0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Глава украинских униатов назвал Софию Киевскую «нашей»

Содержание

Униатская служба в Софии Киевской

Кого съедят на пути к «восстановлению единства украинских христиан»

Министр украинской культуры униат Ныщук удовлетворил прошение своего единоверца, главы «Украинской грекокатолической церкви» (УГКЦ) Шэвчука о проведении службы в святыне русского православия Софии Киевской.

«Мы сможем отправить Божественную Литургию в соборе Святой Софии в Киеве, заявил униатский «патриярх». – Поэтому я торжественно провозглашаю паломничество всей нашей церкви в собор Святой Софии в Киеве в этом году 7 апреля».

Объявление паломничества в Киев здесь не менее важно, чем сам факт еретической богопротивной службы (известно кому) у православного престола. Этим униаты Ныщук, Шэвчук и проч. (имя им легион) напоминают: «София – наша святыня и Киевские горы – наши святые места».

«Что значит “напоминают”. – воскликнет читатель. – С каких это пор русский православный Собор XI века – униатский, если сама уния стряслась на Юго-Западной Руси лишь в XVI в., а в Киев униаты пролезли вообще спустя полтысячи лет после строительства Софии?»

Однако, чтобы задать такой вопрос, нужно знать историю своей родины. У униатов же история – иезуитская. Называется она «История Киевской цэрквы». И умещается в одно предложение: поскольку, дескать, Владимирово Крещение состоялось за полвека до «великого раскола» 1054 г., «Киевская цэрква» находилась в двойном подчинении – у Константинополя как Церкви-Матери и у папы Римского как верховного правителя над всеми поместными церквами. Отсюда вывод – уния является той самой «Киевской цэрквой Володымырового крещения», поскольку сохранила и прямое подчинение «наместнику Бога на земле» (папе), и византийскую обрядность.

Пургу эту мы развеяли. Только многим ли сейчас в Киеве нужна правда? Объявляя паломничество к местам «изгнания униатов со своей святой земли московскими оккупантами после Переяславской рады», униатская информслужба напоминает о словах Шэвчука: «Киевская София по сей день является красноречивым символом первичной целостности единой и неделимой Киевской цэрквы».

Освежим память униатов. Напомним им об их рассеянии с «исконной земли обетованной». Случилось это отнюдь не после воссоединения части Малороссии с Великороссией, а при польском королевиче Владиславе IV. Запорожское казачество в полном составе записалось в киевское православное братство и тем показало королевичу, что святыни на поругание не отдаст. 1 ноября 1632 г. Владислав был вынужден подписать «Пункты умиротворения обывателей греческой веры».

Специально для украинствующих приведём соответствующие пункты в изложении Грушевского (3-й раздел 8-го тома «Истории Украины-Руси»):

«[Православный] Митрополит киевский будет выбираться по старым правам духовенством и светскими людьми Короны и в. кн. Литовского, а не униатами… Митрополит получает Софиевскую кафедру с ее землями».

Униаты, правда, пытались сопротивляться на том основании, что папа отказался подтвердить «пункты умиротворения». Однако киевляне не питали пиетета к папиным буллам. Тот же Грушевский описывал события в Киеве в июле 1633 г.:

«Его (Петра Могилы) люди тем временем занялись оккупацией Софиевской кафедры. Мужиловский, Косов и Почаский, собрав мещан, бояр, казаков и крестьян монастырских, с разным оружием приехали к Софиевской церкви… Без сомнения, столь решительное наступление нового митрополита не могло не создать достаточно хорошее настроение в Киеве даже и среди неблагосклонно к нему настроенных элементов (многие тогда подозревали Могилу в криптокатоличестве и даже готовы были сжечь его знаменитую коллегию, структурно устроенную по западному образцу. – Д.С.)».

«Это, – пишет Грушевский в другой работе, – только увеличило славу Могилы как человека, который умеет сильно постоять за добро для православной церкви… Киевляне, духовенство, окрестная шляхта украинская (sic) радостно приветствовала Могилу торжественными встречами, речами, стихами и школярскими овациями. В его лице праздновали свою первую национальную победу по стольким годам уныния, неволи и принижения».

14 марта 1635 г. (за 9 лет до Переяслава) польский сейм принял постановление, по которому униаты освобождали ещё и Выдубичский монастырь, «и это имело для них [киевлян] ту приятную сторону, что униатская иерархия совсем выходила из Киева».

Об особой любви киевлян ко «своим исконным пан-отцям от Владимирового крещения» свидетельствовал в 1618 г. и униатский «митрополит Киевский», поясняя, почему он не суётся в «свой престольный город»: «Большим препятствием унии в Киев является новое братство, основанное схизматиками три года назад в Киеве без привелея его милости короля… Следствием этого с самого начала было то, что утопили митрополичьего официала, потом выкрали его слугу с деньгами, который собирал двойной побор, вывели его в дикое поле и приковали к пушке; также теперь похитили и неведомо куда дели единственного попа-униата».

Вот она – вся уния в Киеве. При этом София, занятая униатами спустя пять лет после брестского лжесобора, вскоре была киевлянами отбита и лишь в 1610 г. «окончательно» – аж на 23 года – закрепилась за унией (за это время униаты привели монастырь в запустение, ставшее для святителя Петра пожизненной головной болью, равно как униатское разорение Выдубичского для свт. Феодосия Черниговского).

«Это насилие (захват униатам Софии в 1610 г. – Д.С.) возбудило в Киеве всеобщее негодование…а козаки в 1618 г. пустили даже Грековича (того самого официала «митрополита Иосифа Рутского» –Д.С.) под лёд», – читаем в журналах исторического Общества Нестора Летописца при киевском университете Святого Владимира.

Таким образом, до «повернення патріяршого осідку» Гузаром в 2005 г. униаты находились в Киеве менее 30 лет из 1030 лет христианской истории Матери городов русских. Территорию Софиевского монастыря вытаптывали они и того меньше – лет двадцать пять.

Пару лет, правда, униаты отсвечивали в Киеве при гитлеровской оккупации. При гитлеровцах у будущего кардинала Слипого и возникла мечта, изложенная его «завіщанні»: «Похороните меня в нашем Патриаршем Соборе Святой Софии… Сложите мою могилу в подземельях обновленного собора Святой Софии».

«Обновлённого», это, очевидно, очищенного от исконных «наслоений»

С приходом же незалежности впервые заговорили об «исконной униатскости» Софии накануне визита на Украину папы Войтылы в 2001 г. Униаты из числа парламентариев подготовили законопроект «О реабилитации УГКЦ», которым предусматривалось «возвратить» униатам основанные за столетия до Брестской унии Киево-Печерскую и Почаевскую лавры, Софию Киевскую и все другие «национальные святыни, построенные или принадлежавшие УГКЦ». Госкомрелигии (куда глава парламентского комитета по культуре и духовности Л. Танюк направил законопроект) посчитал такую законодательную инициативу… несвоевременной.

«Своевременной» инициативу по «возвращению Софии» сочли с приходом к власти Ющенко. В ноябре 2005 г. униатская общественная организация «Христианская Украина» провела на Софийской площади молебен «за объединение украинских христиан». Главным условием «объединения» посчитали… передачу собора униатам. «С чего взяли, что Софию строили православные? – заявили организаторы. – На самом деле тогда была единая церковь, которая подчинялась престолу папы римского. То есть исконно мы крещены как католическая держава».

А через пару месяцев в Софию попытались пролезть уже первые парохи, как прихожане-униаты называют своих настоятелей. Сначала никому не известная общественная организация объявила, что привезёт в Софию копию Туринской плащаницы, а потом оказалось, что парохи откроют выставку «общей молитвой представителей разных конфессий».

«Свои планы они держали в тайне, надеясь, что православная общественность будет поставлена перед свершившимся фактом надругательства над своей святыней», – сообщила пресс-служба УПЦ (МП).

Сразу же с заявлением «по поводу попытки грекокатолической церкви нарушить общественный покой путем проведения экуменического “богослужения” в соборе Святой Софии» выступил Союз православных братств, возглавляемый Валентином Лукияником:

«Святая София с княжеских времен является кафедральным собором киевских митрополитов и великой святыней православного народа Украины. В алтарной абсиде собора находится древнейший чудотворный образ Покровительницы нашего народа – Пресвятой Богородицы Нерушимой Стены – Оранты. Именно с изгнания из Святой Софии униатов, которые забелили на её древних мозаиках православные греческие надписи, началась национально-освободительная борьба нашего народа против польско-католических поработителей. Сегодня грекокатолики, которых в Киеве и тысячи не наберется…, решили создать прецедент для последующих претензий на Святую Софию. Потому что, как известно, именно в этом храме завещал себя похоронить униатский “патриарх” Иосиф Слипый… Особенно смущает то, что в качестве троянского коня они решили использовать изображение плащаницы Господа и Бога нашего Иисуса Христа – оставляем это на совести папы Бенедикта XVI и кардинала Любомира Гузара. Мы терпели и молились, когда наша власть отдала грекокатоликам православные храмы на Подоле и на Аскольдовой могиле, но в Святую Софию киевляне этих пришлых не пустят!»

В итоге Гузар отказался от проведения выставки и молебна.

Увы, к середине ющенковского правления УПЦ (МП) в лице сервильных представителей её священноначалия отстранилась от православных братств, оттеснила их в маргинальное положение, и теперь защищать интересы Церкви в общественном поле практически некому. В феврале 2017 г., через четыре сотни лет после того, как святитель Пётр Могила вымел униатов из Софии, последние осквернили-таки святыню своим присутствием. Некое Общество украинских студентов-католиков «Обнова-Киев» провели в монастыре, где расположены могилы киевских митрополитов, включая мучеников, «украинские вечерницы». «Молодежь продолжила вечерницы громкими колядками, народными песнями, и танцами, – сообщает сайт «киевской архиепархии УГКЦ». – Во время вечера проходили различные конкурсы, мастер-классы народных танцев, театральные постановки игры и забавы. Особыми гостями вечеринок стали: группа “Божичи” и “Громыця” (судя по названиям, языческого культа. – Д.С.)».

Всё это было пробными камешками.

Вскоре после проведения в Софии молебна, посвящённого обретению «томоса», участвовавший в нём Шэвчук дал понять, что «пока первоначального единства ныне разделенной Киевской Церкви нет… ни одна из Церквей-наследников этой церкви не может единолично занимать древний собор Премудрости Божией Софии Киевской».

Теперь же, после того как в нарушение конституционной нормы об отделении Церкви от государства Порошенко провёл в Софии «Объединительный собор Святейшей церкви Украины», а минкульт позволил этой «СЦУ» провести там свой «синод», униаты громко заявили о своих претензиях на святыню. Ведь украинское государство в лице униата Порошенко и его униатской камарильи именно унию признаёт самой украинской и единственно канонической церковью.

И понятно, кого из «наследников Киевской цэрквы» съедят на этом пути к «восстановлению единства». Одно можно сказать точно – пока существует самостийная Украина, каноническая церковь в свою обитель не вернётся. Да и нельзя теперь без переосвящения.

И Малой Софии мало: как УГКЦ и ПЦУ не могут поделить Софийский собор

Почему для униатов так важно провести службу в Софии Киевской и кто или что им мешает.

Украина – государство полиэтническое и поликонфессиональное. Попытки перекроить религиозную карту страны, особенно в сторону единства православных и католиков, предпринимались давно и ни к чему хорошему не приводили.

В одной из лекций известный историк Украины Иван Огиенко об униональной политике польского государства (в состав которого входила и часть современной Украины) говорил так:

«Последствия эти (унии для Украины – Ред.) были страшными. Это были последствия, которые я называю смертоносными. Православная Церковь несла силу в Украину, а уния разбивала ее. Уния разбивала нашу Церковь кругом, уния ломала (принятый канон) и этим обессиливала нашу Православную Церковь, вносила разлад и непорядок. Униаты всех выброшенных (запрещенных в Православной Церкви священников – Ред.) принимали к себе, а это порождало непорядок в Церкви. Дисциплина церковная ломалась.

К униатской церкви перешло худшее священство… Церковь разлагалась, Церковь теряла силу, а поскольку Украина была связана с Православной Церковью, точно так же теряла силу и сама Украина. Это сильно било всех.

Когда священник не хотел принимать унию, устраивали ему всевозможные притеснения, и духовенство приходило в упадок. Поэтому когда нам часто говорят, что в унию шли православные священники, спасая свой беспорядок в Церкви, это глубокая неправда, ведь этот беспорядок создавала нам католическая Церковь, а самым первым – униат.

Уния Брестская била Украину политически. Уния обессиливала Украину окончательно, а началось это еще при Флорентийской унии 1439 года. Уже та Флорентийская уния била украинский народ, а уния Брестская добивала его. Народ хорошо понимал, что вера православная и украинская нация – они связаны неразрывно, и поэтому, защищая веру, защищал и себя. Униаты ни были привязаны к Украине, среди всего униатского епископата мы не видим каких-то украинских патриотов, им Украина была не нужна»

Через Киев на восток

В конечном итоге после восстания Богдана Хмельницкого и вхождения большей части Украины в состав Московского государства попытки униатов привести украинцев в единение со «святейшим престолом» Рима несколько поутихли.

Возобновились они уже после того, как Украина стала независимым государством. В 1990-х годах захваты храмов во Львовской, Тернопольской и Ивано-Франковской областях стало делом обычным. Уже в наше время греко-католики объявили себя едва ли не единственными патриотами Украины, создали целую цепь радикально настроенных против Православной Церкви организаций и при помощи властей сделали то, чего не могли сделать 300 лет назад. Агрессия, злоба и нетерпимость стали отличительными чертами большого числа представителей УГКЦ на Западной Украине.

Однако униаты никогда не отказывались от своих планов и относительно востока. Почти два года назад глава УГКЦ Святослав Шевчук призвал своих прихожан: «Идем на восток! Ибо будущее УГКЦ и Украины куется там, где война и страдают люди».

«Народ хорошо понимал, что вера православная и украинская нация – они связаны неразрывно, и поэтому, защищая веру, защищал и себя».

Историк Иван Огиенко

Оставим за скобками вопрос о том, почему униатов так привлекает война и все, что с ней связано, и обратим внимание на другое – на Киев.

Ведь совершенно очевидно, что «движение на восток» просто немыслимо, если в его маршрут не включить «мать городов русских», Киев. Тем более, как неоднократно заявлял Святослав Шевчук, УГКЦ вышла из той же самой крещальной купели, что и «другие Церкви» Украины: «УГКЦ – это Церковь, которая родилась из крещальной купели св. Владимира Великого в 988 г… В отличие от других украинских Церквей, дочерей Владимирова крещения, мы всегда сохраняли общение с преемником апостола Петра, особенно с 1595 г., когда наши епископы съехались в Брест, чтобы подписать декрет, который подтвердил их общение с епископом Рима, а затем с всей Вселенской Церковью».

Для униатов духовное присутствие в Киеве является свидетельством того, что путь полного уничтожения Православной Церкви, по которому они идут, приведет их к окончательной победе. Это как бы символ нового «крещения» Руси, но крещения уже под омофором папы римского, а не православного патриарха.

София Киевская и собор святого Петра

И поэтому такое огромное значение имеет для униатов и «богослужение» в самом древнем храме Украины – Софии Киевской. В специально изданном послании «Наша Святая София» Святослав Шевчук подчеркивает, что «собор Святой Софии остается верным свидетелем освященной этой благодатью крещения единства Киевской Церкви, которая, находясь в полном общении с древними Церквями Рима и Константинополя, стала для нас верным путем к вселенскому братству христианских народов. При этом открывается особое экуменическое призвание нашей Церкви – свидетеля неразделенного христианства и мученицы нашего времени».

Согласитесь, текст этого послания более чем красноречиво свидетельствует о той роли, которую католики и униаты отвели Украине для полного и безоговорочного «единства» православных с «апостолом Рима».

Читать еще:  Румынский Патриарх встретился с Принцем Уэльским

Более того, многие православные эксперты уже отметили, что и новосозданная ПЦУ, скорее всего, будет рука об руку действовать с униатами в их «экуменических устремлениях».

Греко-католики уже не впервые претендуют на то, чтобы каким-либо способом проникнуть в Софию Киевскую. Еще в 2016 году Святослав Шевчук обращался в Министерство культуры Украины с просьбой разрешить поочередные богослужения в храме так называемой «Малой Софии» при заповеднике «София Киевская», который по распоряжению властей отдали Киевскому патриархату.

«УГКЦ – это Церковь, которая родилась из крещальной купели св. Владимира Великого в 988 г.».

Глава УГКЦ Святослав Шевчук

Однако тогда категорически против этой инициативы выступил «патриарх» Филарет. Свою позицию он изложил в официальном письме, в котором особо подчеркнул, что «указанный храм никогда не принадлежал к юрисдикции УГКЦ и богослужения в нем этой Церковью никогда не совершались. Постановка вопроса об установлении таких последовательных богослужений неизбежно приведет к постановке аналогичных вопросов относительно поочередного богослужения общин Киевского патриархата и УГКЦ как в храмах, принадлежащих общинам Киевского патриархата, так и в храмах, принадлежащих общинам УГКЦ, в частности в Соборе святого Юра во Львове и в других выдающихся храмах, где в разные исторические периоды совершали богослужения и православные общины, и греко-католические. Учитывая то, что УГКЦ имеет в Киеве собственный величественный кафедральный собор, а также принимая во внимание всю сложность вопроса последовательных богослужений между православными и греко-католическими общинами, в которое вплетены болезненные для обеих сторон воспоминания из прошлого, предпочитаем сохранить порядок совершения богослужений в храме святого благоверного князя Ярослава Мудрого – Малой (Теплой) Софии, который установлен в настоящее время, и не вносить в него изменений».

Это ультимативное письмо Филарета должным образом повлияло на власть, и вопрос о поочередном служении больше не поднимали.

Символ единства или раздора?

С новой силой вопрос принадлежности снова возник, когда спикер Верховной Рады Андрей Парубий (тоже униат, как и глава Минкульта Евгений Нищук) 3 декабря 2018 года заявил: нужно начать дискуссию о том, что Софийский собор должен стать главным храмом «новой Поместной Православной Церкви» (нынешней ПЦУ).

Никакой дискуссии не было, так как против нее категорически выступил уже Святослав Шевчук, сказав, что храм Святой Софии Киевской – это общая святыня, которая не должна быть отдана в распоряжение какой-то одной «Церкви Владимирового крещения».

Однако уже через несколько дней глава ПЦУ Епифаний Думенко особо акцентировал внимание на том, что София Киевская должна стать кафедральным собором «единой Церкви»: «Мы верим в то, что этот исторический кафедральный собор киевских митрополитов будет служить в будущем официальным кафедральным собором для предстоятеля уже единой Поместной Православной Церкви. Это историческая правда. Мы должны эту святыню использовать для молитвы. Она была построена как храм для того, чтобы в храме возносились молитвы. И видимо, по большим церковным праздникам и по большим историческим праздникам украинского народа будем совершать богослужения именно в этом историческом кафедральном соборе киевских митрополитов».

Естественно, что такая позиция Епифания заставила украинских униатов предпринять контрмеры. Одной из них и стало объявление Шевчука, что 7 апреля в главном храме Святой Софии состоится «богослужение» представителей УГКЦ.

Более того, Шевчук провозгласил всеукраинское «паломничество» униатов в этот величественный и древний храм. 17 февраля он заявил: «Я хочу поделиться с вами радостью. По нашей просьбе на этой неделе я получил сообщение от министра культуры Украины Евгения Нищука, что 7 апреля, в праздник Благовещения, мы сможем отправить божественную литургию в соборе Святой Софии в Киеве. Поэтому всех вас я сердечно приглашаю присоединиться к этому событию. Мы сделаем все возможное, чтобы все мы смогли достойно принять участие в этой божественной литургии! Поэтому я торжественно провозглашаю паломничество всей нашей Церкви в собор Святой Софии в Киеве в этом году 7 апреля».

Филарет против

Избрание именно этой даты для проведения «богослужения» неслучайно, так как именно 7 апреля 2019 года исполнится ровно десять лет со дня «епископской хиротонии» Святослава Шевчука. Поэтому и неудивительно, что в тот же день, после окончания праздничного «богослужения» для гостей главы УГКЦ в митрополичьих палатах Софии Киевской, в тех самых, где проходил и первый «синод» ПЦУ, предложат праздничный обед.

И снова против инициативы главы УГКЦ выступил Филарет, который обратился к Шевчуку с посланием. Лидер украинских раскольников подчеркнул, что желание униатов отслужить литургию в Софии Киевской можно сравнить с тем, как «если бы кто-то из православных предстоятелей совершил божественную литургию в соборе святого апостола Петра в Риме».

Он заверил главу УГКЦ, что такая инициатива обязательно встретит сопротивление среди православных верующих и может быть использована Россией для нового витка межрелигиозного противостояния в стране:

«Мы обеспокоены этим запланированным событием, которое может вызвать противостояние между православными и греко-католиками и нарушить межконфессиональный диалог в Украине. Во время, когда идет война за независимость и целостность Украины на востоке нашего государства, мы призваны свидетельствовать и сохранять мир и единство в обществе. Есть опасность, что эту ситуацию для проведения провокаций может использовать Россия, чтобы навредить украинскому народу.

Мы хотим и в дальнейшем сохранять хорошие отношения между Украинской Православной Церковью и Украинской греко-католической Церковью, которые сложились между нами в течение последних десятилетий.

Не желая межконфессионального напряжения, просим вас отказаться от проведения паломничества и совершения божественной литургии в соборе Святой Софии в Киеве».

Заявление Филарета можно трактовать как ультиматум, который он выдвинул греко-католикам. Надо понимать его и как предупреждение властям, что такая инициатива униатов может плохо кончиться. Естественно, все можно будет, как всегда, списать на Москву, но всем станет понятно, что о мире между УГКЦ и ПЦУ можно будет забыть.

Такая жесткая и непримиримая позиция Филарета заставила Министерство культуры пересмотреть свое разрешение на проведение «богослужения», и 23 февраля сообщили, что такие мероприятия вредят национальному памятнику всемирного значения, коим является София Киевская, и никому никаких разрешений на совершение там богослужений у Нищука не давали.

И вот тут как раз и возникает главный вопрос – а что же на самом деле происходит? Ведь в свете заявлений того же Шевчука о том, что «Евхаристическое единение с ПЦУ – наша радостная перспектива» и что «Наша общая цель – создание единого Киевского патриархата», такая непримиримая позиция Филарета выглядит, мягко говоря, странно.

Тем более что и внутри самой ПЦУ очень часто звучат слова, что они с униатами – «Церкви-сестры». А идею объединения ПЦУ и УГКЦ вполне поддерживают и на Фанаре. Епископ Памфилийский Даниил недавно заявил: «Я уверен, что это (единство – Ред.) вполне возможно. Еще их духовные отцы-предшественники владыка Андрей Шептицкий, Иосиф Слипый и другие иерархи неоднократно говорили, что когда Православная Церковь Украины будет иметь свою самоидентичность, греко-католики должны будут найти путь к единству с этой Церковью».

«Я уверен, что это (единство ПЦУ и УГКЦ – Ред.) вполне возможно».

Епископ Памфилийский Даниил

Однако, как видим, на пути этого единства стоит грозная фигура «почетного патриарха». Почему?

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно хотя бы чуть-чуть знать Филарета. Это человек, который всю жизнь стремился и стремится стать патриархом. Именно себя он видит главой «украинской Церкви», и именно ему и его «Церкви», по его убеждению, Президент Петр Порошенко привез Томос. Да, Епифаний – вроде бы глава ПЦУ. Но, как неоднократно подчеркивал сам Филарет, глава чисто номинальный, внешний. Это означает, что в понимании Михаила Антоновича все отношения между «Церквями-сестрами» должны строиться через него – «почетного патриарха», а не через его ученика.

Но с самого начала существования новой структуры под названием ПЦУ греко-католики демонстративно игнорируют Филарета. Все поздравления, письма, и т.д. от Святослава Шевчука направляют лично Епифанию. В переговорах и встречах Филарет тоже никакого участия не принимает. И даже по «богослужению» в Святой Софии пресс-служба УГКЦ заявила, что все будут решать на личной встрече предстоятелей двух Церквей – Епифания и Святослава.

Судя по всему, украинские униаты получили «рекомендации» из Ватикана о том, что ставку нужно делать на молодого «митрополита», а не на старого «патриарха». Возможно, и Епифаний получил схожие инструкции от своего руководства. В итоге мы имеем ситуацию, в которой Филарет постепенно отодвигается на задний план религиозной жизни Украины. «Мавр сделал свое дело, мавр может уйти»…

Можно не сомневаться, что такого игнорирования своей фигуры Филарет не простит никогда. И мы еще некоторое время будем свидетелями серьезной борьбы между ним и всеми остальными. Вернее, борьба будет только с одной стороны, потому что для другой все уже и так ясно – Филарет свою роль сыграл, и его можно во внимание не принимать. А зря. Потому что, несмотря на возраст и то положение, которое он занимает сейчас, Михаил Антонович своего последнего слова еще не сказал. И проблемы, источником которых он может быть для своего детища, могут в конце концов уничтожить само детище. Или окончательно продемонстрировать его несостоятельность – как в украинском обществе, так и в глазах тех Поместных Православных Церквей, которые пока официально не высказались против ПЦУ. И Москва тут точно будет ни при чем.

Борьба за умы и богатства. С чем связан ажиотаж вокруг богослужения в Софийском соборе Киева

У одних и других общий покровитель – нынешние украинские власти и президент Украины Петр Порошенко, которые из-за истории с собором оказались в щекотливом положении. В разгар предвыборной кампании украинскому гаранту, который надеется переизбраться, точно не хотелось бы делать выбор, который может лишить его электората, стоящего за той или этой церковной организацией. Продавливанием псевдо-автокефалии для ПЦУ он уже настроил против себя многих прихожан канонической Украинской Православной Церкви (УПЦ). Его новый церковный конфликт может ухудшить шансы на выборах, и без того невысокие. В итоге события пошли по неожиданному сценарию.

Петр Порошенко на объединительном соборе в Святой Софии. Фото: president.gov.ua

Вперед в XVII век

Пост главы украинских греко-католиков Верховного архиепископа Святослава (Шевчука), опубликованный на его странице в фейсбуке 18 февраля, был словно гром среди ясного неба. Предстоятель УГКЦ анонсировал на 7 апреля – праздник Благовещения (униаты празднуют его в один день с православными) проведение литургии в киевской Святой Софии. «Мы сделаем все возможное, чтобы все мы смогли достойно принять участие в этой Божественной литургии! Поэтому я торжественно объявляю о паломничестве всей нашей Церкви к собору Святой Софии в Киеве», – заявил Святослав (Шевчук). Он также уточнил, что инициатива о богослужении исходила от УГКЦ, и согласие министра культуры Украины Евгения Нищука получено. Являясь частью государственного архитектурно-исторического заповедника «София Киевская», собор подведомственен Минкульту.

Статуса важнейшего памятника архитектуры из списка наследия ЮНЕСКО было достаточно, чтобы спровоцировать ажиотаж вокруг заявления Святослава (Шевчука). Общеизвестно, что Святая София не используется по прямому назначению из-за боязни навредить ее драгоценным фрескам и мозаикам. Только в день независимости Украины в ее стенах проходит мероприятие «Молитва за Украину», которое собирает политическую верхушку и руководителей различных конфессий страны. Но это малолюдное собрание проходит без использования свечей. Также в этом году Святая София по воле Порошенко приняла так называемый объединительный собор ПЦУ.

Но дело не только в культурной важности древнего храма. Наружу вышел исторический подтекст.

Заявление заставило вспомнить, какое отношение греко-католики имели к собору. Униатская церковь захватила Святую Софию на рубеже XVI и XVII веков, вследствие чего центр Киевской митрополии переместился в церковь Богородицы Пирогощи в районе Подола. Только в 1633 году митрополит Петр Могила вернул храм Православной Церкви. И вот анонс главы УГКЦ для некоторых оказался своего рода машиной времени.

Но это была только завязка. 22 февраля сайт «Киевского патриархата» (КП) опубликовал открытое письмо «почетного патриарха ПЦУ» бывшего митрополита Киевского Филарета к Святославу (Шевчуку). Он по сути предостерег главу УГКЦ от богослужения в Святой Софии и мероприятий с паствой рядом на Софийской площади.

«Если произойдет это событие, то оно вызовет сопротивление со стороны православных украинцев», – отметил Филарет, допустив «межконфессиональное напряжение» и даже «противостояние» своих сторонников с греко-католиками.

На следующий день стало известно, что свое письмо отослал Верховному архиепископу и глава ПЦУ Епифаний. Тема не уточнялась, но сообщалось, что по возвращении Святослава на Украину состоится его встреча с Епифанием.

Со своим заявлением выступил и Минкульт, ввергнув аудиторию в недоумение. Оказалось, никакого разрешения на богослужения в Софийском соборе УГКЦ не выдавалось. Более того, ведомство Нищука считает, что «осуществление подобных мероприятий наносит непоправимый вред памятнику всемирного наследия ЮНЕСКО».

Потом Минкульт удалил заявление со своего сайта. И окончательно всех запутала УГКЦ, которая сняла анонс Святослава со своего ресурса (но оставила его пост в фейсбуке).

Разобраться в ситуации можно, ответив на три следующих вопроса.

1. Зачем униатской церкви нужно было выходить с инициативой о богослужении в Святой Софии?

Нужно понимать, что УГКЦ считает себя и украинское православие частями некогда единой Киевской церкви-«матери», заложенной еще до Великого раскола 1054 года. Этим обосновываются претензии греко-католиков на право служить в Софийском соборе.

Тем более позиции УГКЦ в последний год серьезно усилились. Униатское лобби во власти оказало серьезную поддержку в деле оформления ПЦУ. Достаточно сказать о роли председателя парламента Украины греко-католика Андрея Парубия, который играет немалую роль в принятии законов в пользу нового церковного проекта (и направленных против канонической УПЦ).

А на церемонии «интронизации» Епифания в отсутствие представителей Православных Церквей одной из замен для них выступил Святослав (Шевчук).

Как сказано в опубликованном в сентябре 2018 года открытом обращении к Патриарху Константинопольскому Варфоломею, подписанном народными депутатами Украины разных созывов, «основные идеологи и проводники вопроса автокефалии – политики, не являющиеся православными людьми» – это намек на влияние униатов на процесс предоставления томоса.

Сегодня УГКЦ хочет закрепить успех.

«По сути стандартная православная дихотомия на Украине из УПЦ и «Киевского патриархата» уходит в прошлое. На место третьей национальной церкви претендует УГКЦ», – объясняет политолог Руслан Бортник, который занимается церковной тематикой.

По его мнению, униатам сейчас важно показать поддержку государства, и богослужение в Святой Софии дает такую возможность.

2. Почему «почетный патриарх ПЦУ» выступил против униатской литургии в Софийском соборе?

Филарет не хочет усиления УГКЦ, тем более в нынешних условиях, когда его новосозданная «церковная организация» не получила признания, на которое они с Епифанием рассчитывали. А униаты – общепризнанная церковь с серьезной поддержкой заокеанской диаспоры.

Филарет. Фото: president.gov.ua

«УГКЦ оказывается соперником в борьбе за умы и богатства, статус а-ля государственной церкви, которой не может быть по Конституции. Поэтому Филарет вынес сор из избы и обострил ажиотаж вокруг Святой Софии. Он хочет, чтобы на него было основное внимание», – объясняет политолог Алексей Якубин.

Если положение ПЦУ не изменится – процесс легитимизации не начнется (а пока все к этому идет), церковный проект будет улучшенной версией КП, благодаря приему на Фанаре (район Стамбула, где находится резиденция Вселенского Патриарха).

Как считает Руслан Бортник, тогда греко-католики, возможно, еще усилившись, могут вернуться к идее объединения, ведь это все равно возможно только на базе признаваемой в мире церкви (то есть фактического перехода ПЦУ в униатство). «Процесс не будет быстрым. Счет пойдет на десятилетия, и сторонники этого проекта отдают себе отчет и не торопятся. Стратегически это приведет к усилению влияния Рима в регионе», – полагает эксперт.

3. Почему власти в вопросе предоставления Софийского собора так странно себя ведут?

Похоже, там не ожидали, что ситуация обострится и будет угрожать конфликтами, которые не нужны Порошенко, чья избирательная кампания и так скандальна. Ссориться с униатами президент, очевидно, не хочет.

«Власти рассчитывают с помощью греко-католиков добиться признания ПЦУ хотя бы Ватиканом. Это будет очень странно выглядеть для православного мира, но деваться некуда. Если дверь закрыта, приходится лезть через окно», – комментирует Алексей Якубин.

Судя по всему, УГКЦ предложили подождать с осуществлением давнего желания о Святой Софии, возможно, до окончания кампании. Лишние «зрады» Порошенко сейчас ни к чему. Если он таки выиграет выборы, то спокойно даст отмашку Минкульту закрыть глаза на нарушения правил. В случае провала обещания униатам уже будут не его проблемой.

Читать еще:  В воскресенье в храмах Свердловской области освятят ветви вербы

«Не оказаться в полной пустоте»: почему в ПЦУ заговорили о союзе с Украинской греко-католической церковью

Глава неканонической Православной церкви Украины (ПЦУ) Епифаний заявил о теоретической возможности объединения ПЦУ с Украинской греко-католической церковью (УГКЦ). Лидеры обеих церквей уже обсуждали дальнейшее углубление сотрудничества, заявил Епифаний в интервью «Эспрессо.TV».

«На встрече с блаженнейшим Святославом (Шевчуком) мы говорили о дальнейшем углублении нашего сотрудничества. В этом сотрудничестве мы придем к диалогу, а уже диалог определит, сможем ли мы объединиться», — заявил Епифаний.

По его мнению, главное условие для объединения — диалог. Всё зависит от того, смогут ли униаты и ПЦУ поддерживать дружеские связи. Пока обе церкви развивают сотрудничество, работая над совместными проектами.

«Мы тесно сотрудничаем с УГКЦ, которая является патриотической церковью. Сотрудничество идёт в рамках Всеукраинского совета церквей», — заявил Епифаний, добавив, что со временем на Украине будет только единая поместная православная церковь.

По мнению заместителя директора Института стран СНГ Владимира Жарихина, в готовности ПЦУ пойти на сближение с униатами нет ничего странного.

«ПЦУ практически никто не признал в церковном мире, кроме константинопольского патриарха. И чтобы не оказаться в полной пустоте, они решили пойти на сближение с Папой Римским. Собственно говоря, о возможности такого сценария аналитики предупреждали давно», — пояснил эксперт в интервью RT.

Экскурс в прошлое

Напомним, ПЦУ была создана в конце прошлого года решением «объединительного собора», состоявшегося в Киеве. В её основу легли неканоническая Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ) и раскольническая Украинская православная церковь Киевского патриархата (УПЦ КП) — последняя была распущена решением её предстоятеля Филарета (Денисенко). Новую украинскую церковь возглавил 39-летний уроженец Одесской области Епифаний (Думенко), который был заместителем Филарета. Он получил сан митрополита Киевского и всея Украины. 89-летнему Денисенко был отведён статус «почётного патриарха» и «духовного наставника» ПЦУ.

Каноническая Украинская православная церковь Московского патриархата, возглавляемая митрополитом Онуфрием, отказалась участвовать в соборе раскольников, а РПЦ отказалась признавать ПЦУ.

УГКЦ, в свою очередь, является преемницей Русской униатской церкви, основанной в конце XVI века в результате Брестской унии между Киевской митрополией и Ватиканом. По её условиям, верующие сохранили византийский обряд богослужения, но признали юрисдикцию Папы Римского и догматы католицизма. По словам экспертов, хотя униаты и сохраняют православные обряды, с точки зрения вероучения они отошли от православия и в большей мере являются католиками. При этом сами униаты считают себя православными, подчиняясь при этом Папскому Престолу.

В Москве униатов расценивали как православных, оказавшихся в папской юрисдикции в результате внешнего давления и нуждающихся в возвращении к православной вере.

В первой половине XIX века решением Полоцкого собора униатская церковь была упразднена, и свыше полутора тысяч униатских приходов были переданы в состав Русской православной церкви. Однако в начале следующего века униатская церковь начала постепенно возрождаться на фоне политики веротерпимости императора Николая II.

Активнее всего УГКЦ развивалась в период между Первой и Второй мировыми войнами, вскоре она оказалась в поле зрения советских спецслужб. Особое беспокойство советского руководства вызывали связи УГКЦ с украинскими националистическими организациями ОУН и УПА*. Униатская церковь поддерживала боевиков не только идейно, но и финансово, поэтому вопрос её ликвидации был тесно увязан с темой борьбы с радикалами.

Новое возрождение Украинской греко-католической церкви стало возможным после встречи в 1990 году Михаила Горбачёва и папы Иоанна Павла II, когда Москва сняла запрет на создание греко-католических приходов.

«Расчёты не оправдались»

Идея начать диалог по возможности объединения с ПЦУ принадлежит главе УГКЦ Святославу (Шевчуку), который ещё в январе текущего года заявил о том, что во многих делах две церкви уже сейчас могут объединиться.

Возможность объединения глава УГКЦ назвал «хорошей, радостной перспективой», потому что «весь христианский мир, в частности католическое и православное сообщества, ищут пути к единству».

«На вселенском уровне происходит диалог, чтобы это единство восстановить. Прежде всего речь идёт о евхаристическом сопричастии», — заявил Святослав в интервью украинскому «5 каналу».

Прежде всего, обе церкви могут совместно изучать общее наследие «киевского христианства», пояснил предстоятель УГКЦ.

«Потому что так исторически сложилось, что греко-католическая церковь часто попадала под западные влияния, в частности латинской церкви. Православная церковь попадала под влияния московские, то есть под влияние этой славно или печально известной Никоновской реформы, которая выражается в определенных обрядовых моментах», — заявил он.

Ранее, поздравляя Епифания с избранием на должность главы ПЦУ, предстоятель УГКЦ также выразил надежду на возможное объединение и призвал совместно «преодолевать препятствия, стоящие на пути к единству».

Правда, в отношениях униатов и сторонников ПЦУ уже успели наметиться разногласия — предметом спора стало право отправлять службу в храме Святой Софии Киевской, находящемся в ведении Минкультуры. В начале года глава УГКЦ обратился к правительству за разрешением проводить в соборе службу трижды в год и даже получил одобрение кабмина.

Но эта новость возмутила руководство ПЦУ: неканоническая церковь опубликовала заявление о том, что «в течение тысячелетия собор Святой Софии Киевской был и остается кафедральным собором православных Киевских первоиерархов» и призвала сохранить прежний порядок богослужений.

В итоге анонсированное богослужение УГКЦ в Софийском соборе было отменено, в качестве формальной причины назывались реставрационные работы.

По мнению экспертов, эта история хорошо иллюстрирует цели Украинской греко-католической церкви: в сложившейся ситуации она хотела бы расширить своё влияние.

Как пояснил в интервью RT доктор исторических наук профессор Московского государственного лингвистического университета Роман Силантьев, униатов устраивает собственное положение — объединиться с ними можно только на их условиях, став их частью или пойдя на большие уступки. При этом на Украине существует точка зрения, согласно которой одно из главных преимуществ создания ПЦУ — преодоление раскола с униатами.

«В рамках этой концепции многие украинцы сделали в своё время выбор в пользу Рима только для того, чтобы уйти от влияния Москвы, — пояснил эксперт. — И вот теперь, когда на Украине появилась собственная церковь, не связанная с московским влиянием, эта проблема оказалась снята. И многие даже рассчитывали на то, что униаты начнут массово переходить в ПЦУ. Но этого не произошло — напротив, все расчёты такого рода не оправдались».

Раскол раскольников

Украинские события привлекли внимание Ватикана, в начале мая папа Франциск направил руководству УГКЦ приглашение посетить Рим 5—6 июля.

«В той деликатной и сложной ситуации, в которой находится Украина, Святейший Отец Франциск решил пригласить в Рим 5—6 июля 2019 года верховного архиепископа, членов постоянного синода и митрополитов Украинской греко-католической церкви», — говорится в коммюнике Ватикана.

Уточняется, что встреча позволит изучить потребности и жизнь Украины.

Комментируя эту новость, Святослав подчеркнул, что прежде подобных встреч практически не было.

«Такого типа встречи входят во внутреннюю практику Ватиканской курии, когда пытаются понять, как действовать по поводу определённых событий, обстоятельств или ситуаций», — сказал глава УГКЦ.

По мнению Романа Силантьева, это приглашение связано с теми событиями, которые развернулись в последний год в церковной сфере Украины.

«Униаты замыкаются на Ватикан, и он, вероятно, хочет проинструктировать их по поводу отношений с ПЦУ», — предположил эксперт.

По мнению Владимира Жарихина, католическая церковь всегда была заинтересована в том, чтобы расширить своё влияние на Украине.

«Собственно говоря, для этого в своё время и была создана униатская церковь. Экспансия Запада идёт не только в экономической, политической и военной областях, но и в духовной — в виде попыток католической церкви продвинуться на восток», — пояснил эксперт в интервью RT.

Тем временем в рядах самой ПЦУ уже зреет раскол, отмечают эксперты. Конфронтация нарастает между действующим предстоятелем ПЦУ Епифанием и «духовным наставником» Филаретом. Ранее в комментарии ТСН «почётный патриарх» уже допустил вероятность «разделения» и заявил, что уполномочен созвать собор. По его мнению, возглавляемая им Украинская православная церковь Киевского патриархата до сих пор существует, а не была ликвидирована после вхождения в состав Православной церкви Украины.

Филарет недоволен тем, что глава ПЦУ митрополит Епифаний почти не общается с ним — с декабря они встречались всего пять раз.

«Разве это общение? Когда каждый день нужно управлять церковью. Потому общения нет. Из-за того, что нет общения — а оно должно быть — церковь разделилась. Потому сейчас моя задача как патриарха сохранить Киевский патриархат, сохранить украинскую церковь», — подчеркнул предстоятель УПЦ КП.

По мнению экспертов, Филарет оказался не готов мириться с ролью «почётного патриарха» и хочет получить больше власти, а конфликт внутри ПЦУ ослабит её позиции в переговорах с УГКЦ.

«Филарет имеет большое влияние на ту часть прихожан ПЦУ, которые пришли из УПЦ КП. Сам Филарет, скорее всего, не пойдёт под руку папы, у него слишком велика тяга к независимости — в своё время он не испугался даже анафемы. Поэтому вполне возможен раскол ПЦУ и на этой почве», — считает Владимир Жарихин.

По мнению Романа Силантьева, так как Православная церковь Украины уже начинает раскалываться, сейчас вопрос стоит уже не столько об объединении с униатами, сколько о сохранении собственной структуры.

«Сейчас в ПЦУ нарастает конфликт, который может привести к её гибели уже в ближайшее время, если эта тенденция сохранится», — подытожил эксперт.

* «Украинская повстанческая армия» (УПА) — украинская организация, признанная экстремистской и запрещённая на территории России (решение Верховного суда РФ от 17.11.2014).

Глава украинских униатов назвал Софию Киевскую «нашей»

Униатский майдан

В конце ноября прошлого года, в Риме, глава украинской греко-католической церкви (УГКЦ) архиепископ Святослав (Шевчук) на весь мир заявил, что хочет «выразить свою солидарность с молодежью, с нашими гражданами, которые действительно не являются безразличными к судьбе своей страны и активно манифестируют свою гражданскую позицию». Так лидер украинских униатов «солидаризовался» с участниками «евромайдана» в Киеве.

На момент этого обращения к украинскому народу «евромайдан» потихоньку «сдувался». Но вот 5 декабря униаты оборудовали в солдатской палатке часовню. Идея принадлежала декану Киевской духовной семинарии греко-католической церкви Игорю Онишкевичу. Униатский священник хотел, чтобы каждый «майдановец», независимо от конфессиональной принадлежности (давняя мечта униатов), мог сюда прийти и помолиться. И действительно, часовня пользовалась популярность, т.к. подавляющее большинство участников «евромайдана» были галичане, в то время как на Украине их менее 10%.

На «майдане» – «их верующие люди», — утверждала небезосновательно УГКЦ. «Украинская правда» (11.12.2013) сообщала, что на «майдане» находилось около 300 служителей УКГЦ, посланцев Ватикана. А в тот же день, когда было опубликовано воззвание нунция, на Майдане были замечены первые иезуиты (из галичан). А примерно через месяц здесь разбил лагерь с полевой кухней и Мальтийский орден.

Большую часть собравшихся на площади Незалежности составляли студенты Украинского католического университета (УКУ), действующего в системе УГКЦ. Но находится он не в Киеве, как кто-то мог подумать, а – в «столице» Галиции Львове. Именно там 21 ноября тот же УКУ созвал самый массовый на Украине «евромайдан». Его активисты сразу задекларировали цель этого «мирного» мероприятия: собрать как можно больше молодежи для киевского «майдана». Руководство УКУ тут же отпустило всех студентов и преподавателей с учебы. Одновременно практически все активно работающие в социальных сетях служители УГКЦ (включая, разумеется, преподавателей УКУ) призывали пользователей Интернета присоединиться к борьбе против «бандитской власти». И когда Львовский и Ивано-Франковский «майданы» заполнились «пробужденным народом», студенты УКУ и Львовской духовной семинарии УГКЦ отправились в Киев. Разумеется, под руководством своих духовных отцов-преподавателей, большая часть которых, кстати, являются гражданами США, Бельгии, Польши и т.д.

Ректор УКУ апостольский нунций во Франции, Швейцарии и странах Бенилюкса уроженец США Борис Гудзяк писал: «Многие студенты УКУ сейчас на евромайдане, и не могли быть сегодня во Львове… Пишем, чтобы выразить Вам признательность за Вашу гражданскую позицию, вдохновенную евангельскими принципами. Хотим всецело поддержать Ваши жертвенные установки, которые удивляют Брюссель, Париж, Рим…».

Еще один американец, архиепископ Любомир Гузар, бывший глава униатской церкви, которого УГКЦ называет духовным лидером украинцев, выступил на вече 8 декабря (когда был провозглашен поход на правительственный квартал), и призвал «самим себе завоевывать перемены».

А когда правительственный квартал был блокирован «мирными протестующими» и путчисты уже мысленно примеривались к заветным креслам, спешно прибывший из Парижа Гудзяк обратился по телевидению к родным и близким правоохранителей: «Поднимите сейчас трубку и позвоните своим мужьям, родителям, сыновьям, зятьям, друзьям и соседям: скажите им, что каждый, кто дает приказ к насилию, и каждый, кто его выполняет, будет за него отвечать перед Богом, перед народом, перед историей. Сделайте эту услугу тому человеку, который вам близок, и который сегодня в форме… Это должно помочь им опомниться».

А к «украинской молодежи» президент УКУ обратился с таким вот призывом: «Не бойтесь… Будьте мужественны… Эти дни меняют вашу жизнь, и вы будете своим внукам рассказывать, как были на Майдане и как с песней, молитвой боролись со злом».

Позже с воззванием выступили военные капелланы УГКЦ, «глубоко обеспокоенные ситуацией, сложившейся в результате использования силовых структур для противодействия мирным акциям протеста». «Всем гражданам Украины, которые в это нелегкое время отстаивают свои права и свободы, заботясь об общем благе всего общества» они выразили свою «молитвенную поддержку», а «руководителей силовых структур» с «отеческой заботой и нежностью» предупредили: «приказы и действия, направленные против мирных требований, расцениваются как противозаконные и античеловеческие». (Донбасс и Луганск в счет не идут!)

Разумеется, «мирных протестующих» поддержал и синод УГКЦ: «Мы заявляем о нашей поддержке и солидарности со всеми теми, кто на Майдане свидетельствует о своем достоинстве, своих ближних и своего народа. Мы решительно поддерживаем мирный характер этого общественного собрания».

В таком же тоне, только слегка прикрытым флером якобы благовоспитанности, были выдержаны официальные заявления руководителей униатских структур, зато «полевые священники» не стеснялись в выражениях.

Характерный для этих «святых отцов» пример – «проповедь» пароха (настоятеля церкви) из Коломыйского района Ивано-Франковской обл. М. Арсенича. «Я не знаю, – взывал он к «майданной» массе, – как могла мать кормить своей грудью человека, который сегодня остается в Партии Регионов! Это не материны дети, это сучьи дети! …Терпели ли бы вояки УПА сегодня Табачников (министр образования и культуры. – А.Б.) и Януковичей?! Только атентатом (убийства чиновников, практикуемые в свое время ОУН. – А.Б.) можно вести борьбу! С врагом не может быть другого разговора, как разговор пуль! С врагом не может быть другого языка, как шум леса – шум удавок, на которых повиснут коммунисты! Шум, который к каждому нашему сердцу взывает – возьми в руки оружие и отбрось страх! Не время бояться! Мы 20 лет ждем!».

И в завершение вот такой спич: «Мы хотим убедиться, что завтра ни китайский негр, ни еврей, ни москаль не придет отбирать мой дом! Только от каждого из нас будет зависеть, насколько наша рука не дрогнет перед врагом, насколько наш глаз будет держать в прицеле сегодняшнюю власть. Так пусть нашу руку утвердит приклад! Слава Украине!» (последнее воззвание — скопированное из гитлеровских аналогов. Именно с тех пор традиционное западноукраинское «Слава Исусу Христу» постепенно заменяется на «Слава Украине!»).

…К концу января 2014 года среди атрибутов «мирного протеста» на киевском «майдане» прочно закрепились «коктейли Молотова», огнестрельное оружие, катапульты для метания булыжников и прочее из арсенала, перечисленного в «проповеди» пароха Арсенича. «Ежедневно до половины людей на Майдане являются членами нашей церкви, – сказал в одном из интервью апостольский экзарх украинских униатов Гудзяк. – Мы призваны быть с теми, кто жертвенно борется за нашу свободу. Поэтому, блаженнейший (Шевчук. – А.Б.), целое руководство, весь Синод нашей церкви всецело не только поддерживает, восхищается, черпает вдохновение от этих жертвенных, светлых молодых людей». То, что «майдан – наш» (униатский), подтвердил в интервью «Голосу Америки» и сам Шевчук.

Он говорил: «Мы всегда были, есть и будем с народом (во время Первой и Второй мировых войн, в основном, с немецким. – А.Б.). Мы никогда не поощряли и не благословляли никаких противоправных действий. Мы воспитывали правовую культуру. Мы всегда призывали выполнять законы Украины согласно Божьему закону». Какие «Божьи законы» призывают выполнять находящиеся в гуще «народа» парохи, известно.

Читать еще:  Чудо преображения церкви на водах

Униаты, значительная часть которых сосредоточена в Галичине, составили и костяк т.н. «Правого сектора».

Вообще украинская греко-католическая церковь – это уникальное явление в истории не только христианства, но и всей цивилизации.

Греко-католическая церковь (ее в православном мире чаще называют униатской) обладает весьма почтенной историей, которая началась в 1596 г., после Брестской унии. Согласно акту от 9 октября 1596 г., на соборе в Бресте, где присутствовали митрополит Киевский Михаил Рагоза, епископы Луцкий, Владимиро-Волынский, Полоцкий, Пинский и Холмский, папские и королевские представители и «западные» русские епископы, новая церковь в рамках означенных епархий признавала своим главой Римского Папу. А также принимала римско-католическую догматику, за что получила привилегию: богослужения разрешалось вести по византийскому обряду на церковно-славянском языке.

В то время Польша, а точнее, Речь Посполитая, обладала в Европе куда б?льшим влиянием чем сейчас (сейчас – больше гонора, чем авторитета), и была серьезным противником Русского государства. Причем идеологическое противостояние тех времен вполне сопоставимо с идеологическим накалом близкой к нам «холодной войны». Одним из факторов создания такого церковного образования, как уния, было желание ограничить влияние русского царя на юге и западе нынешней Восточной Европы (дежавю!). Кроме того, в Речи Посполитой поляки-католики составляли меньшинство, а взаимопроникновение политики через религию было и есть непреложным условием любого масштабного исторического процесса. Таким образом, создание некоего конгломерата из православной и католической церквей было оптимальным вариантом превращения большого количества православных в католиков. В США, Канаде, Австралии, Италии, других западных странах УГКЦ до сих пор чаще называют Украинской католической церковью.

Галицию всегда рассматривали как форпост католицизма. В начале 1990-х гг. кардинал Любачивский, тогда глава греко-католической церкви, в одном из своих посланий говорил о долге украинских униатов воплотить в жизнь призыв папы Урбана VIII, провозглашенный им сразу после Брестской Унии 1596 г.: «Через вас, мои русины, я надеюсь обратить Восток».

Возрождение ликвидированной в СССР в 1946 г. УГКЦ (за сотрудничество с фашистами) тесно связано с ростом украинского национализма в конце 1980-х – начале 1990-х гг., имевшего явную антирусскую и антиправославную направленность. Рост влияния греко-католиков имел не столько религиозное, сколько политическое значение. Приверженность греко-католицизму, как правило, означает приверженность определенной идеологии.

По численности приходов на Украине УГКЦ уступает лишь Украинской Православной Церкви Московского Патриархата (УПЦ МП). При этом подавляющее большинство униатских приходов сосредоточены на Западной Украине. Кроме того, УГКЦ является крупнейшей восточно-католической церковью. Униаты были официально отлучены от православной Церкви, но за минувшие 418 лет умудрились обрести видимость полной легитимности и пустили глубокие корни не только на Украине, но и в нескольких десятках стран мира, в том числе в Белоруссии и в России.

Для тех, кто знаком с историей УГКЦ, не удивительно, что неонацистские лозунги и скандирования «евромайдана» униатских священников не только не смутили, но и были ими освящены. УГКЦ в свое время поддержала Гитлера не в лице отдельных служителей, а как религиозный институт в целом. В «майданные» дни греко-католический епископат Украины выступил с обращением по поводу общественно-политической ситуации, из текста которого явствовало, что УГКЦ открыто стала на сторону «Правого сектора» и иже с ним.

И сегодня за всеми деяниями униатов в Киеве и на Украине стоит Ватикан (откуда и вещал глава греко-католиков в ноябре минувшего года, подстрекая «майдан» к активным действиям), а папскую курию, в свою очередь, всячески опекают и поддерживают США со всей их военно-политической и экономической мощью. Так кто, спрашивается, фактически руководил и по-прежнему руководит всеукраинским «майданом»?

На Украине, под молчаливое согласие Москвы, убивают православие. А ведь к этому всё и шло

Новая Брестская уния?
Анашкин Сергей © ИА Красная Весна

Церковный раскол на Украине: униаты заявляют о своих правах

Всеобъемлющее сотрудничество между католическим и православным сообществами будет достигнуто в результате договоренностей между грекокатоликами и украинской церковью, возглавляемой Киевским «митрополитом» Епифанием, заявил глава Украинской греко-католической церкви (УГКЦ) Верховный архиепископ Святослав Шевчук, 6 января сообщил официальный сайт униатской церкви. Данная информация была опубликована на украинском языке, ее русский перевод был предложен читателям агентством REGNUM и ресурсом Союза православных журналистов 8 января.

Как сообщает сайт УГКЦ, существует несколько уровней договоренностей между двумя религиозными структурами. Святослав Шевчук утверждает, что «речь идет о поиске путей возобновления единства между христианами». Официальный информационный ресурс униатов подчеркивает, что в действиях и заявлениях главы УГКЦ нет стремления подчинить одну церковь другой или создать некое новое религиозное образование. К этому никто не стремится, как уверяют представители грекокатоликов.

Архиепископ Шевчук вполне открыто говорит о цели диалога, начатого двумя украинскими религиозными организациями:«Прежде всего, речь идет о евхаристическом сопричастии». То есть о главном таинстве, священнодействии или особом обряде, основополагающее значение которого является аксиомой для любой (подчеркнем, любой) христианской конфессии. Святослав Шевчук справедливо полагает, что«наивысшим знаком церковного единства является Таинство Евхаристии».

А вот тут необходимо внести важное пояснение. Данное таинство католики и православные не могут совершать совместно. Ни та, ни другая сторона не согласятся на участие в данном таинстве другой конфессии. Православные не допустят к участию в таинствах литургии католиков или протестантов.

Католики не станут совершать данный обряд совместно с православными или протестантами. Аналогично поступят представители любой из многочисленных протестантских деноминаций.

Почему христиане различных конфессий так относятся друг к другу? Потому что каждая религиозная группа считает, что остальные христиане впали в более или менее опасные заблуждения. И пока оппонент, принадлежащий к иной конфессии, от этих заблуждений не избавится, совместное литургическое служение с ним невозможно. Такой точки зрения придерживаются и католики, и протестанты, и православные. Не будем забывать, что в 1054 году католический Рим и православный Константинополь предали друг друга анафеме — церковному проклятью. За прошедшие века христиане так и не нашли способа восстановить единство, то самое «евхаристическое сопричастие».

В свете вышеизложенного заявление архиепископа Шевчука выглядит сенсационно. Униаты, главой которых является Святослав Шевчук, несмотря на сильное внешнее сходство практикуемых обрядов с обрядами православной церкви, тем не менее католики. Об этом говорит и название их религиозной организации — Грекокатолическая церковь. Отметим, что между восточным христианством — православием, и западной церковью всегда шел спор о праве Римского папы главенствовать над всей христианской церковью. Православные никогда с такими претензиями не соглашались, но католики на таком праве упорно настаивали. Как глава униатов намерен устранить многовековые разногласия и тем более преодолеть взаимное проклятие церквей, остается загадкой.

Руководитель УГКЦ, правда, говорит, что благодаря договоренностям, достигнутым с киевским митрополитом Епифанием, удалось продвинуться в «развитии богословской традиции». Но как это должно помочь делу, пока неясно.

Однако Святослав Шевчук настроен оптимистически. В своем интервью грекокатолический архиепископ сообщил о том, что открывается «хорошая радостная перспектива», поскольку«католическое и православное сообщества ищут пути к единству».

Автор материала, опубликованного 9 января ИА REGNUM, Станислав Стремидловский назвал заявления руководителя УГКЦ «интригующими». И это действительно так. В разговоре о«евхаристическом сопричастии», как о явном знаке духовного единства, архиепископ Шевчук четко расставляет приоритеты. Например, представители УГКЦ желают «вместе исследовать общее наследие Киевского христианства». При этом создается впечатление, будто давняя распря между восточной и западной ветвями некогда единой церкви к Украине отношения не имеет. Далее глава униатов высказывает весьма необычные суждения: «Греко-католическая церковь часто в истории попадала под западные влияния, в частности, Латинской церкви». Услышав подобное заявление, можно заподозрить архиепископа Шевчука в раскольнических настроениях. То есть в стремлении разорвать отношения с Римской Курией и создать некое автономное религиозное образование. А это для человека, принадлежащего католической церкви, является очень тяжким проступком. Униаты, несмотря на множество специфических черт, остаются католиками. За столь серьезный грех Святой престол налагает суровое наказание.

Однако беспокоиться за руководителя УГКЦ не стоит, он, как истинный католик, хранит верность Святому престолу. Просто Святослав Шевчук — участник важного диалога, в рамках которого, по его словам, «католическое и православное сообщества ищут пути к единству». Чтобы развеять любые сомнения, архиепископ на официальном сайте УГКЦ в материале, опубликованном 6 января, заявляет: «С православной стороны возглавляет этот процесс Вселенский Патриарх, а с католической стороны — Римская Апостольская столица» («З православного боку очолює цей процес Вселенський Патріарх, а з католицького боку — Римська Апостольська столиця). Следовательно, Рим и Фанар в курсе происходящего и положительно оценивают ход событий.

Как реагирует на происходящее Константинопольский патриархат, расположившийся в стамбульском квартале Фанар, можно судить по интервью, данному ВВС его полномочным представителем. Экзарх Константинопольского патриархата архиепископ Памфилийский Даниил, рассуждая об униатах, заявил, что союз недавно созданной ПЦУ и УГКЦ состоится: «Я уверен, что это вполне возможно». Близкие отношения двух религиозных структур, по мнению иерарха, для них естественны, поскольку «исторически грекокатолики пытаются найти свою идентичность». В поисках идентичности униаты «постоянно возвращаются назад к киевской традиции, к крещению, принятому от Константинополя». Экзарх, присланный Фанаром, придает особое значение появлению ПЦУ — религиозной организации, созданной раскольниками при активном участии президента Порошенко. Даниил склонен считать ПЦУ исполнением замыслов наиболее авторитетных униатских иерархов прошлого. Эти авторитеты предрекали: «Православная церковь Украины будет иметь свою самоидентичность».

Полномочный представитель Константинопольского патриархата назвал почтенных иерархов грекокатолической церкви: это сотрудничавший с немецкими оккупационными властями «владыка Андрей Шептицкий», и его преемник «Иосиф Слепой». Оба иерарха были духовными вождями для украинских радикальных националистов. Кроме того, под их духовным попечительством находились части СС, укомплектованные жителями Западной Украины. Таким образом, проект духовных окормителей украинских эсэсовцев и реализуется сейчас на Украине.

Отметим и тот факт, что посланец Фанара архиепископ Даниил в прошлом принадлежал к униатской церкви. Основные биографические сведения можно найти на сайте Самоуправляемой Православной церкви в составе Константинопольского патриархата (США). Уроженец Ивано-Франковска свой путь духовного лица начал в духовной семинарии им. Святого Священномученика Иосафата, в учебном заведении грекокатолической церкви, находящемся в родном городе архиепископа. После переезда в Соединенные Штаты будущий экзарх продолжил обучение в Католическом университете Америки. В православие он перешел позднее, присоединившись к Самоуправляемой Православной церкви в составе Константинопольского патриархата.

Отметим, униаты принадлежат к грекокатолической церкви, появившейся в 1596 году в результате так называемой Брестской унии (лат. unio — соединение). Идею подобной церковной организации впервые выдвинул член ордена иезуитов Антонио Поссевино. В сборнике «УКРАИНСТВО, кем и зачем оно сконструировано» этот момент описывается следующим образом: «В связи с этим — указывает исследователь С. Даниленко, — иезуит Антонио Поссевино (первый иезуит, побывавший в Москве, где пытался склонить к унии Ивана Грозного) писал Папе Римскому: „Кажется выгоднее будет постепенно обращать русских в католическую веру, разрешив им придерживаться своих обрядов и богослужения, а в дальнейшем уже убедить их принять обрядность римской церкви“». То есть униаты появились как особый способ проникновения католицизма на территорию православия. Им разрешено сохранять внешнее православное оформление обрядов при условии полного богословского и канонического единства с католицизмом.

В свете вышеизложенного заявления архиепископа Даниила, представляющего Константинопольский патриархат, звучат так же интригующе, как и заявления главы грекокатоликов архиепископа Шевчука. Экс-униат Даниил, присланный на Украину Фанаром, в своем интервью ВВС утверждает, что грекокатолики «являются православными христианами в единстве с Римским престолом». Заявление интересно тем, что содержит в себе взаимоисключающие утверждения.

Поясним, «единство с Римским престолом» требует, например, безоговорочно признать такой богословский догмат, как «филиокве» (лат. Filioque — «и Сына»). Согласно этому положению, Святой Дух исходит не только от Бога Отца, но и от Бога Сына (Иисуса Христа). С этим догматом категорически не согласны православные богословы.

Те, кто пытается обрести «единство с Римским престолом», наткнутся на важное каноническое разногласие, в свое время разделившее католический Рим и православный Константинополь.

Вновь обратимся к упомянутому сборнику «УКРАИНСТВО», где излагается суть данного спора: «Ключевое каноническое разногласие касалось учения Западной церкви о главенстве римского епископа над всей Церковью. Это учение, появившееся еще в IX веке, было основано на представлении о том, что римский епископ — преемник апостола Петра, главы всех апостолов — по Божьему установлению наследует его права. А потому духовная власть римского епископа распространяется на всю Церковь, он является Наместником Христа на земле. Восточная же церковь, хотя и признавала за римским епископом, преемником апостола Петра, „первенство чести“ среди других епископов, однако учение о его главенстве отрицала».

Принимая трактовку данных вопросов, предложенную католической церковью, человек действительно обретает«единство с Римским престолом». Однако перестает быть православным.

Отвергая данную трактовку, христианин остается православным, но не может обрести «единство с Римским престолом».

Высказывания представителей грекокатолицизма, как бывших, так и действующих, не зря приковывают к себе внимание зрительской и читательской аудитории. Святослав Шевчук, например, скорбит не только о своих конфессиональных собратьях, общность которых «попадала под западные влияния, в частности Латинской церкви». Он выразил сочувствие православным, так как «православная церковь попадала под влияния московские». Эти пагубные влияния приняли облик«известной Никоновской реформы, которая выражается в определенных обрядовых моментах». Этот демарш архиепископа Шевчука, возглавляющего грекокатоликов, важен тем, что является обращением с конкретной адресацией.

Православное сообщество в России и на Украине включает в себя достаточно большую группу, крайне негативно оценивающую реформы, проведенные патриархом Никоном, это так называемые старообрядцы. Они считают себя хранителями «древнего благочестия», поставленного под угрозу никоновскими нововведениями.

Сейчас их недвусмысленно приглашают влиться в сообщество униатов и раскольников, решивших «вместе исследовать общее наследие Киевского христианства». Судя по всему, просто вычленив его из единого православного массива. И тем самым каким-то странным образом поучаствовать в «развитии богословской традиции».

В заключение вновь приведем уже использованную ранее цитату из опубликованного 6 января на официальном сайте УГКЦ материала. Эти слова принадлежат архиепископу Святославу Шевчуку, возглавляющему УГКЦ. Он рассказывает о процессе поиска единства и заявляет: «С православной стороны возглавляет этот процесс Вселенский Патриарх, а с католической стороны — Римская Апостольская столица».

Напомним, для католиков, а Святослав Шевчук все-таки католик, непреложной истиной является право Римского Понтифика управлять всеми христианами. И если процесс единения станет реальностью, что для главы униатов является«хорошей радостной перспективой», то основную роль во всем станет играть Святой престол. Конечно, Фанар — это квартал в турецком городе Стамбул, а Ватикан — это римский квартал. Однако самый неискушенный человек поймет, что они принадлежат к очень разным «весовым категориям». Константинопольскому патриархату будет трудно возражать Римской Курии.

Кроме того, когда архиепископ Шевчук заявляет, что «речь идет о поиске путей возобновления единства между христианами», речь может идти о вхождении Ватикана на территорию православия. В этом случае можно поставить вопрос: не намеревается ли Святой престол выйти за рамки соглашения, заключенного между папой Франциском и патриархом Кириллом на Кубе в 2016 году?

В совместном заявлении папы Римского Франциска и Святейшего патриарха Кирилла были такие слова: «Сегодня очевидно, что метод „униатизма“ прежних веков, предполагающий приведение одной общины в единство с другой путем ее отрыва от своей Церкви, не является путем к восстановлению единства».

Однако ситуация, сложившаяся на Украине, дает основания предположить, что там претворяется в жизнь особая форма унионного проекта.

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»), С14 (Січ), ВО «Свобода», Национальный корпус (партия) Украина.

**Организация включена в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента, по решению Министерства юстиции РФ: ФБК (Фонд борьбы с коррупцией), Голос Америки, Idel.Реалии, Кавказ.Реалии, Крым.Реалии,Телеканал Настоящее Время, Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi), Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC), Сибирь.Реалии, Фактограф, Север.Реалии, Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода», Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT», Пономарев Лев Александрович, Савицкая Людмила Алексеевна, Маркелов Сергей Евгеньевич, Камалягин Денис Николаевич, Апахончич Дарья Александровна

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector