0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Борба против неосетљивости: осамнаести корак «Лествице»

Православная Жизнь

Једно од озбиљних искушења је неосетљивост, када претходно ревносни хришћанин почне да води такав живот као да никада није ишао у цркву, ниjе читао Јеванђеље и није се борио са страстима.

Чаще всего такое состояние бывает у новоначальных подвижников, но может быть и у тех, кто одержал в духовной брани многие победы. Подобное состояние, например, пережил преподобный Симеон Новый Богослов. Вначале он ревностно подвизался в монастыре под руководством старца Симеона Благоговейного, но когда братия выжила его из обители и он вынужден был жить в миру, то, как он о себе вспоминает, начал вести совершенно не христианский образ жизни. Единственное, что ему благодаря молитвам старца в это время искушения удалось сохранить, – это целомудрие. Пережив искушение, позже он стал великим ревностным подвижником, который в сложный период оскудения церковной жизни как на Западе, так и на Востоке сумел многих людей вдохновить на стяжание благодати Святого Духа; и до сих пор мы можем черпать вдохновение на христианский подвиг из его духовных гимнов и наставлений.

«Нечувствие, как телесное, так и душевное, есть омертвение чувства от долговременного недуга и нерадения», это род внутренней непобедимой лености, по которой человек, зная свои обязанности, не исполняет их, вполне понимая всю опасность своего положения, даже сожалея о ней, однако же не хочет заставить себя исправиться: «Бесчувственный есть безумный мудрец; учитель, осуждающий себя самого; любослов, который говорит против себя; слепец, учащий видеть; беседует о врачевании язвы, а между тем беспрестанно чешет и растравляет ее; жалуется на болезнь – и не отстает от вредных для него снедей; молится о своем избавлении от страсти – и тотчас исполняет ее на самом деле; за совершение ее гневается сам на себя – и не стыдится слов своих, окаянный. “Худо я поступаю”, – вопиет – и усердно продолжает делать злое. Устами молится против своей страсти, а делом для нее подвизается. О смерти любомудрствует, а живет, как бессмертный. Вздыхает о разлучении души с телом, а сам пребывает в дремоте, как бы был вечный. О воздержании беседует, а стремится к объедению. Читает слово о последнем Суде – и начинает смеяться. Читает слово против тщеславия – и самым чтением тщеславится. Говорит о бдении – и тотчас погружается в сон. Хвалит молитву – и бегает от нее, как от бича. Послушание ублажает, а сам первый преступник. Беспристрастных хвалит, а сам не стыдится за рубище памятозлобствовать и ссориться; разгневавшись, огорчается – и опять за самое это огорчение на себя гневается; и прилагая побеждение к побеждению, не чувствует. Пресытившись, раскаивается, – и немного спустя опять прилагает насыщение к насыщению. Ублажает молчание, но восхваляет его многословием. Учит кротости, но часто в самом том учительстве гневается – и за огорчение свое опять на себя гневается. Воспрянув от греховного усыпления, воздыхает; но, покивав головою, снова предается страсти. Осуждает смех – и учит о плаче, смеясь. Порицает себя перед некоторыми как тщеславного – и тем порицанием покушается снискать себе славу. Сладострастно смотрит на лица – и между тем беседует о целомудрии. Пребывая в мире, хвалит безмолвствующих; а того не разумеет, что он этим посрамляет себя самого. Славит милостивых, а нищих поносит. Всегда сам себя обличает – и придти в чувство не хочет, чтобы не сказать, что не может». Одним словом, нечувственность сердечная есть как бы смерть духовная.

Преподобный Иоанн исповедуется, что и он был одержим этой страстью, и рассказывает, как он с ней боролся: «Я же не стыжусь исповедать мою немощь в этом деле, будучи сам одержим крепкою оною страстью. Я не мог бы сам собою постигнуть хитростных козней ее, если бы не настиг ее негде, силою не задержал ее и муками не принудил ее исповедать все вышесказанное, бив ее мечом страха Господня и непрестанною молитвою. Потому-то сия злотворная мучительница и говорила мне: “Союзники мои, когда видят мертвых, смеются; стоя на молитве, бывают совершенно окаменелыми, жестокосердыми и омраченными. Пред священною трапезою Евхаристии остаются бесчувственными и, даже причащаясь сего небесного дара, как бы простой хлеб вкушают. Когда я вижу людей, предстоящих с умилением, то ругаюсь над ними. От отца, родившего меня, научилась я убивать все доброе, рождающееся от мужества и от любви. Я матерь смеха, я питательница сна, я друг пресыщению, я неразлучна с ложным благоговением; и когда меня обличают, я не чувствую скорби”».

Подвиг этой ступени необходим не только для иноков, но и для мирян, и даже преимущественно для мирян, потому что порок, против которого он направлен, является наиболее общим и встречается между ними гораздо чаще, чем между иноками, хотя и несколько в другом виде. Относя всю святость ко внешней честности, многие миряне мало заботятся об исправлении сердца, об устроении своей внутренней жизни по правилам святой христианской нравственности.

О причинах появления нечувствия и о борьбе с ним преподобный как бы от лица его говорит следующее: «Рождение у меня не одно: зачатие мое смешанно и неопределенно. Насыщение меня укрепляет, время возращает, а худой навык утверждает; одержимый им никогда от меня не освободится. Если ты со многим бдением соединишь размышление о вечном суде, то, может быть, дам тебе малую ослабу. Смотри, от какой причины я в тебе родилась, и против матери моей подвизайся, ибо я не во всех бываю от одной причины. Молись часто при гробах и неизгладимо напечатлевай в сердце своем их образы; если же сие не будет в тебе начертано кистью поста, то никогда не победишь меня».

Итак, победить душевную холодность и беспечность и стяжать ревность к своему спасению, чтобы не отступать перед самыми сильными искушениями и не терять бодрости духа даже после поражений, можно, по мнению преподобного, страхом Божиим, частым размышлением о Последнем Суде, напряженной и усердной молитвой и многим бдением. Поэтому на последующих ступенях «Лествицы» полагаются именно эти добродетели.

Архимандрит Маркелл (Павук), духовник Киевских духовных школ

Читать еще:  Православные празднуют воскрешение Лазаря

прп.Иоанн Лествичник: Греховные страсти и борьба с ними (по »Лествице»)

Здесь есть возможность читать онлайн «прп.Иоанн Лествичник: Греховные страсти и борьба с ними (по »Лествице»)» весь текст электронной книги совершенно бесплатно (целиком полную версию). В некоторых случаях присутствует краткое содержание. год выпуска: 1898, категория: Религия / religion_orthodoxy / Психология / Сделай сам / на русском языке. Описание произведения, (предисловие) а так же отзывы посетителей доступны на портале. Библиотека «Либ Кат» — LibCat.ru создана для любителей полистать хорошую книжку и предлагает широкий выбор жанров:

Выбрав категорию по душе Вы сможете найти действительно стоящие книги и насладиться погружением в мир воображения, прочувствовать переживания героев или узнать для себя что-то новое, совершить внутреннее открытие. Подробная информация для ознакомления по текущему запросу представлена ниже:

  • 60
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • Описание
  • Другие книги автора
  • Правообладателям
  • Похожие книги

Греховные страсти и борьба с ними (по ‘Лествице’): краткое содержание, описание и аннотация

Предлагаем к чтению аннотацию, описание, краткое содержание или предисловие (зависит от того, что написал сам автор книги «Греховные страсти и борьба с ними (по ‘Лествице’)»). Если вы не нашли необходимую информацию о книге — напишите в комментариях, мы постараемся отыскать её.

прп.Иоанн Лествичник: другие книги автора

Кто написал Греховные страсти и борьба с ними (по ‘Лествице’)? Узнайте фамилию, как зовут автора книги и список всех его произведений по сериям.

Возможность размещать книги на на нашем сайте есть у любого зарегистрированного пользователя. Если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия, пожалуйста, направьте Вашу жалобу на info@libcat.ru или заполните форму обратной связи.

В течение 24 часов мы закроем доступ к нелегально размещенному контенту.

Греховные страсти и борьба с ними (по ‘Лествице’) — читать онлайн бесплатно полную книгу (весь текст) целиком

Ниже представлен текст книги, разбитый по страницам. Система сохранения места последней прочитанной страницы, позволяет с удобством читать онлайн бесплатно книгу «Греховные страсти и борьба с ними (по ‘Лествице’)», без необходимости каждый раз заново искать на чём Вы остановились. Поставьте закладку, и сможете в любой момент перейти на страницу, на которой закончили чтение.

В Иове не было и следа сребролюбия, потому-то он, и всего лишившись, пребыл без смущения. [17, 13]

Не говори, что собираешь деньги ради нищих, ибо и две лепты вдовицы купили Царство Небесное. [16, 5]

СРЕДСТВА БОРЬБЫ С ГРЕХОВНОЙ СТРАСТЬЮ

Непоколебимая вера отсекает суетные попечения, а память о смерти научает отвергаться и тела. [17, 12]

Вера и удаление от мира есть смерть сребролюбия, милосердие же и любовь предают за ближнего и самое тело. [26, 193]

Оплакивающий себя самого даже и тела своего отвергся и не щадит его в случае нужды. [16, 4]

Победивший страсть сию отсек попечения; а связанный ею никогда не молится чисто. [16, 7]

См. СРЕБРОЛЮБИЕ [17, 14]

НЕВЕРИЕ, НЕИМЕНИЕ ТВЕРДОЙ НАДЕЖДЫ НА БОГА

Непоколебимая надежда есть дверь беспристрастия, действие же противного сему само собою явственно. [26, 188]

Оскудение надежды есть истребление любви, с надеждою связаны наши труды, на ней зиждутся подвиги, ее милость Божия окружает. [30, 31]

См. ГОРДОСТЬ. [21: 2, 3, 4, 5, 6, 7, 11]

См. ГОРДОСТЬ. [30: 8, 10]

СЛОВООПРАВДАНИЕ И ПРЕКОСЛОВИЕ

Презревший вещество избавился от словооправданий и прекословий; любостяжательный же за иглу готов состязаться до смерти. [17, 11]

Как слепец — неискусный стрелок, так и ученик прекословный погибает. [26, 205]

О блудной брани

Один мудрый муж предложил мне страшный вопрос: «Какой грех, — сказал он, — после человекоубийства и отречения от Христа, есть тягчайший из всех?» И когда я отвечал: «Впасть в ересь», тогда он возразил: «Как же соборная церковь принимает еретиков и удостаивает их причащения Св. Таин, когда они искренно анафематствуют свою ересь, а соблудившего, хотя он и исповедал сей грех, и перестал делать его, принимая, отлучает на целые годы от Пречистых Таин, как повелевают апостольские правила?» Я поражен был недоумением; а недоумение это осталось недоумением и без разрешения. [15, 47]

Господь, как нетленный и бестелесный, радуется о чистоте и нетлении нашего тела; бесы же, по утверждению некоторых, ни о чем другом столько не веселятся, как о злосмрадии блуда, и никакую страсть не любят так, как оскверняющую тело. [15, 35]

Не верь во всю жизнь твою сему бренному телу и не надейся на него, пока не предстанешь Христу. [15, 17]

Змий сладострастия многообразен; не вкусившим сласти греха он внушает, чтобы только однажды вкусили ее и перестали; а вкусивших коварный побуждает воспоминанием опять к совершению греха. Многие из первых, поелику не знают зла сего, бывают свободны и от борьбы; а из последних многие, как познавшие опытом сию мерзость, терпят стужение и брани. Впрочем, часто случается и совсем противное этому. [15, 67]

Сию мою, а, можно сказать, и не мою враждебную, но и любимую плоть Павел назвал смертью. Кто мя избавит, — говорит он, — от тела смерти сея (Рим. 7:24)? А Григорий Богослов называет ее страстной, рабской и ночной. Я хотел бы знать, почему сии святые мужи дают ей такие названия? Если плоть, как выше сказано, есть смерть, то победивший ее, конечно, никогда не умрет. Но кто есть человек, иже поживет и не узрит смерти — осквернения плоти своей? [15, 31]

Не думай, что ты по причине воздержания пасть не можешь; ибо некто, и ничего не вкушавший, был свержен с неба. [15, 18]

Бесчеловечный наш враг и наставник блуда внушает, что Бог человеколюбив, и что Он скорое прощение подает сей страсти, как естественной. Но если станем наблюдать за коварством бесов, то найдем, что, по совершении греха, они представляют нам Бога праведным и неумолимым Судьею. Первое они говорят, чтобы вовлечь нас в грех, а второе — чтобы погрузить нас в отчаяние. [15, 33]

Рассмотрим, не каждый ли из мысленных наших врагов, при ополчении их на нас, назначается исполнять свойственное ему поручение, как это бывает и в чувственном сражении; и это достойно удивления. Я наблюдал за искушаемыми, и видел падения одни других лютейшие: имеяй уши слышати, да слышит (Мф. 11:15)! [15, 28]

Постное письмо № 24. «Лествица»: комплекс неполноценности

Любое чтение есть единоборство с автором и его текстом. Настоящее чтение всегда состязание. Чтобы понять писателя, услышать его замысел, надо мужественно броситься в весёлую и дружескую схватку с книгой, и чем сильнее противник, тем больше прока от сражения, даже если исход его будет не в вашу пользу.

«Лествица» – сильный противник. Эту книгу нельзя читать, как мы читаем романы. «Лествица» требует трудолюбия и смирения.

Трудолюбия – потому что книга писалась в глубокой древности, в далёкой стране, на чужом языке, и чтобы понять простые вещи, очевидные для современника этой книги, следует запастись терпением.

Читать еще:  Украина проводит подготовку к 1025-летию крещения Киевской Руси

Смирения – потому что это воистину святая книга, написанная величайшим из подвижников, и чтобы освоить её надо понимать, кто ты и с кем вступаешь в «тяжбу».

Смирение понадобится ещё и потому, что «Лествица» сразу ввергает читателя в шок. Есть фразы и отдельные положения, которые возмущают до глубины души, и принять их, кажется, совсем невозможно. И, прежде всего, бросается в глаза монашеский шовинизм «Лествицы». Неоднократно миряне, которые читали эту книгу, приходят к выводу, что спастись в миру вообще нельзя, если даже в монастырях спасение даётся с таким трудом. Описание великих подвигов и высоких образцов чистоты и святости уже само по себе может разбудить не только в мирянине, но и в современном монахе комплекс неполноценности. К сожалению, этот комплекс христианской неполноценности закрепился в православной культуре ещё в средневековье. Такова обратная сторона монашеского влияния.

Святость может не только ободрять к чистой и праведной жизни, но и подавлять, ввергать в отчаяние. Об этом эффекте следует помнить.

Вера в монополию монахов на спасение была такой неколебимой, что на Руси в средние века и даже позже пожилые миряне старались принять постриг хотя бы на смертном одре. Вспомните благоверного князя Александра Невского или родителей преподобного Сергия и многих других христиан.

Внимательное изучение «Лествицы» помогает понять причины этого недоразумения. Здесь мы встречаем наставления, вызывающие бурные эмоции у современного читателя. Например:

«Лучше оскорбить родителей, нежели Господа, потому что Сей и создал и спас нас; а те часто погубляли своих возлюбленных и подвергали их вечной муке» (3:12). Вы согласитесь с такой формулировкой? Вы позволите преподавателю воскресной школы зачитать эту максиму вашим детям?

Из того же третьего слова: «Любовь Божия угашает любовь к родителям» (3:15). Запомните хорошенько. И когда мама поинтересуется, почему вы ей уже месяц не звоните, сошлитесь на церковный авторитет.

А здесь о власти духовника: «Лучше согрешить перед Богом, нежели перед отцом своим; потому что если мы прогневали Бога, то наставник наш может Его с нами примирить; а когда мы наставника ввели в смущение, тогда уже никого не имеем, кто бы за нас ходатайствовал. Впрочем, я думаю, что оба эти согрешения имеют одно значение» (4:121). Знаю одного священника, который превратил свою духовную дочь в наложницу и рабыню, руководствуясь этим правилом.

Но ведь святому Иоанну лучше знать, ведь он не какой-нибудь там мирской батюшка, а постник и аскет. Вот он пишет о мирянах: «женатый же подобен имеющему оковы и на руках и на ногах» (1:20) и запрещает своим ученикам иметь с мирянами какое бы то ни было общение.

Кроме того, «Лествица» с одобрением говорит о брезгливости к женщинам, о намеренном поиске унижений и оскорблений, о вреде образования и богословского просвещения, хвалит изуверские условия жизни в монастырях и поощряет садизм игуменов и «крепостное право» духовников.

И, тем не менее, мы называем эту книгу святой. Потому что так оно и есть.

«Лествица» писалась преподобным Иоанном для монахов. Точнее, не для обычных монахов, а для их духовных наставников. В этом специфика «Лествицы».

Если вы ищете в «Лествице» богословскую систему или наставления в воспитании детей, вас эта книга разочарует. Лествичник не метафизик, хотя в его книге есть удивительно глубокие прозрения, например, о богословии смеха. Однако он не философ. Лествичник – педагог-прагматик. Он суров и прост. Как у пастыря-аскета, духовного руководителя молодых монахов у него есть свои конкретные задачи.

Чем отличается онтология от прагматики? Онтология это вопрос о том, что есть на самом деле, как нечто есть на самом деле. Есть – не просто грамматическая связка, а самое главное слово для размышлений о бытии. Прагматик не говорит «это есть нечто», он говорит: «полезно считать, что это есть нечто». Лествичник – святой прагматик, ему нет дело до онтологии и абстракций, у него под началом молодые монахи, за жизнь и нравы которых он несёт ответственность. Как мудрый педагог-прагматик он делится опытом с другими наставниками, поэтому речь Лествичника несколько эзотерична, она для своих. Он позволяет себе намёки, тонкие аллюзии, но редко бывает категоричен, а порой даже выступает как человек ранимый и несведущий, как это допустимо в беседе с коллегами. Относительно некоторых вопросов он колеблется и совсем не стесняется этого.

Лествичник писал книгу для педагогов-монахов, для духовников. Он не учил их гнушаться мирянами и сильно бы удивился, если бы его обвинили в монашеском шовинизме.

Авва Иоанн как раз боролся с проявлениями монашеского превозношения над мирянами. Уклонение от мира – не повод к тщеславию, учит он в третьем слове (3:3), то есть монаху нечем превозноситься перед женатыми людьми. Однако Лествичник раскрывает своим коллегам-духовникам метод, помогающий молодым монахам сохранить верность обетам: «Иное дело по высокомерию своему уничтожать живущих в мире; а иное в удалении от них охуждать их с тем, чтобы избежать отчаяния и стяжать надежду спасения» (2:3). В русском переводе стоит слово «уничтожать», которое следует читать как «унижать», и это одно из мест, которые доказывают нужду в новом переводе. То есть Лествичник «охуждает» мирян не потому, что они такие плохие и спастись не могут, а из педагогических соображений: чтобы поддержать унывающих монахов. Молодым инокам полезно считать, что в миру спасения нет. То же самое – применительно к женщинам: полезно считать, что женщины нечисты и так далее. И порой я задаю себе вопрос: не из этих ли педагогических соображений у некоторых отцов мы встречаем приговор инославным гореть в аду?

Анти-мирянский, как и анти-женский монашеский шовинизм обусловлен не онтологией, а педагогическими задачами. На этих педагогических опытах нельзя строить богословие и, потрясая «Лествицей» или «Добротолюбием», учить жестокости. Святые старцы кротко впустили нас в свою лабораторию, дали подсмотреть, как работает их педагогика, но это именно педагогика, и в период иноческого взросления её «строительные леса» снимаются. Но к «твёрдой пище» человека нужно долго готовить.

И помните, что Лествичник работал не с молодыми людьми, прошедшими школьный или университетский курс. Его послушники не были привычными к чистоте и мягким нравам современными горожанами.

Его ученики – родом из седьмого века с его грубостью, невежеством и суровыми нравами. Для них написана «Лествица», а мы только гости на этом «празднике жизни».

Если подвижник слушался своего духовника, как Бога, значит, на определённом этапе, Лествичник находил это полезным, но сам авва Иоанн указывает на то, что настоящая задача духовника – стать ненужным, отпустить своё чадо, научить его быть свободным. Те священники, которые оправдывают свой духовнический волюнтаризм «Лествицей», просто невежественные самодуры, и к этому добавить можно только то, что духовным чадам не надо забывать о том, что они взрослые люди, а Церковь никогда не молится «да тихое безмозглое житие поживем во всяком благочестии и чистоте».

Читать еще:  Советы по утеплению крыши пенопластом

Если старец учил монаха любить Бога больше, чем родителей, ничего дурного в этом нет. И свидетели мне – жёны находящиеся в постоянной войне со свекровями, которые никак не хотят отпускать своих мальчиков и не желают их делить «со всякими девками». Любовь родителей тоже может быть больной и безумной, она может не только покалечить ребёнка, но и навсегда сломать его судьбу. A boy’s best friend is his mother. Те, кто узнает фразу Хичкока, поймут, о чём я.

Всё слово третье посвящено описанию того, как вредно молодому монаху соприкасаться с миром, как это его расслабляет, расхлаждает, вселяет сомнения, и самое главное – напоминает ему о забытых уже и преодолённых страстях и падениях. Чтобы сберечь огонь любви к Богу, очень трепетный и весьма редкий огонёк в нашем мире, Лествичник советует на определённой ступени подвига научиться отказывать себе в родственных чувствах. Так поступают и солдаты, и никто их в этом не укорит. Причина этого удаления – не жестокость и злоба, а педагогическая задача – помочь молодому иноку закрепить доброе намерение:

«Мы удаляемся от близких наших или от мест не по ненависти к ним (да не будет сего), но избегая вреда, который можем от них получить» (3:13).

«Лествица» вовсе не учит ненависти или садизму – подойдите к иконе Лествичника и попросите у него прощения за такие мысли.

«Лествица» – педагогическая поэма, памятник пастырской любви и подлинной христианской мудрости.

Борба против неосетљивости: осамнаести корак «Лествице»

Навигация

  • Новые книги
  • Жанры
  • Авторы
  • Сериалы
  • Издательства
  • Города
  • Случайная книга
  • Фильтр книг
  • Библиотечное
    • Авторы на КулЛиб
    • Инструкция FTP
    • Коды языков
    • Софт
    • Теги книг
    • Карта сайта
    • Ссылки
    • Требуется OCR
    • Memory
  • Статьи

Последние комментарии

  • Re: В гостях у Посторонним В. (Van Levon)
    1 час 30 минут назад
  • Re: В гостях у Посторонним В. (ANSI)
    2 часов 6 минут назад
  • Re: В гостях у Посторонним В. (ANSI)
    2 часов 15 минут назад
  • Re: В гостях у Посторонним В. (Van Levon)
    3 часов 36 минут назад
  • Re: В гостях у Посторонним В. (Van Levon)
    3 часов 53 минут назад
  • Re: В гостях у Посторонним В. (ANSI)
    4 часов 20 минут назад
  • Re: В гостях у Посторонним В. (SubMarinka)
    4 часов 28 минут назад
  • Re: В гостях у Посторонним В. (ANSI)
    4 часов 50 минут назад
  • Re: В гостях у Посторонним В. (Van Levon)
    5 часов 21 минут назад
  • Re: В гостях у Посторонним В. (ANSI)
    5 часов 34 минут назад

Новое на форуме

  • V522253 Первый меч (СИ)
  • B534919 Люди Путина. Как КГБ вернул себе Россию и перешёл в наступление на Запад
  • О ненависти 🙂
  • B534382 1918 год: Расстрелянное лето
  • Кто-нибудь пишет сам?
  • Создание сносок в файлах epub в редакторе Sigil
  • Лингвистический анализ

Новое в блогах

  • Рукописи // Андрей Ангелов // 1995 год
  • Практическая режиссура кино // Буктрейлер
  • Полезные программы для работы с fb2
  • Любимый урок
  • Конструктор
  • Конструктор
  • Жанры библиотеки CoolLib для FictionBookEditor
  • Азбука 18+ // Буктрейлер
  • Профессор медицины избрала слоганом лекции — афоризм Андрея Ангелова
  • Две Евы

Впечатления

Спасибо большое за прекрасную книгу. Отлично!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

без картинок ((( втопку!

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Сильная штука. Как и Скрут.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Большое спасибо, уважаемый Поручик!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

«осталась лишь в аналогах истории континента.»

Может всё же в АННАЛАХ истории?!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).

Знания в технике и физике автора потрясают. За 10 лет с нуля создать паровой двигатель, дизель, электродвигатель, электросварку и даже радиосвязь — в конце XVIII века — это надо быть даже не сверхоптимистом, а.

При том, что тогда Вольта только начинал свои исследования, Фарадей бегал в коротких штанишках, а до рождения Максвелла были еще десятилетия.

Словом, автор совершенно не понимает, как развивается наука и техника, и уверен, что если бросить пару намеков — то люди, которые вообще не знают об электричестве ничего, тут же создадут все это в промышленных масштабах.

«Дядя Петя, ты дурак, да?» (с) 🙁

О политике и российском государстве от Познани до Нового Орлеана скромно умолчу.

ЛЕСТВИЦА. Большая премьера СПАСа: экранизация одного из самых известных аскетических трудов

Завтра, в первый день Великого поста, на телеканале «СПАС» выйдет премьера документального проекта «Лествица». Это экранизация одного из самых известных аскетических трудов, написанный в VI–VII веках христианским богословом, философом, монахом Иоанном Лествичником как руководство по борьбе с грехами и приобретению добродетелей.

Ведущие телепроекта протоиерей Игорь Фомин и Борис Корчевников пытаются в контексте современных реалий доступно донести до зрителей смысл размышлений и поучений преподобного Иоанна, опираясь на Священное Писание, историю Церкви и личный духовный опыт. В этом ведущим помогают известные лица Церкви – митрополит Тверской и Кашинский Амвросий, епископ Переславский и Угличский Феоктист и профессор Московской духовной академии Алексей Ильич Осипов.

Документальный цикл состоит из 30 серий, по количеству ступеней в «Лествице», в хронологическом порядке. Каждая из частей посвящена одной ступени. Съёмки проекта прошли в Израиле, Палестине, Италии, в Свято-Троицком Серафимо-Дивеевском монастыре, городе Старица Тверской области и Москве. Проект «Лествица» будет выходить каждый будний день Великого поста в 21:30. Первую серию телепаломничества смотрите в понедельник, 15 марта.

Генеральный директор телеканала «СПАС», ведущий проекта «Лествица» Борис Корчевников:

«Этой книге пятнадцать веков. Она как твёрдая ракушка, внутри которой бесценная жемчужина, но до неё надо добраться, вскрыть твердь векового материала. Так и «Лествица»: читать ее на некоторых страницах непросто, но если сделать над собой хоть малюсенькое усилие и пробраться через толщу отошедших со временем слов и формулировок, то открывается невероятное сокровище: главное знание Церкви о том, как устроен человек, как в нас действует грех, как и зачем с ним бороться и как выйти победителем из этой борьбы. Это первый документальный проект на такие трудноосязаемые, «трудноокартиниваемые» темы. Несложно снять про монастырь, храм или человека. Труднее снять про молчание, страх, целомудрие, рассуждение – именно эти и другие добродетели и грехи и есть темы каждой главы «Лествицы». Это и есть уровни духовного восхождения по лестнице в Небо. Мы очень старались сделать непростую «Лествицу» простой и близкой для зрителя. Эта книга хоть и писалась для монахов и, больше того, для настоящих подвижников, какие жили в ту пору, но все те законы человеческой природы, о которых говорит святой Иоанн Лествичник, одинаково работают во всех людях на Земле. Счастье, когда эти законы тебе известны».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector