0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как в СССР «зачищали» религиозную сферу Украины

Содержание

Оккультисты «Аненербе»: что нацисты искали в СССР

Черпая силы в оккультизме, фашистская Германия отыскивала артефакты по всей Евразии, грабя европейские музеи и засылая экспедиции в отдалённые уголки континента. Создавая искусственную историю и нацистскую идеологию, гитлеровцы искали, на что опереться. Им было важно найти не только мифическую «прародину арийцев» Гиперборею, но и получить «тайные знания» древних цивилизаций. Немцы верили, что это позволит совершить прорыв в науке.

Коллаж © LIFE. Фото © Wikipedia

Специалисты из научного отдела нацистов «Аненербе» не обошли вниманием и СССР, сосредоточившись на трёх направлениях: южном, в которое входили Крым и Кавказ, рязанском и северном, куда входили Карелия и Кольский полуостров.

Изучить артефакты в СССР им позволил мирный договор, заключённый с Германией прямо перед войной: в Советскую Россию поехали нацистские военные и учёные якобы для обмена опытом. На самом деле они собирали материалы о кладах, забираясь под видом филологов в деревни, вели учёт предметов искусства, каталогизировали библиотеки, в которых хранились старинные рукописи, и брали на учёт археологические находки, которые могли бы подтвердить теорию превосходства германской расы над «недочеловеками». НКВД на такие «чудачества» внимания не обращал: главное, чтобы иностранцы не крутились вокруг военных заводов.

Символика «Аненербе». Фото © Wikipedia

А немцы уже разрабатывали директивы: вывозу из СССР в подвалы «Аненербе» подлежали археологические находки, религиозные и античные артефакты. Предписывалось сохранять предметы, созданные немецкими мастерами, «жидобольшевистское искусство» подлежало уничтожению — рабам оно ни к чему.

Артефакты крымских готов

В Крыму усилия гитлеровцев были направлены на поиски артефактов Готии — государства германцев, которое возникло во времена Великого переселения народов и просуществовало девять веков. Позже Готия вошла в княжество Феодоро, а сами готы ассимилировались. Впрочем, в XVIII веке их поселения встречались у крепости Мангуп, население говорило на родном языке и исповедовало ислам.

Больше всего нацистов интересовали артефакты готских королей. Сказания о них тревожили воображение немецких оккультистов, и руководство требовало во что бы то ни стало добыть священные предметы.

И тогда гитлеровцы обратили внимание на Керченский историко-археологический музей, в экспозиции которого были античные статуи, барельефы и предметы из могилы германской женщины, которые найдены в 1925 году под селом Марфовка. О том, что женщина — гот, говорили две золотые фибулы, которыми был сколот её плащ, — главный признак одежды германцев.

Могилу нацисты объявили захоронением легендарной королевы-воительницы Федеи. Главным артефактом, за которым начали охоту оккультисты «Аненербе», стала диадема Федеи — корона из чистого золота, украшенная крупными зёрнами граната. Помимо неё в могиле были найдены золотые монеты, фибулы, серьги и подвески, бусы из золота, золотые маски, кольца и браслеты.

До войны нацисты пытались выкупить клад через американского миллионера Арманда Хаммера, с которым большевики охотно сотрудничали, но советские археологи отказались продавать артефакты. Тогда было решено завладеть короной во время войны.

В 1941 году золото из Керчи было перевезено в Краснодарский краеведческий музей, причём в море катер с артефактами буквально сопровождал «мессершмитт», который то и дело проходил на бреющем полёте, но не стрелял. Очевидно, пилот боялся повредить драгоценности.

В феврале 1942 года золото было вывезено в Армавир — руководителю подразделения «Аненербе» Карлу Керстену снова ничего не досталось. В Армавире коллекция из Керчи попала под бомбёжку, но чемодан с диадемой Федеи уцелел. Сотрудница музея вывезла чемодан из Армавира и в станице Спокойной передала его бухгалтеру Якову Лободе, а тот сдал под роспись комиссару партизанского отряда И. Малькову. Больше золото Федеи никто не видел.

Фото © Kinopoisk / «Индиана Джонс: В поисках утраченного ковчега»

Зато известно, что занимающееся поисками диадемы подразделение «Аненербе» под командой Карла Керстена базировалось в станице Спокойной. Эсэсовцы закончили работу и уехали в Германию в конце ноября 1942 года. Скорее всего, они нашли диадему Федеи и увезли её с собой. Всего в чемодане с золотом было 719 предметов весом 80 килограммов.

Из разбомблённого музея в Армавире нацисты вывезли всё, что смогли найти, — 45 ящиков артефактов. Часть коллекции была после Победы найдена в подвалах Хохштадта в Баварии. Девять ящиков с ценными экспонатами были утрачены — их разграбили американцы. Об этом говорилось в записке, найденной на дне одного из ящиков, которую, возможно, написал советский историк, вывезенный немцами из Киева.

Вольфрам Зиверс. Генеральный секретарь «Аненербе». Фото © Wikipedia

Из Таганрогского историко-архитектурного музея было изъято 587 предметов, среди которых были уникальные изделия Востока и 26 археологических артефактов.

Искали идолопоклонников, а нашли воду

Ещё одним сакральным местом в СССР фашисты считали Кавказ. Недаром в разгар боёв Гитлер приказал водрузить на Эльбрусе нацистское знамя.

Здесь немцы искали следы присутствия филистимлян, которые якобы происходили с Кавказа. Народ этот с его культом дьявола — Вельзевула — очень интересовал Гитлера, ведь филистимляне были старыми недругами иудеев.

Вельзевул. Фото © Wikipedia

Неожиданно для себя нацисты нашли на Кавказе другое сокровище — уникальную по своему составу воду озера Рица. Немецкие медики объявили, что она подходит для разработки искусственной крови, в которой так нуждались многострадальные немецкие солдаты.

Поиски нибелунгов и охота на шаманов

О существовании на Севере древней Гипербореи было известно со времён античности. Нацисты наполнили легенду новым содержанием: философ Герман Вирт в 1928 году заявил, что немцы происходят от потомков гиперборейцев, а «неполноценные народы» — от обитателей континента Гондвана. Главная «беда» человечества была в том, что расы «смешались» — это привело «к упадку».

Альберик и другие нибелунги отдают Зигфриду сокровища. Рис. Артура Рэкхема к эпической поэме «Песнь о нибелунгах». Фото © Wikipedia

Поэтому вторым направлением оккультистов стал захват Карелии и Кольского полуострова, поиск Гипербореи и её артефактов. Искали даже золотую чашу викингов, считая, что она и есть святой Грааль, который даёт бессмертие.

Читать еще:  Зашто се Воздвижење Крста Господњег слави 27. септембра

Захватить Кольский полуостров фашистам не удалось: они увязли в позиционных боях в 50 километрах от норвежской границы. А в Северной Карелии они исследовали пещеры, очевидно, надеясь найти мифический народ — нибелунгов. Известно, что немцы привозили в Карелию буровые установки и делали глубокие скважины у Сейдозера, славящегося своими сейдами — сооружениями из камней.

Есть версия, что у саамских шаманов — нойдов — нацисты переняли механизмы манипуляции сознанием людей. Согласно норвежским легендам, нойды могли не только повелевать погодой, но и наводить морок на вражеские армии. Возможно, именно шаманские практики были использованы, чтобы стереть память у 50 тысяч «расово чистых» русских детей, которых немцы за годы войны вывезли в Германию. Детям буквально зачищали память, и уже через несколько месяцев они не помнили ни родителей, ни языка.

Агриков меч, или Захоронение Зигфрида

Гитлер настолько уверовал в магию древних артефактов, что зимой 1941/1942 года снял с удара на Москву танковый корпус Гудериана и отправил его на Рязань — защищать очередной отряд «Аненербе», который рыскал там в поисках артефактов. При этом был отдан приказ ни в коем случае не обстреливать район от Рязани до Мурома.

Facebook

Unsupported Browser

Богослов.Ru

Как в СССР «зачищали» религиозную сферу Украины

В архивных фондах спецслужбы сохранился интереснейший документ – докладная записка КГБ при СМ УССР в КГБ СССР от 17 октября 1959 г. «О результатах агентурно-оперативной работы органов госбезопасности на Украине по борьбе с вражескими элементами из числа церковников и сектантов за период с 1944 по 1959 год» [1].

Этот непродолжительный период исторического времени вобрал в себя, по сути, два качественно отличных этапа государственно-церковных отношений в СССР.

Период с конца войны и до примерно 1954 года характеризовался относительно умеренным отношением властей к Православию, сворачиванием политики массового репрессирования клира и верующих (исследователи иногда называют эти годы «конкордатом» между властью и РПЦ). Времена же правления Никиты Хрущева (1953–1964 годы) отмечены нарастающим и ожесточенным преследованием Церкви, закрытием храмов и курсом на полное искоренение религии в рамках обещания КПСС построить коммунизм к 1980 году…
Сакраментальная статистика

В послевоенные годы, отмечали контрразведчики, удалось разоблачить свыше 100 агентов немецких спецслужб и репрессивных органов среди клира РПЦ, РКЦ, УГКЦ, УАПЦ, активистов религиозного подполья. В «актив» чекистов занесены ликвидация «через агентуру» греко-католической церкви, «полная ликвидация» подполья иеговистов-ильинцев, апокалипсистов, адвентистов-реформистов, хлыстовских сект, «прекращение деятельности» путем «профилактики и разложения» свыше 3000 православных общин, присоединение свыше 12 тыс. нелегалов-пятидесятников с зарегистрированной конфессией евангельских христиан-баптистов (ЕХБ). Был разгромлен нелегальный центр пятидесятников во главе с Бидашем, Понурко, Калеником, Гулой и Чайкой.

В 1954–1959 гг. были нейтрализованы «основной и запасной» центры подполья иеговистов-рутерфордовцев, связанные через Краковский центр со Всемирынм иеговистским центром в Бруклине (США), а также нелегальные центры пятидесятников, адвентистов-реформистов (всего осудили 39 их активистов), обнаружили 6 нелегальных типографий иеговистов, у них же изъяли дензнаков и золота на 300 тыс. рублей.

В Харьковской, Сталинской, Луганской, Запорожской и Ровенской областях ликвидировали 35 нелегальных групп и 20 подпольных молитвенных домов ИПЦ, иннокентьевцев, иоаннитов, арестовав 78 их участников. По лини «церковно-монархического подполья» отчитались о ликвидации «Правобережного центра ИПЦ» (М.Костюка), «Левобережного центра ИПЦ» (Серифим (Шевцов), И.Бесхутрый), групп ИПЦ Сорокина (Луганщина), Грицана (Ровенская область), общин подгорновцев Дудника и Фурдыло (Слобожанщина), михайловцев (М.Кокитько), игнатьевцев (Харьковщина), иннокентьевцев (Винницкая область). Органы КГБ прекратили деятельность общин мурашковцев, духоборов (Загривный).

Правда, отмечалось в документе, в 1955–1956 гг. досрочно вернулось около 3 тыс. «церковно-сектантских авторитетов», что привело к активизации деятельности ряда религиозных течений и подполья. В частности, ряды ЕХБ и адвентистов седьмого дня выросли за два годы на 17,5 тыс., в т. ч. – на 5000 молодых людей. Всего же в 17 деноминациях (проходивших по документам КГБ УССР как «секты») в 1958 г. состояло 158 тыс. человек (включая 14 тыс. незарегистрированных пятидесятников, 7,5 тыс. иеговистов и др. «нелегалов») [2].

В ответ спецслужба усилила агентурную работу, продвигая свои источники в руководящие звенья религиозных формирований (в 1954–1959 гг. в них удалось внедрить 66 квалифицированных агентов), усиливая контрразведывательные мероприятия (совместно с внешней разведкой) против зарубежных «церковно-сектантских центров».

Приводилась интересная статистика арестов в «конфессионом разрезе». Оазалось, что в указанный период (и до 1961 г. включительно – в упомянутый документ позже внесли рукописные дополнения) органы госбезопасности арестовали 7235 служителей и верных религиозных конфессий и псевдорелигиозных организаций. В их числе: 462 представителя православного духовенства, 2194 «церковника» (актив мирян РПЦ, участники «церковно-монархического подполья»), 88 католиков, 601 греко-католик, 2439 иеговистов, 781 пятидесятник, 120 евангельских христиан-баптистов (ЕХБ), 12 адвентистов седьмого дня, 130 малеванцев, 46 мурашковцев, 21 реформат (венгры Закарпатья), 45 апокалипсистов, 19 скопцов, 7 молокан, 5 хлыстов…

Палачи и «мелкая сошка». Как Крым «зачищали» от сотрудничавших с врагом

Передовые части Красной Армии в апреле 1944-го крымчане встречали со слезами. Люди норовили обнять шагающих мимо солдат, дотронуться до них, мальчишки тянули руки к танкистам — вдруг да подхватят кого-то и провезут на броне. Войска уходили дальше вглубь полуострова, оставляя в освобождённых городах госпитали, военные комендатуры и «особистов» воинских частей. Для них начиналась большая работа.

От старосты до уборщицы

Начальник полиции Зуйского района Мефодий Чечёткин своим примером показывал подчинённым, что он вовсе не кабинетный работник. Он практиковал пытки и избиения, лично расстреливал военнопленных и мирных жителей района, на совести у него как минимум 70 человек. Староста этого же района Плаксин лично не убивал, зато отлично справлялся с разграблением колхозов, вывозом всего добра, что приглянулось новым хозяевам. Собирал списки молодёжи для угона в Германию.

Таких, с кровью на руках и активно выслуживавшихся перед фашистами, искали в первую очередь. «Случалось даже, что особые отделы исполняли сразу и репрессивные функции, — рассказывает кандидат исторических наук, преподаватель Крымского федерального университета Дмитрий Омельчук. — Например, партизан Андрей Сермуль приводил в своих воспоминаниях эпизод, когда особый отдел 8-й Воздушной армии в Бахчисарае арестовал четырёх карателей и тех сразу же повесили. По-видимому, такой случай был не один».

После Керченско-Феодосийской десантной операции 1942 года, когда на три с небольшим месяца Керченским полуостров снова стал советским, «работа» с теми, кто успел посотрудничать с врагом, была очень жёсткой. Пожалуй, считает Дмитрий Омельчук, власть не понимала сама, что с этими людьми делать. «Потому и расстрелы были поголовными: остался механиком в типографии работать — расстрелять, работал, как и раньше, пожарным — приговорить к расстрелу, — перечисляет он. — Понятно, что вина назначенного немцами городского головы Токарева — к слову, он занимал эту же должность в 1919 году при белых, была несопоставима с провинностью какого-нибудь слесаря. Но были ситуации, когда сформулировать обвинение оказывалось нелегко. Так, после десантной операции в муниципалите Феодосии отыскали заявления местных женщин, выразивших согласие работать в организуемом немцами борделе. Сразу же их арестовали и выслали за пределы полуострова».

Читать еще:  Что такое великие (царские) часы в канун Рождества Христова?

Но в 1944 году существовала уже отработанная схема действий. За год до этого в партизанские отряды были заброшены специальные группы из работников органов, которые составляли списки всех, кто активно сотрудничал с врагом. Кроме того, сохранилась часть агентурной сети, подготовленной до оккупации полуострова — и эти люди, кроме оперативных сведений, помогали пополнять «реестр» коллаборационистов.

Странная «лотерея»

Лаврентий Берия в одном из своих донесений Сталину о положении дел в Крыму, докладывал о значительном количестве заявлений в органы милиции. Удивляться этому не приходится: большинство крымчан за два с лишним года настрадались, потеряли близких, а сотрудничавшие с оккупантами жили намного лучше и безопаснее. Потому и сдавали их, как говорится, по полной программе.

Нормативные документы, позволявшие отделить палачей от «помощников» вражеского режима, к этому времени уже имелись. Те, кто активно сотрудничал с фашистами или запятнал себя кровью — изменники. Рассчитывать они могли на расстрел или внушительный срок в лагерях. Для остальных наказание могло быть мягче, а некоторых наказывать не рекомендовалось: если те просто оставались на своих рабочих местах.

Виктор Мальцев, служивший при немцах какое-то время городским головой Ялты — в прошлом репрессированный, освобождённый и даже перед войной назначенный начальником одного из санаториев, свои услуги предложил «новым хозяевам» сразу, как те вошли в город. И даже написал книгу «Конвеер ГПУ», получив за неё гонорар в 500 марок. Так вот, в Крыму осталась его сожительница, Юлия Яковлева — и она получила 10 лет лагерей, поскольку помогала Мальцеву работать над рукописью.

«Всё-таки это была своего рода лотерея: пять лет лишения свободы, семь, десять — кому как везло, — считает Дмитрий Омельчук. — Я пересмотрел не одну сотню дел, и чёткой закономерности не увидел. К тому же, по мере приближения нашей армии, многие люди осознали: за небезупречное поведение надо будет отвечать. Поэтому сразу же после освобождения появилась масса «липовых» подпольщиков, которые заявляли о своей антифашистской деятельности. Члены никогда не существовавшего «отряда имени Чапаева», якобы действовавшего в одном из степных районов, до 60-х годов доказывали, что были активными участниками сопротивления. Мне встречались десятки документов, в которых комиссия по истории ВОВ констатировала: такой-то подпольной группы не существовало, такого-то отряда не было. Держал я в руках справку, выданную гражданину, «находившемуся в партизанском отряде с 1 по 13 апреля 1944 года». Десятками устремлялись «в партизаны» члены местной самообороны, карательных отрядов — пытались спастись.

Лес рубят — щепки летят

Иногда участь — это касалось тех же сельских старост, работников сельских и городских управ, пробовали смягчить их же земляки. Ведь порой, получив, хоть и маленькую, но власть, беззлобный и скромный раньше человек превращался в зверя. Но иногда, напротив, пытался заступаться, чем-то помогал, делал послабления, рискуя вызвать неудовольствие «хозяев». Дмитрию Омельчуку во время архивных поисков попадались приколотые к делам письма сельчан в защиту бывших старост. Но их, как правило, следователи не принимали во внимание.

Отдельная история — женщины, которые сожительствовали с немцами. У одних случалась любовь, другие находили покровителя, чтобы спастись от голода, насилия, угона в рабство. Во всех городах Крыма появились публичные дома, работницы туда набирались как из добровольцев, так и с применением угроз. Бухгалтер Ялтинского противооползневого управления Николай Дешкин, переживший оккупацию, упоминал, что немцы «начали было переговоры со здравотделом об организации во 2-й поликлинике дома терпимости на 50 человек, но когда увидели, как податливы голодные девушки и женщины за кусок хлеба. вопрос отпал».

На замеченных в личных отношениях с немцами тоже писали заявления. Случалось, что семьи, где такие девушки успели родить детей, выгоняли их. Тех же, кто успел уехать с вражескими войсками в Румынию, вылавливали там ещё долго. А, вернув в СССР, давали срок за измену Родине.

Спасибо тебе, Украина!

Уже больше года мы наблюдаем происходящее на Украине. Анализируем происходящее, делаем какие-то выводы. Принимаем участие по мере сил и возможностей в этих событиях.

Понимание — сложная штука. Оно приходит тогда, когда порой мозг уже не в состоянии принять еще хоть толику информации. Когда кажется, что всё, финиш, дальше уже невозможно толково воспринимать факты.

Хорошо, что так случается.

Может, это немного странно, но последнее время возникает чувство некоторой признательности, что ли… Реально хочется сказать «спасибо». И я решил это сказать.

Спасибо тебе, Украина.

Спасибо за то, что мы уже не будем прежними. Урок принят и усвоен. Мы все, по эту сторону границы, такие же или почти такие же. Но в слове «почти» заключен огромный смысл 1991 и 1993 годов. Мы смогли не впасть в безумие и развязать гражданскую войну. Хотя для этого были все предпосылки.

И уже никогда этого не сделаем.

Мы никогда не станем стадом скотов, плюющихся ядом. Мы не станем добровольными убийцами своих братьев, что по крови, что по языку.

Мы научились понимать, что те, кто обстреливает «Градами» и артиллерией жилые дома мирных людей, нам не братья. Несмотря на то, что говорят с нами на одном языке.

Мы никогда не позволим выкопать из древних ям чучела садистов и предателей нашего народа. И возвести их в ранг национальных героев. И славить их на шествиях и митингах.

Мы уже один раз прошли через то, что сейчас предстоит Украине. В девяностые. Разорение, бедность, долги перед добрыми западными партнерами. Но если это была плата за то, что мы не вцепились в глотки друг другу в 91 или 93 году, — прекрасно. Это стоило того.

Мы уже выстояли, мы поднялись с колен. Теперь нас опять стараются вбить обратно. Всеми силами и средствами. У украинцев ситуация похожа. Но если русских бьют, пытаясь снова надеть кандалы и посадить в долговую яму, то украинцы радостно сами надевают оковы и вприпрыжку бегут к этой яме.

Что ж, это свобода выбора.

Мы свободны выбирать, что бы там ни говорили «партнеры». Мы свободны выбрать смерть любому майдану на нашей земле. Не потому, что у нас все оболванены — наоборот. Потому что за майданом приходят майдановоды и начинают устанавливать свои правила.

Мы увидели, как играют по этим правилам. Спасибо.

Мы поняли после Крыма, что значит быть сильными. Мы поняли после бойни на Донбассе, что значит быть добрыми. Мы после Одессы вспомнили, как нужно ненавидеть фашизм и нацизм. А после Донецка, Луганска, Шахтерска мы вспомнили, как протягивать руку дружбы и помощи, когда ее ждут.

Читать еще:  Ислам останется государственной религией Ирака, а шариат - основой права

А еще спасибо за то, что в своей среде обнаружили сынов твоих. Мечтающих снова нацепить на всех рабский ошейник. И изо всех сил плясать под звездно-полосатым или звездным флагом. Мятущихся, ноющих и страдающих. Доказывающих всем, что так жить нельзя. Что надо жить иначе, по другим канонам.

Мы увидели, как осуществляются эти каноны. И не только на Украине.

Мы смогли оценить, что такое память. Мы смогли увидеть, как эту память хотят искорежить и оплевать. Исказить и продать за радужную банкноту или преференции. Мы увидели, как нашу Победу хотят превратить в наше поражение.

Как не выйдет на улицы шествие с портретами, например, генерала Власова.

У каждого народа свой путь. Видимо, наши пути разошлись окончательно. Невозможно истинно русскому человеку наплевать на свое прошлое и будущее, как это смогли сделать на Украине.

Мы совершали много ошибок, за которые пришлось платить, и платить весьма дорого. Но слава всем ангелам-хранителям Руси, фатальной ошибки мы не совершили.

Вот это и есть «духовные скрепы СССР»! Сталинские самовары, или как зачищали ветеранов после войны

В 1949 году, перед празднованием 70-летия юбилея Великого Сталина, в СССР были расстреляны фронтовики, инвалиды Второй мировой войны. Часть их расстреляли, часть вывезли на далекие острова Севера и в глухие углы Сибири с целью дальнейшей утилизации. Валаам — концентрационный лагерь для инвалидов второй мировой войны расположенный на острове Валаам (северная часть Ладожского озера), куда после второй мировой войны в 1950 — 1984 свозили инвалидов войны. Основан по указанию советского руководства в

1950 году. Находился в старых монастырских зданиях. Закрытый в 1984 году.

Окончательное решение инвалидского вопроса в СССР было проведено за одну ночь силами специальных отрядов советской народной милиции. В одну ночь органы провели облаву, собрали бездомных инвалидов и централизованно везли на вокзал, грузили в вагоны теплушки типа ЗК и эшелонами отправили на Соловки.

Без вины и суда. Чтобы они неприятным видом своих фронтовых обрубков не смущали граждан и не портили идиллическую картину всеобщего социалистического благоденствия советских городов. Существует мнение, что беспризорные инвалиды ВОВ, коих было после войны десятки тысяч, прежде всего вызывали злость у тех, кто действительно просидел войну в штабах.

Ходили слухи, что эту акцию организовал лично Жуков. Инвалидов, например, вывезли не только из Киева, их вывезли из всех крупных городов СССР.

«Зачистили» страну за одну ночь. Это была беспрецедентная по своим масштабам спецоперация. Рассказывали, что инвалиды пытались сопротивляться, бросались на рельсы но их поднимали и всё равно везли. «Вывезли» даже так называемых «самоваров» — людей без рук и ног. На Соловках их иногда выносили подышать свежим воздухом и подвешивали на верёвках деревьев.

Иногда забывали и они замерзали. Это были обычно 20-летние ребята, покалеченные войной и списанные Родиной как отработанный и больше не приносящий пользу Родине человеческий материал.

Многие из них калечились во время штурма Берлина в Марте-апреле 1945-го, когда маршал Жуков в целях экономии танков посылал солдат пехотинцев в атаку на минные поля — таким образом наступая на мины и подрываясь — солдаты своими телами разминировали минные поля, создавая коридор для войск, тем самым приближая Великую Победу. — Об этом факте товарищ Жуков с гордостью хвастался Эйзенхауэру, что зафиксировано в личном дневнике американского военачальника, который просто впал в ступор от таких откровений советского коллеги.

Со всего Киева в тот раз вывезли несколько тысяч инвалидов. Инвалидов, которые жили в семьях не трогали. «Зачистка инвалидов» повторялась в конце 40-х годов. Но тогда инвалидов отправляли в интернаты, которые тоже напоминали тюрьмы, да и были эти интернаты в ведомстве НКВД.

С тех пор на парадах ветеранов уже не было инвалидов. Их просто убрали, как неприятное упоминание. Таким образом Родина больше никогда не вспоминала об этой неприятной проблеме инвалидов, а советский народ мог дальше продолжать беззаботно наслаждаться советской благодатной действительностью без необходимости лицезреть неприятное зрелище тысяч просящих милостыню спивающихся инвалидов-обрубков.

В небытие ушли даже их имена. Уже гораздо позже те инвалиды оставшиеся в живых, начали получать льготы и прочие блага. А те — одинокие безногие и безрукие мальчики были просто заживо похоронены на Соловках, и сегодня уже никто не знает их имён и их страданий. Так было произведено окончательное решение инвалидского вопроса в СССР

Захват святой Софии. Как адепты секты «Белое братство» встречали в Киеве конец света

10 ноября 1993 года адепты «Белого братства» пошли на штурм Софийского собора в Киеве, чтобы захватить его и провести там свой молебен. Акция была сорвана совместными усилиями милиции и «Беркута», а сам этот день стал началом конца одной из самых нашумевших на постсоветском пространстве сект.

Центром активности Белого братства была постсоветская Украина. Однако название секты настолько часто упоминалось в СМИ, что в конце концов организация стала самой узнаваемой и скандальной на всем пространстве бывшего СССР и ее хорошо помнят до сих пор, хотя разгромили ее почти 30 лет назад.

Стоит отметить, что название «Белое братство» является не совсем точным. В действительности секта именовалась «Великое белое братство ЮСМАЛОС».

Великое белое братство — термин из теософии Елены Блаватской. Так называлось сообщество духовных учителей мира, которые посылали свои откровения и истины неразумному человечеству через избранных для этого людей (типа самой Блаватской). Термин также упоминается и у рериховцев, которые не любили ЮСМАЛОС, считая их ворами.

В действительности ЮСМАЛОС воровал идеи не только у рериховцев.

Религиозная доктрина братства была неистовой мешаниной из едва ли не всех известных в мире религий и течений. Имелись заимствования из христианства, весьма специфически истолкованные лидерами секты, кое-что было взято у кришнаитов, теософов, и т.д. Некоторые православные сектоведы вообще относили братство к неохлыстовцам.

Основателем секты был самый обычный советский технарь Юрий Кривоногов.

Как и положено советскому технарю, он носил бороду, работал научным сотрудником в Харьковском НИИ, защитил кандидатскую диссертацию. На излете Перестройки он увлекся духовностью и подался к кришнаитам. Но вскоре с ними разругался и создал свой «Институт души Атма», начав ездить с духовными лекциями по городам УССР.

На одной из таких лекций он обрел страстную поклонницу — Марину Мамонову-Цвигун. Будущая «матерь мира» к тому времени состояла в КПСС и даже успела поработать инструктором знаменитого Днепропетровского райкома ВЛКСМ, где в то же время крутились Турчинов и Тимошенко (впрочем, есть данные, что Цвигун работала в Донецком райкоме).

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector