1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Фильм «ИСХОД» (2014): Как повод к размышлению

«Исход»: кто после фильма откроет Библию?

Размышляя о фильме, хочется, прежде всего, говорить о его положительных сторонах.

Священник Максим Горожанкин

К теме Моисея в искусстве не раз обращались, в том числе в кинематографе. И вот – новая, уже современная попытка.

Фильм «Исход» – это, прежде всего, повод для серьёзного разговора, для диалога. В кинотеатре во время просмотра я наблюдал за реакцией зала: зрители смотрели внимательно и сосредоточенно, не было привычного хруста поп-корном, который порой, к сожалению, можно услышать во время даже серьезного фильма.

Такой вдумчивый просмотр даёт надежду на то, что кто-то из посмотревших, возвратившись домой, возможно, откроет Священное Писание, чтобы в подлиннике прочитать о жизни Моисея.

Понятно, что в картине есть шероховатости, которые нельзя не заметить. Но идеальных экранизаций не бывает, тем более, если речь о таких масштабных темах.

Перед режиссёром, на мой взгляд, стояла серьёзная проблема: как языком кинематографа показать чудо, например, превращение воды в кровь. Я считаю, по мере сил, он с ней справился. Мы не знаем, как буквально всё происходило тысячелетия назад, Священное Писание не даёт подробных комментариев. Но передать так, как мы увидели на экране, языком кинематографа, наверное, можно.

В кино есть образ Ангела или – Бога в образе мальчика. Думаю, ничего катастрофического в этом нет. Мы знаем образы гораздо грубее, и то, что представлено в фильме, все же лучше, чем, скажем, какой-нибудь «мультяшный» Ангел или дедушка с седой бородой, символизирующий Бога.

Да, и образ мальчика вызывает вопросы, особенно когда он кричит: «Я хочу, чтобы египтяне просили пощады!» Понятно, что православным трудно вложить такие слова в уста Бога и представить, что Он хочет, чтобы у Него просили пощады.

Мне очень понравилась одна из заключительных сцен, которую, на мой взгляд, можно считать основной в картине: Моисей едет в своей палатке, придерживая руками Скрижали Завета. Он выглядывает и видит, что мальчик идёт вместе с Его народом.

Языком кино было показано, что в «Исходе» Бог не оставлял Своего народа.

Так что, на мой взгляд, фильм стоит смотреть, критиковать, обсуждать. Может быть, после просмотра, как я уже сказал, кто-то откроет для себя Священное Писание, мир Ветхого и Нового Завета.

Фильм активно смотрят школьники. А значит, у нас появляется возможность диалога с ними по этому поводу, в ходе которого как раз можно обратить внимание и на шероховатости картины: «А давайте сравним, что в Библии, а что в фильме». Святитель Григорий Нисский называл Моисея образцом добродетели. Сейчас у современного человека есть прекрасная возможность хотя бы через мир кино прикоснуться к этому образцу.

Мне кажется, «Исход» не будет воспринят зрителями просто как очередной блокбастер, не важно, на какую тему – историческую или про роботов-трансформеров. «Исход» – серьезная картина, сподвигающая к размышлениям, отличающаяся от очередного «фэнтези», которое восхищает во время просмотра и забывается при выходе из кинотеатра. «Исход» сразу не отпустит зрителя от себя, заставит думать, осмысливать увиденное.

Рецензия на фильм «Исход: Цари и боги»

Ридли Скотту на этот раз совсем не удались персонажи – и характеры спорны, и внешность, и мотивы поступков. А одними спецэффектами, пусть и впечатляющими, зрителя уже не поразишь, нужна искра божья

Родной сын фараона Рамзес и приемный принц Моисей с детства росли рядом, защищали друг друга и вместе учились. Разорвать эту связь может только предательство – едва вступившему на трон Рамзесу доносят, что Моисей еврей, сын рабов, вероотступник и лжец. Опальный принц изгнан в пустыню, но испытание лишь закалило Моисея и открыло связь с Богом, который увидел в молодом воине защитника народа, изгнанного некогда со священной земли и заточенного ныне в оковы древнеегипетского рабства. Несколько лет спустя Моисей возвращается в египетскую столицу, чтобы освободить свой народ и увести на Землю Обетованную, даже если этому воспротивится Рамзес и его войско.

Кадр из фильма «Исход: Цари и боги»

Нужно смиренно признать на самом берегу: христианство – далеко не самая захватывающая своими древними поучительными историями и чудесами религия. Воскрешение мертвого и излечение больного, кормление хлебами и вином, вознесение – с таким багажом нечего и пробовать соперничать с тем же Древним Египтом, где боги жрут друг друга и кроваво мстят своим обидчикам, или эллинами и римлянами, насочинявшими такую тьму мифов о своих многочисленных божествах, что хватит еще не на одно поколение потомков. Безусловно, христианство – это совсем про другое. Но что хорошо в воскресной проповеди небольшой церкви, то не годится для масскульта. Отсюда и столь скромное число масштабных постановок, тем более одобренных Церковью, о зарождении, становлении и испытаниях, выпавших на долю самой распространенной религии мира.

Кадр из фильма «Исход: Цари и боги»

Не то чтобы кинематографисты обходят стороной эту тему, просто показывать отдельных героев, отстаивающих свое право на веру, гораздо легче, чем обращаться к истокам – попробуй затронь образ Христа, апостолов или ветхозаветных героев, и получишь такой шквал критики от Церкви, что забудешь, как звали. К счастью, запреты и гневные отповеди больших художников только притягивают, это же гарантированный пиар, слухи и шумиха. Конечно, ни один постановщик не сознается в том, что шумиха ему на руку, но, увы, об «Исходе» складывается такое впечатление, что Ридли Скотт сделал этот фильм лишь по трем причинам: дерзко пройтись по религиозным святыням, хотя бы мысленно вернуться к славным временам «Гладиатора» и поработать наконец с Кристианом Бэйлом.

Кадр из фильма «Исход: Цари и боги»

«Исход» – далеко не «Гладиатор», новый фильм Скотта ближе к «Царству небесному». Масштаб декораций здесь превалирует над характерами, экшен перебивает духовный рост и развитие героев, а техническая сообразность довлеет над историческими реалиями и даже здравым смыслом. Однако все эти перекосы второстепенны перед главным вопросом – зачем все это Ридли Скотту. Конечно, автор далек от канонического представления о Моисее, и это большой плюс, но и на то, чтобы сделать великого избавителя евреев от рабства полностью переосмысленным персонажем, пороха у Скотта не хватило. Моисей «Исхода» независим, у него есть несколько ярких черт, он действительно приходит к вере через тернии, но настоящим богоборцем его не назовешь, персонаж Бэйла скорее сторонний наблюдатель, зануда и даже местами нытик. Богу Моисей предъявляет множество претензий, признавая, впрочем, силу и неисповедимость путей. Этот внутренний парадокс лишает персонаж какой-то внутренней твердости, стержня, на который опирались бы все остальные. Без этого стержня «Исход» зыбок, как пустынные барханы Египта.

Читать еще:  Как проходит перевоспитание чиновников от игорной зависимости в Китае

Кадр из фильма «Исход: Цари и боги»

Недобрав с ведущим персонажем, Ридли Скотт «оторвался» на спецэффектах и масштабе – фильм изобилует внушающими трепет кадрами с пейзажами столицы Древнего Египта, грандиозная батальная сцена достойна предыдущих работ режиссера, а визуализация «десяти казней египетских», да еще и показанная в 3D, буквально ошеломляет. По отдельности мы видели многое: и атаки аллигаторов, и шквал насекомых, даже дождь из лягушек уже встречался – Скотт лишь придал этому всему библейский размах, приправленный боязнью гнева божьего. Справедливости ради нужно сказать, что и к вопросу «казней» Скотт подошел с научной точки зрения, хотя на полное отрицание божественного их происхождения его тоже не хватило. Не дожато там, не подтянуто здесь – и вот уже «Исход» из боевой колесницы превращается в дряхлую телегу, болтающуюся из стороны в сторону от малейших кочек.

Удивительно, на даже крепкий актерский состав не позволяет ленте преодолеть проблемы: Джона Туртурро и Сигурни Уивер катастрофически мало, Бен Кингсли изображает привычного заискивающе-раболепного Ицхака Штерна, Аарон Пол за весь фильм произносит дай бог три слова, а Джоэл Эдгертон, несмотря на впечатляющий грим, на Рамзеса не особенно тянет. В результате вся картина выглядит так, будто Ридли Скотт не решился на что-то радикальное, а совсем уж коленопреклоненным выглядеть перед миром не захотел – «Исход» слаб героями, слаб сюжетом, слаб мотивами персонажей, слаб моралью и слаб желанием контактировать со зрителем. Скотта мы знаем совсем иным, смелым, решительным, не признающим авторитетов. Будем надеяться, что путешествие великого режиссера по всем этим пустыням не затянется на сорок лет, мы такой пытки не заслуживаем.

Фильм Исход Цари и боги Рецензия (2014)

«Исход Цари и боги» Exodus: Gods and Kings (2014)

Фильм Исход Цари и боги рассказывает историю из второй книги Пятикнижия «Исход» о жизни Моисея (Кристиан Бэйл), о порабощении и угнетении еврейского народа египским фараоном Рамсесом (Джоэл Эдгертон), а главное, о священном уходе евреев из Египта.

Режиссер: Ридли Скотт

Сценарий: Адам Купер, Билл Колледж, Стивен Зеллиан

В ролях: Кристиан Бэйл, Джоэл Эдгертон, Аарон Пол

Жанр: Исторический боевик

Продолжительность: 150 мин.

Мой рейтинг 6/10

IMDB 6,2/10 (50 946 users)

Metacritic 52/100 (42 critics)

Rotten Tomatoes 28%fresh (47 из 169)

Кинопоиск 6,765 (28 506 users)

Возможны спойлеры

ПОНРАВИЛОСЬ:

— сцена с морем выглядит фантастически, хоть и отдает цифрой.

— все казни египетские выглядят очень красочно, особенно кровавая река.

НЕ ПОНРАВИЛОСЬ:

— бог в образе мальчика… Это уже что-то с чем-то…

— ужасно снятая сцена с крокодилами, которые напали на лодку, а потом перекусали друг друга, окропив реку кровью.

«Уходите — это ПРИКАЗ. » кричал Моисей. Это смешно…

— Рамсес в одиночку сидел и охранял сына? А где слуги, охрана?

— каким образом Моисей и Рамсес остались в живых после мощнейшего удара огромной волны.

Фильм Исход Цари и Боги — ИТОГ:

Времена, когда исторические фильмы собирали хорошие деньги, миновали. Режиссер Ридли Скотт «Прометей», «Совокупность лжи», возродивший жанр пеплума фильмом «Гладиатор» с Расселом Кроу «Искатель воды», его же и похоронил фильмом «Царство небесное» с Орландо Блумом. Конечно, были и другие представители жанра, как «Александр» Оливера Стоуна с Колином Фаррелом «Несносные боссы», «Мечта Кассандры» и Анджелиной Джоли «Малефисента», «Особо опасен» в главных ролях, но это было совсем дикое, унылое, провальное кино.

И вот в 2014 году на экраны выходит новый проект Ридли Скотта – фильм Исход Цари и боги о жизни Моисея, об отношениях с Рамсесом – фараоном Египта, о том, как Моисей возглавил уход евреев из египетской земли через Красное море в плодородную землю Ханаан.

И что мы имеем? В роли Моисея нам предлагают оскароносного валлийского актера Кристиана Бэйла «Боец», «Афера по-американски», «Темный рыцарь». Я понимаю, актер статный, известный, многопрофильный, но он ни капельки не похож на еврея, благо роль держит… А Рамсес в исполнении австралийского актера Джоэла Эдгертона «Воин», «Нечто» больше похож на ванильного тюремного пахана, чем на египетского фараона. Голова, конечно, смачно обрита, но ведь и образу соответствовать нужно?

По фильму зритель должен ненавидеть фараона и сопереживать Моисею, но у меня не получается. Рамсес намного более трагичный персонаж: у него умер отец, он потерял «брата»-Моисея, его власть постоянно ставят под сомнение, а в конце и вовсе бог напускает десять казней египетских, в итоге убивая всех младенцев в Египте, в том числе сына Рамсеса. И кто после этого трагический персонаж?

После того, как наместник города, где трудятся большинство евреев, рассказал Рамсесу слушок, что Моисей был рожден рабом и он еврей, Моисея изгоняют из Египта. После долгих хождений по пустынным просторам он приходит в город Мадиан, где встречает девушку, в которую влюбляется и женится на ней. Оказывается, в те времена у девушек были отличный белые ровные зубы, идеальные черты лица и чистая кожа. Тут грех не влюбиться.

И Моисей становится пастухом. Вскоре у него рождается сын, но однажды, на горе к нему приходит бог в образе капризного злого мальчика и заставляет улучшить условия жизни евреев.

Тогда Моисей возвращается в Египет к Рамсесу и предлагает отменить рабство для евреев, платить им деньги за работу и сделать нормальный рабочий график. А может еще социальные гарантии? И в ветхозаветном «Исходе», Моисей возвращается в Египет в 80 лет, а не после 6-7 лет отсутствия…

Фильм Исход Цари и боги – эпичное, дорогое, но бездушное утомительное полотно с многотысячной армией актеров. Тут и Бен Кингсли «Остров проклятых», «Список Шиндлера», и Сигурни Уивер «Аватар», «Чужой 3», и даже Аарон Пол из «Во все тяжкие» тут засветился, сыграв бородатого Иешуа Навина, последователя Моисея.

Общемировые сборы: $267.281.936

В США: $65.014.513

Другие страны: $202.267.423

Рецензия на фильм «Исход: Цари и Боги»

Верить или не верить?

Ридли Скотт никогда не снимал плохого кино, начиная с прославившего его на весь мир «Чужого». Да, можно придраться к качеству «Прометея» или «Робина Гуда», но назвать их откровенным провалом никак нельзя. И тут я должен был вставить «Но вот с Исходом режиссер облажался», но нет – «Исход: Цари и Боги» хорошее кино, в котором правда, без минусов не обошлось.

Самый яркий пример, который приходит в голову перед просмотром «Исхода» — это анимационная лента Dreamworks «Принц Египта», сюжеты тут практически одинаковы, только вот подача разная. В мультфильме все ясно, там есть хороший Моисей, пытающийся спасти свой народ после 4 веков мучений от египтян и злой фараон Рамзес, у которого нет желания отпускать их. В «Исходе» же все как по законам классицизма — нет полностью хороших или плохих персонажей, даже деяния самого Бога, который появляется в кадре, как и в «Mass Effect 3», в виде мальчика, ставятся под сомнение.

Визуальные эффекты в фильме на высшем уровне, но смотреть все это в 3D не стоит — всего этого великолепия за 2,5 часа наберется максимум на час-полтора.

Читать еще:  Онлайн-курс по работе с семьями на приходах разработают в УПЦ

Фильм рассказывает нам не о 10 казнях египетских, а в основном о жизни Моисея, одного из самых важных пророков иудаизма. Именно поэтому первая треть хронометража отводится на жизнь героя в отшельничестве и на период после его женитьбы. Именно поэтому первая треть скучна настолько, что на ней можно заснуть. Со мной такого даже новые «Голодные игры» не смогли сделать. При этом сам старт картины выглядит очень здорово, смотреть на такой качественно поставленный экшен можно долго. Появление Господа моментально меняет ситуацию, не проходит и пяти минут, как напряжение начинает нарастать, но в определенные моменты фильм все же на пару минут, но провисает.

В «Исходе» очень хороший актерский состав, но нужны, по своей сути, только двое — сильно подкачавшийся после «Аферы по-американски» Кристиан Бэйл и менее известный Джоэл Эдгертон, справившийся с ролью запутавшегося фараона на все 100 процентов! При этом в фильме играют и Аарон Пол, и Бен Кингсли, и Сигурни Уивер, но у них экранного времени ничтожно мало. Да и сюжету они абсолютно точно не нужны. Их персонажи говорят от силы слов 50 (кроме Кингсли; он толкает целую речь про тайну рождения Моисея), и поэтому они никак не раскрываются и не развиваются. Прочитав соответствующую статью в Википедии, можно узнать, что эти герои появлялись в самой Книге Исхода, откуда собственно, и берется сюжет, но тогда и становится ясно, что из первоисточника сценаристы берут только необходимую для себя информацию (но все-таки персонажи ранее названных актеров никак не нужны), а остальное придумывают сами.

Боевые сцены поставлены шикарно, но трясущаяся в начале картины камера все портит.

Постановщик Ридли Скотт отменный (все же не один десяток лет кино делает), и боевые экшн-сцены сразу же напоминают «Гладиатора» с Расселом Кроу (он, кстати, тоже в этому году появился в библейском эпике; в роли Ноя в одноименном фильме). Все выглядит бодро и динамично. Но вот хронометраж 10 казней египетских (кровавая река, казнь лягушками и т.д.) очень-очень мал, пусть и сделан на высоком уровне.

Самое важное, что есть в фильме — это спор между принятием веры и ее отрицанием. Режиссер весь фильм пытается противостоять Богу, когда тот делает какую-то невообразимую вещь, как, к примеру, смерть всего скота — постановщик сразу же выкатывает целую научную теорию, почему так получилось. Часто через персонажей режиссер задает Богу спорные вопросы, на которые ответы так и не получает. С последней «казнью» Скотт справиться никак не может и в отместку за это преподносит развязку (проход Моисея через Красное море) как случайность, при этом жертвуя сходством с первоисточником.

При всем при этом «Исход» кино качественное, пусть и с огромными проблемами в темпе повествования и излишней перегруженностью сюжета. Визуальная состовляющая, музыка, постановка и игра двух центральных актеров в конце-концов делает свое дело, заставляя зрителя удивляться. Отключить свою голову здесь также не получится, после просмотра у большинства зрителей в голове начнутся размышления о вере, что безусловно и было главной задумкой Скотта.

Наверное, лучшее вложение своих денег в кино на новогодних каникулах.

«Исход: Цари и Боги» стартует в прокате 1 января 2015 года.

Исход: Цари и боги

Блокбастер или драма?

Скажу честно, писать об этом фильме довольно сложно, так как основной вопрос после просмотра звучит как «Что я только что посмотрел?». Вот это ощущение недопонимания, ощущение, что зашел не в тот зал не на тот фильм и не понимаешь, что происходит, оно проходит через весь сеанс. Очень долгий и нудный сеанс, надо сказать.

Для красивой голливудской сказки, снятой исключительно ради спец.эффектов и батальных сцен, в фильме слишком много откровенной нудятины и непонятной драмы. Батальная сцена так и вовсе одна, в начале, и пришита она туда как извинение за то, что битв больше нет. Так как мы еще не знакомы с героями, переживать за них не выходит, и поэтому месиво коней и людей не вызывает никаких особых эмоций.

Если вам понравились красоты из трейлера, учтите, что фильм идет два с половиной часа, и на пыльный горный аул вы будет смотреть куда дольше, чем на волны Красного Моря, битвы и убранство дворцов.

Для личного высказывания на тему религии или своего прочтения истории эта лента слишком голливудизирована. Декорации и костюмы сделаны скорее с упором на красоту итоговой картинки, нежели на аутентичность, как, например, в каких-нибудь «Страстях Христовых». В панорамных кадрах постоянно присутствуют пирамиды, сфинксы и прочие лендмарки из разных эпох, чтобы мы точно не забыли, что мы в Египте, а не какой-нибудь испанской провинции. Да и пресловутый «отбеленный» кастинг тоже намекает на то, что для Ридли было важнее получить большой бюджет под спецэффекты с помощью звездных имен, под которые студии охотно дают деньги, чем набрать актеров больше подходящих для этой истории, как Гибсон сделал все в тех же «Страстях».

Моисей, не ной.

Как и «Ной», «Исход» — крупнобюджетный библейский эпик, снятый, мягко говоря, не слишком религиозными людьми. Аронофски в «Ное» ни разу не произносит слово «Бог», ограничиваясь «Создателем», но при этом не стесняется показывать сверхъестественное – в том числе и креативных каменных ангелов. Скотт не избегает «изначального слова», а вот все чудеса «Исхода» пытается обосновать естественными причинами: воды Нила не стали кровью, а наполнились ею из-за взбесившихся крокодилов, Красное Море не раздвинулось по мановению посоха «+5 к магии воды», а просто ушло с отливом, вернувшись в виде цунами. Все разговоры Моисея с богом могли быть просто галлюцинацией пророка.

Аронофски делает шаг в ту же сторону, вставляя в фильм прекрасный фрагмент, посвященный созданию мира, который объединяет научные концепции Большого Взрыва и «старой» Земли (креационисты ведь верят, что ей 6 тысяч лет и ни днем больше, так ведь в Писании сказано) с религиозными догматами о Творце. Кто бы мог подумать, что начало Ветхого Завета, прочитанное поверх симуляции зарождения вселенной и жизни на Земле, сделанной согласно текущим научным представлениям, может производить такое сильное впечатление.

Эти два фильма получились связаны и через менее заметные детали. Ноя сыграл Рассел Кроу, звезда главного успеха Ридли Скотта — «Гладиатора». Аронофски, который должен был снять своего «Бэтмана» с Фрэнком Миллером, говорит о том, что «Ной» — это история о супергерое. Скотт берет на роль Моисея актера, который по-прежнему остается Бэтманом в сознании миллионов. Причем и Моисея он играет закаленного: превосходного бойца, умелого тактика и полководца, а не просто блаженного старца-Гендальфа, который смиренно исполняет божью волю. Так и ждешь, что он вот-вот запрыгнет в свой моисей-мобиль и станет вселять страх в сердца египтян в качестве одиннадцатой, самой страшной, казни. Даже странно, что при всем при этом ни битвы евреев с египтянами, ни дуэли Рамзеса и Моисея на их мечах-близнецах мы так и не увидим, не ждите зря. Вся эта боевая подготовка Моисея и его боевых евреев нигде так и не пригодится.

«Ной», без сомнения, вышел довольно странным, я уже писал о том, что он казался мне интересным при просмотре, но оглядываясь назад, понимаешь, что в памяти он уложился некой серой комкастой массой, как криво сложенный парашют, который уже не раскроется снова. И все же, если сравнивать библейские истории Аронофского и Скотта, я выберу «Ноя» уже хотя бы потому, что он выглядит более связным и личным рассказом. Запоминаются метания Ноя, запоминается игра Уотсон и Мафусаил Хопкинса с его поисками ягод.

Читать еще:  Ванга: видовњакиња или опседнута демонима бака

Что запоминать в «Исходе» — неясно. Некоторые критики довольно цинично заявляют, что Ридли взялся за эту историю лишь для того, чтобы представить свою версию казней египетских, горящего куста и Красного моря – зрелищных, тридэшных, эйчдишных. Но это не объясняет, что он пытался сказать этой историей. Ведь что-то он определенно пытался донести до зрителя, давая всему божественному реалистичные объяснения, уделяя столько времени жене и сыну Моисея, посвящая фильм своему брату-режиссеру Тони, покончившему жизнь самоубийством. Не похоже это на аттракцион, но много чести это фильму тоже не делает, так как и членораздельной мысли из него вытянуть так и не получается.

Актеры

С пресловутым актерским составом тоже не все так просто. Многим, наверное, будет сложновато увидеть мудрого фараона в Джоне Тортурро, учитывая, что в массовом сознании его образ сопряжен с мочащимся на него Бамблби. Когда Тортурро и пирамиды присутствуют в одной истории, сложно не вспомнить легендарную шутку про мошонку Девастатора, карабкающегося – именно – на пирамиду Хефрена.

Бен Кингсли – прекрасный актер, но образ Тревора и его сортирных шуток из «Железного человека 3» еще жив в общественном бессознательном. Сигурни Уивер присутствует в кадре меньше, чем белая лошадь, что видно еще по трейлеру. Самому Бэйлу, как ни странно, практически нечего играть, знай излучай силу, зрелость и умудренность.

Джоэл Эдгертон – единственный, кто хоть как-то запоминается своей игрой. Персонажу сочувствуешь, потому что его карает мстительный бог, и сочувствуешь актеру, потому что Рамзес абсолютно неясно что должен был воплощать в этом фильме. Сначала он ревнует и завидует Моисею, ведь тот получает больше внимания и уважения отца, Рамзес боится предсказания о том, что Моисей спасет ему жизнь и займет его место, поэтому он почти готов убить брата, лишь бы не допустить этого. Да и потом он лишь трусит, сомневается, поддается паранойе и мании величия. Сломался, отпустил евреев, передумал, пустился в погоню – абсолютно непонятно, что за герой.

Фильм тратит столько сил, чтобы зритель увидел страдания Рамзеса, что ему сочувствуешь чуть ли не больше чем Моисею и всем евреям вместе взятым, так как на их страданиях фильм предпочитает не зацикливаться. И это крайне сомнительное достижение картины, учитывая, что Рамзес, если разобраться, в этой версии самый отрицательный персонаж: мелочный, ревнивый, упрямый, самовлюбленный. Почему мы ему сочувствуем-то, зачем?

Два раза по десять

Естественно, нельзя не сравнить «Исход» с предыдущими экранизациями истории Моисея. Хотя бы с самыми известными массовому зрителю: «Десятью заповедями» ДеМилля и анимационным «Принцем Египта» от Dreamworks.

Сесил Б. ДеМилль снял «10 заповедей» дважды. Первая экранизация истории Моисея (1923) стала первым успехом в его карьере, а вторая (1956) – последним. Обе в свое время собрали огромную кассу, вторая взяла Оскар за спец.эффекты, но и только.

Сейчас от достоинств лент ДеМилля мало что осталось. Спец.эффекты, которые тогда повергали людей в шок, сегодня, естественно, кажутся шуткой, учитывая, что в наше время на любом канале youtube, занимающемся роликами с компьютерной графикой, можно увидеть более качественную работу. Но иного никто и не ожидал, проблема в том, что актерская игра выглядит еще более фальшиво, чем врезанное в кадр вздыбившееся Красное Море или ватная борода Моисея.

Забавно то, что со всеми театральными позами и переигрыванием актеров, обе истории ДеМилля все равно выигрывают у Скотта по ясности повествования, по контакту со зрителем. Например, Рамзес, сначала отпускающий евреев, а затем пускающийся за ними в погоню, в «Исходе» выглядит просто сумасбродом, который меняет свои решения по настроению. ДеМилль же уделяет больше внимания скорби фараона, процессу превращения сломленного горем отца в одержимого местью тирана – эта метаморфоза не вызывает никаких вопросов, несмотря на то, что это немое черно-белое кино, уделившее всем событиям «Исхода» меньше 50 минут.

Картинка вторых, цветных, «Десяти заповедей», хоть и не слишком реалистична, зато благодаря тщательной работе режиссера, декораторов и костюмеров, она выглядит как масляные картины на библейские темы эпохи Возрождения. По композиции, цветовым пятнам, количеству персонажей и деталей в кадре, каждый кадр фильма похож на эпическое полотно. У Скотта же цветовая коррекция с ее уклоном в обесцвечивание, золото и бирюзу вызывает лишь ощущение бездумных экспериментов в фотошопе, как и дурацкие частично-монохромные постеры.

Принц Египта

Но еще более эпичными выглядят неудачи Скотта на фоне мультфильма Dreamworks Animation 1998-го года. В отличие от «Исхода» Ридли, мы четко можем сказать, о чем рассказывает «Принц Египта». Это история о молодом принце, который узнает, что он одной крови с рабами. Сначала он уходит в отрицание, не желая верить, что все его богатство и комфортная веселая жизнь будут отобраны у него. Затем ему приходится принять тот факт, что его любимый отец перебил тысячи младенцев, и что он ни в грош не ценит жизни рабов. Раньше Моисей, как и его брат, не замечал ударов кнута, опускающегося на спины рабов, но теперь он вздрагивает от каждого звука удара.

Моисей не выдерживает и, защищая старого раба, набрасывается на надсмотрщика, случайно убивая его. Тяжесть всех этих откровений: об отце-тиране, о его происхождении и о том, что он жил и пировал во дворце, построенном потом и кровью его народа, грех убийства надсмотрщика – все это ломает Моисея. Он уходит в пустыню, брезгливо сбрасывая с себя золотые украшения – он больше не чувствует себя принцем.

Что мы видим в фильме Скотта из всего этого? Ничего. Моисей изначально показан зрелым, твердым, несгибаемым воином с эмоциональным диапазоном ведра гвоздей. Мы не видим никакой рефлексии – ни по поводу открывшейся ему природы собственного рождения, ни по поводу несгораемых кустов, ни по какому другому.

Лучше других мультфильм справляется и с подачей ключевых сцен – встреча с пылающим кустом, беседа с братом после долгой разлуки, переливающиеся стены вод Красного Моря. Все сделано куда более тонко и вызывает бурю эмоций там, где нейтральная подача Скотта делает библейские чудеса не увлекательней игры в крикет.

Много уже было сказано по поводу того, что это очередная неудача Скотта в длинном ряду флопов. Надо сказать, что я считаю самым сильным фильмом Ридли из недавних тот, что все остальные посчитали самым неудачным – «Советника». Это очень страшный и глубокий фильм без каких-либо компромиссов, о котором я еще надеюсь когда-нибудь подробно с вами поговорить.

Пока же – я не советую идти в кино на «Исход». Отпусти народ, Ридли, хватит заставлять их страдать ради твоего бокс-офиса. Постарайся хоть «Марсианина» сделать по-человечески, мы все еще верим, что ты можешь. Не подведи.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector