0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Добродетель: мужество на войне со своими грехами

Мужество как религиозная добродетель (+ВИДЕО)

Можно ли мужество считать добродетелью? Что поможет преодолеть страхи и страхования? Когда особенно нужна стойкость не поддаваться панике и унынию? Не противоречит ли мужество смирению? Объясняет протоиерей Олег Стеняев.

Сегодня мы поговорим о мужестве как о религиозной добродетели. Противоположны мужеству страх, боязнь, паника – эти чувства проявляются иногда и в жизни верующих людей. Но в Откровении Иоанна Богослова сказано: «Боязливых же и неверных… участь в озере, горящем огнем и серою. Это смерть вторая» (Откр. 21: 8).

Святитель Василий Великий: «Кто людей боится, тот Бога не боится, а тот, кто Бога боится, тот никого не боится»

Боязнь, трусость, паника – то, что противоположно мужеству и отваге, – являются по сути смертным грехом, если говорится, что участь таковых в озере огненном. И недаром блаженный Августин настаивает на том, что мужество есть одна из добродетелей. Почему? Августин пишет: мужество есть любовь, готовая ради Бога претерпеть всё. Действительно, как писал святитель Василий Великий, «кто людей боится, тот Бога не боится, а тот, кто Бога боится, тот никого не боится».

Мы живем в такое время, когда многие испытывают страх перед будущим, но разве наше будущее не находится в руках Бога, как и наше настоящее и наше прошлое? По сути дела человек, который переживает страх за себя, бросает вызов Божественному Промыслу и не выказывает доверия к нему. Мы, как христиане, знаем, что без воли Отца Небесного даже волос с нашей головы не может упасть. Бог контролирует всё происходящее в этом мире – и добро, и зло. Бог никогда не попустит нам испытание сверх наших сил, как пишут святые апостолы, но в самом испытании так или иначе сообщит нам некое облегчение для нас.

А вот что преподобный Антоний Великий пишет о мужестве: «Мужество есть не что иное, как твердость в истине и сопротивление врагам: когда не уступишь им, они отступят и совсем не покажутся боле». И действительно, из святоотеческой литературы мы знаем, что диавол использует разные страхования для запугивания верующих людей. Так, в Киево-Печерском Патерике рассказывается, как один монах подвергался таким страхованиям и как он преодолевал это состояние. Мы знаем, какие страхования преодолевал Антоний Великий – об этом рассказывается в его житии.

Но не всегда мы готовы к тяжелым искушениям. Один инок пришел на исповедь к духовному отцу и стал жаловаться: «В келье, где я живу, бесы вылезают прямо из щелей, начинают сталкивать меня с кровати, заставляют меня плясать, играют на свирелях бесовских, в бубны бесовские бьют. Что мне делать? Всякий раз, когда я ложусь спать, я ожидаю этого нападения». Старец дал ему такой совет: «Во-первых, никому об этом не рассказывай. Во-вторых, не обращай на это никакого внимания». Диавол чувствует человеческий страх. В то же время он чувствует мужество верующего человека, его бесстрашие и быстро отступает. Это как с собаками. Кинологи говорят, что собака всегда чувствует страх и может реагировать на этот страх очень агрессивно, а если человек не испытывает страха перед псами, ведет себя естественно, то едва ли на него может напасть зверь. Поэтому мы должны жить так, чтобы не давать повода ищущим повод, не провоцировать злых духов через наш испуг, боязливость, панику нападать на нас. Мужество здесь совершенно необходимо.

Авва Евагрий о мужестве писал так: «Дело мужества в том, чтобы править пятью чувствами и не допускать, чтобы через них осквернялся внутренний наш человек – дух – или внешний – тело». И святитель Григорий Богослов о мужестве пишет: «Мужество есть твердость в опасностях». Человек может распознать, мужественный он или нет, только в какой-то сложной ситуации, когда он оказывается один на один с той или иной опасностью.

В смертный час особенно надо проявить мужество веры и уповать на милосердие Христа Спасителя

Мужество нам нужно также и для того, чтобы пережить переход от этой жизни в жизнь будущую, когда саму свою физическую смерть мы начинаем воспринимать как последнюю епитимию от Господа. Один опытный московский священник говорил: самое тяжелое испытание для человека – это когда человек находится уже на смертном одре и диавол напоминает ему все прежде содеянные грехи, а у человека уже нет возможности покаяться – нет рядом священника, и вот тут надо проявить мужество веры и уповать на милосердие Христа Спасителя, чтобы преодолеть и эту последнюю брань, последнее искушение, последнее ужасное страхование, с которым человек может столкнуться. Даже во многих кинофильмах показывается, что, когда человек умирает, в его сознании проносятся какие-то картины из его жизни, но обычно в кинофильмах показывают радостные моменты, как, например, в фильме «Летят журавли». Но в действительности на память приходит иное, тягостное: это диавол своими страхованиями хочет ввергнуть в уныние душу человека. Каждый из нас умирает всё-таки в одиночку. И мы должны иметь навык преодолевать бесовские страхования.

Диавол внушает и такую мысль, особенно пожилым людям: «Вы никому не нужны. В старости, в болезни кто позаботится о вас?» Мы, как христиане, должны всегда осознавать, что если Господь с нами, то этого более чем достаточно, потому что Бог наш есть Тот, о Котором сказано: «Мы Им живем, движемся и существуем» (Деян. 17: 28). И, напротив, жизнь без Бога – это ад, который, начавшись в этой жизни, может не прекратиться в жизни будущей.

А как святые отцы преодолевали страхования? Например, святитель Василий Великий писал, когда ему угрожали гонениями: «Всё это для меня ничего не значит. Тот не теряет имения, кто ничего не имеет, кроме ветхих и изношенных одежд и немногих книг, в которых заключается всё мое богатство. Ссылки нет для меня, потому что я не связан местом. И то место, на котором живу сейчас, – не мое. И всякое, куда меня ни сошлют, будет мое. А мучения что могут сделать мне? Я так слаб, что разве только первый удар будет чувствителен. Смерть для меня – благодеяние, она скорее приведет меня к Богу, для Которого живу и тружусь и к Которому давно я стремлюсь».

Известны и очень мужественные слова апостола Павла: «Для меня жизнь – Христос, и смерть – приобретение» (Фил. 1: 21).

Вера во Иисуса Христа сообщает человеку мужество – мужество как проявление религиозности, при которой всецело уповают на Промысл Бога и не оставляют памятования о Его заботе о каждом верующем человеке. Вот и псалмопевец Давид писал – умолял Бога: «И до старости, и до седины не оставь меня, Боже» (Пс. 70: 18), но в псалмах мы находим и слова Божественного ободрения: Я, Который веду тебя от утробы матери твоей, от дней юности твоей, не оставлю тебя и в самые тяжелые, самые трудные дни.

Итак, это очевидная истина: мужество есть состояние религиозной души, которая имеет всецелое упование на Создателя. Мужество – это религиозная добродетель.

Есть еще один важный аспект, на который мы должны обратить внимание. Как известно, «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (1 Пет. 5: 5). И некоторым кажется, что проявление мужества исключает смирение. Но это ложное представление о мужестве. В Псалтыри, например, понятия «духовная брань» и «смирение» дополняют друг друга и одно не противоречит другому. Вот псалом 44: «Препояшь Себя по бедру мечом Твоим, Сильный, славою Твоею и красотою Твоею, и в сем украшении Твоем поспеши, воссядь на колесницу ради истины и кротости и правды, и десница Твоя покажет Тебе дивные дела» (Пс. 44: 4–5). Здесь описывается божественный воин, препоясанный мечом, который во имя истины, кротости совершает свой подвиг. Путь христианина – это путь, идя по которому человек имеет мужество как религиозную добродетель, которая не позволяет нам впадать в уныние или отчаяние, как сказано: «Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной; Твой жезл и Твой посох – они успокаивают меня» (Пс. 22: 4).

Яркий пример подлинного религиозного мужества – дерзновение апостола Петра, когда он пошел по воде навстречу Христу. И заметим: он идет по морю, взирая на Христа, но как только взгляд его отвратился от Спасителя и апостол увидел волны, он испугался и сразу стал утопать. Так что пока мы взираем на Христа, пока имеем надежду на Бога, страх не ворвется в нашу жизнь, не оледенит наши сердца, как и сказано в Писании: «взирая на Начальника и Совершителя веры Иисуса» (Евр. 12: 2).

И да поможет нам Бог преодолевать любые трудности мужественно, с полным упованием на Божественный Промысл и Божественное покровительство.

Добродетель: мужество на войне со своими грехами

Приблизительное время чтения: 3 мин.

Слово «добродетель» сегодня непопулярно. И дело не только в том, что оно выглядит старомодно, почти как «ланиты» или «лепота». Также, кстати, как и слово «грех». У этой старомодности должны быть исходные причины, не имеющие прямого отношения к лингвистике.

Читать еще:  Шииты Ирака впервые свободно отмечают "День Гадир"

Дело наверно в том, что, во-первых, современный человек считает себя самостоятельной личностью, и поэтому не любит, когда ему читают мораль или проповедь. В этом он видит покушение на свою индивидуальность и зрелость. Очень вероятно, что упоминание о добродетели в разговоре или статье будет сочтено признаком того, что его, читателя или слушателя, считают за ребенка и хотят чему-нибудь поучить.

Действительно, поза проповедника-моралиста, поучающего других, духовно опасна прежде всего для него же самого, потому что грозит автору суждений прелестью (преувеличенным мнением о самом себе) и гордыней. Но это вовсе не означает, будто из современного, как теперь говорят, дискурса, вообще должна уйти тема добродетели и греха, различения добра и зла. И потом – одно дело, когда «чтением морали» занимается какой-нибудь самоуверенный человек, и совсем другое, когда о необходимости следования евангельским заповедям (а это и есть христианские добродетели) говорит священник на проповеди, опираясь на Священное Писание, учение Церкви и свой пастырский опыт.

Вторая причина нынешнего легкомысленного отношения к слову «добродетель» – в том, что мы живем в очень расслабленное время, и сами очень расслаблены. Нам, например, ничего не грозит за то, что мы называем себя христианами: нет никаких гонений за веру, мы можем спокойно работать и делать карьеру. У нас по большому счету очень удобная жизнь: никто не голодает, у нас теплое жилье, бытовой комфорт и отпуск каждый год. Никогда еще в мировой истории на европейском континенте в массе своей люди не жили так благополучно, как живем и мы – жители России, пытающиеся прилепиться к так называемому «золотому миллиарду». Такая комфортная среда делает нас неготовыми к серьезным испытаниям и усилиям.

Соответственно, ослабевает и тяга к тому, что в христианстве зовется добродетелями: нищете, воздержанности, кротости, самопожертвованию и др. Ведь евангельская норма – совсем другая. Она ищет не выгоды, а самоутеснения, не удовольствия, а страдания ради Христа. Апостол Павел, призывал: «Страдай со мной, как добрый воин Христов» (2 Тим. 2,3). В «Деяниях апостолов», когда апостолы были схвачены и избиты за проповедь Христа, то, вырвавшись на свободу, «…пошли из синедриона, радуясь, что за имя Господа Иисуса Христа удостоились принять бесчестие» (Деян. 5, 41).

То, что жизненный комфорт и собственная расслабленность не способствуют добродетельному (т.е. евангельскому) образу жизни, подсказывает древнегреческий язык. В нем слово, обозначающее добродетель, ἀρετή (aretē), значило одновременно «мужество», «храбрость», «стойкость». Также и в латинском языке virtus (от vir – «муж», «мужчина») значило одновременно и «добродетель», и «мужество».

Неслучайность этой лексической связки выражается, например, в том, что христиан в Церкви призывают быть верными воинами Бога Христа. Имеется в виду, что в следовании Христу и евангельским добродетелям необходимо проявлять настоящую воинскую стойкость. При этом, как говорят в Церкви, это ни в коем случае не должна быть война с людьми, но с бесами, с собственными страстями и грехами. Также, например, неслучайно в слове «пост» сочетание двух смыслов: поста религиозного и поста воинского, когда солдат стоит на страже.

Даже перелетные птицы два раза в год меняют среду обитания, подвергая себя при этом смертельному риску. Тем более человек, решивший быть христианином, должен помнить, что на пути к жизни будущего века и от него требуется предельное усилие: «Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие овладевают им» (Мф 11,12). А начинать можно с малого: ну, скажем, не напиться, когда хочется выпить. Не пуститься в ссору, а хотя бы смолчать. Это уже будет пусть и небольшое, но проявление мужества, или – добродетели.

10 изречений Святых Отцов о мужестве

«Чтобы стать счастливым, нужно быть смелым»

Монах Симеон Афонский

Быть мужественным – значит быть свободным от страха, паники и тревоги. Блаженный Августин говорил, что мужество есть одна из добродетелей: «Мужество есть любовь, готовая ради Бога претерпеть все».

Страх перед кем или чем-либо, кроме Бога, есть признак несовершенства и внутреннего рабства. В Откровении Иоанна Богослова сказано: «Боязливых же и неверных… участь в озере, горящем огнем и серою. Это смерть вторая» (Откр. 21: 8). О страхе, как о признаке несвободы, говорит и апостол Павел: «…Вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но приняли Духа усыновления, Которым взываем: «Авва, Отче!» (Рим. 8, 15).

К сожалению, мы живем в такое время, когда страх является частью нашей жизни. Мы переживаем о будущем, боимся болезней, преждевременной смерти и забываем, что без Воли Господа и волос не упадет с нашей головы. Не понимая этого, мы пребываем в иллюзии всецелого контроля над собственной жизнью. Господь не посылает испытания свыше наших сил, но Он хочет, чтобы эти испытания мы проходили мужественно и с твердой верой во Его Всемилостивое попечительство.

Смелость – это сила души, которую человек должен иметь, чтобы достигнуть конечной цели – войти в Царство Божие. Быть смелым – значит мужественно переносить страдания, всецело доверять Господу и жить с открытым сердцем.

Святое Писание о мужестве

«Нечестивый бежит, когда никто не гонится за ним; а праведник смел, как лев».

«Боящийся Господа ничего не устрашится и не убоится, ибо Он надежда его».

«Вот, Бог – спасение мое: уповаю на Него и не боюсь; ибо Господь – сила моя».

«Да не смущается сердце ваше: веруйте в Бога, и в Меня веруйте».

«Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие овладевают им».

Святые отцы, опыт которых является бесценным для Церкви, неоднократно касались тем боязни и страха, указывая на то, что эти «болезни» являются частью нашей поврежденной природы. Лекарство от этого – мужество. Вот, что Святые Отцы говорили о мужестве.

10 изречений Святых Отцов о мужестве

Преподобный Антоний Великий

«Мужество сердца есть помощь для души, после Бога. »

Преподобный авва Исаия

«Дело мужества в том, чтобы править пятью чувствами и не допускать, чтобы через них осквернялся внутренний наш человек – дух – или внешний – тело».

Авва Евагрий

«Мужество есть твердость в опасностях. »

Святитель Григорий Богослов

«Кто сделался рабом Господа, тот боится одного своего Владыки; а в ком нет страха Господня, тот часто и тени своей боится».

Преподобный Иоанн Лествичник

«Истинное святое мужество всегда соединено с чувством глубокого смирения».

Преподобный Никон Оптинский

«Чем больше человек боится, тем больше искушает его враг. Тот, в коем есть трусость, должен постараться ее изгнать».

Старец Паисий Святогорец

«Душа, стяжавшая смирение, всегда помнит Бога и думает: «Бог создал меня; Он страдал за меня; Он прощает мне грехи и утешает меня; Он питает меня и заботится обо мне. Так что же мне заботиться о себе, или чего мне бояться, хотя бы мне и смерть угрожала».

Преподобный Силуан Афонский

«Частое возбуждение раздражительности делает ум робким и лишает мужества. Исцеление от этого недуга приносят благостыня, человеколюбие, любовь и милосердие».

Преподобный Максим Исповедник

«Если однажды вверил ты себя Господу, вседовлеющему для охранения твоего и смотрения о тебе, и если пойдешь во след Его, то не заботься опять о чем-либо таковом, но скажи душе своей: «на всякое дело довлеет для меня Того, Кому единожды я предал душу свою. Меня здесь нет; Он это знает». Тогда на деле увидишь чудеса Божии: увидишь, как во всякое время Бог близок, чтобы избавлять боящихся Его, и как Его Промысл окружает их. »

Прежде чем постигать высоты добродетелей, научитесь здороваться с людьми на улице!

«Бог стал человеком, чтобы человек мог стать Богом», — учат отцы Церкви. А что нужно сделать, чтобы человек стал человеком?

Социальные Маугли

Человек рождается дважды — сначала как физическое тело, как яйцо, потом — как цыпленок.

Описанный Киплингом Маугли имел прототипов в той же Индии. Там очень часто в джунглях пропадали украденные обезьянами или волками дети, причем английскими или индийскими учеными в 50-х годах прошедшего столетия были зафиксированы случаи, когда животные не ели, а воспитывали украденных младенцев.

Дети не превращаются в красавцев типа Маугли. Они превращаются в ни то, ни се. Они чешут задней ногой за ухом, рвут мясо зубами, воют на луну, и если их возвращают в человеческие жилища, тоскуют, чахнут и умирают, так и не научившись разговаривать и есть вилкой и ложкой. Потому что ими пропущены какие-то важные этапы воспитания. А самые важные этапы воспитания — это внутриутробное развитие и первые несколько лет жизни. Как говорил Толстой, между мною трехлетним и мною семидесятилетним разница очень небольшая, но между мною только что родившимся и мною трехлетним — разница огромная.

Самое важное закладывается тогда, когда дается младенцу в рот материнский сосок или соска, что поет над колыбелькой молодая мама: «Богородице Дево, радуйся» или «Я буду вместо, вместо, вместо нее, твоя невеста, честное ё». Пока носит дитя, мама курит папиросу или причащается раз в месяц.

За каждый день внутриутробного развития проходят астрономические периоды, в строении земли они называются геологическими эрами. Упущенные вопросы внутриутробного, сразу после рождения, ближайшего дошкольного или первые годы школьного воспитания — я боюсь, невосполнимы.

То, чему я не научился в двенадцать-тринадцать лет — я уже в двадцать четыре года не научусь или научусь но с титаническими усилиями, и хуже, чем мог. Навыки, которые я в четырнадцать-пятнадцать лет не обрел в части труда, терпения, физической выносливости, перенесения боли — в тридцать-сорок лет уже поздно нагонять. Есть необратимые изменения в человеке, из-за которых не сделанные вовремя вещи позже не нагоняются.

Духовные паралимпийцы

Мы традиционно говорим об обожении человека, о том, что Церковь существует, чтобы довести его до Царствия Божьего и на земле сделать его сыном Неба, гражданином Небесного Царства, чтобы он был благодатен и жил не по природе.

Читать еще:  РПЦ опровергает слухи о подкупе ее представителей режимом Саддама Хусейна

Чтобы, как говорится в молитве оглашения, «он не был чадом тела, но чадом Твоего Царствия». Но мы накопили столько ошибок и пропусков в гражданском, общественном, личном воспитательных процессах, что когда мы начинаем обоживать этого калеку, он вообще разваливается.

Получается жуткое зрелище, наподобие Паралимпийских игр, когда одноногие люди метают молот или диск, а слепой бежит кросс. Это памятник человеческому мужеству, но смотреть на него очень больно.

Наша духовная жизнь похожа на паралимпийские состязания, потому что мы изначально искалечены и одновременно пытаемся совершать какие-то подвиги.

Дохристианские добродетели

Прежде, нежели упражняться в христианских добродетелях, нужно поупражняться в добродетелях дохристианских, которыми был богат мир до Рождества Христова: еврейский — сознательно ожидавший Мессию, нееврейский — не ожидавший, но предчувствовавший. Евреи упражнялись в Писании и пытались хранить то, что Бог им заповедал. Язычники ценили другие вещи: храбрость на войне, простоту в быту, мудрое слово, умение слушать другого и сдерживать свой гнев (такого человека чтили выше полководцев), не порабощаться богатству и терпеть превратности судьбы. Они выстраивали целые богословские школы, учившие, как прожить жизнь достойно и правильно с минимальным количеством грехов.

Трудолюбие — не христианская добродетель, а общечеловеческая. Приход к больному в больницу — не только евангельское дело, но и общечеловеческое. Для христиан евангельское в нем только одно: ты приходишь сознательно ко Христу, который учит в больном видеть Себя. Если же ты Христа в больном не видишь, но все равно к нему идешь, потому что он больной и нуждается в твоей помощи, то это добродетель общечеловеческая. Это простейший способ стать человеком — пойти к тому, кому больно и по возможности облегчить его страдания теми средствами, которые у тебя есть под рукой или в сердце.

Кто-то из историков подсчитывает, что первые семьсот с лишним лет после основания Рима у римлян не было ни одного развода.

Кажется, об этом пишет Честертон. Почему Бог дал власть над миром римлянам? Потому что они были добродетельнее, чем все народы земли. Они были храбры на войне, просты в быту — спали на земле и пили простую воду, не боялись терпеть, страдать и умирать в период опасности, были целомудренны в браке, гнушались половыми перверсиями, которыми цвел весь Восток (персы, финикийцы и даже греки). Они были естественно добродетельны.

Духовный эгоизм

Нам сейчас не хватает не только христианских добродетелей, но и вообще человечности.

Классическая литература поставила нам горький диагноз: на Руси легче найти святого, чем порядочного. Святых на Руси было много, негодяев тоже хватало, а вот простых порядочных людей — маловато. Нехватка среднего звена. Качка из стороны в сторону, «из глубины воззвах к Тебе» (из бездны — вверх, и сверху — вниз) — расшатает любого.

Как пелось в старой песне «надо быть спокойным и упрямым, чтоб порой от жизни получать радости скупые телеграммы». Я склоняюсь к тому, что эти «плюс» и «минус» нашей души, качка справа налево — просто отсутствие воспитания и недисциплинированность, просто разболтанность души. Сначала нагадить, так что стыдно людям в глаза смотреть, а потом слезы лить неделями, а потом, когда устанет лить слезы или они закончатся — опять нагадить и опять слезы лить.

В таком режиме жить нельзя. Нужно воспитывать в себе аккуратность, честность, исполнительность, нужно исполнять то, что пообещал, нужно учиться думать о ком-то, кроме себя, а не превращать христианскую жизнь в торжество эгоизма: раньше думал только о своих карманах, а теперь — только о своих грехах.

Некоторые христиане носятся со своими грехами, как курица с яйцом. Это тончайший вид мерзкого эгоизма, а не духовная жизнь. О Христе человек не думает, о ближнем не думает — думает только о себе, о своих добродетелях, которых в принципе нет и быть не может при таком состоянии ума.

От меньшего к большему

Резюме. Прежде, чем идти на сияющие высоты христианских добродетелей, необходимо научиться здороваться с людьми на улице. Прежде, чем бросить курить, необходимо научиться окурки бросать в урну, а не под ноги. Прежде, чем научиться читать Иисусову молитву устами и в уме, надо постараться сморкаться в платок, а не, зажимая одну ноздрю пальцем, ближнему на ботинок.

Закон духовный гласит нам, что без маленького большого не существует. Нужно заточиться, препоясаться и застегнуться, приготовившись к длиннейшей незаметной работе, начиная с самых простых вещей. Тогда начнется постепенный путь к обретению смысла и глубины во всем остальном.

По сути, рецептура дана в одной из латинских пословиц: научись сначала делать то, что ты уже умеешь — и тебе откроется неизвестное.

Научись, например, слушать людей. Кажется, такая простая вещь — а научись не перебивать, сидеть и слушать.

Научись не выбалтывать чужие тайны и не радоваться чужим грехам.

Так, от меньшего к большему — глядишь, до чего-то человек перед смертью и дойдет.

Добродетель: мужество на войне со своими грехами

Выбрать время — значит сберечь время, а что сделано несвоевременно, сделано понапрасну.

Ф. Бэкон, английский философ

Одна из самых тяжёлых потерь — потеря времени.

Ж. Бюффон, французский естествоиспытатель

Время призрачно, потому что призрачны его составные части: нет прошлого, нет настоящего и нет будущего. Настоящее — малое нереальное мгновение между прошлым и будущим. Прошлое призрачно, потому что его уже нет. Будущее призрачно, потому что его ешё нет.

Н. Бердяев, русский философ

Год — как ломоть времени, его отрезают, а время остаётся, каким было.

Время — это канва для обширных замыслов.

А. Франс, французский писатель

Хорошее употребление времени делает время еще более драгоценным.

Ж,-Ж. Руссо, французский философ Время — плохой союзник.

У. Черчилль, английский политик

Только время, ускользающее и текущее, дала нам во владение природа, но и его кто хочет, тот и отнимает.

Сенека, древнеримский философ

Война и мужество

Война всех против всех.

Т. Гэббс, английский философ

Война есть продолжение политики иными средствами.

К. Кшузевиц, немецкий теоретик и историк

Война — слишком серьёзное дело, чтобы доверять её военным.

Ш.-М. Тагейран, французский дипломат

28 _

Гвардия умирает, но не сдаётся.

Камброн, древнеримский полководец

Если хочешь мира, готовься к войне.

К. Не пот, древнеримский историк и поэт

Каждый воин должен понимать свой манёвр.

Пуля — дура, штык — молодец.

А. Суворов, русский полководец

Когда гремит оружие, музы молчат.

Цицерон, древнеримский писатель и оратор

Для ведения войны нужны три веши: деньги, деньги и опять деньги.

Д.-Я. Тривульцио, французский полководец

Самый быстрый способ закончить войну — это потерпеть поражение.

Дж. Оруэлл, английский писатель

Покупать у врага мир — значит снабжать его средствами для новой войны.

Ж.-Ж. Руссо, французский философ

Мы заучили кучу гладких фраз о преступности войны и благодарим Бога за то, что живём в наше мир-

ное торговое время и можем всю нашу мысль и энергию посвятить взаимному ограблению и надувательству.

Дж. Джером, английский писатель

Для устранения междоусобных войн и их причин необходимо, чтобы вся земля и всё, чем дано владеть человеческому роду, было. единым государством.

А. Данте, итальянский поэт

Мы лишаемся досуга, чтобы иметь досуг, и войну ведём, чтобы жить в мире.

Мужество — добродетель, в силу которой люди в опасностях совершают прекрасные дела.

Аристотель, древнегреческий философ

Пускай война рождает мир, а мир,

Войну смирив, отныне будет свят.

У, Шекспир, ангшйский драматург

Все, кто наживается на войне и кто способствует её разжиганию, должны быть расстреляны в первый же день военных действий.

Э. Хемингуэй, американский писатель

Хуже, чем война, страх перед войною.

Сенека, древнеримский философ

. Война — зло; сё ведут с помощью больших несправедливостей и насилия, но для честных людей и на войне существуют некоторые законы. Нельзя гнаться за победой, если выгоды, какие даёт она, будут приобретены путём низости и преступления. Великий полководец должен вести войну, надеясь на своё мужество, а не на измену долгу со стороны других.

Там, где все прочие условия равны, победителем выходит самый мужественный.

Плутарх, древнегреческий писатель

Война будет повторяться до тех пор, пока вопрос о ней будет решаться не теми, кто умирает на полях сражений.

А. Барбюс, французский писатель

Война является отрицанием истины и гуманности. Дело не только в убийстве людей, ибо человек должен так или иначе умереть, а в сознательном и упорном распространении ненависти и лжи, которые мало-помалу прививаются людям.

Дж. Неру, индийский политик

Война в одинаковой мере облагает данью и мужчин, и женщин; только с одних взимает кровь, с других —. слёзы.

Хотя война ставит, быть может, целью спокойствие, но она несомненное зло.

Лао-Цзы, древнекитайский философ

Даже самые счастливые войны отнюдь не приводят к миру; они приводят к новым войнам, ибо возбуждают недоверие и опасение, что беспокойное честолюбие пробудится в сознании соседей.

П. Голъбах, французский философ

Мир — добродетель цивилизации, война — её преступление.

В. Гюго, французский писатель

К войне, как к крайнему средству, прибегают лишь государства-банкроты. Война — последний козырь проигравшего и отчаявшегося игрока, отвратительная спекуляция мошенников и аферистов.

Р. Роллан, французский писатель

Вопрос, не решённый дипломатами, ещё меньше решается порохом и кровью.

Л. Толстой, русский писатель

Добро потеряешь — не много потеряешь,

Честь потеряешь — много потеряешь,

Мужество потеряешь — всё потеряешь.

И,-В. Гете, немецкий писатель

Тот, кто управляет, обязан избегать войны так же, как капитан корабля — кораблекрушения.

Читать еще:  Почему настоящая любовь внешне выглядит как равнодушие

Г. де Мопассан, французский писатель

Всегда должна существовать справедливая, благочестивая, вызывающая уважение и расположение людей причина войны. Это поднимает дух как у воинов, так и у тех, кто несёт на себе все издержки войны, помогает организовывать военные союзы, да и вообще приносит множество преимуществ. Среди всех причин войны наибольшего одобрения заслуживает желание ниспровергнуть тиранию, под гнётом которой страдает обессиленный и измученный народ.

Ф. Бэкон, английский философ

Истинно мужественный человек должен обнаруживать робость в то время, когда на что-либо решается, должен взвесить все случайности, но при исполнении необходимо быть отважным.

Гераклит, древнегреческий философ

Истинное мужество немногоречиво: ему так мало стоит показать себя, что самое геройство оно считает за долг, не за подвиг.

А. Бестужев-Марлинский, русский декабрист

Все жизненные правила следует черпать только в мужестве.

Лучшая опора в несчастье не разум, а мужество.

Л. де К. Вовенарг, французский писатель

Половина несчастий на свете происходит от недостатка мужества, позволяющего говорить и выслушивать правду спокойно и в духе любви.

Г. Бичер-Стоу, американская писательница

Если то и дело твердить о мире, — это так же неизбежно приведёт к войне, как если твердить о войне.

Л. Фейхтвангер, немецкий писатель

Мужество растёт с опасностью: чем туже приходится, тем больше сил.

И. — Ф. Шиллер, немецкий драматург

Пусть покинет меня всё, только бы не покинуло мужество.

И. Фихте, немецкий философ

Высушить одну слезу — больше доблести, чем пролить целое море крови.

Мужество

Му́жество — 1) черта харак­тера, обес­пе­чи­ва­ю­щая спо­соб­ность встре­чать опас­но­сти, беды, жиз­нен­ные труд­но­сти без (чрез­мер­ного) страха и утраты само­об­ла­да­ния; отвага, бес­стра­шие, храб­рость; 2) при­сут­ствие духа во время опас­но­сти или беды; 3) хри­сти­ан­ская доб­ро­де­тель, обна­ру­жи­ва­е­мая в спо­соб­но­сти, готов­но­сти и реши­мо­сти веру­ю­щего встре­чать скорби, беды, опас­но­сти, труд­но­сти, не теряя стой­ко­сти духа, с упо­ва­нием на Боже­ствен­ный Про­мысл.

Муже­ство есть устой­чи­вость в правде. Муже­ство – дей­ствие Духа Божия в чело­веке, даю­щего чело­веку силы про­ти­во­сто­ять иску­ше­ниям, тво­рить правду и отста­и­вать её. Муже­ство – это любовь к Богу и ближ­нему, любовь настолько силь­ная, что затме­вает страх перед опас­но­стью и даже смер­тью.

Хри­сти­ан­ское муже­ство осно­вано на надежде и упо­ва­нии на Бога, любви к Богу и ближ­ним, на все­це­лом послу­ша­нии и непо­ко­ле­би­мой вер­но­сти Гос­поду Богу.

Хри­сти­ан­ское муже­ство прин­ци­пи­ально отлично от фана­тизма, без­рас­суд­ства, упрям­ства, бес­чув­ствен­но­сти и напуск­ного рав­но­ду­шия. Кри­те­рием этого отли­чия явля­ется источ­ник муже­ства (бла­го­дать Божия и любовь) и цель – правда.

Перед жесто­кими ордами Сен­на­хи­рима Езекия спо­койно про­во­дил свои воен­ные при­го­тов­ле­ния и под­дер­жи­вал морально своих людей. «И сказал: будьте тверды и муже­ственны, не бой­тесь и не стра­ши­тесь царя Асси­рий­ского и всего мно­же­ства, кото­рое с ним… с ним мышца плот­ская, а с нами Гос­подь, Бог наш, чтобы помо­гать нам и сра­жаться на бранях наших. И под­кре­пился народ сло­вами Езекии» ( 2Пар. 32:7-8 ).

Срав­ним: «Когда двери дома… были заперты из опа­се­ния от Иудеев» ( Иоан. 20:19 ) и «Видя сме­лость Петра и Иоанна…» ( Деян. 4:13 ). Те же уче­ники в тече­ние корот­кого вре­мени встре­ти­лись с теми же иуде­ями. Откуда же взя­лось это новое муже­ство? Ответ гласит: «Они были все пре­ис­пол­нены Духа Свя­того».

Всякое ли муже­ство согла­су­ется с доб­ро­де­те­лью?

Муже­ство, как свой­ство харак­тера, издревле вос­пе­ва­лось писа­те­лями, поэтами, лето­пис­цам. Искрен­него вос­хи­ще­ния нередко удо­ста­и­ва­лись муже­ствен­ные воины, путе­ше­ствен­ники, море­пла­ва­тели, пер­во­от­кры­ва­тели, борцы за правду и спра­вед­ли­вость. В этом пони­ма­нии муже­ство, как пра­вило, ассо­ци­и­ро­ва­лось с храб­ро­стью, отва­гой, дерз­но­ве­нием, и даже с готов­но­стью к само­по­жерт­во­ва­нию ради высо­кой цели.

Однако далеко не всегда, то, что опре­де­ля­ется, как муже­ство, дей­стви­тельно достойно вос­хи­ще­ния. Можно ска­зать, что муже­ство муже­ству — рознь.

Доста­точно часто за муже­ство при­ни­ма­ется бра­вада, бес­ша­баш­ный кураж. Поло­жим, исто­рия знает при­меры бра­вады вое­на­чаль­ни­ков, резуль­та­том кото­рой ста­но­ви­лась бес­смыс­лен­ная гибель бойцов. В совре­мен­ном мире среди при­ме­ров про­яв­ле­ния напуск­ного «муже­ства» можно выде­лить, скажем, ката­ние на крышах лифтов и элек­тро­по­ез­дов, лихое вожде­ние с мыс­ли­мыми и немыс­ли­мыми нару­ше­ни­ями правил дорож­ного дви­же­ния, фото­гра­фи­ро­ва­ние на кром­ках крыш небо­скре­бов, на стре­лах высот­ных кранов и пр. Помимо того, что люди, демон­стри­ру­ю­щие таким обра­зом своё «муже­ство», под­вер­гают неоправ­дан­ному риску свою соб­ствен­ную жизнь, они под­тал­ки­вают к этому других.

В хри­сти­ан­ском созна­нии муже­ство, как доб­ро­де­тель, всегда сопо­ста­вимо с бла­гими моти­вами, наме­ре­ни­ями и целями, с жела­нием уго­дить Богу, с упо­ва­нием на Боже­ствен­ный Про­мысл. При­меры хри­сти­ан­ского муже­ства являли мно­го­чис­лен­ные хри­сти­ан­ские испо­вед­ники, муче­ники, защит­ники веры, гони­мые пра­вед­ники и вообще все святые.

Апо­стол Павел среди других узни­ков плыл в Италию. Неожи­данно под­ня­лась силь­ная буря и обру­ши­лась на корабль… Небо потем­нело, ветер обра­тился в ураган, волны бешено били в борт судна, бросая его, как щепку. В корабле откры­лась течь… Четыр­на­дцать суток, не видя ни солнца, ни звезд, носи­лись, отдав­шись волнам. Каждую минуту все ожи­дали смерти, не ели, не пили. На корабле было 276 душ.

Один только чело­век – святой апо­стол Павел – был вполне спо­коен: он твердо верил Богу, Кото­рый обещал спасти его и плыв­ших с ним. Муже­ственно воз­вы­сив голос, Апо­стол сказал: «Мужи и братия, я убеж­даю вас обод­риться, потому что ни одна душа из вас не погиб­нет… Так сказал мне Ангел в эту ночь.…» Дей­стви­тельно, с наступ­ле­нием дня все уви­дели залив с отло­гим бере­гом. То был остров Мелит. Никто не погиб – все спас­лись.

Друзья мои, нужно быть муже­ствен­ными, реши­тель­ными. Ничего слав­ного нельзя сде­лать без муже­ства. Легко делать только худое. А разве не муже­ство увен­чало святых муче­ни­ков вечной славой? А пустын­ники, подвиж­ники, столп­ники.

Все вели­кие ученые дости­гали откры­тий настой­чи­во­стью, муже­ством. «Каким обра­зом Вы открыли закон все­мир­ного тяго­те­ния?» – спро­сили одна­жды Нью­тона. «Неот­ступ­но­стью, посто­янно думая о нем»,— отве­чал он. А Архи­мед и другие ученые.

Муже­ство нужно, чтобы уси­ленно рабо­тать, учиться, под­ви­заться, встать пораньше на молитву (на брат­ский моле­бен), потер­петь с любо­вью посты, длин­ные бого­слу­же­ния, найти пути при­ми­ре­ния с оби­жен­ным другом… Осо­бенно когда спа­се­ние так трудно дается, какое надо муже­ство, чтобы до конца все пере­не­сти.

Муже­ство нужно и чтобы без­ро­потно тер­петь стра­да­ния. Мало мы пожили, но уже и нас стра­да­ния кос­ну­лись своим огнен­ным крылом. Ведь стра­да­ния, под раз­ными видами (напри­мер, болезни, горе, нужды, тре­воги, уни­же­ния), зани­мают огром­ное место в нашей жизни. «В мире скорбни будете» ( Ин. 16:33 ), — сказал Гос­подь. «Пре­тер­пе­вый же до конца, той спасен будет» ( Мф. 10:22 ). И как муже­ственно про­стые люди умеют пере­но­сить стра­да­ния!

В 1871 г. шла война. У сестры мило­сер­дия Агрип­пины были ранены обе ноги. Ей было всего 20 лет. «Сестра, вам необ­хо­димо ампу­ти­ро­вать ногу»,— сказал ей про­фес­сор. «Испол­няйте»,— тихо отве­тила она. «Сестра моя, вам нужно ампу­ти­ро­вать и другую ногу». – «Если есть на то воля Божия, доктор, испол­няйте». После опе­ра­ции, придя в чув­ство, она тихо моли­лась: «Гос­поди, не допу­сти меня воз­гор­диться моими стра­да­ни­ями». Вскоре она тихо угасла навсе­гда.

…Гос­пи­таль полон ране­ных. Пред­сто­яло много еще опе­ра­ций. Наркоз на исходе. У малень­кого ростом и сла­бого на вид сол­дата раз­дроб­лена рука. «Доктор, вы дадите что-нибудь, чтобы меня усы­пить, не правда ли?».. – «О Боже, да у нас наркоз на исходе, есть совсем слабые братья…» – «Доктор, делайте мне так, я вынесу, а им сде­лайте полегче». И он выдер­жал страш­ную опе­ра­цию, не испу­стив ни одного стона…

Муже­ство тре­бу­ется и для того, чтобы гово­рить правду. Гово­рить правду – это основа всех доб­ро­де­те­лей. Это досто­ин­ство каж­дого чело­века, хри­сти­а­нина. Чест­ность, прав­ди­вость – укра­ше­ние веру­ю­щего чело­века. «Бла­жени алчу­щие и жаж­ду­щие правды: яко тии насы­тятся» ( Мф. 5:6 ). Посмот­рите на чело­века, любя­щего правду: он открыт, ясен, бла­го­ро­ден; добрые, чистые глаза. Он вну­шает дове­рие… А на дру­гого посмот­рите: он хитрит, лице­ме­рит, в пове­де­нии отпе­ча­ток низ­кого чело­ве­ко­уго­дия… Он не может прямо смот­реть вам в глаза…

А какое муже­ство нужно для того, чтобы усто­ять против иску­ше­ний! Чтобы в самой труд­ной обста­новке вести себя и гово­рить так, как подо­бает хри­сти­а­нину, любя­щему своего Гос­пода!

Дело было холод­ной зимой. Вос­пи­тан­ник 3‑го класса семи­на­рии ока­зался среди неве­ру­ю­щих това­ри­щей. Они пота­щили его в ресто­ран на берегу Волги. Уса­дили… «Пей с нами, дружок, в попы запи­сался… Ты не хочешь – пере­жи­ток ты, такой отста­лый, эгоист.…» В эту минуту с улицы послы­шался вдруг душе­раз­ди­ра­ю­щий крик… Семи­на­рист вско­чил и мигом исчез за дверью… Вскоре, еле пере­водя дыха­ние, он выле­зал из ледя­ной воды… Кровь текла по лицу: острая льдина уда­рила его по голове… На руках он держал мокрую полу­за­мерз­шую трех­лет­нюю девочку… Муже­ство!

Что нужно для того, чтобы иметь муже­ство? Корень муже­ства – искрен­нее жела­ние делать людям добро. И в этом надо зака­лить волю.

Если вы наме­тили себе высо­кую цель – быть вер­ными Гос­поду,— стре­ми­тесь быть муже­ствен­ными. Для этого надо воз­лю­бить Бога, людей, укре­пить в добре свою волю и про­сить помощи у Бога – и вы будете муже­ственны.

Цар­ство Небес­ное дается людям муже­ствен­ным, энер­гич­ным, стой­ким, пре­дан­ным до конца Гос­поду. Спа­си­тель гово­рит: «Цар­ство Небес­ное силою берется, и упо­треб­ля­ю­щие усилие вос­хи­щают его» ( Мф.11:12 ).

Пас­тырь добрый душу свою пола­гает за овцы. Только с этим пре­крас­ным каче­ством – муже­ством – вы суме­ете выпол­нить свой хри­сти­ан­ский долг. Суме­ете хорошо тру­диться, нетре­петно гово­рить правду, най­дете силы пере­не­сти жгучие стра­да­ния – ока­же­тесь побе­ди­те­лем в любых огнен­ных иску­ше­ниях и своим муже­ством, само­от­вер­же­нием дадите пре­крас­ный пример своим собра­тьям веру­ю­щим и даже в ина­ко­мыс­ля­щих вызо­вете закон­ный вос­торг и ува­же­ние.

Сейчас с ног на голову пере­вёр­нуты многие поня­тия. Муже­ствен­ным совре­мен­ное обще­ство назы­вает суро­вого, чуть ли не жесто­кого чело­века. Не таково истин­ное муже­ство. Истин­ное муже­ство в бла­го­род­стве и доб­роте.
про­то­и­е­рей Вале­риан Кре­че­тов

Муже­ство есть любовь, гото­вая ради Бога пре­тер­петь всё.
бла­жен­ный Авгу­стин Авре­лий

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector