0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Минорная живопись Эндрю Уайета

Эндрю
Уайет

Эндрю Уайет (англ. Andrew Newell Wyeth , 12 июля 1917, Чеддс-Форд, штат Пенсильвания, США — 16 января 2009, Чеддс-Форд) — американский художник, который за всю свою долгую жизнь не изменил ни родному городу, ни раз и навсегда выбранному стилю — реализму.

Особенности творчества художника Эндрю Уайета: предпочитал маслу акварель и темперу; находил поэзию, философию и магию, которой щедро сдобрен его реализм, в лицах соседей, друзей и пейзажах, открывающихся из окна.

Известные картины Эндрю Уайета: «Мир Кристины», «Ветер с моря», серия «Хельга».

Эндрю Уайет – один из самых обожаемых и, вместе с тем, один из самых недооцененных американских художников XX века. Уайет писал в реалистичной манере — в эпоху модернизма это была самоубийственная смелость. Критики упрекали его в отсутствии воображения, в том, что он потакает вкусам домохозяек, в том, что он дискредитировал художественный реализм.

Уайет никогда не был модным художником: порой, покупая его картины, кураторы музеев старались делать это без лишнего шума – чтобы не прослыть ретроградами и сохранить реноме. Что касается домохозяек, они отвечали Уайету взаимностью. Его выставки проходили с неизменными аншлагами. «Публика любит Уайета, – писали в 63-м году в одной нью-йоркской газете, – за то, что носы у его героев – там, где им полагается быть».

Эндрю Уайет родился в 1917 году в крошечном городке Чеддс-Форд в Пенсильвании. Его отец – Ньюэлл Уайет – был известным иллюстратором. Известным настолько, что в его деревенский дом, случалось, приезжали погостить такие знаменитости, как Скотт Фицджеральд и Мэри Пикфорд.

Ньюэлл главным образом специализировался на детских книгах. И повседневная жизнь в поместье Уайетов тоже напоминала сказку: дом был битком набит пиратскими сундуками, рыцарскими плюмажами, индейскими томагавками и прочим реквизитом, который был нужен Ньюэллу для работы. Рядовое празднование Хэллоуина в доме Уайетов могло посоперничать с театральной постановкой средней руки. Каждую рождественскую ночь Ньюэлл Уайет, не считаясь с вероятностью бытового травматизма, забирался на крышу в костюме Санты и проникал в собственный дом через дымоход. Он делал все, чтобы разбудить в своих детях воображение и творческое начало.

Впрочем, не только в своих – у Ньюэлла были десятки учеников. Окрестности были густо уставлены мольбертами. Близлежащие амбары, гаражи и все, что только можно, было переоборудовано в художественные мастерские. Случись вам побывать в 20-е годы прошлого века в Чеддс-Форд, вы не прошли бы и ста шагов, не споткнувшись о какое-нибудь перепачканное красками юное дарование.

Неудивительно, что Эндрю начал рисовать едва ли не раньше, чем произнес первое слово. Эндрю Уайет всегда называл отца в числе своих учителей первым. Тем не менее, он быстро понял, что в творческом смысле ему с Ньюэллом не по пути.

Реальность влекла Эндрю Уайета сильнее книжных фантазий. Однако «волшебное» детство не прошло даром: в незатейливом северном пейзаже, в простых обветренных лицах соседей, в паутине заиндевевшей сорной травы он умел разглядеть что-то таинственное, иррациональное и нередко пугающее.

Когда Эндрю было 28, автомобиль его отца столкнулся на железнодорожном переезде с товарным составом. С тех пор в его полотнах почти всегда угадывалось ощущение утраты. Частой гостьей на них стала незримая, но оттого не менее завораживающая героиня — Смерть.

Не будет большим преувеличением сказать, что Уайет жил затворником. Он не реагировал на нападки критиков, сторонился светской суеты и, казалось, не замечал, что за окнами ревет и беснуется двадцатый век. Однажды Уайету поставили в упрек, что его модели не носят наручных часов – вот как здорово, по мнению столичных искусствоведов, он опоздал на поезд.

Эндрю Уайет очень дорожил таким уединенным и размеренным образом жизни. Он редко покидал Чеддс-Форд (делая исключения для своего летнего дома на океанском побережье штата Мэн). Он рисовал только эти два места. «Из путешествия человек возвращается не тем, что прежде, – говорил он. – Я никуда не езжу, потому что боюсь утратить что-то важное – возможно, наивность».

По большей части Эндрю Уайет коммуницировал с цивилизацией через свою жену – Бетси Джеймс. Бетси хорошо понимала его творчество и к тому же обладала недюжинными организаторскими способностями. В интервью она сравнивала себя с режиссером, в чьем распоряжении оказался лучший в мире актер. Бетси давала картинам названия, она без устали общалась с галеристами и коллекционерами, составляла каталоги – словом, вела бизнес энергичной и твердой рукой. Младший сын художника – Джейми Уайет, тоже художник – шутил, что однажды обнаружил в ящике маминого стола фотографию отца с инвентарным номером на лбу.

Само собой, такой интроверт, как Уайет, ревниво оберегал границы своего мира даже от жены. Иногда – особенно от нее.

В 1986 году Уайет обнародовал серию картин под общим названием «Хельга». В начале семидесятых он познакомился с жившей по соседству с его летним домом в Кушинге Хельгой Тесторф. С тех пор Хельга была его постоянной моделью. Об отношениях (определенно выходящих за рамки профессиональных) знали только пара-тройка близких друзей. Когда журналисты, привыкшие, что от лица Уайета традиционно говорит Бетси, спросили ее, что все это значит, та лаконично ответила: «Любовь». Она была раздосадована: 15 лет жизни, почти 250 картин, и все это вне ее контроля. «Чего она ждала? Чтоб я всю жизнь писал старые лодки?! — говорил позднее Уайет. — Нет, я знаю, я – змея в овсе. Я — мастер уверток. » .

Как бы виртуозно не маневрировал Уайет, всенародная любовь и признание критиков его все-таки настигли. Когда схлынула волна повального увлечения абстракционизмом, стало ясно, что у домохозяек – отменный вкус, что старым лодкам тоже есть, что рассказать, что Эндрю Уайет – один из самых ярких и важных художников в человеческой истории. В 2007-м он получил из рук президента Буша-мл. Национальную медаль – высшую награду Америки в области искусств.

В 2009-м Эндрю Уайет умер во сне в возрасте 91 года. Разумеется, в своем доме в Чеддс-Форд. «Когда я умру, не беспокойтесь обо мне, — сказал он незадолго до смерти, — я не думаю, что буду присутствовать на своих похоронах. Помните об этом. Я буду где-то далеко, идти по новому пути, который в два раза лучше прежнего».

Эндрю Уайет

Andrew Newell Wyeth

Эндрю Уайет

Andrew Newell Wyeth

  • Дата рождения: 12 июля 1917 г. ; Chadds Ford, Pennsylvania, United States
  • Дата смерти: 16 января 2009 г. ; Chadds Ford, Pennsylvania, United States
  • Национальность:американец
  • Направление:Риджионализм (Regionalism) , Контемпорари Реализм
  • Сфера:живопись
  • Семья и родственники:Джейми Уайет
  • Википедия:ru.wikipedia.org/wiki/Уайет,_Эндрю

Заказать
репродукцию

Критики назвали его самым переоцененным и самым недооцененным художником Америки. Это не столько парадокс, сколько констатация факта. Уайета все знают, но никто не знает – почему.
Ближе всех к ответу подошли враги и соперники.
— В этой живописи нет красок, — говорят они, — его картины — мертвы, как доски.
Так оно и есть. Уайет писал мир бурым и жухлым. Люди у него не улыбаются, а вещи не бывают ни новыми, ни интересными, ни полными: если ведро, то пустое, если дом, то покосился, если поле, то бесплодное.
Эндрю Уайет уникален уже потому, что он противостоял течению времени, настаивая на своем определении художника. Дело в том, что перестав быть ремесленником, современный художник перепробовал другие роли – мыслителя, поэта, демиурга, наконец, юродивого, вроде человека-собаки Кулика. Постепенно живопись отвернулась от мира и занялась самовыражением. Диктуя зрителю собственные законы, она запрещала сравнивать себя с реальностью. Уайет, однако, в нее по-прежнему верил и пытался найти, ведя поиск не на своих, а на ее условиях.
— В моих картинах, — объяснял он свой метод, — я не меняю вещи, а жду, когда они изменят меня.
Ждать приходилось долго, но Уайет никуда не торопился и писал всю жизнь одно и то же – соседние фермы, соседние холмы, соседей. Скудость его сюжетов декларативна, а философия чужда и завидна.
Подглядывая за вещами, Уайет обнаружил их молчаливую жизнь, которая зачаровывает до жути. Другие картины притворяются окном, его кажутся колодцем. Опустившись до дна, Уайет перестал меняться, оставаясь собой до конца.
Его любимое время года — поздняя осень. Снега еще нет, листьев – уже нет, лето забылось, весна под сомнением. Завязнув в грязи, природа не мельтешит, выглядит серьезной, вечной. Уподобляясь ей, художник сторожит не мгновенное, как импрессионисты, а неизменное, как богословы. Идя за ними, он изображает порог, отмечающий границу постижимого. Дойдя до нее, художник заглядывает в нечто, не имеющее названия, но позволяющее собой пропитаться. Как ведьма порчу, Уайет наводил на зрителя ностальгию. Вещи становятся твоими, люди – близкими, пейзаж – домом, даже если он – коровник.
Глядя на этот самый коровник — слепящая белизна стен, приглушенный блеск жести, неуверенный снег на холме — кажется, что уже это видел в другой, но тоже своей жизни. Вырвав намозоленный его глазом фрагмент и, придав ему высший статус интенсивности, художник внедряет зрителю ложную память. Не символ, не аллегория, а та часть реальности, что служит катализатором неуправляемой реакции. Сдвигая внешнее во внутренне, она превращает материальное в пережитое.
Не умея описать трансмутацию словами, критики привычно называют реализм Уайета магическим. Но его коровы не летают, как у Шагала, а смирно пасутся на видном из окна холме. Фантастика не в отстранении, а в материализации.
Подобное я видел только в «Солярисе» Тарковского. В фильме разумный Океан вынимает из подсознания героев не только людей, но натюрморты и пейзажи. Поскольку мы для Океана прозрачны, он не умеет отличить сознания от подсознания и материализует самые яркие – радиоактивные – сгустки скопившегося в душе опыта. Его-то и изображает на своих работах Эндрю Уайет.

Э́ндрю Нью́элл Уа́йет (англ. Andrew Newell Wyeth, 12 июля 1917, Чеддс-Форд, штат Пенсильвания, США — 16 января 2009, там же) — американский художник-реалист, один из виднейших представителей изобразительного искусства США XX века. Сын выдающегося художника-иллюстратора Ньюэлла Конверса Уайета, брат изобретателя Натаниэля Уайета и художницы Генриетты Уайет Хёрд, отец художника Джейми Уайета.

Основная тема работ Уайета — провинциальный быт и американская природа. В основном, на его картинах изображены окрестности его родного города Чеддс-Форд, штат Пенсильвания, и города Кушинг, штат Мэн, где художник жил летом. Использовал темперу и акварель (за исключением ранних экспериментов с маслом).

Эндрю был младшим ребёнком в семье Ньюэлла Конверса и Каролины Уайетов. Обучался дома по причине плохого здоровья. Рано начал рисовать, учился живописи у отца. Историю искусства Уайет изучал самостоятельно.

Первая персональная выставка акварелей Эндрю Уайета состоялась в Нью-Йорке в 1937 году, когда ему было 20 лет. Все работы, выставленные на ней, были довольно быстро распроданы. В начале своей карьеры Уайет также немного занимался иллюстрированием книг, как его отец, но вскоре прекратил это.

В 1940 году Уайет женился на Бетси Джеймс. В 1943 году у супругов родился сын Николас, а ещё через три года появился на свет второй ребёнок Джеймс (Джейми). В 1945 году Уайет потерял отца (тот погиб в катастрофе). Примерно в это время окончательно сформировался реалистический стиль Уайета.

В 1948 году Уайет написал свою самую известную картину, «Мир Кристины», на ферме семейства Ольсен в штате Мэн. На картине изображена Кристина Ольсен. В течение всего последующего времени Уайет попеременно жил в Пенсильвании и Мэне, почти не покидая восточное побережье США. Стиль художника практически не менялся, хотя со временем картины Уайета становились более символическими, уходя в сторону магического реализма (см. также американский реализм).

Это часть статьи Википедии, используемая под лицензией CC-BY-SA. Полный текст статьи здесь →

paleti

Мастера акварели: Andrew Wyeth

Эндрю Уайет родился в 1917 году в Пенсильвании в семье художника-иллюстратора Ньюела Уайета и художницы Генриетты Уайет Хёрд. Его отец, иллюстрировавший книги Стивенсона, Вальтера Скотта и Фенимора Купера, стал в 20-х годах так знаменит, что в доме Уайетов гостили Скотт Фицджералд, Мэри Пикфорд и другие знаменитости. Но главными и постоянными его гостями были художники. Поля и рощи вблизи дома были уставлены мольбертами. Праздники отмечались театрально. На Хэллоуин появлялись такие монстры, что младшие дети дрожали от страха, пока не узнавали под маской знакомого художника. На Рождество отец, изображая Санта-Клауса, топал ночью по крыше и спускал подарки в дымоход. Разрисовывал самодельные костюмы, и дети увлеченно играли в индейцев Фенимора Купера, в “Робин Гуда” и в пиратов из “Острова сокровищ”.

«Moon madness», 1982

«Оторвавшиеся от земли», 1996

«Christina’s world», 1948

«Wind from the sea», 1947

«Open and c losed», 1964

Он любил писать обнаженную натуру. Не пользуясь в сельской глуши услугами профессиональных натурщиц, он просил позировать ему соседок, молодых и не очень, те доверяли его скромности и целомудрию и не стеснялись его, как то было в случае с Сирой Эриксон. При этом художник не хотел никого смущать эротическими картинами, особенно семьи своих добровольных натурщиц, да и собственную жену. Вот и отлеживались годами полотна и рисунки, сделанные «для себя», прежде чем попасть в поле публичного обозрения. Доходы от продажи двух-трех картин в год удовлетворяли его материальные потребности, и он мог не спешить с обнародованием своих работ.

В интервью журналу «Тайм» художник говорил о себе: «Чем дольше я остаюсь с объектом, вещью или живым натурщиком, или пейзажем, тем больше я вижу то, чего прежде в нем не замечал, был слеп. И начинаю проникать в суть, глубже видеть».

Когда Уайету был двадцать один год, он встретил в Мейне восемнадцатилетнюю Бетси Джеймс, девушку из старинной, уважаемой семьи. Она устроила ему тест — повела знакомиться с парализованной Кристиной Олсон и инквизиторски следила за его реакцией. Он тоже провел тест — пригласил Бетси на свою небольшую выставку и спросил, понравилось ли ей что-нибудь. “Эта”, — сказала Бетси и показала на ту единственную картину, которой Эндрю гордился. На следующий день он сделал Бетси предложение, которое было принято.

Когда я познакомился с его женой, в 1963 году, — рассказывает Меримен, — я решил, что это самая потрясающая женщина, которую я когда-либо видел. Она была такой красивой, такой обаятельной, веселой, живой. Время, проведенное с ней, всегда было наслаждением. Для Эндрю важно было и то, что она абсолютно понимала его работу. У нее была вдобавок редкая способность анализировать и обсуждать картины с поразительной проницательностью. Она стала менеджером и агентом Эндрю, она давала названия его работам. Ее влияние и вклад в его творчество исключительно важен.

Секретные сессии продолжались почти десятилетие. Об отношениях художника со своей новой моделью можно только догадываться. Но когда Бетси увидела, наконец, картины, она была ранена сильнее, чем Эндрю мог предположить. Журналисты привыкли обращаться к Бетси, как к “споуксмену” Эндрю Уайета, поэтому на открытии выставки они замучили ее вопросом: “Что все это значит?” И тогда она коротко ответила: “Любовь”. А дальше все, что мы имеем, — лишь обрывки сведений. Читаем в биографии Меримена “Засекреченная жизнь Эндрю Уайета”: » Эндрю говорил друзьям о Бетси то с раскаянием, то с раздражением: “Чего она ждала? Чтоб я всю жизнь писал старые лодки. Нет, я знаю, я — змея в овсе. Я — мастер уверток. Художник не должен жениться — где начинается брак, там кончается роман. Единственным мудрецом среди американских художников был Уинслоу Хомер, проживший всю жизнь холостяком.»

Мудрая Бетси самоотверженно заявляла, что “искусство важнее отношений”. Тем не менее, сделав это мудрое заявление, она практически ушла из дома. Она проводила большую часть времени или в Нью-Йорке, или в Мейне, где устроила дом по своему вкусу. Они чаще перезванивались, чем виделись. Уайет писал Хельгу еще пять лет, то есть всего — пятнадцать, но.

Эндрю Уайет за работой

«Когда я умру, не беспокойтесь обо мне. Я не думаю, что буду присутствовать на своих похоронах. Помните об этом. Я буду где-то далеко, идти по новому пути. Который в два раза лучше прежнего».

.
Кусочки интервью взяты отсюда, отсюда и отсюда
Фотографии с моей доски на Pinterest, где под фотографиями указаны ссылки на авторов

«Для меня важно сохранить долю тайны внутри картины. » Американский художник Andrew Wyeth (1917 — 2009)

Эндрю Уайет — американский художник-реалист, один из виднейших представителей изобразительного искусства США XX века. Сын выдающегося художника-иллюстратора Ньюэлла Конверса Уайета, брат изобретателя Нэтениела Уайета и художницы Генриетты Уайет Хёрд, отец художника Джейми Уайета.

Основная тема работ Уайета — провинциальный быт и американская природа. В основном, на его картинах изображены окрестности его родного города Чеддс-Форд, штат Пенсильвания, и города Кашинг, штат Мэн, где художник жил летом. Использовал темперу и акварель (за исключением ранних экспериментов с маслом).

Окружающую действительность и повседневность Эндрю возвёл в ранг самого ценного, что может быть дано человеку. Порой кажется, что, погружаясь в любой объект своего творчества, художник старается проникнуть сразу в суть всех вещей. И передаёт это на холсте настолько точно, что незаметно переходит грань между видимым внешним и внутренним миром. Не зря искусствоведы, описывающие его творчество, заговорили об Эндрю как о «мистическом гиперреалисте».

На картине изображена Кристина Ольсон, соседка Уайета по его летнему дому в штате Мэн, сидящая в поле и смотрящая на свой дом. Кристина Ольсон страдала от последствий полиомиелита, и её целеустремлённость и сила духа поражали Уайета.

«Великая страна нуждается не в ярких красках, а в ярких людях. Величие в простоте. А самый простой и естественный цвет — серый, цвет обычной земли, которую истоптал башмак фермера, чье лицо, как и землю, выветрили ветра и лишил колорита пот того, кто трудится на земле.» — Эндрю Уайет

«Я убеждён в том, что искусство художника способно преодолеть лишь такое расстояние, какое способна преодолеть его любовь.» — Эндрю Уайет

«Самая важная вещь в искусстве — это эмоции, но они должны быть вашими собственными, так же как ваши затруднения, ваши мучения, когда вы создаете картину. Это большая опасность знать, как подать лицо, изобразить ель. Натура никогда не может быть формулой. Я должен почувствовать модель, чтобы ее написать.» — Эндрю Уайет

«Я добиваюсь чувства отчужденности модели от зрителей. Для меня важно сохранить долю тайны внутри картины.» — Эндрю Уайет

«Не важно, что именно ты делаешь, важно, чтобы все, к чему ты прикасаешься, меняло форму, становилось не таким, как раньше, чтобы в нем оставалась частица тебя.» — Эндрю Уайет

«Отец говорил: «Чтобы жизнь ребенка была творческой, он должен иметь собственный мир, принадлежащий только ему». Я очень рано начал рисовать, и отец считал, что колледж художнику не нужен: меня учили приходивший на дом преподаватель, сам отец и его друзья-художники. И он добился своего. Еще немного, и я навсегда остался бы в Шервудском лесу Робин Гуда. Оттуда я все-таки выбрался, но ушел в свой мир.» — Эндрю Уайет

«Я весьма скептически отношусь к настроению картины, если это настроение придается ей сознательно.» — Эндрю Уайет

«У меня сильно развита романтическая фантазия по поводу вещей, и именно это я изображаю. Но я делаю это в реалистической манере. Если вы не можете подкрепить свои фантазии правдой, то получается очень, я бы сказал, сутулое искусство.» — Эндрю Уайет

«Я не могу передать какое-то чувство без связи с данным местом. В самом деле, я думаю, ваше искусство будет тем выше, чем глубже вы любите то, что изображаете.» — Эндрю Уайет

«Я сознательно не люблю путешествовать. После путешествия вы никогда не возвращаетесь такими же — вы делаетесь более эрудированными. Я боюсь утратить что-нибудь важное для моей работы, может быть, наивность». — Эндрю Уайет

«Там было жарко, я открыл окно, и вдруг, ветер вздул занавеску, которая не шевелилась, наверное, лет 30. Боже, это была фантастика! Тоненькая тюлевая сеть взлетела с пыльного пола так стремительно, словно это был не ветер, а привидение, дух, которому открыли выход. Потом я полтора месяца ждал западного ветра, но, к счастью, в памяти жил этот волшебный взмах, от которого – холод по спине.» — Эндрю Уайет

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

ЭНДРЮ УАЙЕТ (ANDREW NEWELL WYETH)

Эндрю Уайет был одним из самых популярных, а также наиболее раскритикованных художников в истории американского искусства, чье точное видение реализма сельской жизни стало иконой национальной культуры и вызвало бесконечные дебаты о природе современного искусства .

“Очень часто людям может понравиться картина, которую я нарисовал… может быть просто потому, что солнце так падает на нее из окна и на самом деле они просто наслаждаются этим светом. Но для меня за этой картиной может скрываться лунная ночь в каком-нибудь доме в Мейне, ночь полная ужасной напряженности или просто одно из моих странных настроений. А может быть это был Хэллоуин… Это все спрятано там, за реалистической стороной картины”.

Эндрю Ньюэлл Уайет III родился 12 июля 1917 года в Чаддс Форд, штат Пенсильвания, самый младший из пяти детей известного иллюстратора Ньюэлла Конверса Уайета. По причине слабого здоровья Эндрю обучался дома. Его отец, абсолютный деспот в семье, направлял артистические таланты и умения своего сына.

Ньюэлл Конверс Уайет, отец художника

Уайет стал опытным рисовальщиком еще до того, как научился правильно читать. Отец заставлял его рисовать с гипсовых слепков и Анатомии Риммера, учил его изучать модель, а затем поворачиваться к ней спиной и рисовать по памяти. Он говорил: «Энди, я хочу, чтобы ты научился рисовать так, чтобы когда тебе захочется выразить себя на бумаге, ты не колебался». Он также тренировал сына рисовать натюрморты, говоря: «Когда ты рисуешь эту форму и тень, помни, что это не просто тень, это то, что никогда не повторится в таком виде, как в этот момент. Пытайся выразить это качество, этот ускользающий характер предметов». Такие усердные тренировки природного дара создали исключительные способности рук и глаз запечатлевать окружающий мир с необыкновенной легкостью. Известный своими журнальными иллюстрациями, плакатами, рекламными материалами и книжными иллюстрациями к «Острову сокровищ», «Робин Гуду», «Последнему из Могикан» и «Робинзону Крузо», которые продавались миллионными тиражами, Н.К. Уайет стал образцом, учителем и неизбежной точкой сравнения в художественной карьере Эндрю Уайета.

Эндрю, который представлял свои ранние работы под именем отца, начал работать в акварельной технике, а со временем и в технике яичной темперы. В 1936 году Эндрю Уайет впервые выставил свои работы в Арт Аллианс штата Филадельфия, а в 1937 году, в возрасте 20 лет, представил дебютную персональную выставку акварелей в Галерее Макбет в Нью-Йорке, на которой все его работы были сразу раскуплены.

«МИР КРИСТИНЫ» И ИЗВЕСТНОСТЬ

В 1948 году Уайет написал свою самую известную картину, «Мир Кристины», которая стала такой же американской иконой искусства, как и «Американская готика» Гранта Вуда или портрет матери Уистлера или «Вашингтон переправляется через Делавэр» Эммануэля Лойца. Уайет видел как Кристина , парализованная ниже пояса, тащила себя через поле в Мейне, «как краб на побережье Новой Англии», вспоминал он. Для него она была образцом достоинства, отказавшаяся пользоваться инвалидной коляской и предпочитавшая жить в нищете, чем быть обязанной кому-либо. Это было достоинство особого сурового, закаленного, человеконенавистнического рода, к которому Уайет тяготел на протяжении всей своей карьеры.

После «Мира Кристины» слава Уайета стремительно выросла. В 1949 году Уинстон Черчилль попросил у Уайета акварельные работы для декорирования его комнаты в Ритц-Карлтон в Бостоне. Гарвардский университет дал Уайету почетную степень в 1955 году. В 1963 он был на обложке Таймз, после того как президент Джонсон наградил его Президентской Медалью Свободы. Он рисовал портреты президентов Эйзенхауэра и Никсона, выставки его работ гастролировали по стране в 1966 и 1967, привлекая огромные толпы в Пенсильванской Академии изобразительного искусства в Филадельфии, Музее Уитни и Художественном Институте Чикаго. В 1971 году был открыт музей искусств Брэндивайн Ривер в Пенсильвании и его главной достопримечательностью стала коллекция картин Уайета, пожертвованная женой художника Бетси Уайет.

Цены на его темперы взлетели до 100000 долларов в 1962 и утроились к 1980. Позже, в восьмидесятых годах, японские коллекционеры платили больше 1000000 долларов за его картины.

Несмотря на то, что Уайет восхищался энергией своего отца, его воображение отличалось от отцовского. Работы Н.К. Уайета были полны действия и драматизма, в работах Эндрю зачастую не было людей вообще. Он рисовал снежные пейзажи под свинцовым небом, сарай с приоткрытой дверью, опустелый дом, свадебный шатер в пустом поле, следы шин, рыбацкие сети, вывешанные сохнуть на ветру. Он любил писать такие картины отсутствия, изолированности, тишины, покинутости, но также ожидания чего-то. Ему нравилась идея того, что всех персонажей можно было бы исключить из его картин. Он предположил, что «Мир Кристины» мог быть намного лучше, если бы он «нарисовал просто поле и дал вам почувствовать Кристину без ее присутствия на картине».

Уайет рисовал яичной темперой и акварелью. Его техника работы темперой была очень детальной, с прорисовыванием малейших элементов, как например, травы на картине «Мир Кристины». Эта техника яичной темперы, техника, в которой начальный слой покрывается структурой точек и линий различных дополняющих или противоположных цветов, отразилась на его технике работы сухой кистью. Уайет разделял свои акварельные работы на обычные акварельные и на работы сухой кистью. Он мог начать писать в обычной акварельной технике, но в процессе работы техника на некоторых из его картин частично или полностью менялась на сухую кисть. Его сухая кисть была уникальна. В одном из интервью Эндрю Уайет сказал: «Я работаю сухой кистью, когда мои эмоции достаточно глубоко затрагивают предмет изображения. Я беру кисть меньшего размера, окунаю ее в краску, пальцами отжимаю влагу и краску с кисти так, чтобы на ней осталось только небольшое количество краски. И когда я наношу на бумагу мазки сухой кистью, сразу создаются различные отчетливые мазки и я начинаю постепенно создавать форму предметов, пока они не начнут приобретать реальное тело… Сухая кисть это работа слой за слоем. Это то, что вы могли бы назвать процессом ткачества. Вы плетете слои сухой кистью поверх общих слоев акварели». Иногда Уайет использовал кисть с кончиком всего из одного соболиного волоска.


Ричард Мериман, автор книги «Эндрю Уайет: тайная жизнь», так описывал процесс работы Уайета: «Каждая акварель была как бой, исход которой постоянно вызывал сомнения. Его дыхание учащенно, он разговаривает сам с собой, его очки забрызганы краской, он с остервенением атакует бумагу, царапая ее концом своей кисти, соскабливая с нее лезвием бритвы и промокая салфетками». Уайет рассказывал: «Я работаю импульсивно. Я использую 11 видов кистей, из верблюжей шерсти или соболя или кисти, использовавшиеся для покраски старых домов. Иногда использую скребущую щетку. Я разрываю картины напополам, пытаясь глубоко проникнуть в них, добиться структуры и объема и формы, сочности и страсти».
Уайет рисовал свои акварели по меньшей мере в три этапа:
• Мокрым-по-мокрому, с теми «случайностями», которые делают акварель выразительной и интересной
• Прорисовывание фигур и деталей маленькой кистью
• Сухая кисть, с целью создания структуры и цветовых вариаций.
Эти этапы можно ясно увидеть на таких известных акварельных работах, как «Дровяная печь», «Морозный иней», «Мечтающий», «Внучка» и др.

В своих картинах Эндрю Уайет придал Америке вид чопорной, крахмально-сентиментальной пуританской нравственности через изображения выжженных серых и коричневых картин жутких каркасных домов, иссушенных полей, пустынных пляжей, кружащихся канюков и каменных лиц жителей Новой Англии. В своих картинах он представлял ценности и идеалы среднего класса, так что споры о его работах всегда выходили за рамки живописи и приводили к дебатам о социальном расколе, о географических и образовательных проблемах. В 1977 году один искусствовед в ответ на опрос в журнале Art News о самом недооцененном и самом переоцененном художнике столетия, выдвинул Уайета для обеих категорий.

В 1986 году разгорелся скандал, после того как известный публицист Леонард Э.Б. Эндрюс выкупил за 6 миллионов долларов 240 картин Уайета, ранее никогда не выставлявшихся. Это были изображения женщины, обнаженной и одетой, по имени Хельга Тесторф, о которых ничего не знала даже его жена. Большие деньги, сексуальный подтекст и известность Уайета вознесли Хельгу на обложки Таймз и Ньюсвик. Леонард Эндрюс, быстро сориентировался и продал коллекцию японскому коллекционеру предположительно за 45 миллионов долларов.

ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ

В последние годы своей жизни Уайет был самым критикуемым художником Америки. Он потерял легкое, пережил смертельную болезнь и операцию на бедре, но продолжал работать, черпая энергию в основном в презрении к своим недоброжелателям. Он часто говорил: «Я не позволю им испортить мою старость».

Уайет умер в январе 2009 года, в возрасте 91 года, в своем доме в Чаддс Форд. О его жизни и работах написаны легионы книг, среди которых такие бестселлеры как «Картины Хельги» (Джон Вилмердинг, 1987 год), «Эндрю Уайет: Автобиография» (1995 год) и «Эндрю Уайет: Память и магия» (Джон Вилмердинг, 2005 год).

Эндрю Уайет — aquilaaquilonis — ЖЖ

июл. 9, 2010

11:49 pm — Эндрю Уайет

Величайший из американских художников Эндрю Уайет (Andrew Wyeth) родился 12 июля 1917 г. в Чедз-Форде, штат Пенсильвания, пятым и младшим ребёнком в семье художника Невелла Уайета. Из-за слабого здоровья получать образование ему пришлось дома, а главным учителем для него стал отец, который в том числе дал ему и первые уроки художественного мастерства. Эндрю также много самостоятельно занимался историей живописи и литературы. В число его любимых живописцев входили мастера Возрождения и американские реалисты, в особенности Уинслоу Хомер, а из литераторов он отдавал предпочтение Генри Торо и Роберту Фросту.

Рисовать Эндрю начал очень рано – сначала акварельными красками, потом яичной темперой, которой он обязан ставшей впоследствии знаменитой приглушённой тональностью своих полотен. Масляными красками художник никогда не пользовался. В 1937 г. в Нью-Йорке состоялась первая персональная выставка акварелей двадцатилетнего Уайета, изображавших пейзажи штата Мэн. Все представленные на ней произведения были быстро раскуплены, что утвердило художника в правильности выбора жизненного пути. В 1940 г. он вступает в брак с Бетси Джеймс, которая стала для него не только женой, но и чутким другом, верным соратником и агентом по связям с общественностью.

«Я рисую эти холмы вокруг Чедз-Форда не потому, что они лучше, чем холмы в других местах, а потому, что я родился здесь, жил здесь, – для меня они полны смысла».

В 1945 г. в железнодорожной аварии погиб отец Эндрю Уайета. Щемящее чувство утраты выражено в написанной вскоре картине «Winter» («Зима»). Потеря самого близкого человека стала переломным событием не только в личной жизни, но и в творчестве Уайета. Именно после этого его живопись окончательно приобретает характерные черты стиля, принёсшего ему сначала всеамериканскую, а потом и мировую славу. Стиль этот описывали очень по-разному, но, возможно, лучше всего охарактеризовать его как «мистический гиперреализм». «Господи, когда я начинаю по-настоящему во что-то вглядываться, в простой предмет, и осознавать его сокровенный смысл, если я начинаю ощущать его, этому нет конца», – такими словами описывал сам художник процесс своего творчества. Досконально выписанные подробности окружающего мира на полотнах Уайета открывают дверь в бесконечность, образы возводят к прообразам.

«Я очень много думаю и грежу о прошлых и будущих вещах – вечности скал и холмов – всех тех людях, которые здесь жили. Я предпочитаю зиму и осень, когда в пейзаже ощущается его костный остов – его одиночество – мёртвое чувство зимы. Что-то затаилось внизу, что-то остаётся скрытым».

После смерти отца Эндрю Уайет начинает проводить летние месяцы в окрестностях города Кушинг в штате Мэн. Природа Новой Англии обретает на его полотнах такие же права, что и природа родной Пенсильвании. Именно в Кушинге, на семейной ферме Ольсонов, Уайет в 1948 г. написал свою самую знаменитую картину, ставшую иконическим произведением всей американской живописи XX века, – «Мир Кристины». Может показаться парадоксальным то, что одним из символов Америки стало изображение ползущей по полю девушки с парализованными ногами. Да и вообще трудно найти что-то более далёкое от господствующего в современном массовом сознании образа США, чем погружённые в глубокую меланхолию, бесконечно одинокие герои полотен Уайета. Однако это не помешало ему приобрести огромное количество поклонников и стать в подлинном смысле слова народным американским художником. И дело тут вряд ли лишь в его изобразительном языке, понятном для простых людей и высмеиваемом недалёкими художественными критиками как «простое иллюстраторство». Наряду с Америкой Манхэттена и Голливуда есть и Америка Чедз-Форда и Кушинга, и которая из них настоящая – ещё вопрос.

«Я думаю, что люди всегда находят печальными картины, которые созерцательны и молчаливы, которые представляют человека в одиночестве. Неужели причина в том, что мы утратили искусство быть одинокими?»

С конца сороковых годов и в течение почти трёх десятилетий члены семьи Ольсонов и их ферма были постоянными героями полотен Уайета. Такие же дружеские и творческие отношения связывали художника с семьёй и фермой Кюрнеров, бывших его соседями по Чедз-Форду. В настоящее время обе эти фермы являются памятными местами, привлекающими тысячи поклонников художника. В 1958 г. Уайет купил «Мельницу» – постройку восемнадцатого века в окрестностях своего пенсильванского дома, которая с тех пор стала часто появляться в его картинах. Наряду с знакомыми людьми и их домами основным источником вдохновения Уайета была природа Пенсильвании и Новой Англии, в которую он любил погружаться во время своих длительных одиноких прогулок. После смерти Кристины Ольсон в 1969 г. на полотнах художника появляются новые женские героини – Сири Эриксон и в особенности Хельга Тесторф, которой он посвятил выдающуюся серию из двух с половиной сотен набросков и картин, написанных с 1970 по 1985 г. Хельга была эмигранткой из Германии, работавшей в доме у Кюрнеров. Она сразу же привлекла к себе внимание Уайета, который позднее вспоминал: «Я никак не мог выбросить из головы образ этого скуластого прусского лица с широко расставленными глазами в обрамлении белокурых волос».

Уайет был певцом Севера – северо-востока США прежде всего, но ощущающим также и глубокое родство с землёй своих предков на севере Европы. Неслучайно, что на его картинах так много уроженцев этих мест – немцев, шведов, финнов. Отголоски нордических преданий присутствуют на многих из его полотен – таких как картина 1982 г. «Adrift» («По течению»). Она представляет старого друга художника, рыбака Уолта Андерсона, спящего в плывущей по течению лодке, образ которого навевает воспоминания об обрядах, с которыми отправляли в иной мир своих соратников викинги.

Творчество Уайета глубоко религиозно, хотя религиозность эта почти никогда не выражается напрямую. Одно из немногих исключений – картина 1944 г. «Christmas Morning» («Утро Рождества»), которую художник написал под впечатлением от смерти своей давней знакомой Миссис Сандерсон. В несвойственной для себя сюрреалистической манере Уайет стремится изобразить переход человеческой души из одного мира в другой, смерть как продолжение пути, как рождение в новой жизни. Та же тема присутствует и во многих других произведениях художника, хотя понять это зачастую можно лишь если знать обстоятельства их создания. Так, в картине 1993 г. «Marriage» («Брак») Уайет изображает смерть своих друзей, семейной четы Сипала, души которых покидают их тела и удаляются через открытое окно, а в картине 1989 г. «Pentecost» («Пятидесятница») ветер, колеблющий рыбачьи сети на острове Аллен, представляет душу молодой женщины, незадолго до того там утонувшей. Можно с полным основанием признать Эндрю Уайета выразителем в живописи того же религиозного духа американского Северо-востока, который литературными средствами был выражен – прежде всего в «Четырёх квартетах» – его старшим современником Томасом Стернзом Элиотом, тесно связанным с Новой Англией семейными и духовными узами.

«Я убеждён в том, что искусство художника способно преодолеть лишь такое расстояние, какое способна преодолеть его любовь».

Ретроспектива произведений Уайета в Художественном музее Филадельфии в 2006 г. привлекла более 175 000 посетителей, что стало мировым рекордом посещаемости выставки современного художника. Последним прижизненным признанием таланта Уайета стало присуждение ему в 2007 г. Национальной медали искусств США, а с 2008 г. он перестал появляться на публике и давать интервью. В ответ на просьбы желавших с ним встреться журналистов он говорил: «Всё, что я мог сказать, уже висит на стенах». Эндрю Уайет мирно ушёл из жизни во сне в своём доме в Чедз-Форде 16 января 2009 г. в возрасте 91 года.

«Когда я умру, не беспокойтесь обо мне. Я не думаю, что буду присутствовать на своих похоронах. Помните об этом. Я буду где-то далеко, идти по новому пути. Который в два раза лучше прежнего».

Читать еще:  Празднуется память преподобного Серафима Вырицкого, знавшего будущее России
Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector