0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Грешно ли обсуждать неблаговидные поступки священника?

Как относиться к грехам священников

Когда стоит сообщить епископу о нарушении священника, а когда не спешить жаловаться, а сперва восполнить пробелы в собственном образовании, какую опасность для молодого иеромонаха таит назначение на приход в Москве, почему у греческого сельского батюшки лучшая машина в деревне, а архиереи порой ездят на подержанных «рабочих лошадках», – обо всем этом рассказывает митрополит Саратовский и Вольский Лонгин.

— Как реагировать на то, что священник совершил грех?

— Святитель Игнатий Брянчанинов, отвечая на либеральную критику Церкви, очень хорошо сказал: «Монашество барометр, который, стоя в уединенной комнате, со всех сторон замкнутой, с точностью показывает состояние погоды на улице». Эти слова можно отнести и к Церкви в целом. Церковь — это тоже часть общества. Люди, которые составляют Церковь, и клирики и миряне, не появляются с другой планеты. Это люди, которые выросли рядом с нами, воспитывались таким же образом, как и все остальные. И они болеют теми же болезнями, что и все общество. Единственное, что их отличает от общества нецерковного – это то, что они свое состояние осознали и пришли в больницу. Как относиться к тому, что в больнице кто-то исполняет предписания врача, а кто-то не исполняет, а пьет и курит, или вообще сбегает оттуда? Закрыть больницу, сказать, что медицина как наука несостоятельна и ничего хорошего от нее ждать не приходится? Конечно, нет.

— Но разве Церковь не призвана быть другой, не такой, как общество?

— Церковь призвана быть другой. Действительно, мы призваны к святости. Абсолютно все. Но, видите ли, путь к святости даже у великих святых был непростым. Люди не могут измениться в одночасье: сегодня человек один, а завтра ― совсем другой, и таким уже останется до смерти… Человек интересное создание: он поднимается на какую-то высоту, но стоит ему задержаться и констатировать, какой он молодец и насколько он сегодня лучше, чем вчера, как он тут же падает ниже прежнего. Это закономерность духовной жизни. А Церковь принимает абсолютно всех, со всеми их недостатками. Поэтому в этом смысле Церковь действительно – срез нашего общества. Не секрет, что с каждым годом гедонизм утверждается в нашем обществе в качестве господствующей идеологии, и люди приходят в Церковь со все более заметными «родимыми пятнами»: внутренними проблемами и ранами. Даже если человек от этой идеологии убежал, он все равно не смог полностью освободиться от ее влияния.

— Должен ли священник быть более благочестивым, чем его прихожане? Обязан ли он быть подвижником? Ну, или хотя бы не ездить на вызывающе дорогой машине?

— Что значит более благочестивым? Нет ведь таких измерительных приборов, чтобы выйти поутру из своей квартиры и замерить уровень благочестия в себе и в окружающем мире… Однако священник действительно должен быть образцом, должен быть правилом для своих прихожан. Он должен на деле исполнять то, к чему призывает, а в материальном отношении – жить так же, как его паства. Но не стоит выносить поспешных суждений, если нам кажется, что это не так.

Вот представьте: пришел человек в Церковь – искренний, верующий. Он оставил за порогом все, что можно оставить, все, что у него было. Он стремится к духовным вершинам и поэтому стал монахом. Потом ― раз, и его назначили на большой московский приход – молодого, не очень опытного монаха. И тут перед ним открываются такие возможности, которые, возможно, никогда бы не открылись, если бы он монахом не стал. Я не говорю, что он берет деньги из церковной кассы и устраивает на них какие-то кутежи. Просто у него появляются новые знакомые, духовные чада (например, известный эстрадный артист, или кто-то еще). Эти люди возят его с собой, он для них нечто вроде экзотической игрушки. Они для него становятся компанией, и мало-помалу человек доходит до того, что разбивает какое-то невообразимое средство передвижения при сомнительных обстоятельствах. Как это произошло, в какой момент надо было остановить этого молодого человека? И, может быть, все остальные обязанности священника он выполнял замечательно. Допустим, он был прекрасным настоятелем, по-доброму относился к людям, и люди его любили, потому что он мог им помочь, выслушать, поехать ради этого ночью на другой конец города… Одно с другим достаточно часто сочетается. Поэтому будем стараться быть аккуратнее в своих суждениях. И будем надеяться, что те ситуации, о которых сегодня говорят в СМИ, кого-то остановят, кому-то послужат уроком.

Кстати, я вспомнил одну историю, никому о ней раньше не рассказывал. Когда я был помоложе, я часто ездил в Грецию. Две вещи меня там поразили, и я их хорошо запомнил. Несколько архиереев возили меня там на своих машинах. Да, это были нормальные иномарки, но, что называется, «рабочие лошадки» – не то что побитые, а очень подержанные. Они ничем не выделялись из общего потока автомобилей. Для меня это было первым уроком. А вторым… Мы были в гостях у священника в маленьком селе высоко в горах, и я спрашивал, как живет приход, на какие средства живет с семьей сам священник. Село крохотное, по нашим меркам там не то, что семью, кошку прокормить невозможно. Часть зарплаты священника дает митрополия, часть государство, квартира всегда церковная. А машину, говорят мне, всегда покупают обычные жители деревни, и всегда машина священника в деревне самая лучшая! Речь, естественно, не идет о «Лексусах», о какой-то претензии на роскошь. Но никому не придет в голову купить себе машину лучше, чем машина священника. И если в соседней деревне батюшке купили новую машину, то и здесь тоже возьмут и купят новую. Я слушаю и думаю – у нас такое просто невозможно. А там это естественно, потому что священник – это человек, которого уважают, который сопровождает людей, всех жителей этого села, от рождения до смерти. Это к вопросу о различиях в национальных психологиях.

— Нужно ли жаловаться епископу, если знаешь, что священник совершил грех?

— То, что священники могут грешить и грешат – открытие не последних двух недель, и даже не последних двух столетий. Именно для этого Церковь имеет соответствующие каноны и обширный опыт борьбы с недостатками духовенства, а также опыт избавления себя от служителей, которые эти недостатки в себе преодолеть не могут. Есть книги правил, в которых рассматриваются все возможные греховные поступки, которые могут совершить клирики, и за которые канонами полагается соответствующее наказание. Само слово епископ в переводе означает «надзиратель». Если священник не исполняет своих обязанностей, или исполняет их неправильно, и если вы являетесь свидетелем недолжного поступка, совершенного священнослужителем, то я уверен: именно обращение к епископу – самое правильное решение. Если человек совершил поступок, несовместимый с пребыванием в священном сане, он должен быть лишен этого сана. Если этот поступок является еще и преступлением, подлежит уголовному наказанию, значит, священник должен его понести, как и любой другой гражданин. Здесь никаких вопросов быть не может.

А с другой стороны, встречаются ведь иногда у людей странные представления о Церкви, о том, каким должен быть священнослужитель, непонятно откуда взявшиеся. Вот мне написали жалобу: «Я пришла в церковь, а нас оттуда выгнали». В чем оказалось дело? Выгнать не выгнали, а сказали, что прежде чем крестить ребенка, нужно пройти катехизаторские курсы. И вот пишут жалобы, как будто в магазине обвесили, только что в общество потребителей не жалуются: я пришла, извольте выполнить мое пожелание… Достаточно часто священника обвиняют в том, что он сохраняет верность присяге, вместо того, чтобы узаконить беззаконие.

— Откуда появилось непонимание обществом сути Церкви, мифологизированность и оторванность от реальности ее образа?

— Пушкинское «мы ленивы и нелюбопытны» в наше время можно сказать, пожалуй, о каждом из нас. На самом деле, если у человека есть желание разобраться в том, что такое Церковь, и разобраться беспристрастно, то в интернете есть все. Вы научитесь и богословию, и литургике. Семинарию и академию можно закончить на основе тех сведений, что сегодня доступны. Но мы ленивы, нелюбопытны и при этом самоуверенны, ничего не зная, считаем, что можем судить обо всем. Это же не только Церкви касается. Посмотрите, сколько у нас специалистов в государственном управлении. У нас каждый знает, как управлять страной, сельским хозяйством, что делать с экономикой и как вести внешнюю политику. Люди не знают тех обстоятельств, которые вокруг той или иной проблемы складываются годами, если не веками, но при этом безапелляционно выносят самые радикальные суждения. А потом начинают ругаться: почему их никто не слушает и не бежит немедленно делать то, что они сказали… Абсолютно то же самое и по отношению к Церкви. Это скорее особенность человеческой психологии.

— Но, все-таки, почему в большей степени критикуют Церковь? Потому, что общество не понимает ее сути? Или мы действительно заслужили эту критику своим состоянием, в том числе и состояние духовенства?

— И первое, и второе. Еще стоит учитывать, что мы являемся свидетелями массированной атаки на Церковь со стороны ангажированных СМИ. Эта атака очевидна для человека, который следит за ситуацией: на сетевых площадках, на радиостанциях и в телевизионных студиях сидят умные люди и с отстраненным любопытством обсуждают подробности этой атаки, ее технологию и качество исполнения. Берутся реальные ситуации и события, и раздуваются настолько широко, насколько возможно. Сообщения постоянно повторяются, поддерживая интерес к теме. Иной раз для того, чтобы снова дать информацию в эфир, нет даже никакого информационного повода. Но факт существования этой компании ни в коем случае нас не оправдывает. Еще апостол Павел говорил: не давайте повода ищущим повода (ср.: 2 Кор, 11, 12). Наши собственные грехи и недостатки ни в коем случае не оправдываются тем, что наши враги эти недостатки отыскивают и размахивают ими как флагом. Но сам этот факт должен заставить верующего человека насторожиться и призвать его сохранять здравомыслие и трезвость.

Читать еще:  Недорогие путевки на Кипр в Паралимни

— Ваш пастырский совет человеку, увидевшему прегрешение священника – как это пережить?

— Прежде всего, не надо специально всматриваться и искать эти грехи, верить каким-то разговорам, потому что далеко не всегда человек грех этот увидел сам: чаще всего где-то прочитал, от кого-то услышал. Я бы не сказал, что так уж часто грехи священнослужителей бьют в глаза присутствующим в храме людям. А еще есть такой добрый евангельский совет: «Не судите, да не судимы будете». Надо понимать, что священник – тоже человек, что у него точно так же есть обстоятельства жизни, которые могут подвигнуть его к тому, что он не сможет 24 часа в сутки быть ласковым, приветливым, добродушным и, что называется, «при исполнении». Желательно, чтобы так было, но это очень сложно. Священник так же, как и прихожане, подвержен искушениям и грехам. Святитель Иоанн Златоуст говорил, что если бы все христиане были настоящими христианами, в мире уже не осталось бы ни одного язычника или иудея. Все исторические неудачи Церкви связаны только с одним – мы, люди Церкви, не отвечаем своему предназначению и не живем так, как нам заповедовал жить Спаситель.

Как относиться к недостойному поведению священника?

Помогите, мне, пожалуйста, разобраться в создавшейся ситуации.

Вам пишет Елена из города Угледара, Донецкой области.

Я православный человек, стараюсь соблюдать заповеди, посещаю церковь, отношусь с большим уважением и благоговеньем к церкви и людям, которые стараются жить по Божьим заповедям.

Вчера моя семья столкнулась с, мне кажется, непозволительными поступками Батюшки Фёдора из села Владимировка, Волновахского района, Донецкой области. А проблема заключалась в следующем…

Мой муж находился с друзьями на бильярде в вечернее время, где к их игре и присоединился Батюшка. Во-первых, по моему мнению, вообще-то странновато видеть людей духовного сана в таких местах, но основная проблема заключалась не в том… Проиграв партию на бильярде, Батюшка начал матерными словами покрывать моего мужа, называя за его невысокий рост, — ПОЛУЧЕЛОВЕКОМ. Затем пошли «в ход» более сленговые фразы, которые, я даже постесняюсь своей близкой подруге во время разговора говорить. Когда я узнала от друзей мужа, как Батюшка его называл, я просто УЖАСНУЛАСЬ и мне стало очень обидно и неприятно от этого. Муж объяснил, что полчаса вообще стоял, ошарашенный сказанным, и не решался ответить из-за того, что данный человек вообще-то должен проповедовать и поощрять добрые поступки людей, а тут такой шок!

Знаете, но не это было главным…

Когда мой муж обратился к матушке, прося её не добавлять «дров в огонь» разбушевавшегося Священника, Батюшка полез в драку и попытался нанести удар моему мужу.

Всё это, может показаться смешным, но вот о чём я думаю… А может ли данная персона в одежде священника, проповедовать в духовном храме, наставляя людей на путь истинный, крестить, отпевать людей и т. д., имея, Вы извините, пожалуйста, такую гнилую душу. Он, считая себя, духовным лицом и, отчасти, лидером мирян и зная, что обычные люди постесняются и постараются не конфликтовать со священником, смог спокойно оскорбить человека, называя его ПОЛУЧЕЛОВЕКОМ.

Я никогда не писала жалобы ни в какие органы, но тут дело принципа и, я, полностью уверенна, что данный Батюшка просто не имеет право находиться на его занимаемой должности.

Помогите мне, прошу Вас. Объясните, как я могу действовать в создавшейся ситуации. Мне чрезвычайно важно каждое Ваше слово! Что я могу сделать, к кому мне можно попасть на приём, к кому обратиться, чтобы урегулировать данную ситуацию! Я нахожусь в полном отчаянии.

Заранее огромное спасибо!
С Уважением Елена.

Православная Жизнь

Отвечает протоиерей Владимир Пучков.

Времена, когда священников считали чуть ли не живыми святыми или почти небожителями, слава Богу, канули в Лету. Худо-бедно, но сегодня и верующие, и неверующие вполне согласны с тем, что священник – человек и имеет на это право. Ну и в дополнение к праву – желания, привычки и недостатки. Тем не менее как искренние верующие, так и незлонамеренные атеисты недостатки духовенства воспринимают спокойно. Не то чтобы эти недостатки были простительны или допустимы, просто как глубокая, искренняя вера, так простая житейская опытность делают людей мудрыми и снисходительными, умеющими прощать другим оплошности и не заострять внимание на чужих грехах.

Но, даже несмотря на это, отдельные неблаговидные поступки наших собратий обращают на себя особое внимание не только бездумных потребителей информации, но и церковного люда. О том, что явно греховно и к тому же само лезет на глаза, легко ли не говорить? Вот и становятся священнические грехи объектом обсуждения не только и не столько в епархиальных советах и церковных судах, сколько среди нашей же священнической братии и, конечно же, мирян.

И ведь далеко не всегда в таких разговорах присутствует явное осуждение. Подчас падение кого-то из духовных обсуждают с сочувствием, стараясь максимально воздерживаться от оценочных суждений, без злорадства или гнева. Так, что кажется, будто в подобных разговорах ничего особо плохого и нет. Какой, в конце концов, вред в неравнодушии к жизни собрата, беспокойстве о репутации Церкви и стремлении найти правильные слова, чтобы снизить градус соблазна среди потенциальных вопрошающих?

Однако я бы с такими выводами не спешил. В самом деле, что заставляет нас обсуждать грехи священников? Конечно, и репутация Церкви нас вполне искренне может волновать, и согрешившему собрату мы можем искренне сочувствовать, и степень соблазна тоже может быть очевидна. Но если по правде, то главный стимул для подобных разговоров – любопытство, праздный интерес и желание поговорить. Более благочестивые мотивы при этом тоже имеют место, но, так сказать, параллельно, мимоходом. Да к тому же мотивы эти далеко не изначальные. Они, по сути, не более чем оправдание – первое, что само собой приходит на ум по ходу разговора, как только говорящий ловит себя на мысли, что делает что-то не то и надо бы прекратить. Однако прекращать желания нет, напротив, разговор в самом разгаре и, несомненно, продлится дальше. Собственно, для этого и нужно оправдание, дескать, не в осуждение, а в рассуждение и всё прочее в том же духе.

Причина, по которой в церковной среде со вниманием и не без охоты обсуждают неблаговидные поступки духовенства, на самом деле проста – «как написано: нет праведных ни одного» (Рим. 3:10). Будучи обычными людьми, грешными, страстными, не чуждыми пороков, мы, соответственно, тяготеем к тому, что нам близко, то есть к греху. Можно, конечно, возразить, что мы-де люди церковные и тянемся, прежде всего, к Богу, святыням и молитве, а грех нам противоестественен и мы пытаемся с ним бороться. Так-то оно так, однако многим ли из нас воцерковлённость мешает потакать одним и тем же любимым страстишкам? Каким-то удивительным образом удаётся нам сочетать церковность и привычку к греху. Так что обольщаться насчёт своего устремления прежде всего к вере не стоит. При этом именно благодаря вере наша совесть не позволяет нам пребывать в сытой успокоенности, свойственной обывателям. В свою очередь, успокоить совесть можно двумя путями – правильным и лёгким.

Правильный путь заключается в искреннем покаянии и деятельном изменении себя. Этот путь труден, долог и тернист. Но вместе с тем спасителен. Лёгкий путь заключается в постоянном самооправдании. Если регулярно извинять грехи разного рода уважительными причинами, то внушения совести постепенно начнут ослабевать по мере того, как человек будет приобретать всё более глубокий опыт самооправдания. Именно этот сомнительный опыт и обогащается информацией о чужих грехах. На его основе гораздо проще потом убеждать себя, что «все так делают», «не так уж велик мой грех» и «я не хуже других». Подобное не только тянется к подобному, оно им же и оправдывается. А тем более, если неблаговидный поступок совершает священник! Конечно, об этом интересно говорить, это хочется обсуждать, это сразу бросается в глаза и запоминается надолго. Ещё бы! Тот, кого сан и положение обязывают быть «образцом для верных в слове, в житии, в любви, в духе, в вере, в чистоте» (1 Тим. 4:12), падает подчас ниже, чем простой мирянин. Значит, мои грехи ещё не самые тяжкие, значит, и дальше можно жить как живётся, зная, конечно, что многое в жизни не так, как должно быть, но и не настолько плохо, как у отца N, допустившего, совершившего, сделавшего… Аргумент, конечно, слабый и в основе своей ложный, однако для успокоения совести правда не нужна, нашёл чем возразить – и ладно, удалось в этом себя убедить – и хорошо.

А вот если всё-таки по правде, то нет у нас негреховных мотивов для обсуждения неблаговидных поступков духовенства. И пользы, ни духовной, ни даже житейской, это занятие нам не приносит, и страсти в душе пробуждает, и в конечном итоге способствует потере внимания к внушениям совести. Так что всем, кто искренне беспокоится о благе Церкви, о её репутации в мире и миссии среди людей, можно порекомендовать лишь одно простое средство: деятельное покаяние и жизнь по вере Христовой. Оно не только преображает человека и способствует его спасению, тем самым возвращает Церкви очередного некогда заблудшего христианина, но и сводит на нет интерес к любому греху, кроме своего собственного.

Читать еще:  В Кременчуге открыты гуманитарный и реабилитационный центры

Действительны ли таинства, если священник тяжко согрешает

Вопросы священнику. Форум многодетных родителей

  • Темы без ответов
  • Активные темы
  • ПоискМобильная версия

Вопросы священнику ⇒ Действительны ли таинства, если священник тяжко согрешает

Сообщение Евгеника » 15 ноя 2010, 02:15

Батюшка, подскажите!
Почему ЛЮБОЙ священник (пока его не лишили сана) может проводить церковные обряды (Я подразумеваю не просто слова и манипуляции, а действия, которые имеют онтологический смысл. В том плане, что священник в этот момент является не просто человеком, произносящим слова, а как бы проводником Бога, он от Его лица всё это делает или к Нему обращаясь.) И здесь, на мой взгляд, важна личность самого священослужителя, его богоустремлённость. Ведь он постоянно находится в месте встречи (хотя бы предполагаемой) людей с Богом.
Есть ли разница в том, кто совершает тот или иной обряд? Настоящий подвижник, достигший неких духовных высот или стремящийся к ним. Или просто «служащий», несовершенный, корыстолюбивый и т.п.
В общем, попыталась кратко сформулировать вопрос, надеюсь, что получилось понятно. Здесь смысл не в том, чтобы осудить кого-либо, а в том, чтобы понять. Вот, например, возьмём священника, который, скажем, выпивает, грешит всячески. и совершает поступки, за кот. может быть лишён сана (ну, это крайний вариант, просто, чтобы акценты уточнить). И выходит, что если один и тот же человек совершает таинства, будучи священником, это имеет смысл, а если его лишили сана, то это уже смысла не имеет. Разве благодать в ЭТОТ момент человека оставляет? Или ещё раньше, когда он совершает несоответствующие поступки. Но как тогда он может совершать таинства? И будут ли они «настоящими», а не профанацией?

П.С. Я тут максимально обострила некоторые моменты, конечно. И это не совсем мой вопрос. Просто это тема неоднократно поднималась близким мне человеком. Хотелось бы понять.

Сообщение Евгеника » 01 дек 2010, 19:09

Сообщение Батюшка » 06 дек 2010, 20:54

Здравствуйте!
Прошу прощения за задержки!

Евгеника,
Конечно духовное состояние священника имеет огромное значение при совершении таинства! Но, не менее важна и наша вера в совершение таинства! Конечно, когда таинство совершает подвижник, это замечательно, но где набрать столько подвижников на всех нас грешников? Так что приходится довольствоваться попами «с улицы» (коим и я являюсь). Мы грешники, пришедшие в Церковь из ниоткуда. Нас никто с детства не учил как нужно справляться со своими слабостями и страстями. Мы все это проходим на собственной шкуре. Но мало у кого получается! Когда священник совершает грехи, он прекрасно знает, что с него будет спрос! Правильно было замечено: «кому больше дано, с того больше и спросится»! Старайтесь не осуждать нас таких грешных! Многие священники потом перед престолом Божиим каются слезно! И молитва у них усердная получается! Как у мытаря в Евангелии!
Конечно есть и священники недобросовестные, но в таких случаях я вспоминаю фразу одного очень мудрого священника, который мне сказал: «Вот какого пастыря мы заслуживаем, такого и получаем»! Нужно просто молиться, чтобы Господь через любого пастыря даровал нам благодать, и, как сказано в Евагелии, по вере вашей будет вам!

А если разобрать сам механизм, то во время рукоположения Господь дает благодать священства человеку. При определенных нехороших обстоятельствах, судьба недобросовестного священника передается на Епархиальный суд, где он запрещается в священно служении до полного ПОКАЯНИЯ, и если он после этого не исправился, то его дело передают на рассмотрение Священного Синода (Высший орган власти Русской Православной Церкви) и если Синод сочтет нужным, то его лишают сана и с него Господь снимает власть и благодать. То есть человек до такой степени впал во грех, что его исключают из лона Матери Церкви. Для человека, добровольно подписавшего клятву и давшего обет целомудрия и незахотевщего все это сдержать совершается страшное действо, за что ему и придется отвечать по полной программе!

Добавлено спустя 10 минут 4 секунды:
Проводником Бога священник не может являться! Бог вполне самодостаточен и может взаимодействовать с людьми без всяких проводников! Священник же во время богослужения представляет собой хадатая, то есть просителя, за всех кто присутствует в храме и за всех за кого просят помолиться. Он наделен благодатью священства от епископа. Этот процесс описывается в Деяниях и Посланиях Апостолов. Апостолы рукопологали епископов и пресвитеров и наделяли их властью разрешать или неразрешать грехи людей и совершать таинства.

Добавлено спустя 3 минуты 16 секунд:
Евгеника,
может я чтото не указал или не ответил на какой нибудь вопрос? Уточните, я постораюсь ответить.

Сообщение Елена Юрьевна » 06 дек 2010, 22:09

Сообщение Кисиринка » 06 дек 2010, 22:30

Сообщение Батюшка » 06 дек 2010, 23:36

Елена Юрьевна,
Их действительно никогда не повенчают! Монах, также как и священник, также как и крещаемый, проходит постриг, который символизирует неразрушимость завета Бога с человеком. Как невозможно обратно врастить отрезанные волосы, также и невозможно отказаться от православия, священства, монашества. Бог со своей стороны все исполняет, что обещал, а вот человек, допустим, не хочет выполнять те обещания, которые он торжественно дал Богу, причем добровольно! При крещении человека трижды спрашивают: «сочетаваешься ли Христу»? Чтобы человек трижды подтвердил свое намерение жить со Христом. При монашеском постриге, постригающий трижды бросает на пол ножницы, и постригаемый должен добровольно сам подать ножницы для пострига, чем подтверждает свою волю на это. Священника приводят к присяге сященнического служения перед рукоположением, которую он должен прочитать и добровольно подписать. До последнего момента человек может отказаться от принятия обета (я знаю такие случаи) и он имеет на это полное право. Ибо лучше отказаться от обета, нежели принять его и невыполнить!
И вот представте!
Человек обещает Богу быть хорошим и усердным и жить ради Господа, а потом предает Бога и живет в свое удовольствие. Конечно же он своими действиями отлучает себя от Церкви. И получается, что абсолютно бессмысленно будет идти на венчание и просить у Бога благодати для семейной жизни. Во-первых как человек предал Бога в постриге, также он может предать и в браке. И во-вторых, девушка-выпускница семинарии должна понимать чем такая связь чревата в будущем.
Не зря Господь говорит в Псалтири: «С преподобным преподобен будеши и со строптивым развратишася»!

Добавлено спустя 26 минут 49 секунд:
Кисиринка,
Прошу прощения! Я может не так выразился!
Если с человека не снят сан и если он допущен к священнослужению!
Во-первых, священник, ставший комисаром, не мог не быть запрещен в священнослужении. Другое дело, что он непослушался священноначалия и совершил самочиние!
Во-вторых, совершение таинства зависит от нескольких факторов:
1. Священник правильно посвященный, верующий и допущенный к служению;
2. Верующие и крещеные прихожане;
3. Место служения и атрибуты служения (храм, антиминс, сосуды, алтарь);
4. Необходимые вещества для совершения службы (просворы и вино)
5. Тайносовершительная формула (священник должен понимать, знать и правильно выполнять чинопоследование Таинства)
В идеале таинство свершается при соблюдении всех этих правил.
Но, всегда существуюи исключения, во время присутствия которых решает все Господь!
Например!
Если священник нерадивый, таинство может свершиться по вере прихожан.
Если прихожане нерадивые, таинство может свершиться по вере священника.
Если есть необходимость совершить литургию, но нет храма, сосудов, вина и просвор (такие случаи были в тюрьмах и лагерях в годы гонений) зато есть верующий священник и верующие люди, Господь может послать благодать и свершится Таинство и на тюремных нарах, в баночке, с водой и простым хлебом.
А еще может быть ситуация, когда Таинство свершается, а во время причастия Господь забирает благодать от нерадивых священников и прихожан! Дабы не оставить других усердных без причастия!

Сообщение Евгеника » 07 дек 2010, 06:03

В этом-то и суть вопроса. Власть и благодать Господь снимает ведь не по решению Синода, но по каким-то онтологическим причинам, связанным с конкретным человеком. Когда он по сути отпадает от возможности быть ходатаем перед Богом.
Достаточно ли для совершения Таинств внешнего выполнения обрядовой части Таинства со стороны священника? Правильного выполнения.

Вот, например, обряд крещения. Если человек в результате этого обряда не просто называется христианином, но в онтологической структуре его бытия происходит какое-то изменение (пусть даже не ощутимое пока), которое и делает его христианином, то какова роль Батюшки в совершении этого таинства? Только ли в совершении внешней стороны обряда? Или тут важна духовная глубина личности самого Батюшки?

То же и с Исповедью. Почему Исповедь священнику в храме не то же самое, что ежедневное исповедание грехов верующего перед Богом?
Что значит отпущение грехов священником? Значит ли это полное прощение Богом исповеданного? Какова власть священника в данном вопросе?

То есть снова и снова вопрос мой возвращается к стороне личности священника, к необходимости постоянного его духовного роста как минимум.

П.С. Тут немного неточно сформулировали название темы, возможно. В моём вопросе речь шла не о тяжких грехах, а о том должен ли отличаться священник от обычных людей в нравственном и духовном планах?

И ещё хочу отметить, что я не говорю о конкретном человеке.

Грешно ли обсуждать неблаговидные поступки священника?

Войти

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

  • Recent Entries
  • Archive
  • Friends
  • Profile
  • Memories
Читать еще:  Голикову наградили церковным орденом за восстановление монастыря

О Священстве — 2. Недостойные священники. Совершаются ли их Таинства? Священники и миряне

Уникальность дара священнической благодати в том, что благодать эта даётся не ради него самого, не ради собственного Спасения, но — ради Спасения ближних. Дары благодати в других Таинствах, как правило, ведут к вхождению в Царствие Небесное лишь своего причастника. Но дар Священства «не ищет своего»(1 Кор. 13, 5). Т.е священник может спастись лишь тогда, когда вместе с ним спасуться его пасомые. Св Иоанн Златоуст: «священнослужители «живущие на земле поставлены распоряжаться небесным, и получили власть, который не дал Бог ни ангелам, ни архангелам». Но если так высок дар, то и высока мера ответственности за него. Страшна участь того священника, который не исполняет своих обязанностей, кто «работает мамонне»! «Горе вам, книжники фарисеи, лицемеры, — обличает таких Господь, — что затворяете Царствие Небесное человекам; ибо сами не входите, и хотящих войти не допускаете!»,»да приидет на вас вся кровь праведная пролитая на земле» (Мф гл 23). Церковь говорит, что Св Таинства у такого священника тоже действенные, ибо они не от него исходят. Но лично с такими людьми Господь советоваться не рекомендует: «Что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; но по делам их не поступайте: ибо сами они говорят, а не делают». Как избрать духовника? — Господь также даёт критерий: «не может дерево худое приносить добрый плод». Перефразируя: «Не может яблоня породить морского ежа». Духовные плоды не могут быть плохими у хорошего священника. Если последствия слов пастыря дурны, то на нём домокловым мечём висят слова «дерево не приносящее доброго плода срубают и бросают в огонь»! И лучше бежать от такого «пастыря», что бы не попасть под гнев Божий!

Пастырь призван быть как бы «иконой» праведной жизни для своих пасомых. Не даром на оборотной стороне священнического креста надпись: «образъ буди вернымъ словомъ, житиемъ, любовию, духом, верою, чистотою». Если священник не таков, есть прямое указание ап Павла: «дурного отгребайтеся (избегайте)». И послушание такому пастырю приводит к духовной катастрофе: «Если слепой ведёт слепого, то оба упадут в яму» (Мф 15, 14). Подобное — не послушание, а раболепие и человекоугодничество — грех ведущий к погибели. Да не будем слепыми! И станем выбирать пастырей с разумом!

Вопрос: Если священнослужители ведут себя не достойно, соблазняя этим людей , отпугивая тем самым их от церкви , то не готовят ли они души к вечной погибели ? Ведь священникам мы верим больше , чем остальным. И многие люди из соблазнённых в церковь больше не пойдут.
«Оставьте их: они, — говорит Господь, — слепые вожди слепых; а если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму» (Мф.15.14)
Святитель Иоанн Златоуст отвечает так(ок.344.354-407): «Большое зло и слепым быть; но при слепоте не иметь руководителя и занимать должность вождя — двойное и даже тройное преступление. Если при слепоте не иметь вождя, то гораздо пагубнее браться водить другого».

Св Силуан Афонский: «Если бы люди видели, в какой славе служит священник, то упали бы от этого видения; и если бы сам священник видел себя, в какой небесной славе он стоит, то стал бы великим подвижником, чтобы ничем не оскорбить живущую в нём благодать Св Духа». Увы, не всегда священники стремятся к такому подвижничеству. Но совершаются ли Таинства у таких пастырей, которые запятнали себя теми или иными неблаговидными поступками, грехом? Можно ли, например причащаться у батюшки, который злоупотребляет спиртным или ведёт неупорядоченную жизнь? Св Иоанн Златоуст говорит: «Дары Божии не таковы, чтобы они зависели от священнической добродетели». В таких прискорбных случаях Господь по Своей любви, по Своему милосердию совершает Таинство ВОПРЕКИ личным качествам священника. И действует он по вере тех, кто с чистым сердцем и с любовию ко Христу приступают к Церковным Таинствам, ради тех, кто, независимо от добродетелей того или иного священника, всё равно надеется получить от Бога помощь, исцеление и освящение. Другое дело, что недостойному иерею участие в Таинстве будет в осуждение и вечную погибель! И наше дело, как христиан, не только молиться за таких болящих пастырей, но и указывать им на их недостатки. Так — мы не будем потворствовать греху. Интересно, что в католической практике есть целый монашеский орден, цель которого молитва за пастырей. У нас до революции — тоже были молитвенные сообщества, занимавшиеся тем же. По благословению св праведного Иоанна Кронштадского, между прочим. Что ж, если некоторые из наших братьев-священников падают, поможем им! Помолимся! И Господь «видящий тайное», видящий наше сокрушение и слёзы исправит их явно.

Не надо бояться анализа плодов деятельности того или иного пастыря! «По плодам их узнаете их» — говорит Господь. Осуждения — да, ведь мы не были в их положении! Этим убережёмся от раболепного потакания греху и принесём Богу истинные плоды любви к ближнему! Выбор духовника — очень серьёзное дело в наше безблагодатное время.

Если на священниках лежит такая большая ответственность, как на сослужителях Христовых, то какая ответственность лежит на певчих, регентах и просто обычных прихожанах? Как мы, миряне, участвуем в Таинствах? Католики отвечают на этот вопрос однозначно. В папской энциклике «mediator Dei» (1947г) чёрным по
белому написано: «Бескровная жертва. осуществляется одним священником, как представляющим Христа, а не как представляющем верных». Иными словами, паства — для католических иерархов лишь пассивное сообщество верующих, священник же — вице-Христос, который от имени Христа совершает Таинства. Не отсюда ли ветер дует, когда мы начинаем с пеной у рта отстаивать то, что нельзя обсуждать поступки батюшек ни в каком виде?
Православная традиция отвечает на вопрос об участии мирян в Таинствах иначе. Ап Пётр пишет, обращаясь к Церкви Христовой: «вы — род избранный, царственное священство, народ святой, люди взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет. народ Божий» (1 Петр. 2, 9-10). Это сказано ВСЕМ христианам, включая мирян: «царственное священство». Что это? Иносказание? У нас, православных, принято говорить именно о царственном священстве мирян. Разумеется, это не означает, что мы — например, приходские бабушки или певчие — обладаем той же благодатью, которую получают при рукоположении священники. Просто во всех своих священнодействиях Православная Церковь ЕДИНА; всё, что совершается в Церкви, совершается ПОЛНОТОЙ ЕЁ ТЕЛА — Христом, являющимя её главой, а также священством и последними бабушками в храме. Певчие, регенты и прихожане тоже сослужат Господу, но не как священники, а как члены единого церковного организма. Поэтому, при греховном заболевании одного из нас, страдает всё церковное тело.
Амвросий Медиоланский (4 в) пишет: «Разве сам народ не является священством? Кому было сказано ап Петром: «Вы — род избранный, царственное священство, народ святой»? Каждый помазывается на священство и каждый помазывается на царство, однако царство это духовное и священство духовное» (О Таинствах).

Тем самым, мы видим. что все — и священники и миряне вносят свой вклад в совершение Таинств. Есть иерархическое священство — наши батюшки, которые получили ОСОБЫЕ ДАРЫ Св Духа для предстояния перед Престолом Божиим. Но есть и царственное священство мирян — как всеобщность нашего участия в молитве при совершении Таинств.

Если кто-то из нас болен грехом — прихожанин ли, регент, певчий или священник, эта болезнь не может не сказываться на всём остальном Теле Христовом — Св Церкви. Давайте делать всё от нас зависящее для врачевания нас самих и наших ближних! И не будем калечить любимую нашу Церковь злостью, осуждением, мирян: «царственное священство». Что это? Иносказание? У нас, православных, принято говорить именно о царственном священстве мирян. Разумеется, это не означает, что мы — например, приходские бабушки или певчие — обладаем той же благодатью, которую получают при рукоположении священники. Просто во всех своих священнодействиях Православная Церковь ЕДИНА; всё, что совершается в Церкви, совершается ПОЛНОТОЙ ЕЁ ТЕЛА — Христом, являющимся её главой, а также священством и последними бабушками в храме. Певчие, регенты и прихожане тоже сослужат Господу, но не как священники, а как члены единого церковного организма. Поэтому, при греховном заболевании одного из нас, страдает всё церковное тело.

Амвросий Медиоланский (4 в) пишет: «Разве сам народ не является священством? Кому было сказано ап Петром: «Вы — род избранный, царственное священство, народ святой»? Каждый помазывается на священство и каждый помазывается на царство, однако царство это духовное и священство духовное» (О Таинствах). Тем самым, мы видим. что все — и священники и миряне вносят свой вклад в совершение Таинств. Есть иерархическое священство — наши батюшки, которые получили ОСОБЫЕ ДАРЫ Св Духа для предстояния перед Престолом Божиим. Но есть и царственное священство мирян — как всеобщность нашего участия в молитве при совершении Таинств.

И если кто-то из нас болен грехом — прихожанин ли, регент, певчий или священник, эта болезнь не может не сказываться на всём остальном Теле Христовом — Св Церкви. Давайте делать всё от нас зависящее для врачевания нас самих и наших ближних! И не будем калечить любимую нашу Церковь злостью, осуждением и нетерпением к чужому мнению! Не будем хуля наших братьев-христиан, распинать в них Господа! Будем бороться с грехом, а не с грешниками. И долготерпеливый Господь поставит нам, царственным священникам-мирянам, это в особую заслугу! И может быть исцелит все наши общие церковные «болячки», какими бы страшными они не были!

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector