1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Быть или казаться: опасный выбор

Быть или казаться II

Да, многие зрители моего канала freshlife28
знают, что “быть или казаться” – это квинтэссенция
моей философии. Не лгать себе – это сложно, но
только это приводит к успеху и силе.

Быть или казаться ?
Ты что, самый умный ?

Как часто нам задают этот вопрос, когда дело касается нашего нежелания поддаваться на когнитивное искажение конформизм. И знаете что надо отвечать ? Да, я самый умный.
Именно так надо отвечать на известный риторический вопрос. Особенно, когда дело касается лично вас и ваших решений.

Противно, конечно, что вы будете ошибаться и часто – никто не может быть самым умным. Самые умные тоже ошибаются. Но, если вы за все в вашей принимаете ответственность и даете себе право на ошибку – это единственный способ сделать что то, что еще не делал никто.

Вдумайтесь – наша обезьяна жуть как не любит брать ответственность за решения. Поэтому она уповает на эффект ореола, на авторитетность, на мнение большинства (confirmation base) . В таких условиях, вы можете великолепно научиться разбираться в источниках информации, но….. вы будете ограничены тем, что они дают.

Потому что делать то, что еще никто не делал – это привычка. Такая же , как доверяться авторитету или исполнять инструкции.
Да, плата за это – над вами будут смеяться, когда вы облажаетесь. Пожимаем плечами и пашем дальше. Работа надо ошибками – действие – проверка – повторить…

Вот вам пример – Вас уговаривают вложить деньги в некий проект. Факты, которые вам доступны – вас к этом не располагают, но на вас давят. Вам ездят по ушам. Те, кому вы доверяете тоже. И наша обезьяна оооочень хочет снять с себя ответственность… Но как бы этого не хотелось – стоит слушать только себя. Вы самый умный.
Вторая половина уговаривает вас, что вы явно что то не так поняли. Тут поверить хочется еще больше, но если объективные факты говорят другое – они важнее любых слов. Противно ? А то. И таких примеров может быть множество.
И отсюда следует забавный вывод – после какой попытки можно сдаться и забить на свои цели ? Правильный ответ – ни после какой. Только если перестала быть актуальная сама цель. А для этого мы пользуемся методом – стоп-лосса.

Быть или казаться.
У меня нет выхода – придется делать укол.

Время разбрасывать камни и время собирать камни.
Время сейчас ой не простое. Хорошо проявляет кто есть кто. Кто то лжет себе и другим, кто то неожиданно проявляет характер.

Кого то, как скот погрузив в автобусы на работе, везут на укол принудительно и все его слова о бесценности свободы – дешевый пшик.
Кто то неожиданно даже для себя, хлопает дверью перед о@уевшим HRом и уходит в никуда, несмотря на “ну как же жить, ипатека и вся куйня”.
Свобода стоит дорого. Для кого то свобода стоит жизни, а у кого то она простирается до права сорваться на тех, кто близок (они ж не ответят, можно) до набить партак и гонять 180 по трассе. ДЕШЁВОК стало много.

Все любят пафосные слова из цитатников и мало кто способен на поступки. К счастью, за мои 48, у меня есть список людей чести. С ними мир не кажется помойкой, набитой обертками от конфет.

Посвящается любителям лгать себе, что “уйти с работы некуда” и терпеть унижения, отношение как к скоту.
Недорогие немои дешевки –
ВЫХОД есть ВСЕГДА. От работы таксистом или дворником до, простите, бомжевания.

Вас не всегда он устраивает, но это не значит ,что его нет. Так что вам проще e-балло открыть и вякать, что свобода бесценна и самовыражаться, как пидаростки ПТУшники – колоться, набивать татухи, курить, пыхать дурь, ебашить пирсинг, ссориться с близкими и ходить на семинары Тони Роббинса – на 15 минут почувствовать себя уверенной в себе личностью.

Это ваш духовный Макдональдс, слабаки. Фастфуд суррогата уверенности в себе. Жрите. Вам до инвалида Петра Лушникова как до луны раком.

Быть или казаться ?
Я отвечаю за свои слова, а не за то как вы их поняли.

Очень интересная фраза, давайте разберём. Звучит в разных вариациях все одно – пафосно и эгоистично. Однако “свобода стоит дорого”.

➡️ Мы все подвержены иллюзии ошибка проекции – даже, когда мы говорим “стул” – каждый из нас представляет себе свой стул. То, что у него ассоциируется с этим словом. А что уж говорить о более сложных вещах – когда про любовь итп.
➡️ Требовать от собеседника правильно понимать можно с позиции силы – МНЕ ПОХУЙ НА ТЕБЯ, ЭТО ТВОЯ ПРОБЛЕМА ПОДСТРОИТСЯ ПОД МОЁ ПОНИМАНИЕ СТУЛА. То есть, если человек расстроится – то вам плевать на его чувства, на то, что он не так вас понял. Его проблемы.
➡️ А теперь попробуйте повы@бываться так с начальником – уверен, многие будут егозить заглядывая в глаза “Иван Иваныч, мы не так поняли друг друга, я все исправлю”.
Так вот тут ЭТО ВАША ПРОБЛЕМА – УБЕДИТЬСЯ, ЧТО ВАС ВЕРНО ПОНЯЛИ. ИНАЧЕ ПИЗДЫ ПОЛУЧИТЕ МОРАЛЬНОЙ ИЛИ ФИНАНСОВОЙ – ВЫ.
ВЫ ОТВЕЧАЕТЕ ЗА ПОНИМАНИЕ ВАШИХ СЛОВ, ПОТОМУ ЧТО ВАМ НЕ ПОХУЙ.
➡️ Уберите двойные стандарты из общения – либо старайтесь уважать чувства всех – и прикладывайте хоть какие усилия, что бы вас поняли и ваш шеф, и мама и ваша вторая половина.
Либо – свобода бесценна – получайте пизды и на работе и в личных отношениях – но следуйте своим эгоцентричным принципам – все обязаны знать, что ваше величество подразумевает под словом стул.
Двойные стандарты и переобуться в полете – это первый признак лжи себе и казаться, а не быть.

БЫТЬ ИЛИ КАЗАТЬСЯ, БЫТЬ ИЛИ КАЗАТЬСЯ, БЫТЬ ИЛИ КАЗАТЬСЯ….

Быть или казаться: опасный выбор

«Как я выгляжу?» – вопрос, который приходилось задавать или слышать, наверное, всем.

Хоть по использованию его женщины являются безусловными чемпионами, но, если копнуть глубже, этим озабочены, пожалуй, поголовно все. Как со стороны выглядит тот или иной поступок? Не слишком ли я мягко сказала или, наоборот, жестко? А вдруг он обиделся? Практически вся наша деятельность направлена вовне. Мы делаем все, чтобы казаться, и практически ничего, чтобы быть тем, чем мы кажемся. Огромное количество времени и сил тратится на фикцию, обман.

В качестве примера первыми на ум приходят аватарки в социальных сетях. Я, признаюсь, не всегда могу отождествить человека, изображенного на снимке, с ним же в жизни. Намерение поставить удачную фотографию, а не то, что обычно получается в паспорте, вполне объяснимо. Однако многие, к сожалению, теряют чувство меры. Желание казаться лучше, чем ты есть на самом деле, способно затмить здравый смысл. Ведь если фото окажется чрезмерно отретушированным, то я могу восприниматься гораздо невзрачнее, чем являюсь в действительности.

В этом, конечно же, есть существенная доля общественного влияния. Глянцевая журнальная красота, далекая от реальной жизни, является своего рода эталоном. И сознательно ли, бессознательно ли, но все мы к нему стремимся. Только женщины делают упор на собственную внешность, а мужчины – на гаджеты. Мы щеголяем друг перед другом или смартфоном последней модели, или модной обновкой, или эксклюзивным ремонтом. Многие даже готовы залезть в долги, лишь бы соответствовать шаблону успешного человека. Этим объясняются многие дорогостоящие и абсолютно нерациональные покупки. Такие вещи приобретаются не для себя, а для того, чтобы кого-то впечатлить.

То же самое можно сказать и о путешествиях. Сколько раз приходилось слушать рассказы людей, приехавших из отпуска из разных уголков мира. В подавляющем большинстве случаев это просмотр фотографий с комментариями бытового характера (что покушали, кого увидели, как доехали). Практически ничего невозможно выудить ни об истории страны или города, ни о культуре, ни о нравах. Стандартные курортные маршруты со стандартными фото, которых миллионы. Создается впечатление, что помимо обычного желания развеяться и получить заряд положительных эмоций отнюдь не последнее место в тяге к путешествиям занимает именно реакция окружающих на твои фотографии или рассказ. Однажды в парикмахерской, будучи фактически обездвиженной, пришлось битых полчаса выслушивать рассказ другой посетительницы о своем путешествии в Польшу. Это происходило очень громко и эмоционально, с большим количеством подробностей: как она опаздывала, бежала на посадку, садилась в автобус и т. д. и т. п. Согласитесь, если рассказывать всё то же самое, но про маршрутку на Бровары, то оно уже не будет звучать в диковинку и слушать будут с меньшей охотой. Таким образом, и в самой тяге к путешествиям может часто скрываться затаенное желание внимания к себе. Человеку хочется, чтобы его заметили, выслушали, проявили к нему интерес.

Все перечисленное признается сейчас атрибутами успешного человека. Он должен привлекательно выглядеть, быть экипированным по последнему слову техники всевозможными гаджетами, иметь потрепанный загранпаспорт. И что бы ни говорили о личностном росте и профессиональном развитии, критерием удачности карьеры является все-таки в первую очередь доходность. Если вы подающий надежды научный сотрудник, но с окладом чуть выше прожиточного минимума, то большого уважения вам вряд ли снискать. Потому что вы будете не в состоянии обеспечить себе соответствующий внешний вид и прочую атрибутику преуспевающего в жизни человека. Слово «успешность» сегодня воспринимается как синоним счастья, хотя все это по большому счету – пыль в глаза. Нас настойчиво убеждают, что счастье можно купить за деньги. Ведь все характеристики успешного человека так или иначе зависят от покупательной способности. Однако радость от обладания новой вещью очень мимолетна. К тому же, живя ожиданием новой покупки или поездки, мы забываем, собственно, жить. Мы торопим время, мечтаем, чтобы неделя наконец-то закончилась и пришли выходные; чтобы настало лето и наконец-то потеплело, а когда придет лето, чтобы побыстрее закончилась эта жара. Наша жизнь сводится к череде коротких перебежек между событиями, которые нам кажутся важными. И, к сожалению, очень часто таковыми не являются. Мы тратим жизнь на то, чтобы соответствовать каким-то абстрактным идеалам, и не находим времени для того, чтобы что-то в ней изменить, чтобы не казаться счастливым человеком, обладающим полнотой всех благ, навязываемых цивилизацией, а действительно быть им.

Читать еще:  митрополит Нифонт (Солодуха)

Церковь нам предлагает другой путь. Конечно, это отнюдь не прогулка по цветущему саду и на этой дороге встречается не меньше неприятностей и тяжелых жизненных ситуаций. Однако, в отличие от обычного бега по кругу удовольствий, это движение поступательное. Это реальная возможность изменить свою жизнь как таковую, а не декорации, в которых она протекает. Да, так жить в каком-то смысле тяжелее, но и радости, получаемые на этом узком пути, совсем иные – настоящие. В то время как развлечения, предлагаемые нам миром, напоминают известный анекдот о поступивших в продажу фальшивых елочных игрушках. На вид они ничем не отличаются от настоящих, но радости от них никакой. Они оставляют ощущение пустоты.

Мы можем прибегнуть к молитве и Таинствам Церкви, а можем остановить свой выбор на планшете, долго его выбирать, мечтать о нем, копить деньги и потом пару недель торжествовать о состоявшейся покупке, хвастаясь друзьям и коллегам. Оба пути требуют определенного труда и лишений, но почему-то второй почти всегда оказывается предпочтительнее. Может быть, потому что он понятен, т. к. мы этому образу мышления и действий научены с детства? В рамках подобного поведения каждый из нас чувствует себя свободно и раскованно. Будучи еще малышами, мы рассказывали стишки, чтобы дяди и тети, пришедшие в гости, нас похвалили. Мотивация хороших отметок в школе также была направлена на то, чтобы учитель и родители были довольны или хотя бы не ругали. И множество других вещей нас учили делать или не делать не потому, что это хорошо или плохо само по себе, или может противоречить принципам мироздания, а потому, что это некрасиво, неприлично и хорошие мальчики/девочки так не делают. Получается, что вся система воспитания, принятая в обществе, ведет к тому, что человек получает удовлетворение от своей жизни и деятельности только в случае наличия какого-либо поощрения со стороны. И чем авторитетнее фигура, тем большее удовлетворение приносит ее одобрение.

Мы всю жизнь тратим на то, чтобы всем угождать, но при этом многие встают на дыбы, когда их называют рабами Божьими. Быть рабами общественного мнения нам не зазорно, а служить Творцу считается ниже своего достоинства. Но парадокс в том, что, только направив свою жизнь к Богу, мы обретаем истинную индивидуальность, потому что только Он знает меня, и понимает меня, и любит меня по-настоящему. И не требует, чтобы я соответствовал какому-то шаблону. Все заповеди и предписания, существующие в Его Церкви, имеют своей целью смыть все плохое, что искажает настоящего меня. Когда же мы стараемся соответствовать образу хорошего или успешного человека (что бы ни вкладывалось на данный момент времени в смысл этих слов), то теряем себя. Мы пытаемся быть кем угодно, только не самими собой.

К сожалению, даже приходя в Церковь, каждый из нас, как правило, приносит данную модель поведения. И всю свою духовную жизнь мы строим таким образом, чтобы максимально походить на идеального христианина, каким мы его себе представляем. Нетрудно догадаться, что чаще всего воображаем его себе неправильно. Как знать, может, в этом кроется немалая часть наших духовных неудач? Будем же просить Господа мудрости и сил быть настоящими христианами, а не играть очередную роль.

Быть или казаться

У книги есть соавтор, Алтынай Әбдікәрім (Алтынай Абдикаримова).
К сожалению, она категорически против своей регистрации на АТ / участия официально, в силу специфики текущей должности и профессии. Но, как и в случае с Тронычем (ДОКТОР 4), считаю своим долгом сказать, что она есть 🙂
(Самому себе, чтоб не забыть: вторая книга будет БЫТЬ ИЛИ ПРИТВОРЯТЬСЯ)

Начало и конец дня на графике считаются по московскому времени (UTC +03:00)

Иллюстрации

  • Комментарии · 361
  • Рецензии · 0

Сортировать по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

  • ← назад
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 7
  • вперед →

Афанасьева заразила Кащейка. Печально. но, как всегда, интересно )))
Здоровья вам, Семен!

По последней главе: в теории под видом 19 летнего мог скрываться парень постарше, студент мед универа. Совершил преступление, был осужден по чужим документам.

Судя по оговоркам в тексте «Россия» к тому времени представляла из себя кучу непонятных образований, так что полная смена документов для копов может выглядеть возможной.

Дочитал главу. Автор, переусложняешь, слишком много узлов на погонный дюйм текста. Чуть-чуть, самую малость попроще, а то в глазах рябит.

А мне нравиться в том виде в котором есть. Детали важны и создают атмосферу. Продолжайте в том же духе. Однозначно лайк

Согласен. Почему-то никто не возражает против эльфов и гоблинов, хотя рядом с нами не менее интересные типажи и фактура произрастают.

Главы должны быть в 3, раза больше. Так как автор очень подробен. Как я скучаю по Буджолд. Одна и та же проблема авторов. Востребованных авторов (и особенно не востребованных, когда можно выкинуть из книги 80% шлака с ненужными описаниями) Правда это вопрос профессионализма и уважения к читателю. Хотя в данном случае подробности обоснованы. Бля! Психология вещь такая. Не уверен что студент может так оперировать своими знаниями. Или опыт поколений то же преподают? Самообразование наверно. Хотя неспециалисту, например, когда из лома какого ни будь подшипника человек при помощи горстки песка и горстки известняка делает великолепный нож то же кажется волшебством, хотя такая элементарщина. Или то же пример, когда китаец иголки втыкает в ягодицу и где то возле пяток, когда лечит прострел в пояснице и шее. Вот какаак? Но помогло же!

Быть или казаться?!

Мы так часто хотим казаться лучше, чем мы есть на самом деле(с чьей только точки зрения?), выглядеть в чьих-то глазах выше, краше, достойнее. И так увлекаемся, что теряем связь с самим собой.

Так мы начинаем жить не своей жизнью:

-пытаемся наполнять ее суррогатными,чужими ценностями,чем очень сильно ограничиваем себя и свои возможности;

-отходим от своей судьбы и предназначения, которое, как правило, лежит в том, что нам “по-душе” и следование которому – наполняет нашу жизнь смыслом, красками, удовольствием, успехом и любовью.

В какой-то момент мы теряем и предаем себя,теряем вкус жизни и зачастую ищем острых ощущений(в ругани с близкими например), чтобы почувствовать себя живым, потому что уже превратились в живых мертвецов.

Не возможно долго находиться в одних и тех же взаимоотношениях, пытаясь все время изображать из себя того, кем мы не являемся(впрочем мы сами начинаем верить вскоре в то что все так и есть как мы нарисовали-теснее вливаемся в образ), но рано или поздно суть выходит наружу, а наш партнер чувствует себя обманутым.

Некоторые даже начинают утверждать(и порой даже верить), что им не нужны постоянные, тесные взаимоотношения, по той простой причине, что не могут признать, что сами не могут в них находиться (а не могу и не хочу,как мы знаем-разные вещи-просто им так легче думать о себе) и тем самым загоняют себя в еще более безвыходное положение…

Отношения, будь то деловые, дружеские или любовные самые долговечные, продуктивные, надежные строятся между теми – кто мы есть на самом деле, на уровне души, а желание казаться лучше-исходит от ума, на уровне личности. На уровне личности тоже могут возникать отношения, но как правило поверхностные, не искренние и не долговечные.

И что же дальше? Пустота, депрессия, безысходность, отсутствие смысла жизни – замкнутый круг-ведь когда нет смысла в жизни-начинает разрушаться здоровье-зачем оно если незачем жить…

Так откуда это берется?-недостаток любви и признания в детстве или что-то другое? Думаю в глубине души каждый из нас знает ответ на этот вопрос.

Если ты полюбишь себя,то и другие примут тебя таким, какой ты есть и мир тебе улыбнется. Появятся цели и силы для их реализации.

Единственный выход-это набраться смелости, посмотреть правде в глаза и позволить себе роскошь быть самим собой, принять и полюбить себя. Мы не можем изменить мир, но мы можем изменить свое отношение и тогда мир сам начнет меняться вокруг нас. Любите себя и будьте себе верны!

Читать еще:  Три сербских храма ограблены в родительскую субботу

Журнал «ПАРТНЕР»

  • Политика
    • Постсоветское пространство
    • Германия
    • Ближний Восток
  • Иммиграция
    • Еврейская имммиграция
    • Судьбы людей
    • Консульские новости
    • Наши соседи по иммиграции
    • Интеграция
  • Экономика и финансы
    • Налоги
    • Банки и фонды
  • Общество
    • Этика
    • Государство и личность
  • Техника и наука
    • Телефон
    • Автомобиль
  • Здоровье
    • Здоровый образ жизни
    • Аптека
    • Медицинские кассы и страхование
    • Курорты
  • История
    • История Германии
    • Неизвестное об известном
  • Культура
    • Живопись
    • Деятели культуры
    • Литература
    • В мире музыки
    • Театр, кино, телевидение
    • Галерея шедевров
  • Путешествия
    • Правовые вопросы
    • Путешествия по Европе
  • Досуг
    • Юмор
    • Тесты, загадки, головоломки, кроссворды

БЫТЬ ИЛИ КАЗАТЬСЯ

Г. Калихман (Дортмунд)

БЫТЬ ИЛИ КАЗАТЬСЯ

Что важнее: быть или казаться? А это как для кого. Чаще всего это зависит от того, с кем мы общаемся в данный момент: с близкими людьми или с посторонними. Вряд ли имеет смысл притворяться перед близкими людьми, которые слишком хорошо нас знают. Зато перед чужими мы можем развернуться в полной мере. Вспоминаю такой случай. Много лет назад мне предстояло встретиться с бывшим сослуживцем, приехавшим на несколько дней в командировку в Германию. Вместо того, чтобы ехать на своей старой, видавшей виды машине, я одолжил у приятеля шикарный автомобиль Audi-Cabrio. И всё это только для того, чтобы произвести впечатление на человека, которого я пять лет не видел и неизвестно когда снова увижу. Выражаясь современным языком, я хотел серьезно себя позиционировать. А если говорить языком нестареющей классики, человек нередко стремится «сыграть роль хоть одним вершком выше той, которая ему предназначена» (Н.В.Гоголь)

Кем мы хотим казаться? Кто-то хочет, чтобы ему завидовали, и старается казаться более успешным, преуспевающим и счастливым. Другому, наоборот, нравится противоположная роль. Он хочет, чтобы его жалели, и старается выглядеть более бедным, больным и несчастным, чем он есть на самом деле. И всё-таки большинство из нас хотят быть похожими на людей своей социальной группы. Как говорится в известной пословице: «Среди горбатых сам горбат родись – или кажись». Широко распространено заблуждение, что так называемые «простые люди» являются более искренними, правдивыми, в общем – более настоящими. Меня всегда возмущало общепринятое в советской литературе словосочетание «советский простой человек», который «по полюсу гордо шагает, меняет движение рек, высокие горы сдвигает». Что же означает в данном контексте слово «простой»? Я полагаю, оно означает не думающий, т.е. такой, который готов без колебаний выполнить всё, что ему говорят или приказывают. А всякие размышления и сомнения – это декаданс, или, попросту говоря, разложение и упадок.

Слова «искренность» и «лицемерие» являются антиподами. По определению, считается, что искренность – хорошее, а лицемерие – плохое качество. В большинстве случаев так оно и есть, но бывают и исключения. Простейший пример. Я встречаю на улице знакомую женщину, которая по каким-то причинам сегодня выглядит не такой привлекательной, как обычно. Неужели я со всей присущей мне искренностью должен сообщить ей о своем наблюдении? Да ни в коем случае! Я не стану себя меньше уважать оттого, что, покривив душой, скажу, что она, как всегда, обворожительна, или просто промолчу.

Когда о ком-то хотят сказать что-нибудь хорошее, но не находят подходящих слов, просто говорят, что он – искренний человек. Совсем недавно, отдавая последнюю дань уважения первому президенту России, художественный руководитель театра «Современник» Галина Волчек сказала, что Борис Николаевич был искренним президентом. Я не был близко знаком с покойным и мне трудно судить, насколько справедливы слова Галины Борисовны, но мне кажется, что искренность – не самое главное достоинство, которым должен обладать политический деятель такого уровня. Я бы высказал противоположное утверждение: для президента великой страны умение скрывать свои чувства более важно, чем безудержная искренность. Кстати, одно из значений слова «распущенность» можно трактовать как неумение или нежелание скрывать свои чувства. Рискну высказать такое парадоксальное утверждение: распущенность – это гипертрофированная искренность.

«. трудно, наблюдая за собой, думать хорошо о человеке». Как легко и беззаботно жилось бы человеку, если бы внутри у него были только добрые и возвышенные чувства. Но человек устроен гораздо сложнее и, следовательно, гораздо интереснее. В одном из «гариков» Игоря Губермана есть такие слова: «. трудно, наблюдая за собой, думать хорошо о человеке».

К счастью, это только половина правды. А вся правда заключается в том, что в душе каждого человека заключаются противоположные чувства: альтруизм и эгоизм, бескорыстие и жадность, доброта и злобность, смелость и трусость, милосердие и жестокость и многое-многое другое. Какое из этих чувств в данный момент преобладает, зависит от конкретных обстоятельств.

Классики марксизма утверждали, что бытие определяет сознание. Продолжая и развивая эту мысль, можно было бы ожидать, что хорошая жизнь пробуждает в человеке лучшее, что в нем есть, а плохая – низменные чувства.

Вряд ли этот вывод является верным. Мы знаем немало случаев, когда моральные уроды вырастают в идеальных жизненных условиях, а из относительно неблагополучных семей выходят благородные люди. И всё-таки это всего лишь исключения, которые подтверждают общее правило. В качестве иллюстрации этой мысли хочу привести небольшой отрывок из романа Ильи Эренбурга «Бурная жизнь Лазика Ройтшванеца». В этом отрывке еврейский цадик спорит с Богом по поводу того, куда отправить умершего негодяя Майзеля – в рай или в ад. Вот что говорит цадик Богу: «Если ты судишь Майзеля за то, что он плохо жил на земле, я тебе отвечу, что в этом виноват вовсе не мертвый Майзель. В этом виноват, скорее всего, ты. Если бы ты сначала показал людям рай, они все были бы такими замечательными, как твои ангелы. Но ведь ты показал им сначала самый настоящий ад, потому что ты не станешь отрицать, что жизнь – это ад и даже два раза ад. Что же ты удивляешься, что люди в аду жили так, как будто они в аду? Где же тогда справедливость, и зачем ты говоришь, что судишь людей? Скорее всего, ты их пытаешь.»

Всегда ли внешний облик человека соответствует его внутреннему содержанию? Далеко не всегда. Классический пример такого несоответствия описан в романе Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея». Но это, можно сказать, не роман, а аллегория. Если же говорить о реальной жизни, вспомним роман И.Ильфа и Е.Петрова «Золотой теленок». Остап Бендер пришел в контору «Геркулес», где работал подпольный миллионер Корейко. Бендер не знал Корейко в лицо и пытался угадать, кто из служащих является подпольным миллионером. Наконец, ему показалось, что он «вычислил» Корейко, лицо которого «носило характернейшие черты Шейлока, Гарпагона и Скупого Рыцаря», вместе взятых. Оказалось, что он ошибся. Подпольным миллионером являлся совсем другой служащий – «просто ничтожество, советский мышонок».

Следовательно, судить о внутренних качествах человека на основании его внешности — значит заведомо вводить себя в заблуждение. Кстати, причиной многих наших разочарований являются противоречия между действительным и кажущимся, между внутренним и внешним. Мы обычно привыкли принимать кажущееся за действительность и считать людей тем, за кого они себя выдают. Лишь немногие обладают тем чутьем, которое помогает угадывать истинную, но скрытую природу других.

А еще можно сказать, что не только внутренняя сущность человека формирует его внешнюю оболочку, но и тот образ, который он выбрал для себя, оказывает самое непосредственное влияние на его внутреннее содержание. Например, еврейские мудрецы считают, что человек, прикинувшийся хромым и на основании этого просящий милостыню, не умрет до тех пор, пока не охромеет на самом деле. Проецируя это заключение на нашу иммигрантскую действительность, можно сказать, что некто, являющийся достаточно здоровым для того, чтобы убирать в чужих квартирах, и в то же время получающий пособие по инвалидности, когда-нибудь станет «полноценным» инвалидом.

А разве редко бывает так, что люди, обуреваемые корыстными побуждениями, одевают совершенно несвойственные им маски? Человек, стремящийся занять место в парламенте, пытается представить себя в качестве страстного патриота или народного радетеля, который ночей не спит и думает о благе народа. При этом он не знает и знать не хочет, в чем, собственно, это благо состоит и как за него радеть. Зато он твердо знает, что депутатское кресло принесет ему неисчислимые выгоды.

А те, кто поднялись к самым вершинам власти и находятся под постоянным обстрелом телекамер и фотоаппаратов, должны постоянно заботиться о своем имидже. Они по определению не могут оставаться самими собой. Смешно смотреть, как люди, которые еще недавно были воинственными атеистами, в одночасье превратились в фанатичных ревнителей веры. Простим им это лицемерие, которое в какой-то степени является частью их работы и не причиняет большого вреда другим людям.

Вместе с тем, мне представляется непростительным поведение проходимцев и шарлатанов, которые ничего не смыслят в медицине, но выдают себя за непревзойденных целителей и пытаются внушить людям несбыточные надежды. Стоит только прочитать фантастические письма «исцеленных», чтобы потерять всякое доверие к колдунам, волшебникам, шаманам, контактерам с космосом и прочим представителям «эзотерического цеха». Впрочем, никто не требует от них медицинских дипломов и лицензий, позволяющих заниматься подобной «трудовой деятельностью». А жаль! Жаль также, что немало разумных и образованных людей посещают сеансы этих шарлатанов. Впрочем, это вполне объяснимо. Когда человек болен, он не хочет упустить даже самую призрачную возможность излечения.

Всякий может изобразить честного человека… Французский моралист Мишель Монтень говорил: «Всякий может изображать честного человека, но быть порядочным в глубине души – вот вершина возможного».

Читать еще:  Да ли је религија у супротности са науком?

Позволю себе не согласиться со знаменитым моралистом. Если кто-то, борясь с собой, побеждает внутреннюю нечестность и всегда поступает как порядочный человек, то для окружающих он таковым и является, и неважно, какова его внутренняя сущность. И если я делаю над собой усилие и, преодолевая собственную трусость, совершаю смелый поступок, то разве такой поступок достоин меньшей похвалы, чем тот, который продиктован внутренней смелостью? Я считаю, что судить об истинных чувствах и намерениях человека – прерогатива Господа.

Должен ли человек постоянно проявлять свою внутреннюю сущность или ему позволительно, а иногда даже желательно одевать какую-то маску? Правомерно ли вообще говорить о какой-то внутренней сущности? Каждый человек многолик, т.е. многосущностен. В каждый отдельно взятый момент он проявляет ту грань своей сущности, которая является для него наиболее подходящей в данной ситуации. Когда я пишу эти строки, то пытаюсь вжиться в образ мыслящего, интеллигентного автора журнала «Партнер». В другой момент проявляется моя сущность любителя лихо пообедать. Иногда мне удается роль любящего мужа, отца и деда. Некоторые мои роли требуют специальной подготовки, например, роль преподавателя математики или квалифицированного шахматиста. Играя эти роли, я никого не обманываю – каждая из них выражает какую-то грань моей сущности.

Каждый выбирает сам себя. Подводя итоги, можно сказать, что в личности почти каждого человека есть негативные стороны, которые следует скрывать не только от окружающих, но даже от себя самого. До тех пор, пока зло спрятано и находится в латентном состоянии, человек может бороться с внутренними демонами. Поэтому, выбирая образ жизни и линию поведения, постараемся казаться и, следовательно, быть более честными, добрыми и благородными, чем то существо, которое находится внутри нас. Человеческая природа уникальна, и нам дарована возможность самим делать выбор. Вот как написал об этом поэт Юрий Левитанский:

Быть или казаться?

Крик и брань — не свидетельство силы и не доказательство. Сила — в спокойном достоинстве. Заставить себя уважать, не позволить, чтобы вам грубили нелегко. Но опускаться до уровня хама бессмысленно. Это значит отказываться от самого себя. От собственной личности. Спрашивать: «Зачем вежливость?» так же бессмысленно, как задавать вопросы: «Зачем культура?», «Зачем красота?»

В художественно-публицистической книге писателя С. Л. Львова речь идет о подлинных человеческих ценностях — чувстве социальной ответственности человека перед коллективом, обществом, семьей, его гражданской активности и идейной убежденности, настоящей культуре, в том числе и культуре поведения.

Этим высоким качествам будет противопоставлена погоня некоторых людей за ценностями мнимыми, избыточным материальным благополучием, внешней «престижностью», превратно понятой модой. Автор рассказывает о своих встречах и переписке с людьми равных поколений и судеб.

Давид Самойлов — Вера в доброе слово 1

Быть или казаться? 2

Штрихи к портретам 4

Кто нас воспитывает? 7

По любви или по расчету 10

Для чего человек учится? 12

Много лет спустя 14

Еще один экзамен (испытание надолго) 17

Горбатая пластинка 19

Митрофаны и шарлатаны 20

Пусть будет действенной! 23

Осторожно: слово! 26

Обязательна ли обязательность? 28

Этикет и этикетки 29

Несколько писем 31

Если вас спросят 32

Я задумалась, как я живу 33

Даря, становлюсь богаче 34

Не погасить искру! 36

Радость открытия, пафос запрета 38

Чтобы не разошлись пути 40

Горькая тема 41

Можно ли раздвинуть границы бытия? Дневник с отступлениями 43

Сергей Львов
БЫТЬ ИЛИ КАЗАТЬСЯ?

Давид Самойлов
Вера в доброе слово

Сергея Львовича Львова знал я юношей-студентом, молодым военным переводчиком; зрелым человеком, известным писателем, знал более сорока лет.

Помню его пухлым юношей с волнистыми волосами, с полудетским еще лицом, добродушного, разговорчивого, открытого. Он рано почувствовал свое призвание и уже на первом курсе института имел написанные рассказы, из каждой строки которых выглядывал Константин Паустовский. Романтическая струя в творчестве этого писателя была образцом литературы для юного Львова. В детстве Сергей совершил путешествие по Десне вместе с Константином Георгиевичем. Впечатление от этой поездки, наверное, было тогда одним из самых сильных его переживаний. Влияние личности и стиля любимого писателя определили манеру писания самого раннего Львова.

Строгие критики из ИФЛИ (Института истории, философии, литературы), где учился Львов, — а в прославленном институте критики были беспощадные — подтрунивали над крайним «паустовианством» юного писателя. Тогдашний вкус требовал более густого реализма. Уроки этой критики были вскоре усвоены Сергеем. Однако многое драгоценное в его натуре и творчестве осталось от раннего увлечения. Детские впечатления ничем не вытравимы, и сложившийся под их влиянием характер где‑то, в основе, остается неизменным. Но об этом я скажу ниже.

Во время войны почти все студенты ИФЛИ стали солдатами. Трудно было себе представить многих из них в военном обмундировании. В том числе — Сергея Львова. На фронт дошла до меня весть, что он преподает в Военном институте иностранных языков. Это было не удивительно, ибо Львов с детства блестяще знал немецкий язык. И вдруг в апреле 1945 года мы встретились с ним в местечке Аренсфельде, на переднем крае, во время боев за Берлин. Встреча эта, как она ему запомнилась, описана Сергеем Львовым. Хочу к этому добавить, что Львов был храбрым офицером и таковым быстро прослыл среди разведчиков 1-го Белорусского фронта. Я сам видел, как он хладнокровно расхаживал под минометным обстрелом. Храбрости его придали оттенок отчаянности близорукость и фронтовая неопытность.

После войны начинается большая повседневная литературная работа Сергея Львова. Он писал рассказы, очерки, литературно-критические статьи. Был журналистом — работал в «Литературной газете».

Казалось, ему легко дается слово. Но это совсем не так. Он сам не доверялся легкости. Его не удовлетворяло то, чего он достиг и чего мог бы достичь, отдавшись течению своей литературной судьбы. Все складывалось как будто благополучно, и имя Львова было уже на слуху у читателя. Но он искал и добивался другого, удачи высшего порядка. Он понимал, что одна из высших удач для литератора — найти свой жанр, то есть наиболее ему свойственную форму выражения, наиболее для него естественный способ излагать содержание.

Ему нужно было найти форму и интонацию, вмещавшие одновременно его знание жизни и глубокие научные знания в разных областях культуры, его идеальные представления и живота темперамент.

В 1969 году в «Новом мире» печаталась историко-биографическая книга об известном французском ученом и просветителе «Жизнь и смерть Петра Рамуса». Поиски жанра увенчались успехом. Эту книгу сразу заметили читатели и отметила критика. Она отличалась от обычной популяристики серьезностью подхода и глубиной знания, от сугубо исторического труда достоинствами литературного стиля, художественностью построения и личностным подходом.

Книга привлекала своим нравственным зарядом. В ней изображен был человек, лишенный корысти. Львов, влюбленный в своего героя, умел вжиться в его образ, он мыслил и переживал вместе с ним и излагал свои чувства и мысли с той простой непосредственностью, которая не может не тронуть читателя.

Вслед за «Рамусом» в течение десяти лет были написаны книги: о великом художнике, зачинателе немецкого Возрождения Альбрехте Дюрере, о замечательном нидерландском живописце Брейгеле, о мыслителе и поэте, авторе знаменитой утопии «Город Солнца» итальянце Кампанелле. Книга о великом немецком художнике Лукасе Кранахе не увидела света при жизни автора.

Сергей Львов выбирал фигуры нелегкие и ключевые, времена отдаленные и драматические. Он исследовал характеры и творчество художников великих и образцовых. Талант изображать был дан ему от природы. Но нужно было еще понимать то, что трудно постижимо — смысл великого творчества. Нужны были огромные знания, чтобы вообразить и постичь личности и их великие творения.

Всю свою сознательную жизнь Сергей Львов упорно накапливал знания. В нем смолоду не было никакого дилетантизма. Об избранном предмете он должен был знать все. Он досконально изучил языки, литературу, изобразительное искусство, историю. Он был ходячей энциклопедией. Однако ничего не было во Львове от засушенного эрудита, от книжного червя, не знающего, не понимающего текущей жизни.

Давно ушла из его литературного стиля подражательность приподнятой манере Паустовского. Но осталась непреходящая свежесть в восприятии мира и приподнятость душевного строя.

Среди многих призваний Сергея Львова — рассказчик, очеркист, критик, искусствовед — не последнее место занимает призвание педагога, учителя, проповедника. Он свято верит в силу доброго слова.

Последние годы много сил он уделяет публицистике. Его выступления обращены главным образом к юношеству, к тем, кто ищет путей в жизни, они посвящены подлинным и мнимым ценностям, подлинной духовности и высокому жизненному идеалу.

В сущности, ото то же самое, о чем писал он в своих книгах о великих людях прошлого. Связь здесь нерасторжимая.

Во время гражданской панихиды по Сергею Львову по радио звучал его голос. Передавали последний очерк Львова. Его голос продолжал звучать. Звучит он и со страниц данной книги.

Он ушел внезапно и рано. Он находился в расцвете творчества. Многое из того, что он сделал, еще предстоит узнать читателю: книгу о детстве, пьесу, книгу о Кранахе.

Когда думаешь об ушедших друзьях, часто задаешь себе вопрос: был ли он счастлив?

Не знаю, ощущал ли себя счастливым Сергей Львов. Но мне кажется, что он был счастлив.

Он вырос в среде с высокими духовными запросами, учился в знаменитом институте у блистательных учителей, знал любовь, дружбу, счастье творчества, видел многих значительных людей нашего времени, жил в бурные, захватывающие времена, накопил огромные знания, которыми успел поделиться с людьми…

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector