0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Европа становится атеистической — исследования

Почему Европе не нужен Бог?

Это было пять лет назад в Ватикане. Сначала я приняла его за одержимого – этого маленького, хлипкого священника с голым черепом, типичного «ученого жучка», застрявшего в пыльных архивах одного из ватиканских институтов. Он был таким старым, что, казалось, ткни в него покрепче пальцем – и он рассыплется в прах. Сначала он красиво рассуждал об экуменизме, о возможном братском объятии между католической и православной церквями, а потом заговорил о НИХ.

«ОНИ хотят разрушить три основы человеческого существования: веру, родину и семью. ОНИ поверяют разумом чудо Воскресения, смеются над бессмертной душой, а семейные связи восполняют пороком. ОНИ строят новую Вавилонскую башню под названием «Глобализация» и рубят национальные корни. ОНИ хотят сделать человека винтиком глобальной системы ПОТРЕБЛЕНИЯ, убить в нем влечение к истине и красоте и заставить его работать не во имя созидания, а чтобы он мог больше ПОКУПАТЬ».

«Кто же эти ОНИ?» – в нетерпении спросила я.

«Демоны», – просто ответил он. «Вы верите в дьявола, падре Пабло?» «А вы верите в Бога, дочь моя?» – ответил он вопросом на вопрос. «Всем сердцем!» – «Если есть Бог и ангелы, значит, существует и дьявол, и легионы его демонов среди нас». «Что ж, они, наверное, носят специальную ортопедическую обувь, чтобы скрыть копыта на ногах, и парики, чтобы спрятать рога на макушке, – засмеялась я. – Как же они выглядят, эти демоны?» «Так же как и мы, дочь моя, – грустно сказал падре Пабло. – Потому их так трудно распознать. Они прославляют сатану, своего доброго господина, который ничего не запрещает. Культ сатаны целиком зиждется на проблеме абсолютной моральной свободы и неподсудности. Европа уже ратифицировала свой договор с дьяволом, отвергнув Божий суд и создав свой собственный – Страсбургский. Разве вы не чувствуете повсюду дух сатаны? Он силен теперь, как чесночный запах».

Спустя пять лет я поняла: он был абсолютно прав, этот сумасшедший старик.

НАЗАД В КЛЕТКУ СО ЛЬВАМИ

Призрак бродит по Европе, призрак христианофобии.

Март 2010-го. Глазго, Великобритания. 47-летнего американского уличного проповедника по имени Шон Хоулс окружила на улице компания гомосексуалистов. «Они целовали друг друга, смеялись и спрашивали меня, что я об этом думаю, – рассказывал впоследствии Хоулс. – Я ответил, что они рискуют вызвать гнев господень, поскольку в глазах Господа то, что они делают, – грех». Группа геев немедленно обратилась в полицию. К американцу подошел полицейский и спросил: «Это правда, что ты сказал, что геи отправятся в ад?»

Объяснения проповедника, что его спровоцировали, не были приняты. Он был немедленно арестован и провел ночь в тюрьме. Судья приговорил его к штрафу в 1000 фунтов. Местной христианской общине пришлось пустить шапку по кругу, чтобы выкупить незадачливого американца из тюрьмы.

Март 2010-го. Верховный суд Великобритании отверг апелляцию мисс Лейдел из городка Islington, сотрудницы местного бюро регистрации браков, рождений и смертей. Мисс Лейдел просила не принуждать ее регистрировать гей-браки, поскольку это идет вразрез с ее христианскими убеждениями, а в бюро достаточно сотрудников-атеистов. Руководство бюро пригрозило ей увольнением. Мисс Лейдел обратилась в суд, который счел ее претензии несущественными.

Февраль 2010-го. Страсбург. Группа социалистов, коммунистов, либералов и «зеленых» обратилась с письмом протеста в суд против присутствия креста в молитвенной комнате Европейского парламента, поскольку это нарушает «нейтральный характер» комнаты, и с требованием прекратить церковную службу, которая проходит в парламенте раз в месяц и длится всего полчаса.

Февраль 2010-го. Германия. Двенадцать крестов были сорваны со стен публичного госпиталя в городке Bad Soden и выброшены на свалку по требованию пациента-мусульманина, который заявил, что «крест мешает ему выздороветь». Надругательство над религиозным символом произошло на глазах у пациентов-христиан.

Февраль 2010-го. Лондон. Палата лордов готовится к рассмотрению билля (закона) о сексуальном воспитании, согласно которому светские и религиозные школы обязаны давать детям информацию о гомосексуальных отношениях, контрацепции и абортах. Если билль будет принят, священникам и монахиням придется объяснять школьникам, что «гражданское партнерство» и гомосексуализм «безвредны и нормальны», а также рассказывать, где можно сделать аборт и как пользоваться презервативом.

Февраль 2010-го. Нидерланды. Скандал в городке Reusel. Во время традиционного карнавала группа геев ворвалась в церковь, где проводилось воскресное богослужение, и потребовала святого причастия. Священник заявил, что согласно религиозным правилам он не может их причастить. Содомия – тяжкий грех в христианстве. Гей-активисты подали заявление в полицию, и священник был немедленно вызван в участок для дачи показаний.

Декабрь 2009-го. Германия. Восемь христианских семей из городка Salzkotten были приговорены местным судом к серьезным штрафам за то, что не разрешили своим малолетним детям посещать уроки сексуального воспитания в школе, сославшись на свои религиозные убеждения, а также запретили им участвовать в театральной постановке «Мое тело принадлежит мне». Поскольку семьи не согласились со штрафом (выплатить штраф – значит признать себя виновным), восемь почтенных отцов семейств отправились в тюрьму (один отсидел неделю).

Но главную ярость блюстителей «политкорректности» вызывает крест, знак любви и прощения. В сентябре прошлого года руководство общественной больницы в английском городке Эксетер принудило 54-летнюю медсестру Ширли Чаплин снять нательный крест, пригрозив ей увольнением, хотя миссис Чаплин отработала в госпитале 30 лет. Ей заявили, что «крест нарушает дресс-код и бижутерия на работе запрещена».

А весной 2009 года пришлось снять крест медсестре Хелен Слаттер из Глостера, поскольку «крест может принести инфекцию в больницу». Но подлинным триумфом антихриста можно считать решение Страсбургского суда в ноябре 2009 года о запрещении распятий в итальянских школах. Среди тех, кто горячо поддержал это решение, – известный итальянский журналист и бывший член Европарламента Джульетто Кьеза.

«ПОЧЕМУ МОЙ СЫН ДОЛЖЕН СМОТРЕТЬ НА КРЕСТ?»

«Ватикан выходит за рамки религиозных проблем, особенно с этим Папой Бенедиктом XVI, – говорит журналист Джульетто Кьеза. – В Европе есть правило: церковь свободна, но и государство свободно. Возьмем, к примеру, вопрос христианских корней Европы. Я выступал категорически против упоминания христианского прошлого в Европейской конституции». «Но ведь это факт, с которым не поспоришь: Европа действительно имеет христианские корни», – замечаю я. «Ну и что? Почему это надо подчеркивать? Мы должны уважать все религии. Евросоюз – политическая структура, и это пространство не носит религиозного характера».

«У нас в России плохо относятся к людям, которые не уважают и не помнят своих корней. А вы хотите вычеркнуть тот факт, что вся европейская культура основана на христианских ценностях!» «Я среди тех, кто не хотел бы подчеркивать отдельную христианскую цивилизацию, – говорит господин Кьеза. – Цивилизация уже давно одна. Глобализация сделает всех людей одинаковыми. Вообще церковь слишком часто вмешивается в политику». «Что вы имеете в виду?» – «Мы считаем, что аборты – фундаментальный шаг вперед, а священники не хотят этого. Они выступают против презервативов, а значит, против ограничения рождаемости, а большинство – за презервативы. Они против разводов, а большинство итальянцев голосовало на референдуме за развод. Они претендуют на крест в государственных школах. Почему мой сын должен смотреть на крест? У католической церкви есть стремление навязать религиозные правила большинству и поставить их во главу государства, которое давно уже не христианское. У нас только в Италии живут два миллиона мусульман, а через десять лет их будет больше, чем нас. И в такой ситуации вы считаете, что Европа должна быть христианской?» – «Несомненно, если она руководствуется инстинктом самосохранения. Если вы научитесь уважать ваши ценности и религию, то и пришельцы научатся их уважать». «В Италии и в Европе многие сочли бы ваши взгляды фашистскими», – с вызовом говорит господин Кьеза. «По-видимому, быть убежденным христианином в наше время – это быть фашистом». – «Очнитесь! Мы, белые, уже меньшинство в мире! Нас меньше миллиарда. Против закона природы не попрешь. Нам придется учиться жить с людьми всех цветов кожи и всех религий. Вы хотите войну? Так мы ее проиграем. А нет, так рожайте больше или обратитесь за помощью к вашему Богу. Мусульмане приходят к нам, потому что мы ленивы и не хотим делать грязную работу. И потом: мы захватили их нефть и качаем ее практически бесплатно уже 200 лет».

«Да, мусульмане пришли к вам, но ислам еще строже относится к моральным ценностям, чем христианство, и никаких компромиссов не допускает, – замечаю я. – И так же решительно выступает против милых вашему сердцу абортов, презервативов и разводов. Что вы, либералы, противопоставите новой религии? Кто ваши кумиры и авторитеты?» «Я не думаю, что вообще должны быть авторитеты, – заявляет господин Кьеза. – Кто решится сказать, что я, мол, авторитет? Живите своим умом. А все попытки создать союз креста и государства, как это делается у вас в России, – шаг назад от цивилизации».

Читать еще:  Почему мы обращаемся к Кресту как к личности?

ПАГУБНАЯ СВОБОДА

Два последних столетия европейская философская мысль пела хвалу единственному богу на земле – человеку, а церковь делала козлом отпущения, взваливая на него бремя своего мятежа и сомнений. Ударами мысли, подобными ударам топора, французские философы пробили стену естественной религиозности.

Французская революция вошла в историю как триумф атеизма и бунт человеческой воли против сокровенного инстинкта святости и жажды Бога. Двадцатый век, опьяненный успехами науки, пошел еще дальше, с какой-то бешеной злобой срывая с жизни ее блестящие покровы и желая показать ее голой, объяснимой и без чудес. В начале нового столетия европейские церкви обезлюдели, а исповедальни, эти игрушечные домики, куда верующие сваливали мусор своих грехов, стоят пустыми.

«Философские атаки на церковь привели к тому, что человек решил: именно он – судья и господин жизни, – говорит известный журналист-ватиканист итальянской газеты «Ла Стампа» Марко Тоссати. – Это я, Марко, решаю, что есть добро и зло, что правильно и неправильно. Люди теперь воспитаны и обучены в полной уверенности, что они – единственные судьи, а смысл жизни – комфорт и удовольствие. Индивидуализм и стремление к наслаждениям и есть основной источник упадка религии. Церковь выступает против эгоистического комфорта и ущемляет его. Она говорит неприятные вещи: у человека есть обязанности, есть ответственность перед Богом за свои поступки, он должен работать и заботиться о других, и не все его удовольствия – правильные. Человек чувствует свою власть над природой, а ему говорят: ты не господин, ты лишь часть великой картины. Человек говорит: я создаю жизнь, я делаю ребенка, а если не захочу его, то просто убью, а церковь твердит: это грех. Словом, церковь всем мешает. В Италии каждый год совершается 130 тысяч абортов. Женщины хотят пожить для себя и убивают младенцев в утробе, а в 35 – 40 решают завести ребенка, но природу не обманешь. Сейчас очень мало рождается детей у христиан и много детей в семьях иммигрантов. Мусульмане до сих пор верят в семью, имеют собственные, очень сильные ценности, которые нам не нравятся, но они рожают, а мы нет. Мы потерялись в мире добра и зла. После Французской революции, масонства, прихода и падения коммунизма люди не знают, какие истины надо защищать. Я помню, во времена СССР коммунистическая партия в Италии говорила о моральных ценностях и была глубоко близка к церкви. Но теперь даже коммунисты растерялись: они не могут защищать строй, который критически судим историей на его родине – в России. Отсюда неопределенность этических принципов: прежде коммунисты запрещали все, а теперь все разрешают.

Итак, от очень строгого и контролируемого общества мы перешли к обществу абсолютно свободному. Каждый волен делать, что захочет, а из Страсбурга и Брюсселя идет непрерывная атака на традиционные ценности. Но все эти неолибералы не ведают, что права человека, которые они защищают, родились из христианства. Они не знают, где их корни.

Именно христианство поставило сильный акцент на индивидуальную ценность личности. Каждый из нас – продукт культуры, семьи и, конечно, религии. Путь отрицания корней, нигилистический путь ведет в никуда. Если ты думаешь только о себе, ты умрешь и ничего не оставишь после себя. Ведь и дети, которых ты производишь на свет, не просто человеческие личинки, а кладезь тех культурных и традиционных ценностей, которые ты любишь и хочешь передать в будущее».

«Практикующих христиан уже давно меньшинство, – с горечью говорит представитель Ватикана падре Федерико Ломбарди. – Церковь идет против мэйнстрима (главного течения) в обществе. Теперь каждый имеет свою правду. «Все позиции равны, ни у кого нет привилегий, и ты не можешь претендовать на единственную истину», – вот то, что твердят людям массмедиа. Нет власти, нет авторитета, нет правды, нет света и нет института, который имел бы право учить и наставлять».

«Европа – это место жесткой богоборческой цивилизации в течение последних трех веков, – говорит русский политолог Александр Дугин. – Все социальные битвы католическая церковь проиграла давно и безвозвратно, она не удержала общество под своим контролем. То, что происходит сейчас, – это арьергардные бои, пятнадцатый акт долгого сериала о дехристианизации общества. Нынешний Папа – стойкий консерватор, и он подвергается нападкам этих беснующихся мерзавцев-либералов. Покойный Иоанн Павел состоял в заговоре против СССР, против советского блока, и его как-то терпели. Теперь же идет битва не на жизнь, а на смерть. Чтоб людей не отбросило к церкви, ее дискредитируют. Кризис либерального, пост-церковного, бесноватого, погрязшего во всех формах порока западного общества делает неизбежным приход Антихриста. Достаточно посмотреть на рожи современных светских представителей власти, послушать, что они проповедуют, и становится ясно: речь идет о последних временах».

Прогноз ученых: в будущем люди окончательно потеряют веру в Бога

23 марта 2011 17:45

Вперед, к победе атеизма!

Количество верующих в мире — по крайней мере в развитых, так называемых цивилизованных, странах — сокращается. А число людей, которые открыто объявляют себя атеистами, растет год от года. Такие результаты получила группа американских ученых под руководством Даниэля Абрамса (Daniel Abrams) из Северо-Западного Университета (Northwestern University) и Ричарда Вейнера (Richard Wiener) из Университета Аризоны (University of Arizona), проанализировав статистические данные за последние сто лет. Исследователи доложили об этом на недавней конференции Американского физического общества (American Physical Society), которая прошла в Далласе (Dallas, US).

Статистические данные были собраны в США, Канаде, Новой Зеландии, Австралии и в ряде стран Европы. Оказалось, что во всех — стабильно множились лишь атеисты. Больше всего их ныне в США и Голландии — порядка 40 процентов. Но лидирует в этом смысле Чехия, в которой более 60 процентов безбожников. Чтобы объяснить феномен роста антирелигиозности, ученые обратились к бесстрастной математике. И попытались смоделировать ситуацию, вооружившись простой гипотезой. Она предполагает: люди стремятся присоединиться к той социальной группе, членство в которой кажется им наиболее выгодным. Например, кто-то становится верующим, наблюдая за многочисленными представителями этой группы и осознавая, что молиться и поклоняться Богу очень полезно по тем или иным причинам — духовным или даже материальным. Вейнер пояснил: аналогичным образом люди решают, на каком языке им говорить, если существуют несколько вариантов. Как, скажем, в Перу: на испанском или на родных — кечуа или аймара. Последние постепенно вымирают, поскольку знание их никаких серьезных выгод не сулит. Точно так же и с религией. По мнению Абрамса и Вейнера, люди считают: пользы от религии все меньше и меньше. И в обозримом будущем это неизбежно приведет к тому, что верующих не останется. О грядущей эре атеизма свидетельствует не только статистика. Прогноз подкрепляет и математическая модель (на основе нелинейной динамики), которая показывает почти полное с ней — со статистикой — соответствие. То есть, теоретически вычисленное количество людей, отказавшихся от веры, почти совпало с реальным. Впрочем: ученые не настаивают, что им открылась истина. И признают, что окружающий мир может быть сложнее формул, которые вроде бы к нему подходят.

Нет… Бог все-таки нужен

В 2008 году религиозный фонд Джона Темплтона, который регулярно поддерживает ученых занятых поисками Бога и научными обоснованиями веры, выделил 2 миллиона фунтов стерлингов (более 3 миллионов долларов) на поиски причин, по которым люди становятся религиозными. Деньги осваивает известный психолог из Оксфордского университета Джастин Баррет (Justin Barrett) с многочисленными коллегами из разных стран. Проект с незамысловатым названием «Почему люди верят в Бога?» был рассчитан на три года. То есть, в нынешнем 2011 году можно ожидать окончательных выводов. Но предварительные — время от времени уже появляются. И они противоречат атеистической математике Абрамса и Вейнера. Полно данных, которые доказывают: религиозность полезна.

Сплоченные одной верой более живучи Канадские психологи Ара Норензаян и Азим Шариф из Университета Британской Колумбии, работающие по проекту вместе с Барретом, полагают, что религиозные люди лучше приспособлены к жизни. Особенно к ее тяготам. Ведь вера их сплачивает. А сплоченные сильны взаимовыручкой. Значит, у них больше шансов выжить в трудные времена. И, следовательно, передать свои «религиозные гены» по наследству. В результате эволюция привела к тому, что почти в каждом человеке заложена вера в Бога. Таково мнение ученых. Обрели они его, проведя сравнительный анализ разнообразных замкнутых коммун и общин, которых много возникло в США в XIX веке. Среди них были как религиозные, так и светские, например, основанные на идеях коммунизма. И оказалось, что религиозные общины в среднем просуществовали гораздо дольше.

Читать еще:  Православие - это часть российской культуры, убежден Владимир Путин

— Религия, — говорит Ара Норензаян, — объединяет по таким принципам, как верность общине и готовность жертвовать личными интересами ради общества. Кроме того, выживаемость религиозных (но не светских) общин напрямую зависит от строгости устава. Чем больше ограничений накладывала община на своих членов и чем более сложные ритуалы им приходилось выполнять, тем дольше существовала. Это выгодно для эволюции.

Поклонение невидимому вождю сохраняет порядок Французский антрополог Паскаль Буайе из Вашингтонского университета в Сент-Луисе отмечает еще одну специфическую особенность человеческого мышления, которая делает нас чрезвычайно восприимчивыми к религиозным идеям. Это умение подчиняться лицам, в данный момент отсутствующим. Без этого не смогли бы существовать большие организованные коллективы. — Какой может быть порядок в иерархически организованном племени, если люди выполняют свои обязанности только в присутствии вождя или родителя? — вопрошает доктор Буайе. — Способность поддерживать отношения с «идеальным образом» отсутствующего человека — полезнейшая адаптация, позволяющая сохранять порядок и соблюдать правила общежития. В большинстве культур за поведением людей «следят» потусторонние существа — божества. То есть выполняют функцию отсутствующего вождя или родителя.

ИТОГО

Ученые доказывают, что религия полезна на примерах сообществ прошлого. Но мы живем в другое время, в котором явно наметились иные тенденции. Люди — особенно в западном мире — перестают видеть смысл в религиозности. И уходят из веры. Теряют ли они при этом свою сплоченность? Способность противостоять трудностям? Не проигрывают ли они тем, у кого вера только крепчает? На эти вопросы ученые пока ответов не дают.

КСТАТИ

В человеке обнаружены «гены веры в Бога»

Дин Хаммер, директор Национального института генных структур и борьбы с раком, подвергнул сомнению религиозный постулат о том, что веру в Бога питает духовное просветление, возникающее от влияния Божественной силы. И объявил, что все дело в особых электрических импульсах в мозгу. Но особенно в генах, которые за них отвечают. Исследования ученого показали: глубоко верующие люди имеют в своем организме ген, названный им VMAT2. А у безбожников такого гена нет. Получатся, что атеисты — мутанты. Столь шокирующий вывод был сделан на основе изучения более чем 2000 ДНК испытуемых.

По словам Хаммера, не исключено, что «ген веры в Бога» христиане могли унаследовать от самого Иисуса Христа, а мусульмане — от Мухаммеда. Доктор, правда, вспоминает еще и Будду, ген которого могли унаследовать буддисты, хотя он богом-то и не был.

Следуя такой логике, надо бы признать, что сатанистам достались гены дьявола, а тем, кто верит в пришельцев, — от инопланетян. Бред вроде бы. Хотя, может статься, что этот самый VMAT2 имеет универсальное свойство и пробуждает стремление к духовно-мистическому вообще.

— Мои исследования, — оправдывается Хаммер, — не подрывают веры во Всевышнего. Напротив, существование «гена веры в Бога» еще раз доказывает гениальность Творца, который «подарил» этот ген человеку. Тогда что сейчас происходит? Куда пропадает этот ген, если число верующих уменьшается? В чем причина мутаций? Уж не происки ли это адских сил?

Читайте также

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

АО «ИД «Комсомольская правда». ИНН: 7714037217 ОГРН: 1027739295781 127015, Москва, Новодмитровская д. 2Б, Тел. +7 (495) 777-02-82.

Атеистический грех Европы

Постмодернистская Европа по духовной своей сути — языческая и гедонистическая, коренное население её всё более становится атеистически потребительским и вымирает, а приезжее население привозит с собой в Европу различные формы язычества Африки и Азии. Европа — на распутье и в нерешительности. Индикатором этого состояния в самой Европе выступает наука, как гуманитарная, так и естественная. В последнее время таким индикатором стала и Конституция объединённой Европы.

Во второй половине 20-го века в Европе появилось множество научных культурологических и философских работ, в которых ставился вопрос о логике развития Европы, о духовном здоровье Европы, о будущем Европы, вопрос о существе постмодернизма и о реальных принципах жизнедеятельности современной Европы. К их числу также относится работа О. Шпенглера «Закат Европы», Ж-Ф. Лиотара «Постсовременное состояние», Р. Гвардини «Конец нового времени».

Вот некоторые заключения из упомянутых работ.

«Обращение к метанарративам исключено, мы не можем теперь прибегать, ни к диалектике Духа, ни к диалектике освобождения человечества, как к удостоверению верности постмодернистского дискурса» (Ж-Ф. Лиотар).

«Консенсус стал устаревшей и подозрительной ценностью. Вот уж что не является им, так это справедливость. Таким образом, необходимо обратиться к идее и практике справедливости, которая не должна быть связана с идеей и практикой консенсуса» (Ж-Ф. Лиотар).

«Я имел возможность проконсультироваться с сорока физиками-теоретиками. Мои коллеги, несмотря на различие их взглядов, придерживаются, по крайней мере, одного убеждения. Все признают, что мы не понимаем природу материи, законов, которые управляют ею, языка, которым она может быть описана». (Р. Оппенгеймер).

«Новое время, с одной стороны, возвышает человека — за счёт Бога, против Бога; с другой стороны, с геростратовской радостью, оно делает его частью природы, не отличающейся в принципе от животного и растения. Обе стороны взаимосвязаны и неотделимы от общего изменения картины мира» (Р. Гвардини).

Атеистическая Европа пытаясь противопоставить науку и религию, утрачивает связь между природой и наукой, между наукой и способностью понимать, между либеральными принципами и реальной жизнью. Грубейшая ошибка антропоцентризма сорвала спусковой крючок вырождения атлантических европейцев. Увлёкшись анализом и формализмом, пренебрегая целостностью рассмотрения, самовлюблённая Европа стала, прежде всего, замечать то, что разъединяет мир, а не то, что его объединяет и делает цельным. Она стала предпочитать то, что ей нужно и выгодно (утилитаризм), тому, что нужно для устойчивости мира. Она стала делить мир на западный и восточный, на прогрессивный и непрогрессивный, на цивилизованный и не цивилизованный; для неё комфорт стал важнее веры и труда. Она всё более стала строить свои отношения и свою культуру вне Заповедей Христовых. Как следствие, она утратила интерес к христианской вере и не заметила, как потеряла системную связь с Творцом и животворящим Его Духом. Несмотря на все европейские достижения по части внешнего комфорта, западным европейцами становилась жить всё менее уютно и менее спокойно. Им стало всё труднее разбираться в противоречиях между явлениями внешней жизни и состоянием их внутренней жизни, или жизни души и ума. Объективным показателем этого стало появление в их культуре психоанализа.

На первый взгляд, кажется странным обилие психопатологии в их психоанализе. Но это кажущееся противоречие, при научно-религиозном подходе, когда душа и дух не исключаются из рассмотрения, легко разрешается. Дело в том, что душа, потерявшая системную связь с Богом и Духом, приводит психику человека к патологическому, противоестественному, тревожному состоянию. Ко времени возникновения психоанализа в Европе уже был разгул атеизма, и большинство европейских душ находилось в состоянии духовной и душевной болезни и патологии. На этой реальной базе психоанализ сроднился с психопатологией и потерял интерес к здоровым душам. Здоровая душа к тому времени уже была не типична для Европы. Психоанализ — это европейская попытка моделирования поведения больных душ.

Появление психоанализа явственно знаменовало собой тот факт, что большая часть западных европейцев по сути отпала от Христианской веры, даже если они формально причисляли себя к верующим. Когда болезнующих в атеизме душ было мало, в Европе психоанализ был не нужен. Когда же человеческая гордыня и болеющие в ней души приобрели характер массового явления, европейская формализованная жизнь, вернувшаяся к языческому праву, потребовала найти какую-то суррогатную среду существования для духовно опустошенных душ, новые модели их поведения и новую мораль и этику. Эту среду для больных душ структурно определил психоанализ. В силу этого, психоанализ принципиально не нужен людям, живущим в здоровой христианской культуре, душа которых систематически исповедуется и причащается Святых Таинств. В условиях неискажённого христианства психоанализ — просто «архитектурное излишество». Вот по этой причине он в России появился заметно позже, чем на Западе.

С начала появления психоанализа в Европе прошло уже около века, а на атлантических её окраинах, продолжая на деле противопоставлять науку религии, закон — благодати, никак не могут понять, почему европейцы испытывают всё больше и больше внутреннего беспокойства и всё чаще впадают в депрессии. Их новые научные достижения и этика, материализованные в «антидепрессантах», являются новым нелицеприятным диагнозом духовного состояния большинства жителей атлантической Европы, которая продолжает и дальше скатываться в болото атеизма, утилитаризма, гедонизма и разрушающего нравственность рынка. Распространённая на Западе русофобия имеет ту же духовную причину, что и их потребность в психоанализе и антидепрессантах — это духовная опустошённость и постоянное беспокойство.

Читать еще:  Нужно ли давать ребёнку имя строго по календарю?

В середине 20-го века в западной Европе насчитывалось 58% католиков от общего числа жителей и 14% — протестантов, на рубеже 20-го и 21-го веков католики там составляли только 17%, а протестанты — 2%. По прогнозам, к 2020-му году в западной Европе католиков будет 10%, а протестантов — меньше 1%. Западная Европа всё больше духовно нищает и реально не защищает свои духовные ценности. Она будет повержена сначала духовно, а затем — физически. Формальный правопорядок её не спасёт, ибо причина её духовно-культурного недуга — не формальна, а сущностна и системна, она связана с нарушением принципиальной связи с Творцом. Западные обществоведческие науки пока это сильно не беспокоит, в их формальные модели плохо помещается и Бог, и Дух, и Православие.

Богоотступничество или богооставленность?

Возникает вопрос: Что такое атеизм: богоотступничество и богооставленность?

Богоотступничество — это такой грех, когда человек по собственной воле отступает об Бога, рвёт с Ним связь и уходит в самоутверждение и гордыню. Богооставленность — это испытание человека, посланное свыше для вразумления и трезвой оценке человеческих сил, для укрепления человека в вере, в заповедях Божиих и в христианской миссии. В состоянии богоотступничества человек забывает о Боге, уходит в ересь антропоцентризма, гордо полагается на свою волю и свои силы. Грех гордыни он возводит в ранг достоинства личности, и личность понимает как свободную, гордую, самонадеянную личность, но не как личность креста и подвига.

Бог никогда не навязывает человеку то или иное состояние. Своё духовно-душевное состояние человек всегда определяет сам. Бог всегда в моменты духовной брани и сомнений, в моменты духовного утверждения даёт человеку свободу выбора. И состояние богоотступничества человек выбирает сам. Бог не обязывает человека креститься, крестится человек по собственной воле. Но, крестившись, он берёт на себя христианский крест и Христовы заповеди, должен их честно соблюдать и нести до конца свей жизни. Бог не освобождает человека от своих Заповедей и взятого креста. Человек освобождает себя от них сам, по своей воле, а через это он по своей воле освобождает себя и от Бога, т. е. совершает грех богоотступничества. Выбрав его сам, человек сам и должен за него отвечать. Примеры богоотступничества мы находим в Ветхом Завете и в Новом Завете. За них еврейский народ держит ответ перед Богом до сих пор. Эти примеры мы находим и в новейшей истории Европы, например, грех фашизма, грех гедонизма, грех высокомерия. Грех богоотступничества всегда связан с грехом гордыни или грешным желанием поменять веру и христианскую любовь на комфорт и земные удовольствия.

Для того, чтобы исправить своё искажённое душевно-духовное состояние, нужна готовность человека к духовному подвигу, определённое развитие молитвенной практики и культуры. А в гедонистической цивилизации очень большой недостаток и в том, и в другом. Молитвенной практике предпочитают оккультизм и комфорт. Но в комфорте невозможно спастись, в нём можно только ещё больше духовно разложиться. Наиболее ярко богоотступность западной культуры проявляется в том, что принцип отступления от христианской духовности является обязательным для большинства постмодернистских гуманитарных наук (этики, правоведения, культурологии и др.). Это же наглядно проявляется и в европейской Конституции.

В состоянии богооставленности человек связи с Богом не теряет, но скорбит о кажущейся потере Божией благодати. Состояние богооставленности даётся христианину для того, чтобы достойно нести свой крест, полученный им от Церкви. С этим состоянием знакомы многие новоначальные, когда, после некоторого времени пребывания в Божией благодати, они вдруг теряют ощущение её в себе и этим смущаются. Наиболее сильное свидетельство тяжести нахождения в этом состоянии мы находим в Новом Завете в момент крестной смерти Спасителя. «Около 9-го часа Иисус Христос громко воскликнул: «Или, Или! лама савахфани!», то есть «Боже Мой, Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил!». Связь Иисуса Христа с Богом-Отцом в этот момент была, был разговор и была нераздельность, тяжесть Креста была и была огромна. Но возложенный на Иисуса Христа Богом-Отцом Крест надо было донести до спасительного и искупительного конца. И Сам Спаситель с этим согласился, в своём молении о чаше Он произнёс, обращаясь в Отцу: «Да будет воля Твоя!»

В истории христианства известны случаи, когда за богоотступничество предавали анафеме и отлучали от Церкви, но богооставленность никогда не наказывалась ни тем, ни другим. Это тоже говорит о том, что обсуждаемые два состояния по духовной своей сути качественно разные.

Некоторые полагают, что атеизм был дан Европе, чтобы провести её через испытание богоставленности. Но это мнение с христианской точки зрения несостоятельно. Европейцы в своём большинстве не несут креста, возложенного на них Христовой Церковью. Об этом свидетельствует и статистика, приведённая выше. Бог не мог и не навязывал европейцам атеизм. Они выбрали его сами, и по своей воле отступили от Бога, хотя со стороны Бога на этот счёт были явные предупреждения: инквизиция, анафемы еретикам-атеистам, многочисленные отлучения от Церкви, знамения, кровопролитные многолетние войны, в последнее время очевидная перспектива вырождения в разврате и пресыщенности. Если бы европейцы атеизм не выбирали сами, они бы тогда не пели дифирамбы Ренессансу, не поклонялись человеческой самости и кумирам атеизма: Вольтеру, Декарту, Спинозе и др.; не рвались бы к свободе без Бога, не заменяли Божьи Заповеди на противоположные. Бог не освобождает людей от Своих Заповедей и не снимает с них принятого креста. Вся постренессансная культура Европы — это последовательное освобождение европейского общества от христианских заповедей, последовательное умножение искушений для людей. Надо отметить, что эти последовательно нарастающие этапы богоотступничества не проходили мимо сознания европейцев незамеченными, новые качественные изменения в своём богоотступничестве они обозначали новыми именами: просвещённая монархия, протестантизм и идеалистическая философия; республиканский строй, атеизм и утилитаризм; демократия, гедонизм и атлантизм; глобализм, религиозный плюрализм и постмодернизм. Причём, европейцы совершенно сознательно привлекают для оправдания своей духовной деградации авторитет науки, что нашло своё отражение в большом числе политически ангажированных культурно-социальных теорий и дисциплин: утилитаризма, материализма, научного атеизма, эгоизма, критического реализма, детерминизма, волюнтаризма, гуманизма, политической социологии, политической религии и т.п.

Постмодернизм — текущее состояние сознания большинства европейцев, состояние изжитости христианского духа и классической культуры. Предтечей постмодернизма можно считать Спинозу. В своём «Богословско-политическом трактате» 1670 г. он утверждал, что Библия не может быть источником истины и авторитетом для философии и науки, между христианским богословием и философией нет никакой связи и никакого родства. Он резко критикует Христианскую Церковь, ратует за введение в государстве новой «всеобщей религии» и выступает сторонником «общественного договора», столь модного теперь.

Запад ориентирован на обращение человека к земному, к потребностям тела, а не души. Западная политика по существу есть политика ориентирования человека на сугубо земные потребности. Сознательно подчиняя себя одним земным ценностям и воле тела, человек сознательно идет против воли Божией.

Геннадий Дмитриевич Колдасов, кандидат технических наук, доцент, академик ПАНИ, ветеран Великой Отечественной войны

Религия

Сообщений: 11312

Сообщений: 8830

Правильно. Все мы знаем эту секту.

Многие дегенераты обладают необычными качествами — такими как неутолимое желание доминировать, ненормальное, прямо таки патологическое желание быть всегда наверху. У многих из них присутствует явная и ненасытная жажда власти.
всё это клубы, где дегенераты внимательно наблюдают за поведением возможных кандидатов
это каббала
вы не вкурсе можа ваш путин знает он же спец по продвижению к власти дегенератов
цель опыта дегенераты?

Сообщений: 11312

Сообщений: 11312

Сообщений: 11312

Fackel
Fackel

Сообщений: 46801

Сообщений: 2001

Сообщений: 11312

kroser8
kroser8

Сообщений: 83899

Сообщений: 11312

kroser8
kroser8

Сообщений: 83899

ventlon
7461428379

Сообщений: 12787

kroser8
kroser8

Сообщений: 83899

ventlon
7461428379

Сообщений: 12787

>> А социальная справедливость там, где отброшено мракобесие. приход рационального первичнее социальной справедливости.
quoted2

Не атеизм, а уменьшение мракобесия.
Я агностик и не утверждаю, что Бога нет. Я говорю не о Боге, а о религии.
Если я скажу давайте мне половину своих денег и утром скачите на левой ноге, и Бог поможет вам в жизни — вы поверите?

Атеизм, агностицизм, религии в которых уменьшилось мракобесие, не религиозная вера в Бога — вот это ведёт к справедливости.
А в мракобесных религиях — рабство не грех, и велят рабам служить господам со страхом, а не то будут наказаны Богом Какая тут может быть справедливость?!

kroser8
kroser8

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector