0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как заставить себя ходить в храм через «не хочу»?

«Мама, я не хочу идти в храм!» — услышала я. Почему каждый должен побыть атеистом

Я чувствую себя виноватой перед ними, перед моими прекрасными девочками. Я так люблю Бога, так верю Ему. Я так благодарна Ему за Его Любовь, но не смогла открыть и показать Его своими детям. Да, это самонадеянно, я знаю. Открыть Бога человеку может только Сам Бог. Но, наверное, девчонки не увидели во мне Его отблеска. Этой искорки Христа.

«В гробу я видал ваше благочестие»

Еще недавно для меня было диким, когда я узнавала, что кому-то удается заманить свое чадо на службу, только пообещав ему «Макдональдс», машину на радиоуправлении, пять аттракционов и звезду с неба.

— Какое-то чадо у них не одухотворенное, — думала я. — То ли дело мои ангелочки. Проснулись, встрепенулись, одинаковые платьица надели и бегом — ко Христу.

И радовалась своим православно-педагогическим талантам.

Елена Кучеренко с семьей. Фото: Анна Данилова

Я хваталась за голову, когда кто-то из верующих знакомых рассказывал, что их сын/дочь снял с себя крест и наотрез отказался от «всего этого мракобесия».

А кто-то вообще ушел из дома и живет теперь в материалистических поисках себя и свободной любви.

Я удивлялась, когда матери ликовали, что после долгих уговоров и слезных ночных молитв их взрослые дети идут раз в год на исповедь.

— Мои-то красавицы каждое воскресенье, — умилялась я нашим духовным высотам.

— Наверное, там какие-то родители неправильные. Не вложили. Эх, миряне вы, миряне. Мы, конечно, тоже миряне, но у нас-то почти как у духовенства.

А потом у меня вылезали из орбит глаза, когда степенная многодетная матушка, сама дочь батюшки, рассказывала, как в 15 лет снимала с себя крест, крыла мать на чем свет стоит и клялась себе и всем вокруг, что женой священника не станет никогда.

— Ну а как ты в Церковь-то вернулась?

Я не могла поверить, когда тихий и мудрый батюшка, тоже потомственный священник, вспоминал в разговоре со мной, как в подростковом возрасте был металлистом, гонял на мотоцикле и «в гробу видал все это ваше благочестие».

Я удивлялась, когда дети из знакомых священнических семей переставали ходить в храм. Как сказал один батюшка:

— Потому что то, чему их учили и то, что они видели — это разные вещи.

Я не могла понять, как на моих глазах дочка дружественной матушки кричала прямо у входа в храм:

— Отстаньте! Я не хочу идти в вашу церковь!…

И когда друзья и подруги говорили мне: «Ой, у вас такие верующие дети! Как вы их воспитываете?», — я пучилась от благочестивой гордости и глубокомысленно заявляла:

— Ну как-как… Очень просто! Если они видят, что родители верят (искренне и истово, само собой), то и сами начнут. Для них же это естественно. Если пост — постимся. Если вечернее правило — молимся. Если воскресенье — храм. Просто все! Разве у вас не так? Очень странно… Очень…

«Ты что, Богородица?»

Все наши пять дочек родились и выросли при храме. Для них церковная жизнь, и правда, всегда была естественной, знакомой и любимой. Варя вообще вызывала такой благочестивый шок у всех бабушек, что впору было им реанимацию вызывать. Особенно, когда они угощали ее конфетами в пост.

— Спасибо, но я съем потом. Я пощусь, — говорила она в свои три года.

— Деточка, ты знаешь, что такое пост, — роняли они по пути в обморок восхищенную слезу.

— Да! Это когда я не смотрю мультики, не ем конфет и не капризничаю.

С трех лет она не ела в пост мяса. В семь сама решила поститься полностью и только батюшке удалось ее отговорить.

В два года она знала наизусть «Отче Наш», «Богородицу», «Символ веры» и без молитвы не засыпала.

Она любила службы, следила за подсвечниками и часто оставалась в храме на весь день с нашими церковными тетушками.

А как она верила, что Господь, Богородица и святые слышат ее молитвы и отвечают ей! И ведь, правда, слышали и отвечали!

Помню, когда ей было года четыре или пять, я увидела, как дочь стоит в нашем храме у иконы «Достойно есть» и шепчет:

— Богородица, подари мне, пожалуйста, дудочку, я так о ней мечтаю!

Я тогда заволновалась и даже позвонила знакомому батюшке:

— Что делать, что же делать?! Если у ребенка не появится дудочка, она же перестанет верить! Я куплю!

— С ума сошла, ребенку чудеса устраивать, — отругал он меня. — Ты Богородица что ли? Тебя просили? Сами Там разберутся!

И разобрались! На следующий день к нам в гости приехал Варин крестный, который был вообще не в курсе, и подарил ей деревянную дудочку. Красивую, настоящую, с резьбой.

— Мама, Богородица меня услышала, — прошептала она.

А еще помню, Варя очень хотела конфеты «Василек», но я не нашла их в магазине.

— Мама, но я так их люблю. Я помолюсь?

Мы тогда как раз шли в храм.

— Помолись, — брякнула я раздраженно.

У меня в коляске орала маленькая Соня и мне было не до молитв, не до конфет и не до ее «благочестивого бубнежа». А в храме нам навстречу выбежала Татьяна Сергеевна. Увидела нас и протянула пакет с «Васильками»:

— На, Варюша, это тебе…

Взрослое исповедничество маленькой девочки

Мы все умилялись, когда вторая наша дочь, Соня, которая родилась девятого августа на целителя Пантелеимона, каждую службу ползла в храме к образу именно этого святого. Она тогда еще не ходила. А дома засыпала тоже только с его иконой. Она была маленькой, еще не понимала , что появилась на свет в его день. Но мы были уверены, что чувствовала. Может, и правда, чувствовала. Я в случайности не верю.

Во втором или третьем классе Соня пришла домой из школы и, плача, сказала, что теперь у нее будет двойка по физкультуре. Учительница велела ей снять крест, дочка отказалась и та пригрозила неудом.

— Мама, но лучше пусть у меня будет двойка, чем я предам Христа! — говорила она сквозь слезы.

Я позвонила классному руководителю и попросила, чтобы Соню в этом смысле оставили в покое. Учительница эта от веры далека, но она отнеслась с большим пониманием, поговорила с «физручкой», и больше этот вопрос никогда не поднимался. Но я тогда долго не могла успокоиться. Даже не из-за требования снять крест. Я видела, что для моей маленькой Сони это было настоящее, взрослое исповедничество своей веры. И она прошла испытание с честью.

Третья, Дуня, в «юности» особым благочестием не отличалась. Она вела себя так, что содрогался не только храм, но и видавший виды грешный мир, который и так давно и спокойно лежит себе во зле и уже ничему не удивляется. Когда один наш батюшка попытался призвать ее к порядку, она его просто оплевала. Ей было полтора года.

Но она выросла. И уже несколько лет эта девочка — моя первая компаньонка не только по походам в театр, но и в паломнических поездках. И очень любит монастыри.

Вообще, все наши дочки в то или другое время хотели стать монахинями. Как, собственно, и я когда-то. Но так происходит, наверное, почти во всех верующих семьях.

Четвертая, Тоня, обожает Оптину пустынь. Она часами может смотреть фильмы о ней и мечтать, когда же мы туда поедем.

А маленькая Маша, с синдромом Дауна, уже сейчас знает, как креститься, как причащаться, по-своему молится и любит службы.

«Каждый должен побыть атеистом»

В общем, ничего у нас не предвещало. Но, знаете, в тех семьях, о которых я писала вначале, где дети бунтуют и срывают кресты, тоже ничего не предвещало. Это хорошие, верующие семьи. Там добрые родители и в тех домах тепло, уютно, а в воздухе — аромат любви.

Читать еще:  Освящен первый православный храм в Антарктиде

Но… «Мама, я не хочу идти в храм!» — услышала я. И окаменела.

С Варей об этом еще можно спокойно говорить. Она не психует, пытается объяснить:

— Это просто возраст, — говорит она мне. — Я ищу, думаю… Понимаешь, вы с папой пришли в храм взрослыми. Вы искали и нашли. А нас привели. И это стало обыденным, даже обязаловкой. А я хочу, чтобы душа сама меня позвала. Я хочу почувствовать ЭТО. Не переживай, я повзрослею и все вернется.

Варя стала причащаться не каждое воскресенье, а раз в месяц. И на службу ходит через раз. Сначала я пыталась уговаривать, а потом отступила. Смысл?

Соня просто бунтует:

— Я надену джинсы в храм и все! А почему платье? А я сегодня не пойду! А мне кажется, что я вообще не верю в Бога!

Когда все же решает идти, дрыхнет половину службы.

Мне на нее часто жалуются:

— Она сидела нога на ногу… Она спала… Она болтала… Имей в виду!

В такие моменты мне хочется спросить:

— Зачем вы мне все это говорите? Чтобы я их наказала? Нет? Зачем тогда? Или вы думаете, что открыли мне Америку и я не имею ничего в виду? Я много лет «выращиваю» своих детей, а тут пришли вы и за минуту научили меня их воспитывать… Спасибо, но я все знаю. И мне не все равно, поверьте. Ну и последний вопрос, особенно к бабушкам. Где ваши благочестивые внуки? Верующие дети? Которых я могу поставить в пример той же Соне? Дома? Не ходят в храм? Как интересно…

Но чаще я молчу.

С тремя младшими все пока нормально. Но ведь они тоже повзрослеют. Даже Маша. И мне страшно.

Я много говорила об этом с разными священниками, с монахами.

— Только не заставляй! Ни в коем случае не заставляй! — сказали мне в Оптиной пустыни. — Посмотри вокруг. Ты много видишь в храмах людей от 15 до 25 лет? Нет! Возраст… Просто молись.

А один батюшка, который сам после окончания семинарии год просто не заходил в храм, а рукоположился лет через семь, успокаивал меня:

— Это больно. Но мне кажется, каждый человек должен побыть какое-то время атеистом. Чтобы понять, ЧТО и КОГО он теряет. А потом обрести и вернуться, как блудный сын. Уже навсегда! Права ваша Варя. Она не знает ценности жизни по вере, во Христе, жизни в Церкви. Это было для нее обычным. Дай ей потерять, чтобы она поняла — без Бога нет ничего!

Я все это слышу, я это понимаю. У каждого свой путь. Но как же хочется, чтобы никто ничего не терял. Чтобы было все гладко, красиво и благочестиво — как в моих мечтах. Но, наверное, так не бывает. Остается только молиться и верить, что Господь здесь, рядом. Он все видит и каждого ведет к Себе.

Люди бредут, спотыкаются, падают. Но Он каждого держит за руку. Крепко!

И моих детей тоже. Господи, только не отпускай.

А недавно я узнала… Сын наших друзей, который когда-то снял с себя крест, недавно просто побежал в храм. У него случились неприятности и он понял — теперь ему может помочь только Бог! И молился, и плакал, и все вспомнил. А Господь был рядом. И я уверена — радовался!

Я не хочу ходить с родителями в церковь. Что делать?

Родители часто считают, что любое их действие идёт ребёнку только на пользу. Например, верующие родные часто заставляют детей ходить в церковь. Но подростки уже в состоянии сами оценить, нужно им это или нет. О том, как разговаривать с родителями, которые точно «знают, как лучше», рассказывает психолог Анна Боева.

Вопрос. Мама заставляет меня ходить в церковь и воскресную школу, но я этого не хочу. Но если я скажу ей, что не буду исповедоваться и читать молитвы перед сном, мама ответит: «Делай что хочешь, гуляй, ко мне больше не подходи, никуда не поступишь и будешь всю жизнь мести метлой». Мне приходится ходить в церковь только для того, чтобы наладить отношения с мамой. Что делать?

Ответ. Скорее всего, слышать такие слова от мамы ужасно больно. Вам может показаться, будто она разочарована и не хочет больше с вами общаться, но это не так. На самом деле она вас любит и всё равно будет вкладываться в вас.

То, что вам не нравится ходить в церковь и воскресную школу, — это нормально. Более того, вам может не нравиться то, что нравится вашей маме, — и это тоже нормально. Вы не обязаны делать ничего против своей воли. Но сперва стоит попробовать объяснить маме, что вам не хочется этого делать и что вы имеете на это право.

Разговор должен пройти спокойно и конструктивно. Можно попытаться заранее подготовить текст с каким-нибудь взрослым, который знает маму. Не стоит кричать или качать права: это не очень честно, потому что мама изначально не в курсе, что вам не нравится.

Однако даже этот разговор не гарантирует, что она разрешит вам туда не ходить. К сожалению, пока вам не исполнится 18, какие-то решения по поводу вашей жизни принимает она. Несмотря на то что вы готовы к самостоятельности, к сожалению, так устроена семейная система.

«Решение надеть хиджаб было моим подростковым бунтом»

С этим непросто смириться, и такая ситуация может рождать разные чувства. Они нормальны, и их можно обсуждать с кем-то, кому вы доверяете. Упрямиться, сбегать или подвергать себя опасности не стоит. Имейте в виду, когда сопротивление агрессивное — оно вызывает больше злости и желания наказывать.

Помните, что это испытание для вас обоих, а отношения в подростковом возрасте с родителями у всех сложные. Ваша мама действительно хочет как лучше. Просто взгляды на это «лучше» у вас не всегда совпадают. Но на то мы и люди, что умеем разговаривать и договариваться.

Если ситуация станет совсем критичной, самое правильное — обратиться за помощью к другому взрослому, которому вы доверяете: к бабушке, дедушке, папе, школьному учителю, брату, сестре или родителям друга. Важно, чтобы это был человек, который знает вашу маму, ведь незнакомым людям будет сложнее предугадать её реакцию, если они решат поговорить.

Задавайте свой вопрос «Мелу», а редакция найдёт того, кто сможет на него ответить. Пишите в наши соцсети — мы читаем все сообщения на страницах в фейсбуке, «ВКонтакте» и «Одноклассниках». Ещё можно написать нам в инстаграме. Кстати, мы не раскрываем имена, так что вопросы могут быть любыми (не стесняйтесь!).

Православная Жизнь

Как бороться c унынием и нежеланием идти на службу?

Что делать, когда нападает уныние? Не хочется идти на службу, приходится тащить себя через силу. Раньше такого не было, я не узнаю себя. Как с этим бороться?

Отвечает епископ Ладанский Феодосий (Марченко), викарий Нежинской епархии:

Тема уныния очень обширна не только в святоотеческом, но и в медицинском измерении, поскольку включает в себя множество причин, его порождающих. Соответственно и рекомендации в том или ином случае могут быть как общими, так и сугубо личными.

Мой ответ будет лежать в плоскости духовного измерения этой проблемы, в самых важных ее аспектах, поскольку всё охватить просто невозможно в рамках краткого текста, и эта сторона уныния встречается в жизни человека чаще всего.

Очень важно понять, что такое состояние было у многих (если не у всех) христиан-подвижников. И те рекомендации, которые они оставили нам для борьбы с унынием, проистекают из их личного опыта в борьбе с этим состоянием. Поэтому уныние бывает не только у тех, кто очень тяжко согрешает, как следствие порочного образа жизни, но попускается и подвизающимся — как некая Богооставленность, для того чтобы без благодати или через неощущение её человеком, испытать его веру и любовь к Богу, выработав у него терпение, смирение и надежду, сделав его духовно крепче.

В таком состоянии Богооставленности человек может находиться немалое время, даже если оно чередуется с ослаблением уныния или Божественными посещениями. Но у того, кто продолжает духовную борьбу, понуждает себя к ней даже тогда, когда не хочется, наступает период особой благодати, уже не покидающей человека.

Читать еще:  "Человек года" Никита Михалков отметил созидательную роль православной культуры

Поэтому не нужно смущаться такому состоянию, нужно с терпением его пережить. Важно помнить о том, что «Царство Небесное силою берётся, и употребляющие усилие восхищают его» (Мф. 11:12). Не великое дело духовно подвизаться по сильному влечению и желанию, намного важнее употреблять усилие для продолжения духовной жизни, когда такого влечения нет.

Итак, уныние может быть как у грехолюбца, так и у подвижника, но оно у них совершенно не одинаково. Но есть еще одна категория людей — и к ней относится большинство, — которые пребывают где-то посередине между явными грешниками и подвижниками. Они могут быть крещёными, верующими и даже формально воцерковлёнными, но у них тоже очень часто встречается состояние уныния, охлаждение к духовному. Что происходит в душе таких людей? По мысли преподобного Марка Подвижника, причиной их уныния может быть одно из трёх разрушающих духовных состояний человека.

Первое — забвение Бога, когда за относительно активной внешней церковной жизнью отсутствует внутренний контакт и разговор с Богом, из-за чего человек опустошается. Часто забвение проявляется в формальной молитве, когда искреннее молитвенное состояние бывает или совсем забыто околоцерковным человеком или же находится в состоянии значительной подавленности у людей церковных. Отсутствие живого внимания во время молитвы приводит человека к унынию, а с другой стороны — не даёт ему выйти из него.

Что в таком случае делать? Святитель Инокентий Херсонский прямо говорит: «От чего бы ни происходило уныние, молитва всегда есть первое и последнее против него средство». Найдите в себе силы, по слову апостола, благодарить Бога за всё (смотр. 1 Фес. 5:18). Читайте Евангелие. Это — слово Божье, как отметил старец Кирилл (Павлов), «посланное для нас с Небес». Оно имеет огромную силу в борьбе с этой страстью, «попаляет» её. А оставление чтения Священного Писания приводит человека к унынию. Таинства и совместные богослужения не оставляйте. Через них подаётся благодать Божия, которая по-настоящему делает нас живыми, даже, если мы это не всегда чувствуем.

Второе — неведение. Это базовая причина уныния. Врачуется она рациональным восполнением недостающих и, одновременно, необходимых знаний в аскетическом опыте борьбы со страстью уныния. Человек должен иметь элементарные понятие о том, что такое грех, какие бывают виды греха, что грех может проявлять себя не только в виде какого-то конкретного поступка, совершённого единожды, но и как многократное повторение одного и того же, в результате чего в человеке образуется страсть (буквально переводится с церковнославянского как «страдание») или как определённое состояние, способное проявиться в области духа, души и тела.

Святитель Игнатий (Брянчанинов), помимо прочих важных условий по преодолению страсти уныния, советует помнить о том, что́ непосредственно ей противопоставляется. «Унынию противостоит трезвение — усердие ко всякому доброму делу. Неленостное исправление церковного и домашнего правила. Тщательное наблюдение за всеми делами, словами и помышлениями и чувствами своими. Крайняя недоверчивость к себе. Благоговение. Постоянное бодрствование над собою. Хранение себя от многого сна и изнеженности, празднословия, шуток и острых слов. Любление поклонов и прочих подвигов, доставляющих бодрость душе. Воспоминание о вечных благах, желание и ожидание их», — пишет святитель.

Третье — нерадение. Этому состоянию противопоставляется аскетика (ασκεσις), что буквально при переводе с греческого означает «упражнение». Она предусматривает последовательную систему изменения греховных навыков в человеческой природе для тренировки внутренних духовно-душевно-телесных сил и качеств посредством самоограничения, направленных на борьбу со страстями. В данном случае — со страстью уныния.

В перечень того, в чём необходимо упражняться, входят разные практики: молитвенное правило; вдумчивое чтение Священного Писания и псалмопение; посещение Богослужения и участие в принятии церковных Таинств; борьба с помыслами и воображением; умеренный физический труд и поклоны; мысли о положительных, утешительных вещах, воспоминания о прошлых радостных или благодатных состояниях; внимание к хорошим и положительным мыслям, неотлагательное воплощение их в жизнь. Также необходимо осмысливать своё состояние, быть внимательным к любому движению души, находить причинно-следственные связи, анализировать своей мотивации, цели, ценности, жизненную позицию, учиться осознавать свои чувства, истинные желания, внутренние конфликты, ложные установки и убеждения. Необходима деятельная любовь и дарение себя другим.

Такой подход и практика способны принести радость. Для этого с помощью пастыря необходимо определиться с тем, что у тебя лучше всего получается, и этими навыками и умениями послужить нуждающимся людям. Давно замечено, что лучший результат наблюдается тогда, когда человек помогает тому, кому хуже, чем ему самому.

И, наконец, желаю проявить послушание Самому Христу и смирение перед Его исцеляющими словами, которые обращены ко всем нам: «Должно всегда молиться и не унывать» (Лк. 18:1). А если Он так сказал, значит это возможно. Надеюсь, что получится и у Вас.

Как заставить себя ходить в храм через «не хочу»?

Что делать, когда нападает уныние? Не хочется идти на службу, приходится тащить себя через силу. Раньше такого не было, я не узнаю себя. Как с этим бороться?

Отвечает епископ Ладанский Феодосий (Марченко), викарий Нежинской епархии:

— Тема уныния очень обширна не только в святоотеческом, но и в медицинском измерении, поскольку включает в себя множество причин, его порождающих. Соответственно и рекомендации в том или ином случае могут быть как общими, так и сугубо личными.

Мой ответ будет лежать в плоскости духовного измерения этой проблемы, в самых важных ее аспектах, поскольку всё охватить просто невозможно в рамках краткого текста, и эта сторона уныния встречается в жизни человека чаще всего.

Очень важно понять, что такое состояние было у многих (если не у всех) христиан-подвижников. И те рекомендации, которые они оставили нам для борьбы с унынием, проистекают из их личного опыта в борьбе с этим состоянием. Поэтому уныние бывает не только у тех, кто очень тяжко согрешает, как следствие порочного образа жизни, но попускается и подвизающимся — как некая Богооставленность, для того чтобы без благодати или через неощущение её человеком, испытать его веру и любовь к Богу, выработав у него терпение, смирение и надежду, сделав его духовно крепче.

В таком состоянии Богооставленности человек может находиться немалое время, даже если оно чередуется с ослаблением уныния или Божественными посещениями. Но у того, кто продолжает духовную борьбу, понуждает себя к ней даже тогда, когда не хочется, наступает период особой благодати, уже не покидающей человека.

Поэтому не нужно смущаться такому состоянию, нужно с терпением его пережить. Важно помнить о том, что «Царство Небесное силою берётся, и употребляющие усилие восхищают его» (Мф. 11:12). Не великое дело духовно подвизаться по сильному влечению и желанию, намного важнее употреблять усилие для продолжения духовной жизни, когда такого влечения нет.

Итак, уныние может быть как у грехолюбца, так и у подвижника, но оно у них совершенно не одинаково. Но есть еще одна категория людей — и к ней относится большинство, — которые пребывают где-то посередине между явными грешниками и подвижниками. Они могут быть крещёными, верующими и даже формально воцерковлёнными, но у них тоже очень часто встречается состояние уныния, охлаждение к духовному. Что происходит в душе таких людей? По мысли преподобного Марка Подвижника, причиной их уныния может быть одно из трёх разрушающих духовных состояний человека.

Первое — забвение Бога, когда за относительно активной внешней церковной жизнью отсутствует внутренний контакт и разговор с Богом, из-за чего человек опустошается. Часто забвение проявляется в формальной молитве, когда искреннее молитвенное состояние бывает или совсем забыто околоцерковным человеком или же находится в состоянии значительной подавленности у людей церковных. Отсутствие живого внимания во время молитвы приводит человека к унынию, а с другой стороны — не даёт ему выйти из него.

Что в таком случае делать? Святитель Инокентий Херсонский прямо говорит: «От чего бы ни происходило уныние, молитва всегда есть первое и последнее против него средство». Найдите в себе силы, по слову апостола, благодарить Бога за всё (смотр. 1 Фес. 5:18). Читайте Евангелие. Это — слово Божье, как отметил старец Кирилл (Павлов), «посланное для нас с Небес». Оно имеет огромную силу в борьбе с этой страстью, «попаляет» её. А оставление чтения Священного Писания приводит человека к унынию. Таинства и совместные богослужения не оставляйте. Через них подаётся благодать Божия, которая по-настоящему делает нас живыми, даже, если мы это не всегда чувствуем.

Читать еще:  Глава Совета муфтиев России молит Аллаха покарать террористов

Второе — неведение. Это базовая причина уныния. Врачуется она рациональным восполнением недостающих и, одновременно, необходимых знаний в аскетическом опыте борьбы со страстью уныния. Человек должен иметь элементарные понятие о том, что такое грех, какие бывают виды греха, что грех может проявлять себя не только в виде какого-то конкретного поступка, совершённого единожды, но и как многократное повторение одного и того же, в результате чего в человеке образуется страсть (буквально переводится с церковнославянского как «страдание») или как определённое состояние, способное проявиться в области духа, души и тела.

Святитель Игнатий (Брянчанинов), помимо прочих важных условий по преодолению страсти уныния, советует помнить о том, что́ непосредственно ей противопоставляется. «Унынию противостоит трезвение — усердие ко всякому доброму делу. Неленостное исправление церковного и домашнего правила. Тщательное наблюдение за всеми делами, словами и помышлениями и чувствами своими. Крайняя недоверчивость к себе. Благоговение. Постоянное бодрствование над собою. Хранение себя от многого сна и изнеженности, празднословия, шуток и острых слов. Любление поклонов и прочих подвигов, доставляющих бодрость душе. Воспоминание о вечных благах, желание и ожидание их», — пишет святитель.

Третье — нерадение. Этому состоянию противопоставляется аскетика (ασκεσις), что буквально при переводе с греческого означает «упражнение». Она предусматривает последовательную систему изменения греховных навыков в человеческой природе для тренировки внутренних духовно-душевно-телесных сил и качеств посредством самоограничения, направленных на борьбу со страстями. В данном случае — со страстью уныния.

В перечень того, в чём необходимо упражняться, входят разные практики: молитвенное правило; вдумчивое чтение Священного Писания и псалмопение; посещение Богослужения и участие в принятии церковных Таинств; борьба с помыслами и воображением; умеренный физический труд и поклоны; мысли о положительных, утешительных вещах, воспоминания о прошлых радостных или благодатных состояниях; внимание к хорошим и положительным мыслям, неотлагательное воплощение их в жизнь. Также необходимо осмысливать своё состояние, быть внимательным к любому движению души, находить причинно-следственные связи, анализировать своей мотивации, цели, ценности, жизненную позицию, учиться осознавать свои чувства, истинные желания, внутренние конфликты, ложные установки и убеждения. Необходима деятельная любовь и дарение себя другим.

Такой подход и практика способны принести радость. Для этого с помощью пастыря необходимо определиться с тем, что у тебя лучше всего получается, и этими навыками и умениями послужить нуждающимся людям. Давно замечено, что лучший результат наблюдается тогда, когда человек помогает тому, кому хуже, чем ему самому.

И, наконец, желаю проявить послушание Самому Христу и смирение перед Его исцеляющими словами, которые обращены ко всем нам: «Должно всегда молиться и не унывать» (Лк. 18:1). А если Он так сказал, значит это возможно. Надеюсь, что получится и у Вас.

Тонкая тема: Не могу ходить в церковь. Пожалуйста, комментировать ТОЛЬКО тем, кто имеет такт

Девочки, у меня такое тонкое дело. Даже не знаю, как начать… Только пожалуйста, уважаемые читатели, не торопитесь меня воспитывать. Хотя бы просто потому, что меня и так уже воспитали в атеизме. Все знают, что люди в тяжёлых ситуациях обращаются к Богу. А многие из тех, кто столкнулся с проблемой бесплодия (не важно, по какому фактору), пишут, что вымолили ребёнка… Девочки на форуме пишут, что ходят в церковь, молятся и т.п. А мне почему-то очень трудно зайти в церковь, хотя я и крещёная. Я была в разных святых местах, но поверить, что это может помочь — мне трудно. Была там как на экскурсии, слушала все эти истории как сказку… На словах я тоже всегда говорю: «Дай Бог», «Слава Богу», пишу вот Его с большой буквы… Понимаю, что наверно там наверху кто-то есть… Но я не могу зайти в церковь. Когда-то давно была в Казанском соборе в Санкт-Петербурге (скорее как в музей туда зашла), так рыдала крокодильими слезами не понятно почему. Многие на форуме пишут друг другу про то, что ходят в церковь, что молятся, что ездят по святым местам… А мне страшно идти в церковь, потому что я опять буду рыдать… Вопрос: есть ли кто, у кого тоже такие терзания, кто хочет верить, но не может пересилить себя?

Комментарии

Мне батюшка говорил что если как у вас, то бесы сидят в вас… Не хотят чтобы вы заходили. Молитесь и постепенно будете легче заходить

общаться с Богом и просить о нуждах можно и дома наедине. Бог слышит вас везде. а в церковь в основном необходимо ходить для наставлений в вере и духовного роста. а в церкви я тож часто плачу…

но лучше так, чем никак.

Если так то не обязательно встречаться с мужем чтобы показать ему свою любовь… Как мужу вы показываете любовь так и Богу её нужно показывать

Я в церковь хожу редко, не люблю батюшек, потому что знаю многих в обычной жизни, они такие же люди и также как и все нарушают заповеди)) Верю без фанатизма и молюсь дома!

Вы знаете, я вот крещёная всего 2 года, и тоже ловлю себя на мысли, что мне немножко трудно следовать всем православным обычаям, креститься на людях как-то неловко что-ли.Но вот после крещения через пару месяцев я забеременнела, хотя врачи не очень-то давали шансы.Я думаю, вам надо следовать вашим внутренним ощущениям, насиловать себя тоже не следует.Может, постепенно, придёте к чему-то)

я думаю, такие терзания в той или иной степени есть почти у каждого (кто хочет хотя бы капельку приблизится к церкви), хотя большинство сейчас в наше время не испытывают никакого желания в обще тужа ходить и что-либо знать о вере. А вы пытаетесь узнать, но вас воспитывали в атеизме, вот вам и страшно. трудно поверить и т.п. я тоже крещеная, но мои родители ничему меня не учили в плане веры (зачем в церковь ходить, как молиться, что такое причастие и т.п.) начала я все это узнавать после того как начала с мужем встречаться. Сходить на причастие я не могла год. мне было очень страшно, я тоже хотела поверить, но мозг отказывался. у мужа много друзей верующих, один учится сейчас на священника, я много с этим человеком разговаривала, спрашивала… все равно — когда собиралась пойти на службу, исповедаться, причаститься (в первый раз) — всегда что-то появлялось, что меня останавливало, всегда находились причины… муж говорит, что эти препятствия всегда возникают, чтобы не пойти.

Я не могу сказать, что до сих пор за 2 года своего реального знакомства в церкви я все поняла, во все поверила. Мне до сих пор страшно. Но я с каждым походом в церковь, с каждым причастием чувствую себя лучше и верю больше и больше. и мне это действительно помогает. Хотя бы потому что я сама борюсь со своими пороками. Когда стоишь в церкви перед священником и исповедуешься, обещая не повторять своих грехов, после этого волей не волей стараешься исправится… и получается.

главное — у вас есть желание. а страхи — это препятствия на пути, которые даются человеку, у вас их надо преодолевать. все у вас получится!

рыдали в храме Вы от того, что душа по Богу соскучилась. а тут встретилась и заплакала от счастья. так что это даже хорошо, что плакали.

у меня были моменты, когда мне физически трудно было стоять в храме, были навязчивые мысли: «беги отсюда! уходи!!» но я выстояла. молилась «Господи, помоги!» и выстояла. такое часто бывает у «новеньких». как это ни смешно на первый взгляд, но факт: бесы не пускают.

Вы не бойтесь. Бог — Он Отец, Он всех нас любит и ждёт, как папа ждёт своего ребёнка, которого любит и давно не видел. зайдите в храм. в тот же или в другой какой. храм — дом Божий. молитесь. постарайтесь от сердца. хоть своими словами, хоть по молитвослову, хоть просто: «Господи, помилуй!» Он знает, что Вам надо. и у Него на Вас свои особые планы. часто бывает, что семейные пары, отчаявшись, берут малыша из детдома, а потом уже у них «вдруг» начинают рождаться свои детки. и в этом тоже промысел Божий. значит, надо было малышу-сироте обрести родителей, а семейной паре — смирить себя и научится любить чужого малыша как своего.

пути Господни неисповедимы… но Вы молитесь, не забывайте Бога. не бойтесь Его. Он ждёт Вас!

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector