0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Французского аббата хотят судить за критику гомосексуализма

Содержание

Все за сегодня

Политика

Экономика

Наука

Война и ВПК

Общество

  • Культура
  • История
  • Религия
  • Спорт
  • Россия глазами иностранцев

ИноБлоги

Подкасты

Мультимедиа

  • Фото
  • Инфографика
  • ИноВидео
  • ИноАудио

Политика

Neue Zürcher Zeitung (Швейцария): кто же тут, собственно, слабак? Почему автократии всегда сопутствует гомофобия

Сильные мужчины и многодетные женщины нужны стране, где правитель продвигает национализм, милитаризм и автократию. Поэтому не удивляет, что на государственном уровне в России, Китае и Венгрии, а также в Турции гомосексуальность считается чем-то предосудительным. Комментарий нашего приглашенного автора Нины Хрущевой*.

Китайское правительство запретило показывать «мягкотелых» и «женственных» мужчин на телевидении. Это — часть злодейской пропагандистской кампании, которая клеймит таких мужчин как «не совсем нормальных», нарушающих представления страны о том, каков должен быть моральный облик мужчины. То, что президент Си Цзиньпин взял таким образом на прицел геев и вообще всех, что не соответствует традиционным стандартам поведения «настоящего мужчины», не должно удивлять. Гомофобия присуща всем авторитарным режимам.

Когда в начале 80-х годов я училась в Москве, одного из моих сокурсников — тихого парня, любившего литературу — исключили из университета якобы за плагиат. Но я никогда не забуду, как другой сокурсник наклонился ко мне и прошептал, что преступление нашего исключенного товарища на самом деле заключалось в том, что он был гомосексуалистом.

С гордой фигурой «грудь колесом»

Официального объявления не было, но, какой бы ни была его сексуальная ориентация, наш сокурсник показался кому-то слишком кротким и нежным для нашей «героической» советской среды. И за это отчисляли. На самом деле мужественными должны были быть даже женщины: образы молодых работниц в оранжевых жилетах, разгребающих снег или забивающих гвозди, были широко распространены в советскую эру. А для мужчин в начале восьмидесятых преступлением считалось не быть полнокровным мужиком с фигурой «грудь колесом» и с заряженной винтовкой наперевес.

Диктаторы зависят от порядка. Они сохраняют свое положение не так, как демократические лидеры — идя навстречу потребностям людей. Чтобы остаться у власти, диктаторы должны по максимуму контролировать все аспекты жизни в стране. Поэтому они и предписывают людям, как себя вести, а также объявляют любое отклонение от усредненности чем-то подозрительным и даже опасным. В Китае, как показал исследователь Рана Миттер, насаждение «нормальности» в половой жизни является частью широкомасштабной кампании, которая призвана обеспечить подчинение общества одобренным государством политическим установкам.

Поощряемая государством гомофобия — одна из бросающихся в глаза реалий жизни в современной России. В 2013 году президент Владимир Путин вдруг решил, что гомосексуализм угрожает его позициям. Это имело отношение, вероятно, к упорным слухам, согласно которым отношения между могущественными путинскими министрами и их бизнес-партнерами носят не только профессиональный — или платонический — характер. Возможно, эти министры и их партнеры даже и не были гомосексуалистами. Просто в отношении как минимум некоторых из них установилось мнение, что они занимаются сексом друг с другом в том числе и для того, чтобы выразить таким образом свою лояльность. (Так в тексте. Догадка, будто в современной России гомосексуальный секс может выразить «лояльность» к властям, остается на совести автора. — Прим. ИноСМИ).

«Оградить детей»

Это были не те слухи, хождение которых в народе такой «сильный мужик», как Путин, мог поощрять. Ведь он — тот самый мужчина, который с обнаженным торсом позировал перед фотокамерами со спиннингом в руках, да еще и верхом на лошади. Эти фотографии охотно перепечатывали журналы для геев по всему миру. Поэтому Россия приняла закон, запрещающий «пропаганду гомосексуализма».

Так же, как и новые правила жизни в Китае, этот закон якобы имеет целью защитить детей от информации, способствующей «отходу от традиционных семейных ценностей». В действительности он резко ограничил доступ людей к образованию. К тому ЛГБТ-инклюзивному образованию, ходе которого рассматривались бы и проблемы сообщества ЛГБТ, и соответствующие меры по поддержке этого сообщества. В итоге многие люди в России остаются убеждены, что гомосексуальный секс — это не выстраданная необходимость, а «распропагандированная лже-учителями форма поведения». Даже интеллигентные, образованные люди придерживаются того мнения, что гомосексуалистов, которых они знают, «превратил в извращенцев» кто-то другой. А не они сами сделали выбор.

Но этот закон был лишь началом. Одна из поправок, принятых в ходе голосования по изменению конституции, прошедшего в условиях манипуляций, запретила однополые браки и подчеркнула, что брак возможен лишь между мужчиной и женщиной.

Контекст

России далеко до демократии

В фокусе эксперт: Нина Хрущева

Нина Хрущева: Брежнев, Буш и Багдад

Старая гомофобная авторитарная модель торжествует свое возвращение и на Филиппинах, где президент Родриго Дутерте однажды сказал, что он сам с помощью «красивых женщин» «вылечился» от гомосексуализма. Как будто его гомосексуализм был какой-то постыдной болезнью. В итоге на Филиппинах сложилась абсурдная ситуация: Конституция этой страны допускает однополый брак, а Семейный кодекс этого вполне нормального брака не предусматривает.

В Турции члены ЛГБТ-сообщества обладают законными правами, но в то же время они подвергаются дискриминации и оскорблениям. В этом году президент Реджеп Тайип Эрдоган сказал после волны студенческих протестов: «Мы поведем наших молодых людей в будущее не как молодежь ЛГБТ, а как ту молодежь, которая находит образцы для себя в славном прошлом нашей нации».

Даже некоторые страны, формально являющиеся демократиями, откатываются в поощряемую государством гомофобию. Это часть общей тенденции в направлении создания нелиберальных демократий. В Венгрии правительство премьер-министра Виктора Орбана приняло закон, запрещающий «рекламу гомосексуальности», а также лишающий несовершеннолетних права изменить свой пол. В Польше почти сто регионов, городов и коммун создали внутри своих территорий «зоны, свободные от идеологии ЛГБТ». А в некоторых из них сделано и кое-что пострашнее — введены враждебные к ЛГБТ «семейные хартии».

Бывший президент США Дональд Трамп также использовал свойственную и этим гомофобам «мачистскую», так называемую мужественную риторику — например, угрожая демонстрантам насилием. Он дошел до того, что хвалился своим уровнем тестостерона и размером пениса. (Так в тексте. Реальных высказываний Трампа об этих размерах нам найти не удалось — Прим. ИноСМИ) На политическом уровне при поддержке своего ультраконсервативного вице-президента Майка Пенса он выхолостил правила, предоставлявшие государственную защиту лесбиянкам, геям, би- и транссексуалам. Трамп также запретил транссексуалам служить в армии.

Читать еще:  Зашто славимо рождество Јована Крститеља?

Впрочем, США хотя бы на данный момент избавились от трампизма. Но ряды карикатурных политиков-мачо, судя по всему, растут. На Украине президент Зеленский в прошлом не изображал из себя агрессивно маскулинную фигуру, его стиль можно было назвать скорее «метросексуальным». Сегодня же он подает себя как бравого националиста, который — часто в военной форме — защищает свою родную страну от угрозы со стороны России. Еще одно проявление этого тревожного курса на мужественность: недавно Зеленский призвал Путина встретиться в зоне военный действий на границе между Украиной и самопровозглашенными пророссийскими Донецкой и Луганской республиками.

То, что эти политики для укрепления своих позиций опираются на «гегемонистскую маскулинность», то есть на представление о том, что мужчины должны быть сильными, жесткими и доминантными, не должно удивлять. Авторитарные государства по сути своей слабы, а диктаторы не уверены в себе. Поэтому они постоянно пытаются демонстрировать силу. Но в сегодняшнем, быстро меняющемся мире нормальные мужчины чувствуют себя неуверенно, в особенности те, которые думают, что их традиционное «доминантное» положение» подрывается. Это подвигает их к поддержке «сильных лидеров», потенциальных диктаторов, которые обещают возвращение к порядку и предсказуемости. Это те самые спокойствие и уверенность в завтрашнем дне, которые были характерны для социально ригидного прошлого.

Иными словами: эти мужчины просто боятся перемен. Они думают, что им нужны политики-мачо и патриархальные правила поведения в обществе, которые их защитят.

Так кто же тут, собственно, слабак?

*Нина Хрущева — профессор международных отношений Новой Школы в Нью- Йорке, правнучка Никиты Хрущева. Вместе с Джеффри Тайлером она недавно выпустила книгу In Putin’s Footsteps: Searching for the Soul of an Empire Across Russia’s Eleven Time Zones

Статьи по теме

Нина Хрущева: Набоковское поколение

Русские в Голливуде — опять плохие парни

Нина Хрущева: Владимир Путин наносит ущерб демократии и России

Комментарии читателей:

Ephraim Döhler

Желание контролировать все характерно не только для диктатур, но и для доминирующих на Западе сил, представленных в университетах и средствах массовой информации (СМИ), а особенно — в субсидируемом западным государством так называемом «гражданском обществе». Именно они бывают очень агрессивны, когда навязывают обществу свое представление о «сексуальном и расовом разнообразии».

Для этих кругов само существование традиционного «гетеросексуального большинства» и его культуры кажется угрозой. Угрозой прежде всего секс-меньшинствам, поскольку сам стиль жизни большинства (уже просто потому, что оно — большинство) ломает их представление о нормальности гомосексуализма. Выходит, что стиль жизни большинства надо искоренять через перевоспитание и «позитивную дискриминацию».

F.G.

Можно найти и более дифференцированные взгляды на историю и современность, чем простой и грубый анализ фрау Хрущевой. Писатель двадцатого века Стефан Цвейг рассказывает в своей книге «Вчерашний мир», как после первой мировой войны молодое поколение пыталось найти «новое начало» в разрыве с традицией. Он писал: «Люди бунтовали против старых форм жизни — просто из страсти к бунту. В том числе и тогда, когда они шли против природы — против вечной полярности полов. Девушки остригали себе волосы так коротко, что в модных шапочках их можно было едва отличить от мужчин. Молодые мужчины выбривали себе бороды, чтобы выглядеть более женственными. Гомосексуальность и лесбиянство практиковались не из внутреннего позыва, а в качестве протеста против старых, утвердившихся, легально-нормальных форм жизни. И это было очень в моде».

Стефан Цвейг не был гомофобом. Но он не был и таким наивным, с черно-белым мышлением человеком, как авторы нашего времени.

C.K.

Мой друг, являющийся по своей сексуальной ориентации геем, вернулся после отъезда за границу в Россию и живет там уже несколько лет. Несмотря на сексуальную ориентацию, у него с «автократом» Путиным нет никаких проблем. Но, может быть, в отличие от фрау Хрущевой, живущей в США и поучающей людей оттуда, он просто не способен понять окружающую его ужасную реальность. Она это лучше делает на расстоянии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Гей-активисты засудили француженку за цитату из Библии

20 ноября 2016 14:30

Борьба ЛГБТ-активистов против 70-летней лидера французской христианской демократической партии Кристин Бутин началась два года назад. В 2014-м году политик дала интервью местному журналу Charles. Журналист спросил её об отношении к гомосексуалистам. Женщина своих убеждений скрывать не стала. Будучи убеждённой христианкой Бутин ответила словами из Священного Писания: «Не ложись с мужчиною, как с женщиною: это мерзость (Лев. 18:22)».

— Никогда не осуждала гомосексуалистов. Мое мнение является частью христианской традиции. Грех неприемлем, но грешников нужно принимать, — оговорилась после политик.

Но свободолюбивые европейцы уже успели «оскорбиться», и ЛГБТ-активисты решили показать Бутин толерантность в действии. Они накатали на политика заявление. Якобы библейская цитата ущемила их права и задела тонкие душевные чувства.

Парижское правосудие оказалось непреклонно к консерваторам. Спустя несколько лет мытарств христианке выписали штраф за «публичное подстрекательство к ненависти и насилию». Теперь она обязана покрыть штраф 5 тысяч евро и заплатить по 1 тысяче евро двум «оскорблённым» ЛГБТ-организациям.

Защитники гомосексуалистов закатили целый праздник. Мол, французские власти дали чёткий посыл обществу. Пойдёшь против геев – засудим, оштрафуем и на всю страну опозорим. Однако Битин после громкого скандала от своих взглядов не отказалась. Француженка уверена, что имела полное право высказать свои мысли о гомосексуалистах.

— В этой цитате слово «мерзость» относится к действию, а не к людям, — объяснил «Комсомолке» православный публицист Сергей Худиев. — Допустим, приверженец здорового питания скажет: «Не пей газировку — это мерзость». Этим он не разожжёт ненависть к потребителям газировки. Конечно, мы столкнулись с актом антихристианского преследования. ЛГБТ идеология не совместима со свободой слова и вероисповеданием. Нужно отдавать себе отчёт, что речь не идёт о защите бедных людей, которых притесняют за их взгляды. Речь идёт о жёсткой тоталитарной идеологии.

Читайте также

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

Читать еще:  «Хочешь жить – умей вертеться!»

АО «ИД «Комсомольская правда». ИНН: 7714037217 ОГРН: 1027739295781 127015, Москва, Новодмитровская д. 2Б, Тел. +7 (495) 777-02-82.

Французские ЛГБТ-активисты разгоняют скандал над прахом известных поэтов

«Это стало бы жестом, имеющим большое символическое значение». Цитата из петиции на имя президента Франции, которого просят перезахоронить останки «двух главных поэтов республики» – символистов Артюра Рембо и Поля Верлена. Согласно обращению, положить их нужно обязательно вместе и не где-нибудь, а в Пантеоне. То есть в – национальной усыпальнице.

Такая, на первый взгляд абсолютно безобидная просьба, вызвала в стране настоящие прения. И связан конфликт вовсе не с обсуждением того, достойны ли поэты быть захороненными рядом с другими великими французами. На первый план вышли причины, из-за которых создатели петиции на этом настаивают.

В логике авторов обращения – Рембо и Верлен должны пополнить Пантеон вовсе не из-за своего литературного таланта, а из-за особенностей личной жизни. Тут имеется в виду кратковременный роман между поэтами, который – с точки зрения новых западных веяний – должен сделать их чуть ли не иконами ЛГБТ. А почему далеко не все во Франции в восторге от такого предложения?

«До чего же нелепая пара! » – цитату венчает восклицательный знак, так Артюр Рембо описывает их отношения с Полем Верленом в своем последнем произведении «Одно лето в аду».

Это лето началось в сентябре 1871, когда 17-летний Артюр приезжает в Париж по приглашению старшего друга по переписке, уже известного французского поэта, Верлена. А заканчивается в июле 1873, после того, как пьяный Поль ранит Рембо в запястье из револьвера. После этого они встречались лишь однажды, два года спустя, тогда Рембо отверг бывшего любовника и больше никогда не отвечал на его попытки возобновить общение.

«Я против, я не понимаю, почему в Пантеон хотят поместить вместе Верлена и Рембо с гомосексуальным подтекстом. Рембо был известен, он был поэтом 17-ти или 18-ти лет, и он, очевидно позволял себе некоторое время отношения с господином Верленом, но они длились не слишком долго», – считает Жаклин Тессье-Рембо, правнучатая племянница Артюра Рембо.

Назвать это любовью крайне сложно, юный поэт с охотой принимал покровительство и деньги Верлена. В свою очередь не скрывая – его целью являлось полное расстройство чувств. Рембо верил, что только опускаясь на самое дно порока – можно найти самые чистые и настоящие эмоции. А потому опиум, гашиш, абсент, насилие и регулярные драки – были вечными спутниками этого тандема.

«Навсегда, навечно связать Рембо и Верлена значит исказить смысл. Период их отношений был коротким, и Рембо стремился их разорвать, так что это явно не из разряда тех историй, которые следовало бы увековечить, придав этому такое значение», – считает Ален Турнё, президент Ассоциации «Друзья Рембо».

Попытка представить Верлена и Рембо страдающими любовниками, вынужденными расстаться из-за гомофобных предубеждений французского общества 19 века выглядит неубедительно. Чего никогда не боялся Рембо так это осуждения – напротив в обществе он вел себя нарочито хамски, кичась возможностью плевать на устои.

«Это демарш абсурдный и смешной. Пантеон представляет собой совокупность национальных ценностей Франции, которым и Верлен, и Рембо активно противостояли. Мне кажется, это станет серьёзной символической ошибкой для Франции», – полагает Ален Борер, поэт, литератор, эксперт по Артюру Рембо.

Но лежать в Пантеоне между Гюго и Дюма, да и еще и вместе с Верленом – он бы никогда не пожелал еще и потому, что даже при жизни был гораздо талантливее своего партнера, о чем не стеснялся говорить. Оба поэта умерли в конце 19 века с разницей в пять лет. И их вклад мировую культуру все эти годы не вызывал сомнений, однако предложений перенести их прах в Пантеон отчего-то не звучало. И здесь невольно закрадывается мысль – в ряды исторически важных людей Франции их требуют внести не за стихи и прозу, а за однополую любовь.

«Величина Рембо и Верлена была ничуть не меньше 20 лет назад, 50 лет назад, они были и тогда великими французскими поэтами. Но их прах покоился спокойно, и никому и в голову не приходило ворошить его. Попытка переписать историю таким образом это попытка поднять знамя ЛГБТ, это попытка поднять знамя социального разнообразия, давайте и мертвые встанут в один ряд с живыми», – отмечает Дмитрий Солонников, директор Института современного государственного развития.

Впрочем, поставить их обоих в один ряд с современным ЛГБТ-активистами не удастся, даже в случае, если президент Макрон подпишет петицию. Первые стали великими во многом потому, что не боялись называть вещи своими именами, у последних пока с этим большие проблемы.

Грешным делом: в Ватикане обнаружили рассадник гомосексуализма

Католический мир, возможно, находится на грани тяжелейшего потрясения. 21 февраля ожидается выход книги журналиста, писателя и социолога Фредерика Мартеля «Содом: Дознание в сердце Ватикана». «Известия» разбирались, насколько расследование может стать опасным для крупнейшей христианской деноминации в мире.

«80% священников Ватикана — гомосексуалисты», — утверждает Мартель на первых же страницах. Книга выходит одновременно на 20 языках, а день презентации выбран неспроста: папа Франциск созвал глав епископских конференций со всего мира на встречу на высшем уровне. Она пройдет с 21 по 24 февраля и будет посвящена рассмотрению случаев сексуальных злоупотреблений в лоне церкви.

Фредерик Мартель (Frédéric Martel) родился в городе Шаторенар (недалеко от Авиньона) 28 октября 1967 года. Французский писатель, исследователь и журналист. Специалист в сфере гендерной идеологии. Его наиболее известными работами являются «Розовое и черное. Гомосексуалисты во Франции с 1968 года» (Le Rose et le noir : les homosexuels en France depuis 1968), «О культуре в Америке» (De la culture en Amérique ), «Мейнстрим: обзор глобальной войны между культурой и СМИ» (Mainstream: enquête sur la guerre globale de la culture et des médias), «Долгая дорога геев» (La longue marche des gays)

Незадолго до саммита понтифик попросил глав епископских конференций лично посетить жертв сексуального насилия в качестве предварительного шага к подготовке встречи. С целью, по его собственным словам, «узнать из первых уст о страданиях, которые потерпевшие перенесли». Но публикация «Содома» может вызвать медийный удар по нынешнему главе католической церкви, который за почти шесть лет на престоле св. Петра показал себя человеком куда менее агрессивным по отношению к гей-сообществу, чем его предшественники.

Французский писатель Фредерик Мартель представляет свою книгу «Содом: Дознание в сердце Ватикана»

«Я говорю только то, что знаю»

«Секреты Полишинеля? Разговоры о домогательствах? Травля? Я не доверяю слухам и не считаю чужие впечатления достаточным доказательством, чтобы публиковать обвинения в чей-то адрес. Я должен всё увидеть, услышать и задокументировать сам. Только после этого я буду уверен, что всё описываемое мной — неопровержимая правда, — говорит Фредерик Мартель. — Мне приходилось много расспрашивать, ездить и жить, погружаясь в церковь. Я проводил в Риме по неделе каждый месяц, я даже регулярно оставался в Ватикане на несколько суток благодаря гостеприимству высокопоставленных прелатов, которые иногда представляли меня как «человека нашего прихода». Я посетил более 30 стран, встречался с духовенством Латинской Америки, Соединенных Штатов и Ближнего Востока, чтобы собрать более тысячи свидетельств. Я провел более 150 ночей в году вдали от моего дома, далеко от Парижа».

Читать еще:  Загадки книги Бытия: сотворение мира

Как объясняет автор, это расследование он вел более четырех лет. За это время писатель опросил в трех десятках государств 41 кардинала, 52 епископов, 45 апостольских нунциев и более 200 священников и семинаристов — всего около 1,5 тыс. свидетелей, так или иначе связанных с Римской курией. К этим источникам из первых рук и персональным контактам добавлена обширная библиография более чем с тысячей ссылок, книг и статей.

Тайное слово

Особое внимание Мартель обращает на открывшуюся с неожиданной стороны вполне, казалось бы, тривиальную фразу: «Будь частью прихода».

«Эти три слова, которые могут восприниматься просто как проявление ободрения или высказывание поддержки сообществу, используются внутри круга «своих» в католичестве в качестве пароля, — обнаруживает тайный смысл фразы писатель, не скрывая при этом удивления собственному открытию. — Каждый высокопоставленный клирик, собирающийся вступить в гомосексуальную общину высшего католичества и готовый, если потребуется, открыто заявить о том, что он — гей, произносит это кодовое словосочетание».

Священник католической церкви во время службы

«Такую книгу вряд ли можно было опубликовать 20 лет назад, даже 10 лет назад. Пути Господа долгое время оставались непостижимыми, — приводит звучащую с определенной иронией реплику Мартеля испанское издание El Confidencial. — Сегодня барьеры не столь высоки и фильтры не столь плотны: уход Бенедикта XVI и реформистская воля папы Франциска позволили освободить слово. Социальные сети, смелеющая на глазах пресса, освещающая бесконечные церковные скандалы с «неоднозначным поведением священнослужителей нетрадиционной ориентации», сделали так, что сегодня можно и нужно раскрыть эту тайну. Эта книга не о церкви, а об особом типе гей-сообщества, составляющего большинство в Ватиканской коллегии кардиналов».

«Хватит лицемерить!»

Как считает Мартель, геи — вовсе не маленькая незаметная группа и даже не сексуальное меньшинство, переставшее прятаться, а система, полностью интегрированная в римско-католическую церковную реальность, в которую вовлечены все страны. И в особенности, по мнению автора, это касается Испании и Колумбии. Фактически одним из идеологов гомосексуализма в католической среде являлся покойный колумбийский кардинал Альфонсо Лопес Трухильо, бывший президент Папского совета по делам семьи. Для Мартеля динамика двойного дискурса (риторика против LGВТ и частная жизнь, полная гомосексуальных отношений) более отчетливо видна в ультраконсервативном секторе, который противостоит нынешнему папе.

Папа римский Франциск — 266-й глава католической церкви

Книга начинается с расшифровки записи телефонного разговора между папой Франциском и Франческо Лепором, бывшим священником, долгое время жившим в Ватикане и который решил побеседовать с понтификом, чтобы «поведать свою историю — как священник стал гомосексуалистом». Нынешний глава католической церкви постоянно призывает священнослужителей отказаться от лицемерия, которое практикуется многими представителями церкви, и честно признаться, кто есть кто на самом деле.

«Само собой разумеется, папа очень хорошо знает, к кому обращается, хотя и не называет адресатов: кардиналы, церемониймейстеры, бывшие госсекретари, заместители, минутанты и камерленго», — говорит Мартель.

Истина Маритена

Мартель рассуждает и об истоках двоемыслия в отношении гомосексуализма в католической среде. Он приводит как пример жизнь французского философа Жака Маритена, одного из виднейших католических богословов ХХ столетия. Писатель утверждает, что Маритен имел гомосексуальные отношения с Эрнестом Психари, одноклассником по элитному Лицею Генриха IV в Париже в 1899 году, еще до принятия будущим ученым католичества (он обратился в христианскую веру уже взрослым человеком, в 1906 году).

«Их любовная идиллия не процветала, хотя оба писали друг другу очень страстные письма, в которых его любовь бросилась в глаза. Но она подавлялась ​​обычаями и гегемонистской моралью того времени, больше сосредоточенными на Боге и войнах, чем на сексуальном освобождении», — пишет Мартель. И приходит к заключению, что «сублимированная гомосексуальность, когда ее не подавляют, часто приводит к выбору безбрачия и целомудрия, а еще чаще — к интернализованной гомофобии. Большинство пап, кардиналов и епископов, которым сегодня за 60, обучались в этой атмосфере. Воздержание и безбрачие священника приведут его в итоге к гомосексуальным связям, которые постепенно станут нормой жизни, а не редким проявлением неординарных чувств. Меньшинство остается меньшинством только на словах. На деле же оно становится большинством, формирующееся и развивающее всевластие которого никому и ничему не удается сдержать. Однако, являясь гомосексуалистами по сути, они остаются гомофобами во внешнем проявлении».

Скелеты в шкафу

«Чтобы удержаться в Ватикане, необходимо соблюдать «кодекс скелетов в шкафу», — отмечает автор. — Надо уметь терпеть гомосексуализм священников и не забывать извлекать из этого выгоду для себя. Терпимость, благоразумие и секретность — это даже не три важнейшие гарантии выживания при церковном престоле. Проявлять одно или два отдельно взятых качества из названных не обеспечит вам сохранения места под солнцем. Только все три, причем туго переплетенных, собранных в монолит. Это практически как у мафии — никогда не критиковать семью и не выходить из нее».

«Не надо думать, что гомосексуализм проник в среду католических иерархов только сейчас. Он всегда там присутствовал и больше того, являлся обязательным элементом. Только раньше в обществе он рассматривался как запретный плод, а нынешняя свобода слова дает возможность заявлять о своей гомосексуальности в открытую. Ватиканские прелаты при этом осуждают отдельные пороки, но таким образом скрывают систему. Ватикан — это крупнейшая в мире община гомосексуалистов», — сказал Мартель в интервью аргентинской газете Clarín.

Продолжение следует?

Интересно, что, рассказывая о «гниении нравов» внутри католической церкви, социолог всё же не удержался от того, чтобы немного скрасить негативное впечатление от приводимых им фактов и выводов.

«Не стоит смешивать гомосексуализм церкви и педофилию, — говорит он в завершение упомянутого выше интервью. — Да, на страницах прессы сейчас много говорится о случаях домогательств священнослужителей в отношении несовершеннолетних. Должен заметить, что цифры огромны: более 6 тыс. обвиняемых священников в Соединенных Штатах, 2 тыс. в Австралии, 1,7 тыс. в Германии, 800 в Голландии и 500 в Бельгии — подозреваемые и обвиняемые в педофилии. Но это не следствие гомосексуальности церкви. Это — другое».

Впечатление такое, что последний абзац помещен в интервью в полном соответствии с законами телесериала: заинтриговать читателя возможным продолжением, предвосхитить новый сезон и обеспечить автору задел для новой скандальной книги.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector