1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Молиться шепотом или кричать о вере?

Неделя 11-я по Пятидесятнице. Толкование Воскресного Евангелия. Притча о двух должниках

Сказал Господь притчу сию: посему Царство Небесное подобно царю, который захотел сосчитаться с рабами своими; когда начал он считаться, приведен был к нему некто, который должен был ему десять тысяч талантов; а как он не имел, чем заплатить, то государь его приказал продать его, и жену его, и детей, и все, что он имел, и заплатить; тогда раб тот пал, и, кланяясь ему, говорил: государь! потерпи на мне, и все тебе заплачу. Государь, умилосердившись над рабом тем, отпустил его и долг простил ему. Раб же тот, выйдя, нашел одного из товарищей своих, который должен был ему сто динариев, и, схватив его, душил, говоря: отдай мне, что должен. Тогда товарищ его пал к ногам его, умолял его и говорил: потерпи на мне, и все отдам тебе. Но тот не захотел, а пошел и посадил его в темницу, пока не отдаст долга. Товарищи его, видев происшедшее, очень огорчились и, придя, рассказали государю своему всё бывшее. Тогда государь его призывает его и говорит: злой раб! весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня; не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя? И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга. Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его.

Притча о жестоком заимодавце начинается со слов: «Царство Небесное подобно царю», и это значит, что тайна прощения сокрыта в Божественной благодати, в тайне Царства Небесного.
Царь, требуя отчета у своих рабов, находит среди них одного, который должен был ему десять тысяч талантов. Сумма такая громадная, что не видно, как он мог бы рассчитаться. Это как если бы к вам пришли сегодня и сказали, что вы должны немедленно заплатить десять миллионов долларов; а десять тысяч талантов – это и того больше. Христос хочет показать, что наш долг Богу совершенно превосходит наши возможности расплатиться. Царь решил взять, что он мог, и приказал продать этого человека и его семью в рабство, в работу, пока он не заплатит все.

Но человек пал на лице свое, умоляя потерпеть на нем, оставить его на свободе, обещая заплатить за все. Видя, что он хочет совершить невозможное, царь сжалился над ним и простил ему долг. Прощение было дано из-за его отношения к долгу, из-за признания справедливости этого долга, из-за решимости все исполнить по справедливости – не из-за способности заплатить долг. И вот мы видим, что виновный человек был освобожден, а невинный человек, царь, заплатил долг, ибо он вычеркнул десять тысяч талантов из того, что ему принадлежало. Этот пример приоткрывает нам тайну Христова прощения. Прощение означает невинное страдание за виновного.

Но человек по своей теперешней природе склонен скорее заковывать в долговые колодки, чем освобождать – требовать свое, чем прощать, и Господь добавляет к началу притчи продолжение.

Прощенный человек, радуясь своей свободе, вышел и встретил человека, который должен был ему относительно небольшую сумму – сто динариев. Кто-то подсчитал, что это в пятьсот тысяч раз меньше, чем долг, который ему простили. Тем не менее, он потребовал уплаты. Он схватил его за горло, стал душить, чтобы тот немедленно вернул ему деньги. Бедный должник пал у его ног, умоляя потерпеть, как этот человек сам недавно умолял, обещая все заплатить, теми же самыми словами, которые получивший прощение говорил в своем отчаянии. Но он не хотел потерпеть и бросил человека в тюрьму, пока он не заплатит свой долг. Это было столь возмутительным, что друзья бедняка, потрясенные несправедливостью, сообщили обо всем царю. Меряя суд той же мерой, какой этот человек воздал своему должнику, царь предал его на мучение в тюрьму, пока он не отдаст ему всего долга. И мы слышим: «Так и Отец Мой небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его».

Постараемся понять из этой притчи тайну прощения. В мире существует справедливость. Царь требует отчета в долгах наших. Но его справедливость – выше справедливости, и потому должнику дается прощение. Когда этот прощенный человек, ничему не научившись – не поняв, что справедливость может быть только тогда, когда она выше справедливости – требует то, что ему по справедливости принадлежит, совершается вопиющая несправедливость. И тогда царь напоминает, что в мире существует справедливость. Оттого, что мир стремится осуществить справедливость без Бога, без высшей справедливости, столько в мире несправедливости, жестокости, и все друг друга бросают в тюрьму.

Тюрьма на библейском языке означает ад. Среди этого ада греха и непрощения, в котором мы живем, мы должны остерегаться отвергать то, что мы неразумно часто называем юридизмом – то есть то, за чем стоит обыкновенная справедливость, и устремляться при этом сразу к тому, что выше справедливости. Ложное прощение – не прощение. Мы должны быть справедливыми, чтобы не перепутать утопии и пророчества. Чтобы в реальности сегодняшнего зла, достигающего последнего предела, различалась наша устремленность к высшему, последнему добру. Чтобы Апокалипсис и Страшный суд не стали жестокой карикатурой на жизнь человечества, которому предопределена история со счастливым концом, где всем все прощено, без какого-либо участия человека.

Читать еще:  У гонимой общины УПЦ в с. Раков Лес – новый храм

Прощение – это не мешок с деньгами, с которым радостно убегают, потому что долги прощены. Я хочу существовать совершенно человеческим образом, быть человеком – тем, кто отличает добро от зла, видит зло в мире и ненавидит его, потому что прощение – высшее противостояние злу, а не примирение со злом. Только не давая места диаволу, могу я приближаться к Богу. Как я могу простить, взять на себя последствия греха другого человека, пораженный смертельно собственным грехом? Чем мне заплатить за другого человека, когда я сам бедняк и должник кругом? Где взять мне сердце, способное прощать (то есть искренне любить, достигая высшего добра), в то время, Бог так ценит прощение, что не только Сам прощает, но обязывает всех прощать, и, поскольку Он знает, что мы неспособны дать Ему что бы то ни было, Он берет на Себя все, что происходит с нами, и возмещает отсутствие нашего прощения Своим прощением, и дает его нам. Если мы этот дар не принимаем, мы не принимаем не только наших ближних, но и Бога, и нам нет никакого прощения.

И вот здесь, в притче, заключена решающая, может быть, для судьбы каждого человека и всего человечества тайна. Прощение, которое мы получаем от Бога, открывает нам, что стоит грех. Никто не может знать до конца, как дается прощение, которое превосходит всякую справедливость, если не увидит Сына Божия, ставшего человеком. Прощение дается дорогою ценою – Кровью Христовой. Речь идет не столько о мудрости, сколько о безумии Креста. Через прощение приходит к нам глубочайшее знание греха – и покаяние, открывающее Царство Небесное, и сострадание ко всякому раненому грехом человеку.

«Блаженны, чьи беззакония прощены и чьи грехи покрыты, блажен муж, емуже не вменит Господь греха его» (Пс. 31, 1–2). Наша радость в этом даре благодати не дает нам удерживать его только для себя. Знание, какою ценою мы получили наше прощение, неужели не сохранит нас от дерзости по отношению к тем, кого мы должны прощать?

Среди ада земли мы – не ангелы, мы слабые люди. Мы сражаемся с грехом, но и у нас много грехов и обид, и, если мы не прощаем друг другу, зло остается и накапливается в мире, и входит в Церковь, которая от этого перестает быть Христовою. Христианский народ – это не народ силы, это народ, который верит в Иисуса Христа, пришедшего взыскать и спасти погибшее. Это прощенный народ, который, оттого что он прощенный, призван принести Евангелие Божия прощения всем людям. Мы должны со властью сказать и засвидетель­ствовать об этом перед всеми людьми.

В мире существует справедливость, без которой не может быть того, что выше справедливости. Однако высшая несправедливость заключается в отвержении того, что выше справедливости. На последнем повороте истории мы исполним свое предназначение в той мере, в какой будем верны этой тайне. Только вместе со Христом, противостоя несправедли­вости всякого греха, царствующего в мире, можем мы молиться на самом деле вместе со Христом о распинающих нас: «Боже, прости им, не знают, что творят!»

Веруй шёпотом. Павел Эрлих

Случилась с человеком беда – уверовал он в Бога. Понял он вдруг, что Творец реален, Крещение принял (вот лучше бы […]

Случилась с человеком беда – уверовал он в Бога. Понял он вдруг, что Творец реален, Крещение принял (вот лучше бы не крестился пока) и начинает он от всех прятаться: стесняется на людях осенить себя крестным знамением, стесняется выйти на крестный ход, стесняется поститься, стесняется молиться, стесняется ставить в доме иконы (потому что вдруг в гости кто придёт и увидит!), стесняется зайти в храм, стесняется познавать Библию, стесняется взять у батюшки благословение, не считает себя членом православной общины верующих и прочее.

И на всё у него находятся оправдания, на всё находятся отговорки. Например, едет человек мимо храма и, вместо того чтобы осенить себя крестным знамением и коротко помолиться, думает: «Вера должна быть внутри, а не снаружи». И, успокоившись этой мыслью, едет себе дальше. Или, например, проходит мимо иконной лавки и думает: «Ой, какая красивая икона! Но дома её не буду вешать – что я, фанатик что ли какой-то!?» Или смотрит он на Библию у себя в книжном шкафу и думает: «Какой смысл её открывать вообще? В ней всё равно никто ничего не понимает. Да и написано непонятно кем». Поститься ему не надо, потому что «раньше крестьяне постились только по причине весеннего недостатка еды, а теперь с едой всё нормально. И вообще пост – для фанатиков». Приходить в храм на поклон Господу не нужно, потому что «поклоны верующие делают исключительно для улучшения кровообращения в спинном мозге, а у меня с этим всё нормально».

И так до бесконечности. И получается в итоге: одно – не надо, другое – не обязательно, третье – на любителя, четвёртое – для фанатиков, а пятое и вовсе ерунда. В результате стоит перед нами не православный христианин, а какой-то квазиадепт непонятно чего, выдумавший удобную для себя религиозную норму поведения, которая вообще никогда и ни при каких условиях не проявляет его причастности к духовности. Но христианство удобным не бывает.

Зачем крестился, если не исповедуешься, не причащаешься и не желаешь знать своей же веры? Во что веруешь, если не знаешь Христа распятого? Чего ждёшь от своей веры, если сомневаешься во Христе, воскресшем из мёртвых? Посмотрели на такого человека косо в автобусе, он сразу же смутился и забыл про свою веру. Услышал человек эмоциональный комментарий в свой адрес и устыдился Христа или, ещё хуже, оскорбил обидчика в ответ, потому что «ну, это же моя вера, а вера – это святое!». Святое-то святое, да только свята вера, ко Христу приводящая, а не людей оскорбляющая.

Читать еще:  Организация похорон: куда обратиться?

Застенчивое или же, напротив, агрессивное поведение очень часто встречается у новоначальных и связано оно с тем, что уверовавший ещё пока не понимает, что такое Церковь, что такое вера, что такое храм и кто такой Господь Иисус Христос. Он пока не понимает, в Кого уверовал, и для него всё едино: будь то Христос или Будда, будь то Магомет или Ленин, будь то Конфуций или Лао-Цзы, или ещё кто. Для него одинаковы все вероучения планеты. Он сам выбирает из всех знакомых вероучений, как ему кажется, лучшее и генерирует свою религиозную картину мира. На самом же деле он просто выставляет себя за рамки духовной жизни, за рамки Церкви, за рамки богопознания и ставит свой ум и совесть на место реального Творца. В народе самой популярной религией всегда являлась одна: «всё одинаково!». Это можно описать одним словом: безразличие.

Есть такая категория людей, которые всё знают. Они сидят перед мониторами или телевизорами и дают советы туда, в телевизор, как мэру управлять городом, как полиции ловить преступников, как родителям воспитывать детей, как общаться с людьми, как президенту стоит управлять государством, как патриарху нужно себя вести, как верующим нужно верить, как врачам нужно лечить людей и прочее. Эдакие «диванные» специалисты по всем вопросам мироздания. Но на самом деле им безразлично всё. Им давно уже уютно в своём малюсеньком никчёмном круговороте привычек. Им на самом деле безразличен и Господь, и политика, и душа, и врачи, и массовые убийства в Украине, и массовое голодание людей в малоразвитых странах. Их волнует только одно: «Я весь день работал, я плотно поел, а теперь с полным брюхом упаду на диван и буду смотреть сериал. А завтра вечером мы с друзьями рубимся в танчики». Таким людям на самом деле плевать вообще на всё. И христианин не может быть таким! Христианин как человек, призванный к святости, в принципе не может себя вести так, потому что подобное поведение недостойно не только звания христианина, но даже и звания человека. Это образ жизни животного.

Новоначальный по инерции продолжает воспринимать себя частью привычного ему сообщества слесарей (программистов, бухгалтеров, шиномонтажников, физиков и прочее). По инерции продолжает ориентироваться на своих друзей и коллег, вместо того чтобы начать уже прислушиваться к словам Христа. С большим сожалением замечу, что если бы все те, кто принял Святое Крещение, знали, что это такое и зачем они это делают, то подавляющая часть крещаемых просто-напросто убежала бы из храма и Святого Крещения не приняла.

Стоит сразу отметить, что описанное выше чувство смущения необходимо преодолевать. Это чувство с верою просто несовместимо. Невозможно быть христианином, смущаясь при этом своей веры и даже Самого Бога. Святой апостол Матфей в десятой главе Евангелия передаёт нам следующие слова Господа: «Итак всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцем Моим Небесным; а кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным».

В комментарии святителя Иоанна Златоуста на эти строки встречаются такие слова: «Для чего же Он (Господь наш Иисус Христос) не довольствуется только сердечной верой, но еще требует и устного исповедания? Для того, чтобы побудить нас к дерзновению, к большей любви и усердию, и возвысить, почему и говорит ко всем вообще, а не разумеет здесь одних только учеников; не их только, но и учеников их старается Он сделать мужественными».

Если человек не преодолевает смущение, то в нём нет возможности для духовного роста, потому что духовный рост совершается только тогда, когда мы обучаемся именно исполнять на деле то, что в Евангелии заповедал Господь.

Конечно, те, кто читал Евангелие, найдёт там строки, якобы оправдывающие подобную тщательно скрываемую «веру». Например, в шестой главе Евангелия от Матфея мы читаем:
«И, когда молишься, не будь как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц, останавливаясь, молиться, чтобы показаться перед людьми… …Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно».

«Вот видите! – скажут стеснительные новоначальные, – В Евангелии написано, что вера должна быть сокрыта от всех! Чтобы её никто не видел!» К вашему сожалению, дорогие друзья, в этом высказывании Христа передаётся мысль о том, что когда человек молится, он должен молиться не с тем намерением, чтобы видели его люди, а только для Бога. Если вы можете молиться для Бога в людном месте, мысленно не отвлекаясь на людей и не для того, «чтобы показаться перед людьми», то это тоже будет искренняя и настоящая молитва. Здесь Господь как бы говорит: «Если молишься, то молись без тени тщеславия. Перед Богом предстань, а не перед людьми». В комнату же рекомендует зайти только по причине людской склонности к тщеславию. Ведь Сам Господь молился не только в уединении, но и прилюдно. Не говорю уже о том, что Он молился вслух, громко. Это говорит о том, что никакой христианин не должен стесняться молиться вне дома, и уж тем более никакой христианин не должен стесняться молится в храме.

Читать еще:  Губернатор Московской области поздравил мусульман с наступающим месяцем Рамадан

Если же сомневаетесь в этом, то давайте попробуем соблюсти досконально конкретно это слово Господа. Что получится? Получается в итоге, что в храм ходить не надо. Во-первых, потому что в храме нет комнаты, в которой можно было бы запереться (можно, конечно, попробовать запереться во время службы в каком-нибудь подсобном помещении храма, но, думаю, вас неправильно поймут). Во-вторых, потому что в храме, слава Богу, полно людей, которые будут видеть вас во время молитвы. Вот мы и пришли к абсурду. Получается, что Христос как будто бы заповедал верующим не ходить в храм? Конечно же, нет! Евангелие несет совсем другую мысль! А именно: «где бы ты ни был, во время молитвы предстань только пред Богом». Если можешь это сделать в людном месте, то и молись спокойно и уверенно в людном месте. Если есть возможность уединиться – уединись. Если нет – молись как есть. Едешь себе в автобусе, захотел помолиться: закатываешь глаза, трясёшь руками и начинаешь громко говорить ангельскими языками… Шутка, конечно. Глаза можно не закатывать. Лично я обычно не закатываю, чтобы не запнуться на выходе из салона автобуса.

«Не может Господь войти в сердце человека незаметно. Также и Святое Крещение, принятое искренне, не может не переменить человека»

Христианство не может быть комфортным и уютным для обывателя. И Святое Крещение было принято напрасно, если это было сделано без перемены образа жизни. Читая Евангелие, мы видим, что все люди, с которыми контактировал воплотившийся Творец вселенной, ощутили перед Ним свою вину. Различие только в том, что одна часть людей, увидев свою вину перед Богом, захотела устранить из своей жизни грех, а другая часть людей, увидев свою вину перед Богом, захотела устранить из своей жизни Бога. Не может Господь войти в сердце человека незаметно. Также и Святое Крещение, принятое искренне, не может не переменить человека.

В современном мире есть следующая тенденция: каждой группе единомышленников дать каморку, в которой бы эта группа сидела и никого не трогала. Отсюда и получается такое заблуждение: «Ты верь себе на здоровье, только так, чтобы никто, кроме твоих единомышленников, никогда этого не заметил». Следует сделать оговорку, что такой подход, выработанный и практикуемый в наши дни, в принципе не работает, когда речь заходит о христианстве. Вот на обществе филателистов он работает, на обществе бодибилдеров работает, на обществе альпинистов работает, на любом светском обществе такой подход работает. На христианстве – не работает, но не потому, что христиане наглые или непослушные, а напротив – потому что послушные. Только послушные в первую очередь Творцу, а не общественным социальным тенденциям. Евангелие передаёт нам следующее повеление от Христа:

«Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам…» (Евангелие от Матфея, глава 28)

«И сказал им: идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет» (Евангелие от Марка, глава 16)

«И сказал им: так написано, и так надлежало пострадать Христу, и воскреснуть из мертвых в третий день, и проповедану быть во имя Его покаянию и прощению грехов во всех народах, начиная с Иерусалима» (Евангелие от Луки, глава 24)

«Сие же написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его» (Евангелие от Иоанна, глава 20)

Христианство, вопреки желанию атеистического общества, — это не кружок по интересам, наподобие клуба нумизматов, который можно было бы локализовать в нескольких конкретных местах. Христианство — это призыв Творца к Его детям, рассыпавшимся по всему миру: «Возвратитесь, дети-отступники», «возвратитесь, мятежные дети: Я исцелю вашу непокорность».

«Если кому-то не нравится солнечный свет, то это не проблема солнца»

И этот призыв Господь велел передать всем, насколько это возможно. Он как бы говорит: «Передай своим братьям и сёстрам, что Я зову их так же, как и тебя призвал». И если это кому-то не нравится, то это не проблема Творца, это проблема чьей-то конкретной души. Есть Творец, и Он зовёт всех нас домой. Понимаете, если кому-то не нравится солнечный свет, то это не проблема солнца. Господь желает всех людей вытащить из мрака языческих предрассудков и суеверий.

В книге деяний описана ситуация, когда власти схватили апостолов и под страхом смерти повелели им прекратить говорить людям о Христе, «но Петр и Иоанн сказали им в ответ: судите, справедливо ли пред Богом слушать вас более, нежели Бога?».

Вне зависимости от того, какие тенденции и идеи будут актуальны в социуме, христианин, укрепившийся в вере, не станет следовать им. Общество может извращаться и развращаться как ему угодно, но знающий Евангелие христианин имеет предупреждение от Творца: «Входите тесными вратами; потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их».

Апостол и евангелист Иоанн передаёт нам следующие слова Христа: «Иисус сказал ему: Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня».

А также в своём Евангелии он передаёт нам простую заповедь Пресвятой Богородицы: «… что скажет Он вам, то сделайте».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector