1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что такое крестоношение и в чем оно состоит?

Поучение в третью неделю Великого поста.
О крестоношении

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

Иже хощет по Мне ити, да отвержется себе, и возмет крест свой, и по Мне грядет (Мк.8:34), — сказал Господь ученикам Своим, призвав их пред Себя, как сегодня слышали мы в Евангелии.

Возлюбленные братия! И мы — ученики Господа нашего Иисуса Христа, потому что мы — христиане. И мы призваны пред лице Господа во святой храм сей для слышания учения Его. Мы стоим пред лицем Господа; взоры Его устремлены на нас. Пред Ним обнажены наши души; тайные мысли и сокровенные ощущения наши явны Ему. Он видит все намерения наши; Он видит правды и согрешения, содеянные нами от юности нашей; видит всю жизнь нашу и прошедшую и будущую; несодеянное еще нами, уже написано в книзе Его[1]. Он прозирает час перехода нашего в неизмеримую вечность и возвещает нам для спасения нашего Свое всесвятое заповедание: Иже хощет по Мне ити, да отвержется себе, и возмет крест свой, и по Мне грядет.

Силою живой веры возведем к Господу мысленное око наше, — и мы узрим Его, узрим Его, Вездесущего, присутствующего здесь с нами! Отверзем наше сердце, отвалив от входа в него тяжкий камень ожесточения; услышим, рассмотрим, примем, усвоим себе учение Господа нашего.

Что значит — отречься себя? Отречься себя — значит оставить греховную жизнь. Грех, при посредстве которого совершилось наше падение, так объял все естество наше, что сделался для нас как бы природным: отречение от греха сделалось отречением от естества; отречение от естества есть отречение от себя. Вечная смерть, поразившая нашу душу, обратилась для нас в жизнь. Она требует пищи своей — греха, своего наслаждения — греха; при посредстве такой пищи и такого наслаждения вечная смерть поддерживает и сохраняет свое владычество над человеком. Но падший человек признает поддержание и развитие в себе владычества смерти развитием и преуспеянием жизни. Так зараженный смертельным недугом преобладается насильственным требованием недуга и ищет яств, усиливающих недуг, ищет их, как самонужнейшей пищи, как необходимого, приятнейшего наслаждения. Против этой вечной смерти, представляющейся жизнью болезнующему страшным падением человечеству, Господь произносит приговор Свой: Иже аще хощет спасти душу свою, развивая в ней жизнь падения или вечную смерть, тот погубит ю: а иже погубит душу свою Мене ради и Евангелия, умерщвляя в себе греховные пожелания и отрицаясь от греховного наслаждения, той спасет ю (Мк.8:35). Указывая на весь мир, предстоящий нашим взорам, со всеми его красотами и прелестями, Господь говорит: Кая польза человеку, аще приобрящет мир весь, и отщетит душу свою? Какая польза для человека, какое приобретение, если б он возобладал не чем-либо маловажным, но даже всем видимым миром? Этот видимый мир — только кратковременная гостиница человека! Нет никакого предмета на земле, нет на земле ни одного преимущества, которое мы могли бы признать нашею собственностью. Все отнимает у нас неумолимая и неминуемая смерть, а часто и прежде смерти отнимают их непредвидимые обстоятельства и перевороты. Самое тело наше мы слагаем с себя на заветном шаге в вечность. Собственность наша, наше имущество и сокровище — это наша душа, одна наша душа. Что даст человек измену на души своей? (Мк.8:37), говорит слово Божие. Нечем нам вознаградить потерю души, когда убьет ее вечная смерть, обольстительно представляющаяся жизнью.

Что значит взять крест свой? Крест был орудием поносной казни для черни и пленников, лишенных права гражданского. Гордый мир, мир враждебный Христу, лишает учеников Христовых тех прав, которыми пользуются сыны мира. Аще от мира бысте были, — говорит Господь своим последователям, мир убо свое любил бы: якоже от мира несте, но Аз избрах вы от мира, сего ради ненавидит вас мир. От сонмищ ижденут вы, и всяк, иже убиет вы, возмнится службу приносити Богу (Ин.15:19; 16:2-3). Взять крест свой — значит великодушно переносить те насмешки и поношения, которыми мир осыпает последователя Христова, те скорби и гонения, которыми грехолюбивый и слепотствующий мир преследует последователя Христова. Сие бо есть угодно пред Богом, — говорит святой апостол Петр, аще совести ради Божия терпит кто скорби, стражда без правды. На сие бо и звани бысте (1Пет.2:19, 21)Господом, Который известил Своим возлюбленным: в мире скорбни будете: но дерзайте, яко Аз победих мир (Ин.16:33).

Взять крест свой — значит доблестно претерпевать тяжкий невидимый труд, невидимое томление и мученичество ради Евангелия при борьбе с собственными страстями, с живущим внутри нас грехом, с духами злобы, которые с яростию восстанут против нас и с ожесточением воспротивятся нам, когда мы вознамеримся свергнуть с себя иго греха и подчиниться игу Христову. Несть наша брань — сказал святой апостол Павел — к крови и плоти, но к началом, и ко властем, и к миродержителем тмы века сего, к духовом злобы поднебесным (Еф.6:12). Оружия воинства нашего не плотская, но сильна Богом на разорение твердем: помышления низлагающе, и всяко возношение, взимающееся на разум Божий, и пленяюще всяк разум в послушание Христово (2Кор.10:4-5). Одержав победу в этой невидимой, но многотрудной брани, апостол восклицал: Мне же да не будет хвалитися, токмо о кресте Господа нашего Иисуса Христа, имже мне мир распяся, и аз миру (Гал.6:14).

Взять крест свой — значит с покорностью и смирением подчиниться тем временным скорбям и бедствиям, которые благоугодно Божественному Промыслу попустить нам в очищение наших согрешений. Тогда крест служит для человека лествицею от земли к небу. Востек по этой лествице упоминаемый в Евангелии разбойник, востек из среды ужаснейших преступлений в светлейшие обители рая: он с креста своего произнес исполненные смиренномудрия глаголы; смиренномудрием вступил в богопознание, богопознанием приобрел небо. Достойная по делом наю восприемлева, — сказал он; помяни мя, Господи, егда приидеши во царствии си (Лк.23:41-42). И мы, возлюбленные братия, когда окружат нас скорби, будем повторять слова разбойника, слова, цена которых — рай! или, подобно Иову, благословим карающего нас правосудного и вместе милосердого Господа. Благая, — говорил этот страдалец, — прияхом от руки Господни, злых ли не стерпим? яко Господеви изволися, тако и быстъ: буди имя Господне благословенно во веки (Иов.2:10; 1:12). Да сбудется над нами неложное обетование Божие: Блажен муж, иже претерпит искушение: зане искусен быв приимет венец жизни, егоже обеща Бог любящым Его (Иак.1:12).

Взять крест свой — значит добровольно и с усердием подчиниться лишениям и подвигам, которыми обуздываются бессловесные стремления нашей плоти. К такому распятию плоти прибегал и святой апостол Павел: умерщвляю тело мое, — говорит он, — и порабощаю, да не како, иным проповедуя, сам неключим буду (1Кор.9:27). Сущии во плоти, то есть не обуздывающие своей плоти, но допустившие ей преобладание над духом, Богу угодити не могут. И потому, живя во плоти, мы должны жить не для плоти! Аще по плоти живете, имате умрети вечною смертью; аще ли духом деяния плотская умерщвляете, живи будете вечною, блаженною жизнию[2]. Плоть существенно обуздывается духом; но тогда только дух может владычествовать над плотью и управлять ею, когда она приготовлена к повиновению распятием ее. Распинается плоть постом, бдением, коленопреклонениями и другими телесными трудами, возлагаемыми на нее благоразумно и умеренно. Благоразумный и умеренный телесный подвиг освобождает тело от тяжести и дебелости, изощряет его силы, содержит его постоянно легким и способным к деятельности. Иже Христовы суть, — говорит апостол, — плоть распяша со страстьми и похотьми (Гал.5:24).

Что значит взять крест, и взять крест именно свой? Это значит, что каждый христианин должен терпеливо переносить именно те оскорбления и те гонения от мира, которые его постигают, а не какие-либо другие. Это значит, что каждый христианин должен с мужеством и постоянством бороться именно с теми страстями и с теми греховными помыслами, которые возникают в нем. Это значит, что каждый христианин должен с покорностью, с преданностью воле Божией, с исповеданием правосудия и милосердия Божия, с благодарением Богу переносить те именно скорби и лишения, какие попустит ему Божественный Промысл, а не другие какие-либо, рисуемые и предлагаемые гордостным мечтанием. Это значит — довольствоваться именно теми телесными подвигами, которые соответственны нашим телесным силам, в которых именно нуждается плоть наша для содержания ее в порядке, а отнюдь не стремиться, увлекаясь тщеславным усердием, по выражению святого Иоанна Лествичника[3], к усиленному посту, к усиленному бдению и прочему безмерию в подвигах, разрушающему телесное здравие и направляющему дух к самомнению и самообольщению. Все человечество трудится и страждет на земле; но как разнообразны эти страдания; как разнообразны страсти, которые нас борют; как разнообразны те скорби и искушения, которые посылает нам Бог для врачевания нашего, для очищения наших согрешений; какое различие у человеков в самых телесных силах, в самом здравии! Точно: у каждого человека — крест свой. И этот-то крест свой заповедано каждому христианину принять с самоотвержением и последовать Христу. Кто принял крест свой, отвергшись себя, тот примирился с самим собою, с обстоятельствами своими, с положением своим, внешним и внутренним, тот только может разумно и правильно последовать Христу.

Что значит — последовать Христу? Значит: изучать Евангелие, иметь Евангелие единственным руководителем деятельности ума, деятельности сердца, деятельности тела. Значит: заимствовать свой образ мыслей из Евангелия, настроить сердечные чувства по Евангелию и служить выражением Евангелия всеми поступками, всеми движениями, тайными и явными. К такому последованию Христу способен, повторяем, только тот, кто, избежав обольщения изволенным ему смиренномудрием (Кол.2:18), восхотел обрести истинное смиренномудрие там, где оно почивает, — в послушании и покорности Богу. Вступивши в повиновение Богу, в повиновение, соединенное с полным самоотвержением, взял крест свой, признал и исповедал этот крест своим.

Возлюбленные братия! Воздавая сегодня, по уставу святой Церкви, поклонение честному Кресту Господню телами нашими, воздадим ему поклонение и духом! Почтим честный Крест Христов — орудие победы и знамя славы Христовой, — исповедав каждый с креста своего: «Достойное по делам моим восприемлю! Помяни мя, Господи, во царствии Твоем!» Сознанием своей греховности, благодарением Богу, покорностью воле Божией соделаем крест свой — орудие казни и знамя бесчестия — орудием победы и знаменем славы, подобно Кресту Господню. Отверзем себе крестом рай. Не позволим себе зловредного ропота, в особенности не позволим себе душепагубной хулы, которые часто слышатся из уст ослепленного, ожесточенного грешника, терзающегося и бьющегося на кресте своем, тщетно порывающегося избавиться от креста. При ропоте и хуле крест делается невыносимою тяжестью, увлекающею во ад распятого на нем. «Что я сделал?» — вопиет несознающийся грешник и укоряет в неправосудии и немилосердии правосудного и милосердого Бога, порицает и отвергает Промысл Божий; увидев распятым Сына Божия, насмешливо и лукаво требует от Него: аще Ты ecu Христос, спаси Себе и наю (Лк.23:39), сниди со креста (Мф.27:41-42). Но Господь наш Иисус Христос волею благоволи плотию взыти на крест и смерть претерпети [4], чтоб крестом примирить с Богом человечество, смертью спасти человечество от вечной смерти. Приуготовляя святых апостолов к великому событию — к имеющему совершиться искуплению рода человеческого страданиями и поносною смертию вочеловечившегося Богочеловека, Господь благовременно поведал апостолам, что Ему надлежит быть предану в руки грешников, много пострадать, быть убитым и воскреснуть. Такое предсказание показалось некоторым из святых апостолов странным и несбыточным. Тогда Господь призвал пред Себя учеников Своих и сказал им: Иже хощет по Мне ити, да отвержется себе, и возмет крест свой, и по Мне грядет. Аминь.

Православная Жизнь

Рассуждения святителя Феофана Затворника, выпускника Киевских духовных школ.

Надлежит взять крест самоисправления: в чем он?

Предлагая в нынешний день нашему поклонению и чествованию честный Крест, у Святая Церковь хочет расположить нас к крестоношению, если мы еще не взялись за святое дело сие, и утвердить в крестоношении, если уже приступили к нему. Она как бы так говорит нам: «Видите ли Крест, на коем Господь волею нас ради руце распростер? Приидите же и сораспнитесь Ему. Ныне Господь со Креста приглашает каждого из вас – взять крест свой и последовать Ему. Возьмите же. возьмите и не бойтесь, ибо как Господь со Креста предал дух Свой Богу и Отцу, так и вам со креста один путь – в райские обители вслед Господа, Который каждому крестоносцу, как благоразумному разбойнику, скажет: днесь со Мною будеши в раи!

Не думаю, чтоб кто-нибудь стал отказываться от сего обязательства; но может случиться, что не всякий определенно знает, в чем состоит обязательное для нас крестоношение, и потому может считать себя крестоносцем, не будучи таковым. Что без креста никого на свете нет, это всякому ведомо; но в числе сих крестов есть и разбойничий крест, на коем тоже распинаются люди. Чтоб не случилось ошибки, в сем отношении весьма опасной, я укажу вам коротко, из чего слагается крест, который должно каждому из нас взять и нести.

Он слагается прежде всего из стеснения плоти и всего нашего внешнего быта и из терпеливого исполнения правил, которыми налагается сие стеснение.

Заповедь получили мы от Господа и святых апостолов: распять плоть со страстьми и похотьми, умертвить уды, сущие на земле, представить все члены тела своего орудиями правды, как прежде были они орудиями греха. Иные считают это насилием, а на деле существенно необходимо быть сему так.

Читать еще:  Воспитание детей мультфильмами

Посмотрите, что делает в нас грех! Утверждаясь в сердце, он проникает все силы нашей души, исполняет все отправления и члены нашего тела, учреждает по-своему наш быт домашний и по своему духу подбирает общественные соотношения и связи. Так, около грешника стоит как бы грешная атмосфера, которую производит и которою потом питается живущий в нас грех . Положив твердое намерение работать Господу, нам прежде всего должно развеять сию атмосферу – расстроить сей греховный порядок жизни и учредить всюду новые порядки, по духу новой жизни. Надобно не ходить туда, где падали мы в грех или где разжигались на грех. Если это театр – бросить театры; если гулянья – отказаться от них; если знакомства – прекратить их. Оставить во внешних наших отношениях только дела должностные или дела звания, и притом так завесть их, чтоб исполнение их было по Богу, а не в угодность страстям; и потом, отказавшись от прежних знакомств, связей и способов приятного препровождения времени, учредить новые связи и новые занятия в остающиеся от должностей часы: вместо пустых бесед – беседы о духовных предметах; вместо балов и вечеров – посещения людей богобоязненных; вместо чтения журналов – чтение слова Божия и писаний отеческих, и прочее, тому подобное.

Переменив свое поведение вовне – в обществе, надо изменить и порядок домашней жизни. Назначить другие часы для вставания и отхода ко сну, определить молитвенное правило – утром и вечером, определить свой стол и время для него, и то, как садиться и как вставать из-за стола, как выходить из дома и как входить в него, на что употребить какое свободное время, как и кого принимать и как вести прием; самое украшение нашего жилья должно быть другое, – надо очистить страстное и поместить назидательное – духовное. Все это делают все, начинающие новую жизнь, как бы по инстинкту сей жизни. Стеснительно, конечно.

Но ведь стесняется сим грех, живущий в нас, а не мы; мы же высвобождаемся из уз греха чрез сие стеснение. Это и есть одно крыло спасительного креста, который мы должны взять на себя.

Перестроив так все окрест нас, переходим к себе. И здесь ведь – что ни член в теле, то седалище греха. Надо и здесь стеснить его. Стеснить надо чувства. глаз пусть не смотрит на предметы соблазнительные, ухо не слушает речей страстных, пусть и обоняние и осязание не раздражают только что улегшегося греха. Далее – чрево наше работало сластолюбию – надо истощить его и приучить к трезвенному насыщению; тело любило нежиться и разнеживаться во сне и бездействии – надо приучить его к труду и напряженности, к работам и бдению. А похоть, – каких исходов не имела она?! Их надо преградить все. Чего не говорил язык-сей огнь, лепота неправды? Надо связать его. Самую кожу несколько озлобить жестокостями за пристрастие к одному изнеживающему.

Учредив такой порядок, мы умертвим уды, сущие на земли, или все члены тела соделаем орудиями правды. Тяжело сие, но спасительно. Действуя так в отношении к телу, мы будем делать то же, что делают моющие белье, то есть полоскать, жать и колотить свое тело, чтоб вытеснить из него все греховное и страстное – и восставить его в первоначальную трезвенную чистоту.

Вот и еще рог спасительного креста, который надо взять нам на себя! Все сие в совокупности и составляет то, что я назвал в начале – стеснением плоти и всего нашего внешнего быта и терпеливым исполнением правил, которыми налагается сие стеснение. То есть, наложив новые правила на свои внешние отношения и занятия и на свое тело, надо неопустительно исполнять их, чтоб они произвели свое спасительное действие. Каждое из сих стеснительных правил есть то же, что пластырь на рану.

Пластырь не снимают с раны, пока он не сделает своего дела; так и нам надо пребывать в сем новом порядке, не изменяя его, пока установимся и окрепнем в нем, пока он так сделается для нас обычным, как прежде был обычен порядок греховный.

Но все сие есть только – внешний крест. Есть еще внутренний. Об нем помяну вам коротко. Он состоит в самопринуждении и в самопротивлении.

Пока человек в грехе, он не любит добра, не сочувствует ему и не думает о нем. Положив теперь твердое намерение – не грешить, он сознает себя обязанным желать одного добра, о нем одном помышлять и в нем одном находить удовольствие. Но, обращаясь к себе, к своему внутреннему, он не находит там сих расположений. Ум заняться хочет другим, – мечтает и парит, сердце холодно к добру, склонности воли обращены на другое. Что делать? Надо отрывать их от одного и приковывать к другому, отрывать их от страстного и греховного и наклонять к доброму, бесстрастному, духовному. То есть надо противоречить себе в худом и принуждать себя на добро. И это при всяком почти деле. Например, предстоит случай помочь нуждающемуся.

Совесть говорит: «Помоги», – и человек готов; но сбоку сидит корыстолюбие и твердит: «Не давай, себе нужно». Надо одолеть или заглушить сию корыстность и расположить душу на добровольное подаяние. Обидел кто. Совесть христианская говорит: «Прости», – а гордость заставляет отмстить. Надо отнять свое сердце у сей недоброй страсти и склонить его к кротости и снисхождению. Так и во всяком случае. Везде надо отрывать себя от страстного и преклонять на святое и богоугодное. В этом состоит внутренняя брань, производимая самопринуждением и самопротивлением, как бы двумя руками. Болезненна она!

Как больно, когда вынимают занозу, или как больно оторвать палец, прилипший к железу на морозе; так больно сердцу, когда его отрывают от одного, чтоб преклонить к другому. Больно сие, но спасительно. Оттого и именуется крестом спасительным, источающим богатое исцеление страстному сердцу нашему.

В сем состоит внутренний крест, или внутренняя сторона креста, в связи с описанною прежде внешнею стороною составляющая один крест, – который взять на себя обязуется всякий христианин и который, действительно, берет на себя всякий, кто, отстав от греха, порабощается правде. Господь да благословит труды ваши, труженики Божии! Потерпите в сем новом порядке. Жгучи раны крестные только вначале; а потом гвозди распинательные начнут источать целительный елей на раны, причиняемые ими самими. Стеснительны такие порядки, но они путь в свободу чад Божиих. Потерпите!

Улягутся страсти, и легким полетом воспарит дух ваш к престолу Божию, и, установившись там, начнет вкушать блаженство умного лицезрения Божия – прежде, чем выйдет из тела, и прежде, чем начнется день оный, за которым уже нет ни печали, ни болезни, ни воздыхания. Аминь.

Декоративное крестоношение

Принять крест или отвергнуть его

Протоиерей Игорь Прекуп

Когда мы говорим о необходимости каждому нести свой крест, обычно имеем в виду болезни, которые надо терпеть, всевозможные превратности судьбы, неблагоприятные обстоятельства. Сюда же относятся скорби от людей близких и не очень, которые просто приходится терпеть. Однако не в безнадежности ситуации и невозможности избавиться от источника скорбей – сущность крестоносного терпения. И не в том, чтобы не предпринимать ничего против выпавших скорбей, нет.

Несение креста не исключает усилий в их преодолении: лечиться, работать над собой, терпеливо договариваться или разрывать, наконец, порочный круг отношений – это вполне может сочетаться с несением креста, если все усилия делаются с поправкой «впрочем не Моя воля, но Твоя да будет» (Лк. 22:42). Важно еще удержать мир в своем сердце, не унывая и не раздражаясь.

Крест не бывает непосильным и не бывает насильным. О первом свидетельствует обширный подвижнический опыт, отраженный в аскетической письменности. Второе свидетельствуется Самим Христом, Который, призывая каждого из нас «отвергнуться себя» и следовать за Ним, взяв свой крест, уточняет: «…если кто хочет идти за Мною» (Мф. 16: 24). Это утверждение о свободе крестоношения может показаться странным, потому что мы знаем немало примеров, когда человек не выбирает себе крест, и, при всём желании, не может от него избавиться. Например, неизлечимая болезнь или увечье.

Но речь ведь не о ситуативном преодолении, не о выборе страдать или не страдать. Это, положим, и в самом деле иной раз никак не зависит от человека. Свобода крестоношения в другом: в самой возможности внутренне принять крест или отвергнуть его; в нашем к нему отношении, а через него – ко Кресту и ко Христу.

Мы можем по-разному не предпринимать ничего против болезни, и по-разному же бороться с ней. Легкомысленно считать, что отказ от лечения свидетельствует о кротком предании себя в волю Божию, а тщательное следование предписаниям врача – о маловерии. И непротивление недугу может быть малодушным – в унынии, принимаемом за кротость, и борьба с болезнью может быть мужественной – во всецелом уповании на Бога, полагая в основание лечебного процесса послушание Сказавшему: «…дай место врачу, ибо и его создал Господь» (Сир. 38 :12).

Нет шаблонов крестоношения

И так во всех ситуациях, которые можно признать крестом.

Например, с человеком случается беда. Он становится жертвой преступления. В чем его крест? В том, чтобы принять случившееся как наказание Божие, озаботившись одной лишь своей душой, или же защищаться всеми законными способами, чтобы не позволить злодеям наглеть от собственной безнаказанности? И то, и другое может оказаться крестоношением, а может быть и чем-то совершенно ему чуждым по духу. Всё зависит от мотивов и целей, и от внутреннего настроя. Тут всё очень индивидуально. Предпочтительное для одного человека противопоказано другому.

Прп. Серафим предпочел не защищаться топором от напавших на него грабителей, предоставив им действовать по совести. На что им ее хватило – общеизвестно. Прп. Серафим тогда чудом выжил, и потом еще чуть ли не со смертного одра ходатайствовал за своих врагов. Это, несомненно, пример высочайшего доверия Богу в следовании Его заповедям с предельной решимостью.

Является ли этот пример даже не то чтобы обязательным, а хотя бы предпочтительным всегда и для любого христианина? А если бы на месте прп. Серафима был семейный человек, ответственный не только за свою жизнь (которую тоже следует защищать как дар Божий), но и за своих домашних, которые, оставшись без него, по миру пойдут, а то и подвергнутся вслед за ним нападению? Вопрос, по-моему, риторический.

Нет шаблонов крестоношения. Оно всякий раз состоит в том, чтобы принимать волю Божию о себе, пытаясь понять, в чем она состоит, и терпеливо ее исполнять. Каждый на своем месте.

Понять, а не фантазировать, изобретая льстящие самолюбию причины случающихся искушений (например, усматривая эти причины не в допущенных нами ошибках и присущих нам же недостатках, но в наших якобы добродетелях и подвигах, которыми мы будто бы вызываем зависть бесовскую). Речь лишь о том, чтобы честно анализировать происходящее в свете Евангелия и просвещаемой им совести. Каждому на своем месте.

Легко сказать! Это ведь так неудобно! И наоборот, как удобно человеку отмахнуться от проблемы, снять с себя ответственность за происходящее вокруг него, а то и на подведомственной ему территории…

Декоративное крестоношение

Есть такое явление, его можно назвать декоративным крестоношением. Когда в чем-то человек соблюдает христианские обязанности по отношению к Богу и ближнему, и даже очень примерно соблюдает. Но лишь с одной стороны. А другую сторону своих обязанностей – внутреннюю, невидимую снаружи – оставляет в небрежении, создавая видимость всецелой ухоженности своей души и благополучия в зоне своей ответственности. У кого-то отстаивание своего декоративного крестоношения получается топорно и неубедительно, а кто-то умело жонглирует аргументами, и надо очень хорошо ориентироваться в вопросе, чтобы разглядеть его передергивания.

В этом распространенном желании не реально нести свой крест, а декоративно, «чтобы люди чего не того не подумали», корень многих проблем – и личных, и общественных, в т.ч. церковных.

Четверть века, сколько длится наш церковный ренессанс, приходится слышать сетования на какое-то внутрицерковное сектантство, на кликушество и хамство, на интриганство и манипуляции, на соблазны, порой выплескивающиеся через СМИ. Это что, на пустом месте рождается? Все скандалисты, кляузники, заводилы массовых религиозных психозов – они что, в одночасье такими стали? Или они сначала расцвели под крышей отдельно взятого прихода? Но их предпочитали не замечать, не принимать всерьез, а то и поощряли, убеждая себя самих и окружающих, что это самое что ни на есть благочестие.

Очень удобно оправдывать свою бездеятельность и попустительство желанием «стяжать мирный дух, дабы вокруг спаслись тысячи», нежеланием вникать в дрязги или опасением, как бы не «разбудить лихо» (а чего его будить, когда оно и не собирается засыпать?). В «духовных» рассуждениях такого рода можно договориться до того, чтобы усматривать в пороках церковной жизни аж промыслительно-спасительные фильтры. Лишь бы не говорить «А», т.е. не признавать свою ответственность хотя бы частичную, чтобы не пришлось говорить «Б»: придется же предпринимать всё от себя зависящее, чтобы порочные явления в церковной среде какие вычистить, а какие свести до минимума – это ведь даже не Авгиевы конюшни, всё намного более запущено, а на славу Геракла никто не претендует. Ну ее, эту мифологию!

А может, причина как раз в том, что у нас предпочитают не портить отношения с личностями, которым хватит подлости и хитрости, чтобы осложнить жизнь любому человеку, в т.ч. и священнику, и даже архиерею? А если таковая личность вдобавок является счастливой обладательницей справки о психическом заболевании, опасность ее и нежелание пастыря с ней связываться пропорционально возрастают в разы.

Читать еще:  Алексий II выразил соболезнования правительству Испании

Совесть подсказывает, что необходимо пресечь безобразие, а здравый смысл строго одергивает: молчи! Потому что, если, скажем, настоятель попытается поставить на место вышеописанную личность, а она развернет против него травлю, еще неизвестно, как правящий архиерей посмотрит на то, что он «спровоцировал конфликт», из-за которого владыку теперь постоянно беспокоят, в т.ч. влиятельные люди. (Бывает, конечно, иначе. Где-то встречал я рассказ об архиерее, который, если на какого настоятеля в течение нескольких лет не поступало ни одной жалобы, перемещал его на другой приход: «Не работает!»)

Здравый смысл прост. Соответствовать его требованиям сравнительно нетрудно. Достаточно всего лишь сосредоточиться на своих интересах и нести свой крест в тех только частях, которые эти интересы не нарушают. Вот получится ли только при этом быть учеником Христовым?

Общее дело спасения

Говоря о священническом крестоношении, мы не сводим нравственную обязанность заботиться о приходском здоровье к пастырскому попечению. Пусть в разной мере, в зависимости от места в иерархии, но об этом должны заботиться все христиане. Какие-то проступки ближнего, недостатки, в самом деле, иногда лучше «покрыть мантией», скрыть от других и самому отвести взгляд, чтобы дать ему возможность свободно исправиться с Божией помощью. А что-то, наоборот, нуждается в скорейшем выяснении, обличении, проговаривании, очищении, примирении.

«Друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов» (Гал. 6: 4). Не игнорировать «тяготы» призывает нас Апостол, не камуфлировать их, лишь бы глаза не мозолили, не запускать, а « носить ». Носить можно только то, что видишь, понимаешь. Не просто терпеть, но, терпеливо обличая и утешая, помогать друг другу от них избавляться, исцеляясь от греха, участвуя тем самым в общем деле спасения. Ну, а если уж не получается эти тяготы убрать, так хоть иметь мужество видеть и терпеть их такими, каковы они есть.

Тяжело мириться с недостатками. Особенно, если они в зоне твоей ответственности. Понятен соблазн «удобно» переосмыслить их, найти в них несуществующий смысл, чтобы не так тяжело было их носить. Но ведь недостатки ближних – часть нашего креста. Произвольно заблуждаться относительно реального качества этих «тягот» – все равно что выскабливать свой крест изнутри и продолжать при этом делать вид, что несем его полным. Кого обманываем? А может, наоборот, видя и понимая недостатки друг друга и устав от их «ношения», мы, наконец, всерьез возьмемся помогать друг другу от них избавляться?

Что такое крестоношение и в чем оно состоит?

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

В сегодняшнем Евангелии Господь Иисус Христос предлагает нам такое учение: «Отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф. 16, 24). И еще добавляет: «Кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами» (Мр. 8, 38). И дальше Господь продолжает учить: «Ищите же прежде всего Царства Божия и правды Его, и, остальное, все приложится вам» (Мф. 6, 33).

Вот мы крестимся, то есть открыто исповедуем, что Господь за наши грехи был распят на Кресте, пострадал, и умер, и воскрес, и этим примирил нас с Богом Отцом, сокрушил силу дьявола и открыл нам вход в Царствие Небесное, которое до страдания Господа было закрыто для людей — люди находились под проклятием за грехопадение Адама и все после смерти шли в ад. Мы крестимся в храме, дома, но в каком-нибудь общественном месте, например в столовой, не многие из нас крестятся. Они стыдятся открыто исповедать веру в распятого за нас Господа. Стыдятся это сделать во славу Божию и во свое спасение. Берегитесь, такие люди, как бы Господь не отвернул от вас Своего лица в день пришествия Своего.

Господь безгрешный нес неизмеримо тяжелый крест за нас. Он дал и нам, каждому, свой посильный крест. Кто посильнее духом, тому Господь дал крест потяжелее, а кто послабее — тому полегче, каждому по силам. Выше сил Господь никому не дал креста. Некоторые приходят в отчаяние и говорят, что жить им больше невозможно, так тяжел их крест. Нет, с помощью Божией каждый может нести свой крест и молиться Господу так: «Ты, Господи, дал мне крест, помоги мне и нести его до конца». И Господь поможет. Отчаиваться нельзя — это большой грех, который приводит зачастую к самоубийству и вечной погибели. Настоящий истинный христианин должен возвышаться над всеми своею кротостью, миролюбием, любовью к врагам и этим светить, как светильник, всем, чтобы все, видя такую жизнь христиан, прославляли Отца Небесного, как в древнее время язычники обращались от своих заблуждений к истинному Богу, видя самоотверженную любовь христиан.

Не словом и языком мы должны проповедовать, но делами. Где бы мы ни работали: на фабрике, на заводе, в каком-либо учреждении, или дома, или в другом каком месте — везде христианин должен быть выше на голову других по своим делам для славы Божией. Он должен служить хорошим примером для других. Если кто оскорбил, оклеветал тебя справедливо или несправедливо — прости ему, если кто взял в долг и не отдал — не требуй назад. Не мсти никому, не воздавай злом за зло, а делай добро всем и молись за своих врагов, чтобы и они стали добрыми и спасли свои души.

Почему с нами часто случаются неприятности, скорби, несчастья, разочарования? Все это с нами случается потому, что мы не поступаем по воле Божией, а творим свою волю. Мы не советуемся, не спрашиваем у Господа, что нам делать, как нам поступить. Например, мы задумали продать или купить дом, или поехать в дальнюю дорогу, или выйти замуж. Нужно это делать или не нужно, мы не спрашиваем у Господа, а делаем по-своему, как задумали, так и делаем. И что же получается впоследствии — одно разочарование, раскаяние в своих необдуманных поступках. А Господь обязательно откроет Свою волю тому, кто отдал Ему все свое сердце. Такой человек помолится Господу, и Он откроет, как ему поступить; и если он поступит по воле Божией, то с ним не случится никакой беды, никакого разочарования.

Господь Иисус Христос сказал во святом Евангелии: «Ищите прежде Царствия Божия и правды Его, и все остальное приложится вам». Враг же рода человеческого хочет погубить нас суетой, это сильное оружие в его руках. Человек, который очень много суетится, уже не надеется на Бога, а надеется на себя, а за то, что он надеется только на себя, Господь лишает его Своего Промысла, Своей помощи. Конечно, никто не должен быть тунеядцем, жить за чужой счет, а каждый должен трудиться во славу Божию и есть свой хлеб, честно заработанный.

Но главная наша забота должна быть о своей бессмертной душе. Только она будет вечно жить, а не плоть наша. Вечная жизнь принадлежит нашему внутреннему человеку, а внешний истлеет, будет пищей червей после нашей смерти. Мы должны оставить наши суетные дела в праздничные дни и ходить на общую молитву в храм Божий, должны молиться и дома, уделять время для посещения больных, страждущих и праздничные дни проводить не в пьянстве и сквернословии, но в служении Богу молитвой, благочестивыми делами и разговорами. Так, никто из людей, ищущих прежде всего Царствия Божия и правды Его, то есть которые заботятся главным образом о своей бессмертной душе, никто из таких людей не ходит раздетым, необутым, голодным — все они имеют необходимое для своего тела и имеют что уделить другим бедным от своего достатка.

Чтобы мы надеялись только на Бога, а не на себя, Господь приводит нам в пример птиц небесных, которые не сеют, не жнут, но Отец Небесный питает их. Приводит в пример цветы — полевые лилии, которые Господь одевает так прекрасно, как не одевался Соломон во всей славе своей.

Итак, каждый понесет свой посильный крест во славу Божию, понесем же и мы без ропота, с любовью, будем больше всего заботиться о своей бессмертной душе, не будем стыдиться исповедовать имя Божие открыто, будем служить примером любви, кротости, милосердия к врагам и ко всем людям. Тогда Господь признает нас истинными Своими последователями и удостоит Царствия Своего Небесного. Аминь.

О крестоношении

Поучение в третью неделю Великого поста

Ниже мы публикуем одно из поучений о крестношении святителя Игнатия (Брянчанинова) (1807-1867).

Публикацию (приближенную к современной орфографии) специально для Русской Народной Линии (по изд.: Сочинения епископа Игнатия Брянчанинова: В 5 т.- 2-е изд., испр. и дополн.- СПб.: Изд. книгопродавца И.Л. Тузова, 1886.- Т.4. Аскетическая проповедь и письма к мирянам.- 549, II с. (Репринт)) подготовил профессор А. Д. Каплин. Курсив — авторский. Ссылки на Священное Писание даны составителем в тексте, остальные сноски — концевые.

Иже хощет по Мне ити, да отвержется себе, и возмет крест свой, и по Мне грядет, сказал Господь ученикам Своим, призвав их пред Себя, как сегодня слышали мы в Евангелии (Мк. 8, 34).

Возлюбленные братия! И мы — ученики Господа нашего Иисуса Христа, потому что мы — христиане. И мы призваны пред лице Господа во святой храм сей для слышания учения Его. Мы стоим пред лицем Господа; взоры Его устремлены на нас. Пред Ним обнажены наши души; тайные мысли и сокровенные ощущения наши явны Ему. Он видит все намерения наши; Он видит правды и согрешения, содеянные нами от юности нашей; видит всю жизнь нашу и прошедшую и будущую; несодеянное еще нами, уже написано в книзе Его[i]. Он презирает час перехода нашего в неизмеримую вечность и возвещает нам для спасения нашего Свое всесвятое заповедание: Иже хощет по Мне ити, да отвержется себе, и возмет крест свой, и по Мне грядет.

Силою живой веры возведем к Господу мысленное око наше, — и мы узрим Его, узрим Его, Вездесущего, присутствующего здесь с нами! Отверзем наше сердце, отвалив от входа в него тяжкий камень ожесточения; услышим, рассмотрим, примем, усвоим себе учение Господа нашего.

Что значит — отречься себя? отречься себя — значит оставить греховную жизнь. Грех, при посредстве которого совершилось наше падение, так объял все естество наше, что сделался для нас как бы природным: отречение от греха сделалось отречением от естества; отречение от естества есть отречение от себя. Вечная смерть, поразившая нашу душу, обратилась для нас в жизнь. Она требует пищи своей — греха, своего наслаждения — греха; при посредстве такой пищи и такого наслаждения вечная смерть поддерживает и сохраняет свое владычество над человеком. Но падший человек признает поддержание и развитие в себе владычества смерти развитием и преуспеянием жизни. Так зараженный смертельным недугом преобладается насильственным требованием недуга и ищет яств, усиливающих недуг, ищет их, как самонужнейшей пищи, как необходимого, приятнейшего наслаждения. Против этой вечной смерти, представляющейся жизнью болезнующему страшным падением человечеству, Господь произносит приговор Свой: Иже аще хощет спасти душу свою , развивая в ней жизнь падения или вечную смерть, тот погубит ю: а иже погубит душу свою Мене ради и Евангелия, умерщвляя в себе греховные пожелания и отрицаясь от греховного наслаждения, той спасет ю (Мк. 8, 35). Указывая на весь мир, предстоящий нашим взорам, со всеми его красотами и прелестями, Господь говорит: Кая польза человеку, аще приобрящет мир весь, и отщетит душу свою? Какая польза для человека, какое приобретение, если б он возобладал не чем-либо маловажным, но даже всем видимым миром? Этот видимый мир — только кратковременная гостиница человека! Нет никакого предмета на земле, нет на земле ни одного преимущества, которое мы могли бы признать нашею собственностью. Все отнимает у нас неумолимая и неминуемая смерть, а часто и прежде смерти отнимают их непредвидимые обстоятельства и перевороты. Самое тело наше мы слагаем с себя на заветном праге в вечность. Собственность наша, наше имущество и сокровище — это наша душа, одна наша душа. Что даст человек измену на души своей? (Мк. 8, 37) говорит слово Божие. Нечем нам вознаградить потерю души, когда убьет ее вечная смерть, обольстительно представляющаяся жизнию.

Что значит взять крест свой? — Крест был орудием поносной казни для черни и пленников, лишенных права гражданского. Гордый мир, мир враждебный Христу, лишает учеников Христовых тех прав, которыми пользуются сыны мира. Аще от мира бысте были, говорит Господь своим последователям, мир убо свое любил бы: якоже от мира несте, но Аз избрах вы от мира, сего ради ненавидит вас мир. От сонмищ ижденут вы, и всяк, иже убиет вы, возмнится службу приносити Богу (Ин. 15, 19; 16, 2­­­­­-3). Взять крест свой — значит великодушно переносить те насмешки и поношения, которыми мир осыпает последователя Христова, те скорби и гонения, которыми грехолюбивый и слепотствующий мир преследует последователя Христова. Сие бо есть угодно пред Богом , говорит святой апостол Петр, аще совести ради Божия терпит кто скорби, стражда без правды. На сие бо и звани бысте (1 Пет. 2, 19­, 21) Господом, Который известил Своим возлюбленным: в мире скорбни будете: но дерзайте, яко Аз победих мир (Ин. 16, 33).

Взять крест свой — значит доблестно претерпевать тяжкий невидимый труд, невидимое томление и мученичество ради Евангелия при борьбе с собственными страстями, с живущим внутри нас грехом, с духами злобы, которые с яростию восстанут против нас и с ожесточением воспротивятся нам, когда мы вознамеримся свергнуть с себя иго греха и подчиниться игу Христову. Несть наша брань — сказал святой апостол Павел — к крови и плоти, но к началом, и ко властем, и к миродержителям тмы века сего, к духовом злобы поднебесным (Еф. 6, 12). Оружия воинства нашего не плотская, но сильна Богом на разорение твердем: помышления низлагающе, и всяко возношение, взимающееся на разум Божий, и пленяюще всяк разум в послушание Христово (2 Кор. 10, 4-5). Одержав победу в этой невидимой, но многотрудной брани, апостол восклицал: Мне же да не будет хвалитися, токмо о кресте Господа нашего Иисуса Христа, имже мне мир распяся, и аз миру (Гал. 6, 14).

Читать еще:  Почему тридцать третий псалом поется в конце Литургии?

Взять крест свой — значит с покорностию и смирением подчиниться тем временным скорбям и бедствиям, которые благоугодно Божественному Промыслу попустить нам в очищение наших согрешений. Тогда крест служит для человека лествицею от земли к небу. Востек по этой лествице упоминаемый в Евангелии разбойник, востек из среды ужаснейших преступлений в светлейшие обители рая: он с креста своего произнес исполненные смиренномудрия глаголы; смиренномудрием вступил в Богопознание, Богопознанием приобрел небо. Достойная по делам наю восприемлева , сказал он; помяни мя, Господи, егда приидеши во царствии си (Лк. 23, 41-42). И мы, возлюбленные братия, когда окружат нас скорби, будем повторять слова разбойника, слова, цена которых — рай! или, подобно Иову, благословим карающего нас правосудного и вместе милосердого Господа. Благая , говорил этот страдалец, прияхом от руки Господни, злых ли не стерпим? яко Господеви изволися, тако и быстъ: буди имя Господне благославленно во веки (Иов. 2, 10;1, 12). Да сбудется на нами неложное обетование Божие: Блажен муж, иже претерпит искушение: зане искушен быв приимет венец жизни, егоже обеща Бог любящим его (Иак. 1, 12).

Взять крест свой — значит добровольно и с усердием подчиниться лишениям и подвигам, которыми обуздываются бессловесные стремления нашей плоти. К такому распятию плоти прибегал и святой апостол Павел: умерщвляю тело мое , говорит он, и порабощаю, да не како, иным проповедуя, сам не ключим буду (1 Кор. 9, 27). Сущии во плоти, то есть не обуздывающие своей плоти, но допустившие ей преобладание над духом, Богу угодити не могут . И потому, живя во плоти, мы должны жить не для плоти! Аще по плоти живете, имате умрети вечною смертью; аще ли духом деяния плотская умерщвляете, живи будете вечною, блаженною жизнию (Рим. 8, 8, 12-13). Плоть существенно обуздывается духом; но тогда только дух может владычествовать над плотью и управлять ею, когда она приготовлена к повиновению распятием ее. Распинается плоть постом, бдением, коленопреклонениями и другими телесными трудами, возлагаемыми на нее благоразумно и умеренно. Благоразумный и умеренный телесный подвиг освобождает тело от тяжести и дебелости, изощряет его силы, содержит его постоянно легким и способным к деятельности. Иже Христовы суть, говорит Апостол, плоть распяша со страстми и похотми (Гал. 5, 24).

Что значит взять крест, и взять крест именно свой ? Это значит, что каждый христианин должен терпеливо переносить именно те оскорбления и те гонения от мира, которые его постигают, а не какие-либо другие. Это значит, что каждый христианин должен с мужеством и постоянством бороться именно с теми страстями и с теми греховными помыслами, которые возникают в нем. Это значит, что каждый христианин должен с покорностию, с преданностию воле Божией, с исповеданием правосудия и милосердия Божия, с благодарением Богу переносить те именно скорби и лишения, какие попустит ему Божественный Промысл, а не другие какие-либо, рисуемые и предлагаемые гордостным мечтанием. Это значит — довольствоваться именно теми телесными подвигами, которые соответственны нашим телесным силам, в которых именно нуждается плоть наша для содержания ее в порядке, а отнюдь не стремиться, увлекаясь тщеславным усердием, по выражению святого Иоанна Лествичника[ii], к усиленному посту, к усиленному бдению и прочему безмерию в подвигах, разрушающему телесное здравие и направляющему дух к самомнению и самообольщению. — Все человечество трудится и страждет на земле; но как разнообразны эти страдания; как разнообразны страсти, которые нас борют! как разнообразны те скорби и искушения, которые посылает нам Бог для врачевания нашего, для очищения наших согрешений! какое различие у человеков в самых телесных силах, в самом здравии! Точно: у каждого человека — крест свой . И этот-то крест свой заповедано каждому христианину принять с самоотвержением и последовать Христу. Кто принял крест свой, отвергшись себя, тот примирился с самим собою, с обстоятельствами своими, с положением своим, внешним и внутренним, тот только может разумно и правильно последовать Христу.

Что значит — последовать Христу? Значит: изучать Евангелие, иметь Евангелие единственным руководителем деятельности ума, деятельности сердца, деятельности тела. Значит: заимствовать свой образ мыслей из Евангелия, настроить сердечные чувства по Евангелию и служить выражением Евангелия всеми поступками, всеми движениями, тайными и явными. К такому последованию Христу способен, повторяем, только тот, кто, избежав обольщения изволенным ему смиренномудрием (Кол. 2, 18), восхотел обрести истинное смиренномудрие там, где оно почивает, — в послушании и покорности Богу. Вступивший в повиновение Богу, в повиновение, соединенное с полным самоотвержением, взял крест свой , признал и исповедал этот крест своим.

Возлюбленные братия! Воздавая сегодня, по уставу святой Церкви, поклонение честному Кресту Господню телами нашими, воздадим ему поклонение и духом! Почтим честный Крест Христов — орудие победы и знамя славы Христовой, — исповедав каждый с креста своего: «достойное по делам моим восприемлю! помяни мя, Господи, во царствии Твоем!» Сознанием своей греховности, благодарением Богу, покорностию воле Божией соделаем крест свой — орудие казни и знамя бесчестия — орудием победы и знаменем славы, подобно Кресту Господню. Отверзем себе крестом рай. Не позволим себе зловредного ропота, в особенности не позволим себе душепагубной хулы, которые часто слышатся из уст ослепленного, ожесточенного грешника, терзающегося и бьющегося на кресте своем, тщетно порывающегося избавиться от креста. При ропоте и хуле крест делается невыносимою тяжестью, увлекающею во ад распятого на нем. «Что я сделал?» — вопиет несознающийся грешник и укоряет в неправосудии и немилосердии правосудного и милосердого Бога, порицает и отвергает Промысл Божий; увидев распятым Сына Божия, насмешливо и лукаво требует от Него: аще Ты ecu Христос, спаси Себе и наю (Лк. 23, 39), сниди со креста (Мф. 27, 41-42). Но Господь наш Иисус Христос волею благоволи плотию взыти на крест и смерть претерпети [iii], чтоб крестом примирить с Богом человечество, смертью спасти человечество от вечной смерти. Приуготовляя святых апостолов к великому событию — к имеющему совершиться искуплению рода человеческого страданиями и поносною смертию вочеловечившегося Богочеловека, Господь благовременно поведал апостолам, что Ему надлежит быть предану в руки грешников, много пострадать, быть убитым и воскреснуть. Такое предсказание показалось некоторым из святых апостолов странным и несбыточным. Тогда Господь призвал пред Себя учеников Своих и сказал им: Иже хощет по Мне ити, да отвержется себе, и возмет крест свой, и по Мне грядет. Аминь.

[i] Святый Симеон Новый Богослов. По книге, написанной стихами, слово 55-е.

[ii] Лествица. Слово 26-е.

[iii] Тропарь воскресный гласа 2-го и тропарь воскресный гласа 5-го.

Проповедь в неделю Крестопоклонную.
Крест Христов — источник Божественной благодати. В чем заключается крестоношение?

Крест со времени сошествия Святого Духа на апостолов стал источником Божественной благодати, почему именуется треблаженным, животворящим, святым, честным.

Осмыслим для себя слова: «Кто хочет спасти душу свою в этом веке, погубит ее, а кто погубит душу свою – обретет ее». Для того чтобы ясно разуметь эти слова, вспомним заповедь, которую Господь дал Адаму по изгнании праотца из Рая: «В поте лица твоего будешь вкушать хлеб твой. Будешь трудиться на земле, но она произрастит тебе терния и волчцы».

Земля нашего падшего, согрешившего сердца, обуреваемого страстями, доступного для воздействия лукавого, действительно каждый день произращает нам терния и волчцы: дурные помыслы, худые образы, неприязненные ощущения. И для иного человека содержание его сердца – мутное, грязное, нечистое, тяжелое, гордостное, злобное – есть как будто он сам, как будто вся его жизнь. Вот почему Господь и говорит: тот, кто хочет в этом веке спасти свою душу, ищет, как бы получше устроиться, как бы наилучшим образом удовлетворять порочным желаниям и мыслям своим, погубит бессмертную свою душу. К иному призван человек: грех, который назван Спасителем «душой» в этом фрагменте Евангелия, победить, разорить, истнить. В чем же заключается крестоношение? — В том, чтобы, как садовник следит за грядой, где посажено драгоценное растение, так и христианин всегда взирал в глубины собственного духа и едва лишь появится сорняк – мгновенно исторгал его.

Полный текст проповеди:

Поздравляем вас, дорогие братья и сестры с третьим воскресным днем Великого поста и с выносом креста, который в течение всей седмицы, сияя незримой благодатью, будет обновлять и поддерживать наши душевные и телесные силы.

И должно веровать, что, приступая ко кресту, мы таинственно приближаемся к самой Голгофе, ибо крест не мертвый, а живой. Ведь на Крестное древо взошел Бог во плоти: пострадав плотью и душой человеческой, победил лукавого; молнией Божества поразив нечистого и восставив плоть в третий день, открыл нам путь ко Отцу, к Небесным обителям.

Крест со времени Сошествия Святого Духа на апостолов стал самим источником Божественной благодати, почему именуется Треблаженным, Животворящим, Святым, Честным, Красотою Церкви, Державою царей, Славою Ангелов; для демонов он является язвою. Крест есть проводник в нашем сумрачном мире Божественной энергии Святого Духа, которой все мы приобщены в таинстве Крещения.

И сегодня, приобщаясь Святых Таин Христовых, осмыслим для себя слова: «Кто хочет спасти душу свою в этом веке, погубит ее, а кто погубит душу свою – обретет ее». Для того, чтобы ясно разуметь эти слова, вспомним заповедь, которую Господь дал Адаму по изгнании праотца из Рая: «В поте лица твоего будешь вкушать хлеб твой. Будешь трудиться на земле, но она произрастит тебе терния и волчцы».

Земля нашего сердца – падшего сердца, согрешившего сердца, обуреваемого страстями, доступного для воздействия лукавого, действительно ежедневно произращает нам терния и волчцы: дурные помыслы, худые образы, неприязненные ощущения. И для иного человека содержание его сердца – мутное, грязное, нечистое, тяжелое, гордостное, злобное – есть как будто он сам, как будто вся его жизнь. Вот почему Господь и говорит: тот, кто хочет в этом веке спасти свою душу, ищет, как бы поудобнее устроиться, как бы наилучшим образом удовлетворять порочным желаниям и мыслям своим, погубит бессмертную свою душу и на Страшном суде потерпит осуждение и посрамление. К иному призван человек: мы призваны грех, который назван Спасителем «душой» в этом фрагменте Евангелия, разорить, истнить, изгнать, победить и таким образом обрести и душу, и тело в Боге, в благодати Святого Духа.

В чем же заключается крест и крестоношение? – В том, чтобы, как садовник внимательно следит за грядой, где посажено драгоценное растение, так и христианин с утра до вечера всегда взирал в глубины собственного духа. И, едва лишь на поверхности сердечной земли появляется какой-то сорняк – мгновенно исторгал его, так, чтобы сердце к вечеру не заросло бурьяном и чертополохом, чтобы оно сохранило ту нравственную свободу, мир, вдохновение, которые мы черпаем в таинствах Покаяния и Причащения Святых Христовых Таин. Взять свой крест – значит мужественно, целеустремленно, постоянно, с сознанием своей немощи, с несокрушимой верой в победоносную силу благодати, с прошением о содействии нам Господа, постоянно вычищать грядки своей души от худых помыслов, образов и ощущений. Тот, кто занимается этим серьезно, независимо от возраста, звания, пола, состояния, видимо преуспевает. Потому что в награду за это усердие, ревность по Богу, стремление украсить свою душу Евангельским учением, вжиться в мир Заповедей, сокрыть в душе бисер Слова Божия, призывать имя Христово; в награду за сознание своего бессилия, частое покаяние, любовь к Причащению, стремление умножать Евангельское добро, служа людям делами милосердия, добрым словом, тайной молитвой, – в награду за все это не мерою дает Бог благодать Святого Духа. А лучше сказать, увидев усердного, благоговейного, богобоязненного раба Божьего, благодать, которая в таинстве Крещения сокрыта у нас в глубине сердца, сама раскрывает свое действие, начинает светить, согревать, лучами своими пронизывать и ум, и сердце; и душу, и тело; и слово, и дело; и внутренний мир человека, и весь внешний круг его жизни. И тот, кто понимает суть дела и соль Христианства, живет как в раю даже посреди искушений и соблазнов, потому что «Царствие Небесное внутри нас есть». И Христос, обращаясь к апостолам, говоря о крестоношении, о погублении души своей, то есть греха, действующего в душе и теле, добавляет: «Есть среди вас некоторые, которые по прошествии шести дней увидят Царствие Небесное, пришедшее в силе». Эти некоторые были три апостола: Петр, Иоанн и Иаков. А нас здесь не три и не тридцать три, и Царствие Небесное, пришедшее в силе, есть не что иное, как мир с Богом, единство со Христом, уединение с Троицею в келье нашей души тотчас по Причащении Святых Христовых Таин, приготовляемся к которому мы сокрушенным исповеданием греха, исповеданием собственного недостоинства и молитвою о том, чтобы Господь Бог, посетив нас, пребывал с нами, врачуя всякую язву душевную и телесную и вместо вчерашнего уныния, расслабления, недовольства, осуждения, нечистоты исполнил наш дух благодарения, признательности Ему – Господу, теплоты любви, милования, соделал нас легкими, светлыми, чистыми, освященными, достойными человеколюбия Своего рабами Бога Живаго.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector