2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

В чем разница между Ираном и Ираком: главные отличия по политическому, культурному развитию и другие сравнения

Содержание

В чем разница между Ираном и Ираком: главные отличия по политическому, культурному развитию и другие сравнения

Иран и Ирак это страны расположенные по соседству на Среднем Востоке. Это два разных государства со своим укладом жизни, религией, политикой, имеющие значительные различия между собой.

  1. Особенности и описание Ирака
  2. Краткое описание Ирана
  3. Культура и язык в странах
  4. Религиозные и политические различия
  5. Климат в Иране и Ираке
  6. Сравнение армий стран
  7. История конфликтов

Плохой договор

★ В 1937 году англичане, как казалось, положили конец спорам. Они вынудили Иран подписать соглашение, по которому река на всем протяжении отходила Ираку, за исключением иранских городов Абадана и Хоррем-шехра. Багдад потребовал, чтобы все проходящие по судоходному фарватеру суда поднимали иракский флаг и платили пошлину.

★ Послевоенные годы две страны провели по-разному. Иран заручился поддержкой США, модернизировал армию и нефтеперерабатывающую промышленность и стал лидером в регионе. А Ирак скатился в череду переворотов и внутренних конфликтов. В 1968 году в этой стране пришла к власти партия «Баас», установившая дружественные отношения с КПСС и СССР. В Ирак стало поступать советское оружие, но подготовке специалистов в Багдаде должного внимания не уделяли.

★ На севере страны развернули боевые действия курдские повстанцы. Начались конфликты между шиитами и суннитами. Западные страны из-за курса «Баас» на сближение с Советским Союзом к Ираку охладели. Иранский шах Мохаммед Реза Пехлери посчитал, что настал момент поживиться за счет ослабевшего соседа, и разорвал договор 1937 года. В 1971 году Тегеран пошел еще дальше, оккупировав три острова в Ормузском проливе.

Все, что мог сделать Ирак, — это заявить протест. К курдскому восстанию на севере, поддержанному США и Израилем, прибавились выступления шиитов на юге — уже при непосредственной поддержке Ирана. Оказавшись на грани краха, Багдад вынужден был пойти на сближение с Тегераном.

В 1974 году шах Пехлеви встретился в Алжире со вторым человеком в Ираке Саддамом Хусейном . Иран обещал прекратить поддержку курдов, взамен Ирак признавал иранскую принадлежность реки Шатт-эль-Араб. Позже Хусейн охарактеризовал этот договор как унизительный, а шаха ругал последними словами.

Иракская интервенция

Ирано-иракская война началась с того, что 22 сентября 1980 года иракские солдаты перешли через спорную реку Шатт-эль-Араб и вторглись в провинцию Хузестан. Официальные СМИ объявили, что причиной атаки стали провокации персидских пограничников, которые нарушали пограничный режим.

Наступление растянулось на участке в 700 километров. Главным было южное направление — поближе к Персидскому заливу. Именно здесь на протяжение всех восьми лет велись самые ожесточенные бои. Центральный и северный фронты должны были прикрыть основную группировку, чтобы иранцы не могли зайти им в тыл.

Через 5 дней был взят крупный город Ахваз. Кроме того, разрушались нефтяные терминалы, важные для экономики защищающейся страны. Тот факт, что данный регион богат этим важным ресурсом, также обострял ситуацию. В следующем десятилетии Хусейн также нападет на Кувейт, причина все та же — нефть. Тогда началась американско-иракская война, а вот в 80-е мировое сообщество дистанцировалось от конфликта суннитов и шиитов.

Сухопутная операция сопровождалась авиационными бомбардировками мирных городов Ирана. Атаке подверглась и столица Тегеран. После недели марш-броска Хусейн остановил войска и предложил соперникам мир, что было связано с большими потерями под Абаданом. Это случилось 5 октября. Хусейн хотел закончить войну до священного праздника Ид аль-адха (20 числа). В это время СССР пытался определиться, какой из сторон помочь. Посол Виноградов предложил премьер-министру Ирана военную поддержку, однако тот отказался. Также были отклонены мирные предложения Ирака. Стало ясно, что война будет затяжной.

Иракский туркмен / туркмен

Иракский Туркменский / Turkoman являются третьей по численности этнической группой в стране, после арабов и курдов. В основном они придерживаются турецкого наследия и идентичности, потому что большинство иракских туркменов / туркменов являются потомками османских солдат, торговцев и государственных служащих, которые были привезены в Ирак из Анатолии во время правления Османской империи . После распада Османской империи иракские туркмены / туркмены стали подвергаться все большей дискриминации со стороны политики сменявших друг друга режимов, таких как бойня в Киркуке 1923, 1947, 1959 и 1979 годов, когда партия Баас дискриминировала сообщество. Хотя турки были признаны составной частью Ирака (наряду с арабами и курдами) в конституции 1925 года, иракские туркмены / туркмены позже были лишены этого статуса.

Согласно переписи населения Ирака 1957 года, туркмены / туркмены имели население 567 000 человек, что составляло 9% от общей численности населения Ирака. К 2013 году министерство планирования Ирака заявило, что из 34,7 миллиона населения насчитывалось 3 миллиона туркмен / туркмен, что составляло 8,65% населения. Туркменское / туркменское меньшинство в основном проживает в северном и центральном Ираке, в так называемом районе Туркменели — это политический термин, используемый туркменами / туркменами для обозначения обширной территории, на которой они исторически имели доминирующее население. В частности, туркмены / туркмены считают столицей Туркменели Киркук, а его границы также включают Талль-Афар , Мосул , Эрбиль , Мандали и Туз-Хурмату . По словам Лиама Андерсона и Гарета Стэнсфилда, туркмены / туркмены отмечают, что термин «Туркомания» — англизированная версия «Туркменели» — появляется на карте региона, опубликованной Уильямом Гатри в 1785 году, однако четкой ссылки на него нет. Туркменели до конца ХХ века. По словам Халила Османа, существует «множество федералистских схем», предложенных различными туркменскими / туркменскими политическими партиями.

Читать еще:  Как проводили диагностику и лечение в Хиландаре в XV-XVI веке

Иракские туркмены / туркмены имеют тесные культурные и языковые связи с Турцией , особенно с анатолийским регионом. Это преимущественно мусульмане , большинство из которых составляют сунниты (около 60% -70%), но есть также значительное число туркмен / туркмен, исповедующих шиитскую ветвь ислама (около 30-40%). Тем не менее, туркмены в основном светские , усвоив секуляристскую интерпретацию, практикуемую в Турецкой Республике . Меньшинство говорит на своем диалекте турецкого языка , который часто называют «туркменским». Этот диалект находился под влиянием османского турецкого языка с 1534 года, а также персидского языка во время краткого захвата Багдада в 1624 году; после этого, в 1640 году, турецкие разновидности продолжали испытывать влияние османского турецкого языка , а также других языков региона, таких как арабский и курдский . Некоторые лингвисты предположили, что диалект, на котором говорят туркмены / туркмены, похож на южно-азербайджанский диалект, используемый турецкими племенами йорюк на Балканах и в Анатолии . Однако туркменский / туркменский диалект особенно близок к турецким диалектам Диярбакыр и Урфа на юго-востоке Турции, а турецкий язык в Стамбуле долгое время был престижным диалектом , оказавшим глубокое историческое влияние на их диалект. Кроме того, иракская туркменская / туркменская грамматика резко отличается от ирано-тюркских разновидностей, таких как южно-азербайджанский и афшарский . В 1997 году туркмены / туркмены приняли турецкий алфавит в качестве официального письменного языка, а к 2005 году лидеры общины решили, что турецкий язык заменит арабский алфавит в иракских школах. Сегодняшнее распространение спутникового телевидения и СМИ из Турции, возможно, также привело к стандартизации туркменского языка в сторону турецкого языка, который является предпочтительным языком для подростков, ассоциирующихся с турецкой культурой .

Участие в политической деятельности

Идеями Исламской революции Али Хаменеи вдохновился в Куме в 1952 году, услышав пламенные речи Моджтаба Навваб Сафави. Позже он занялся политической борьбой и присоединился к движению Имама Хомейни, которого считает своим учителем в вопросах «исламских принципов религии, политики и революции».

Для ведения пропагандистской деятельности против шахского антинародного режима Пехлеви и США, он приехал в Бирдженд, где был арестован 2 июня 1962 года. На следующее утро его выпустили, поставив условие, что он не будет вести агитационную деятельность. Его арестовывали еще пять раз, а в 1977 году отправили в ссылку на три года в Ираншахр, но уже в следующем году вновь освободили.

«Не будем равнодушны». На чьей стороне Иран в карабахском конфликте

Пока Армения и Азербайджан противоборствуют, посредники предлагают ввести в зону конфликта миротворцев. На этом фоне Тегеран пригрозил, что больше не потерпит снарядов на своей территории.

В Баку и Ереване не могут понять, к кому больше склоняется Исламская Республика. О роли Ирана на Южном Кавказе — в материале колумниста РИА Новости Галии Ибрагимовой.

На грани протеста

«Это вооруженное противостояние не в наших интересах: Ереван наш сосед, а с Баку мы связаны религией, историей и культурой», — заявил советник по международным делам духовного лидера Ирана Али Акбар Велаяти.

Война в Карабахе затронула Иран не только на дипломатическом уровне, а буквально. Снаряды перелетают через границу и вызывают панику среди местных жителей.

«Иран не останется равнодушным, если вооруженное противостояние будет нам угрожать», —подчеркнул представитель МИД Саид Хатибзаде.

С начала девяностых Исламская Республика Иран (ИРИ) выступает за политическое урегулирование в регионе. Тегеран против перекраивания официальных азербайджанских границ, но призывает учитывать интересы армян. Иранская дипломатия традиционно взаимодействовала и с Баку, и с Ереваном.

Последние высказывания чиновников впервые обозначили отношение Тегерана к нынешней фазе конфликта. Азербайджан считает, что Иран разделяет позицию Баку. Впрочем, и Армения услышала в выступлении советника аятоллы Хаменеи слова поддержки.

На севере Ирана проживают до 30 миллионов этнических азербайджанцев, и события в Нагорном Карабахе им небезразличны. Много лет они призывают власти не помогать Армении, поэтому фраза «освободить оккупированные территории» вызвала воодушевление.

После начала боевых действий иранские азербайджанцы потребовали закрыть ирано-армянскую границу. Но реакции не последовало, хотя сам аятолла Хаменеи — этнический азербайджанец.

Юг и север

Иран — единственная в мире страна, которая граничит и с Азербайджаном, и с Арменией, и с Нагорным Карабахом. До XIX века эти земли принадлежали Персии, потом перешли под российскую юрисдикцию.
Передел Кавказа разъединил народы. Треть территорий, где жили азербайджанцы, оказалась в Российской империи, а затем и в СССР. Регион стали называть Северным Азербайджаном. А тех, кто в Иране, — южными азербайджанцами.

После падения Российской империи кавказские народы рассчитывали на формирование собственных государств. Но советская власть взяла окраины под контроль и создала национальные социалистические республики.
В начале Великой Отечественной советские войска вступили в Иран. Рассматривался вариант слияния Южного и Северного Азербайджана, но это так и не реализовали. В конце восьмидесятых снова зазвучали призывы к объединению — Тегеран их пресекал.

На провозглашение в 1991 году независимости Азербайджана иранские власти отреагировали сдержанно. Поздравили «братьев-шиитов» с суверенитетом, но усилили контроль за северными регионами.

Насторожила Иран и американо-азербайджанская дружба: связи соседа с главным врагом Исламская Республика расценила как потенциальную угрозу национальной безопасности. Однако помешать этому Тегеран не мог.

Чтобы не допустить сближения азербайджанцев по обе стороны границ, иранские власти долгое время отказывались открывать на севере страны консульство Азербайджанской Республики. Баку и Вашингтон, в свою очередь, активно обсуждали размещение на Кавказе военных баз, совместно разрабатывали нефтегазовые месторождения на Каспии и проводили учения.

Еще один раздражитель для Ирана — тесные азербайджано-турецкие отношения. Аятоллам не нравилось, что турки апеллируют к пантюркизму, не учитывая, что азербайджанцы — шииты. К тому же Анкара — член НАТО, это тоже не радует ИРИ.

Баланс сил и интересов

Расклад сил на Южном Кавказе после распада СССР не вполне устраивал иранские власти, и они предложили собственную повестку. Первым делом выступили посредниками нагорнокарабахского урегулирования.

Читать еще:  Самые яркие моменты Светлой Седмицы (ФОТО)

В 1992 году лидеры Армении и Азербайджана встретились в Тегеране и заключили перемирие. Но едва закончились переговоры, как армянские военные штурмом взяли Шуши. После этого ИРИ несколько отстранилась от проблемы.

Некоторые политики в Тегеране опасались, что в случае поражения армян вопрос об объединении поставят и иранские азербайджанцы. Чтобы этого не допустить, ИРИ предоставила гуманитарную и финансовую помощь Армении. Наблюдатели даже говорили о переброске оружия через ирано-армянскую границу, но власти это опровергали.

От поддержки Армении Тегеран не отказался даже после многочисленных визитов Ильхама Алиева и договоренностей о взаимодействии. На все претензии отвечали тем, что Азербайджан сотрудничает в военной сфере с Израилем — непримиримым врагом ИРИ.

Стычки на линии соприкосновения каждый раз провоцируют нестабильность в Иране. Сентябрьское обострение в Нагорном Карабахе снова вызвало волну возмущения. Азербайджанцы из Тебриза, Урмии, Хойм, Ардебиля пригрозили массовыми акциями, если власти открыто не выступят на стороне Баку.

Патриотическое напряжение

«Чтобы сдержать протесты иранских азербайджанцев, власти вынуждены реагировать. Надо понимать: призыв Велаяти освободить оккупированные территории нацелен в основном на внутреннюю аудиторию. Важно успокоить людей», — говорит российский специалист по Кавказу Нурлан Гасымов.
Правда, эксперт сомневается, что этих заявлений достаточно.

«На войну в Нагорном Карабахе остро реагируют молодые иранские азербайджанцы. Старшему поколению внушали, что во имя Исламской революции этнические различия должны отойти на второй план, но сейчас ситуация иная. Молодежь в Тебризе, Арбебиле, Хойе чувствует, что им не позволяют теснее взаимодействовать с Баку, и это усиливает протестные настроения», — объясняет Гасымов.

С начала сентябрьского противостояния в Нагорном Карабахе иранские азербайджанцы митингуют в поддержку Баку. Толпа не раз останавливала и поджигала машины с гуманитарной помощью Армении. Это насторожило Тегеран.

«Если власти не сформируют ясную позицию, вопрос о единстве иранской нации станет серьезной головной болью. Таким образом, Нагорный Карабах можно назвать фактором внутриполитической стабильности Ирана», — заключает Гасымов.

Тюрки и османы

Старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Сажин напоминает: в Иране большая армянская диаспора.

«Около двухсот тысяч армян неплохо интегрированы в иранское общество и занимают видные посты в системе госуправления. Учитывая влиятельность диаспоры в мире, иранцы часто лоббируют через нее контакты с Западом. Выступать против армян Тегерану невыгодно», — рассуждает Сажин.

Политический обозреватель из Еревана Айк Халатян того же мнения. «Если бы Иран выбрал проазербайджанскую линию, то первым делом закрыл бы армяно-иранские рубежи. Сейчас, в условиях противостояния в Арцахе и запрета Грузией военных транзитов в Армению, граница с Ираном особенно важна», — подчеркивает эксперт.

У Тегерана, считает он, меньше рычагов воздействия на карабахский конфликт, чем у Москвы или Анкары. При этом Халатян уверен: ИРИ продолжит оказывать влияние на обстановку на Кавказе — «от этого напрямую зависит ситуация на северных границах Ирана».

Сажин добавляет, что выступить сейчас на стороне Баку — значит усилить пантюркистские настроения. Эксперт сомневается, что Тегеран на это пойдет: даже при нынешнем напряжении власти страны будут балансировать и искать выгоду для себя. Иран прежде всего соблюдает собственные интересы.

Кто принимает решения в Иране — о политическом устройстве страны

Политическая система Ирана сильно отличается от той, к которой мы привыкли. Например, президент фактически выполняет роль премьер-министра, хотя избирается всенародным голосованием. А вот механизм избрания главы ИРИ больше напоминает выборы президента США.

В среду, 8 января, иранский Корпус стражей исламской революции (КСИР) нанес авиаудары по базам США в Ираке, уточнив, что это месть за убийство американскими военными генерала Касема Сулеймани.

Редакция Sputnik Кыргызстан подготовила справку о политическом устройстве Ирана. Информация взята из открытых источников.

Иран — это исламское государство с 1979 года, когда в ходе революции был свергнут шах.

Высший руководитель — аятолла

Иран фактически теократия. Страну возглавляет высший руководитель, его должность называется «вали-е факих-е ирон», что в переводе означает «владыка-богослов». В СМИ верховного лидера часто называют просто аятоллой (богословом). С 1989 года этот пост занимает Али Хосейни Хаменеи.

Полномочия у высшего руководителя очень широкие. В частности, он является верховным главнокомандующим, определяет внешнюю и внутреннюю политику страны, назначает глав силовых ведомств, половину из 12 членов Совета стражей, ему подчиняется Корпус стражей исламской революции, он может издавать фетвы. В конституции Ирана указано, что все три ветви власти функционируют под контролем высшего руководителя. Перед ним же отчитывается президент.

Глава государства избирается Советом экспертов и подотчетен ему.

Президент

Второе лицо в государстве. Избирается всенародным голосованием на четырехлетний срок. Максимальное количество сроков — два. Аналог этой должности в других странах — премьер-министр, так как президент в ИРИ возглавляет правительство (пост премьера давно упразднен). Кандидатура президента должна быть утверждена Советом стражей. Он подотчетен высшему руководителю, кроме того, его деятельность контролирует парламент — Меджлис.

В 2013 году президентом стал Хасан Роухани, в 2017-м его переизбрали на второй срок.

Правительство

Исполнительная ветвь власти. Состоит из 10 вице-президентов и 21 министра. Все они утверждаются Меджлисом.

Парламент

Меджлис или Исламский консультативный совет — однопалатный парламент. В его составе 290 депутатов, которые избираются всенародным голосованием также на четыре года. Как и в случае с президентом, кандидаты в парламентарии должны быть утверждены Советом стражей. Меджлис утверждает законопроекты и ратифицирует международные документы.

Совет стражей конституции

Совет целесообразности

Данный орган занимается разрешением споров между парламентом и Советом стражей.

Совет экспертов

Главная функция — выборы главы государства. Совет избирается народным голосованием на восьмилетний срок. Состоит из 86 представителей духовенства, которые собираются два раза в год. Совет экспертов вправе снять высшего руководителя, но таких прецедентов еще не было.

В судебной системе ИРИ есть Особый духовный суд и Революционный суд, приговоры которых не подлежат обжалованию. Также имеются народные суды и Верховный суд.

Корпус стражей исламской революции

В состав самого корпуса входит элитное подразделение «Аль-Кудс», которое занимается спецоперациями за пределами ИРИ. Именно им руководил Касем Сулеймани. При нем «Аль-Кудс» стал симбиозом спецназа и разведки, а также была создана широкая зарубежная сеть агентов, в том числе в странах Ближнего Востока

Читать еще:  Предстоятель Русской Церкви совершил чин освящения мира

Современное положение дел в мусульманском мире

Существующие противоречия между двумя религиозными течениями настолько глубоко укоренились в исламском мире, что продолжают до сих пор оказывать влияние на внутриполитические процессы и внешнюю политику государств на Ближнем Востоке.

И это при том, что на долю мусульман, исповедующих шиизм, приходится всего 10-15% от общего числа верующих, для которых Аллах является единым Богом. Сунниты, наоборот, составляют подавляющее большинство – 1,550 млн. человек. Такое огромное количественное преимущество не дает суннитам право первого голоса в мусульманском мире. Отсюда и постоянно возникающие противоречие и конфликты, возникающие между исламскими государствами.

Карта распространения Ислама

Проблема в том, что шииты в основном составляющие население таких мусульманских стран, как Иран, Ирак, Азербайджан и Бахрейн окружены поясом государств, где государственной религией является суннизм. Исторически так сложилось, что современные границы государств этого огромного региона не являются четкой этнической границей для народов. В процессе мирового устройства на территории других стран Ближнего и Среднего Востока сформировались анклавы, в которых проживает население исповедующее шиизм. Сегодня шииты проживают в Саудовской Аравии, в Турции, в Йемене и на территории Афганистана. Немало шиитов проживает на территории современной Сирии, раздираемой гражданским конфликтом.

Основная сложность заключается в том, что все шииты из Сирии или из Йемена, из Саудовской Аравии или из Турции, считают своими духовными наставниками имамов. Если сунниты имамов считают просто духовными наставниками, то шииты почитают имама наравне с Пророком. По их мнению, глава шиитов – это лицо, которое обязательно состоит в родстве с легендарным халифом Али. Как в наши дни можно проследить родословную имама – вопрос, однако в шиизме на это делается особый акцент. Шииты считают, что появление каждого последующего правителя и духовного главы общины предначертано свыше. Авторитет имама непререкаемый, а его мнение становится для шиитов непреложной истиной. Это соответственно приводит к проявлениям двоевластия на тех территориях, где проживают шииты. Номинально шииты подчиняются законам того государства, в котором проживают, однако в общественно-политических вопросах и в вопросах веры для шиитов на первом месте стоит мнение имама.

На этой почве у мусульман отсутствует единство. Весь мусульманский мир условно разделен на сферы влияния, где правят не главы государств, а духовные лидеры.

Огромную роль у шиитов имамы играют в управлении государством. Теперь в их компетенции не только вопросы религиозного толка, но и управление светской жизнью шиитской общины. Эта особенность наиболее ярко проявилась в Иране, где имам, он же аятолла, является не только духовным лидером, но и выполняет порой негласные функции государственного лидера. В Иране долгое время шах сочетал в себе светскую и духовную власть. После исламской революции в Иране утвердилась светская власть во главе с Президентом Республики, однако негласным главной государства остается аятолла — он же глава шиитов. Его мнение и речи являются для всех шиитов непреложными, независимо от того где они проживают, в Иране или в Йемене, в Афганистане или в Саудовской Аравии.

Турция

Запутанные отношенияИран на самом деле никогда не был другом Турции, несмотря на довольно успешные попытки Анкары и Тегерана доказать обратное. И это идет от возрастного противостояния персов и османов. Можно сказать, что страны ведут тайную холодную войну друг против друга, а Россия склоняется к сотрудничеству с обеими сторонами. В 2017 году именно эти три страны начали процесс в тогда еще Астане (сейчас Нур-Султан, Казахстан), чтобы попытаться решить конфликт в Сирии. В перспективе, Турция должна стоять рядом с Вашингтоном в качестве союзника по НАТО, который тоже считает Сулеймани террористом. Но отношения США и Анкары сейчас далеки от того, чтобы дружить. С другой стороны, поддерживать Иран тоже важно, пусть он, как и Россия, поддерживает Башара Асада.

Турция проводит и свои геополитические игры: недавно она провела операцию против курдов в Сирии возле своей границы, которую осудил мир и отправила войска в Ливию на помощь признанному ООН правительствуа в Триполи. Они должны помочь в борьбе с генералом Халифой Хафтаром. Вот только проблема: Россия, Иран, ОАЭ поддерживают именно восточное правительство Хафтара, снова разделение. С генералом стремятся развивать отношения даже европейские страны.

Можно сказать, что Эрдоган желает утвердить Турцию как силу в этом геополитическом театре и хоть немного возродить величие Османской империи. Получается, если честно посмотреть, пока не очень. Турецкие колумнисты шутят, что такие сложные союзнические дилеммы можно решить только с помощью подбрасывания монетки.

На дипломатическом и экономическом фронте, Анкара была и есть громким голосом против иранских санкций. Обе страны помогают политически изолированному среди арабских монархий Катару, который уже говорит, что «никогда этого не забудет». С Дохой на полях исламского саммита в столице Малайзии Куала-Лумпуре, обсуждалась торговля золотом в формате бартера. С Ираном, Турция желает увеличить товарооборот с $9,5 до $30 млрд. К тому же, если Турция пожелает когда-то получить ядерное оружие, то будет смотреть в сторону России или Ирана. Менее вероятно, что обратится в КНДР, но все возможно. 8 января, к Эрдогану из Дамаска прилетел президент России Владимир Путин. Лидеры говорили о Ближнем Востоке, Ливии и открыли «Турецкий поток».


​Президенты Путин и Эрдоган на церемонии открытия «Турецкого потока» / Фото: Getty Images

Президент Турции, Реджеп Эрдоган заявил во время телевизионной беседы, что его страна «против иностранного вмешательства и мы рассматриваем убийство Касема Сулеймани соответственно». По его словам, Турция прилагает много усилий, чтобы снизить напряжение на Ближнем Востоке. Как мы видим, этот регион остается «бочкой с порохом», который может взорваться в любой момент. Интересы и взгляды разных игроков могут быть диаметрально противоположными относительно одних вопросов, но сходиться в других. Это усложняет анализ и прогнозирование даже на краткосрочную перспективу.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector