0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Безупречный шедевр за токсичные деньги: чем грозит коллекционеру новый закон ЕС

Содержание

Безупречный шедевр за токсичные деньги: чем грозит коллекционеру новый закон ЕС

В 2018 году Евросоюз ужесточил правила по борьбе с отмыванием денег. Это законодательство впервые напрямую коснулось арт-рынка и стало первым шагом к развитию глобальной мировой тенденции по введению финансовой прозрачности в указанной сфере. В январе 2020 года новые правила начнут действовать во всех странах ЕС.

Рынок произведений искусства стал предметом законодательного регулирования в Европе как одна из наиболее привлекательных сфер для отмывания денег в силу чрезвычайно высоких неконтролируемых цен, отсутствия единых правил, использования участниками рынка офшорных юрисдикций и беспошлинных складов (свободных портов). Одна из причин, по которой именно сфера искусства стала привлекательным средством отмывания денег, в том, что другие каналы были практически перекрыты усилиями финансовых и правоохранительных органов. Чем жестче регулировался международный финансовый сектор, тем больше средств поступало в мир искусства, где анонимность и расчеты наличными были и остаются нормой.

В мае 2018 года законодательными органами Евросоюза была принята Пятая Директива по борьбе с отмыванием денег (5AMLD), которая добавила рынок предметов искусства в список регулируемых отраслей. Этот документ носит обязательный характер и имеет прямое влияние на законы государств-членов. К январю 2020 года все члены Евросоюза обязаны внести в национальное законодательство соответствующие поправки, усиливающие контроль за сделками с искусством. С этого момента новые правила заработают в полной мере. Цель закона — противодействие преобразованию денег или предметов искусства, полученных преступным путем, в легальную форму.

Массовый исход с крипторынка: К чему приведет директива ЕС по борьбе с отмыванием денег

В декабре британский платежный сервис Bottle Pay, голландский майнинг-пул Simplecoin, игровая платформа Bitcoin Chopcoin и децентрализованная биржа CryptoBridge объявили о закрытии. Свое решение площадки объясняют, ссылаясь на Пятую директиву Европейского Союза по борьбе с отмыванием денег (AMLD5), которая вступает в силу 10 января 2020 года. Новые правила обяжут криптоплатформы регистрироваться в надзорных органах, идентифицировать своих клиентов и передавать властям адреса кошельков пользователей. Разбираем в директиве, ее последствиях для крипторынка и возрастающем регулятивном давлении на крипто-отрасль.

Какие платформы уже закрылись из-за новой директивы

13 декабря британский криптовалютный платежный сервис Bottle Pay объявил о закрытии из-за опасений по поводу AMLD5. Компания заявила, что решительно не согласна с новыми KYC-правилами регулятора и считает, что они «изменят текущий пользовательский опыт настолько радикально и настолько негативно», что сервис не готов навязывать это своим пользователям.

Bottle Pay проработает до 31 декабря — до этого времени пользователи должны вывести свои деньги. Средства, оставшиеся в кошельках после закрытия проекта, будут переданы в Фонд защиты прав человека.

Bottle Pay объявила о своем решении всего через три месяца после привлечения $2 млн в рамках раунда посевного финансирования. Новый сервис — флагманский продукт компании Block Matrix, запустившей несколько проектов на базе блокчейна EOS. Открывшийся в июне сервис Bottle Pay представлял собой веб-платформу и расширение для браузеров Chrome, Firefox и Brave, позволяющее пользователям отправлять ВТС через соцсети и мессенджеры с помощью Lightning Network.

О прекращении работы из-за новой директивы объявили также две криптокомпании из Нидерландов, связанные общим сооснователем Кристианом Григером: майнинговый пул Simplecoin и игровая платформа Chopcoin. Первая компания была запущена в этом году и насчитывает 42 000 пользователей, вторая работает с 2015 года, у нее более 300 000 пользователей.

Chopcoin заявила о прекращении работы еще 18 ноября. Пользователи должны были до 16 декабря вывести все средства, сейчас площадка уже не работает.

Simplecoin объявила 13 декабря, что прекратит работу 1 января следующего года. Среди причин закрытия компания отметила, что « майнинг должен быть доступен для всех» и она не хочет подвергать риску конфиденциальность своих клиентов. Некоторое время Simplecoin искала выход из ситуации, но так и не нашла альтернатив закрытию. Поэтому пользователи должны до 20 декабря вывести свои средства и до 31 декабря удалить информацию об учетной записи.

В начале декабря о своем закрытии также объявила децентрализованная криптовалютная биржа CryptoBridge. В качестве причин своего решения о закрытии компания назвала конъюнктуру рынка, все более жесткое регулирование и недостаток финансирования.

Новая директива ужесточает требования к отчетности криптоплощадок

ЕС регулярно обновляет свое законодательство по борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма. AMLD5 — последнее его обновление. Документ приняли в мае 2018 года, он вступит в силу 10 января следующего года.

Основные изменения пятой директивы:

  • Повышение прозрачности в отношении владельцев недвижимости, бенефициаров компаний, трастов и их аналогов;
  • Запрет анонимных банковских и сберегательных счетов и сейфов;
  • Расширение полномочий служб финансового надзора;
  • Усиление контроля над финансовыми потоками из стран с высоким уровнем риска;
  • Снижение пороговых значений для идентификации покупателей предоплаченных карт и пользователей электронных денег.

Для нас наиболее интересны изменения касательно криптопроектов и цифровых валют. По сравнению с действующей с 2017 года четвертой директивой, пятая директива вводит более строгие требования к отчетности для владельцев криптовалют. Главная цель — свести к минимуму конфиденциальность держателей цифровых активов. Вот основные правки новой директивы относительно крипто-отрасли:

  • Поставщики криптовалютных услуг — биржи, обменники, провайдеры кошельков и криптобанки — признаются финансовыми учреждениями и должны соблюдать KYC/AML-законодательство ЕС, аналогично тому, как это делают банки и другие финансовые учреждения;
  • Криптоплатформы должны зарегистрироваться в национальных органах финансового надзора, например, в Федеральный орган финансового надзора (BaFin) Германии или в Управление по финансовому регулированию и надзору (FCA) Великобритании;
  • Криптоплатформы должны проводить KYC-идентификацию пользователей;
  • Криптоплатформы должны отслеживать криптовалютные операции своих клиентов и сообщать властям о подозрительных операциях;
  • Органы финансового надзора должны обладать возможностью узнать владельца криптокошелька. Для этого площадки должны вести реестры пользователей с указанием их крипто-адресов.

AMLD5 дает четкое юридическое определение виртуальной валюты. Это « цифровое выражение стоимости, которое не выдается или не гарантируется Центральным банком или государственным органом, не обязательно привязано к законно установленной валюте и не обладает правовым статусом валюты или денег, но принимается физическими или юридическими лицами в качестве средства обмена и может быть передано, сохранено и продано в электронном виде». Поэтому криптовалюты не следует путать с электронными деньгами — те выпущены официальным эмитентом.

Национальные законодательства часто строже Пятой директивы

Государства-члены ЕС должны привести свое законодательство в соответствие с требованиями AMLD5 до 10 января 2020 года. И большинство из них это уже сделали. Хотя единое AML-регулирование крипторынка является совершенно новым для Европы, для некоторых стран надо ввести не так много изменений. Но часто национальные требования к криптоплатформам оказываются даже жестче, чем предписания директивы.

Например, в Германии для обмена криптовалют требуется получение разрешения от BaFin. Любой обладатель такой лицензии уже обязан соблюдать действующее законодательство о борьбе с отмыванием денег. Для многих компаний это оказывается сложной задачей — так платежный сервис Bitpay отказался от работы с пользователями из Германии.

Власти Чехии тоже требуют регистрации криптоплощадок в Национальном управлении по лицензированию торговли и собираются следить за ними жестче, чем это предписано брюссельской директивой.

Эстония долгое время была наиболее благоприятствующей криптостартапам страной. По местной лицензии можно легально работать по всей Европе — огромное количество криптопроектов открылись в ее юрисдикции. Однако сейчас власти тоже ужесточают требования к лицензированию и требуют перенести главные офисы компаний в страну.

Франция приняла закон о регулировании криптоплатформ, но также ввела дополнительное лицензирование для всех криптоплощадок. А вот власти Голландии отменили законопроект о дополнительном лицензировании криптобирж и провайдеров кошельков, оставив только обязательную регистрацию в надзорных органах.

Читать еще:  В Марий Эл число аварий на дорогах снижают молитвами

Директива сильнее всего повлияет на работу небольших стартапов

Осуществление Пятой Директивы, а также новых рекомендаций FATF, предписывающих биржам собирать и обмениваться данными о клиентах и их транзакциях, сильно отразится на крипторынке.

AMLD5 унифицирует нормативно-правовую базу ЕС относительно криптовалют. И, несмотря на ужесточение требований к криптопроектам, это шаг вперед. Европейский крипторынок теперь должен соответствовать всем требованиям, предъявляемым к традиционному финансовому рынку. Хранение крипто-активов и торговля ими потребуют лицензии национального регулятора, а работа с ними в Европе — тех высокоуровневых, высококачественных и дорогостоящих рыночных инфраструктур, которые используются традиционными рынками капитала на протяжении десятилетий.

Для крупных площадок, а также проектов, которые уже работают по лицензиям и подают отчетность как финансовые учреждения, в следующем году, скорее всего, ничего не изменится. Они и так уже соответствуют всем предписаниям и обладают необходимыми ресурсами для перестройки своей работы.

Нововведения сильнее всего ударят по небольшим и средним проектам, которые позиционировали себя как IT-компании и у которых ресурсов недостаточно. Примечательно, что, как отметил сооснователь Simplecoin и Chopcoin Кристиан Григер, оба проекта развивались без привлечения стороннего финансирования.

Компании, которые перестроятся под все требования AMLD5 смогут легально работать не только в Европе, но и по всему миру — предписания директивы пересекаются с требованиями большинства регуляторов. У тех, кто не сможет перестроиться, будет возможность отказаться от обслуживания пользователей из ЕС или переехать в менее зарегулированные юрисдикции.

Однако соответствовать новым предписаниям криптопроектам будет не так просто, даже при всем желании. Просто переехать в другую юрисдикцию — это тоже не всегда выход. Так, соучредитель Simplecoin, Марвин Янссен, объяснил, почему компания именно закрывается: по его словам, многие пользователи площадки были готовы пройти KYC. Но даже если бы компания стала собирать KYC-данные, ей все равно понадобилось бы получать лицензию голландского Национального банка или немецкого BaFin. А это дорого и сложно. Перемещаться в другую юрисдикцию в пределах Европы не имеет смысла — выполнять предписания директивы придется и там, а за пределами Европы потребуется реструктуризации всей работы площадки. На это может уйти немало времени. Поэтому компания надеется на перезапуск, но не знает, когда он случится.

Усиление регулирования — важный и необходимый шаг для отрасли

Подход европейских законодателей к комплексному регулированию криптовалютной отрасли — важный шаг для всего рынка. Многие называют предписания директивы слишком жесткими, но это так лишь в сравнении с прежним попустительством — требования для криптобирж такие же, как и для других финансовых компаний. А это значит, что они признаны полноценными финансовыми организациями. Все по-честному: если хочешь в финансы, будь готов к регулированию — требования к функционированию криптокомпаний на этом рынке должны соответствовать тем же стандартам, которые мы знаем по традиционным рынкам капитала.

Конечно, излишне жесткое регулирование может и ослабить крипторынок — часть пользователей, для которых важны анонимность, уйдут на неконтролируемые платформы. Однако это, скорее всего, лишь обелит рынок — большинство пользователей не захотят отказываться от госзащиты и гарантий, которые дают регулирование.

Конечно, «серые» стартапы и скам-проекты будут уходить с рынка, а слабые будут использовать директиву как повод, чтобы закрыться или переехать в другую юрисдикцию, если запланированные регуляторные барьеры окажутся слишком высокими. Большинство участников крипторынка, самые крупные, хотят работать «в белую».

Прогрессивное регулирование позволяет блокчейн-проектам предлагать продукты на прочной правовой основе. Это даст уверенность массовому пользователю, что криптокомпаниям можно доверять.

Будь в курсе! Подписывайся на Криптовалюта.Tech в Telegram.
Обсудить актуальные новости и события на Форуме

Каналы для сообщений о нарушениях

Все компании с более чем 50 сотрудниками или с годовым оборотом более 10 миллионов евро должны ввести внутреннюю процедуру обработки отчетов осведомителей. Все региональные правительства и муниципалитеты с населением более 10 000 человек также будут охвачены новой директивой. Таким образом, на уровне ЕС, создается разветвленная сеть с регулируемой и подконтрольной структурой каналов связи, как в организациях, так и в государственных органах.

Необходимые гарантии должны включать каналы отчетности внутри и вне организации для обеспечения конфиденциальности. Кроме того, должна существовать трехсторонняя система уведомления.

Национальные законодательства часто строже Пятой директивы

Государства-члены ЕС должны привести свое законодательство в соответствие с требованиями AMLD5 до 10 января 2020 года. И большинство из них это уже сделали. Хотя единое AML-регулирование крипторынка является совершенно новым для Европы, для некоторых стран надо ввести не так много изменений. Но часто национальные требования к криптоплатформам оказываются даже жестче, чем предписания директивы.

Например, в Германии для обмена криптовалют требуется получение разрешения от BaFin. Любой обладатель такой лицензии уже обязан соблюдать действующее законодательство о борьбе с отмыванием денег. Для многих компаний это оказывается сложной задачей — так платежный сервис Bitpay отказался от работы с пользователями из Германии.

Власти Чехии тоже требуют регистрации криптоплощадок в Национальном управлении по лицензированию торговли и собираются следить за ними жестче, чем это предписано брюссельской директивой.

Эстония долгое время была наиболее благоприятствующей криптостартапам страной. По местной лицензии можно легально работать по всей Европе — огромное количество криптопроектов открылись в ее юрисдикции. Однако сейчас власти тоже ужесточают требования к лицензированию и требуют перенести главные офисы компаний в страну.

Франция приняла закон о регулировании криптоплатформ, но также ввела дополнительное лицензирование для всех криптоплощадок. А вот власти Голландии отменили законопроект о дополнительном лицензировании криптобирж и провайдеров кошельков, оставив только обязательную регистрацию в надзорных органах.

  • Имя фактического выгодоприобретателя, его личный код, страну личного кода (если личный код отсутствует – указывается место и дата рождения, а также страна проживания);
  • Данные о форме контроля указанным лицом.

С учетом вышеизложенной информации, очевидно, что чем раньше будет порядок в отношениях собственности, тем лучше. Конечно, компании с простой структурой владения в связи с новым требованием не понесут больших временных затрат. Но при более сложной структуре (особенно когда акционеры и пайщики находятся в других странах) – определение фактического выгодоприобретателя может превратиться в длительный и непростой процесс.

При регистрации новой компании сведения о фактическом выгодоприобретателе необходимо предоставить в Коммерческий регистр еще на стадии учреждения, во время подачи заявления о внесении компании в регистр. Если данные не изменились, во время подачи ежегодного отчета правление компании обязательно подтверждает верность ранее предоставленных данных. В случае изменения фактического выгодоприобретателя (или если данные о нем – неверные), новые сведения компания обязана предоставить в регистр в течении 30 дней с момента установления такого факта правлением компании.

Как быть, если установить фактического выгодоприобретателя на самом деле невозможно и для этого компанией были проделаны все нужные действия? В таких случаях в качестве фактического выгодоприобретателя указывается член высшего органа управления. При этом предприятию необходимо задокументировать все выполненные для установления фактического выгодоприобретателя действия и сохранить эти данные.

Налоги и Право

Автор: Екатерина Шестакова 17 февраля 2017

21 декабря 2016 года Еврокомиссия приняла пакет мер по укреплению потенциала ЕС в области борьбы с финансированием терроризма и организованной преступностью на основании соответствующего Плана действий, разработанного в феврале прошлого года. На законодательном уровне предлагается принять профильные Регламент и Директиву. Предложения Еврокомиссии позволят обеспечить комплексное актуальное регулирование сферы противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, ограничения незаконных денежных потоков, заморозки счетов и конфискации активов.

Террористические организации и институт организованной преступности, в целом, нуждаются в финансировании в целях обеспечения функционирования своего преступного сообщества и, в частности, совершения террористических актов. Благодаря отмыванию денег организованные преступные группы извлекают выгоду из своей незаконной деятельности и обеспечивают совершение противоправных действий. В рамках отмывания денежных средств используются доходы, получаемые от ряда незаконных видов деятельности, осуществляемых на трансграничной основе. Речь, в первую очередь идет о наркотрафике, торговле людьми, незаконном обороте оружия и коррупции. По сути, при приобретении и передаче имущества скрывается истинная природа сделки в целях использования получаемых доходов. Адекватная законодательная реакция на подобные преступления позволяет ограничивать источники финансирования и материальное стимулирование данной деятельности, внося существенный вклад в борьбу с терроризмом и организованной преступностью.

Действующее законодательство ЕС по предотвращению легализации доходов не является достаточным для комплексной эффективной борьбы с рассматриваемыми видами преступлений. Все государства, входящие в состав Евросоюза, предусматривают криминализацию отмывания денежных средств, однако имеющиеся различия в толковании профильных терминов, сферы действия нормативно-правовых актов и санкциях за совершение данных преступлений сказываются на трансграничном сотрудничестве профильных регуляторов и процессе обмена соответствующей информацией. Террористы могут воспользоваться указанными правовыми различиями и совершать финансовые операции в юрисдикциях, в которых меры по предотвращению легализации доходов являются наиболее мягкими.

Как было указано выше, в феврале 2016 года Еврокомиссия разработала План действий по предоставлению государствам — членам ЕС возможности по отражению новых угроз, связанных с финансированием терроризма. В рамках Плана действия было признано, что, несмотря на криминализацию легализации доходов в отдельных государствах, на уровне Евросоюза имеются существенные различия в толковании термина «легализация доходов» и применимых санкциях. В связи с этим Еврокомиссия взяла на себя обязательство по разработке текста гармонизированной Директивы о предотвращении отмывания денежных средств к концу 2016 года.

Читать еще:  РПЦ поддерживает процесс объединения мусульман России

Предложенные на днях законодательные меры позволят создать усиленный правовой режим по предотвращению легализации доходов в Европейском Союзе, усовершенствовать механизм правоприменения в данной области и ограничить угрозы, исходящие от террористов и представителей организованной преступности за счет ограничения возможностей по финансированию их деятельности. Кроме того, они будут способствовать дальнейшему укреплению потенциала ЕС по более эффективной борьбе с организованной преступностью и финансированием терроризма, а также позволят повысить уровень внутренней безопасности в ЕС и личной безопасности граждан.

Обеспечение криминализации легализации доходов, полученных преступным путем

Законодательные предложения, опубликованные Еврокомиссией, предусматривают принятие новой Директивы по криминализации легализации доходов, полученных преступным путем, содержащей положения, позволяющие властям эффективно бороться с отмыванием денежных средств и финансированием терроризма. Предлагаемые меры:

  • предусматривают минимальные правила по определению составов уголовно наказуемых деяний и санкций, связанных с легализацией доходов, полученных преступным путем, а также устраняют соответствующие правовые пробелы, что позволит предотвратить использование нарушителями несоответствий между внутренним регулированием данных правоотношений в различных государствах;
  • позволят нивелировать имеющиеся препятствия для трансграничного взаимодействия судов и правоохранительных органов за счет унификации норм по расследованию преступлений, связанных с легализацией доходов, полученных преступным путем;
  • обеспечат соответствие профильного законодательства Евросоюза соответствующим международным обязательствам согласно Варшавской конвенции Совета Европы и рекомендациям Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег.

Усиление контроля за денежными потоками

В связи с принятием нового Регламента компетентные органы получат новые возможности по идентификации террористов и лиц, осуществляющих финансирование террористической деятельности. В частности, Регламентом предусмотрено:

  • усиление контроля за денежными потоками в случае ввоза и вывоза денежные средств на сумму свыше 10 000 евро;
  • принятие компетентными органами соответствующих мер при наличии оснований полагать, что имеют место преступные деяния, даже в том случае, если размер ввозимой или вывозимой суммы по таможенной декларации составляет менее 10 000 евро;
  • совершенствование механизма обмена информацией между компетентными органами и государствами, входящими в состав ЕС; и
  • распространение действия таможенных процедур на денежные средства, отправляемые почтовыми или грузовыми отправлениями, дорогостоящие товары (к примеру, на золото), а также на платежные карты, которые на сегодняшний день не вносятся в стандартную таможенную декларацию.

Заморозка финансовых ресурсов террористов и конфискация их активов

Оперативная заморозка или конфискация финансовых активов на трансграничной основе позволит предотвратить использование террористами их средств в целях совершения террористических атак. Проект Регламента о взаимном признании приказов о заморозке и конфискации активов:

  • на законодательном уровне закрепит единый правовой инструмент для признания приказов как по заморозке, так и по конфискации активов в других государствах — членах ЕС, что значительно упростит существующий правовой режим. При этом предполагается, что Регламент станет незамедлительно действовать во всех государствах — членах ЕС;
  • расширит сферу действия текущих норм о трансграничном признании соответствующих приказов, и регулированию станет подлежать конфискация активов, принадлежащих лицам, связанным с преступниками, а также конфискация имущества в том случае, когда лицо не было признано виновным, к примеру, по причине побега или смерти;
  • увеличит скорость составления и эффективности исполнения приказов о заморозке или конфискации активов благодаря разработке стандартного документа и наличию обязанности компетентных органов по взаимодействию;
  • гарантирует права пострадавших на получение компенсации и реституцию. При трансграничном исполнении приказов о конфискации имущества права пострадавшего имею приоритет по отношению к интересам государства, вынесшего соответствующий приказ.

Массовый исход с крипторынка: К чему приведет директива ЕС по борьбе с отмыванием денег

Содержание статьи:

В декабре британский платежный сервис Bottle Pay, голландский майнинг-пул Simplecoin, игровая платформа Bitcoin Chopcoin и децентрализованная биржа CryptoBridge объявили о закрытии. Свое решение площадки объясняют, ссылаясь на Пятую директиву Европейского Союза по борьбе с отмыванием денег (AMLD5), которая вступает в силу 10 января 2020 года. Новые правила обяжут криптоплатформы регистрироваться в надзорных органах, идентифицировать своих клиентов и передавать властям адреса кошельков пользователей. Разбираем в директиве, ее последствиях для крипторынка и возрастающем регулятивном давлении на крипто-отрасль.

Какие платформы уже закрылись из-за новой директивы

13 декабря британский криптовалютный платежный сервис Bottle Pay объявил о закрытии из-за опасений по поводу AMLD5. Компания заявила, что решительно не согласна с новыми KYC-правилами регулятора и считает, что они «изменят текущий пользовательский опыт настолько радикально и настолько негативно», что сервис не готов навязывать это своим пользователям.

Bottle Pay проработает до 31 декабря — до этого времени пользователи должны вывести свои деньги. Средства, оставшиеся в кошельках после закрытия проекта, будут переданы в Фонд защиты прав человека.

Bottle Pay объявила о своем решении всего через три месяца после привлечения $2 млн в рамках раунда посевного финансирования. Новый сервис — флагманский продукт компании Block Matrix, запустившей несколько проектов на базе блокчейна EOS. Открывшийся в июне сервис Bottle Pay представлял собой веб-платформу и расширение для браузеров Chrome, Firefox и Brave, позволяющее пользователям отправлять ВТС через соцсети и мессенджеры с помощью Lightning Network.

О прекращении работы из-за новой директивы объявили также две криптокомпании из Нидерландов, связанные общим сооснователем Кристианом Григером: майнинговый пул Simplecoin и игровая платформа Chopcoin. Первая компания была запущена в этом году и насчитывает 42 000 пользователей, вторая работает с 2015 года, у нее более 300 000 пользователей.

Chopcoin заявила о прекращении работы еще 18 ноября. Пользователи должны были до 16 декабря вывести все средства, сейчас площадка уже не работает.

Simplecoin объявила 13 декабря, что прекратит работу 1 января следующего года. Среди причин закрытия компания отметила, что «майнинг должен быть доступен для всех» и она не хочет подвергать риску конфиденциальность своих клиентов. Некоторое время Simplecoin искала выход из ситуации, но так и не нашла альтернатив закрытию. Поэтому пользователи должны до 20 декабря вывести свои средства и до 31 декабря удалить информацию об учетной записи.

В начале декабря о своем закрытии также объявила децентрализованная криптовалютная биржа CryptoBridge. В качестве причин своего решения о закрытии компания назвала конъюнктуру рынка, все более жесткое регулирование и недостаток финансирования.

Новая директива ужесточает требования к отчетности криптоплощадок

ЕС регулярно обновляет свое законодательство по борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма. AMLD5 — последнее его обновление. Документ приняли в мае 2018 года, он вступит в силу 10 января следующего года.

Основные изменения пятой директивы:

  • Повышение прозрачности в отношении владельцев недвижимости, бенефициаров компаний, трастов и их аналогов;
  • Запрет анонимных банковских и сберегательных счетов и сейфов;
  • Расширение полномочий служб финансового надзора;
  • Усиление контроля над финансовыми потоками из стран с высоким уровнем риска;
  • Снижение пороговых значений для идентификации покупателей предоплаченных карт и пользователей электронных денег.

Для нас наиболее интересны изменения касательно криптопроектов и цифровых валют. По сравнению с действующей с 2017 года четвертой директивой, пятая директива вводит более строгие требования к отчетности для владельцев криптовалют. Главная цель — свести к минимуму конфиденциальность держателей цифровых активов. Вот основные правки новой директивы относительно крипто-отрасли:

  • Поставщики криптовалютных услуг — биржи, обменники, провайдеры кошельков и криптобанки — признаются финансовыми учреждениями и должны соблюдать KYC/AML-законодательство ЕС, аналогично тому, как это делают банки и другие финансовые учреждения;
  • Криптоплатформы должны зарегистрироваться в национальных органах финансового надзора, например, в Федеральный орган финансового надзора (BaFin) Германии или в Управление по финансовому регулированию и надзору (FCA) Великобритании;
  • Криптоплатформы должны проводить KYC-идентификацию пользователей;
  • Криптоплатформы должны отслеживать криптовалютные операции своих клиентов и сообщать властям о подозрительных операциях;
  • Органы финансового надзора должны обладать возможностью узнать владельца криптокошелька. Для этого площадки должны вести реестры пользователей с указанием их крипто-адресов.

AMLD5 дает четкое юридическое определение виртуальной валюты. Это «цифровое выражение стоимости, которое не выдается или не гарантируется Центральным банком или государственным органом, не обязательно привязано к законно установленной валюте и не обладает правовым статусом валюты или денег, но принимается физическими или юридическими лицами в качестве средства обмена и может быть передано, сохранено и продано в электронном виде». Поэтому криптовалюты не следует путать с электронными деньгами — те выпущены официальным эмитентом.

Национальные законодательства часто строже Пятой директивы

Государства-члены ЕС должны привести свое законодательство в соответствие с требованиями AMLD5 до 10 января 2020 года. И большинство из них это уже сделали. Хотя единое AML-регулирование крипторынка является совершенно новым для Европы, для некоторых стран надо ввести не так много изменений. Но часто национальные требования к криптоплатформам оказываются даже жестче, чем предписания директивы.

Читать еще:  Полное собрание сочинений Иоанна Павла II впервые представлено в России

Например, в Германии для обмена криптовалют требуется получение разрешения от BaFin. Любой обладатель такой лицензии уже обязан соблюдать действующее законодательство о борьбе с отмыванием денег. Для многих компаний это оказывается сложной задачей — так платежный сервис Bitpay отказался от работы с пользователями из Германии.

Власти Чехии тоже требуют регистрации криптоплощадок в Национальном управлении по лицензированию торговли и собираются следить за ними жестче, чем это предписано брюссельской директивой.

Эстония долгое время была наиболее благоприятствующей криптостартапам страной. По местной лицензии можно легально работать по всей Европе — огромное количество криптопроектов открылись в ее юрисдикции. Однако сейчас власти тоже ужесточают требования к лицензированию и требуют перенести главные офисы компаний в страну.

Франция приняла закон о регулировании криптоплатформ, но также ввела дополнительное лицензирование для всех криптоплощадок. А вот власти Голландии отменили законопроект о дополнительном лицензировании криптобирж и провайдеров кошельков, оставив только обязательную регистрацию в надзорных органах.

Директива сильнее всего повлияет на работу небольших стартапов

Осуществление Пятой Директивы, а также новых рекомендаций FATF, предписывающих биржам собирать и обмениваться данными о клиентах и их транзакциях, сильно отразится на крипторынке.

AMLD5 унифицирует нормативно-правовую базу ЕС относительно криптовалют. И, несмотря на ужесточение требований к криптопроектам, это шаг вперед. Европейский крипторынок теперь должен соответствовать всем требованиям, предъявляемым к традиционному финансовому рынку. Хранение крипто-активов и торговля ими потребуют лицензии национального регулятора, а работа с ними в Европе — тех высокоуровневых, высококачественных и дорогостоящих рыночных инфраструктур, которые используются традиционными рынками капитала на протяжении десятилетий.

Для крупных площадок, а также проектов, которые уже работают по лицензиям и подают отчетность как финансовые учреждения, в следующем году, скорее всего, ничего не изменится. Они и так уже соответствуют всем предписаниям и обладают необходимыми ресурсами для перестройки своей работы.

Нововведения сильнее всего ударят по небольшим и средним проектам, которые позиционировали себя как IT-компании и у которых ресурсов недостаточно. Примечательно, что, как отметил сооснователь Simplecoin и Chopcoin Кристиан Григер, оба проекта развивались без привлечения стороннего финансирования.

Компании, которые перестроятся под все требования AMLD5 смогут легально работать не только в Европе, но и по всему миру — предписания директивы пересекаются с требованиями большинства регуляторов. У тех, кто не сможет перестроиться, будет возможность отказаться от обслуживания пользователей из ЕС или переехать в менее зарегулированные юрисдикции.

Однако соответствовать новым предписаниям криптопроектам будет не так просто, даже при всем желании. Просто переехать в другую юрисдикцию — это тоже не всегда выход. Так, соучредитель Simplecoin, Марвин Янссен, объяснил, почему компания именно закрывается: по его словам, многие пользователи площадки были готовы пройти KYC. Но даже если бы компания стала собирать KYC-данные, ей все равно понадобилось бы получать лицензию голландского Национального банка или немецкого BaFin. А это дорого и сложно. Перемещаться в другую юрисдикцию в пределах Европы не имеет смысла — выполнять предписания директивы придется и там, а за пределами Европы потребуется реструктуризации всей работы площадки. На это может уйти немало времени. Поэтому компания надеется на перезапуск, но не знает, когда он случится.

Усиление регулирования — важный и необходимый шаг для отрасли

Подход европейских законодателей к комплексному регулированию криптовалютной отрасли — важный шаг для всего рынка. Многие называют предписания директивы слишком жесткими, но это так лишь в сравнении с прежним попустительством — требования для криптобирж такие же, как и для других финансовых компаний. А это значит, что они признаны полноценными финансовыми организациями. Все по-честному: если хочешь в финансы, будь готов к регулированию — требования к функционированию криптокомпаний на этом рынке должны соответствовать тем же стандартам, которые мы знаем по традиционным рынкам капитала.

Конечно, излишне жесткое регулирование может и ослабить крипторынок — часть пользователей, для которых важны анонимность, уйдут на неконтролируемые платформы. Однако это, скорее всего, лишь обелит рынок — большинство пользователей не захотят отказываться от госзащиты и гарантий, которые дают регулирование.

Конечно, «серые» стартапы и скам-проекты будут уходить с рынка, а слабые будут использовать директиву как повод, чтобы закрыться или переехать в другую юрисдикцию, если запланированные регуляторные барьеры окажутся слишком высокими. Большинство участников крипторынка, самые крупные, хотят работать «в белую».

Прогрессивное регулирование позволяет блокчейн-проектам предлагать продукты на прочной правовой основе. Это даст уверенность массовому пользователю, что криптокомпаниям можно доверять.

Подпишись на наш Telegram-канал и не пропускай важные новости из мира криптовалют и блокчейна*

*Ссылка открывается даже, если телеграм заблокирован в вашем регионе

AML-директивы ЕС (4-я и 5-я)

Директивы AML (AntiMoney Laundering – «борьба с отмыванием денег») – нормативные акты, направленные на предотвращение использования финансовой системы Евросоюза для отмывания денег. Директивы разрабатывают Европейский Парламент и Совет Европы.

Начиная с 1991 года, было издано 5 AML-директив:

  • в 1991 – 1-я AML-директива № 91/308/ЕЕС;
  • в 2001 – 2-я AML-директива № 2001/97/EC;
  • в 2005 – 3-я AML-директива № 2005/60/ЕС;
  • в 2015 – 4-я AML-директива № 2015/849;
  • в 2018 – 5-я AML-директива № 2018/843.

Суть 4 и 5 AML-директив ЕС

Правила идентификации клиентов и проверки законности происхождения капиталов – те вещи, которые ввели в обиход две последние директивы AML. В частности, документ от 2015 года унифицировал требования к проведению AML-процедур в каждом государстве ЕС и усилил контроль их выполнения. Также 4-я директива ввела принцип «оценки риска» банком при принятии решения о сотрудничестве с клиентом, но главное – документ требовал создания открытых реестров бенефициарных собственников.

5 директива принята совсем недавно – 20 мая 2018 года. Ее ключевые изменения в следующем:

  • Все европейские реестры бенефициаров должны быть открыты для всех желающих, без обоснования «законности» такого интереса (как было ранее);
  • При открытии счета банки должны проверять данные потенциального клиента в общеевропейской базе бенефициаров и сообщать о расхождениях в информации в базе с той, что банк получил непосредственно от заявителя;
  • Страны ЕС должны создать национальные реестры публичных лиц, информация в которых должна консолидироваться на общеевропейском уровне;
  • Усиление контроля над операциями с контрагентами из стран «с высоким риском отмывания денег», вплоть до ограничений ведение бизнеса в таких государствах;
  • До 20 сентября 2020 года все члены Евросоюза должны создать реестры владельцев всех без исключения текущих и сберегательных счетов, а также банковских сейфов. В базе будут данные по физическим и юридическим лицам, доступ к ней получат подразделения финансовой разведки стран ЕС;

Значение для Украины и мира

Нормы AML-директив – это тренды современного мира налогов и их придется выполнять всем, кто хочет работать с Евросоюзом. Украина заключила с ЕС договор о Зоне свободной торговли и, как видим, предпринимает шаги в духе директивы AML: запущен реестр бенефициаров, банки переходят на риск-ориентированный подход к клиентам, снижен лимит операций, которые физические лица могут проводить без обязательной идентификации.

Защита персональных данных в России, ЕС и США

Закон о локализации персональных данных россиян в пределах границ России (242-ФЗ) был подписан Президентом России Владимиром Путиным 31 декабря 2014 г. В силу документ вступил 1 сентября 2015 г.

В первую очередь закон направлен против крупных иностранных корпораций – некоторые из них за первые четыре года действия закона были оштрафованы на 3 тыс. руб. К их числу относятся Facebook и Twitter, которым Роскомнадзор в декабре 2018 г. направлял требования о предоставлении сведений по локализации данных российских пользователей на территории России. В январе 2019 г. он завел на них дело, а в апреле 2019 г. обе компании получили штраф на указанную сумму. В обоих случаях постановление вынес Мировой суд Таганского района Москвы, хотя Twitter еще в апреле 2017 г. заявлял о готовности перенести персональные данные россиян в Россию.

В ряде случаев компаниям могут грозить не только крупные штрафы, но и блокировки их веб-ресурсов в российском сегменте интернета. Так произошло с крупной социальной сетью LinkedIn – постановление о блокировке выдал тот же Таганский суд Москвы, а соответствующий иск за несоблюдение требований по локализации персональных данных российских граждан подал Роскомнадзор.

В странах ЕС 25 мая 2018 г. вступил в силу GDPR – новый регламент защиты персональных данных, который ужесточил требования к получению согласия на обработку данных и наделил субъектов данных новыми правами. GDPR распространяется как на европейские организации, так и на филиалы зарубежных компаний, работающих в Европе. Непосредственно новые правила касаются тех, кто работает с персональными данными клиентов.

В конце сентября 2018 г. Администрация президента США Дональда Трампа объявила о начале разработки федеральных стандартов конфиденциальности на фоне громких скандалов, имеющих отношение к утечкам персональных данных, в частности резонансная история Cambridge Analytica, которой удалось получить и использовать в политических целях данные 87 млн пользователей Facebook.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector