0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Миф: не важно, как верить, важно быть хорошим человеком

Содержание

Миф: не важно, как верить, важно быть хорошим человеком

Миф и его разоблачение

Приблизительное время чтения: 5 мин.

Миф:

«Не важно, как верить, важно быть хорошим человеком». Этот тезис повторяется в разных формах, он приписывается разным знаменитым лицам. Догматика, вера, хождение в Церковь, молитва — это все что-то маловажное, даже лишнее. Важно просто быть хорошим человеком.

А на самом деле:

Прежде всего, уточним — что такое на самом деле “важно”, и что значит “быть хорошим”?

Когда мы говорим, что что-то “важно”, мы всегда исходим — отдаем мы себе в этом отчет или нет — из каких-то ценностей и целей. Если вы хотите похудеть, вам важно избегать переедания. Если вы хотите сдать экзамен, вам важно усердно учиться. Если вы хотите улететь во Владивосток, вам важно не опоздать на самолет. Если вы хотите, чтобы вам доверяли, важно исполнять обещания.

“Важно” предполагает “для чего-то”, какую-то цель, для которой это важно. Когда мы говорим “в жизни важно”, мы предполагаем, что у жизни есть цель.

Если правы атеисты, нас никто не создавал, мироздание фундаментально бессмысленно, в нем нет никакого целеполагания, мы появились на свет в результате долгого разворачивания безличных и внеразумных космических сил, которые не хотели и не могли хотеть нашего появления. В этом случае ничего подлинно, объективно важного, просто нет — что-то может быть важно лично для меня, что-то — лично для вас. Но это вопрос наших личных вкусов, о которых было бы бессмысленно спорить.

Поэтому вопрос о том, что подлинно важно, сам по себе предполагает, что в мироздании — и в нашей жизни — есть какой-то смысл. У нас есть цель, которой важно достичь, предназначение, которое важно исполнить. Вопрос о важном — это неизбежно религиозный вопрос.

Как и вопрос о хорошем. Часто мы используем слово “хороший человек” в значении “удобный, безопасный сосед, от которого мы можем не ждать гадостей”. Но удобный сосед, который всех устраивает, и “хороший человек” — это не всегда одно и то же. Где-нибудь в древней Финикии, где было принято сжигать младенцев в жертву Ваалу, жрец этого культа мог устраивать своих сограждан в качестве вполне комфортного, удобного соседа. Он не делал ничего общественно неприемлемого. Устраивать всех в своем окружении и быть хорошим человеком — это разные вещи.

Или возьмем современный пример — австралийский философ Питер Сингер не только поддерживает аборты, но и выступает за инфантицид — то есть убиение уже рожденных младенцев. При этом в своей среде он считается уважаемым, высоконравственным человеком — и, вероятно, он вполне безопасный, удобный сосед.

Хороший ли человек Питер Сингер? Его собрат по атеизму Ричард Докинз, уверен, что да. Многие другие люди не столь в этом уверены. Как мы определяем, кто “хороший”?

Мы не можем ответить на этот вопрос, не разобравшись с критериями добра и зла. А они неизбежно определяются тем, во что мы верим относительно устройства мироздания и подлинного блага и предназначения человека.

Если мы принимаем картину мира того же Сингера и других атеистов, то никакого “подлинного блага” просто не существует — человек возник в результате разворачивания бессмысленных природных процессов, у которых нет и не может быть для него никаких целей. В этом случае “быть хорошим” может значить только “устраивать свое окружение”.

Но если мы полагаем, что мироздание осмысленно, что у человеческой жизни есть цель и предназначение, то вопрос о том, “что значит быть хорошим” зависит от того, что это за смысл, и как мы его находим. Это неизбежно религиозный вопрос. И он очень сильно зависит от того, как мы верим.

Можно сказать, что “быть хорошим” — значит желать своим ближним блага. Но тогда очень важно понять, в чем состоит благо для человека.

Если все, что есть у человека — это земная жизнь и никакого вечного спасения не существует, любые представления о вечной жизни иллюзорны, то все равно, какой именно иллюзии человек придерживается. Она в любом случае не имеет значения.

Но если вечная жизнь реальна, то она является величайшим благом, которое только человек может обрести. Несравненно более важным, чем здоровье, долголетие, богатство или что бы то ни было еще. Верите вы в эту вечную жизнь или нет — будет очень сильно отражаться на том, что вы считаете “хорошим”. И если для вас важно быть хорошим, вы постараетесь выяснить, что является истиной.

Но, пожалуй, самый важный пример, о который разбивается миф о том, что не важно как верить — это личность Иисуса Христа. Когда мы открываем Евангелие, мы встречаемся с Человеком, выдвигавшим уникальные притязания. Он говорил о том, что Он был прежде бытия мира. Что Он и Бог — одно. Что Он будет судить все народы в последний день. И что наша вечная жизнь — или вечная гибель — определяется именно верой (или неверием) в Него. Как сказал Он ученикам, “Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет” (Мк 16:16).

Он, определенно, считал важным, как веровать. Конечно, вы можете не поверить Ему — но это тоже вероисповедный выбор, и он тоже имеет свои последствия. Что вы сочтете важным или неважным, хорошим или нехорошим — неизбежно определяется тем, поверили вы Ему или нет.

Кому выгоден этот миф

Этот миф невероятно популярен, потому что он отражает одно из самых явных свидетельств нашей поврежденности грехом — бегство от истины. Довольно легко счесть себя хорошим человеком — в конце концов, я же не Чингисхан и не Гитлер. Это приятно и ни к чему не обязывает. А вот истина опасна, она может потребовать от меня признать мою неправоту и переменить мою жизнь. А это то, от чего мы склонны прятаться, подобно тому, как падший Адам в раю прятался от Бога.

И Евангелие — это благая весть о том, что когда мы перестанем прятаться и выйдем к свету, Бог простит нас, примет и будет терпеливо трудиться над нами, пока не сделает нас действительно, по-настоящему хорошими.

Закон 33. ХОРОШО БЫТЬ ВАЖНЫМ, НО ВАЖНЕЕ БЫТЬ ХОРОШИМ

Закон 33. ХОРОШО БЫТЬ ВАЖНЫМ, НО ВАЖНЕЕ БЫТЬ ХОРОШИМ

Персонаж американского телесериала «Даллас», Дж. Р. Юинг, может служить воплощением образа человека, который очень стремится быть важным, но которому нисколько не хочется быть хорошим. В ходе жизни его главным правилом становится стремление получить то, чего он хочет. Никакой поступок не кажется ему слишком подлым или низким. Он готов лгать, жульничать и красть — только бы достичь своей цели. Дж. Р. твёрдо верит в то, что «славные ребята приходят к финишу последними». Поскольку он имеет вес в своём кругу, он часто получает то, чего хочет. Дж. Р. Юинг является классическим примером «хулигана на игровой площадке». Все делают то, чего он хочет, потому что боятся его. Однако в процессе приобретения важности он приобретает и множество врагов. Они всегда крутятся поблизости и радостно аплодируют тем, кому удаётся с ним сквитаться.

Наша жизнь складывается по тем схемам, которые зарождаются в виде наших мыслей и убеждений.

Если мы верим в то, что «славные ребята приходят к финишу последними», мы можем жить в соответствии с этим принципом. Если мы считаем, что для продвижения вперёд надо лгать, изворачиваться и красть, мы можем приобрести столь же много врагов, сколько их было у Дж. Р. Юинга. Если мы придаём больше значения тому, чтобы быть важными, а не тому, чтобы быть хорошими, —• никакой поступок не будет казаться нам недопустимым. Как Дж. Р., мы будем кусаться и толкаться, чтобы получить то, чего хотим. Материя нашей жизни будет ткаться из очень ненадёжной нити, которая оборвётся в самый неожиданный момент.

Если нам удалось стать «хулиганом на игровой площадке», другие будут уступать нашим желаниям не потому, что они в нас верят, а потому, что им страшно вставать у нас на пути. Жизнь, построенная таким образом, строится на песке. Всегда найдётся человек, который будет с нетерпением ожидать, чтобы мы совершили ошибку — и воспользуется этим моментом. Хулиганы сохраняют свою позицию только до тех пор, пока не появится другой хулиган, повыше и посильнее, который займёт их место, — или до тех пор, пока он не поймёт, что добром можно добиться гораздо большего.

«Даллас» был бы совершенно другим фильмом, если бы сценаристы создали образ доброго, щедрого и любящего Дж. Р., который бы с молодости знал, как важно быть хорошим.

Как сильно изменяется наша жизнь, когда мы узнаем, как важно хорошо относиться к окружающим!

Не притворяться хорошим так что всем заметно наше притворство, а быть по-настоящему добрым, так, чтобы доброта исходила из нашего сердца. Такого рода люди действуют в соответствии с золотым правилом. Они берут принцип «сделай его, пока он тебя не сделал» и меняют его на «делай другим то, что хотел бы, чтобы сделали тебе, — но делай это первым». Такой человек верит, что важно быть добрым, внимательным, любящим, честным и откровенным, не думая о том, чтобы получить что-то взамен. Лгать, изворачиваться или красть для того, чтобы приобрести вес, для такого человека немыслимо. Ему известно, что в жизни действует принцип «что посеешь, то и пожнёшь». Такой человек знает, что, делая над собой усилие быть добрым с окружающими, он сам тоже становится влиятельным и счастливым.

Читать еще:  Нужно ли давать ребёнку имя строго по календарю?

Хорошо быть важным, но гораздо важнее быть хорошим.

Когда наша жизнь строится на таком принципе, мы запускаем в действие правило кругового эффекта, которое может привести к исполнению наших самых заветных желаний. То, что мы делаем окружающим, обязательно возвращается к нам. Если мы добры, щедры, ласковы, честны и открыты, окружающие, как правило, отвечают нам тем же. Мы важны для окружающих не благодаря давлению или насилию, а благодаря тому, что наши поступки демонстрируют нашу искреннюю заботу и благожелательность. Когда мы вплетаем в ткань нашей жизни золотую нить заботы об окружающих, результатом этого становится полная глубокого смысла жизнь.

Не случалось ли вам, глядя на какого-то человека, видеть его огромный потенциал: талант или способности, о которых тот сам не подозревал? Когда вы говорите ему об этом, вы способствуете рождению чего-то невероятно прекрасного и доброго. Однако для того, чтобы такое стало возможным, этот талант или черта характера должны быть присущи вам самим. Вы над этим не задумывались?

За мой полувековой опыт изучения корпораций я убедился в том, что чем более высокий эшелон работников корпорации вы опрашиваете, тем больший процент оказывается очень милыми людьми. А ещё я обратил внимание на то, что они более активны в религиозной работе Может быть, отчасти именно поэтому они и получили повышение пс службе и научились работать лучше. Возможно, они тоже понимают, что быть важным хорошо, но гораздо важнее быть хорошим!

Малопонятливые дураки имеют величайших врагов в самих себе, ибо делают злые дела, которые приносят горькие плоды.

Чем более ты велик, тем важнее тебе практиковать смирение.

Скрывай добро, которое сделал ты, и провозглашай о том добре, которое сделали тебе.

masterok

Мастерок.жж.рф

Хочу все знать

Давайте обратимся к нескольким устоявшимся выражениям, авторство которых приписывают И.Сталину. Не будем тут обсуждать саму неоднозначную фигуру Сталина, это тема другого блога и другого поста, остановимся только на цитатах:

«Есть человек — есть проблема. Нет человека — нет проблемы»

«Смерть человека – трагедия, смерть миллионов – статистика»

«В Красной Армии нет военнопленных, есть только изменники и предатели Родины»

«Не важно, как проголосуют, важно как посчитают»

Так как же было на самом деле?

«Есть человек — есть проблема. Нет человека — нет проблемы»

Утверждается, что И. Сталин заявлял, что: «Есть человек — есть проблема. Нет человека — нет проблемы». Данный миф используется для того, чтобы указать на жестокость Сталина и его пренебрежение человеческой жизнью.

На самом деле Сталин ничего подобного никогда подобного не говорил. Данное высказывание придумал писатель А. Рыбаков и приписал его Сталину в своей книге «Дети Арбата»:

«В одной из своих статей, которая ему особенно понравилась, я воспроизвел известный афоризм Сталина: «Есть человек — есть проблема. Нет человека — нет проблемы!». Анатолий Наумович впился: где говорил это Сталин? В каком своем произведении? Или в записке? Или в какой речи?

Я задумался. Ответил так: зная немного психологию Сталина, предполагаю и даже уверен, что таких вот в точности слов он никогда публично не говорил. И не писал. Он же был великий актер в политике и не позволил бы себе раскрыть свою сущность. Такую откровенность он мог бы позволить себе только в очень узком кругу своих «соратников», а, вернее, холуев. Где я это читал? Да как-то расплывчато. Висит в воздухе. Много где. В мемуарах… В публицистике. Эта фраза стала своего рода штампом для обозначения той эпохи.

— Значит, не помните точно, где?

— Так вот именно, — вскричал Анатолий Наумович с юношеской живостью, — я ее сам придумал ! Впервые в «Детях Арбата» эту фразу Сталин как раз и произносит. Я сочинил — и вложил в уста Сталину! Я же написал этот роман за 20 лет до его публикации в 1987 году. И оттуда она пошла гулять, и никто уже не помнит, откуда она взялась. Я, я автор этого афоризма. И вот — никто не помнит и не знает…

В последних словах прозвучала нескрываемая горечь» (источник)

«Смерть человека – трагедия, смерть миллионов – статистика».

Утверждается, что Сталин произнес фразу: «Смерть человека – трагедия, смерть миллионов – статистика». На самом деле Сталин таких слов не произносил. Данная фраза является слегка перефразированной цитатой из романа Ремарка «Черный обелиск»: «Но, видно, всегда так бывает: смерть одного человека — это смерть, а смерть двух миллионов — только статистика»

«В Красной Армии нет военнопленных, есть только изменники и предатели Родины»

«Есть знаменитая фраза, приписываемая Сталину: «В Красной Армии нет военнопленных, есть только предатели и изменники Родины». И Хавкин в своей статье «Немецкие военнопленные в СССР и советские военнопленные в Германии. Постановка проблемы. Источники и литертура» приводит эту фразу, ссылаясь на Справку комиссии по реабилитации жертв политических репрессий. 4)

Что интересно — такая фраза там действительно есть, так называется одна часть данной справки. Никакой ссылки на то, откуда взята эта фраза, где, когда и кому сказал это Сталин — не приводится. Самое интересное, в справке вообще нет ссылок. Только во вступлении упоминаются названия архивов, в которых работали».

Есть версия, что эта фраза якобы произнесена Сталиным в беседе с представителем Международного Красного Креста графом Бернадоттом и цитируется в его мемуарах. Фраза в пересказах формулируется так: «…русских военнопленных нет — русский солдат бьется до смерти. Если же он выбирает плен, то он автоматически исключается из русской общности», что несколько меняет ее смысл, т.к. «русская общность» является моральной категорией, а не юридической, т.е. «пленных мы будем презирать, но пленных-то вы нам верните и конвенции по военнопленным соблюдайте».

«Не важно, как проголосуют, важно как посчитают»

Автором всем известной фразы «не важно, как проголосуют, а важно то, как посчитают» является Наполеон III. Произнес он ее после очередного плебисцита во Франции. Тов. Сталин просто лишь их перефразировал: «В буржуазных странах важно не как проголосуют, а как посчитают».

Впервые появилась в мемуарах перебежчика Б. Бажанова (во Францию, 1.1.1928) http://lib.ru/MEMUARY/BAZHANOW/stalin.txt Полная цитата «Знаете, товарищи, — говорит Сталин, — что я думаю по этому поводу: я считаю, что совершенно неважно, кто и как будет в партии голосовать; но вот что чрезвычайно важно, это — кто и как будет считать голоса» Однако, крайне сомнительно, чтобы Сталин говорил эту явно компрометирующую фразу на людях.

А что можно вспомнить из недавних разоблачений в нашем блоге ? Ну вот например Эйнштейн был двоечником ? или Что означают цветные квадратики на тюбиках ?. Остальные наши разоблачения уже не связанные со Сталиным можно посмотреть тут.

Сергей Худиев: «Миф: не важно, как верить, важно быть хорошим человеком»

05.12.2018 17:03:32

Миф:

«Не важно, как верить, важно быть хорошим человеком». Этот тезис повторяется в разных формах, он приписывается разным знаменитым лицам. Догматика, вера, хождение в Церковь, молитва — это все что-то маловажное, даже лишнее. Важно просто быть хорошим человеком.

А на самом деле:

Прежде всего, уточним — что такое на самом деле “важно”, и что значит “быть хорошим”?

Когда мы говорим, что что-то “важно”, мы всегда исходим — отдаем мы себе в этом отчет или нет — из каких-то ценностей и целей. Если вы хотите похудеть, вам важно избегать переедания. Если вы хотите сдать экзамен, вам важно усердно учиться. Если вы хотите улететь во Владивосток, вам важно не опоздать на самолет. Если вы хотите, чтобы вам доверяли, важно исполнять обещания.

“Важно” предполагает “для чего-то”, какую-то цель, для которой это важно. Когда мы говорим “в жизни важно”, мы предполагаем, что у жизни есть цель.

Если правы атеисты, нас никто не создавал, мироздание фундаментально бессмысленно, в нем нет никакого целеполагания, мы появились на свет в результате долгого разворачивания безличных и внеразумных космических сил, которые не хотели и не могли хотеть нашего появления. В этом случае ничего подлинно, объективно важного, просто нет — что-то может быть важно лично для меня, что-то — лично для вас. Но это вопрос наших личных вкусов, о которых было бы бессмысленно спорить.

Поэтому вопрос о том, что подлинно важно, сам по себе предполагает, что в мироздании — и в нашей жизни — есть какой-то смысл. У нас есть цель, которой важно достичь, предназначение, которое важно исполнить. Вопрос о важном — это неизбежно религиозный вопрос.

Как и вопрос о хорошем. Часто мы используем слово “хороший человек” в значении “удобный, безопасный сосед, от которого мы можем не ждать гадостей”. Но удобный сосед, который всех устраивает, и “хороший человек” — это не всегда одно и то же. Где-нибудь в древней Финикии, где было принято сжигать младенцев в жертву Ваалу, жрец этого культа мог устраивать своих сограждан в качестве вполне комфортного, удобного соседа. Он не делал ничего общественно неприемлемого. Устраивать всех в своем окружении и быть хорошим человеком — это разные вещи.

Или возьмем современный пример — австралийский философ Питер Сингер не только поддерживает аборты, но и выступает за инфантицид — то есть убиение уже рожденных младенцев. При этом в своей среде он считается уважаемым, высоконравственным человеком — и, вероятно, он вполне безопасный, удобный сосед.

Хороший ли человек Питер Сингер? Его собрат по атеизму Ричард Докинз, уверен, что да. Многие другие люди не столь в этом уверены. Как мы определяем, кто “хороший”?

Мы не можем ответить на этот вопрос, не разобравшись с критериями добра и зла. А они неизбежно определяются тем, во что мы верим относительно устройства мироздания и подлинного блага и предназначения человека.

Читать еще:  Апостол Тит: правила живота светитеља

Если мы принимаем картину мира того же Сингера и других атеистов, то никакого “подлинного блага” просто не существует — человек возник в результате разворачивания бессмысленных природных процессов, у которых нет и не может быть для него никаких целей. В этом случае “быть хорошим” может значить только “устраивать свое окружение”.

Но если мы полагаем, что мироздание осмысленно, что у человеческой жизни есть цель и предназначение, то вопрос о том, “что значит быть хорошим” зависит от того, что это за смысл, и как мы его находим. Это неизбежно религиозный вопрос. И он очень сильно зависит от того, как мы верим.

Можно сказать, что “быть хорошим” — значит желать своим ближним блага. Но тогда очень важно понять, в чем состоит благо для человека.

Если все, что есть у человека — это земная жизнь и никакого вечного спасения не существует, любые представления о вечной жизни иллюзорны, то все равно, какой именно иллюзии человек придерживается. Она в любом случае не имеет значения.

Но если вечная жизнь реальна, то она является величайшим благом, которое только человек может обрести. Несравненно более важным, чем здоровье, долголетие, богатство или что бы то ни было еще. Верите вы в эту вечную жизнь или нет — будет очень сильно отражаться на том, что вы считаете “хорошим”. И если для вас важно быть хорошим, вы постараетесь выяснить, что является истиной.

Но, пожалуй, самый важный пример, о который разбивается миф о том, что не важно как верить — это личность Иисуса Христа. Когда мы открываем Евангелие, мы встречаемся с Человеком, выдвигавшим уникальные притязания. Он говорил о том, что Он был прежде бытия мира. Что Он и Бог — одно. Что Он будет судить все народы в последний день. И что наша вечная жизнь — или вечная гибель — определяется именно верой (или неверием) в Него. Как сказал Он ученикам, “Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет” (Мк 16:16).

Он, определенно, считал важным, как веровать. Конечно, вы можете не поверить Ему — но это тоже вероисповедный выбор, и он тоже имеет свои последствия. Что вы сочтете важным или неважным, хорошим или нехорошим — неизбежно определяется тем, поверили вы Ему или нет.

Кому выгоден этот миф

Этот миф невероятно популярен, потому что он отражает одно из самых явных свидетельств нашей поврежденности грехом — бегство от истины. Довольно легко счесть себя хорошим человеком — в конце концов, я же не Чингисхан и не Гитлер. Это приятно и ни к чему не обязывает. А вот истина опасна, она может потребовать от меня признать мою неправоту и переменить мою жизнь. А это то, от чего мы склонны прятаться, подобно тому, как падший Адам в раю прятался от Бога.

И Евангелие — это благая весть о том, что когда мы перестанем прятаться и выйдем к свету, Бог простит нас, примет и будет терпеливо трудиться над нами, пока не сделает нас действительно, по-настоящему хорошими.

Закон 33. ХОРОШО БЫТЬ ВАЖНЫМ, НО ВАЖНЕЕ БЫТЬ ХОРОШИМ

Закон 33. ХОРОШО БЫТЬ ВАЖНЫМ, НО ВАЖНЕЕ БЫТЬ ХОРОШИМ

Персонаж американского телесериала «Даллас», Дж. Р. Юинг, может служить воплощением образа человека, который очень стремится быть важным, но которому нисколько не хочется быть хорошим. В ходе жизни его главным правилом становится стремление получить то, чего он хочет. Никакой поступок не кажется ему слишком подлым или низким. Он готов лгать, жульничать и красть — только бы достичь своей цели. Дж. Р. твёрдо верит в то, что «славные ребята приходят к финишу последними». Поскольку он имеет вес в своём кругу, он часто получает то, чего хочет. Дж. Р. Юинг является классическим примером «хулигана на игровой площадке». Все делают то, чего он хочет, потому что боятся его. Однако в процессе приобретения важности он приобретает и множество врагов. Они всегда крутятся поблизости и радостно аплодируют тем, кому удаётся с ним сквитаться.

Наша жизнь складывается по тем схемам, которые зарождаются в виде наших мыслей и убеждений.

Если мы верим в то, что «славные ребята приходят к финишу последними», мы можем жить в соответствии с этим принципом. Если мы считаем, что для продвижения вперёд надо лгать, изворачиваться и красть, мы можем приобрести столь же много врагов, сколько их было у Дж. Р. Юинга. Если мы придаём больше значения тому, чтобы быть важными, а не тому, чтобы быть хорошими, —• никакой поступок не будет казаться нам недопустимым. Как Дж. Р., мы будем кусаться и толкаться, чтобы получить то, чего хотим. Материя нашей жизни будет ткаться из очень ненадёжной нити, которая оборвётся в самый неожиданный момент.

Если нам удалось стать «хулиганом на игровой площадке», другие будут уступать нашим желаниям не потому, что они в нас верят, а потому, что им страшно вставать у нас на пути. Жизнь, построенная таким образом, строится на песке. Всегда найдётся человек, который будет с нетерпением ожидать, чтобы мы совершили ошибку — и воспользуется этим моментом. Хулиганы сохраняют свою позицию только до тех пор, пока не появится другой хулиган, повыше и посильнее, который займёт их место, — или до тех пор, пока он не поймёт, что добром можно добиться гораздо большего.

«Даллас» был бы совершенно другим фильмом, если бы сценаристы создали образ доброго, щедрого и любящего Дж. Р., который бы с молодости знал, как важно быть хорошим.

Как сильно изменяется наша жизнь, когда мы узнаем, как важно хорошо относиться к окружающим!

Не притворяться хорошим так что всем заметно наше притворство, а быть по-настоящему добрым, так, чтобы доброта исходила из нашего сердца. Такого рода люди действуют в соответствии с золотым правилом. Они берут принцип «сделай его, пока он тебя не сделал» и меняют его на «делай другим то, что хотел бы, чтобы сделали тебе, — но делай это первым». Такой человек верит, что важно быть добрым, внимательным, любящим, честным и откровенным, не думая о том, чтобы получить что-то взамен. Лгать, изворачиваться или красть для того, чтобы приобрести вес, для такого человека немыслимо. Ему известно, что в жизни действует принцип «что посеешь, то и пожнёшь». Такой человек знает, что, делая над собой усилие быть добрым с окружающими, он сам тоже становится влиятельным и счастливым.

Хорошо быть важным, но гораздо важнее быть хорошим.

Когда наша жизнь строится на таком принципе, мы запускаем в действие правило кругового эффекта, которое может привести к исполнению наших самых заветных желаний. То, что мы делаем окружающим, обязательно возвращается к нам. Если мы добры, щедры, ласковы, честны и открыты, окружающие, как правило, отвечают нам тем же. Мы важны для окружающих не благодаря давлению или насилию, а благодаря тому, что наши поступки демонстрируют нашу искреннюю заботу и благожелательность. Когда мы вплетаем в ткань нашей жизни золотую нить заботы об окружающих, результатом этого становится полная глубокого смысла жизнь.

Не случалось ли вам, глядя на какого-то человека, видеть его огромный потенциал: талант или способности, о которых тот сам не подозревал? Когда вы говорите ему об этом, вы способствуете рождению чего-то невероятно прекрасного и доброго. Однако для того, чтобы такое стало возможным, этот талант или черта характера должны быть присущи вам самим. Вы над этим не задумывались?

За мой полувековой опыт изучения корпораций я убедился в том, что чем более высокий эшелон работников корпорации вы опрашиваете, тем больший процент оказывается очень милыми людьми. А ещё я обратил внимание на то, что они более активны в религиозной работе Может быть, отчасти именно поэтому они и получили повышение пс службе и научились работать лучше. Возможно, они тоже понимают, что быть важным хорошо, но гораздо важнее быть хорошим!

Малопонятливые дураки имеют величайших врагов в самих себе, ибо делают злые дела, которые приносят горькие плоды.

Чем более ты велик, тем важнее тебе практиковать смирение.

Скрывай добро, которое сделал ты, и провозглашай о том добре, которое сделали тебе.

«Руководитель должен объяснить команде, зачем он нужен»: карьерные советы CEO Timepad

Варвара Семенихина окончила мехмат Пермского государственного университета. Карьеру начинала в SMM — в Groupon, Pruffi, затем перешла в маркетинг. Работала в «СберЗвуке», «Яндекс.Медиасервисах», была директором по маркетингу «Яндекса». В 2019 году стала CEO Timepad — сервиса организации событий и продажи билетов. Под руководством Варвары Timepad достиг исторического максимума в выручке и сменил бизнес-модель — теперь это платформа для публикации и монетизации креативного контента. Варвара считает, что креативная экономика будет развиваться: «Огромное количество людей еще не знают о том, что они креаторы». Но креативной она считает и работу управленца.

Фундаментальное
образование — важно

У меня мехматовское образование, и я считаю, что это здорово. Во-первых, если ты «вывозишь» такое количество математики, у тебя складывается определенный тип мышления. Я очень структурный человек, люблю все раскладывать по полочкам, это помогает достигать целей — наметить конечную точку, проложить к ней путь. Как руководитель я в какой-то степени помогаю в этом и сотрудникам. И думаю, что мое образование во многом этому способствует.

Мне как-то сказали: «О, ты сервак подняла, мужик! Ой, ну то есть не мужик, ну то есть круто»

Во-вторых, я считаю, университеты суперполезны тем комьюнити, в котором ты оказываешься, пока учишься. Ты находишься среди людей, которые тебя обогащают, — это ценно.

В-третьих, мне кажется важным именно фундаментальное образование, потому что без понимания того, как вообще устроен мир, наши знания поверхностны. Можно наработать какой-то навык, выучить простое или сложное действие, но если не знать, как оно работает, становишься похож на дрессированную обезьянку. Можешь повторить, но не можешь улучшить. В условиях, когда все больше действий автоматизируется, особенно ценным становится именно умение видеть нелинейные связи, понимать мир во всей его сложности.

Читать еще:  Оконский триптих вернется в Грузию в феврале

Ну и вообще я за технарей. Технари — кайф.

Не бойтесь часто менять
работу

Когда я поняла, что проработала в «Яндексе» четыре года подряд, подумала: «Ничего себе, так бывает?» Я часто меняла места работы. Многие этого боятся, но, мне кажется, абсолютно неоправданно. Когда ты пробуешь разное, появляется широта инструментария. Компания зарабатывает, ты должен помогать ей в этом — то есть знать тысячу и один способ зарабатывать больше и быстрее. Соприкосновение с разными бизнесами помогает добавлять разные методики в свой арсенал.

Разделяйте
ответственность

Я верю, что все люди хотят развиваться (пусть не у всех есть такая возможность). Иногда я даю сотрудникам задачи «на вырост», и тут важно иметь в виду две вещи.

Во-первых, сотрудник может не справиться. И это ОК. Руководитель может помочь — построить путь к цели, подобрать инструменты, научить. Хорошо еще, начиная этот эксперимент, проговорить: «Давай попробуем, будет классно, если получится, но мы понимаем, что может и не получиться».

Во-вторых, важно с самого начала разделить ответственность. Сотрудник должен проявить заинтересованность: «Да, я хочу тратить силы, мне интересно». Руководитель должен обозначить, чтó он может предложить и как помочь. Не бросать, как котенка в воду, но и не тянуть за собой. Это как в психотерапии: я могу предложить какой-то путь, но пройти его человек должен сам.

Задумайтесь: зачем вы
команде?

Вызов, с которым однажды столкнется любой руководитель — необходимость нанимать людей, которые старше и профессиональнее в своих сферах. Что начальник должен разбираться в предмете лучше, чем подчиненные, — миф. У него другая функция. А какая — он и должен объяснить команде. Например, моя задача как генерального директора в данный момент — выстраивать отношения с инвестором, делать для него прозрачнее наши процессы. Я этим помогаю команде, в этом моя ценность.

Ценность может быть в чем-то еще — главное, чтобы команда ее понимала. Тогда, даже если руководитель пришел извне, в ней выстраиваются партнерские отношения: «Мы все делаем бизнес, у каждого сотрудника своя сфера ответственности, в которой он максимально компетентен».

Не бойтесь «ничего не
делать»

Когда ты линейный менеджер, 90% твоего времени уходит на выполнение чужой стратегии. Когда ты руководитель, ты эту стратегию формируешь. По большому счету твоя задача — смотреть на мир и видеть тренды.

Один из частых страхов руководителя-новичка — что он ничего не делает. Кажется, что, если ты не ходишь на встречи, не работаешь руками и не пишешь непрерывно письма и сообщения, тебя уволят, потому что ты непонятно чем занимаешься.

В России очень многое делается от страха и боли. А хотелось бы, чтобы было наоборот

Мы забываем, что «ничего не делать» тоже полезно. Быть руководителем — по сути, творческая профессия. А когда ты загнанный куда-то бежишь, голова к креативу не способна. Получение нового опыта, новых нейронных связей, чтобы видеть и придумывать то, чего никто раньше не видел и не придумывал, — это тоже работа.

Учитесь у других

Когда ты только становишься начальником, кажется, что все другие умеют руководить, а ты почему-то нет. Это не так — люди не рождаются успешными менеджерами. Во время пандемии я запустила «Клуб классных менеджеров» для людей с управленческим опытом. Главное, что он дает, — возможность посмотреть на других и подумать: «Оказывается, я не один такой со всеми этими проблемами и ошибками».

Иногда лучшее, что вы
можете сделать для сотрудника, — расстаться

У меня были пару раз случаи, когда из-за кризисных ситуаций — например, той же пандемии — сотрудник сваливался в «нисходящую спираль». Ошибался, из-за этого впадал в состояние тревоги, ошибался еще сильнее. Иногда человеку нужна поддержка, помощь, отпуск, в конце концов. Но бывает, что эта нисходящая спираль все не заканчивается. Мне кажется, что, если ты как руководитель не видишь больше способов помочь сотруднику «перезагрузиться», вам надо расставаться. Главное — говорить об этом честно.

Ищите не ответы, а
вопросы

У меня не складывалось с менторством: ни одна попытка к желаемому результату не привела (может быть, просто не повезло). Но вообще — кто такой ментор? Мне кажется, это человек, который задает правильные вопросы. Если ты занимаешься саморазвитием и постоянно рефлексируешь, ты видишь вопросы во всем. Я нахожу их в книгах. А следом находятся и ответы.

Могу читать классику, могу читать нон-фикшен — и если при этом подспудно думаю о рабочих вопросах, рано или поздно что-то в книге наталкивает на решение. Причем такое, которое до этого мне в голову не приходило.

Побыли в зоне комфорта —
выйдите, потом вернитесь

То, что многие называют выходом из зоны комфорта, я для себя описываю как эмоциональные колебания. Это похоже на кардиограмму. Есть состояние стабильного эмоционального фона: все получается, все работает, все спокойно. Ты решаешься поднять накал, взять новые задачи — график ползет вверх. А иногда, бывает, впадаешь в состояние фрустрации — график ползет вниз. Наверное, это и есть «пульс жизни»: одно состояние сменяется другим.

Выйти из «минуса» помогает замедление. Мы живем в неестественном ритме, который очень расходует энергию. Я в начале пандемии посадила цветы, и они за три месяца проклюнулись на каких-то пару сантиметров. А люди за это время выручку в два раза увеличивают, по 15 проектов делают! Но если ты все время куда-то бежишь, откуда взять на это силы?

В моем клубе для руководителей была участница, которая даже на пару часов не могла оставить рабочий чат. Боялась, что без нее случится что-нибудь непоправимое. В рамках клуба ей надо было научиться отдыхать — просто лежать и ничего не делать. В первый день она смогла пролежать лишь пять минут. В конце курса, спустя пять недель, — полтора часа. Полтора часа не руководить! Тоже достижение.

Всем нужна поддержка

Я шучу, что, кажется, скоро начну предъявлять всем сотрудникам требование ходить к психотерапевту. Разумеется, психотерапия не может быть требованием; просто мне кажется, что вся наша жизнь — это самопознание. Как можно что-то создавать, менять мир, не разобравшись с собой?

В России очень многое делается от страха и боли. Не потому, что интересно, а потому что надо бежать и зарабатывать, иначе останешься голодным. А хотелось бы, чтобы было наоборот. Но работать на интерес невозможно, если не закрыта базовая потребность в безопасности. Без нее не сохранить внутреннего ребенка, у которого все вызывает любопытство, который задает миллион вопросов и все хочет знать.

Поэтому так важна поддержка. Например, когда я готовилась стать генеральным директором, мы обсуждали это с партнером. Я делала это не для того, чтобы услышать «Соглашайся» или «Не соглашайся», а для того, чтобы знать, что мне есть на кого опереться и дома будет поддержка. Потому что тогда и бросать вызовы самому себе не так страшно.

Объединяйтесь

Истории про то, что девочкам в STEM сложно и что они поэтому туда не идут, — правда. Общество, семья транслируют: ты должна ходить в платьице и любить гуманитарные предметы. Перед нашим корпусом в Пермском госуниверситете стоит скульптурная группа — беседующие Горький и Ленин; в народе ходит шутка, что как только на мехмат поступит симпатичная девочка, они встанут и уйдут. Когда я еще во время учебы искала работу по своей специальности (компьютерная безопасность), мне отказывали, потому что «девочка и сервера — это как-то странно». А когда я проходила практику на предприятии, мне как-то сказали: «О, ты сервак подняла, мужик! Ой, ну то есть не мужик, ну то есть круто». Я понимаю, что мне хотели сделать комплимент, но тот факт, что даже на уровне лексики «быть хорошим специалистом» значит «быть мужиком», показателен.

Наверное, я оттого и ушла в маркетинг — там в этом смысле чуть проще. Ломать стереотипы, идти напролом можно, но мне кажется, моя задача — не переучивать людей, а жить свою жизнь. Однако, попав в крупную компанию, я поняла, что гендерные стереотипы есть и там. Они проявляются даже в том, что когда мужчины как-то вместе проводят время вне работы — ходят играть в теннис, бегают и так далее, — женщин в эти компании не зовут. И ты оказываешься выключена из человеческих отношений. А они, каким бы профессионалом ты ни была, тоже важны для карьерного роста.

Мне раньше казалось, что от всяких женских клубов и платформ больше вреда, чем пользы. Что, создавая всякие сообщества женщин-предпринимателей, мы как бы говорим, что мы какие-то отдельные и особенные, — хотя мы такие же профессионалы. Пару лет назад я изменила мнение. Я по-прежнему считаю, что профессионализм как таковой к гендеру отношения не имеет. Но, думаю, объединяясь, мы можем создать хоть какой-то противовес естественно возникающим «клубам мальчиков». Ничего плохого в этом нет.

Транслируйте ценности
равенства

Женщинам сложнее делать карьеру еще и потому, что если в какой-то момент появляются дети, надо придумать, как уйти в декрет, чтобы не выпасть из профессии. Радует, что вокруг меня все больше отцов активно включаются в воспитание. Думаю, этому поспособствовала пандемия: люди вынужденно оказались дома, с семьей и поняли, что уход за детьми — это труд. Это классная тенденция.

Может ли бизнес сделать что-то, чтобы ее закрепить? Вообще-то это задача государства. Например, в Швеции мужчинам предоставляют декретный отпуск, который они не могут передать матери ребенка. Так задается стандарт поведения. Бизнес не про это. Бизнес может поддержать, подхватить какие-то инициативы государства. Может объединяться и доносить до государства свои интересы. Но в целом бизнес — про полезные и классные продукты.

И все же я вижу, что у людей меняется отношение к тому, что они делают на работе. Им важно, какие ценности транслирует компания. А значит, если компания будет транслировать ценности равноправия (в том числе что декрет не только для матерей, но и для отцов), в нее придут сотрудники, которые с этим согласны. И что-то изменится.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector