0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Комуністична партія Китаю закликала віруючих покинути її ряди

Битва красных элит: как кадровые чистки в руководстве Компартии Китая скажутся на ситуации в мире

«Эпохальный съезд»

В КНР, как ранее в Советском Союзе, Коммунистическая партия является не только политической организацией, но, по сути, главным механизмом управления государством. Всекитайский съезд Коммунистической партии Китая, согласно её уставу, является высшим руководящим органом КПК, определяющим основные приоритеты развития КНР. 2300 делегатов будут представлять 89-миллионную партию, самую многочисленную в мире. Им предстоит избрать руководство страны: 300 членов Центрального комитета партии и её политбюро. Кроме того, высший партийный орган уполномочен вносить изменения в Устав КПК. Он же избирает и «партийную инквизицию» — Центральную комиссию по проверке дисциплины, которая отвечает за чистку партийных кадров от коррупционеров. Форум продлится 6 дней и завершится 24 октября.

Нынешний съезд проходит на фоне замедления экономического роста страны и усиления международной напряжённости. В этом году руководство Китая исходит в своей экономической политике из планируемого роста ВВП в 6,5%, что является худшим показателем за последние 26 лет.

Президент США Дональд Трамп неоднократно заявлял, что пересмотрит экономические отношения с КНР, обвиняя Пекин в нарушении правил конкуренции на международных рынках. В 2017 году обострилась обстановка на Корейском полуострове, Китай и Индия чуть было не вступили в конфликт на пограничном плато Доклам в Гималаях, зоной противоречий остаётся и Южно-Китайское море, где Пекин претендует на острова Спратли.

«19-й съезд КПК — большое и важное событие и для Китая, и можно смело говорить, что он имеет мировое значение, поскольку Китай стал одной из крупнейших мировых держав, оказывающих влияние на всё человечество, — отметил в разговоре с RT ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Александр Ларин.

Эксперт подчеркнул, что съезд собирается в сложной международной и внутренней обстановке, поэтому ожидается, что он примет важные решения, последствия которых будут сказываться ещё долго. «Они, очевидно, скажутся на стратегии Китая и в области экономики, и в области внутренней и внешней политики», — считает Ларин.

«Действительно этот съезд обещает быть эпохальным. Поскольку от него будет зависеть то, как Китай будет развиваться ближайшие даже не пять, а десять лет», — утверждает китаевед, профессор НИУ ВШЭ Алексей Маслов.

Курс на реформы

Предыдущий, 18-й съезд КПК состоялся в ноябре 2012 года. Тогда к власти пришло новое, «пятое поколение» вождей во главе с Си Цзиньпином, а ЦК обновился почти наполовину.

В этот раз смены лидера не ожидается, скорее напротив: Си Цзиньпин готовится упрочить свою власть, чтобы провести необходимые для страны реформы. Но для этого ему нужно преодолеть сопротивление ряда старых элит, а это может означать масштабные чистки и обновление руководства страны.

«Одна из важных тем — продвижение экономических реформ, — утверждает Александр Ларин. — Накопилось много проблем с перепроизводством стали и целого ряда других важнейших товаров. Серьёзным вопросом является перенос центра тяжести с экспорта товаров на производство их для внутреннего рынка. А для этого требуется значительно поднять жизненный уровень населения. Это проблема сложная, связанная и с перераспределением национального дохода, и с повышением производительности труда».

Эксперт отмечает, что многие из старых элит не готовы меняться, и потому «Си Цзиньпину и его сторонникам для проведения реформ необходимо преодолеть инерцию среды и для этого сплотиться, сосредоточиться в единый кулак, поскольку предстоят серьёзные столкновения».

По мнению аналитиков, Си Цзиньпин планирует усилить свою единоличную власть, которая и без того невероятно укрепилась после масштабной чистки коррупционеров (несколько десятков тысяч человек), которую он начал практически сразу же, как стал генсеком КПК. Так, в июле 2017 года был арестован Сунь Чжэнцай, член политбюро и первый секретарь города центрального подчинения Чунцин. Его считали одним из наиболее вероятных преемников Си Цзиньпина.

Американское аналитическое агентство Stratfor утверждает, что чистки Си Цзиньпина сделали его «одним из самых могущественных политических лидеров Китая со времён Мао Цзэдуна и Дэн Сяопина». «Система консенсуса (между элитами. — RT), доминировавшая в Компартии Китая в течение трёх десятилетий, в прошлом», — отмечают сотрудники Stratfor.

В этом году 11 из 25 членов Политбюро ЦК КПК и пять из семи членов его постоянного комитета покинут свои посты. Вопрос в том, кто придёт на их место. На съезде Си Цзиньпин попытается продвинуть на эти позиции максимально лояльных себе людей.

«Принцы», «комсомольцы», «шанхайцы»

«В области внутренней политики задача состоит в том, чтобы укрепить власть Си Цзиньпина и утвердить главенство закона, чтобы проблемы решались на основе правил, применимых ко всем», — отмечает Александр Ларин.

По словам Алексея Маслова, также стоит следить за тем, останется ли у власти премьер-министр КНР Ли Кэцян. Он считается умеренным консерватором и представителем группы экономистов-прагматиков. Если его сменит ярко выраженный сторонник генсека КПК, это будет означать более активную экономическую экспансию Китая.

«Сейчас активно называется имя известного партийного лидера Чэнь Миньэра, который, возможно, станет премьер-министром Китая, а Ли Кэцян возглавит китайский парламент, что в целом будет укреплением общих позиций Си Цзиньпина.

«Надо смотреть, будет ли назван примерный преемник, — отмечает Алексей Маслов. — Если он вообще не будет назван, можно предполагать, что, возможно, будет изменена Конституция КНР, Си Цзиньпин останется на третий срок. Хотя сейчас это технически невозможно, но есть варианты. Например, если за это решение проголосуют 99% депутатов Всекитайского собрания народных представителей».

Наконец, если в отставку уйдёт Ван Цишань, глава Центральной комиссии КПК по проверке дисциплины, это будет означать, что масштабная кампания по борьбе с коррупцией и чистки в партии завершены. Если же он каким-либо образом останется у власти, то чистки продолжатся, считает эксперт.

«Есть ещё одна интересная фигура — Хэ Итин, заместитель главы секретариата (КПК. — RT), земляк Cи Цзиньпина и человек из академической среды, в то же время очень близкий клану Си Цзиньпина», — отмечает Алексей Маслов.

Традиционно политологи выделяют несколько группировок внутри китайской элиты. Нынешнего лидера КНР Си Цзиньпина считают представителем «принцев» — детей высокопоставленных партийных чиновников. Его отец Си Чжунсюнь был одним из ближайших соратников Мао Цзэдуна.

Кроме того, часто говорят о «шанхайской клике» — группе деятелей КПК, связанной с этим городом, усилившейся в период десятилетнего (с 1993 по 2003 год) нахождения на посту председателя КНР, бывшего главы города Цзян Цзэминя.

Сменившего его на посту лидера страны Ху Цзиньтао — бывшего первого секретаря Всекитайского коммунистического союза молодёжи — относили к другой группировке — «комсомольцев», фракции, оформившейся из деятелей молодёжного союза страны.

«Шанхайцев» и «комсомольцев» условно называют глобалистами. Они ориентированы скорее на экономическое развитие прибрежных, уже встроенных в глобальную экономику регионов. А вот группа Си Цзиньпина нацелена как на развитие внутреннего Китая, так и на активную внешнюю экспансию и стремится менять правила в мировой экономике и политике.

«Раньше эти группировки были очевидно выражены, но сегодня большинство экспертов выделяют как минимум 7 или 12 разных групп, в том числе генералитет», — отмечает Алексей Маслов. — Всё-таки группировка Си Цзиньпина очевидно берёт верх, потому что Си Цзиньпин дал несколько важных целей, которые всеми принимаются».

По словам эксперта, это превращение КНР в великую державу, внешнеэкономическая экспансия и требование равного доступа всех стран к ресурсам мировой экономики. При этом Китай не отказывается и от коммунистической идеологии, закрепляющей единство китайского общества. «Группировка Си Цзиньпина указала, что Компартия и идеология будут играть ведущую роль в жизни китайского общества», — подчёркивает Алексей Маслов.

Читать еще:  Сгорел временный храм в Белой Церкви

Амбиции сверхдержавы

«Очевидно, что на съезде будет идти обсуждение дальнейшего укрепления позиция Китая в мире как сверхдержавы», — отмечает Маслов.

От того, удастся ли нынешнему лидеру КНР упрочить свои позиции, будет зависеть и внешнеполитическое позиционирование Китая. Линия Си, которую он последовательно проводил последние пять лет, направлена на усиление не только экономической, но и военно-политической составляющей китайского глобального присутствия.

«Если Си Цзиньпин резко усилит свою позицию, мы увидим, как Китай будет резко расширяться, расширяться по консервативной модели», — утверждает Алексей Маслов. — Будут и идеологические, и экономические приоритеты, и мы увидим максимальное расширение проекта «Один пояс — один путь».

Это означает и дальнейшее укрепление армии, силовое присутствие в зонах, представляющих для КНР особый интерес, и позиционирование страны как главного соперника США на мировой арене, отмечают эксперты.

«В области внешней политики Китай последние годы серьёзным образом изменил свою стратегию, — утверждает Александр Ларин. — Если несколько лет назад его стратегия заключалась в том, чтобы не выходить из тени, не демонстрировать свою силу, то теперь КНР развернулась во всех направлениях, расширяя зону своего влияния в Евразии и практически во всём мире, противостоя Соединённым Штатам».

Что касается РФ, то, как отмечает Алексей Маслов, Китай за последние годы стал значительно более прагматичен в отношениях с Россией. Его интересуют в первую очередь инвестиции в добывающий сектор российской экономики и российские природные ресурсы, например газ. Хотя в рамках проекта «Один пояс — один путь» он готов вкладывать и в инфраструктурные проекты. «Если группа Си Цзиньпина полностью оккупирует «ареопаг», то такая традиция продолжится», — подвёл итог собеседник RT.

Пекин провел чистку рядов накануне партийного конклава

Главное политическое событие года в Китае состоится осенью

Си Цзиньпин сосредоточил в своих руках огромную власть. Фото Reuters

В ноябре пройдет пленум ЦК КПК, предшествующий ХХ съезду партии в 2022 году, который должен решить, останется ли Си Цзиньпин на третий срок на посту генсека. Но ответ известен. Заповедь Дэн Сяопина, архитектора реформ, о том, что лидеры должны уходить после 10 лет работы, не действует. Парламент ранее снял ограничения по сроку для председателя КНР, формальных препятствий для того, чтобы он сохранил партийную должность, тоже нет. Пропаганда создает культ личности Си, его работы будут изучать в школах с 10 лет. Однако не исключены неожиданности.

Обычно пленумы, в которых участвует около 400 ведущих кадров партии, проходят один раз в год. Ни иностранные медиа, ни большинство китайских репортеров не допускаются на заседание.

Отсюда и прозвище «конклав», которое иностранная пресса дала пленумам. В день окончания пленума официальное агентство «Синьхуа» публикует большой репортаж о результатах собрания. Если даже разногласия были, о них не сообщают.

Если не считать съездов, которые созываются раз в пять лет, пленум – это самое важное собрание старших партийных товарищей. И их итоги порой носят исторический характер. Например, в 1981 году на пленуме была принята резолюция, в которой говорилось, что «культурная революция», инициированная Мао Цзэдуном, вылилась в беспорядки внутри страны и принесла катастрофу.

А в 1978 году конклав, где доминировал Дэн, дал старт экономическим реформам, которые привели к тому, что государство с самым большим населением в мире покончило с отсталостью и превратилось в динамо, движущее мировую экономику.

Дэн Юйвэнь, бывший редактор партийного журнала Study Times, предполагает, что готовится еще одна историческая резолюция. Ведь в заявлении политбюро о созыве пленума говорится, что речь пойдет об историческом пути партии, о необходимости осознать ее основную миссию и лучше продвигать идеи социализма с китайскими особенностями. Впрочем, каковы бы ни были высокие идеи, под флагом которых планируется провести предстоящий пленум, партия накануне провела основательную чистку партгосаппарата. Как передает газета South China Morning Post, около 180 тыс. кадровых работников судебных и правоохранительных органов получили взыскания или были наказаны за нарушения партийной дисциплины и закона. Их подвергли карам в ходе кампании по исправлению стиля работы, которая началась в конце 2020-го и продолжится по крайней мере до конца нынешнего года.

Алфред У, доцент Национального университета Сингапура, говорит, что эта кампания направлена на то, чтобы укрепить власть председателя КНР накануне съезда, где, как ожидают, он переизберется на третий срок. Си, поясняет эксперт, придает большое значение правоохранительной системе, потому что она поддерживает дисциплину в стране.

Как ожидают, пленум положит начало смене караула в Пекине. Этот процесс будет продолжаться до съезда. И как подчеркивает Се Маосун, старший научный сотрудник университета Цинхуа в Пекине, для Си пленум будет очень важен в плане его статуса как исторической фигуры. «Мао Цзэдун был основателем нового Китая, Дэн сделал его процветающим. А Си, возглавлявший партию во время ее 100-летия, войдет в историю как лидер, который сделал партию и Китай сильными. Именно такой месседж пошлет пленум населению», – говорит эксперт.

Но Дэн завещал, что руководителям пора освобождать дорогу молодым, когда они достигнут возраста 68 лет. А Си Цзиньпину исполнилось как раз 68 лет. Значит, и этот совет основоположника реформ побоку?

«Традиция нарушена. Вспомним, Дэн говорил, что Китаю нужно скрывать свою мощь, не демонстрировать силу. От этого постулата Китай отказался, хочет играть роль мировой державы. А в экономике курс взят на ее огосударствление. В идеологии тоже новые установки. Фактически это культ личности. Недаром даже школьники будут изучать идеи Си с 10 лет», – сказал «НГ» руководитель департамента международных отношений Высшей школы экономики Александр Лукин. Конечно, поясняет он, «дело не дошло до таких уровней восхваления или проповеди левацких идей, как при Мао. Но пропаганда ставит Си наравне с Мао».

Однако Александр Ломанов, заместитель директора ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН, высказал «НГ» иную точку зрения. «Пока еще нет никаких намеков, какими будут перестановки в верхах в 2022 году. Возможно, Си станет снова генсеком. Но кто знает, может быть, он изберет вариант Дэн Сяопина? Ведь Дэн не занимал никаких руководящих постов, а его авторитет был непререкаем. Дэн удалил в отставку двух генеральных секретарей, которые не устраивали партию. Пока мы можем только гадать, что произойдет», – полагает Ломанов.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Комуністична партія Китаю закликала віруючих покинути її ряди

Си Цзиньпин на экране торгового центра в Пекине. Фото: Andy Wong / AP

Читать еще:  Слова назидательные. Первая встреча с Библией

В Китае на фоне укрепления личной власти Си Цзиньпина разворачивается негласная кампания по принуждению технологических гигантов к четкому следованию партийной линии. Два десятилетия китайский IT-сектор развивался относительно свободно, что и сделало его успешным. «Медиазона» суммирует тренд на зачистку китайского технологического сектора, последствия которого так или иначе затронут весь мир.

«Период 14-го пятилетнего плана (2021-2025 годы) — это первые пять лет после достижения первой столетней цели, а именно полного построения среднезажиточного общества в Китае», — перепечатывает «Российская газета» статью коллег из официальной китайской «Жэньминь жибао».

Перевода самого плана пятилетки на русский язык в открытых источниках нет, но есть англоязычная версия. В ней объясняется, как именно Китай собирается переходить от уже достигнутого «общества среднего достатка», «сяокан» , к идеальному «обществу великой гармонии».

Термины «пятилетний план» или «пятилетка» хорошо знакомы из советской истории — Китай, копируя СССР, взял такое планирование за основу развития экономики. Как и в оригинале, сначала в них указывались конкретные нормы производства: столько-то зерна, столько-то чугуна, столько-то угля.

Но уже в 80-х рыночные аспекты новой экономической модели потеснили централизованное планирование — на смену пришли акценты и направления развития. Предыдущий, 13-й план, требовал развития инноваций, новый, 14-й, продолжает эту тему.

Приоритетами объявлены создание собственных уникальных разработок — например, создание конкурентоспособных процессоров и полупроводников , инновации в области искусственного интеллекта и биотехнологий, а также «зеленая» экономика.

Цитата из нового пятилетнего плана:

«Мы сформулируем программу действий по превращению в научно-техническую сверхдержаву, улучшим структуры для использования национального потенциала в условиях социалистической рыночной экономики, будем успешно вести жесткую борьбу за ключевые и базовые технологии, повысим общую эффективность инновационной цепочки.

Мы усилим экономический надзор за интернет-платформами в соответствии с законами и регуляциями, уточним позиционирование платформ и правила их регулирования, усовершенствуем законы и правила, касающиеся выявления монополий, и будем бороться с монополиями и недобросовестной конкуренцией».

2020 год стал для Китая одновременно и кризисным, и оптимистичным: вспышку COVID-19 удалось подавить быстрее, чем в других странах, и экономика КНР — единственная из крупнейших в мире — показала рост. План 14-й пятилетки приняли в марте, а уже летом китайские власти начали масштабную зачистку IT-отрасли.

Джек Ма на праздновании 20-летия Alibaba Group. Фото: Imaginechina / AP

Первой жертвой чисток пал основатель Alibaba Group миллиардер Джек Ма. Осенью 2020 года его финтех-компания Ant Group собиралась провести крупнейшее IPO в мире и привлечь 34,5 млрд долларов сразу на двух биржах.

Планы сорвались за два дня до размещения: Ant Group давно привлекала внимание китайских регуляторов, потому что фактически развивала бизнес в обход правил, установленных для банков, а буквально перед IPO Ма имел неосторожность резко раскритиковать китайскую финансовую систему.

После этого выход Ant Group на биржи отменился и не произошел до сих пор, ее структуру поменяли в интересах стабильности банковской системы, а сам Ма пропал на три месяца и с тех пор так и не вернулся к привычному имиджу эпатажного бизнесмена-рок-звезды.

На этом злоключения не закончились: корпорацию Alibaba оштрафовали на 2,8 млрд долларов за нарушения антимонопольного законодательства, ее браузер выбросили из эппсторов, а самого Ма потеснили с поста главы основанной им же бизнес-школы.

Весной — следующий шаг: Пекин ввел масштабные ограничения на торговлю криптовалютами. Их объявили слишком волатильными и не поддержанными реальной стоимостью, а транзакции — не защищенными китайским законодательством.

Источник Bloomberg рассказывал, что еще одной причиной гонений на криптовалюты стало беспокойство Пекина по поводу роста энергопотребления: из-за спроса на электричество для майнинга угольные компании расконсервировали часть старых шахт без разрешения партийного руководства, что повысило опасность работ и поставило под угрозу достижение «зеленых» приоритетов Китая.

«Нельзя терять время в борьбе со спекуляциями виртуальными валютами», — нагнетала официальная пресса, пока в регионах вводили запреты на майнинг. Все это происходило на фоне продвижения государственного цифрового юаня в качестве «надежной» альтернативы.

Далее начался полномасштабный процесс переформатирования IT-рынка. Крупнейший сервис заказа такси DiDi удалили из эппсторов и начали расследование о сборе данных о пассажирах на фоне IPO в США, успешный рынок онлайн-образования обрушили штрафами и запретами на прибыль, владельца суперпопулярного мессенджера WeChat, медиагиганта Tencent оштрафовали за контент и вынудили отказаться от эксклюзивных прав на музыку, крупнейшую фирму по доставке еды Meituan припугнули антимонопольным расследованием и тоже оштрафовали; топ-менеджеров вызывают на ковер, чтобы разъяснить необходимость соблюдения нового закона о хранении пользовательских данных в Китае.

Теперь настала очередь геймеров — и снова возвращаемся к Tencent. В начале августа акции крупнейшего производителя видеоигр в Китае рухнули после того, как издание из государственного медиахолдинга «Синьхуа» раскритиковало зависимость от онлайн-игр — «духовного опиума». В Tencent немедленно пообещали ограничить время, которое пользователи смогут проводить в играх, и запретить доступ несовершеннолетним.

Фото: Imaginechina / AP

После геймеров пришли за тиктокерами: партийная газета «Жэньминь жибао» обвинила онлайн видеоплатформы в негативном влиянии на молодежь, которая чересчур серьезное внимание уделяет жизни звезд. «Экстремальная культура погони за айдолами многократно проверяла границы закона и морали», — заключила Центральная комиссия по проверке дисциплины, главного органа партии по борьбе с коррупцией; акции сервиса Kuaishou рухнули, и компания отказалась от соперничества с TikTok за американский рынок. Разработчики TikTok из ByteDance планы по выходу на IPO приостановили после предупреждения из Пекина.

Гонконгский философ Юк Хуэй в своем «Эссе о космотехнике» указывает на странную ситуацию, в которой современный Китай оказался, двигаясь по «западному» пути развития. Поражение в Опиумных войнах XIX века, приведшее к колонизации Китая и ставшее катастрофой для китайского самосознания, было истолковано как следствие технологического отставания от Запада.

Придя к власти, Коммунистическая партия последовательно проводила курс на модернизацию — и вот, когда технологическое отставание объективно преодолено, о победе говорить сложно.

«Попытка сохранить разграничение между [принципиально важным для традиционного китайского общества] мыслящим разумом и технологическим инструментом оказалась провальной», — констатирует философ.

Там, где Хуэй видит конфликт, культурный теоретик Бюн Чоль Хан предлагает другую перспективу. Хан исследует шаньчжай — концепцию, описывающую вездесущие «китайские подделки» как жизненный подход, базирующийся на игривом и творческом отношении к оригиналу и авторству.

«В Китае маоизм сам по себе был разновидностью шаньчжай-марксизма, — рассуждает он. — В своей способности к гибридизации китайский коммунизм сейчас трансформируется в турбокапитализм. Китайцы явно не видят противоречий между капитализмом и марксизмом. В самом деле, противоречие — совсем не китайская концепция. Китайская мысль больше склоняется к «и то, и другое», чем к «или-или»».

Что вообще?

Западные издания описывают происходящее с удивлением, но сходятся в оценке: Си Цзиньпин пытается поставить на место резко разбогатевшие технологические компании, чтобы не позволить им конкурировать с партией за власть в каких-то отраслях общественной жизни или угрожать экономической стабильности — особенно это важно на фоне торговой войны с США, когда IPO на американских биржах рассматриваются как угроза национальной безопасности.

В 2015 году Коммунистическая партия Китая представила десятилетний стратегический план Made in China 2025, суть которого заключалась в масштабном переформатировании промышленности: переходе от массового производства дешевых товаров для зарубежных компаний к развитию технологически сложных промышленных цепочек и независимости от зарубежных поставок стратегически важных материалов. Этот план пересекается с принятым в России в 2014 году курсом на импортозамещение ключевых товаров и технологий.

Читать еще:  Что мне делать, чтобы от души простить обидевшему меня?

Затем пост президента США занял бизнесмен Дональд Трамп, который еще с 80-х годов призывал к введению специальных пошлин на импорт товаров из Китая, чтобы вернуть американским производителям конкурентное преимущество. В ходе предвыборной кампании Трамп также делал акцент на протекционизме, критикуя сложившиеся с Китаем торговые отношения как причиняющие ущерб США.

За дело Трамп взялся в 2018 году, установив пошлины на ввоз из Китая разнообразных электронных и промышленных товаров, написав в твиттере, что «торговые войны — это хорошо, в них легко можно побеждать». Еще через год Трамп ввел санкции против крупнейшего производителя телекоммуникационного оборудования Huawei, который сочли слишком сильно интегрированным с властями Китая, что может представлять угрозу: именно Huawei считается основным потенциальным поставщиком оборудования для сетей 5G. Наконец, при Трампе США также запретили поставки процессоров Huawei без специальной лицензии за «причастность к действиям, идущим вразрез с национальной безопасностью и интересами внешней политики Соединенных Штатов».

При этом фактически единственным успехом этой политики оказалось обещание Пекина ужесточить законодательство в сфере интеллектуальной собственности — впрочем, как заключает Bloomberg, развитие собственных технологий опять же в интересах Китая. «Пока основным следствием действий США стало усиление стремления Пекина к технологической самодостаточности», — отмечало издание в январе.

Демократ Джо Байден, сменивший Трампа на посту президента, отказался от воинственной риторики, но не стал отменять пошлины и продолжил противостояние в менее публичном формате: например, помешав приобретению небольшой южнокорейской компании по производству полупроводников Magnachip, контроль над которой хотел установить китайский инвестфонд.

Часть аналитиков отмечает, что нынешнюю кампанию можно рассматривать как желание Пекина разобраться с насущными проблемами, с которыми не могут решительно справиться на Западе (с неравенством, монополиями, зависимостью от видеоигр) до того, как они станут проблемами политическими.

На этом фоне Коммунистическая партия объявляет о планах еще усилить регулирование в области национальной безопасности, высоких технологий и монополий. Изменения коснутся различных отраслей — от производства продуктов питания и лекарств до биг даты и искусственного интеллекта.

«Растущий запрос на лучшую жизнь ставит перед нами новые, более высокие требования к построению правового государства, — поясняют в ЦК КПК. — Оно должно учитывать ситуацию в целом, рассчитывать долгосрочную перспективу, исправлять недостатки, идти вперед и продвигать строительство правового государства на новый уровень в новую эпоху».

Редактор: Дмитрий Трещанин

Оформите регулярное пожертвование Медиазоне!

Коммунистическая партия Китая: история и современность

1 июля 2011 года исполняется 90 лет с того дня, который считается датой основания Коммунистической партии Китая.

КПК считается самой многочисленной партийной организацией мира. По данным на конец 2010 года, китайская коммунистическая партия насчитывала 78 миллионов человек, объединив в себе почти 6% 1,3-миллиардного населения страны. Ежегодно заявку на вступление в компартию подают около 20 млн жителей страны, при этом чести стать ее членами удостаиваются лишь несколько миллионов человек.

По свидетельству жителей страны, вступление в компартию требует не только рекомендаций и безупречной биографии, но и достаточного запаса терпения. Заявку на членство могут рассматривать по нескольку лет.

КПК представляет собой единую организацию, построенную, согласно своей программе и уставу, на основе принципа демократического централизма.

Центральными органами КПК являются: Всекитайский съезд партии, Центральный комитет КПК, Политбюро КПК, Постоянный комитет политбюро КПК, секретариат ЦК КПК, Военный Совет ЦК КПК и Центральная комиссия по проверке дисциплины. Высший руководящий орган партии — Всекитайский съезд КПК, который созывается один раз в пять лет. В промежутках между съездами высшим органом партии является Центральный комитет.

С ноября 2002 года генеpальным секpетаpем ЦК КПК является Ху Цзиньтао. http://russian.people.com.cn/31857/37880/38924/2804384.html

Орган ЦК КПК — газета «Жэньминь жибао» (Renmin Ribao — Народная газета), его теоретическое периодическое издание ‑ журнал «Цюши» (Qiushi — «Стремление к истине»).

Помимо компартии в Китае существуют еще восемь политических партий (общая численность — порядка 600 тысяч человек), признающих руководство КПК и официально именуемых «демократическими партиями».

Датой создания КПК считается 1 июля 1921 года. I съезд КПК состоялся нелегально в конце июня — начале июля 1921 года в Шанхае. Партия была создана при содействии Коминтерна (в 1919-1943 гг. международная организация, объединявшая компартии различных стран).

В 1945 г. на VII съезде КПК был принят устав, где было впервые записано, что «коммунистическая партия Китая во всей своей работе руководствуется идеями Мао Цзэдуна» (генеральный секретарь, председатель ЦК КПК с 1943 по 1976 год).

С 1945 по 1949 год в Китае проходила гражданская война между Гоминьданом (китайская национально-демократическая партия) и КПК. 1 октября 1949 года война завершилась победой коммунистов и образованием Китайской Народной Республики.

В 1958 г. на второй сессии VIII съезда КПК был одобрен курс «трех красных знамен» (новая «генеральная линия», «большой скачок», «народная коммуна»).

Внутренняя и внешняя политика Мао Цзэдуна вызвала кризис и внутреннюю борьбу в КПК. В ходе «культурной революции» (политические события в Китае с 1965 по 1976 год) сторонники Мао Цзэдуна, опираясь на верные им воинские части и учащуюся молодежь, уничтожили партийные организации (кроме армейских партийных организаций), распустили провинциальные, городские и уездные партийные комитеты, репрессировали многих партийных работников, в том числе ряд членов и кандидатов в члены Политбюро, свыше двух третей членов и кандидатов в члены ЦК КПК.

В1969 г. IX съезд КПК принял новый устав КПК, в котором идейно-теоретической основой партии провозглашались маоцзэдуновские идеи, а Мао Цзэдун был назван пожизненным руководителем КПК.

9 сентября 1976 г. Мао Цзэдун умер, а в октябpе 1976 г. разгpом так называемой «банды четырех» (радикальная группировка членов Политбюро, в том числе — жена Мао Цзян Цин) знаменовал конец «культуpной pеволюции».

С 1979 г. Китай пpиступил к пpоведению политики pефоpм и pасшиpения внешних связей, которой руководил Дэн Сяопин (генеральный секретарь КПК с 1976 по 1981 год). Во главу угла была поставлена всестоpонняя модеpнизация стpаны. Путем последовательных pефоpм в шиpоких сфеpах экономической и политической системы в Китае постепенно были опpеделены магистpальные напpавления социалистической модеpнизации с китайской спецификой.

В 1989 г. генеpальным секpетаpем ЦК КПК был избран Цзян Цзэминь. В 1993 г. он стал пpедседателем КНР. На высшем паpтийном и госудаpственном посту Цзян Цзэминь последовательно отстаивал куpс и политику pефоpм и откpытости, начатых по инициативе Дэн Сяопина.

В октябре 2007 г. прошел XVII съезд КПК, подтвердивший приверженность партии генеральному курсу на строительство социализма с китайской спецификой, дальнейшие реформы и политику открытости внешнему миру.

В 2012 г. пройдет XVIII съезд КПК, на котором генеральный секретарь ЦК КПК Ху Цзиньтао в силу существующего возрастного ценза — 70 лет — (год рождения Ху Цзиньтао — 1942) сначала уйдет с поста генерального секретаря КПК, а затем на очередной сессии ВСНП (Всекитайское собрание народных представителей) — и с поста председателя КНР.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector