и позволяю себе думать, что, может быть, «Лунная ночь на Днепре» была художеством естественно-научным, экспериментом той эпохи, когда зарождался электрический свет, а лунный свет для романтиков по-прежнему значил очень много.

Куинджи уволили из Академии художеств — из-за того, что он хотел помочь студентам

— В 1887 году успех Куинджи обернулся неожиданным крахом, потому что его уволили из Академии художеств. Хотя Архип Иванович был потрясающим педагогом и многое сделал для того, чтобы академия была реформирована.

В Академии художеств был назначен новый директор, и один из студентов, повстречав его в коридоре, не признал его и не поклонился, как тогда следовало. Директор возмутился и потребовал отчислить студента. Другие студенты заступились за своего собрата и попросили не применять высшую меру наказания — или они уйдут из академии, не написав свои работы.

В академическом совете разгорелись дебаты, и Куинджи предложил помочь убедить студентов, чтобы те не ставили себя под удар. Однако совет запретил ему это делать. Куинджи ослушался и пошел общаться со студентами, но ничего не добился: хотя его авторитет был велик, студенты были уверены, что поступают верно. Совет же использовал эту ситуацию для того, чтобы уволить Куинджи.

Осознав, что Куинджи пострадал в борьбе за их же интересы, студенты из солидарности были готовы выйти из академии. Но Куинджи уговорил их этого не делать.

После ухода из Академии художеств и до самой смерти Куинджи не показывал свои картины. Но продолжил писать

— Перестав преподавать в академии, Куинджи замолчал. Он больше не показывал свои картины где бы то ни было — несмотря на популярность, славу, деньги и успех у коллег, которые были до этого.

Куинджи не стал затворником или отшельником: он участвовал в обустройстве выставок, высказывал свою позицию, иногда появлялся в художественном обществе. Его видели, а работы — нет. При этом Куинджи все эти долгие годы продолжал работать в мастерской: он не бросил искусство и был необычайно деятелен, трудолюбив.

Было много попыток понять, откуда взялось такое молчание. Примерно в то же время замолчал Лев Толстой: он отказался от искусства слова. Вдруг на несколько лет бросил живопись Николай Николаевич Ге.

Как говорят исследователи, Куинджи замолчал тогда, когда стало ясно, что ценности прежней эпохи девальвированы. Когда все надежды, которые появились вместе с репинскими «Бурлаками на Волге» и прекрасными образами русской природы, оказались под вопросом. Когда стало понятно, что искусство становится другим, что приходят новые поколения, которые мыслят совершенно иначе.

Огромное число работ Куинджи, которые остались в мастерской и затем в значительной степени оказались в Русском музее, мы не можем датировать с какой-то определенностью. Но было ясно, что среди них множество картин, в которых ощутима незавершенность. Это то, что приближает творчество Куинджи к эстетике конца XIX — начала ХХ века.

В своих художественных решениях он начинает движение к авангарду, к искусству абстрактному. Но Куинджи этого шага не делает: он намечает приветствие будущему.

В работе над материалом участвовала Юлия Колесникова

Синдром Куинджи: Почему картины самого знаменитого уроженца Мариуполя светятся изнутри

Даже сейчас, спустя почти 140 лет после написания, пострадавшая от многочисленных переездов, картина будоражит, вызывает в памяти название психосоматического расстройства, которое может наступить от слишком ярких переживаний при созерцании предметов искусства. Искусства, которое человеческий мозг не в состоянии объять, постичь, объяснить. Слишком красиво, слишком абсолютно, чтобы быть правдой. Словосочетание «синдром Стендаля» появилось только в 1979 году, первый диагноз поставили в 1982-м, но еще за век до этого зрители приходили на выставку одной картины Куинджи «Лунная ночь на Днепре», часами стояли рядом с полотном, а после уходили в слезах. С некоторыми посетителями случались истерики.

От «фотошопера» до гения

Архип Куинджи родился в Мариуполе в семье сапожника, рано осиротел, учился из рук вон плохо, но на любом доступном клочке бумаги рисовал. В 13 лет вместе с чумаками пешком отправился в Феодосию, мечтал поступить в ученики к Ивану Айвазовскому, но тогда маринист не разглядел талант. Вся живопись Архипа летом 1855 года сводилась к толчению красок и покраске заборов, но всё же ему удалось тогда получить несколько уроков от Адольфа Фессера, родственника Айвазовского. Два месяца прожил Куинджи в Феодосии и вернулся в Мариуполь, устроился ретушёром к местному фотографу. Через два месяца была Одесса, где будущий художник тоже зарабатывал себе на хлеб ретушированием. В 1860 году Куинджи перебрался в Таганрог, где снова устроился ретушёром в фотостудию, в Таганроге прожил долгие пять лет.

В 1865 году двадцатитрёхлетний Архип приезжает в Петербург с целью поступить в Академию художеств. Первые две попытки успехом не увенчались. Под очевидным влиянием Айвазовского в 1868 году Куинджи пишет не дошедшую до нашего времени картину «Татарская сакля в Крыму», создание которой позволило ему получить звание свободного художника. И только в 1870 году, с третьей попытки, живописец смог стать вольнослушателем Императорской Академии художеств. В это же время он знакомится с художниками-передвижниками.

Под влиянием идей передвижников Куинджи пишет несколько работ, которые были представлены публике в рамках выставок Товарищества передвижников и имели невероятный успех. Имя Архипа Куинджи получило широкую известность, и живописец, поверив в свой талант, перестал посещать Академию художеств. Уже тогда было очевидно, что это человек колоссального трудолюбия, с несомненной способностью выжить, добиться своего. Сейчас бы о нем сказали «мотивированный»: страстно хотел стать художником — и стал им. Талант его неспокойный, буйный, совсем не академический.

Город М

Молодой художник случайно оказался в доме Шаповаловых, увидел девушку и попросил разрешения написать ее портрет. Вера была дочерью богатого мариупольского купца. Отец Веры Леонтий был недоволен завязавшейся дружбой, полушутя и полугрозя спросил у Веры, не собралась ли она замуж за нищего художника. Вера сказала отцу, что замуж пойдёт только за Архипа — или уйдет в монастырь. Тогда Леонтий Шаповалов поставил Куинджи условие: принести 100 рублей. По тем временам это была огромная сумма.

Куинджи уехал на заработки, вернулся через три года со 100 рублями, но отец невесты поставил новое условие — заработать ещё денег. Расчёт был прост: купец надеялся, что дочь образумится за то время, пока жених добывает новую сумму. Архип снова отправляется в Петербург, где живёт впроголодь, добывая деньги для «выкупа» Веры. Одну за другой он пишет невероятные работы: «На острове Валааме», «Ладожское озеро». Уже тогда о Куинджи можно было говорить как о стихийном художнике. Метод, который он немного позже окончательно изберёт для высокого полёта своей кисти, проступал на холстах — природа взволнованная, природа загадок, пиковые состояния природы. В 1873 году в Обществе поощрения художеств состоялась выставка картины «Снег», за которую в 1874 году на международной выставке в Лондоне Куинджи получил бронзовую медаль. В 1875 году художник уезжает во Францию, где покупает свадебный фрак и цилиндр, из Франции едет в родной Мариуполь.

Спустя столько долгих лет состоялась желанная свадьба. После венчания Архип пишет портрет Веры, её лицо на картине светится любовью и счастьем.

Передвижники, передвиньтесь

В 1875 году Куинджи приняли в члены Товарищества передвижников. В этом же году на выставке Товарищества живописец представил картину «Степи», а в 1876 году — «Украинскую ночь», вызвавшую восхищение публики. Эта картина стала переломной для творчества Куинджи: он ушёл от академического романтизма и ступил на тропу экзотического восприятия реальности. «Украинская ночь» — первая магическая работа художника. Тёмное небо, перекличка синего и чёрного, украинские мазаные хаты, освещённые неоновым лунным светом — как предтеча будущего огромного успеха, пришедшего в 1880 году после выставки одной картины «Лунная ночь на Днепре».

Весной 1879 года Архипа Куинджи и Михаила Клодта избрали в ревизионную комиссию Товарищества передвижников, но всего через несколько месяцев Куинджи рвёт с художниками Товарищества. Повод — анонимная статья, автор которой резко отзывается о работах Куинджи, обвиняет его в однообразии, злоупотреблении особым освещением. Критиком оказался Клодт. Куинджи потребовал исключения Клодта из Товарищества передвижников, однако вскоре понял, что того не исключат, и решил уйти сам.

Разрыв назревал давно, если бы не история с Клодтом, Куинджи всё равно ушёл бы от передвижников — в определённый момент их художественные рамки стали ему тесны. Куинджи не нужна была система, он сам по себе был системой, именно поэтому он и занятия в Академии забросил. Передвижники — это товарищество со своим уставом, со своими лидерами, среди которых были довольно консервативные художники. А он хотел быть хозяином положения и никому не подчиняться. У него уже была своя наработанная клиентура, картины успешно продавались, продавались очень дорого, почти баснословно.

Передвижники ему были не нужны ещё и потому, что за группу держится тот, кому группа что-то даёт. Он ни на кого не был похож. Куинджи сам по себе стал брендом, привлекал внимание именно непохожестью, своим горением. Были, есть и будут многие хорошие художники, масса талантливых рисовальщиков, но они подобны друг другу, а он вырывался из толпы живописцев своим непокорным стилем, куинджизмом.

В чём успех?

Куинджи был очень талантливым самоучкой, в нём много от самодеятельного художника — недаром его так любят копировать. Он хотел производить впечатление, его занимали нюансы света и цвета. Ведь что такое цвет? Это игра света, окрашивающего в разные оттенки поверхность. Художник много экспериментировал — и находил отклик в сердцах людей.

Результатом разрыва с передвижниками стала выставка одной картины «Лунная ночь на Днепре» в 1880 году. Куинджи сделал всё, чтобы представить это не просто как рядовую выставку картины, а как художественное заявление. «Лунную ночь на Днепре» мечтали приобрести многие коллекционеры, но Куинджи продал её великому князю Константину Константиновичу за пять тысяч рублей. Князь взял полотно в кругосветное путешествие. Под действием морского воздуха состав битумных красок, которые применил художник при написании полотна, изменился. Это привело к потемнению пейзажа.

После оглушительного успеха «Лунной ночи на Днепре» Куинджи представил свои работы ещё на нескольких выставках, а потом, на пике славы, стал затворником. Двадцать лет Куинджи никому не показывал свои полотна, за эти годы создав около 800 работ: пятьсот живописных и триста графических.

Летом 1901 года Куинджи впервые за два десятка лет продемонстрировал своим воспитанникам и друзьям новые полотна: «Вечер на Украине», над которым работал 23 года, «Христос в Гефсиманском саду». В ноябре 1901 года состоялась последняя выставка Куинджи, после которой никто не видел новых работ мастера вплоть до 1910 года, до самой смерти живописца.

Коммерсант

Существует стереотип, что художник должен быть бедным. Это мы видим, обращая свой взор и в сторону представителей западноевропейской живописи, и в сторону русской художественной традиции. Общим местом стала фраза, что за талант нужно дорого платить. Хочешь быть Рембрандтом — будь, но помни о нищете. Хочешь быть Ван Гогом, опередить время — так знай, что не продашь за жизнь ни одной картины и умрёшь в бедности. За фамилию, которая останется в искусстве на века, приходится рассчитываться комфортом земной жизни. Гораздо проще быть верным времени остроглазым портретистом, чем смелым, свободным творцом, как создатель «Ночного дозора». Порою талант гораздо шире человека, порою талант очень сложно объять и понять. Иногда он разрушает судьбу. Понимание собственного таланта — это сверхзадача художника, но художник — это человек, а человек, как известно, слаб. Конечно, есть редкие примеры успешных при жизни художников, когда и в систему вписан, и образование имеешь, и талант, и хороший характер. Тот же Айвазовский, например.

У Куинджи помимо художественного таланта был ещё один дар, сослуживший ему отличную службу. Он обладал хваткой, способностью трезвого расчёта. То ли мариупольская улица его так наградила, то ли коммерческий талант развился за дюжину лет, посвящённых зарабатыванию денег, до свадьбы с Верой. Куинджи не витал в облаках, как тот же Рембрандт, знал цену деньгам, был талантливым коммерсантом. Во-первых, он продавал свои картины дорого, а во-вторых, точно знал, куда надо вкладывать заработанные средства. Он покупал земельные участки, строил на них дома. При этом сам жил довольно скромно, деньги не мотал, роскошью себя не окружал.

Дети Куинджи

Из куинджистов вышли и Рерих, и Рылов, и Богаевский, и латышский художник Пурвитис. Картины Куинджи и его учеников всегда словно над бытом, над конкретной реальной ситуацией. Куинджисты стремились к эмоциональной насыщенности художественного образа. Сам Куинджи всю жизнь находился в колористическом поиске, разрабатывал в полотнах красочную гамму, старался достичь осмысленного звучания цвета. Ученики Куинджи продолжили его поиски и расширили художественную географию. Добавили к Украине и России, Крыму и Кавказу — Заполярье, Прибалтику, Италию, Францию, Индию, etc.

Архип Куинджи ушёл из жизни в 1910 году, оставив богатое наследство. Весь капитал был завещан Обществу имени Куинджи для поддержки художников, которое было основано за два года до смерти живописца.

Главное — помимо материального наследства, знаменитый выходец из Мариуполя своим творчеством оставил ещё и практическое подтверждение уникальной формулы любого искусства. Как заставить волноваться другого? Нужно как следует разволноваться самому!

  • Теги
  • Анна Ревякина,
  • художник,
  • искусство,
  • Донбасс,
  • Мариуполь

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector