0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Фотографије св. Луки (Воjно-Jасенецког)

Фотографије св. Луки (Воjно-Jасенецког)

Лука (Войно-Ясенецкий Валентин Феликсович), архиепископ Симферопольский и Крымский.

Родился 27 апреля 1877 года в г. Керчи, в семье провизора.
Родители его вскоре переехали в Киев, где он в 1896 году одновременно окончил 2-ю Киевскую гимназию в Киевское Художественное Училище. У юноши проявилось художественное дарование, наметилось и направление, проникнутое религиозной идеей. Войно-Ясенецкий ходил по церквам и в Киево-Печерскую Лавру, делал много зарисовок богомольцев, за которые получил премию на выставке в Училище. Он собирался поступить в Академию Художеств, но желание приносить непосредственную пользу народу заставило его изменить свои планы.

Валентин Феликсович проучился год на юридическом факультете, затем перешел на медицинский факультет Киевского университета.
В 1903 г. он с отличием окончил университет.

В январе 1904 г. во время войны с Японией, направлен с госпиталем Красного Креста на Дальний Восток и работал в г. Чите заведующим хирургического отделения госпиталя. Здесь Валентин Феликсович познакомился с сестрой милосердия, которую раненые называли «святой сестрой» и женился на ней.

С 1905 по 1917 гг. В.Ф. Войно-Ясенецкий работал земским врачом в больницах Симбирской, Курской, Саратовской и Владимирской губернии и проходил практику в Московских клиниках. За это время он сделал множество операций на мозге, органах зрения, сердце, желудке, кишечнике, желчных путях, почках, позвоночнике, суставах и т.д. и внес много нового в технику операций. Во время первой мировой войны в нем пробудилось религиозное чувство, забытое было за множеством научной работы, и он начал постоянно ходить в церковь.

В 1916 г. В.Ф. Войно-Ясенецкий защитил в Москве диссертацию на тему: «Регионарная анестезия» и получил степень доктора медицины. Варшавский университет удостоил его диссертацию крупной премии имени Хайницкого.

В 1917 г. Войно-Ясенецкий получил по конкурсу место главного врача и хирурга Ташкентской больницы.

В 1919 г. его жена скончалась от туберкулеза, оставив четверых детей.

Войно-Ясенецкий был одним из инициаторов организации Ташкентского университета и с 1920 г. избран профессором топографической анатомии и оперативной хирургии этого университета. Хирургическое искусство, а с ним и известность проф. Войно-Ясенецкого все возрастали. В разного рода сложных операциях он изыскивал и первым применял методы, получившие затем повсеместное признание. Его бывшие ученики рассказывали чудеса об его изумительной хирургической технике. На его амбулаторные приемы больные шли непрерывным потоком.

Сам он все больше находил утешение в вере. Посещал местное православное религиозное общество, изучал богословие, ближе сошелся с духовенством, принимал участие в церковных делах. Как он сам рассказывал, однажды он выступил на епархиальном съезде «по одному очень важному вопросу с большой горячей речью». После съезда Ташкентский епископ Иннокентий (Пустынский) сказал ему: «Доктор, вам нужно быть священником». «Я принял это, как Божий призыв, — говорил архп. Лука, — и ни минуты не раздумывая ответил: «Хорошо, владыко, я буду».

В 1921 г. в день Сретения Господня, проф. Войно-Ясенецкий был рукоположен во диакона, 12 февраля — во иерея и назначен младшим священником Ташкентского кафедрального собора, оставаясь и профессором университета.

В мае 1923 г. отец Валентин принял пострижение в монашество с именем Луки, в честь св. апостола и евангелиста Луки, который, как известно, был не только апостол, но и врач, и художник.
12 мая того же года он хиротонисан тайно в г. Пенджекенте во епископа Ташкентского и Туркестанского.

— «Много людей недоумевает, — говорил архиеп. Лука в день своего восьмидесятилетия 27 апреля 1957 года, — как я мог, достигнув славы ученого и весьма крупного хирурга, стать проповедником Евангелия Христова».

«Думающие так, глубоко ошибаются, что невозможно совместить науку и религию … Знаю я, что и среди нынешних профессоров есть очень много верующих, просящих у меня благословения».
Нужно добавить, что, принимая священнический сан, проф. Войно-Ясенецкий получил от Патриарха Тихона наказ, подтвержденный и Патриархом Сергием, — не оставлять научную и практическую деятельность по хирургии; и все время, в какие бы условия не попадал, он везде продолжал эту работу.

Находясь в 1923-1925 годах на Севере, епископ Лука обратил внимание на местную жительницу Вальневу, излечивавшую своими средствами некоторые гнойные воспаления, обычно требовавшие хирургического вмешательства. Она делала состав из каких-то трав, перемешанных с землей и сметаной, и лечила даже глубоко расположенные гнойники. Возвращаясь в Ташкент, преосвященный Лука вывез с собой и Вальневу и много времени отдал лабораторным исследованиям и научной обработке ее метода, дававшего у него хорошие результаты. В Ташкентской газете «Правда Востока» за 1936 или 1937 г. печаталась интересная дискуссия его по этому вопросу с некоторыми хирургами.
Не забывал епископ Лука и своих пастырских обязанностей. Все многочисленные церкви г. Енисейска, где он жил, так же, как и церкви областного города Красноярска, были захвачены обновленцами. Епископ Лука с тремя сопровождавшими его священниками совершал литургию в своей квартире, в зале, и даже рукополагал там священников, за сотни верст приезжавших к православному архиерею.
С 25 января 1925 г. по сентябрь 1927 г. епископ Лука снова епископ Ташкентский и Туркестанский.
С 5 октября по 11 ноября 1927 г. — епископ Елецкий, вик. Орловской епархии.

С ноября 1927 г. проживал в Красноярском крае, затем в городе Красноярске, где служил в местном храме и работал врачом в городской больнице.

В 1934 г. вышла в свет его книга «Очерки гнойной хирургии», ставшая настольной книгой хирургов.
«Пожалуй, нет другой такой книги, — писал кандидат медицинских наук В.А. Поляков, — которая была бы написана с таким литературным мастерством, с таким знанием хирургического дела, с такой любовью к страдавшему человеку».

Сам епископ Лука определяет свое отношение к больным краткой, но выразительной формулой: «Для хирурга не должно быть «случаев», а только живой, страдающий человек».

В своей биографии и в упомянутом ранее слове в день восьмидесятилетия, епископ Лука сообщает интересный факт, связанный с работой над этой книгой. Когда он еще в 1915 году задумал книгу по гнойной хирургии и написал предисловие, ему вдруг пришла неожиданная мысль: «На этой книге будет стоять имя епископа».

— «И действительно, — продолжает он, — я предполагал издать ее двумя выпусками и, когда закончил первый выпуск, то написал на заглавном листе: «Епископ Лука. Очерки гнойной хирургии». Ибо тогда я уже был епископом».

Продолжая свою научную работу, епископ Лука не оставлял и пастырской деятельности, трудился и над углублением своих богословских знаний.

С первых же дней Великой Отечественной войны до конца 1943 г., епископ Лука работал главным хирургом и консультантом Красноярского эвакогоспиталя для тяжелораненых.

Осенью 1942 г. он был возведен в сан архиепископа с назначением на Красноярскую кафедру.

8 сентября 1943 г. он был участником Собора, единогласно избравшего митрополита Сергия Патриархом Московским и всея Руси. Этот же Собор постановил отлучить от Церкви всех епископов и священнослужителей, изменивших Родине и перешедших в лагерь фашистов, и лишить их сана.
В конце 1943 года архиепископ Лука переезжает в г. Тамбов. Хотя зрение его начало заметно

ухудшаться, но он ведет активную работу в эвакогоспиталях, выступает с докладами, читает лекции для врачей, учит их и словом и делом.

В январе 1944 г. его назначают архиепископом Тамбовским и Мичуринским.

Ко времени пребывания архп. Луки в Тамбове относится страничка воспоминаний о нем В.А. Полякова. Он пишет:

«В один из воскресных дней 1944 г. меня вызвали в Тамбов на совещание начальников и главных хирургов госпиталей Воронежского военного округа. В то время я был ведущим хирургом госпиталя на 700 коек, стоявшего в Котовске.

Читать еще:  Невозможно признать главой Церкви разрушителя Церкви

На совещание собралось много народа. Все расселись по своим местам и за столом президиума уже поднялся председательствующий чтобы объявить название доклада.

Но, вдруг, широко открылись обе двери, и в зал вошел человек огромного роста в очках. Его седые волосы ниспадали до плеч. Легкая, прозрачная, белая кружевная борода покоилась на груди. Губы под усами были крепко сжаты. Большие белые руки перебирали черные матовые четки.

Человек медленно вошел в зал и сел в первом ряду. Председательствующий обратился к нему с просьбой занять место в президиуме. Он поднялся прошел на подмостки и сел в предложенное ему кресло.
Это был профессор Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий». (Журнал «Хирургия» 1957 г., № 8, с. 127).

В конце 1943 года вышло второе издание «Очерки гнойной хирургии», переработанное и увеличенное почти вдвое, а в 1944 году — книга «Поздние резекции инфицированных огнестрельных ранений суставов». За эти два труда архп. Луке была присуждена Сталинская премия первой степени.
Есть сведения, что он состоял членом Академии Медицинских Наук. Впрочем, в официальных биографиях, данных об этом не имеется.

Кроме трудов на медицинские темы, архп. Лука составил много проповедей и статей духовно-нравственного и патриотического содержания.

В 1945-1947 гг. он работал над большим богословским трудом — «Дух, душа и тело», — в котором разрабатывал вопрос о душе и духе человека, а также учение Св. Писания о сердце, как органе богопознания. Много времени уделял он и на укрепление приходской жизни. В 1945 году высказывал мысль о необходимости избрания патриарха по жребию.

В феврале 1945 г. за архипастырскую деятельность и патриотические заслуги архп. Лука был награжден правом ношения креста на клобуке.

В мае 1946 года он назначен архиепископом Симферопольским и Крымским. В Симферополе он опубликовал три новые медицинские работы, но зрение его становилось все хуже. Левый глаз его уже давно не видел света, а в это время и на правом стала зреть катаракта, осложненная глаукомой.
В 1956 году архиепископ Лука совсем ослеп. Практическую врачебную деятельность он оставил еще в 1946 году, но продолжал помогать больным советами. Епархией же управлял до самого конца с помощью доверенных лиц. В последние годы своей жизни он только слушал, что ему читают и диктовал свои работы и письма.

Скончался архиепископ Лука 11 июня 1961 года.

О характере архиеп. Луки давались самые разноречивые отзывы. Говорили о его спокойствии, скромности и доброте, и в то же время, о его высокомерии, неуравновешенности, заносчивости, болезненном самолюбии. Можно думать, что человек, проживший такую долгую и трудную жизнь, до предела насыщенную самыми разнородными впечатлениями, мог проявлять себя по-разному. Вполне возможно, что его громадный авторитет в области хирургии, привычка к безусловному повиновению окружающих, особенно во время операций, создала у него нетерпимость к чужим мнениям даже в тех случаях, когда его авторитет вовсе не являлся непререкаемым. Такая нетерпимость и властность могли быть и очень тяжелы для окружающих. Словом, это был человек, с неизбежными у всякого человека недостатками, но в то же время стойкий и глубоко верующий. Достаточно было посмотреть, как проникновенно, со слезами, совершал он литургию, чтобы убедиться в этом.

Занявшись богословскими науками уже в возрасте сорок с лишним лет, архп. Лука, естественно, не мог достигнуть в этой области такого совершенства, как в медицине; или какого достигли некоторые другие архиереи, всю жизнь посвятившие только богословию. Он допускает промахи, иногда довольно серьезные. В его основном богословском труде «Дух, душа и тело», встречаются мнения, оспариваемые многими сведущими читателями, а статья «О посылке Иоанном Крестителем учеников к Господу Иисусу Христу с вопросом, Он ли Мессия», — и вообще была запрещена и не печаталась. Зато проповеди его, которым архп. Лука придавал исключительное значение, считая их неотъемлемой частью богослужения, отличаются простотой, искренностью, непосредственностью и самобытностью.

Хочется привести отрывок из его «Слова в Великую Пятницу». Тема проповеди — основное в христианстве. На эту тему так много говорили в течение 1900 лет лучшие христианские проповедники, что, кажется, ничего нового сказать уже нельзя. И, все-таки, слова архиепископа Луки трогают, как что-то неожиданное.

— «Господь первый взял крест, — говорит он, — самый страшный крест, и вслед за ним взяли на рамена свои кресты меньшие, но часто тоже страшные кресты, бесчисленные мученики Христовы. Вслед за ними взяли кресты свои огромные толпы народа, которые, тихо опустив головы, пошли с ними в дальний путь.
В дальний и тернистый путь, указанный Христом, — путь к Престолу Божиему, путь в Царство Небесное, идут и идут, и идут, почти уже 2000 лет, идут вслед за Христом толпы и толпы народа …
«Что же, неужели мы не присоединимся к этой бесконечно идущей толпе, к этому святому шествию по пути скорбей, по пути страданий?
Неужели мы не возьмем на себя кресты свои и не пойдем за Христом?
Да, не будет! …
Да наполнит Христос, так тяжко пострадавший за нас, Своей безмерной благодатью сердца наши.
Да, даст Он нам в конце нашего долгого и трудного пути познание того, что сказал Он: — «мужайтесь! Яко Аз победил мир! Аминь».

Если припомнить, что эти слова были сказаны весной 1946 г., когда архиеп. Лука с болью сердечной порывал с делом всей своей жизни, когда он стоял на пороге слепоты, неизбежность которой как врач, он хорошо понимал, — если припомнить все это, то его слова, его смиренное согласие принять на себя новый и тяжкий крест, приобретают особенный смысл.

2 июля 1997 г. в Симферополе, городе, где святитель жил в 1946-1961 гг. ему открыт памятник.

Житие святителя Луки Крымского (Войно-Ясенецкого)

Святитель Лука Крымский (Войно-Ясенецкий) — великий исповедник веры Христовой и выдающийся хирург, спасший тысячи душ и тысячи жизней. На его долю выпало то, что пережило русское православное духовенство в первой половине 20-го века: тюрьмы, лагеря, пытки, изгнания. Но, даже находясь в заточении и ссылках, архипастырь продолжал неустанно врачевать души и тела страждущих. И доныне во многих городах и селах России люди благодарностью вспоминают великого святого врача.

На Архиерейском Соборе 2000 года имя Архиепископа Луки Крымского (Войно-Ясенецкого) было внесено в Собор Новомучеников и Исповедников российских для общецерковного почитания. Святителю Отче Луко, моли Бога о нас!

ЖИТИЕ СВЯТИТЕЛЯ ЛУКИ КРЫМСКОГО

Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий – доктор медицины, профессор, духовный писатель, архиепископ Русской Православной Церкви Лука, – родился 27 апреля 1877 года в г.Керчи в семье провизора Феликса Станиславовича Войно-Ясенецкого, представителя обедневшего польского дворянского рода, и Марии Дмитриевны Кудриной, воспитавшей детей в православных традициях, несмотря на католическое исповедание своего супруга. Однако «наследственную» религиозность, «предрасположенность» к вере, Святитель Лука Войно-Ясенецкий, по собственному признанию, получил именно от отца, ревностного католика, сумевшего, однако, уважительно отнестись к свободе выбора вероисповедания своими детьми.

Подрастая в семье, где, с одной стороны, близко стоял к медицине отец, и, с другой – активно занималась благотворительностью мать, Валентин Феликсович неизбежно проникался чувством сострадания к ближнему и страждущему, желанием помогать людям.Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий

Именно поэтому Валентин Феликсович, всегда тяготевший к изобразительному искусству, сделал свой выбор не в пользу живописи, хотя помимо гимназии окончил школу рисования. В 1898 году поступил на медицинский факультет Университета Святого Владимира в Киеве. Учился юноша прекрасно, занимался общественной работой, а по окончании курса изъявил желание получить практику земского врача, чтобы применять полученные знания там, где они всего полезнее и нужнее — непосредственно «в народе». Устроившись хирургом в киевское отделение Красного креста, в 1904 году Валентин Феликсович в начале русско-японской войны был командирован в эвакуационный госпиталь в Читу, где получил столь ценную для начинающего специалиста практику: именно здесь он столкнулся с одной из основных проблем в излечении ранений – загноением.

Читать еще:  Московское правительство не допустит строительства крупного кришнаитского храма

В конце 1904 года обвенчался с сестрой милосердия Анной Васильевной Ланской, ставшей его верной спутницей и помощницей, подарившей мужу четверых детей.

Анна Васильевна Войно-Ясенецкая (Ланская) . В последствие все они избрали для себя медицинскую стезю: Михаил и Валентин – доктора медицинских наук, Алексей – доктор биологических наук, Елена – врач эпидемиолог. Внук Валентина Феликсовича, Владимир Александрович Лисичкин , – доктор экономических наук и кандидат философских наук, автор нескольких монографий, посвященных своему прославленному деду.

После работы в военном госпитале перспективного и самоотверженного хирурга приглашают на должность земского врача в Симбирск и Ардатов, где он задумывается о научно-практической разработке методики применении местной анестезии из-за сложности употребления и опасных последствий для пациентов общего наркоза. С 1905 по 1907 годы Валентин Феликсович трудится в земствах Верхних Любеж и Фатежа Курской губернии, участвует в борьбе против разразившихся там эпидемий кори, оспы и брюшного тифа.

В 1908 году Валентин Феликсович поступает в экстернатуру при хирургической клинике одного из пионеров антисептической хирургии, профессора Московского Императорского университета Петра Ивановича Дьяконова, где он занимался научными изысканиями в области проведения местной анестезии и подготовкой материалов для диссертации. По итогам исследования Валентин Феликсович сделал специальный доклад на заседании Хирургического общества в Москве 3 марта 1909 года. Однако по семейным обстоятельствам ему пришлось прервать академические штудии и вновь отправится в земские больницы сначала села Романовка Саратовской губернии, а в 1910 году и Переславль-Залесского Владимирской губернии, где он курировал городскую, фабричную, уездную больницы, а также военный госпиталь. Хирург В. Ф. Войно–Ясенецкий (слева) проводит операцию в земской больницеРезультаты работ успешного хирурга регулярно публиковались в «Трудах Тамбовского физико-медицинского общества» и журнале «Хирургия», который редактировали П.И.Дьяконов и Н.В.Склифосовский.

В 1916 году Валентин Феликсович защищает как диссертацию свою книгу «Регионарная анестезия», получив степень доктора медицины за разработку нового метода местной блокады проводимости нервной системы при операбельном вмешательстве.

В начале 1917 года, обнаружив у супруги симптомы туберкулеза легких и желая перевезти семью в боле сухой и жаркий климат Средней Азии, Валентин Феликсович испрашивает себе перевод на должность главного врача Ташкентской городской больницы. Именно там его и застали революционные события 1918–1918 годов и ужасы Гражданской войны 1917–1923 годов.

В начале 1919 года Валентина Феликсовича впервые арестовывают из-за отказа выдать властям тяжело раненного казачьего есаула. После допроса его отпустили, но эти события непоправимо ухудшили состояние Анны Васильевны, и она скончалась. Четверо детей, старшему из которых было 12, а младшему – 6 лет в дальнейшем жили под присмотром медицинской сестры больницы Софьи Сергеевны Белецкой.

Скоропостижная кончина супруги сильно повлияла на мировоззрение Валентина Феликсовича, решительно укрепив его на религиозной стезе: помимо научной (принимал активное участие в создании Высшей медицинской школы, где преподавал анатомию, по настоянию декана Медицинского факультета Государственного Туркестанского университета П.П.Сиотковского, возглавлял кафедру оперативной хирургии и топографической анатомии) и врачебной практикой, он становится активным мирянином. После одного из докладов о положении дел в Туркестанской епархии епископ Туркестанский и Ташкентский Иннокентий (Пустынский) предложил Валентину Феликсовичу стать священником, что последний воспринял как Волю Божью: уже через несколько дней его посвящают в чтеца, певца и иподьякона, затем – в дьякона, а 15 февраля 1921 года – в иерея. С этого момента Валентин Феликсович приходит в больницу в рясе и с крестом, открыто молится.

После отъезда епископа Иннокентия из-за набиравшего обороты обновленческого движения в Средней Азии, Валентин Феликсович в 1923 году принимает монашеский постриг с именем Лука и назначается епископом Туркестанским. Параллельно с эти Валентин Феликсович вынужденно оставляет преподавание из-за протестного движения студентов, а вскоре он был арестован как сторонник Патриарха Тихона за свой призыв оставаться верными Патриарху и не сотрудничать с большевистской властью. В Ташкентской тюрьме он подготовил часть «Очерков гнойной хирургии» . В свою первую ссылку Святитель Лука отправился через Москву, где органами НКВД было проведено следствие и определено место высылки – Енисейск, а затем Туруханск, и там епископ продолжал работать в местной больнице.

В Ташкент Святитель Лука Войно-Ясенецкий вернулся лишь в 1926 году и вскоре попросился об увольнении «на покой», сосредоточившись на частной практике по приему больных на дому. Однако вскоре по явно сфабрикованному уголовному делу об убийстве профессора-физиолога И.П.Михайловского Святитель Лука был вновь арестован и отправлен в новую ссылку в Архангельск, продолжавшуюся до 1933 года. После своего освобождения Святитель Лука встречался с митрополитом Сергием: кафедры он не занял, видимо, считая более важным для общества свою врачебную деятельность, возможность передать молодому поколению свой обширный опыт, однако основать НИИ хирургии ему, к сожалению, не позволили.

В 1934 году Святитель Лука возвращается в Ташкент, а вскоре переезжает в Андижан, где он вновь оперирует, читает лекции и руководит отделением Института неотложной помощи. Там он заболевает лихорадкой и в результате осложнения слепнет на один глаз.

В 1937 году последовало новое уголовное дело против Святителя Луки , который всегда предельно откровенно (и публично) высказывался о своих политических и нравственных взглядах, обвиненного в антисоветской деятельности и убийстве пациентов. В 1940 году он был отправлен в очередную ссылку на 5 лет в Красноярский край, где во время войны был главным хирургом эвакуационного госпиталя, проводя самые сложные операции.

В 1942 году Архиепископ Лука получил представление Патриархии без отрыва от хирургии возглавить Красноярскую кафедру. В 1944 году Святитель был переведен на Тамбовскую епархию, а с 1946 года был назначен Архиепископом Крымским и Симферопольским.

В 1946 году Валентин Феликсович за книги «Очерки гнойной хирургии» (1943) и «Поздние резекции при инфицированных огнестрельных ранениях суставов» (1944) был удостоен Сталинской премии первой степени, большую часть материального вознаграждения которой пожертвовал детским домам.

Святитель Лука скончался 11 июня 1961 года в День Всех Святых, в земле Российской просиявших, похоронен на городском кладбище Симферополя.

22 ноября 1995 года архиепископ Симферопольский и Крымский Лука определением Синода Украинской Православной Церкви причислен к лику местночтимых святых. В 1996 году состоялось обретение святых мощей архиепископа Луки, которые сегодня находятся в Свято-Троицком женском монастыре. В 2000 году Архиерейским Собором Русской Православной Церкви Архиепископ Лука Войно-Ясенецкий прославлен как исповедник (святой) в сонме Новомучеников и Исповедников Российских.

Дни памяти — 29 января, 18 марта и 11 июня.

Лука (Войно-Ясенецкий). Знакомство с владыкой

Воочию с владыкой Лукой я никогда не виделся, но ощущение близости с ним не покидает много лет. Наше «знакомство» не связано с чудесными видениями, но чудо при этом присутствовало. А было это так.

Двадцать лет назад состоялась встреча, на которой я впервые услышал рассказ очевидца об удивительном человеке, выдающемся хирурге и православном архипастыре.

К нам в редакцию журнала «Держава» позвонила женщина и настойчиво приглашала приехать к ней, чтобы передать статью и рисованные портреты архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого). В тот день мы находились в очередном редакционном цейтноте (когда «голова кругом», а номер нужно сдавать срочно) и выезжать куда-либо не было никакой возможности. Однако, слова: «У меня много рисунков, выберете для журнала» заставили оторваться от «неотложных» дел. Ехать нужно было довольно далеко, но сейчас то я прекрасно понимаю какое значение имела эта встреча.

Мы встретились в обыкновенной квартире одной из московских «башен» (как тогда называли двенадцатиэтажки). София Георгиевна Галкина, художница, из настоящей российской интеллигенции старой закваски, дочь полковника Царской армии Георгия Тамбиева. Внешность её я припоминаю с трудом, но сохранилось ощущение статности (несмотря на возраст), душевного покоя и непоколебимой Веры.

Читать еще:  Светлую седмицу святогорцы проводят в молитве и крестных ходах

Она рассказала о случае из своей жизни, когда будучи тяжело больной в госпитале ей посчастливилось рисовать портрет доктора Войно-Ясенецкого. Так был создан прижизненный портрет святителя Луки, особо почитаемого в России святого доктора, богослова, пастыря.

Со временем «по молитвам Владыки мучительная болезнь отступила» и София смогла родить дочь. С материнской гордостью она показала оформительский эскиз для любимого нами всеми в то время печенья «юбилейное».

– «Это Катина работа».

При встрече меня поразило то, что во время нашего разговора она взяла обыкновенную шариковую ручку и стала дорисовывать портрет. Но потом понял – рука художницы знает что делает. Именно этот дорисованный портрет мы публикуем. А также рисунок дочери Екатерины, рождённой с благословения святителя Луки. И рисунок маленького алтарника. Хотя сейчас он уже большой и вполне вероятно стал священником и, может быть, монахом. Бог об этом ведает.

Рассказ Софии Георгиевны и «живой» портрет святого доктора настолько приблизил меня к этому удивительному человеку, что ощущение внутреннего родства с ним никогда не покидало. Подходя к иконе святителя Луки, я чувствую что приближаюсь к родному человеку, который знает что мне нужно. Посоветует и помолится обо мне грешном пред Богом.

И ещё одно удивительное ощущение рождается при взгляде на прижизненные портреты и фотографии владыки Луки. Он сам, то есть его внешний вид, сам по себе есть икона. Глядя на него ясно видишь присутствие Бога в человеке.

Со временем я многое узнал о святителе. Его жизненный путь подтверждает реальность жизни на земле Иисуса Христа. Всё что довелось ему испытать, можно было выдержать только с помощию Божией.

XX век жестоко обошёлся с русским народом. После революции только чудо могло спасти страну от гибели. Этим чудом стали люди Божии. А как иначе можно назвать человека, принявшего священный сан в 1921 году?

Гонения на Церковь приняли самые жестокие, порою изуверские формы. Священников уничтожали только за то что они «попы», классово чуждые элементы. Бывали и такие, кто не выдерживал и «перевоспитывался» в безбожника.

В этих условиях принятие духовного сана было равносильно подписанию самому себе смертного приговора.

Однажды от скоротечной расправы его спас «красный начальник», которого он ранее вылечил от смертельной раны. Но жестоких допросов, неправедного суда и далёкой ссылки избежать было не возможно. Но куда бы ни заносила его «судьба», он всюду приносил с собой свет Веры. Он был страдальцем и спасителем одновременно. Как врач он возвращал к жизни людей страдающих тяжёлыми «неизлечимыми» болезнями. Как священник он исцелял души, поражённые духом злобы. Всё это свидетельствует о святости его жизни.

При этом, вопреки «нечеловеческим условиям» священник-доктор Войно-Ясенецкий служил людям и как учёный. Его научные труды воспитали несчётное количество новых целителей, помогли вылечить тысячи больных. При неимоверной занятости святитель Лука был ещё и мыслителем богословом. В наше время опубликованы его труды «Дух. Душа и тело», «Наука и религия», автобиографическая книга «Я полюбил страдания». Каждая из них важна в научном плане. В ещё большей степени в духовном просвещении. Как наш современник он высказывался и о тех временах, которые мы называем «смутными». Для нас они важны для осмысления, произошедшего с нами как с народом. Для этого необходимо привести его высказывания целиком.

«… Я тоже полагаю, что очень многое в программе коммунистов соответствует требованиям высшей справедливости и духу Евангелия. Я тоже полагаю, что власть рабочих есть самая лучшая и справедливая форма власти. Но я был бы подлым лжецом перед правдой Христовой, если бы своим епископским авторитетом одобрил бы не только цели революции, но и революционный метод. Мой священный долг учить людей тому, что свобода, равенство и братство священны, но достигнуть их человечество может только по пути Христову — пути любви, кротости, отвержения от себялюбия и нравственного совершенствования. Учение Иисуса Христа и учение Карла Маркса — это два полюса, они совершенно несовместимы и потому Христову правду попирает тот, кто, прислушиваясь к Советской власти, авторитетом церкви Христовой освящает и покрывает все её деяния».

И тем не менее, когда смертельная угроза нависла над Россией — Советским Союзом, святитель Лука, находясь в ссылке обратился к всероссийскому старосте за разрешением оказывать помощь раненым воинам:

«Я, епископ Лука, профессор Войно-Ясенецкий… являясь специалистом по гнойной хирургии, могу оказать помощь воинам в условиях фронта или тыла, там, где будет мне доверено. Прошу ссылку мою прервать и направить в госпиталь. По окончании войны готов вернуться в ссылку. Епископ Лука».

Тысячи солдат и офицеров были спасены от смерти, десятки тысяч от увечья во время его служения в Красноярском госпитале. В декабре 1945 года гражданин Войно-Ясенецкий был награждён медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

В следующем году постановлением Совета Народных Комиссаров «За научную разработку новых хирургических методов лечения гнойных заболеваний и ранений, изложенных в научных трудах „Очерки гнойной хирургии“, законченном в 1943 году, и „Поздние резекции при инфицированных огнестрельных ранениях суставов“, опубликованном в 1944 году», профессору Войно-Ясенецкому присуждена Сталинская премия первой степени. Святитель Лука был единственным священнослужителем, удостоенным этой высшей награды того времени.

Летом 1943 года епископ Лука участвовал в Поместном соборе, который избрал предстоятеля Русской Православной Церкви после долгого перерыва. Избранный Патриарх Сергий (Страгородский) включил святителя Луку в состав Священного Синода.

В «Журнале Московской Патриархии» были опубликованы его антивоенные статьи. В статье «К миру призвал нас Господь» он писал: «Поджигатели войны, смертельно испуганные призраком коммунизма, всякого не по-фашистски мыслящего причисляют к коммунистам. Вся масса католического духовенства стала на сторону поджигателей войны и явно сочувствует фашизму. … Каково же наше подлинное отношение к нашему Правительству, к нашему новому государственному строю? Прежде всего, мы, русское духовенство, живем в полном мире с нашим Правительством, и у нас невозможно благословение священников на участие в контрреволюционных или террористических бандах, как это было в Загребе. У нас нет никаких поводов к вражде против Правительства, ибо оно предоставило полную свободу Церкви и не вмешивается в её внутренние дела».

К сожалению, во времена так называемой «оттепели» возобновились гонения на Православную Церковь. В эти годы святитель Лука нёс служение на Симферопольской кафедре. В своих воспоминаниях он писал: «… как трудно мне было плыть против бурного течения антирелигиозной пропаганды, и сколько страданий причинила она мне и доныне причиняет».

Закончился земной путь святителя Луки в день Всех святых в земле Российской просиявших 1961 года от Рождества Христова.

Всей своей жизнью святитель Лука доказывал важную для христианина мысль: «Иногда говорят, что христианская мораль будто бы построена на принципе индивидуализма: каждый за себя, один Бог за всех, и что, например, наиболее нравственным является не тот, кто, жертвуя своей жизнью, выносит из горящего дома ребёнка, а тот, кто смиренно молится о спасении погибающих, не ударяя палец о палец, чтобы спасти их жизнь. Но ведь как раз всё наоборот». Весь отпущенный ему век владыка Лука «выносил ребёнка из горящего дома». С молитвой.

Сейчас этот самый близкий нам по времени канонизации святой молится обо всех страждущих, и помогает обращающимся к нему за помощью. По иному святитель Лука не может. Его жизненное правило — служить Богу и людям. На земле и на небе.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector