0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Мнение церкви: Что делает нас несчастными: основная причина

Что делать, когда на душе тяжело? Объясняют священники и богослов

Когда на душе тяжёлый камень, когда ничего не хочется, и как будто не видно просвета… Как помочь себе в этом состоянии, объяснили священники Андрей Ткачёв, Димитрий Смирнов и профессор Алексей Осипов.

Андрей Ткачёв, протоиерей:

Уныние — это болезнь 21-го века. Низкая самооценка, нежелание ничего делать, застывшая кровь, позывы к самоубийству и прочее-прочее. Вот такое адское состояние.

Мы должны понимать, что унывает, главным образом, дьявол. У него нет надежды. Он отчаянный. У него нет чаяний. Он знает, что он проклят. Он знает, что в отношении его всё уже закостенело. Приговор подписан. И он находится в жутком состоянии. У него нет радости. Есть только жуткая печаль. Жуткая печаль движет его падшее естество на то, чтобы как можно больше людей погубить с собою вместе и сделать их участниками собственной погибели. И он дышит этим воздухом на нас, и мы заражены этим состоянием, заражены унынием.

Мы сомневаемся в Боге, маловерствуем, смотрим с печалью или со страхом в будущее, не замечаем красоты окружающего мира, преувеличиваем свои грехи, виновность свою перед Богом и так далее.

Ефрем Сирин просит в молитве:

«Господи и Владыка живота моего дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми».

«Не даждь мне» — означает не дай войти в это состояние.

Унывающий — ободрись, тоскующий — встряхнись, отчаявшийся — укрепись в надежде. Господь рядом. Нужно этого не забывать.

И уныние, которое является плодом всех наших грехов, и одним из тяжелейших нападений вражьих, его нужно терпеть и взбадривать себя. Например, работой. Человек встаёт, берёт метлу и подметает подъезд… Потихонечку, кровь в нём разжижается, жизнь в нём возрождается, и человек спасается.

Чем больше будешь трудиться — тем меньше уныния. Надо двигаться. Наша жизнь совсем была бы в унынии, если бы мы были богаты и ни в чём не нуждались. Сели бы себе на террасу с коктейлем в руке и погрузились бы в глубокую тоску, что жизнь не имеет смысла.

Поэтому Бог не даёт нам этих комфортов, заставляя нас двигаться, чтобы мы не унывали. Мы, правда, и в движении унываем. Тогда обращайтесь к Богу молитвой святого Ефрема Сирина, чтобы он вас избавил от уныния.

В Великом посту уныние особенно нападает на постящихся людей. У них появляются сомнения в том, что они неправильный путь избрали. Это нужно всё преодолеть.

Бывает ли несчастный христианин?

Депрессия побеждается верой в Христа.

По сей причине напоминаю тебе возгревать дар Божий, который в тебе чрез мое рукоположение. 2Тим.1:6.

Мы имеем дело со сложным случаем — так называемым несчастным христианином. И наша задача — поставить диагноз и назначить лечение. Слова «несчастный» и «христианин» в сущности абсолютно несовместимы. Тем не менее это словосочетание очень точно характеризует некоторых людей. Казалось бы, это абсолютно невозможно. Но как ни печально, это факт.

Некоторые представляют себе христианина человеком, постоянно напевающим и неизменно безмятежным. Поскольку они вообще отказывают духовной депрессии в праве на существование, то серьезно сомневаются в тех людях, которое стали ее жертвой. Они даже задаются вопросом — а христиане ли они вообще? Мы уже неоднократно убеждались, что Священное Писание значительно мягче и снисходительнее к этим нашим братьям и сестрам. В нем показано, что — да, можно быть верующим и испытывать тоску. Писание не оправдывает духовной депрессии, но признает ее существование. И всякий, кого заботят души других людей, пытается им помочь и применяет для лечения средства, предписанные Богом в Его Слове.

Дело в том, что мир судит о Боге и Господе Иисусе Христе, глядя на нас. Люди делают выводы на основании того, что видят. И их нельзя за это обвинять. Почему множество людей пребывает в наше время вне стен Церкви? Самая главная причина тому — состояние тех, кто находится внутри этих стен. Все периоды возрождения неизменно имели одно и то же начало: один человек, или целый ряд людей, внезапно пробуждаются к пониманию истинной христианской жизни. Мир за стенами Церкви взбудораживается и начинает обращать внимание на происходящее в ней. Обновление всегда начинается в Церкви. Вот почему состояние нас, верующих, так важно.

Теперь мы переходим к другой теме, очень тесно связанной с темой бесплодных сожалений о прошлом или тревоги и дурных предчувствий по поводу будущего. Речь пойдет о проблеме чувств в христианской жизни. Ничто так часто не вызывает духовную депрессию и подавленность, как проблемы, связанные с нашими чувствами. И это вполне естественно. Ведь человеческой природе изначально присуще стремление к счастью (хотя мне знакомы люди, которые, кажется, испытывают удовольствие от страданий: они как будто находят счастье в том, чтобы быть несчастными!)

Как служитель Церкви я всегда подчеркиваю приоритет ума и интеллекта во всем, что касается веры. Но я в равной мере готов подтвердить, что чувства также играют жизненно важную роль. Одна из величайших проблем — это неумение правильно управлять своими эмоциями. Происходит масса трагедий и несчастий просто потому, что люди не знают, как обращаться с собственными чувствами. Окончательным итогом духовного возрождения и рождения свыше является то, что мы обретаем способность устанавливать правильные отношения между разумом, чувством и волей.

Существует тесная взаимосвязь между нервностью и депрессией. Чаще всего в депрессии оказываются именно нервные люди. Я вновь подчеркиваю, что хоть мы и обратились и возродились духовно, однако фундаментальные свойства нашей личности не изменились. В христианской жизни есть проблемы, общие для нас всех, но есть также и проблемы, особые для каждого. Трудности, встающие перед людьми, не менее разнообразны, чем их дарования. «Сердце знает горе души своей» (Прит. 14:10). «Каждый понесет свое бремя» (Гал. 6:5). И человек, по природе склонный к болезненному самоуглублению и депрессии, должен постоянно иметь это в виду — ив особенности быть начеку, когда дело касается чувств.

Нужно со всей отчетливостью понимать, что опыт истинно христианской жизни непременно должен включать в себя чувства. Павел подчеркивает, что Евангелие Иисуса Христа столь велико и славно, что требует всего человека, а не просто какой-то его части (Рим. 6:17). Наши чувства, так же, как разум и воля, должны активно участвовать в принятии Благой Вести. Если ваши чувства ни разу не были затронуты, то рекомендую еще раз проверить, на правильном ли основании вы строите свой дом. Невозможно читать Новый Завет и с первого взгляда не заметить, что радость — это неотъемлемая часть христианской жизни. Удивительные вещи совершает с нами обращение. Оно вытаскивает нас из ужасающей ямы, ставит на прочное основание и вкладывает нам в уста новую песню. Оно затрагивает всего человека целиком. Задействуется ум, потому что человек постигает славные истины Евангелия; затем — сердце, а следом — и воля.

Хотелось бы обратить ваше внимание на то, что мы не можем ни создавать чувства, ни распоряжаться ими по своей воле. Давайте прямо признаемся — мы не можем сами порождать внутри себя чувства. Конечно, можно начать горестно причитать и даже заставить глаза повлажнеть от слез, однако это совсем не обязательно свидетельствует об истинных чувствах. Существует ложная сентиментальность, весьма далекая от истинного чувства. Кроме того, в каком-то смысле, чем больше мы стараемся вызвать в себе какие-то чувства, тем более несчастными становимся.

Я убежден, что нет в нас ничего более зыбкого, изменчивого и колеблющегося, чем чувства. На наши чувства влияет множество факторов. Не только темперамент, но и физическое состояние воздействуют на нас. Факт вашего превращения в христианина вовсе не подразумевает, что вы тут же избавляетесь от особенностей своей психической и физической конституции и от изначально, от рождения, присущих вам склонностей. Мы часто изумляемся самим себе, просыпаясь утром в настроении, совершенно отличном от того, в котором пребывали накануне вечером. Мы в растерянности, не знаем, чем объяснить перемену. Вчера, ложась спать, мы предвкушали еще один славный день. И вот, пожалуйста, — проснулись в скверном й угнетенном настроении. Такие вот бесконтрольные переходы и составляют суть проблемы.

Хотелось бы подчеркнуть опасность такой подвластности своим чувствам. Темперамент — это дар от Бога. Он не сотворил даже двоих абсолютно идентичных людей. И эти различия между нами должны сохраняться. Однако нет ничего более ошибочного, чем позволять темпераменту властвовать над собой. Есть люди, считающие это достоинством. Они заявляют: «Я всегда говорю то, что думаю». Только задумайтесь, какой вред они наносят, когда, нисколько не сомневаясь в своем праве это делать, наступают на самые больные места других людей! Что, если все станут так поступать? Они говорят: «Такой уж я человек». В ответ им хочется сказать: «И зря! Надо меняться!» Это не означает, что они должны изменить свой темперамент: они и не могут этого сделать. Но они, безусловно, должны свой темперамент контролировать. С чувствами — точно такая же картина. Наши чувства так и норовят захватить над нами власть, и если мы не отдадим себе в этом ясного отчета, то можно не сомневаться — они-таки ее захватят. Именно это я имею в виду, когда говорю о настроениях и склонности к непредсказуемым их колебаниям. Существует реальная опасность стать марионеткой собственных настроений. Мы просыпаемся в дурном настроении и по инерции в нем и проводим день — пока не произойдет что-то, что приведет нас в нормальное состояние духа.

Читать еще:  Алексий II поздравил юных россиян с наступающим днем православной молодежи

Существует еще одна опасность. Некоторые полагают, что если они не испытали каких-то чувств или не имеют опыта переживаний какого-то конкретного типа, то это означает, что они и не христиане вовсе. Это одна из наиболее распространенных проблем. Люди слышат, как окружающие свидетельствуют о неких удивительных чувствах, и думают: «Я никогда не переживал ничего подобного». Чувства очень важны, но если мы будем настаивать, что нельзя обойтись без какого-то определенного рода чувств, то станем жертвой дьявола. Мы будем пожизненно несчастными, хотя и не перестанем оставаться христианами.

Что по этому поводу говорит Писание? Во-первых, надо проверить, не объясняется ли отсутствие радостных чувств какой-то вполне конкретной и очевидной причиной. К примеру, если вы виновны в совершении греха, то несчастное состояние вполне естественно. «Путь беззаконных жесток» (Прит. 13:15). Если вы нарушаете Божьи законы и преступаете установленные Им правила, то нечего и ожидать, что вы будете сиять от счастья. Если вы полагаете, что можно действовать по своей собственной воле и поступать как душе угодно, то вы превратите свою христианскую жизнь в нечто весьма неприятное и жалкое. Скажем, вы совершаете поступок, который Святой Дух осуждает. Ваша совесть (орудие Святого Духа) немедленно даст вам об этом знать, и вы не будете счастливы. Отдайте себе отчет в своем грехе, признайтесь в нем. Покайтесь сразу, расскажите Богу все без утайки, и Он простит вас. «Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи (наши) и очистит нас от всякой неправды» (1 Ин. 1:9). Если причина вашей подавленности — скрытый грех, то нет смысла искать другие причины. Позвольте Святому Духу говорить через вашу совесть. Если Он осуждает какой-то конкретный грех, избавьтесь от него, снимите с души тяжесть, и вам сразу станет легче.

Если же не грех является причиной депрессии, то избегайте чрезмерной сосредоточенности на своих переживаниях. Превыше всего, избегайте ужасной ошибки придавать им слишком большое значение. Иначе вы будете несчастны, поскольку не соблюдаете порядок, установленный Самим Богом. Что мы находим в Библии? Истину. Не эмоциональный стимул, не истории, чье основное предназначение — развеселить нас, внушить радостные чувства. Прежде всего в Библии содержится истина, а истина обращена к уму, величайшему дару Бога человеку. Сначала мы познаем истину и подчиняемся ей. И только потом наступает очередь чувств. Никогда не следует задаваться вопросом: «Что я чувствую по поводу этого?» Первый вопрос всегда должен быть: «Верю ли я этому? Принимаю ли я это? Овладело ли это моим вниманием и разумом?» Не проводите слишком много времени за прощупыванием собственного пульса, измерением духовной температуры или анализированием своих чувств.

Вообще, вся проблема в целом очень деликатна, и нередко принимает самые тонкие формы. К примеру: мы читаем жития святых и обнаруживаем, что все они подчеркивали важность самоанализа и исследования своего сердца. И уже тот факт, что они это делали, вызывает в нас желание (в данном случае вполне естественное) последовать их примеру. Когда святые писали о состоянии своего сердца, они руководствовались желанием помочь нам, их потомкам, не быть сухими интеллектуалами, которых заинтересуют лишь богословские споры, или моралистами, для которых Божье Слово — свод законов. Но всегда существует опасность, что, идя по стопам святых, мы сделаем из мухи наших чувств настоящего слона.

Далее, следует усвоить, что существует колоссальное различие между радостью в библейском понимании этого слова и тем ощущением довольства и комфорта, которое принято называть счастьем в современном мире. Священное Писание вновь и вновь совершенно ясно повелевает нам всегда радоваться. Вы не можете сделать себя счастливым, но радоваться вполне в ваших силах. Счастье и довольство — это что-то внутри нас, а радуемся мы «в Господе». Во 2-м Послании к Коринфянам Павел рисует перед нами четкую, ясную, и совершенно удивительную по контрастности красок, картину: «Мы отовсюду притесняемы (не думаю, что он чувствовал себя очень счастливым в этот момент), но не стеснены; мы в отчаянных обстоятельствах (вряд ли и тут можно говорить о каком-то счастье), но не отчаиваемся; мы гонимы, но не оставлены; низлагаемы, но не погибаем.» и так далее (2 Кор. 4:8-9. Нигде апостол не говорит о необходимости быть счастливым в плотском смысле этого слова; но на чем он упорно настаивает — так это на том, что мы всегда должны радоваться.

Но как же нам на практике выполнять эту заповедь радости? Павел советует Тимофею «возгревать дар Божий». Итак, встает практический вопрос: каким образом нам «возгревать» себя? Напоминайте себе об основных истинах. Напоминайте себе о том, кем и чём вы являетесь. Вы должны разговаривать сами с собой и при этом говорить: «Я не намерен быть рабом своих чувств. Настроения не будут властвовать надо мной». Это наставление красной нитью проходит и через Священное Писание.

Ваше и мое дело — не вызывать в себе те или иные чувства, а верить. Нигде в Писании не сказано, что мы спасаемся благодаря переживаниям; зато утверждается, что мы спасаемся верой. «Веруй в Господа Иисуса Христа, и спасешься». Ни разу, нигде в Писании наши чувства не ставятся во главу угла. Я не в силах сделать себя счастливым, но я в состоянии напомнить себе о своей вере. Я могу обратиться к своей душе, как делает это псалмопевец в псалме 41: «Что унываешь ты, душа моя, и что смущаешься? Уповай на Бога. Верь Богу, доверяй Ему, Это единственно правильный путь. А чувства пусть сами разбираются с собой. Не беспокойтесь из-за них. Уговаривайте, убеждайте себя; и хотя дьявол постарается внушить вам, что поскольку вы не чувствуете себя «как положено», то вы и не христианин, говорите: «Да, я действительно не чувствую ничего особенного. Но чувствую я или нет, а Писанию я верю. Я верю, что Божье Слово говорит правду, и этим успокою свою душу; и я буду верить, что бы ни случилось». Поставьте веру на первое место и крепко держитесь этого. Бывают времена, когда христианину приходится идти во мраке. Но он все равно продолжает двигаться вперед. В этот момент он может и не видеть лица Господня. Но он твердо знает, что Господь с ним, и продолжает идти.

Если вы хотите быть действительно счастливым и блаженным, то вот путь к этому. «Блаженны (т. е. истинно счастливы) алчущие и жаждущие правды» (Мф. 5:6, — обратите внимание: именно правды, а не счастья). Перестаньте искать восторгов; ищите правду. Обратитесь к себе, к своим чувствам и скажите: «У меня нет времени беспокоиться из-за чувств, меня интересует кое-что другое. Я хочу быть счастливым, но еще больше я хочу быть праведным. Я хочу быть святым. Я хочу быть похожим на моего Господа и жить в этом мире так, как жил Он». Пусть единственной вашей целью, будет праведность и святость. И в той мере, в какой вы преуспеете в этом, вы и будете блаженны. Вы утолите духовный голод и жажду, а в придачу получите и счастье, которого так жаждете. Будете искать счастья — и никогда не найдете его. Ищите правды, и вы обнаружите, что Счастливы.

И, наконец, позвольте спросить вас: желаете ли вы познать наивысшую радость, испытать счастье, не поддающееся описанию? Если да, то для этого надо сделать только одно: обратиться прямо к Господу Иисусу Христу. Если ваши чувства угнетают вас, то не сидите, предаваясь жалости к себе, и не пытайтесь как-то «исправить» свои чувства. Идите прямо к Господу и найдите в Нем радость, счастье, мир, жизнь. — все. Противьтесь искушениям сатаны, который подстрекает вас выдвигать чувства на первый план, помещать их в центр жизни. Помещайте в центра жизни только Того, Кто имеет право там находиться, Господа славы. Ищите Его лица, и все остальное приложится вам.

Духовная депрессия: Причины возникновения депрессии и способы избавления от нее. Пер. с англ. / Мартин Ллойд-Джонс. — 3-е изд. — СПб.: Мирт, 2008. — 176 с.

Живое Предание

Воцерковленность и депрессия

Бывший редактор библейского раздела портала «Предание». Богослов, поэт, нарративный практик.

Читать еще:  Исповедь, или почему нельзя самому себе отпустить грехи

Эпизодически я встречаю людей, на которых плохо повлияла церковная жизнь — развилась депрессия, неуверенность в себе и другие состояния, мешающие жить. Некоторые люди из-за этого вообще ушли из Церкви. Сама я пережила когда-то встречу с Богом и Его любовь, мое переживание христианства было очень радостным. Но после перехода в Православие оно стало значительно мрачнее. Благодаря блогу психолога Гелены Савицкой и идеям когнитивной психотерапии, пазл у меня внезапно сложился.

Гелена пишет, что основа депрессий, а также неврозов — это переживание трех состояний — беспомощности, никчемности, безнадежности. Когнитивно-поведенческая психотерапия, в свою очередь, говорит, что эмоциональное состояние любого человека зависит в первую очередь от его мыслей, от того, как он оценивает ситуацию и себя. И лечит когнитивная терапия когнитивные искажения — неадекватные убеждения, ведущие к депрессиям, паническим атакам и другим расстройствам. А теперь следите за руками — я покажу, как именно те убеждения, которые человек приобретает в Русской Православной Церкви, способствуют формированию депрессии.

Никчемность

Любой воцерковленный православный знает, что «все доброе в нас надо приписывать не себе, а Богу». Если он читает утреннее правило, это подкрепляется ежедневными аффирмациями на ту же тему: «яко николиже сотворих благое пред Тобою» — это об этом. Сюда же любимая тема свт. Игнатия Брянчанинова, что все наши добрые дела — они на самом деле не добрые дела, потому что заражены страстями. Вот характерная цитата из статьи на сайте “Православие.ру”: «в человеческом сердце, находится столько всего худого, что на самом деле нужно понять, что каждый из нас бесконечно плох, никуда не годен, недостоин именоваться христианином, и на этом надо в каком-то смысле внутренне успокоиться». В итоге, у человека, принимающего все это всерьез, формируется стойкое убеждение, что он не может сделать ничего доброго — т. е совершенно никчемен. А если он думает по-другому, то это гордыня.

У меня был в ранний период воцерковления печальный эпизод. Я устроилась работать — раздавать листовки — и в какой-то момент подумала, что у меня хорошо получается. И от этой мысли мне стало радостно. И тут же я подумала о том, что я должна приписать это не себе, а Богу, сама я не могу даже листовки раздавать хорошо — и тут же настроение у меня заметно упало. Кстати, в тот период у меня была чернейшая депрессия, радость вообще была редкой гостьей в моей жизни. И эту гостью с помощью соответствующих убеждений я гнала поганой метлой.

Похожую историю описывает Наталья Холмогорова. Она сдала кровь для девочки, больной лейкозом. Девочка выздоровела. «Я была счастлива. Когда Катина мама со слезами меня благодарила – я чувствовала себя просто на седьмом небе. Мы победили! Мы заставили смерть отступить! И в этом есть и моя заслуга! Да, я сама, своими руками, изменила судьбу этой семьи – по крайней мере, в этом участвовала. На них свалилась страшная беда – а теперь все позади, беда миновала, они начинают новую жизнь, и это сделала я!!
Так я радовалась… ровно до тех пор, пока не сообразила, что впадаю в страшнейший из грехов – гордыню. Ибо горжусь своим добрым делом, с наслаждением принимаю благодарность и похвалы, да еще и приписываю себе какие-то заслуги в этом деле, когда хорошо известно, что никаких заслуг у человека не бывает, а исцелять, помогать и спасать может один только Бог. Все это ужасно. Во всем этом надо каяться, каяться, каяться.

На том моя радость и кончилась.

Итак, в современном русском православии человеку всячески предписывается думать о себе как ни на что не годном и ни на что доброе не способным. Если человек действительно начинает так о себе думать — у него возникает чувство никчемности. Которое есть первый шаг к депрессии.

Является ли мысль о себе, как о никчемном человеке, обязательной для христианина? Я бы не сказала. Так, например, авва Дорофей советует фиксировать ежедневно свой прогресс в борьбе со страстью. Притчу о мытаре и фарисее он толкует в том духе, что фарисей согрешил не перечислением своих заслуг (сюрприз!), потому что в этом он не солгал, а тем, что уничижил мытаря. Притча о талантах не оставляет никаких сомнений в том, что от нас зависит многое и что мысль о нашей никчемности может сыграть с нами скорее дурную шутку. Да и богословская идея синергии в деле спасения тоже об этом. Но мейнстримом в российском православии является другое.

Безнадежность

«Держи ум во аде и не отчаивайся», «все спасутся — один я погибну», «Антоний, ты нас победил — еще нет!» — именно таких убеждений предлагается придерживаться любому православному. Убеждений, что лично он погибнет и будет гореть в аду. И это правильно и благочестиво — думать именно так. Нет, можно параллельно надеяться на милость Божию, но концентрироваться предлагается именно на том, что погибнешь. (Обращаю внимание на интересный момент — тут внезапно оказывается, что дела таки имеют значение. Но опять же, исключительно в негативном смысле). Поэтому довольно многие православные там и сям рассуждают о том, что они попадут в ад. Идея, что можно попасть в рай и что именно к этому стоит стремиться, совершенно непопулярна. Впрочем, никчемный человек (см. пункт первый) все равно не обладает необходимыми качества, чтобы стремиться к раю. Отдельно, но в этом же русле, существуют злобные нападки на протестантскую «ересь» в уверенности в спасении. Меж тем, как «уверенность в спасении» — это, по большому счету, культивация той самой надежды, которая и служит, в итоге, побудительным мотивом для христианской жизни.

Конечно, раздаются и в современном русском православии голоса против данного мейнстрима. Это, например, книга Сергея Худиева “Об уверенности в спасении”. Собственно говоря, если читать апостола Павла, то легко заметить, что он мыслит совершенно по-другому. Например, так: «Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил; а теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный Судия, в день оный; и не только мне, но и всем, возлюбившим явление Его (2 Тим 4:7-8). Жаль, что читать апостола Павла у нас не очень принято.

Беспомощность

«Терпи». «Молись». «Смирись». «Прости». Именно это с наибольшей долей вероятности услышит человек при рассказе о любых тяжелых обстоятельствах и отношениях. За всеми этими четырьмя глаголами стоит послание: «сделать для изменения ситуации ничего нельзя». Если ты пытаешься что-то сделать — возражаешь, например, против чего-то — ты плохой, несмиренный христианин.

«Терпи» = «ничего нельзя сделать, только терпеть. Это христианский путь». «Смирись» — то же самое, только еще и с намеком, что человеку что-то не нравится, потому что в нем гордыня. «Прости» — без комментариев. Говорится в ответ на любое недовольство кем-то, благодаря чему делается виноватым тот, кто недоволен. Молись — ты ничего не можешь сделать, только Бог.

В итоге из ситуации любого конфликта и ненадлежащего обращения человек выносит, что ситуацию изменить невозможно — можно только терпеть, молиться. смирять и прощать. А еще — что проблема в нем самом и в его неправильном расположении — см. пункт «никчемность».

Отсечение воли относится сюда же. Если человек пытается «отсечь волю», чаще всего это выливается в то, что он начинает плыть по течению и во всем или только в словах духовника видеть «волю Божию», которой надо покоряться. Сам он оказывается беспомощен перед обстоятельствами, не может ничего решить, не может ничего предпринять.

Опять же Христос в Евангелии (Мф 18) предлагает совершенно другую модель поведения. Да и апостол Павел со своим сообщением, что он римский гражданин, когда его собрались бить палками, плохо вписывается в эту картину.

Кто виноват?

Когда я опубликовала этот текст в “Фейсбуке”, комментаторы разделись почти целиком на два лагеря. Одни говорили: «Спасибо, да, именно так со мной всё и было, поэтому я ушел из Церкви/долго лечился у психотерапевта». Другие говорили: «Церковь не виновата, если у кого-то началась депрессия, это его личные проблемы — он что-то не так понял, не тех послушал, не нашел нормальный приход». Я не буду спорить, что есть люди, у которых больше шансов подхватить в Церкви депрессию. Как правило, это либо люди, которым похожие три установки внушали в семье, либо люди, которые относятся к вере очень серьезно. Человек, который искренне попытается постоянно «держать ум во аде» имеет больше шансов впасть в депрессию, чем человек, который только ходит на службы, а в другое время живет своей жизнью и о духовной жизни не очень-то вспоминает.

Но давайте не забыть об ответственности другой стороны тоже. Священное Писание говорит, что «дурные сообщества развращают добрые нравы». Вообще для Писания, в отличие от современной поп-психологии, очевидно, что человек существует в сообществе и сообщество влияет на человека, как и человек на сообщество. Впрочем, идея о том, что «мы приходим в Церковь не к людям, а к Богу» – еще одна нездоровая и ложная идея, которая постоянно звучит в ситуациях конфликтов. Об этом я напишу в другой раз.

Читать еще:  Екатеринбургская епархия представила свой новый проект под названием "Царский марафон"

Однако, у меня нет цели говорить о каких-то нехороших людях, которые сводят других с ума. И тем более я не «обвиняю святую Церковь». В конце концов, сведение нас с ума выгодно только бесам, давайте договоримся считать виноватыми их. Моя цель — обратить внимание на нездоровые и ложные способы мышления, которые, к сожалению, насаждаются в Церкви под видом Православия. Я уверена, что каждый, кто мыслит в таком ключе и учит этому других, искренне думает, что именно так и надо думать православным. Возможно, сам он думать по-другому не умеет. Но этот способ мыслей — вредный, ведущий к депрессии и неврозам. Как ему противостоять и можно ли мыслить по-другому, будучи христианином, поговорим в следующий раз.

Поделиться в соцсетях

Подписаться на свежие материалы Предания

  • Подписаться на Телеграм-канал
  • Подписаться в Яндекс Дзен

Удушить ехидну зависти

Старый Пень

И вам, уважаемый, здравствуйте! Соблазнительный шанс выбрать себе любую маску и далее глаголить от ее имени, равно как и почти неограниченная возможность демонстрировать свои успехи, реальные или мнимые, — вот те манки, которым Интернет нас и улавливает. Вроде бы, заводя свою страничку в соцсети, ты не собирался выворачиваться наизнанку, рассказывая о самом интимном, но опомниться не успеваешь, как, глядь: тяжкие оковы самоконтроля пали, темницы нравственных табу рухнули, и веселая свобода радостно встречает тебя у входа. Ярмарки тщеславия, естественно. И ты уже готов оголяться, причем не всегда в переносном смысле этого слова, да простит мне мою дерзость Александр Сергеевич — наболело!

О тщеславии мы еще поговорим, а сегодня о зависти. Во-первых, потому что после статьи о Каине и Авеле («РГ — Неделя» от 23.06. 2016 г.) пришло много вопросов. А во-вторых, потому что Интернет не только необозримая ярмарка тщеславия, но и не менее бескрайняя арена для зависти — иначе откуда бы взялось столько грязных, оскорбительных комментариев под любым ярким сообщением.

1. Может ли сглаз, то есть завистливый взгляд, навредить, вызвать болезнь, стать причиной неудач и даже смерти?

Святые утверждают, что нет. Вот как об этом рассуждал еще в IV веке Василий Великий, посвятивший зависти отдельную главу своих творений. «Страждущих завистью почитают более вредоносными, нежели ядовитые ехидны. Те впускают яд чрез рану, и угрызенное место предается гниению постепенно; о завистливых же иные думают, что они наносят вред одним взором, так что от их завистливого взгляда начинают чахнуть тела крепкого сложения, по юности возраста цветущие всею красотою. Вся полнота их вдруг исчезает, как будто из завистливых глаз льется какой-то губительный, вредоносный и истребительный поток. Я отвергаю такое поверие, потому что оно простонародно и старыми женщинами занесено в женские терема; но утверждаю, что ненавистники добра — демоны, когда находят в людях им самим, демонам, свойственные произволения и желания, употребляют все меры, чтобы воспользоваться ими для собственного своего намерения; поэтому и глаза завистливых употребляют на служение своей собственной демонической воле». То есть завистливый взгляд действительно может пылать нечеловеческой злобой, но не стоит этой ненависти приписывать магическую силу. Более того, человек всегда может защититься от зависти. Подумайте, ведь если бы ненависть и злоба были сильнее благодати Божьей, род человеческий так и остановился бы на первом завистнике — Каине.

2. Чем страшна зависть?

Тем, что убивает. Но кого? В первую очередь самого завистника. Как единодушно считают святые, благодать Божья — то есть нетварная божественная энергия, сила, оставляет завистливые сердца. А значит, если завистник не будет ничего предпринимать, то есть если он не раскается, не станет бороться с охватившей его болезнью, несчастного ждет самое страшное — смерть души. Как и всякий грех, эта страсть ослепляет завистника, и он перестает замечать, что живет постоянным сравнением себя с другими. Чужая, а не своя, жизнь становится центром его внимания. «Как беснующиеся часто обращают мечи на самих себя, так и завистливые, имея в виду только одно — вред тому, кому завидуют, теряют собственное спасение, — объясняет святитель Иоанн Златоуст. — Зависть хуже любой другой страсти, потому что своим жалом стремится разрушить семьи, общества и даже целые народы, доводя их до крайней преступности и даже убийства».

3. Что делать, если тебе завидуют? Как защищаться?

В первую очередь, учат святые, «что достойно в тебе зависти, то пуще всего скрывай от завидующего» (преподобный Нил Синайский). Не искушай людей тем, что красуешься, планируешь будущее. Кстати, до революции в России была в ходу поговорка: «Человек полагает, а Бог располагает», и ее активно использовали, когда кто-нибудь навязчиво интересовался твоими планами. Причем такое любопытство уже само по себе казалось странным. Был принцип: не заявлять и уж тем более не рекламировать еще несовершенное дело. Старались не кичиться и успехом — это выглядело дурным тоном.

Святые единодушно считают, что вернуть к себе благорасположение завистливого добрыми делами невозможно. «Страсть зависти, разгораясь в душе человека, становится ненасытной. Никакое добро, никакая услуга со стороны ближних не в силах остановить в человеке эту богопротивную страсть». Поэтому от зависти есть одна защита — Божья помощь: участие в таинствах Церкви, молитвы. Большая часть наших молитв содержит слова прошений о защите от врага рода человеческого, а именно он и есть родитель зависти.

Молиться надо и о самом несчастном, завидующем тебе. «Молись о завидующем и старайся не раздражать его», — учат оптинские старцы.

4. А что делать, если и в тебе поселился червячок зависти?

Понять: с этой страстью надо начинать бороться на самых ранних этапах. Вот чему учил оптинский старец Никон: «Когда чувствуешь к кому-либо нерасположение, или злобу, или раздражение, то нужно молиться за тех людей, независимо от того, виноваты они или не виноваты. Молись в простоте сердца, как советуют святые отцы: «Спаси, Господи, и помилуй раба Твоего (имя человека) и ради его святых молитв помоги мне, грешной!» От такой молитвы умиротворяется сердце, хотя иногда не сразу».

Надо непременно отслеживать в своем сердце ростки подобной неприязни и потом исповедоваться в них. А в момент зарождения злобы в душе нужно, по совету другого оптинского старца, Амвросия, «истреблять их при первом ощущении, молясь Всесильному Сердцеведцу Богу псаломскими словами: «От тайных моих очисти мя, и от чуждих пощади рабу Твою (или раба Твоего)» (Пс. 18: 13-14)».

Еще одна рекомендация: «замкни свой рот, запечатай уста», то есть всеми силами старайся не говорить плохого о том, кому завидуешь». Больше того, нужно побуждать себя увидеть в нем хорошее, и уж если доведется «свой рот распечатать», вспомни только доброе.

И, наконец, принуждай себя к делам любви. Да, именно так: воспитывай свое сердце, возделывай душу. «Нужно заставлять себя, хотя и против воли, делать какое-нибудь добро врагам своим, а главное — не мстить им и быть осторожным, чтобы как-нибудь не обидеть их видом презрения и уничижения», — учил преподобный Амвросий Оптинский. То есть позавидовал человеку — сделай ему добро, так ты удушишь зарождающуюся в тебе ехидну злобы.

5. Кто виновник зависти?

Уж, конечно, не тот, кому завидуют, хотя бы человек и вел себя провокационно, искушающе. Зависть — это духовная болезнь того, кто ее испытывает. Источниками возникновения зависти богословы называют себялюбие и его главные порождения — гордость и тщеславие, корыстолюбие и сребролюбие, плотоугодие. Искореняя в себе корневые пороки, человек ослабляет и зависть.

В свою очередь, зависть в человеке дает «следующие горькие порождения: соперничество, гнев, зложелательство, злорадство, вражду и ненависть, ссоры, раздоры, злословие, ложь и клевету, ябедничество, тайное наушничество, низкое пронырство, злорадство в несчастье ближних, лукавство и лицемерие» (Гермоген Шиманский).

В аскетике есть такой, очень эффективный прием борьбы со страстями: нужно насаждать в своем сердце добродетель, противоположную захватившему тебя греху. Ты скуп — попробуй получить радость от щедрости, гневлив — познай удовольствие от того, что научился быть сдержанным, и так далее. Добродетель, противоположная зависти, это искренняя, сердечная любовь к ближнему, та любовь, которая, по слову апостола Павла, не завидует, не превозносится, не гордится. Как ни странно, любви тоже учатся, но об этом мы поговорим в следующий раз.

Cвятого Иоанна Кронштадтского о завистливом

Господи, просвети ум и сердце раба Твоего сего к познанию великих, безчисленных неизследимых даров Твоих, ихже прият от неисчетных щедрот Твоих. В ослеплении бо страсти своея забы Тебя и дары Твои богатые, и нища себя быти вмени, богат сый благами Твоими, и сего ради зрит прелестне на благая рабов Твоих, имиже, о, пренеизглаголанная Благостыня, ущедряеши всех, коегождо противу силы его и по намерению воли Твоея. Отыми, Всеблагий Владыко, покрывало диавола от очию сердца раба Твоего и даруй ему сердечное сокрушение и слезы покаяния и благодарения, да не возрадуется враг о нем, заживо уловленном от него в свою волю, и да не отторгнет его от руки Твоея.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector