0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Константинополь и проблема недоговороспособности

Содержание

Москва и Константинополь: раскол четвертого уровня

события / религиоведение

История взаимоотношений Москвы и Константинополя очень давняя, и начинать ее надо с принятия крещения Древней Русью в 988 году. Потому что Русь после крещения стала митрополией Константинопольского патриархата и оставалась ею — официально — до конца XVI века.

Патриарх Варфоломей решением об Украине указал на свое первенство среди православных патриархов

Фото: Митя Алешковский / ТАСС

Российские проблемы с Константинопольским патриархатом обычно вызваны политическими настроениями. Еще во времена Ярослава Мудрого, в ситуации конфликта с Византийской империей, князь ставит во главу русского митрополита Илариона — вопреки воле Константинопольского патриархата. В первые века христианства подавляющее большинство иерархов русской церкви были греки.

Но Ярослав Мудрый — совсем давняя история, XI век.

Разрыв, автокефалия и провокация

Следующий очень важный этап — 1448 год, когда московские князья фактически порывают с Константинополем и де-факто объявляют автокефалию. Официальный статус автокефалия получила в 1589 году. Тогда на вручение томоса (грамоты о признании автокефалии) приехал Константинопольский патриарх Иеремия, который сам и хотел стать новым московским патриархом: дела в Константинополе в то время шли очень плохо. Город с 1453 года под властью турок, в полной зависимости от турецкой власти (тогда Османской империи, сейчас демократического правительства) Константинопольский патриархат находится по сю пору.

Более близкая к нам по времени и весьма неприятная история произошла в 1920-е годы. После революции большевики устроили провокацию и раскол — появилось обновленчество, придуманное чуть ли не лично Давидом Троцким для разрушения православия в России. Эту новую, большевистскую «православную» церковь Константинопольский патриархат — под давлением тогдашнего турецкого правительства, дружественного большевикам,— фактически поддержал, нанеся удар по традиционной и гонимой православной церкви.

По заветам древних

Де-факто последние несколько столетий объективно существует конкуренция между патриархиями. В диптихе чести (перечне глав православных церквей, которые поминаются во время литургии) Константинополь занимает первое место как Вселенский патриархат. Это указание на его древнюю историю, на ту эпоху, когда Константинополь был столицей Византийской империи и действительно главным патриархатом мира. Но сейчас паства Константинопольского патриархата во всей Турции составляет всего несколько тысяч человек, а в мире — около 5 млн, многократно меньше, чем паства Московского патриархата, даже без украинских приходов (их примерно треть от всех). Большая и самая влиятельная часть константинопольской паствы — в греческих приходах США и Канады.

Отсюда эта двусмысленность: с одной стороны, небольшое число прихожан и политическая зависимость от турецкой власти, с другой — формальный высший статус. А Московский патриархат с его богатством, политическим влиянием и многочисленностью паствы в диптихе чести занимает только пятое место — не только после Константинополя, но и после еще трех исторически древнейших патриархатов: Иерусалимского, Александрийского и Антиохийского.

Москва — кормилица

И в XVI-XVII веках, и в последующих, до революции, отношения Московского патриархата с восточными, включая Константинопольский, были исключительно хорошими — в первую очередь потому, что Московский патриархат их в огромной степени содержал. Во времена османского правления посольства патриархатов и главных монастырей Востока регулярно приходили в Москву за милостыней. Об этом хорошо известно из документов московского Посольского приказа (тогдашнего Министерства иностранных дел), где подробно расписано, кто, когда и сколько раз мог приходить за царскими пожертвованиями.

Пользуясь такой поддержкой московского царя и его патриархата, делегации восточных патриархий всегда приходили с дарами (иконами и реликвиями) в Москву, спасая, по их собственным словам, эти святыни в Третьем Риме, Москве, которая воспринималась как главная столица православного мира. (Для понимания взаимоотношений Константинополя и Москвы важно помнить, что Константинополь в византийской традиции был Вторым Римом, а Москва претендовала на статус Третьего Рима, что само по себе предполагало не только преемственность, но и некую конкуренцию.)

Эта двусмысленность Константинопольский патриархат давно не устраивает: по чести они первые и вселенские, де-факто Московский патриархат доминирует. Особенно при нынешнем Константинопольском патриархе Варфоломее идея соперничества с Москвой и восстановления константинопольского приоритета стало чрезвычайно актуальной, основой всей политики Константинополя.

Украина как причина

Ровно десять лет назад был последний серьезный кризис, и он тоже был связан с украинской автокефалией, когда праздновалось 1020-летие принятия Русью христианства. Тогда нашли дипломатическое решение, разумный компромисс, патриарх Московский Алексий Второй и патриарх Константинопольский Варфоломей приехали на праздник оба и сослужили в Киеве. Конфликт на тот момент был притушен, но остался непогашенным.

Сейчас, в новой политической ситуации, возникшей после 2014 года, он вспыхнул с новой силой. Константинополь будто вспомнил о своих притязаниях и о том, что у него появляется реальная перспектива — помимо всего прочего — не только вытеснить Московский патриархат с доминирующих позиций, но и увеличить паству в несколько раз за счет большого количества реально практикующих православие людей на Украине. Эти на первый взгляд внутрицерковные раздоры, казалось бы, к обычной, часто далекой от религии, жизни людей никакого отношения не имеют, но это не так.

Абсолютно реальна угроза нового огромного раскола и даже войны внутри мирового православия. Ни одна из сторон не доминирует, и ситуация совершенно ангажирована с политической, даже с военно-политической точки зрения. Для правительства Украины вопрос дарования автокефалии Константинополем — единственно возможная «военная» победа над Москвой, в это вкладываются все ресурсы. Вопрос абсолютно политизирован и прямо связан с грядущими президентскими выборами, потому его и пытаются решить натиском и насилием. Принципиально в идее автокефалии ничего плохого нет, если она возникает по разумному и дружественному соглашению сторон.

Три церкви

На Украине и вообще невероятно сложная ситуация: действуют три разные православные церкви. Это основная и каноническая Украинская православная церковь Московского патриархата, у которой примерно 12 тыс. приходов. Чуть более 5 тыс. приходов — самостийный Киевский патриархат, продукт политической игры бывшего первого секретаря украинской Компартии и затем президента Леонида Кравчука и отлученного от церкви бывшего митрополита Филарета (Денисенко). В 1992 году они решили наскоком и напором создать независимую от Москвы украинскую национальную церковь — с акцентом на слове «национальную». Проект оказался отчасти успешным, потому что он был активно поддержан еще тогдашней властью, но в целом провалился: ни одна поместная православная церковь в мире этот патриархат не признала.

Есть и третья сила — Украинская автокефальная церковь. Это «белая» церковь по нашей терминологии, то есть церковь, возникшая из-за гражданской войны и эмиграции части украинского народа. Церковь, которая долгое время существовала за рубежом, вернулась на Украину во время Второй мировой войны и обслуживала религиозные надобности Украинской национальной армии, вместе с ней потерпела поражение, фактически была изгнана с территории Украины и вернулась уже только в конце 1980-х — начале 1990-х годов. Эта церковь не признает ни Украинскую православную церковь Московского патриархата, ни Киевский патриархат, у нее около тысячи приходов.

Украинская православная церковь Московского патриархата обладает полной автономией: официально признана автономной православной церковью и де-факто, да и в значительной степени де-юре, независима от Московского патриархата — сама выбирает себе предстоятеля, сейчас это митрополит Онуфрий. Подчинение Москве скорее формальное: митрополит Украинской православной церкви — член Священного синода и олицетворяет единство Московского патриархата. Но именно это больше всего раздражает сторонников украинской автокефалии: церковь Московского патриархата сейчас относительно целое и здоровое связующее звено почти полностью разрушенных связей между странами.

Святой Владимир крестил Русь под Константинопольским омофором

Фото: Фалин Владимир / ТАСС

Автокефальное имущество

Но киевская власть, ориентированная на построение сугубо национального государства, нуждается в таком важном инструменте, как сугубо национальная церковь. А основная православная церковь на Украине категорически отказывается от предоставления автокефалии со стороны Константинополя и видит в этом угрозу своему существованию. Там есть несколько архиереев — сторонников автокефалии, но в целом политическую автокефалию по Варфоломею не поддерживает подавляюще большинство духовенства и паствы Украинской церкви Московского патриархата.

Сейчас речь о том, что канонический статус и автокефалия будут предоставлены двум другим православным церквям, то есть Киевскому патриархату и Автокефальной украинской церкви, для чего им предстоит объединиться на специально созванном соборе. Ситуация запутана до крайности и чревата не только религиозным расколом, но и войной, боевыми действиями вокруг собственности.

Знаменитые украинские лавры, Киево-Печерская и Почаевская, великие украинские святыни, сейчас находятся, да и всегда находились, в управлении Украинской православной церкви Московского патриархата. Несложно предположить, что после автокефалии «имени Варфоломея и Порошенко» первое, что начнет делать новообразованная церковь и стоящее за ней государство,— отнимать святыни и имущество у «москальской» церкви, как ее иногда называют украинские националисты. Но Украинская православная церковь Московского патриархата, судя по официальным заявлениям и по настроением верующих, которых автор видел в этом июле, сдаваться не собирается.

Запрет на Афон и новая схизма

Но есть и другой, как минимум не менее важный аспект, а именно раскол мирового православия. Московский патриархат официально не только не принял константинопольских постановлений об Украине, но и жестко реагировал на них. 15 октября 2018 г. после многочисленных предупреждений Священный синод РПЦ обнародовал радикальное решение о прекращении евхаристического общения с Константинопольской патриархией. На церковном языке это раскол четвертого уровня, сравнимый с прекращением дипотношений и объявлением войны между странами. Боюсь, эта дата навсегда останется в истории.

Читать еще:  Улицы Александрии окропили освященной водой

Евхаристическое общение прекращается, так что русские православные на канонической территории Константинопольского патриархата — в части Греции, в Турции или в Европе — не смогут причащаться в их храмах и принимать активное участие в богослужениях. Это особенно болезненно в связи с Афоном — монастыри Святой горы находятся в юрисдикции Константинополя. Распространенная практика паломничества на Афон с участием в богослужении станет канонически незаконной.

Реален и раскол мирового православия, который может продлиться столетия. Этот раскол может быть назван новой Великой схизмой — по аналогии с тем, что произошло 1000 лет назад между православными и католиками. Нельзя исключать, что возникнут две православные традиции, два «папы», две конфликтующие православные юрисдикции. Дальнейшее трудно предсказать, но разрушительный тренд очевиден всему христианскому миру. Папа римский и Католическая церковь понимают опасность происходящего и пытаются умиротворить православные стороны.

Может быть задан логичный вопрос: а какое невоцерковленному человеку, а таких в России большинство, до всего этого дело? Церковный раскол так или иначе коснется каждого, будь то поездки за границу или необходимость крестить, отпевать и бог знает что еще. Существование западно-католического и восточно-православного мира так или иначе определило жизнь каждого, от сферы культуры до большой политики. И потом, любая большая война — объективное зло, которого по возможности надо избегать.

Алексей Лидов, историк и теоретик искусства, византолог и религиовед, Институт мировой культуры МГУ, академик РАХ

Великая схизма: скромный повод, вечные последствия

В 1054 году встал вопрос: Константинополь или Рим должны контролировать южные епархии Италии со значительным греческим населением? К спору о власти над сравнительно небольшим регионом добавились личные амбиции двух конкретных людей — Константинопольского патриарха Михаила Керулария и папского легата кардинала Гумберта. Поводом к их конфликту стал спор, каким хлебом следует причащаться в Евхаристии: опресноком, пресным хлебом, или квасным хлебом, каким до сих пор причащаются в православной церкви. Вокруг этого было выстроено отдельное и очень важное богословие, которое оказало в том числе огромное влияние на развитие искусства, как византийского, так и западного. «Абстрактный» спор об обряде и амбиции двух политиков, которые легко могли пойти на компромисс, но по разным соображениям не пошли, привел к почти тысячелетию существования западной католической и восточной православной культур.

За кого православные

Большинству поместных (автокефальных) православных церквей ситуация не нравится: они оценивают уровень угрозы и понимают, что им придется примкнуть либо к одной, либо к другой стороне. У каждой есть твердые сторонники, например, у Константинополя — Кипрская и Иерусалимская церкви, у Москвы — Сербская, Антиохийская и Грузинская. Похоже, поместные церкви, а их всего 15, тоже разделятся примерно пополам.

Facebook

Unsupported Browser

Благотворительный фонд «Предание»

КОНСТАНТИНОПОЛЬ И ПРОБЛЕМА НЕДОГОВОРОСПОСОБНОСТИ
Сергей Худиев

«Недавнее интервью представителя Константинопольского патриархата архиепископа Тельмисского Иова (Гечи), лежит в целом в русле общей политики Фанара, но все равно производит крайне тяжелое впечатление.

По словам владыки Иова, Украинской Православной Церкви более канонически не существует, все православные архиереи Украины считаются служителями Вселенского престола и должны ждать директивы Константинополя относительно своих дальнейших действий, а Фанар вправе отзывать автокефалии у других патриархатов.

Отношение к епископам Церкви как к имуществу, которое может быть просто отчуждено к другому хозяину, а не как к людям, у которых могут быть их собственные религиозные убеждения, их собственные обязательства перед друг другом, их собственные представления о честности и верности, конечно, шокирует.

Церковь — это не механический набор деталей, это живое, органическое сообщество, в котором огромную роль играют теплые, семейные человеческие отношения.

Вот украинские епископы и их паства почитают как отца митрополита Онуфрия, и вдруг со стороны является некий иерарх и говорит: теперь прежний митрополит для вас пустое место, теперь у вас другой отец, это его вы должны любить и почитать. Это не просто канонически невероятно — это по-человечески немыслимо».

BLOG.PREDANIE.RU

Константинополь и проблема недоговороспособности

Благотворительный фонд «Предание»

Вчера на Новом Арбате в кинотеатре «Октябрь» состоялась премьера фильма «Человек Божий» американского режиссера сербского происхождения Елены Попович.

Это великий и переломный момент в нашей истории. Кажется, еще никогда житие святого, как бы велик он ни был, не становилось фильмом для большого проката. Это, кажется, беспрецедентное новаторство. В России, по крайней мере.

Вы скажете, а как же «Страсти Христовы», «Остров» или, ежели речь идет о Микки Рурке, «Святой Франциск»?

Это, друзья мои, просто фильмы.

BLOG.PREDANIE.RU

Микки Рурк в «Человеке Божием»: новое событие в кинематографе

Благотворительный фонд «Предание»

Его зовут Али, как героя восточной сказки. И как сказочный герой, он борется со своим драконом, и обязательно должен победить. Драконы не выбирают к кому прилететь, болезни нет дела до того, что Али всего лишь год от роду. Но Али борется, и мы хотим побороться за него https://fond.predanie.ru/blago/341084/?utm_medium=fb&utm_source=fb&utm_campaign=isa_12102021_polat

Али научился ходить в Москве, хотя родился довольно далеко от неё, в Казахстане, в городе Алматы.

Он совершенно обычный младенец, обожаемый бабушками, дедушками, родителями и многочисленным двоюродными братьями, и сёстрами. Он не устаёт от многолюдства и шума – привык, что это этот шум – вокруг него и даже для него, потому что все любят маленького Али.

Но эта любовь, прежде счастливая, ныне полна тревоги.

На первый день рождения Али родители заметили, что с глазами младенца что-то не в порядке.

«После празднования дня рождения сына восемнадцатого июня, мы заметили на фотографиях лейкокорию глаза. Обратились к офтальмологу по месту жительства. Наши опасения на счет здоровья глаз нашего малыша подтвердились,четыре недели назад мы стали замечать резкое снижение зрительных функций и косоглазие левого глаза.

В начале июля немедля вылетели на территорию РФ в г.Москва самостоятельно обратились в НМИЦ детской онкогологии на консультацию. Врачи клиники рекомендуют провести курсы химиотерапии, но своими силами нам не справиться, на счету каждая секунда, в лице вашего фонда мы ищем спасение нашего малыша».

То, чем болеет Али, называется ретинобластома – рак глаз. Это опасно: мальчик может ослепнуть, даже ещё опаснее: глаза слишком близко к мозгу и болезнь может повредить и этот орган.

И вылечить эту болезнь на родине Али не могли. А в России лечение стоит больших денег и продлится непонятно сколько: рак мало предсказуем.

Али предстоит многое пережить. Химиотерапии, операция, долгое восстановление. Капельницы, жизнь в больничной палате, из которой на детскую площадку во дворе можно только смотреть, и многие другие сложности.

Это дракон, с которым борется малыш Али. И одному ему будет очень трудно справиться. А с нами у него появляется куда больше шансов.

Собранные средства пойдут на оплату лечения в НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина.

1453 год. Константинополь и Русь

29 мая 1453 года под развернутыми красными знаменами османский султан Мехмед II вступил в поверженный Константинополь. Армия завоевателя растеклась по улицам и площадям великого города, насилуя, грабя и убивая. Где-то еще шло сопротивление, кипели бои, яростно сталкивались клинки, лилась кровь воинов на окраинах, но судьба Ромейской (Византийской) Империи уже была решена. Закончилась целая историческая эпоха, начавшаяся в 313 году.

Последний византийский Император Константин XI пал в битве вместе с родственниками и друзьями у ворот в долине Ликоса. Четверка христианских витязей: сам Константин, дон Франсиско из Толедо, Феофил Палеолог и Иоанн Далматас пыталась остановить прорыв турок-османов в город и развернуть толпу, бегущих защитников города на неприятеля. В безумной сече они и погибли, неузнанные врагами…

Мехмед II через казни под разными «законными» предлогами избавился от перешедшей на его сторону византийской элиты (уцелели только единицы!). Особо трагичной оказалась судьба мегадуки Луки Нотары. За отказ отдать в гарем султана (для мальчиков) своего последнего уцелевшего сына, Нотара был усечен саблей вместе с ним же и зятем…

Византия к гибели шла постепенно. Роковым для нее стал 1204 год, когда воинство крестоносцев-католиков захватило Константинополь, воспользовавшись внутренним политическим противостоянием. На территории Империи оккупанты из Западной Европы организовали свои достаточно небольшие феодальные государства. Константинополь они разграбили, а также разрушили систему управления Империи. Наследником православной Ромейской Империи стала Никейская Империя. Именно тогда всерьез византийцы начали заключать союзы с мусульманскими государствами, возникшими на территории Малой Азии после нашествия турок-сельджуков в XI в. Битва при Манцикерте в 1071 году, проигранная Империей, фактически, отдала большую часть Малой Азии под постепенное поглощение турецкими захватчиками. Но Империя все равно стояла и исполняла свой долг защиты Европы от опасности с Востока. С Византией европейцы и «расплатились» в 1204 г. ударом в спину.

А. С. Пушкин писал: «России определено было высокое предназначение. Ее необозримые равнины поглотили силу монголов и остановили их нашествие на самом краю Европы; варвары не осмелились оставить у себя в тылу порабощенную Русь и возвратились на степи своего востока. Образующееся просвещение было спасено растерзанной и издыхающей Россией… Но Европа в отношении к России всегда была столь невежественна, как и неблагодарна». Эти же слова можно вполне применить и к Византии.

В 1261 году ромеи вернули себе контроль над Константинополем, но вернуть назад уже ничего было нельзя. Малая Азия – территория, где рождались выдающиеся Императоры, откуда выходили лучшие воины, откуда столица получала массу продуктов, за XIV век утрачивается Империей. Наследники турок-сельджуков – турки-османы, создавшие свое государство в приграничье с Империей, отрывали от Византии кусок за куском. Османскую опасность, конечно, в центре видели, но элита занималась любимыми политическими развлечениями: заговорами, интригами при дворе, периодическими опустошениями казны.

Между тем, последние ромейские бастионы в Малой Азии показали невиданную ранее стойкость, особенно города Брусса (Бурса), Никея и Никомидия. Отрезанные от Империи османами, эти полисы ни один год выдерживали осаду османских отрядов. Последний вольный ромейский город в Малой Азии Филадельфия в 1390 году пал под натиском войск султана Баязида I. В этой экспедиции против единоверцев принял участие, в качестве вассала мусульманского правителя, будущий византийский Император Мануил II Палеолог.

Читать еще:  Сербия поможет восстановить монастырь Ясеновац в Хорватии

Византийцы сами пустили османов в Европу, используя их отряды в сражениях против православных сербов и болгар. За что в результате и поплатились потерей Адрианополя в 1362 году, ставшего столицей Османского султаната.

Страшнее страшного явился и идеологический раздрай в византийской элите. Образовались партии: протурецкая, проевропейская и эллинская (неоязыческая и националистическая). Не было только одной партии – Имперской и ромейской. Византийцы ударились в эллинство, почитая себя кровно связанными с древнегреческим миром. Хотя на престоле базилевсов за долгую историю Империи побывали и фракийцы, и иллирийцы, и армяне, и славяне и т. д. последние византийцы четко признали только свои греческие корни. Многонациональность уступила в их сознании место кондовому национализму.

Плифон

Георгий Гемист Плифон (1355 – 1456) – философ, оказывавший влияние на верхушку общества Ромейской Империи перед ее гибелью, является весьма зловещей фигурой в истории Византии. Этот неоязычник, сплавивший вместе олимпийскую религию, зороастризм и манихейство, был ярым националистом и ненавистником Православия. Он принимал деятельное участие в заседаниях Ферраро-Флорентийского собора (принявшего решение об унии католической и Православной Церквей). В Италии он сошелся близко с Козимо Медичи – этаким Соросом Ренессанса. И идеи Плифона получили широкое распространение среди философского сообщества в Европе. Неоплатонизм и неоязычество эпохи Возрождения, напрямую связаны с Плифоном. Причем Плифон и Козимо Медичи ратовали за подчинение Православной Церкви римскому папе. Невольно возникает тогда вопрос: «А что же это за христианство – католицизм, если оно достаточно соответствует взглядам язычника Плифона?»

Падение Константинополя в 1453 г. на Руси встретили с печалью, но реакция на это события была менее эмоциональной, чем на захват Царьграда крестоносцами. Задолго до окончательного разгрома Византии в Москве стали осознавать свое религиозно-идеологическое одиночество.

Русский великий князь Василий I Дмитриевич еще в 1392 году направил гневное письмо Императору Мануилу II Палеологу. Для Василия I оказалась неприемлемой сама мысль о том, что Император выступил на стороне мусульман в войне с православными. О падении Филадельфии Василий Дмитриевич тоже знал. Известно также, что великий князь вместе с русским духовенством отказались от поминовения имени византийского Императора в храмах на территории Руси. Все уговоры Константинопольского Патриарха Антония IV оказались бесполезными. Для Василия I Византия представлялась государством, в котором православного Императора больше нет. Надо учесть, что несмотря на свое плохое отношение к власти Константинополя, великий князь Василий I помогал в защите столицы Ромейской Империи, присылая «много денег и милостыню» (Троицкая летопись). Негатив в отношении Византии на Руси усилился после Флорентийской унии. Участник этого действа, митрополит Киевский Исидор, попытался ввести униатство и на Руси, однако встретил жесточайшее сопротивление со стороны великого князя Василия II. Митрополит был заключен в Чудов монастырь, затем осужден на соборе русского духовенства, но отказался от покаяния. Из заключения Исидору удалось сбежать. В 1453 г. он в качестве папского легата во главе с небольшим отрядом принимал участие в защите Константинополя. Исидор попал в плен, но опять же сумел бежать. С 1458 г. считался латинским Константинопольским Патриархом.

Когда в 1452—1453 гг. византийцы обратились к Руси за помощью во время турецкой осады, они даже ответа из Москвы не получили. Конечно, первой причиной этого было противостояние между Василием II Темным и его родственниками-удельными князьями. Последний противник великого князя Дмитрий Шемяка как раз-то и умер в июле 1453 года.

Междоусобица на Руси совсем не способствовала рассмотрению вопроса о помощи осажденному Константинополю, но думается, что вряд ли бы из Москвы решились энергично помогать гибнущей Византии. Уж слишком далеко разошлись в идеологическом плане ромеи с русскими. В Москве ведь знали и о том, что греки ударились в национализм, и о том, что ради своего собственного спасения они были готовы пожертвовать независимостью всех православных церквей. Гибель Византии способствовала осознанию Русью себя как последнего бастиона Православия.

В «Повести о взятии Царьграда турками» в 1453 году, получившей распространение на Руси, конечно же, рассказывалось о героической обороне, изливалась печаль о гибели великого православного города, но в то же время здесь прослеживается мысль о том, что Константинополь пал из-за отступничества, из-за грехов поразивших Византию: «О великая сила жала греховного! О, сколько зла рождает преступление! О, горе тебе, Седьмохолмый, что поганые тобой обладают, ибо сколько благодатей Божьих в тебе просияло, порой прославляя тебя и возвеличивая более всех иных городов, иногда самым различным образом и многократно наказуя и наставляя дивными деяниями и чудесами преславными, порой прославляя победами над врагами, и беспрестанно поучая и к спасению призывая, и жизненным обилием радуя и украшая всячески! Так же и пренепорочная мать Христа, Бога нашего, неизреченными благодеяниями и неисчислимыми дарованиями миловала и оберегала тебя во все времена. Ты же, словно безумный, отворачивался от божественной милости к тебе и щедрот и тянулся к злодеяниям и беззаконию. И вот теперь явил Бог свой гнев на тебя и предал тебя в руки врагам твоим. И кто об этом не восплачет или не зарыдает! Но вернемся снова к описываемому».

Русь на гибель Византии ответила концепцией «Москва – Третий Рим». Старец Филофей в своих посланиях к великому князю Василию III Ивановичу обосновал преемственность Московского православного государства по отношению к низвергнутой Ромейской Империи. Не надо считать, что идея «Москва – Третий Рим» является обоснованием некой агрессивной завоевательной политики. Москва в концепции – это последний оплот Православия. Так как все православные государства попали под власть иноверцев, Русь является (в соответствии с концепцией) последней преградой, удерживающей мир от окончательной духовной гибели. Никакого чванства или высокомерия в учении «Москва – Третий Рим» совершенно нет. Русь по воле Божией оказалась светочем Православия, и в этом нет особой заслуги, просто Господь поддержал народ, не желающий отрекаться от истинного христианства.

Византия пала, Русь поднялась. Казалось бы, это «дела давно минувших дней», но, на самом деле, перед нами урок истории для нас, людей, живущих в XXI веке. И урок этот элементарен. Если под каким-либо благовидным предлогом государство отказывается от веры и своей самобытности, то оно само себя обрекает на смерть, и тут не помогут ни культура, ни храбрость воинов, ни многочисленное население. А элита без веры становится паразитарной публикой. Без веры «дом будет пуст». Если же вера торжествует, то даже самый слабый народ может подняться до вершин развития на мировом уровне.

100 лет назад России был обещан Константинополь

В этом году исполнилось 100 лет с тех пор, как России были обещаны Константинополь вместе с проливами Босфор и Дарданеллы. Должно это было произойти по итогам Первой мировой войны – в случае победы Антанты, разумеется. Но хотя победа и была – во многом благодаря России – нашей стране ничего этого не досталось.

12 марта 1915 года Англия согласилась с претензиями России на Константинополь и проливы Босфор и Дарданеллы. 10 апреля окончательное согласие было получено Россией и от Франции. Многовековое стремление нашей страны поставить под свой контроль одну из ключевых геополитических точек мира едва не увенчалось успехом.

Напомним, что тогда шел второй год тяжелейшей мировой войны. Германии сопутствовал успех, и без помощи русской армии Франция и Британия были фактически обречены. В таких условиях Лондон и Париж не могли не считаться с интересами России, и пошли на очень крупные уступки.

Нельзя забывать, что еще в 1914 году немецкий блицкриг был сорван как раз действиями России. Тогда тщательно подготовленное наступление Германии на Францию провалилось благодаря смелым действиям нашей армии, ударившей с востока и заставившей Берлин пересмотреть свои военные планы. Там рассчитывали, что русские не смогут провести быстрой мобилизации, и планировали воспользоваться этой отсрочкой, чтобы расправиться с Францией.

Поначалу все складывалось для немцев лучше некуда, и франко-британские войска отступали. Но на выручку своим союзникам пришла Россия, и Германии пришлось притормозить, перебросив часть своей армии на Восток. Более того, в Галицийской битве Россия одержала блистательную победу над союзником Германии Австро-Венгрией.

Заслуги русского оружия были столь велики, что игнорировать их было невозможно. Тогда наша дипломатия могла твердо отстаивать интересы страны перед лицом других сверхдержав. В результате России удалось договориться по «вопросу проливов».

Но Запад не был бы Западом, если бы не воспользовался любой зацепкой для того, чтобы нарушить свое слово и оставить Россию без геополитических трофеев. Первая мировая война закончилась победой Антанты, но Россия, сделавшая так много для общей победы и фактически спасшая Францию от быстрого разгрома, не получила ничего! В 1917 году в нашей стране произошли две революции, потом большевики подписали с Германией и ее союзниками в Бресте т. н. «мир», который правильнее было бы назвать «капитуляцией». Понятно, что на Западе все фронтовые подвиги России тут же предпочли «забыть».

Прагматизм, доведенный до стадии цинизма, до сих пор остается стержнем политики Запада. И подтверждение этому нетрудно найти в совсем недавней истории. Кто не знает, каким геополитическим позором закончилась т. н. «политика нового мышления» перестроечной поры? Тогда Москва пошла на беспрецедентные уступки западным странам. А что же Запад? Чем ответил он Москве? Расширением НАТО на Восток. Но иначе и быть не могло: ведь история учит, что Запад готов считаться только с теми странами, на чьей стороне – сила.

Этот же урок мы можем извлечь и из событий 1915 года, казалось бы, давно ушедших в прошлое. Сильная армия, опирающаяся на крепкую экономику, и непоколебимая дипломатия – лучшие друзья России, проверенные временем. А прекраснодушные иллюзии ни к чему хорошему нашу страну никогда не приводили. Не то у нас окружение, чтобы позволять себе псевдогуманистические мечты.

»’О событиях тех времен рассказывает Наталия Нарочницкая, президент Фонда исторической перспективы:»’

– Отношение Британии к любой форме русского присутствия в Константинополе было сугубо отрицательным всегда. Когда мы оцениваем соглашение 1915 года, которое, кстати, не было оформлено договором, а состояло из обмена памятными записками и вербальной нотой, то к этому можно отнестись как к чисто тактической уловке западных держав – Англии и Франции, которым в момент, когда война оказалась очень затяжной, была нужна большая помощь России. Мы знаем, что когда война закончилась разгромом кайзеровской Германии, то на Версальской конференции Россия ни в каком виде (ни большевистская, ни старая) приглашена не была. Никто не собирался платить по старым счетам.

Читать еще:  Барнаульские верующие отказываются на 40 дней от скоромной пищи

Австрийская исследовательница Элизабет Хереш в книге «Купленная революция» доказывает на документах, что никто не собирался выполнять эти обещания, потому что, начиная с 1916 года, Британия стала вместе с Германией, своим врагом в войне, финансировать большевиков.

Думать, что в век «общечеловеческих ценностей», «демократии» и «прав человека» можно получить какое-то лояльное отношение к самым важным геополитическим позициям России, к которым относятся свобода проливов и выход к мировому океану, было бы иллюзией.

Что нужно знать про разрыв отношений РПЦ и Константинополя

Религиозная ситуация на Украине вновь в центре внимания мирового сообщества. Идея президента страны Петра Порошенко о независимой «Киевской церкви» выливается в масштабное противостояние, которое меняет православный мир. В ответ на решение Синода Константинопольского патриархата предоставить автокефалию неканонической церкви на Украине 15 октября Синод Русской православной церкви в Минске принял решение о полном разрыве отношений с Константинополем — старшей из поместных православных церквей мира. Об истории вопроса и о том, к каким последствиям могут привести изменения в Украинской православной церкви, — в нашем материале.

История конфликта

7 сентября Константинопольский патриархат «в рамках подготовки к предоставлению автокефалии Православной церкви на Украине» назначил своих экзархов, то есть посланников в Киеве, который является канонической территорией Московского патриархата. На Архиерейском соборе Константинопольского патриархата, который прошел в Стамбуле 1–2 сентября, прозвучало, что Киевская митрополия была перенесена в Москву без санкции Константинополя, и, соответственно, заявлены права на управление ею.

Тогда Синод Русской православной церкви (РПЦ) выразил в связи с назначением посланников Константинополя в Киев протест, заявив, что действия Константинопольской церкви «являются грубейшим попранием церковных канонов» и ответные шаги последуют в ближайшее время.

РПЦ приостановила поминовение во время богослужения имени патриарха Константинопольского и совместное служение с иерархами Константинопольской церкви, а также потребовала, чтобы экзархи патриарха Варфоломея покинули территорию Украины.

С 9 по 11 октября прошло заседание Синода Константинопольского патриархата в Стамбуле. В результате Синод отменил действие своей же грамоты 1686 года о переходе Киевской митрополии под юрисдикцию Московского патриархата и подтвердил «уже принятое ранее решение о том, что Вселенский патриархат приступает к предоставлению автокефалии церкви Украины». Кроме того, по итогам заседания была снята анафема с глав двух неканонических украинских церквей, которые ранее вместе с президентом Украины Петром Порошенко обратились к Вселенскому патриарху с просьбой об автокефалии — так называемой Украинской православной церкви Киевского патриархата Филарета Денисенко и предстоятеля Украинской автокефальной православной церкви Макария Малетича — и восстановил их «в священническом звании».

15 поместных православных церквей мира обладают равенством, но у патриарха Константинопольского есть так называемое первенство чести, которое не означает верховенство над православными церквями. Однако на Архиерейском соборе патриарх Варфоломей много говорил о своем «первенстве». Оно основывается на 28-м правиле IV Вселенского Халкидонского собора, которое дает патриарху Константинополя старший по чести статус после римской кафедры в силу того, что Константинополь — имперский город царя и правительства.

Реакция РПЦ

«Константинополь своими действиями переходит красную черту и катастрофически нарушает единство мирового православия — так расценил произошедшее представитель РПЦ, пресс-секретарь Патриарха Московского и всея Руси священник Александр Волков. — Попытка исказить историю в угоду политической конъюнктуре обнажает совершенно нецерковную сущность действий Фанара (район, где расположена резиденция Константинопольского патриарха — прим. ТАСС)».

Ответные решения РПЦ были приняты 15 октября в ходе заседания Священного синода в Минске. В результате РПЦ разорвала отношения с Константинополем. Как рассказал глава отдела внешних церковных связей митрополит Волоколамский Иларион, такое решение делает невозможным дальнейшие совместные богослужения представителей РПЦ и Константинопольского патриархата. Митрополит пояснил, что вступление с раскольниками в евхаристическое общение считается каноническим преступлением и влечет наказание.

Что это значит для православных верующих?

Александр Волков также отметил, что из-за разрыва отношений между Московским и Константинопольским патриархатами верующие не смогут участвовать в богослужениях, молиться и причащаться в храмах Константинопольского патриархата, в том числе — в храмах на горе Афон, которая является канонической территорией Константинопольского патриархата.

Есть ли вероятность мирного решения конфликта?

Опрошенные ТАСС эксперты считают, что это возможно. Ведущий научный сотрудник и руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН религиовед Роман Лункин объяснил это тем, что РПЦ проявила взвешенную позицию. «Несмотря на требование многих политиков и православных консерваторов чуть ли не предать анафеме Варфоломея, сразу его низложить, основать в Турции приходы, начать действовать неразумно и радикально, Синод на это не пошел. Мне кажется, это как раз вселяет надежду на более мирное разрешение кризиса», — пояснил экперт.

Специалист по истории церкви на Украине Владислав Петрушко считает, что происходящее между двумя поместными православными церквями нельзя сравнить с Великим расколом, который произошел в XI веке (произошло разделение Церкви на Римско-католическую церковь на Западе с центром в Риме и Православную — на Востоке с центром в Константинополе). Он напомнил, что Великому расколу предшествовали похожие события, когда Рим и Константинополь временно разрывали общение, потом восстанавливали и снова разрывали. «Начиналось с малого, а пришло к разрыву окончательному. Поэтому, конечно, с одной стороны, рано ставить точку, с другой — надо опасаться того, как бы эти события не переросли в нечто большее. Пока ситуация развивается по самому неприятному сценарию, по самому отрицательному», — добавил он.

Что дальше?

По мнению Лункина, на территории Украины теперь появляются фактически две большие православные силы: первая — УПЦ в составе РПЦ, вторая — некий «конгломерат раскольников, признанных Константинополем, которые теперь подчиняются патриарху Варфоломею, потому что их он назвал Киевской митрополией, своей территорией».

«Интересно отметить то, что в заявлении Синода особо отмечается, что Варфоломей попытался украсть у РПЦ то, что ему никогда не принадлежало. То есть Киевская митрополия в нынешней территории — это все-таки плод миссионерской работы, и расширение Киевской митрополии произошло уже в составе независимой РПЦ, а не то, что было в XVII веке», — сказал Лункин.

«Государственная власть может начать загонять верующих канонической церкви в новую юрисдикцию. Но если уж покусятся на крупнейшие святыни, например Киево-Печерскую лавру, то тут народ уже может более радикально выразить свое неприятие, — поделился своим мнением Петрушко. — Противостояние на религиозной почве может вылиться против действующего президента Украины, который, наверное, не вполне осознает масштаб возможных последствий своих действий по созданию независимой Церкви».

Каковы возможные последствия произошедшего для мира?

Раскол на Украине вполне может спровоцировать расколы и в других частях света. Первые кандидаты — это Болгарская православная церковь, от которой хочет отколоться при поддержке Константинополя Македонская. Затем от Сербской церкви может отделиться Косово, а от Грузинской — Абхазия. Даже у Антиохийского патриархата есть проблема взаимоотношений с Иерусалимской церковью: Катар и проблема сирийско-американских отношений.

«У большинства поместных церквей есть свои схожие трудности, и при желании их можно раскрутить, была бы политическая воля, поэтому маловероятно, что Русская церковь останется в этом вопросе без поддержки поместных церквей», — считает Владислав Петрушко.

Какие православные организации действуют на Украине?

Единственная каноническая Украинская православная церковь (более 12 тыс. приходов и 200 монастырей) является самоуправляемой Церковью с правами широкой автономии в составе Московского патриархата. Право независимости и самостоятельности в управлении было дано определением Архиерейского собора Русской православной церкви от 27 октября 1990 года и выражено в благословенной грамоте (Томосе) Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. После распада СССР в конце 1991 года украинские политики стали предпринимать активные действия для отделения Украинской церкви от Русской. Тогдашний митрополит Киевский Филарет заявил о создании национальной церкви — так называемого Киевского патриархата. Эта организация (около 5 тыс. приходов) до сих пор остается раскольнической и не признана ни одной церковью мира.

В 90-е годы на Украине была возрождена Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ), изначально созданная националистически настроенными священниками в 20-е годы XX века. УАПЦ также не признана ни одной канонической православной церковью и имеет на сегодняшний день около тысячи приходов. В данный момент Киевский патриархат и УАПЦ пользуются особым расположением украинских властей и претендовали на легализацию со стороны Константинопольского патриархата.

Были ли подобные конфликты в истории?

В 20-х годах прошлого века Константинополь активно поддерживал обновленческую «Живую церковь», которая была создана при участии большевистского правительства и пыталась устранить законно избранного патриарха Тихона. Затем последовало дарование автокефалии Польской церкви и установление Константинополем своей юрисдикции в Прибалтике и Финляндии — по сценарию, который нынешний Вселенский патриарх Варфоломей пытается реализовать на Украине.

В 1993 году при поддержке властей страны Константинопольский патриархат предоставил раскольничьей Эстонской апостольской православной церкви (ЭАПЦ) права автономной юрисдикции в своем составе. При этом епархии ЭАПЦ сейчас насчитывают около 7 тыс. верующих, тогда как Эстонская православная церковь Московского патриархата — около 100 тыс. Теперь в Эстонии существуют две параллельные канонические юрисдикции, между которыми нет общения.

«Сейчас же на Украине идеально сошлись интересы трех сторон. Во-первых, режима Порошенко, для которого это возможность повысить рейтинг или даже создать такую горячую ситуацию в стране, когда можно будет перенести выборы. С другой стороны — интересы наших «западных партнеров», которые таким образом наносят еще один удар по России, и решение прикладной задачи — разрыв духовной связи с Украиной, уничтожение последней духовной скрепы. Наконец, интересы Фанара, который весь XX век и начало XXI века строит подобие восточного папства внутри православного мира и пытается трансформировать первенство чести патриарха Константинопольского в первенство власти», — отмечает Владислав Петрушко.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector