0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Исповедь — зона риска для пастыря

Исповедь

Наиболее ценным средством в борьбе с диавольскими искушениями в жизни пастыря является исповедь. Пастырь должен как можно чаще исповедоваться, чтоб быть достойным совершителем таинств, чтоб восходить от силы в силу (Пс. 83, 8) в своей пастырской деятельности.

Как часто исповедовались святые пастыри древних времен, из жизнеописаний их не видно; это была сокровенная сторона их жизни. Но христианская исповедь есть лекарство. Следовательно, она более необходима для больных, чем для здоровых. Таким образом мы, нынешние пастыри, как не имеющие чистоты жизни древних пастырей, больше нуждаемся в частом врачевании себя исповедью. Главное, что должно побуждать нас чаще исповедоваться, это — наша Литургия. Как мы можем приступать к совершению Бескровной Жертвы, если совесть наша упрекает нас в каком-либо тяжком грехе? Не со смущением ли духа мы возьмем тогда в свои руки Тело Христово, когда будем возглашать с ним: «Святая — святым»? Если вообще от приступающих требуется «святость», т. е. отчужденность всякой страсти и украшение себя добрыми делами, то не тем ли более необходимо сложить с себя тяжкие грехи пастырю?

Если даже пастырь в известный промежуток времени не имел тяжких и смертных грехов, зато не много ли раз в году он согрешал одними и теми же грехами человеческой немощи? И как же, ощущая на себе бремя таких грехов, может он, без смущения совести продолжать служение Божественных литургий? Особенно как он приступит к Литургии в великие праздники, когда по торжественности дня хочется и службу совершить с более светлой и успокоенной душой?

Господу угодно даже одно наше понуждение себя к частому покаянию. Почему же? Потому, что это для нас как бы «ломка самих себя», ломка в жертву Богу; этим мы выражаем свое нерасположение жить в греховной нечистоте. Мерзость Господеви, — сказано, — путие развращеннии; приятны же Ему вся непорочнии в путех своих» (Прит. 11, 20); А так как Господь Бог Пресвят и по святости Своей чуждается порока, любит же добро и добрых, то, выражая в себе и одни порывы исповедаться, сложить с себя сознаваемые грехи, питая в сердце своем при каждой исповеди желание вести себя сдержанно от всякого порока, уже этим самым мы входим каждый раз в единомыслие с Ним, делаемся Ему угодными. Пастырь, сознавая, что он обязан исповедать грехи свои, уже одной этой мыслью сдерживается от повторения прежних согрешений.

Иерей Божий должен чаще прибегать к таинству Исповеди, этому великому средству очищения своих грехов. Таинство Исповеди решительно очищает все согрешения, соделанные словом, делом, помышлением.

Пастырь обязан располагать прихожан к частому говению. Но как будет он располагать их к этому, когда сам редко слышит высокотаинственные слова от своего духовника: «Да простит тя (брате) вся согрешения твоя… прощаю и разрешаю ти от всех грехов твоих…», когда сам редко испытывает и, следовательно, мало ценит радостное состояние духа после разрешения от грехов? А если священник будет очищать себя исповедью, то и для себя самого найдет более душевного покоя, и для народа станет священнослужителем с трезвенным духом и телом. Словом, тогда дух христианской и пастырской ревности постоянно будет в нем поддерживаться и воистину он будет духовным пастырем!

Исповедь — огромное средство в деле их духовного совершенствования и достойного предстояния пастыря пред престолом Божиим. Пренебрежение этим средством ничего другого, кроме вреда пастырскому делу и Церкви, принести не может. Скажем прямо: для верующих оно не может не быть соблазнительным, а для самого священника — неразумным, вредным и опасным. Без частой исповеди пастырь может духовно уснуть, и нужны бывают большие потрясения, чтобы разбудить его от этого сна.

Пастырь должен открыть свое сердце пред духовником, не скрывая от него ни единого греха. Но если кто утаивает грехи и не говорит на исповеди, то хоть и слышит от духовника «прощаю и разрешаю», но Дух Святой, как Сердцеведец, не простит и не разрешит его. Св. Ефрем Сирии говорит: «Если какой человек сделает что-либо недозволенное и держит в себе это скрытно, то скрытностью своей более радует внушившего сие беса, нежели самим делом»[86].

Пастырю Церкви необходимо также знать самому и разъяснять пасомым чрезвычайную важность таинства Исповеди при смущении помыслов. Иногда случаются помышления неверные и хульные на Бога или на Пресвятую Богородицу, на святых, на Святые Тайны, на иконы и т. д. Такие помыслы могут неожиданно возникнуть в любое время, даже во время молитвы или богослужения. Такие злые помышления, возникающие помимо нашего желания, есть внушение врага рода человеческого — диавола. Их надо презирать, как будто их и нет. Не допускать смущения и скорби, ибо этого и добивается диавол, но следует открыть их духовнику на исповеди.

В Патерике повествуется, как один брат смущаем был хульными помыслами, но стыдился исповедовать их. Часто ходил к старцам с намерением исповедать свои мысли, но когда приходил, стыд запрещал ему сделать это. Авва Пимен, к которому также неоднократно заходил этот брат, прозрел его борьбу и однажды сказал: «Чадо, сколько раз приходишь ко мне с помыслами, и снова со скорбью уносишь с собой, не исповедав их. Скажи мне, что тебя беспокоит?» Брат со стыдом отвечал: «Хульные мысли, и стыжусь высказать их!» Как только это произнес брат, тотчас почувствовал облегчение. Старец же сказал ему: «Чадо, когда придет к тебе хульный помысл, говори: я этой мысли не соизволяю, хула твоя на тебе да будет, диавол, помысла твоего не хочет душа моя. Всякие же мысли, — продолжал старец, — которые душа не хочет, недолго задерживаются, но скоро, как дым, исчезают». Брат, приняв совет, отошел, благодаря Бога.

Исповедь облегчает душу не только от хульных помыслов, но и от всего, что ее тяготит, от всего, чем пастырь мог согрешить в своей жизни. Св. Иоанн Златоуст говорит: «Будем во грехах своих не людей стыдиться, но убоимся, как должно, Бога, Который и ныне видит дела наши, и в будущем веке накажет непокаявшихся»[87]. За утаенные грехи пастырь еще здесь, на земле, во время предсмертной болезни, мучим бывает злой силой, а по смерти подлежит мучению во аде. Об этом есть много сказаний у св. отцов.

Читать еще:  Через неделю в России стартуют продажи обновленного BMW

Кто может скрыть свои грехи от Бога? Адам хотел скрыться в деревьях рая; пророк Иона хотел бежать в другой город, но встретил Господа в бушующем море. «Камо пойду от Духа Твоего, и от лица Твоего камо бежу?» — взывал Псалмопевец.

От Бога не уйдешь. Нужно жить с Ним; но чтобы жить с Ним, нужно оставить грех, потому что грех есть самое ужасное зло в мире. От него пастырь, как и всякий человек, терпит всякие бедствия здесь, на земле, через него он лишается вечного блаженства.

В заключение вопроса о борьбе Господа Иисуса Христа с искушениями и значении этого примера для пастырей Церкви Христовой необходимо обратить внимание и на роль самих искушений в жизни пастыря и пасомых.

Вначале было уже сказано, что причина искушений заключается в том, что, во-первых, враг рода человеческого стремится воспрепятствовать пастырю в устроении Царства Божия на земле; во-вторых, пастырь, как и каждый христианин, должен вести борьбу за свободу духа от страстей. И пастырю не следует смущаться искушениями, ибо посредством их, как железо в огне, он испытывается в вере, любви и смирении. Св. апостол Иаков пишет: «Всяку радость имейте, братие моя, егда во искушении впадаете различна… Блажен муж, иже претерпит искушение, зане искусен быв, приимет венец жизни…» (Иак. 1, 2—12). Поэтому искушения имеют большое значение для духовного возрастания пастыря, если только он ведет борьбу с ними, ибо «аще и внешний наш человек тлеет, обаче внутренний обновляется по вся дни» (2 Кор. 4, 16).

Если же пастырь сребролюбив, самонадеян и т. д., то лишь только потому, что он не ведет борьбы с искушениями. Каждое искушение, прежде чем оно выразится во внешней жизни пастыря, начинается с греховного помысла. Пастырю, который по своему положению в этом мире обязан быть беспорочным, более всего необходимо быть внимательным к своим помыслам, чтобы не дать им претворяться в дела, а затем в пороки. «Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища кого поглотить» (1 Пет. 5, 8). «Не будем спать… но будем бодрствовать и трезвиться» (1 Сол. 5, 6). Сам Спаситель указал на необходимость борьбы с помыслами, когда сказал, что блуд совершается даже тогда, когда кто «смотрит с вожделением» (Мф. 5, 28), т. е. наслаждается блудными помыслами.

Постоянно бодрствуя, пастырь избежит многих падений (а он обязан хранить себя от падений, чтобы не быть соблазном для пасомых), если будет вести борьбу с искушениями и, прежде всего, с греховными помыслами. Пастырь должен хранить себя и от рассеянности, потому что рассеянность ума дает повод к возникновению греховных помыслов.

Имея целью своей жизни и деятельности спасение душ человеческих, искоренение из них всякого зла и приближение их к Богу, пастырь делает все возможное, чтобы устранить препятствия для них на пути к Царству Небесному. Но истинным руководителем и пастырем может стать только тот, кто сам научился преодолевать эти препятствия, т. е. искушения, кто в борьбе с ними постоянно нравственно совершенствуется. Архиепископ Антоний (Храповицкий), раскрывая значение духовного подвига пастыря для воздействия его на пасомых, приводит в своем труде слова одного старца, который, благословляя молодого иеромонаха на общественную деятельность, сказал: «Поезжай, работай, но духовной жизни не оставляй и помни, что никогда тыне сделаешь добра ни больше, ни меньше, чем сколько будет его в тебе самом»[88].

Напротив, нежелание преодолевать искушения отрицательно влияет на паству и разрушительно действует на все дело устроения Царства Божия на земле. Таким образом, пастырь, преодолевая искушения, примером своей жизни приводит ко спасению и пасомых. Об этом высоком значении жизни пастыря говорит св. Иоанн Златоуст: «О какая требуется от пастыря высота жизни! Как она одна сильна для того, чтобы вести нас в Царство Небесное!»[89] Поэтому пастырь всеми силами должен стараться поддерживать в себе мужество и дерзновение против бесплотного врага, непрестанно искушающего его. Тогда только он может быть обличителем пороков людских, истинным служителем Всевышнего Бога и продолжателем дела Христова.

Читайте также

Исповедь

Исповедь Наиболее ценным средством в борьбе с диавольскими искушениями в жизни пастыря является исповедь. Пастырь должен как можно чаще исповедоваться, чтоб быть достойным совершителем таинств, чтоб восходить от силы в силу (Пс. 83, 8) в своей пастырской деятельности.Как

ИСПОВЕДЬ

ИСПОВЕДЬ Пришел как-то Сазиков. Стоял, мялся, то о том, то о другом разговаривал, а потом сказал: «Отец Арсений! Хотел бы исповедоваться, если допустите. Видно, конец скоро придет, не выйдешь из «особого», а грехов много ношу, очень много».Трудно в лагере на час, на два из

Исповедь

Исповедь Священное Писание об установление исповеди «Сказав это, дунул, и говорит им: примите Духа Святаго. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся» (Ин.20:22—24).«И дам тебе ключи Царства Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на

11:18 — 12:6 «Исповедь»

11:18 — 12:6 «Исповедь» Пророку Иеремии принадлежат несколько молитв, иногда называемых «исповедями», в которых он старался выразить обуревавшие его чувства (см.: «Вступление»). Данный отрывок содержит первую из таких исповедей, точнее сказать, первые две (11:18–23; 12:1–6). В них

18:19–23 Исповедь

18:19–23 Исповедь Иеремия обращается к Богу, сетуя на свое бедственное положение. Как и в первой исповеди (11:18–23), причиной этого сетования является заговор против него его соплеменников. Иеремия упоминает «священника, мудрого и пророка» (18). Священники считались

Исповедь

Исповедь Тебе я доверяю, Боже, Глубины сердца моего. И хоть грехи мой дух треножат, Твоя Любовь – залог всего Хорошего, чем я богата, Что Ты по милости мне дал. Прости, коль в чём я виновата, Коль растеряла щедрый дар. Тебе я доверяю, Боже, Все тайники моей души: Сомнения, что

Исповедь

Исповедь Таинство Покаяния, или исповедь, установлено еще в апостольские времена Самим Господом. Каждый православный христианин, если его в чем-нибудь обличает совесть, идет в церковь и кается в своих грехах у священника на исповеди. «Если в чье-либо сердце тайно вкралась

Исповедь

Исповедь Исповедник вызывает раскаяние. Католические миссионеры с большим удивлением обнаружили, что исповедь была обычной практикой в Перу. Она также практикуется и среди других американских народов, таких, как уйчоль в Мексике (исповедуются женщины, а мужчины всегда

Исповедь

Исповедь Тогда Иуда… раскаявшись, возвратил тридцать сребренников первосвященникам и старейшинам, говоря: согрешил я… Мф.27,3-4 Тебе, Тебе единому согрешил я, и лукавое пред очами Твоими сделал… Пс. 50, 6 Устная исповедь — самое страшное оружие в руках западной церкви по

Читать еще:  Толковый словарь: Виноват ли «безвиновный»?

Исповедь

Исповедь «Аще речем, яко греха не имамы, себе прельщаем, и истины несть в нас. Аще исповедаем грехи наша верен есть и праведен, да оставит нам грехи (наша) и очистит нас от всякия неправды». 1 Ин. 1, 8–9. Сказал Господу грехи с сокрушением сердца — и растаяли; вздохнул, пожалел о

ИСПОВЕДЬ

ИСПОВЕДЬ Пришел как-то Сазиков. Стоял, мялся, то о том, то о другом разговаривал, а потом сказал: «Отец Арсений! Хотел бы исповедоваться, если допустите. Видно, конец скоро придет, не выйдешь из «особого», а грехов много ношу, очень много».Трудно в лагере на час, на два из

ИСПОВЕДЬ

ИСПОВЕДЬ Исповедаю аз многогрешный (имя рек) Господу Богу и Спасу нашему Иисусу Христу и тебе, честный отче, вся согрешения моя и вся злая моя дела, яже содеял во все дни жизни моей, яже помыслил даже до сего дня.Согрешил: Обеты Св. Крещения не соблюл, иноческого обещания не

Исповедь

Исповедь Исповедь — требование Церкви, чтобы помочь человеку увидеть свою тень.Исповедь — требование Церкви, чтобы помочь человеку открыть душевные раны, которые он прикрывает видимостью здоровья.Исповедь — требование Церкви, чтобы помочь человеку открыть свою

Исповедь

Исповедь Есть в жизни нашей Церкви таинство, веками игравшее огромную роль в духовной жизни христиан. Причем успех или неудача здесь больше, чем где–либо, зависят уже не столько от внешних условий, сколько от чуткости, ума и сердца самих священнослужителей. Речь идет о

ИСПОВЕДЬ

ИСПОВЕДЬ 1. Можно ли исповедоваться по запискеЧтобы исповедь шла и совершалась более удовлетворительно, попробуйте записывать все, что лежит на совести, и, приступив к духовному отцу, попросите пересказать ему все по записи. После этого, если он пожелает еще о чем-либо

Исповедь

Исповедь В свете величия Божьего мы призваны честно оценивать себя в сопоставлении с Ним. Это второй аспект богослужения — исповедь. Духовная дисциплина призывает к регулярному признанию нашей истинной природы и определенных действий и позиций в недалеком прошлом,

Исповедь в православной церкви

Зачем нужно исповедоваться?

Многие из тех, кто только первый раз собирается идти на исповедь, задаются этим вопросом. Зачем мне рассказывать свои грехи какому-то священнику, если я и сам в них раскаиваюсь перед Богом?

Да, конечно, раскаиваться и просить прощения у Бога за свои грехи не только можно, но и нужно. Но также необходимо и исповедовать эти грехи в церкви. Для начала следует помнить одну из главных истин: «Нет ничего тайного, что не стало бы явным». Как бы вы не скрывали свой грех, для Бога тайн нет, и Он видит абсолютно все, что вы делаете и даже думаете. Поэтому, если грешите, будьте готовы ответить за свои дела. Кроме того, нужно помнить, что церковное таинство — это, выражаясь бытовым языком, помощь квалифицированных специалистов. Чтобы было понятнее, представьте ситуацию, что вы, поскользнувшись, упали в грязную лужу. Конечно, вам будет стыдно за свою испачканную куртку, но разве этого достаточно для того, чтобы она стала чистой? Конечно, нет. Вам придется сдать ее в химчистку, где мастера очистят ее с помощью специальных средств. Иначе куртка ну никак от грязи не избавится.

Как подготовиться к исповеди в церкви

Безусловно, к исповеди нужно готовиться. Причем, если подготовка к другим таинствам представляет собой большей частью пост и молитву, то исповедь — это прежде всего огромная внутренняя работа и психоанализ.

Бывает так, что человек зашел в храм и решил сразу исповедоваться. Он начинает с трудом припоминать какие-то свои дурные поступки, вдаваться в подробности, в итоге за 15 минут еле-еле успевает исповедовать 2-3 греха. Безусловно, Бог по Своей милости принимает и такую исповедь, но куда ценнее, когда исповедник готовился заранее, когда его душа оплакала все плохое, что творил человек в своей жизни, пережила это заново и раскаялась.

Существуют специальные пособия, где перечислены все возможные грехи. И стоит просто пройтись по ним применительно к себе. И, если хватит мужества быть откровенным хотя бы с самим собой, вдруг понимаешь, что нет такого греха, который бы не совершал, и заповеди, которую бы не нарушил. «Не убий». Конечно, вряд ли кто-то из нас выходил с ножом на большую дорогу. Но сколько раз в жизни мы убивали словом. Оскорбили кого-то, бросили в сердцах злые слова, не задумываясь, в каком состоянии был оскорбленный нами человек и не стало ли это для него последней каплей. «Не укради». Нет, мы не забирались с отмычкой в чужую квартиру, но использовали служебный интернет в личных целях или утащили с работы пачку бумаги. Казалось бы, мелочь, ведь все так делают, да? И так до бесконечности — достаточно лишь копнуть. Очень полезно записывать свои грехи, это позволяет человеку как-то упорядочить мысли и не путаться во время исповеди.

Кто раскроет тайну исповеди

Ирина, здравствуйте! Согласно церковному каноническому праву священник не может нарушить тайну исповеди. «Поведанное на исповеди никогда и ни при каких обстоятельствах не может быть сообщено никому. Священник должен не только блюсти эту тайну и не выдавать ее в разговорах служебных и на допросах полицейских, но он должен всегда помнить это и быть настороже. Ни намеком, ни выражением, ни в проповеди, ни в разговорах священник не смеет рассказывать того, что ему было поведано при совершении им таинства покаяния», — учит будущих пастырей — духовных наставников верующих (паствы) — профессор, архимандрит Киприан Керн. Тайну исповеди охраняет и закон. «Священнослужитель не может быть привлечен к ответственности за отказ от дачи показаний по обстоятельствам, которые стали известны ему из исповеди» (ч. 7 ст. 3 ФЗ «О свободе совести и религиозных объединениях»). И за открытие греха, рассказанного ему на исповеди, священника накажут запретом служить на три года, причем каждый божий день ему надо будет класть по сто поклонов.

Так что никакие тайны, Ирина, священник не выдаст. А вот мы, напротив, как раз этим и займемся. В том смысле, что у нас сегодня секретные материалы — я-то ведь никакими каноническими обязательствами не связана, никто меня за раскрытие тайн поклоны бить не заставит, поэтому мы сегодня публикуем, что же священники думают о нас, им исповедующихся. Это крайне интересно — не из пустого любопытства, а потому что помогает понять, какой должна стать наша исповедь.

Но перед сеансом разоблачения давайте разберемся, почему мы вдруг заговорили о том, как надо каяться. В прошлых статьях мы объясняли, что церковная жизнь не магический ритуал: пришел в нужный момент на главное богослужение — Божественную литургию, подошел, как надо, к священнику, поставил, где нужно, свечки и проси, что хочешь. Такой договорной подход унизителен по отношению к великой божественной любви к нам, которая была явлена такой жертвой — добровольным, из любви, принятием Христом крестных страданий и крестной смерти. Еще мы говорили о том, что Божественная литургия строится вокруг главного таинства — таинства причащения, когда верующий под видом хлеба и вина вкушает (причащается) Самого Тела и Крови Иисуса Христа — во оставление грехов и в жизнь вечную. Но принимать в себя Тело и Кровь Христову можно, только будучи очищенным. О том, как вычищать себя от грязи накопившихся грехов, и будет сегодняшний разговор — на примере тех, кто делал это до нас.

Читать еще:  Грузинская Патриархия выступила против ЛГБТ-марша в Тбилиси

Итак, основные типы грешников. По книге архимандрита Киприана Керна (1899-1960 гг.) «Православное пасторское служение».

Простец, самый легкий для пастыря образ грешника. Ум его не перегружен рассудочностью, сердце открыто для любящего отеческого слова духовника. У таких ясно осознание греха и греховности. Они, может, не читали трактатов по богословию и слыхом не слыхивали о категорическом императиве Канта, но совесть их исключительно чутка и бескомпромиссна. Грех их тяготит, они его страшатся и жаждут от него освободиться через искреннее покаяние и молитву священника. Они не будут вступать с духовником в рассуждения о философских предметах, но и не будут запираться в грехах. Они смиренны, кротки, с охотой слушают поучение священника и благодарны ему за это. Легко вспоминают свои грехи, часто приговаривая: «виноват словом, делом, помышлением, всеми чувствами» и потом перечисляют особенно тяготящие грехи. Грех для них есть грех. У них нет двоемыслия: с одной стороны, это может быть и грех, но с другой, если принять во внимание то-то и то-то, может быть это и не грех.

Интеллигент, полная противоположность простецу. И по своему прошлому, и по культурному багажу, и в своем отношении к Церкви, и по подходу к греху он несет нечто тягостное, болезненное. Тип человека, отличающегося высокой интеллектуальностью, свойственен всякому народу, но тип интеллигента — продукт только русской истории, неведомый Западу. На нем сказались исторические, культурные, бытовые влияния, европейской цивилизации несвойственные. Этот тип, в его классическом облике, вероятно, будет сметен историей, но в своей основе он несет типично русские черты, которые сохранятся, как бы жизнь ни повернулась.

Особенности интеллигента: 1) повышенная рассудочность и привычка говорить от книжных авторитетов; 2) недисциплинированность мысли, отсутствие того, что отличает людей латинской культуры, — уравновешенность, ясность мыслей и формулировок; 3) оппозиционность всякой власти и иерархичности, будь то государственная или церковная; безбытность и боязнь любой устроенности: семьи, сословия, церковного общества; склонность к нигилизму, сохраняющемуся и в духовной жизни; влияние всяких в свое время острых течений, вроде декадентства, проявляющееся в изломанности и изуродованности душевной. В своем подходе к покаянию такой тип труден и для себя, и для священника. Мало кто смог окончательно отрясти с себя прах былых болезней; неясность, смятенность души обнаруживается и в образе мышления, и в способе выражаться. Такие часто не способны ясно сформулировать свои душевные состояния. Они почти всегда находятся в плену своих «переживаний» и не умеют даже просто перечислять свои грехи, ходят вокруг да около. У них нет ясного сознания греха, хотя это не означает, что они лишены нравственного чувства. Напротив, часто это носители общественной честности, с кристальной душой, высоким моральным уровнем, щепетильные к себе, не способные ни на какой предосудительный поступок. Но в своем отношении к внутренней жизни они пленены мудрствованиями и излишними рассуждениями. Исповедь их рассудочна, они любят резонировать, не соглашаться «с данным мнением». Прекрасные диалектики, они приносят эту свою способность и к исповедному аналою, охотно вступают в прения, и «все равно остаются при своем особом мнении». Начав с расплывчатой исповеди, в которой преобладают неопределенные части речи: «как бы вам это объяснить» и прочее, затем легко пускаются в отвлеченные рассуждения. И, совершенно не считаясь с тем, что за ними стоит целый хвост ожидающих таинства, начинают задавать священнику замысловатые богословские вопросы, забывая, что исповедь никак не является для этого удобным моментом. Вместо ясного перечисления своих грехов пускаются в общие рассуждения: «меня страшно мучает вопрос, как Бог допускает страдания невиновных детей?» и все в таком роде. Часто жалуются на сомнения, это маловеры.

Самодовольная совесть. К сожалению, часто встречающийся тип исповедующихся. Это люди, независимо от того, интеллектуалы они или нет, малосознательны в своей духовной жизни, они утверждены в религиозном самодовольстве. Их отличает особое духовное благополучие. Ничто в духовной жизни их не тревожит. Кодекс их моральных требований скуден, они стараются не задумываться над духовными вопросами, считая это для себя необязательным. Духовного голода у них нет. Моральный кругозор сужен. Их можно упрекнуть в духовной самовлюбленности. Эти люди на исповеди: 1) перечисляют свои достоинства, внешние положения, твердо верят в свои заслуги; 2) легко каются в грехах своих близких (жены, мужа, детей, тещи); 3) чаще всего просто признаются, что у них «никаких особых грехов нет», что они никого не убили, ничего не украли и вообще ни в чем не грешны. Они создали себе целый ряд успокоительных формул и извинений. Замечательный французский католический писатель Леон Блуа называл таких «духовными буржуа». Таким в христианстве надо всему учиться заново, а именно: что грех — это болезнь души; что греховность есть последствие общего для всех первородного греха; что бороться с грехом надо в самом начале его зарождения; что деление грехов на мелкие и крупные есть одно из опаснейших успокоений; что грех вовсе не есть одно только греховное, злое дело, а коренится в глубинах души, в закоренелых страстях; что каждый христианин должен быть подвижником, аскетом, идти узким путем, ведущим ко спасению, а не широким, направленным в ад; что Евангелие и Церковь не могут устареть, что это понятия и реальности вечные, и уж если они не соответствуют нашим привычкам, то не Церковь и не Евангелие надо приспосабливать к этим привычкам, а себя подчинять дисциплине Церкви и заповедям Христовым.

Молитва преподобного Варсонофия Великого

Владыко Господи, поскольку и забыть свои прегрешения есть грех, то я во всем согрешил Тебе, Единому Сердцеведу; Ты и прости мне все по Твоему человеколюбию; тем-то и проявляется великолепие славы Твоей, когда Ты не воздаешь грешникам по делам их, ибо Ты препрославен во веки.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector