0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Чи може мирянин бути місіонером?

Содержание

Быть миссионером: каждый на своем месте

С сентября в Саратове действуют курсы «Проповедь Евангелия в современном мире». О принципах подготовки миссионеров наш разговор с автором этой учебной программы — руководителем миссионерского отдела Саратовской епархии, настоятелем храма великомученика и целителя Пантелеимона г. Саратова священником Дионисием Каменщиковым.

Миссия — дело мирян?

— Отец Дионисий, Ваш курс рассчитан на мирян. Вы считаете, что человек, не облеченный священным саном, может быть эффективным миссионером?

— Конечно. Однажды в семинарии на лекции по миссиологии мы со студентами обсуждали этот вопрос. И один молодой батюшка рассказал, что он лично обратился ко Христу благодаря женщине-мирянке. Он тогда служил в армии, она пришла в часть, провела беседу о Евангелии, и эта встреча стала для него отправной точкой на пути к Богу. И таких примеров много.

— Для чего созданы курсы, где проходит обучение?

— Наша цель — дать мирянам, которые хотят послужить Церкви, инструментарий, с помощью которого они смогут нести слово Божие людям. Проходят курсы на базе Саратовской православной духовной семинарии — каждую неделю по вторникам в 19.00.

— Сколько человек сейчас занимаются?

— На лекции приходит от двадцати до тридцати человек. Мне, с одной стороны, отрадно видеть такой интерес, потому что я веду различные курсы не первый год, и такой наполняемости ранее не наблюдалось. Но с другой стороны, понимаю, что тридцать слушателей — это капля в море. Между тем сегодня такая ситуация, что если миряне не начнут помогать своей Церкви, духовенству будет невероятно сложно справляться с задачами, которые перед ним стоят. Сравните: до революции в России было более двухсот тысяч священников. Сейчас — около тридцати тысяч. Мы просто физически с объемом воцерковляющихся людей не можем справиться.

— Кто ваши слушатели?

— Это люди в основном уже состоявшиеся, зрелые. К сожалению, мало молодежи и, к великому сожалению, очень мало мужчин. Но радует, что есть те, кто адекватно оценивает свои способности, хочет учиться, развиваться и приносить пользу Церкви. Ведь порой миссионерским пылом горят люди, которые на словах готовы горы свернуть и буквально выпрашивают для себя миссионерские поручения, но когда им эти поручения даются, очень быстро «выдыхаются».

— Почему?

— Им кажется, что когда они придут, их все будут слушать, всем будет интересно: аплодисменты, толпы благодарных неофитов. А в реальности этого не происходит. Когда люди понимают, что миссионерство — это каторжный труд изо дня в день, из года в год, чтобы привести к Христу хотя бы одного человека, у них опускаются руки. Начинающим миссионерам не хватает понимания, что от нас лишь в небольшой степени зависит, придет ли человек к Богу — все-таки Господь приводит, а от нас требуется лишь систематический, тяжелый труд. Мало того, ты хочешь, допустим, одно делать, а тебя благословили на другое. Ты должен смириться и пойти по этому пути. А если будешь свою линию гнуть, ничем хорошим это не кончится.

Для того чтобы миссионерская работа дала первые плоды, как правило, необходимо длительное время — годы. Святитель Николай Японский восемь лет трудился, казалось бы, совершенно бесплодно — ни один человек не пожелал креститься. Но потом Господь его терпение увенчал тем, что Православие принял жрец-самурай, который и стал первым священником-японцем.

Десница Творца на клеточном уровне

— Как построены занятия?

— Весь курс разделен на три тематических блока. Сейчас мы проходим блок «Проповедь Евангелия в среде сект и других религиозных учений и течений». Для того чтобы продуктивно общаться с иноверцами, нужно знать основу их учения, понимать, во что эти люди верят.

Следующий блок занятий — «Проповедь Евангелия в профессиональных сообществах». Будем учиться выстраивать диалог с представителями различных профессий: врачами, учителями, юристами, строителями и т. д. Христос не зря говорил притчами, основываясь на каких-то понятиях, близких тем, с кем Он общался. Например, притчи о зерне и о сеятеле произнесены в Галилее, где население занималось земледелием. Этот принцип нужно использовать в миссионерской работе — говорить с людьми на понятном им языке.

Медикам, к примеру, можно сказать следующее: «Вы знаете, что за время жизни тело каждого из нас на клеточном уровне несколько раз полностью умирает и воскресает?». Апоптоз — естественное умирание клетки — одна из великих тайн организма. До сих пор нет объяснения, почему клетка гибнет, когда вокруг есть всё, чтобы она жила дальше. Причем умирает она по разработанной до мельчайших подробностей схеме, словно срабатывает какой-то ограничитель жизни. Например, красные клетки крови — эритроциты — живут 120 дней, затем погибают, и двухвалентное железо, входящее в состав гемоглобина, транспортируется в костный мозг для синтеза молодых клеток. Суммарная масса клеток, которые на протяжении одного года жизни подвергаются разрушению, эквивалентна массе тела человека. Столько же за год появляется новых клеток. Все медики и биологи это знают. Разговор на понятном им языке науки может настроить душу человека на памятование о смерти и явить прообраз всеобщего воскресения.

— А как объяснить, что такое жертвенная любовь — основа христианства?

— Привести в пример рождение нового человека. Код жертвенности прописан в нас изначально. Когда наступает беременность, организм матери не думает, сберечь кальций для своих костей или отдать его для формирования костей плода. Он просто отдает, зачастую себе в ущерб. Но без этой жертвы новая жизнь не появится.

Еще пример: любая иммунная реакция протекает с помощью клеток крови — лейкоцитов. Если в организм проникает какое-то инородное тело, к примеру, заноза, лейкоциты устремляются туда и вступают в сражение. Многие из них в этом бою гибнут, образуя гной. Но если они не будут сражаться и умирать, может начаться заражение крови. Мы видим, что на клеточном уровне многое зиждется на жертвенности. Заглянем в микроскоп — и там увидим десницу Творца, узрим премудрость Того, Кто сказал: Если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода (Ин. 12, 24).

Аналогичные примеры можно привести для людей из любой профессиональной среды.

Главное оружие — любовь

— Чему будет посвящен третий блок?

— Мы будем учиться практически применять полученные на теоретических занятиях знания. Постараемся понять, как быть миссионером в наше время, какие особенности свидетельства о Христе существуют в Православии.

— Есть ли какие-то универсальные правила, которых нужно придерживаться, говоря на религиозные темы с иноверцами?

— Общий принцип такой: нельзя говорить, что их вера полностью неправильная, что у них всё не так. Стоит начать с признания положительных моментов: «Хорошо, что ты веришь в Единого Бога, хорошо, что у вас на высоте семейные ценности», — скажем мы в беседе с мусульманином. Если начать разговор с конфронтации, диалога не получится. Нужно сначала человека расположить к себе, а потом рассказать, как веруем мы. Не убеждать, а просто объяснить, посеяв в душу семя, которое, если Богу будет угодно, прорастет. Ну и конечно, главное оружие миссионера — любовь. Ораторским искусством можно поразить, заинтересовать, но тронуть сердце человека можно только любовью. А для того, чтобы в твоем сердце такая любовь появилась, над собой нужно много трудиться. Так что миссию, как и всё в христианской жизни, нужно начинать с себя.

— Предположим, что курсы закончились, ваши слушатели вышли с ощущением, что они теперь грамотные миссионеры. Что дальше? Куда они пойдут? Как и где они станут реализовывать полученные знания?

— В своей обычной жизни. Свет Христовой истины мирянин-миссионер, прежде всего, призван нести тем, кто его окружает: близким, друзьям, коллегам. Нужно найти священника, который занимается просветительской работой либо служением, которое вам интересно, начать ходить к нему на исповедь и под его руководством уже совершать какие-то дела на благо Церкви.

— Почему Вы подчеркнули: «начать ходить к нему на исповедь»?

— Потому что священник должен узнать человека и убедиться, что это служение будет ему по силам. Порой бывает так: «Батюшка, благословите меня заняться социальной работой», — говорит какая-то активная, но редко исповедующаяся, малознакомая священнику прихожанка. Допустим, священник благословит, а через месяц она приходит в слезах: «От меня муж ушел». Оказывается, ситуация в ее жизни такова, что вместо того, чтобы заниматься внешними делами, ей нужно было уделять внимание семье. Кроме того, иногда миссионерствовать рвутся люди, имеющие неправильное представление о нашей вере, которые и свою духовную жизнь выстраивают неправильно. И, если они будут это собственное представление транслировать — горе священнику, который не глядя благословил, и погибель самому «миссионеру».

Очень важна укорененность человека в литургической традиции. Он должен регулярно исповедоваться и причащаться. Еще лучше, если он будет читать на клиросе или, если это мужчина, помогать священнику в алтаре. Большое значение имеет также регулярность миссионерской работы. Нужно заранее определиться со временем, которое человек сможет уделять своему послушанию. Пусть это будет два часа в неделю, но это должно быть постоянное, выделенное время.

Еще одно большое направление работы для человека, желающего послужить Церкви, — его родной приход. Когда в храм приходит новоначальный, он, как правило, ничего не знает: как к исповеди и Причастию подготовиться, как благословение взять, как разобраться в богослужении. И понятно, что священник не может каждому такой вводный курс провести. А опытный мирянин — может. Такой духовный патронаж на приходе очень важен. Но и этим нужно заниматься только по благословению священника, который определяет, пригоден ли тот или иной прихожанин в своем нынешнем состоянии к этому служению. То есть мы снова приходим к тому, что каждый человек, который хочет Церкви послужить, должен пустить корни в церковный пол, прорасти в приход, стать его клеточкой. А когда прихожане кочуют по разным храмам, плодотворное служение вряд ли возможно.

Фото Андрея Гутынина

Газета «Православная вера» № 22 (546)

Патриарх призвал активнее привлекать мирян к миссионерскому служению

Приблизительное время чтения: 2 мин.

Делом миссии, консультированием по вопросам веры и другими видами катехизаторского служения могли бы заниматься не только священники и миссионеры с образованием, но и подготовленные для этого миряне, с таким предложением выступил патриарх Кирилл.

Теме подготовки и задействования приходских катехизаторов и консультантов Святейший посвятил часть своего доклада на ежегодном Епархиальном собрании Москвы 21 декабря, сообщает сайт «Патриархия.ru».

Первосвятитель напомнил, что при столичном Новоспасском монастыре были организованы курсы для приходских катехизаторов-миссионеров, а также для тех, кто занимается в московских храмах приходским консультированием — отвечает на вопросы пришедших, помогает им сориентироваться в храме, знакомит со священнослужителями.

При этом Первосвятитель отметил, что такую подготовку должны проходить не только штатные приходские катехизаторы и консультанты, но и помогающие им добровольцы.

Читать еще:  Боливийский президент назвал Католическую Церковь "главным врагом"

— Впрочем, и для катехизаторов, имеющих профильное образование, стоит продумать нетривиальные программы повышения квалификации. Можно, например, создать на общемосковском уровне сообщество катехизаторов-миссионеров, чтобы эти активные миряне не ограничивались своими приходами, а знакомились с практиками коллег, проводили межприходские мероприятия. Знаю, что такая работа частично ведется, и считаю, что она должна получить развитие, — отметил Предстоятель Церкви.

Также, по мнению патриарха, необходимо развивать миссионерское служение за пределами храма.

— В московских приходах есть воцерковленные миряне с хорошим образованием, желающие и могущие помочь в богоугодном деле проповеди Евангелия. Надо дать этим людям максимальную возможность реализовывать себя на этом поприще, — заявил Святейший.

— Способов тому множество, и немало уже делается. Например, получила широкое распространение практика подготовки листовок и раздача их прихожанам в Великую Субботу или на Христово Рождество. Надо развивать такую практику, распространяя ее на другие дни, как это уже делается на некоторых приходах. Праздники, по сути, являются сильнейшим миссионерским действием, каждый месяц напоминая о евангельских событиях и о том, что Бог сделал для нас, — добавил Первосвятитель.

— Почему бы накануне двунадесятых праздников не снабжать активных прихожан листовками и не направлять их за церковную ограду? В рамках миссионерского служения приходам можно организовывать совместные культурные и общественные мероприятия для прихожан в городском пространстве. Это могут быть и экскурсии по городу, и концерты в близлежащих домах культуры, и совместные походы в кино, на фестивали, — предложил Предстоятель.

В заключение патриарх Кирилл напомнил, что «миссия Церкви — это не только обращение в веру иноверцев или язычников, но и конкретные дела, направленные на тех, кто живет рядом с нами, но еще не увидел свет Христовой правды».

Христианин не может не быть миссионером

Каковы формы, цели и задачи православной миссии в современном обществе? Можно ли говорить о каком-либо успехе в этой области и, если да, каковы критерии наших успехов и поражений? Мы беседуем с секретарем Белгородского епархиального управления, руководителем сектора «Методология и практика миссионерской работы» Миссионерского отдела Московского Патриархата протоиереем Димитрием Карпенко.

– Отец Димитрий, еще два года назад слово «миссия» вызывало эмоции, энтузиазм, но последнее время эта волна воодушевления спадает. Что изменилось? Нужна ли вообще сейчас какая-либо миссия?

– Вне зависимости от того, какие эмоции вызывает у нас это слово сегодня, оно относится к непреходящим ценностям, которые мы должны отстаивать. Мы должны трудиться и прилагать все усилия для того, чтобы осуществлять то, что это слово подразумевает. Зачастую слово «миссия» сегодня произносится всуе людьми, которые даже не имеют понятия о той повседневной миссионерской работе, к которой призван каждый член Церкви. В словесных баталиях стирается очевидный смысл важных вопросов и вещей, о которых, несомненно, нам нужно говорить ответственно.

Мы должны осознать, что к миссионерской работе и активному свидетельствованию призваны все члены Церкви, но выстраивать стратегию и тактику нашего поведения должны профессионалы. Для этого создаются синодальные структуры, утверждается их кадровый состав. Формулируя стратегию миссионерской деятельности Церкви, мы должны вести профессиональный разговор о предстоящей нам работе.

– А может ли христианин не быть миссионером, не гореть этим огнем и не осуждать себя за это?

– Нет, не может, точнее – не должен, хотя обычно именно так и складывается. Люди считают себя христианами и уверены, что не должны активно проявлять себя в церковной жизни.

Думать, что Церковь делится на профессиональных церковных людей – священнослужителей и тех, для кого они осуществляют эту деятельность – прихожан, – ложная и опасная установка. Считать, что Церковь нужна только для того, чтобы «удовлетворять религиозные потребности» – в корне неверно.

Наверное, даже за всю нашу жизнь мы так и не сможем преодолеть эту косность и инертность, но мы обязаны это делать, независимо от того, будет у нас что-то получаться или нет. Можно сказать с уверенностью, что многое у нас и не получится. Однако мы должны помнить, что наша цель – пробудить в людях жажду и вкус к активному свидетельствованию, к тому, чтобы рассказывать о своей вере и увлекать ею остальных. Если мы осознаем себя членами Церкви, не просто плывем по течению, а хотим активно преобразовывать пространство вокруг себя, мы должны задаваться этими вопросами.

У нас неправильное понимание, что мирянин – это что-то мирское, нецерковное, тот, кого не пускают в алтарь. Этакий «не до конца церковный человек». Это неверно. Православное богословие вообще не знает разделения на посвященных и непосвященных членов Церкви, хотя нечто подобное закрепилось в практике приходской жизни. Тем не менее, все мы составляем единый народ Божий – лаос. Это греческое слово говорит о том, что все мы, духовенство, епископат и миряне едины в Теле Христовом. У каждого из нас – свое дарование, свое место служения, но нужно просто осознать, что на том месте, которое мы занимаем, мы должны нести миссионерское послушание, которое нам дал Сам Бог.

– Давайте конкретизируем: вот человек мирно работает в офисе. Он что, должен тут же проповедовать?

– Пожалуйста. Человек в офисе, прежде всего, должен качественно делать свою работу, тем самым свидетельствуя о вере. Все то, что он обязан делать, он должен делать ответственно, ведь служение христианина — это не только посещения воскресных и праздничных богослужений. Христианство — это всегда ответственность, и эта ответственность должна выявляться прежде всего там, где Бог поставил нас трудиться.
Вера христианина проявляется в том, как он выстраивает личные ежедневные отношения с окружающими людьми: через призму веры или через ее отсутствие? Это раскрывается в мелочах. Нужно, чтобы вера определяла все наши действия. Нельзя служить миру всю неделю, а потом в субботу и воскресенье «побыть христианином», отдать дань Богу. Это совершенно неверно. Каждый день должен осознаваться как время, данное нам Богом для того, чтобы мы отвечали на Его призыв, чтобы мы осуществляли Его волю о нас самих

– Значит, можно говорить, скажем так, об активном миссионерстве-проповеди и миссионерстве, как ежедневном подвиге?

– Уровень приложения дарований может быть разным, но осознание своей ответственности должно быть у всех.

Это может быть тихий, незаметный труд, а может быть публичная деятельность, которая заметна и вызывает дискуссию, но исходный принцип – един.

Нужно понять, что Бог в Евангелии обращается к каждому из нас, независимо от того, сколько у нас денег, машин, домов. Он обращается к нам здесь и сейчас. Вопрос, откликаемся ли мы на это, или оставляем на потом.

Очень часто мы все оставляем на потом. Придет время, я поживу, а потом я буду в храм ходить, молится. Наступит пост – тогда и буду причащаться. Мы всегда находим множество причин для этого «потом». Принцип жизни «потом» губителен. Все нужно сейчас, другого времени нет.

Авва Дорофей замечательно говорит о том, что нам никто не вернет нам того времени, которое мы потеряли: «Кто нам даст время сие, если мы понапрасну потеряем его? По истине мы будем искать сих дней и не найдем их». То время, которое дано сейчас, надо стараться использовать с максимальной пользой. Даже если не все получится, появится самое главное, что невозможно купить ни за какие деньги и взять напрокат – опыт жизни в Церкви, который можно приобрести, отвечая на призыв Бога, через ежедневную борьбу с самим собой.

– В понятии человека, который немного знаком с миссией, она разделяется на два направления: первое – это путешествие в дальние края, связанное с трудозатратными действиями, а второе – миссия среди людей крещеных, но не просвещенных, например, горожан, студентов. Изменилось ли здесь что-нибудь?

– Эти направления миссионерской работы должны развиваться параллельно. Необходимо ездить в отдаленные регионы, в которых люди жаждут простого, обращенного к ним человеческого слова, хотят слышать о Боге и Церкви.

Всем нам, духовенству прежде всего, надо понять, что поле нашей миссионерской деятельности лежит в ежедневном общении с людьми. Господь не случайно каждого из нас поставил именно на это место, где мы и должны трудиться. Мы должны понимать, что не кто-то когда-то все за нас сделает, а именно мы, здесь и сейчас. Когда наступит это осознание, тогда начнется движение вперед.

Чем отличается приходской священник от миссионера и есть ли между ними вообще какая-то разница?

– Можно сказать, что отличается сферой своих обязанностей, но эта разница искусственная, потому что, по большому счету, приходской священник – это самый большой миссионер.

Когда человек обращается в Православие, принимает Крещение, куда он идет дальше? В приход. А приход – это община, семья, где все друг другу братья и сестры во Христе, поэтому роль приходского священника в дальнейшем воцерковлении человека – ключевая. Осознает сам пастырь свое служение как созидание Тела Христова? Осознаем ли мы себя частью этого Тела, или отправляем свои религиозные потребности, поскольку это нам необходимо?

Каждому священнику, несущему послушание на приходе, необходимо видеть себя миссионером, созидателем общины, который должен пробудить в пастве желание свидетельствовать о своей вере через приходское служение.

В ранней христианской Церкви был замечательный принцип – всегда все и всегда вместе. Сейчас, к сожалению, этот принцип настолько забыт, что мы чаще всего не все, а если и все, то далеко не вместе.

Это можно наблюдать постоянно, даже на богослужении. Мы присутствуем, молимся, но не всегда причащаемся вместе – и у каждого из нас найдется уважительная причина, почему он сейчас не может быть со Христом. Мы всегда найдем что-то, что нам мешает, и это вносит разделение во все сферы нашей жизни.

Приходской священник должен осознать себя пастырем, который ведет словесное стадо ко Христу, и во Христе созидает то Тело, частью которого мы являемся. Если приходские священники и все члены прихода осознают свое призвание как миссионерское, тогда можно говорить об успехе нашей деятельности.

– Слово «миссионер» для широкой аудитории связано с небольшим кругом имен, которые буквально можно пересчитать по пальцам. К сожалению, эти люди объективно выходят из того возраста, когда можно часто и много куда-то ездить, постоянно общаться с молодежью. Подрастает ли новое поколение миссионеров, готовы ли они перенимать эстафету или лямку так и будут тащить те, кто впрягся в нее в середине 80 -90-х годах?

– Несомненно, мы должны поклониться и отдать должное тем немногим, кого мы называем миссионерами и знаем по именам. Они действительно сделали многое для нашей Церкви, и мы должны быть им благодарны. Но, конечно, нельзя сказать, что ими ограничивается миссионерская деятельность нашей Церкви. Воспитание новых кадров – вопрос, для решения которого прикладывается много сил. С 1996 года в Белгороде действует первая, и пока единственная семинария с миссионерской направленностью, призванная готовить новое поколение миссионеров, которые могли бы адекватно отстаивать позицию Церкви в обществе.

О новом поколении выпускников различных духовных школ можно судить хотя бы по тем общецерковным мероприятиям, в которых они принимают участие. Я все время встречаю новые лица, вижу новых людей. Видно, что это люди молодые, которые желают и хотят работать на этом направлении.

Несколько лет назад широко велась дискуссия о миссии в интернете. Многие верующие ставили это своей личной задачей, об этом говорило и священноначалие. Что произошло с этой миссией? Не зашла ли она в тупик?

– Да, это слишком громкое это слово. Думаю, сегодня наша задача – просто быть, присутствовать в интернете, говорить о церковной жизни и адекватно выражать свои мысли и чувства, и, опять-таки, обращаясь к ключевому понятию нашей сегодняшней беседы, быть ответственными за все, что мы делаем и в интернете, и в реальной жизни. Если не будет этой ответственности, то все наши слова превратятся в виртуальное сотрясание воздуха, не приносящее ничего, кроме очередного скандала и ссоры.

Читать еще:  Крестный ход с Зиновинской иконой совершен на Виннитчине

Я считаю, что православные христиане должны присутствовать в интернете, осваивать его пространства. Понятно, что объять необъятное невозможно, один человек не в состоянии освоить все площадки, которые предлагает ему интернет, поэтому каждый в силу своих талантов, своих дарований должен трудиться на том поприще, где что-то у него получается, где чувствуется обратная связь. Если мы чувствуем, что мы можем быть услышаны другими, надо продолжать тихо и ненавязчиво работать в этой сфере. Но питаться иллюзиями, что мы заведем свой блог, аккаунт и быстренько обратим всех своих собеседников к Богу – давно развеявшаяся иллюзия. Сразу и вдруг ничто не происходит.

Когда-то чем-то свежим, новым была рок-миссия. Какие перемены произошли на этом направлении?

– Свою роль рок-миссия сыграла, через нее, можно говорить наверняка, в Церковь пришло определенное количество людей. Мы переболели этой темой, увидели все ее достоинства и недостатки. Не нужно отбрасывать этот опыт, давайте извлечем из него урок.
продолжение следует…

Православная Жизнь

Чи може мирянин бути місіонером, християнським мислителем або проповідником? Відповідь на це питання давайте пошукаємо в минулому.

Ви замислювалися над тим, що імена багатьох місіонерів-мирян і так досить відомі. Тут відразу потрібно згадати святителя Григорія, просвітителя Вірменії, який жив у першій половині IV століття. Незважаючи на те, що він згодом отримав сан єпископа з рук архієпископа Кесарії Каппадокійської Леонтія, більшу частину свого місіонерського та мученицького подвигу він зробив, будучи мирянином. Найважливіше, що навернення до християнства, через його чудесне зцілення від безумства і біснування вірменського царя Тірідата, св. Григорій звершив ще не маючи сану.

Приблизно в цей же період свій місіонерський подвиг несла рівноапостольна Ніна, просвітительниця Грузії. Свого часу вона врятувалася від рук нечестивого Тірідата і досягла Середньої Іверії. У місті Мцхеті вона своєю проповіддю навернула до християнства Карталинських євреїв і язичників. Згодом працями святої Ніни до Христа навернулися цар Міріан і його дружина Нана.

У IV столітті проповідь Євангелія в Ефіопію (в той час Аксумське царство) приніс також мирянин — фінікіец, святий Фрументій. Варто згадати, що в переказі самих абиссинців відомостей про нього не збереглося, проте є лист візантійського імператора Констанція до абиссинських царів сазанами і Айзане, з приводу поставлення Фрументія Аксумським єпископом. Висвятив Фрументія в єпископи святитель Афанасій Олександрійський, проте причиною цієї події був той факт, що Фрументій разом зі своїм братом Едесієм, ще будучи мирянами, досягли високих посад при Аксумському царі Айзане, що дозволило їм відкрито проповідувати християнство. За допомогою греків, які торгували з ефіопами, вони побудували храм в Аксумі, що лише сприяло поширенню християнства. Ряд подій дозволив Фрументію виїхати, а потім знову повернуться в Ефіопію вже в сані єпископа і продовжити свою місіонерську справу.

Не можна не сказати, що на початку своєї діяльності, під час подорожі разом зі св. Германом на Британський острів для боротьби з єрессю Пелагія, святий Патрік Ірландський також діяв як місіонер-мирянин. Будучи вихідцем із знатного шотландського роду, в Ірландію він потрапив як раб, викрадений морськими розбійниками. Шість років провів в Ірландії, після чого йому вдалося потрапити на батьківщину, проте ревнощі про проповідь Євангелія серед грубих язичників і Божественне покликання підштовхнули його повернутися до кельтських племен в сані єпископа і продовжити свою місію. Завдяки його працям Кельтська Церква носила особливий чернечий характер і устрій.

Торкнувшись такої теми, не можна не згадати про місію свт. Миколая Японського. Про неї збереглося досить багато відомостей, що дозволяють зрозуміти, що проповідь Євангелія в Країні висхідного сонця була організована на такому рівні, що їй позаздрили б багато сучасних логістів. Найважливіше, що владика Миколай активно залучав до справи місії місцеве населення. Перші, кого він виховував, були японці-катехити, що несли основне навантаження проповідницької діяльності на місцях. Святитель з самого початку щиро вірив в успіх цієї богоугодної справи і цим оптимізмом заражав катехитів, багато з яких згодом приймали сан.

Ознакою високої якості місіонерської роботи є той факт, що владика Сергій (Тихомиров), призначений в 1908 році єпископом Кіотським, вікарієм Токійської єпархії і очолив її після смерті свт. Миколая, в перший же рік своєї місіонерської діяльності вказує на наявність катехитів у багатьох японських містах, таких як Мацуяма, Кобе, Осака, Кіото, Тоехасі, Сідзуока, Такасакі та багатьох інших. Причому досить частими були випадки, коли в містах діяли тільки катехити без наявності постійного священика, при цьому в їхні обов’язки входило написання щомісячних звітів про виконану роботу, успіх місії і стан місцевої громади. Згодом свт. Микола зміг навіть організувати окреме училище для катехитів, а також, що важливо, православне училище для жінок.

Торкнемося і ролі мирян в сфері освіти і для прикладу згадаємо англійців і росіян. Грімбальд Реймський і Іоанн Саксонський працювали при англійському королі Альфреді Великого в IX столітті. Взагалі, сам король Альфред прославився як благочестива людина, що постійно цікавиться питаннями християнства. Саме це спонукало його організувати місію до Індії. У себе ж на батьківщині працями Грімбальда і Іоанна Альфред подбав про переведення окремих книг Святого Письма, а також творів Боеція, свт. Григорія Великого, Орозія і Беди Високоповажного.

У Російській імперії служіння мирян у галузі освіти набуває особливі форми. Вся справа в тому, що петровські церковні реформи досить жорстко ввели Церкву в бюрократичні державні структури, тому діяльність кожного християнина, який так чи інакше був пов’язаний з церковною ієрархією, строго, а часто і жорстоко контролювалася державою (Згадати хоча б правління Анни Іоаннівни або цензуру часів Миколи I). Такий стан справ призвів до того, що розвиток богословської думки і релігійна активність були пов’язані з діяльністю мирян, причому без зв’язку з духовенством і будь-якими формальними церковними структурами: «Нерідко всю унікальність і неприродність такого стану речей навіть не усвідомлювали самі учасники такого «православного життя», для яких зв’язок з Церквою обмежувалася участю в богослужінні», — пише Сергій Філатов, один з дослідників нашого питання. Таким чином, православне богослов’я і просвітництво було пов’язане з іменами аристократів Олексія Хомякова і братів Киреєвських. Спочатку всі, а в подальшому переважна більшість мислителів і філософів срібного століття були мирянами, які вважали себе православними, але при цьому ніяк не пов’язаними з церковною ієрархією. Згадаймо хоча б імена Миколи Бердяєва, Володимира Соловйова, Семена Франка, Дмитра Мережковського і багатьох інших. Не можна сказати, що описане положення справ не має недоліків, але все ж це певний історичний досвід.

Не всі згадані форми служіння мирян у Церкві можна відновити в сучасній дійсності, однак вони ясно свідчать, що всім нам — і священикам, і мирянам — варто бути хоч трохи активнішими і у власній освіті, і в справі проповіді Євангелія.

Протоієрей Володимир Долгих

Руська Православна Церква

Офіційний сайт Московського Патріархату

  • Патріарх
  • Новини
  • Документи
  • Міжсоборна присутність
  • Публікації
  • Організації
  • Персоналії
  • Фото
  • Відео
  • Аудіо
  • Анонси
  • Тисячоліття преставлення рівноапостольного князя Володимира

  • Архієрейський Собор-2021
  • Архієрейський Собор-2017
  • Архієрейський Собор-2016
  • Архієрейський Собор-2013
  • Архієрейський Собор-2011
  • Помісний Собор-2009
  • Архієрейський Собор-2009
  • Патріарх
    • Служіння
    • Зустрічі та подорожі
    • Виступи та послання
    • Укази та нагородження
  • Вища Церковна Рада
  • Міжсоборна присутність
  • Синодальні установи
  • Московська Патріархія
  • Єпархії та Екзархати
  • Помісні Церкви
  • Церква й держава
  • Церква й суспільство
  • Наука та освіта
  • Видавництва та ЗМІ
  • Пам’ятні дати
  • Міжрелігійні відносини
  • Гоніння на християн
  • Інослав’я
  • Старообрядництво

Головні новини

Святіший Патріарх Кирил: Патріарх Варфоломій відпав у розкол

У свято Воздвиження Хреста Господнього Святіший Патріарх Кирил звершив Літургію в Храмі Христа Спасителя

Напередодні свята Воздвиження Хреста Господнього Святіший Патріарх Кирил звершив всеношну в Храмі Христа Спасителя

Відбулося чергове засідання Священного Синоду Руської Православної Церкви

Священний Синод доручив розглянути численні звернення кліриків Олександрійської Православної Церкви з проханням про прийняття їх під омофор Московського Патріархату

Архів

  • PDA-версія сайту
  • Наші банери
  • Експорт новин
  • Список ЗМІ, які отримали гриф «Схвалено Синодальним інформаційним відділом Руської Православної Церкви»

Святіший Патріарх Кирил: Увага до тих, кто приходить у храм — наш обов’язок

25 липня ц.р. Священний Синод, обговорюючи тему кордонів парафій відзначив «важливість відтворення общинного ладу парафіяльного життя» ( журнал № 74). Синодальне рішення нагадує архіпастирям, пастирям і вірним чадам церковним, що «найважливішим проявом духовної спільності парафії є спільна участь кліру й парафіян у Святій Євхаристії і літургійне життя, багатство можливостей якого слід всіляко використовувати для розвитку в мирянах почуття причетності до життя Церкви».

«Кожен клірик або мирянин, тією чи іншою мірою має відповідальність за різні сторони парафіяльного життя, покликаний осмислити це найважливіше синодальне визначення, подумати про те, як воно може бути реалізоване в його служінні Богові й людям», — наголошується в посланні Його Святості.

Предстоятель закликав «обговорити цю тему на єпархіальних та парафіяльних зборах, а також пастирських нарадах єпархіального і благочинницького рівня», «обговорити неформально, не для звіту в Московську Патріархію, але з повним розумінням важливості цієї теми для життя всієї Церкви».

«Наші роздуми про розвиток парафіяльного життя повинні охоплювати не тільки активну частину парафіян, що регулярно приходять до храму і складають чи можуть скласти кістяк парафіяльних громад, до розвитку яких закликав Священний Синод, — зазначив Святіший Патріарх. — Не менш важливою є турбота про тих, хто ледве переступив поріг храму».

За словами Його Святості, неприйнятно, коли священнослужителі та парафіяльні співробітники ставляться до тих, хто вперше прийшов до храму байдуже й недоброзичливо.

«Увага по відношенню до тих, хто приходить до храму, любов у Христі до тих, хто шукає Його — наш обов’язок, що випливає із слів Спасителя: «Того, хто до Мене приходить, Я не вижену геть» (Ін. 6:37)», — нагадав Первосвятитель.

«Радію, що в дуже багатьох парафіях докладаються зусилля до того, щоб з любов’ю й гостинністю зустріти тих, хто ще з сором’язливістю озирається в поки ще незнайомому місці — храмі Божому, — йдеться в посланні. — У міських парафіях, де можливостей для цього більше і де є така необхідність, організовуються чергування священиків і місіонерів-мирян. Цьому сприяють, зокрема, постанови Архієрейських Соборів і Священного Синоду, що передбачають впровадження в благочиннях і на парафіях посад катехитів і місіонерів і роз’яснюють обов’язки таких співробітників».

«Важливо, щоб за цими рішеннями сталися не тільки призначення відповідних посадових осіб, а й реальна, жива робота дороговказування до Христа», — заявив Святіший Владика.

На думку Патріарха, кожен, хто недавно відкрив для себе дорогу до храму, «повинен зустріти тут справжню любов і привітні роз’яснення того, як влаштований храм, чим живе парафія, як взяти участь в її житті».

«І тут основне завдання лягає на мирян, парафіяльних місіонерів, у тому числі, і навіть, можливо, в першу чергу, — на добровольців з числа активних парафіян, — відзначив Предстоятель. — Як має бути поставлена ця діяльність з урахуванням специфіки кожного регіону, специфіки мегаполісів, обласних чи районних центрів та сіл? Вважаю важливим, щоб і ця тема була обговорена в єпархіях під час пастирських нарад».

На складні питання парафіян, що стосуються духовного розвитку і важких життєвих обставин покликані відповідати парафіяльні пастирі, «проявляючи належне терпіння, не ухиляючись від спілкування під приводом втоми або нестачі часу».

Святіший Патріарх Кирил нагадав, що Вища Церковна Рада, засідаючи 17 червня ц.р., визначила тему життя парафіяльних громад однією з найважливіших для чергового Архієрейського Собору. «У зв’язку з цим прошу Преосвященних архіпастирів потурбуватися ознайомленням парафіяльних священиків і співробітників з цим зверненням, а також організувати як обговорення пропозицій, що містяться в ньому, так і їх реалізацію. За підсумками обговорення. прошу направити мені пропозиції і міркування єпархій щодо порушених питань», — закінчив Предстоятель Руської Церкви.

Читать еще:  В Смольном соборе Санкт-Петербурга впервые за почти 90 лет совершено богослужение

Прес-служба Патріарха Московського і всієї Русі

Мирянин в святцах

В наших святцах очень мало мирян. Святых, имею в виду, мирян. Монахи есть, князья есть, есть юродивые, мирян не хватает. По закону подражания (а это очень важный психологический закон) мирянину некому подражать. В случае стремления к святости ему словно говорят: иди в монахи или юродствуй – иначе святость и ты живете на разных церковных полюсах.

Для Церкви сегодня это один из важнейших вопросов.

Конечно, святые миряне в Церкви были всегда. Только вместо святцев попадали они в светскую литературу. Например, «Живые мощи» Тургенева или «Матренин двор» Солженицына. Это как бы главы из нового патерика, точнее – из «митерикона», поскольку речь в них идет о святых женщинах. Незаметные труженики, терпеливые страдальцы, все те, по чьей жизни можно приблизиться к деятельному изучению Евангелия. Вот их-то и не хватает.

В истории живописи, скажем, долго кисти художника удостаивались цари, военачальники, батальные сцены и натюрморты. Потом что-то изменилось в сознании художников, и на полотнах ожили балерины, официантки, «едоки картофеля» и работники портовых доков. Они были, конечно, в жизни и раньше. Но кисть художника не бралась за них, потому что общественное сознание лишало их достоинства героя картины. Дело изменили фламандцы, потом импрессионисты, потом все остальные. И вот маленький человек стал интересен. Он, рыбак, или она, молочница, – в них разглядели ту красоту и глубину образа, которые раньше признавались только за инфантами или благородными барышнями на конной прогулке. Чего-то подобного ждет Церковь. Ждет того изменения сознания, при котором мы увидим неподдельную святость, не обязательно облаченную в схиму или носящую железный колпак юродивого.

Так уже было недавно в отношении священства. Священников на Руси были сотни тысяч, но смиренный наш народ даже не ждал от них святости. Ждал треб и Таинств, но не личной святости. Пока не засиял яркой свечой на церковной свещнице Иоанн из Кронштадта. Это было удивительно. Как? Живет в миру! Женат. Не схимник, не столпник, а при этом огненно-свят и чудотворен. С тех пор люди получили возможность искать святости не только в монастыре, но и на мирском приходе. Жизнь священников, надо сказать, усложнилась. Требования к ним значительно повысились. Если один смог, то, значит, не только он один может. И потом был праведный Алексий Московский, канонизация Алексия Бортсурманского… Святость и иерейство стали рифмоваться без натяжки. А пушкинский «поп – толоконный лоб» стал, чем и был, – карикатурой. Вот нечто подобное должно совершиться и в отношении обычного мирянина.

Здесь нет места формализации, и дело не должно принять форму церковного закона. Должен произойти сдвиг в сознании. Хотя мы и вправе определить некоторые критерии этого существующего, но не опознанного явления – святости в миру. Сразу оговорюсь, что речь не идет о мучениках. Тут как раз все ясно. Мирянин он или носитесь сана, кровь, пролитая им за Христа, снимает вопросы. Речь идет о живущих в миру и в мирное время, но живущих по Евангелию людях, на которых Церковь имеет право указать, говоря: вот, возлюбленные, перед вами еще один образец того, как угождают Богу Живому; здесь можно и брать пример, и просить молитвенного заступничества.

Прежде всего должна быть, конечно, верность Христу и Его Церкви, церковность

Итак, если о критериях, то это, конечно, верность Христу и Его Церкви. Доказанная верность, не вызывающая сомнений. Речь ни в коем случае не о «безверной праведности», общечеловеческих ценностях или толстовских метаниях в поиске конечной правды. Литургию любил, службы воскресные не пропускал, участвовал в жизни прихода и так далее. При разнообразии человеческих типов разнообразной будет и эта графа «церковности». Но, согласитесь, не так уж трудно отличить абстрактного человеколюбца или не молящегося Богу гуманиста от человека, преданного Церкви без пафоса и относящегося к ней как к Матери.

Потом основная деятельность. Есть профессии, при которых не «работают», а служат. Врачи, юристы, педагоги – это люди, вовлеченные в священную деятельность. Одни уменьшают боль человеческой жизни, другие отстаивают справедливость, третьи помогают сформироваться и раскрыться человеческой личности. Это не простые занятия. Евангелию Иисуса Христа там самое место. Впрочем, нашлось бы место и ювелиру, и садовнику, и кондитеру. Вопрос в том, насколько качественно, с какой самоотдачей человек проходил свое земное поприще. Это очень непраздный вопрос. Ведь было когда-то кем-то сказано, что на Руси найти святого легче, чем праведного. И праведность в данном случае – это горизонтальные связи с людьми, а святость – вертикальные отношения с Богом. От неправды человеческих отношений, от всей этой «горизонтальной грязи» люди как раз бегут к «вертикальной святости», уходят из мира или мечтают о таком уходе. И нам действительно не хватает таких отношений между людьми (между пациентом и врачом, продавцом и покупателем, работодателем и рабочим), которые бы построены были не на корысти, не на чувстве превосходства, не на хитрости и обмане, а на правде Божией. В конечном итоге любая профессия может быть путем к Богу и служением, если сердце человека-деятеля устроено в согласии с заповедями. Это один из главных дефицитов нашей жизни. Здесь же и вопрос о нашей истории, ее прошлом и будущем.

Еще одна важная вещь – семейственность. Хороших семей настолько мало, что те, кто сумел выстроить и не разрушить христианскую семью, уже «тянут» на непризнанного святого. И семейственность может быть буквальная, личная. Это когда виден и ты, и твои дети, и внуки, и вообще всё, что с тобой связано в этом смысле. Но может быть и девственность в миру. Может быть желание брака при невозможности его по тем или иным причинам. Может быть воспитание усыновленных детей. Много всего может быть. Сама жизнь церковная – это жизнь семьи, где есть «матушки» и «батюшки», приходская семья, «братья» и «сестры», духовные отцы. И церковная жизнь может быть понята именно как жизнь семейная, когда ты реализуешь себя не как «гордый праведник – одиночка», а через семью-общину, через связь с другими.

Речь, таким образом, будет вестись не только и не столько о многодетных семьях (хотя и о них тоже) и не о возрождении неких патриархов, окруженных несколькими поколениями потомства. Речь будет идти о жизни, в которой принцип соборности реализовался через любовь. Соборность без любви – это бюрократия и механическая организация. А соборность через любовь – это и есть семейственность.

Должна быть семейственность – в широком понимании: речь о жизни, в которой принцип соборности реализуется через любовь

Все три упомянутые понятия перетекают друг в друга и, хоть не сливаются до конца, представляют некое единство. Труд в коллективе, жизнь на приходе и собственная семья с ее ежедневными трудами и сложностями – это точки практического применения евангельского опыта и одновременно приобретение этого опыта. В разговоре об этом опыте мы привычно говорим о смирении и терпении. Словно подчеркиваем, что мир неисправимо зол и единственный способ жизни в нем для христианина – это постоянное терпение и смиренное принятие того, что ты не в силах изменить. Так и есть. Отменять здесь нечего. Но есть что добавить.

Чтобы мир не был так невыносимо труден для жизни и временами отвратителен, нужно ввести в него Христа. Он и Сам уже добровольно ввел Себя в мир, родившись от Девы. Но нам предстоит в опыте веры увидеть Его там, где Его видеть не привыкли. Не только в мире церковных Таинств, но и в так называемом «Таинстве брата», то есть в общинной жизни, где, по слову Антония Великого, «от ближнего жизнь и от ближнего смерть». Где нужно научиться видеть Христа в людях, с которыми рядом ты поставлен жить и трудиться по Его воле. Это и есть та вожделенная «мирская святость», которая, конечно же, есть. Но которая «не канонизирована». То есть она не осмыслена, не всегда и узнана. В ее скромном звучании не указан камертон для настройки многих голосов. Каждый святой (так нам кажется) словно поет сольную партию вопреки окружающей какофонии. И маленький человек привыкает к мысли, что ему стоит помолчать. Ведь с его скромными вокальными данными и слухом, далеким от идеального, он сам себе кажется недостойным пения. И это – смиренная ошибка, если только ошибки могут быть смиренными. Ведь посмотрите на наши церковные хоры. Там не поют Паваротти или Пласидо Доминго. По правде, они там и не нужны. Там поют самые простые люди без оперных данных. И до чего же хорошо они подчас поют, когда Сам Дух Божий не отказывается петь вместе с ними! Если хотите, это скромный образ «обычной святости», явленной на время Литургии обычными людьми. И образ этот можно расширить.

Маленький человек в семье. Маленький человек на обычной работе. Маленький человек в рядовом приходе. И «маленький» Христос всюду с этим маленьким человеком. Вот цель жизни, если хотите, всякого человека, через Крещение и Миропомазание приобщенного к Православной Церкви.

Я говорю «маленький» в отношении Христа, потому что Он добровольно умалился (так говорят церковные тексты), сошел с Небес до Креста и погребения, сроднился с человечеством. Его Царское величие в полной мере откроется в будущем веке. Тогда Ему не смогут не поклониться даже те, кто сегодня пренебрегает Им или открыто Его не любит. Ныне же Его смирению и простоте угодно пребывать с простыми и смиренными. Тайна причастности к Нему есть тайна святости, к которой призван из нас всякий.

Да, кстати. Будет ли обязан творить чудеса этот святой мирянин? Не обязательно. Больший из всех, рожденных женами, Предтеча не сотворил ни одного чуда, что никак не отменяет его святости. А проповедовать этот святой мирянин будет? Почему бы и нет? Если Бог благословит, будет. Только и это не обязательно. Церковь не имеет ни одной сохранившейся проповеди святого Николая Чудотворца, но он и без проповедей действует в мире силой Христовой. В общем, разговор о частностях вряд ли пока нужен. Нужно, чтобы сама идея святости, сама возможность ее и реальность ее соединились в нашем сознании с образом простого мирянина, не облеченного саном, не занимающего заметное иерархическое место.

Ведь в истории нашей Церкви были разные эпохи. Было время, когда святость являла себя через княжеское служение. Эта эпоха прошла вместе с князьями. Были периоды монашеского расцвета, были и периоды угасания монашества. Было юродство, противостоящее массовому обрядоверию. Были великие учителя, носившие епископский сан, и время их служения совпадает со временем широкого распространения книжных знаний. Не так давно была эпоха мученичества и исповедничества. Многое уже было. Но еще не было эпохи святых мирян. Попытка попа Сильвестра при Иване Грозном через «Домострой» дать образец устроения праведного быта всему крещеному люду не совсем оправдала себя. Так что эпохи святых мирян еще не было. Идея была, идея всегда носилась в воздухе, но самой эпохи не было. Может, ее и не будет. Но говорить и думать об этом, кажется, стоит.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector