0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Был ли Иисус революционером? Миф и его разоблачение

Сергей Худиев: «Был ли Иисус революционером?»

02.08.2018 14:23:49

Иногда говорят, что Иисус был революционером и за это пострадал от властей.

Поэтому именно революционеры всех последующих времен, а вовсе не консервативная Церковь — его подлинные наследники. Один из персонажей романа известного греческого писателя середины XX века Никоса Казандзакиса «Страсти по-гречески», или «Христа распинают вновь» так и говорит: «Если бы Христос в наше время спустился на землю, на нашу землю, что бы он нес на плечах? Как ты думаешь? Крест? Нет! Бак с керосином».

Как было на самом деле

Итак, был ли Иисус революционером, таким Че Геварой античного мира? В привычном нам смысле — нет. Иисус не пытался захватить власть вооруженным — да и каким-либо иным — путем. А когда его хотели сделать царем, Он уклонился (Ин 6:15). Между тем, среди Его современников свои Че Гевары, революционеры, стремившиеся к радикальному переустройству общества – это зилоты (буквально – «ревнители»).

Они стремились разрушить существующую систему как явно несправедливую и установить богоугодное царство справедливости. Их вдохновлял пример удачного восстания (в наши дни его назвали бы национально-освободительным), которое двумя столетиями раньше подняли братья Маккавеи. Тогда Израиль тоже подпал под власть языческих завоевателей, только в тот раз это были не римляне, а эллинистические наследники Александра Македонского.

Языческий царь Антиох Епифан хотел ввести в своей империи религиозное и культурное единообразие и для этого стал принуждать иудеев начать поклоняться языческим богам. Те ответили яростным сопротивлением, а язычники – в свою очередь — жестокими репрессиями. Казалось, Израиль, бросивший вызов огромной империи, обречен. Но случилось чудо: Бог пришел на помощь своему народу, и иудеи — невероятным образом! — победили. Израиль на какое-то время обрел независимость.

И во времена Иисуса люди ждали похожего на Маккавеев мессию — могучего воина, который покончит с ненавистными римлянами и установит идеальное царство мира и справедливости. Смельчаки бросали вызов непобедимой военной машине Рима и умирали от мечей легионеров или на крестах, чтобы приблизить это время. То есть революционное движение в Иудее времен Иисуса определенно было. Как Он к этому относился? Да никак. Более того, Его проповедь о любви к врагам и подставлении второй щеки была прямо противоположна тому героическому образу кровавой битвы во имя Божие, которым грезили зилоты.

Между тем, в то время совершались вопиющие несправедливости, от которых кровь закипала в жилах и руки тянулись к оружию. Но римский наместник Понтий Пилат был скор на расправу. Однажды он — среди прочих своих злодеяний — перебил группу благочестивых иудеев, смешав их кровь с кровью жертв, которые они приносили Богу (Лк 13:1). Люди пришли к Иисусу, чтобы он, наконец, повел их в «бой кровавый, святой и правый» против угнетателей. Но их ждало тяжелое разочарование — вместо того, чтобы вместе с ними негодовать на Пилата, Иисус указывает им на их собственные грехи, в которых они должны покаяться.

В чем миф расходится с Евангелием по духу? Принять Евангелие — значит принять совершенно иной взгляд на вещи. Мы все склонны полагать, что наши проблемы находятся снаружи, вне нас самих – они заключены в плохих людях, которые поступают с нами несправедливо, в обстоятельствах нашей жизни… А Евангелие — о том, что моя главная проблема не снаружи, а внутри. И не другие люди или обстоятельства обрекают меня на временное и вечное несчастье — а я сам. Как говорит Евангелие, Христос пришел спасти людей от их грехов (Мф 1:21) — не от римлян или ещё каких-то «плохих других», а от их собственных грехов.

Это очень трудно принять, но Евангелие не о том, что должно измениться вокруг меня – будь то люди, обстоятельства, государство или общество, — а о том, что должно измениться во мне.

Во мне должен совершиться глубочайший переворот. Я должен по-другому увидеть Бога, других людей, самого себя. Увидеть свои грехи, исповедать их перед Христом, принять прощение и искать благодатной помощи, чтобы глубоко перемениться. И этот переворот гораздо важнее всех политических переворотов: он имеет вечные последствия. Сам Господь говорит о нем как о «новом рождении», и этот же образ постоянно возникает у Апостолов, равно как и образ «нового сотворения».

Жизнь людей, которые пережили этот переворот, может быть чем-то прямо противоположным жизни революционеров. Преподобный Сергий Радонежский не дрался, не убивал, не вел за собой негодующие толпы — ровно наоборот: он смирялся, уступал, старался жить по воле Божией, избегал мирской славы. Но именно он глубочайшим образом изменил жизнь и ценности средневековой Руси. Он был одним из тех людей, через которых Бог действует в этом мире, меняя жизнь целых народов. Именно в эту революцию и вовлекает нас Иисус Христос — мы должны дать Ему переменить нас самих, чтобы Он мог действовать через нас в мире.

Кому и зачем нужен этот миф

Политическая — тем более революционная — борьба легко может занимать в сознании человека то место, которое должна занимать вера: той «предельной заботы», чего-то самого важного, чему человек посвящает свою жизнь, в чем он находит смысл и оправдание, надежду и единство с другими людьми. Когда это (увы!) с ним происходит, он стремится подчинить все — и благоразумие, и мораль, и религию — своей борьбе за дело, которое он считает правым.

Но Иисус не может быть нашим союзником в борьбе — Он пришел, чтобы быть нашим Господом и Спасителем. Бессмысленно звать Его в наши ряды, под наши знамена. Он не знаменитость, которую мы могли бы побудить поддержать наше дело. Он Господь, Бог и Спаситель — и Он ожидает от нас полной и безусловной верности именно Ему, а не какому-либо политическому делу, которое мы сочли великим и правым.

Православная Жизнь

Миф

Иногда говорят, что Иисус был революционером и за это пострадал от властей.

Поэтому именно революционеры всех последующих времен, а вовсе не консервативная Церковь — его подлинные наследники. Один из персонажей романа известного греческого писателя середины XX века Никоса Казандзакиса «Страсти по-гречески», или «Христа распинают вновь» так и говорит: «Если бы Христос в наше время спустился на землю, на нашу землю, что бы он нес на плечах? Как ты думаешь? Крест? Нет! Бак с керосином».

Как было на самом деле

Итак, был ли Иисус революционером, таким Че Геварой античного мира? В привычном нам смысле — нет. Иисус не пытался захватить власть вооруженным — да и каким-либо иным — путем. А когда его хотели сделать царем, Он уклонился (Ин 6:15). Между тем, среди Его современников свои Че Гевары, революционеры, стремившиеся к радикальному переустройству общества – это зилоты (буквально – «ревнители»).

Читать еще:  9 августа - день памяти великомученика целителя Пантелеимона

Они стремились разрушить существующую систему как явно несправедливую и установить богоугодное царство справедливости. Их вдохновлял пример удачного восстания (в наши дни его назвали бы национально-освободительным), которое двумя столетиями раньше подняли братья Маккавеи. Тогда Израиль тоже подпал под власть языческих завоевателей, только в тот раз это были не римляне, а эллинистические наследники Александра Македонского.

Языческий царь Антиох Епифан хотел ввести в своей империи религиозное и культурное единообразие и для этого стал принуждать иудеев начать поклоняться языческим богам. Те ответили яростным сопротивлением, а язычники – в свою очередь — жестокими репрессиями. Казалось, Израиль, бросивший вызов огромной империи, обречен. Но случилось чудо: Бог пришел на помощь своему народу, и иудеи — невероятным образом! — победили. Израиль на какое-то время обрел независимость.

И во времена Иисуса люди ждали похожего на Маккавеев мессию — могучего воина, который покончит с ненавистными римлянами и установит идеальное царство мира и справедливости. Смельчаки бросали вызов непобедимой военной машине Рима и умирали от мечей легионеров или на крестах, чтобы приблизить это время. То есть революционное движение в Иудее времен Иисуса определенно было. Как Он к этому относился? Да никак. Более того, Его проповедь о любви к врагам и подставлении второй щеки была прямо противоположна тому героическому образу кровавой битвы во имя Божие, которым грезили зилоты.

Между тем, в то время совершались вопиющие несправедливости, от которых кровь закипала в жилах и руки тянулись к оружию. Но римский наместник Понтий Пилат был скор на расправу. Однажды он — среди прочих своих злодеяний — перебил группу благочестивых иудеев, смешав их кровь с кровью жертв, которые они приносили Богу (Лк 13:1). Люди пришли к Иисусу, чтобы он, наконец, повел их в «бой кровавый, святой и правый» против угнетателей. Но их ждало тяжелое разочарование — вместо того, чтобы вместе с ними негодовать на Пилата, Иисус указывает им на их собственные грехи, в которых они должны покаяться.

В чем миф расходится с Евангелием по духу? Принять Евангелие — значит принять совершенно иной взгляд на вещи. Мы все склонны полагать, что наши проблемы находятся снаружи, вне нас самих – они заключены в плохих людях, которые поступают с нами несправедливо, в обстоятельствах нашей жизни… А Евангелие — о том, что моя главная проблема не снаружи, а внутри. И не другие люди или обстоятельства обрекают меня на временное и вечное несчастье — а я сам. Как говорит Евангелие, Христос пришел спасти людей от их грехов (Мф 1:21) — не от римлян или ещё каких-то «плохих других», а от их собственных грехов.

Это очень трудно принять, но Евангелие не о том, что должно измениться вокруг меня – будь то люди, обстоятельства, государство или общество, — а о том, что должно измениться во мне.

Во мне должен совершиться глубочайший переворот. Я должен по-другому увидеть Бога, других людей, самого себя. Увидеть свои грехи, исповедать их перед Христом, принять прощение и искать благодатной помощи, чтобы глубоко перемениться. И этот переворот гораздо важнее всех политических переворотов: он имеет вечные последствия. Сам Господь говорит о нем как о «новом рождении», и этот же образ постоянно возникает у Апостолов, равно как и образ «нового сотворения».

Жизнь людей, которые пережили этот переворот, может быть чем-то прямо противоположным жизни революционеров. Преподобный Сергий Радонежский не дрался, не убивал, не вел за собой негодующие толпы — ровно наоборот: он смирялся, уступал, старался жить по воле Божией, избегал мирской славы. Но именно он глубочайшим образом изменил жизнь и ценности средневековой Руси. Он был одним из тех людей, через которых Бог действует в этом мире, меняя жизнь целых народов. Именно в эту революцию и вовлекает нас Иисус Христос — мы должны дать Ему переменить нас самих, чтобы Он мог действовать через нас в мире.

Кому и зачем нужен этот миф

Политическая — тем более революционная — борьба легко может занимать в сознании человека то место, которое должна занимать вера: той «предельной заботы», чего-то самого важного, чему человек посвящает свою жизнь, в чем он находит смысл и оправдание, надежду и единство с другими людьми. Когда это (увы!) с ним происходит, он стремится подчинить все — и благоразумие, и мораль, и религию — своей борьбе за дело, которое он считает правым.

Но Иисус не может быть нашим союзником в борьбе — Он пришел, чтобы быть нашим Господом и Спасителем. Бессмысленно звать Его в наши ряды, под наши знамена. Он не знаменитость, которую мы могли бы побудить поддержать наше дело. Он Господь, Бог и Спаситель — и Он ожидает от нас полной и безусловной верности именно Ему, а не какому-либо политическому делу, которое мы сочли великим и правым.

Иисус Христос — революционер своего времени

Недавно мне на глаза попалась крайне интересная информация, которая меня очень заинтересовала. Касается она весьма щекотливого вопроса — а кем же на самом деле был Иисус Христос? Сразу хочу оговориться — статья не о христианстве, религии, всевозможных спорах на этот счет и пр. Я просто хочу поделиться с читателями блога тем, что прочитал я. Итак..

Во все времена находились люди, которые пытались выйти за пределы сделанных искусственно, как правило, очень небольшой кучкой лиц, ограничений и посмотреть на создавшуюся ситуацию немного с другой стороны, как бы «свежим» взглядом. Одним из таких людей является Том Хартман, с мыслями которого я вас и хочу познакомить. Я намеренно не даю его высказываниям и последующим выводам из этих высказываний, свою личностную оценку, дабы читатель сам мог сформировать свое мнение об авторе и его идеях и принять или не принять их. А идея заключена вот в чем. Данный автор, основываясь на строках из «Евангелие от Матвея», немного по‑другому подает известные нам всем, из нее выражения. И открывает, как ему кажется, истинную суть этих высказываний, показывая нам Христа немного не тем, чем его, в последствии сделала официальная христианская церковь. Так это или нет, судите сами.

Одной из главных мыслей этого произведения является открытие того факта, что Иисус был революционером своего времени и не был так безобиден, как об этом думают многие. Это подтверждается следующим:

«…В действительности Иисус затеял революцию, и она увенчалась бы успехом, если бы те самые римляне, против которых она была направлена, не приняли христианство.

– И каким же образом он начал эту революцию?

Две тысячи лет назад, когда еще не изобрели туалетную бумагу, люди подтирались левой рукой. Затем они ополаскивали пальцы в чаше с водой, но левая рука все равно оставалась нечистой, и об этом помнили. И так до сих пор поступают люди в большинстве стран третьего мира. В наши дни на свете живет около четырех миллиардов человек, не знающих, что такое туалетная бумага. В этих современных странах, как и когда‑то в Древней Иудее, самое ужасное и чудовищное оскорбление – прикоснуться к человеку левой рукой. Во многих обществах даже запрещалось просто указывать левой рукой на человека. Среди ессеев (христианская община, к которой принадлежал Иисус) за жест левой рукой нарушителя изгоняли из общины. И если бы ты захотел кого‑то грубо оскорбить или унизить, в особенности прилюдно, то тебе следовало бы дать ему пощечину левой рукой. И это ты бы смог сделать и решиться на это только с человеком, который не смог бы тебе отомстить.

Читать еще:  Ефрем Сирин. Гимны о Рае (3:7–9)

Итак, в древнеримском обществе пощечина левой рукой была самым тяжким оскорблением. И нанести такое оскорбление могли только самому бесправному человеку. Например, одному из евреев, чью землю оккупировали римляне. Оскорбленный не мог дать сдачи. Так как за удар, нанесенный римскому гражданину, полагалась смертная казнь.

Вот если бы римлянин нанес удар еще и правой рукой, то это означало, что он развязал драку, и тогда оскорбленный имел право защищаться. Но правой рукой римляне рабов не били. Они наносили им позорные удары левой рукой и смеялись над униженным рабом, который не мог дать сдачи.

Итак, если бы ты бил левой рукой кого‑нибудь, то удар пришелся бы по правой его щеке, а если бы он после этого спровоцировал тебя ударить еще его и по левой щеке, то тем самым поставил бы под сомнения твой авторитет, будь ты рабовладельцем или человеком, наделенным властью.

Это все равно как если бы я сказал тебе: «Если ты не трус, ты будешь драться со мной по‑честному, чтоб я смог отвечать на твои удары. Ударь меня правой рукой. Я вызываю тебя на бой».

Однако такое поведение не может быть приравнено к ответному удару. Ты всего лишь попытался принудить обидчика к честному бою.

А теперь слушай:

«…Вы слышали, что сказано: око за око и зуб за зуб. А я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую…» (Евангелие от Матфея, 5:38‑39)

Иисус специально сказал правую.

А вот еще пример:

…Во времена римского владычества римский солдатам и гражданам дозволялось по закону использовать местных жителей в оккупационных странах для переноски грузов на расстоянии до одной мили. Но римляне отлично понимали, что, если они будут эксплуатировать побежденных слишком жестоко, могут вспыхнуть восстания или бунты. Поэтому они налагали очень суровое наказание на солдат и граждан, заставлявших жителей завоеванной страны переносить грузы на расстояние больше мили. Римлянин, уличенный в этом преступлении, подрывающем спокойствие в стране, лишался римского гражданства. А, потеряв гражданство, он сам оказывался в положении раба. Этому человеку грозила опасность даже в том случае, если кому‑то просто показалось , что он нарушил этот закон. Если бы ты, таким образом, мог произвести на окружающих впечатление, что человек заставил тебя перенести что‑то на две мили, ты поставил бы его жизнь под угрозу. А если бы все рабы или все жители покоренной страны придумали, как делать вид, будто римские солдаты и граждане преступают этот закон, то весьма вероятно, что правящая верхушка этой провинции была бы низложена. По крайней мере, могли бы казнить римского наместника.

А теперь слушай: «…И кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди два…» (Евангелие от Матфея, 5:41)

Разве это не призыв к восстанию.

Ну и еще один пример:

…Во времена римской империи человек с маломальским достатком владел двумя предметами одежды. Во‑первых, была длинная рубаха, которую оборачивали вокруг тела, мы бы ее назвали туникой или тогой. А во‑вторых, был плащ – теплая верхняя одежда. В Палестине днем жарко, а ночью холодно, так что люди спали в обоих одеяниях, а днем ходили в одной рубахе.

– А если бы ты был рабом или состоял у кого‑то в кабале, то рабовладелец, скорей всего, утверждал бы свою власть над тобой одним простым способом. Он держал бы твой плащ у себя в дневное время, так что по вечерам ты вынужден, был бы приходить к нему за плащом, чтобы спать в тепле. Однако существовал еще один антиэксплутационный закон, запрещавший забирать у человека рубаху – его дневную одежду. Ведь без рубахи он бы остался голым. Нарушив это предписание, ты приступил бы закон благопристойности и общественного приличия. И, кроме этого, это бы была «сверхэксплуатация трудового класса», подрывающая спокойствие в Империи.

– Ну, так вот, представь себе, что я – римский гражданин, живущий в стране, оккупированной римлянами. Я выхожу из дома и вижу, как ты работаешь на своем поле. Мне приходит в голову, что из тебя получится хороший раб для строительства моего дома. Все что мне нужно, – пойти к местному чиновнику и взять у него законное постановление о том, что отныне тебе положено работать на меня. В этом постановлении будет указано, что каждое утро ты должен будешь отдавать мне свой плащ на хранение, а вечером я должен буду его возвращать, чтоб тебе было в чем спать. Именно так и происходило изо дня в день, особенно в Иудее времен Иисуса. А если ты не захочешь отдать мне свой плащ, то я имею полное право бросить тебя в темницу или скормить львам.

А теперь слушай:

«…И кто захочет судиться с тобой и взять у тебя верхнюю одежду, отдай ему и рубашку…»(Евангелие от Матфея, 5:40 в русском синодальном переводе Библии «рубашка» и «верхняя одежда» поменялись местами.)

Если я отдам тебе и плащ, и рубашку, я останусь голым. Все подумают, что ты нарушил этот закон. И очень может статься, что в тюрьму пойдешь ты, а не… И если так будут поступать многие. То римское господство не устоит.

…Да, теперь не удивительно, почему римляне убили Иисуса…

Интересно, что и Ошо, в своей притче, косвенно подтверждает тот факт, что слова Иисуса, по поводу ударов по щекам можно трактовать по‑разному. Ниже я полностью привожу эту притчу, опять не снабжая ее своими комментариями, для того, чтоб читатель сам смог сделать определенные выводы из вышесказанного.

Если человек достаточно хитёр, чтобы запомнить тридцать три тысячи правил, он и достаточно сообразителен, чтобы всегда найти способ их обойти. Если он не хочет делать определённую вещь, он найдёт способ.

Я слышал историю об одном христианском святом. Кто‑то ударил его по лицу, потому что в этот день на утренней лекции он сказал: «Иисус говорит, что если кто‑то ударит тебя по одной щеке, подставь другую». И этот человек захотел это проверить и ударил его изо всех сил по щеке. Этот святой был действительно истинным верным своему слову: он подставил ему другую щёку. Но этот человек был тоже непрост: он ударил и по второй щеке, ещё сильнее. Тогда его ждала неожиданность: этот святой набросился на него и стал бить его так сильно, что этот человек сказал:

Читать еще:  В России при господдержке издана Тора с новым переводом и комментариями

– Что ты делаешь? Ты же святой, и утром ты сказал, что если кто‑то ударит тебя по одной щеке, подставь другую.

– Да, но у меня нет третьей щеки. И Иисус на этом останавливается. Теперь я свободен. Теперь я буду делать, что мне хочется. Иисус не даёт об этом больше никакой информации.

В принципе, после таких мыслей можно вполне не надолго отложить чтение статьи и подумать о том, что здесь было написано и прочитано вами.

Подписывайтесь на мой Telegram-канал и будьте всегда в курсе новых статей:

Понравилась статья? Хотите помочь развитию блога?

Друзья, я принял решение убрать всю рекламу с блога, чтобы чтение статей для Вас было максимально комфортным и удобным. Если у Вас возникнет желание помочь моему проекту, Вы можете сделать пожертвование, воспользовавшись формой, которая расположена ниже. Сумму можно указать любую. Все деньги от пожертвований будут использованы для развития сайта, на написание новых и интересных Вам статей.
Заранее благодарю Вас за поддержку!

Иглтон Т. — Был ли Иисус революционером?

Короткое эссе Иглтона нa тему связи социализма и христианства. В моем издании текст дополнен интервью автора Натану Шнайдеру, предваряющим выход книги Иглтона «Разум, вера и революция: размышления по поводу дискуссий о БОГЕ». К сожалению, последнюю на русский не переводили и о ее содержании судить не могу, а вот с тем, что Иглтон в интервью говорит по поводу Докинза — во многом согласен.

Само же эссе разочаровало. Не очень понятно зачем оно написано. Когда интеллектуал, литературный критик, марксист начинает рассуждать на такие темы, то ожидаешь что-то повыше уровнем, чем конспирология Еськова в “Евангелие от Афрания“. Для иллюстрации того, что имею ввиду — цитата из самого начала эссе:

«Был ли Иисус революционером? Известно, что он вращался в политически неблагонадежной среде. Среди близких ему людей был Симон Зе­лот, а зелоты представляли собой подпольное антиимпериалистическое движение, стремивше­еся изгнать римлян из Палестины».

Где вращался Иисус, простите? Зелоты — антиимпериалистическое движение? Кабы не Иглтон, то читать дальше бы просто не стал. Ну вот не понимаю, зачем писать о том, в чем ты мало компетентен? Вопрос с зелотами обсужден уже миллион раз, и даже в википедии написано, что исторически как “антиимпериалистическое движение” они оформились уже после смерти Христа. Что во времена же Христа значение у термина было иное. И то, что автор читал Куллманна, это хорошо, но мог бы не полениться и почитать критику его теории. Но главное, зачем в принципе упоминать зелотов? Революционности без участия в “антиимпериалистических движениях” не бывает? Читаешь и не очень понятно какую цель преследует автор эссе? Ну кроме как покрасоваться “интеллектуализмом”? А зачем еще можно утверждать, что:

“по своей идеологии они [зелоты] во многом походили на со­временную Аль-Каиду

В каком смысле “походили на современную Аль–Каиду”? Были созданы Римом для борьбы с Парфянским царством? Для кого подобные утверждения, для невежд? И дальше:

“Возможно, Иуда предал Христа потому, что считал его этаким «Лениным» и был ужасно разочарован, поняв, что тот не собирается вести народ против оккупационного режима

Повторюсь, я готов подобное читать у фантаста Еськова. Хотя конечно прикольно, когда ученый, не чуждый истории и эволюции, вкладывает в социум древнего мира мысли и мотивацию из современности. Но “естественнику” такое можно простить, ведь с их точки зрения последние 40 тыс. лет люди практически не менялись, и даже наоборот, потеряли грамм 200–300 головного мозга. Но литературный критик-то в каком смысле подобное заявляет? И что, нет более интересных тем для рассуждения, чем обсуждать насколько Иисус был похож или не похож на Ленина, причем почему-то в связке с Троцким? Разве “революционность” идей Ленина была в том, что он возглавил октябрьский переворот? И подобное говорит марксист? А что на счет “партии нового типа”? Или ленинского тезиса о том, что сначала создадим партию, а потом она создаст пролетариат? Это недостаточно революционные для марксиста заявления? Необходим Троцкий, без похожести на которого революционности не бывает, да? Или просто Троцкий — хорошо разработанный брэнд, упоминая который автор повышает “рейтинг цитируемости”? Ну и в целом, дико выглядит разбор религиозного текста с комментариями в духе:

“В любом случае, Иисус не мог верить в то, что он в буквальном смысле Сын Божий — у Яхве нет детородных органов.”

Каких, простите, органов нет у Яхве? Это аргументация интеллектуала на религиозный текст? Или дальше:

Немногое из того, что делает или говорит Ии­сус в этих текстах, является оригинальным. Он делает и говорит по большей части то, что нам вполне известно от иудейских пророков I века.”

Но если так, то в чем революционность Евангелия? Почему именно вокруг него была создана великая мировая религия? Ну и заключительный пассаж:

“Так что же, был ли Иисус революционером? Ни Ленин, ни Троцкий его ни за что не признали бы таковым. Но почему — потому что в нем было меньше от революционера, чем в них, или боль­ше? Конечно, меньше в том смысле, что он не выступал за свержение власти, с которой борол­ся. Но связано это помимо прочего вот с чем: он ожидал, что эту власть скоро сметет форма су­ществования, более совершенная в своей спра­ведливости, мире, товариществе и духовном бо­гатстве, чем все, что могли вообразить Ленин и Троцкий. Возможно, ответ заключается в том, что Иисус был не в меньшей и не в большей сте­пени революционером, а одновременно в мень­шей и в большей”

Возможно, мне просто недостаток образования не дает понять Иглтона, но я вижу в какой-то интеллектуальный троллинг, причем с постомодернисткими “штучками”, типа: “был не в меньшей и не в большей, а одновременно в мень­шей и в большей”.

Беседа же с Натаном Шнайдером на фоне эссе выглядит совершенно нормальной, понятной и интересной, хотя и не “глубокой”. Правда и в ней некоторые моменты вызываю недоумение. Например как человек, который пишет и выступает на тему революционности Христа, может заявлять такое:

“Это большая ошибка — путать освобождение чело­веческого общества с царством божиим. Если «те­ология освобождения» путает эти два понятия, то такая позиция, естественно, подвергнется осуждению“

В каком смысле “если”? То есть, Иглтон не в курсе доктрины “теологии освобождения”? Интересно, а он знает, кто и по какому поводу сказал: «Если бы Иисус жил сегодня, то Он был бы партизаном»?

В любом случае, возможные “заблуждения” “теологов освобождения” не помешали марксистам–издателям поместить на обложку именно “Иисуса-партизана”.

В итоге же — глубокое недоумении от текста. Не понятно зачем и для кого он написан.
Dixi

* Считается что Альфредо Ростгаард картину “Иисус-партизан” написал с католического священника из Колумбии Камилло Торреса, сказавшего «Если бы Иисус жил сегодня, то Он был бы партизаном». Торррес погиб в одной из стычек с правительственными войсками в Колумбии

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector