1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Молитва о мире в Украине вознесена на «хрущевском» острове

Все за сегодня

Политика

Экономика

Наука

Война и ВПК

Общество

  • Культура
  • История
  • Религия
  • Спорт
  • Россия глазами иностранцев

ИноБлоги

Подкасты

Мультимедиа

  • Фото
  • Инфографика
  • ИноВидео
  • ИноАудио

Дело о хрущевском ботинке

Всю жизнь Нине Хрущевой задавали вопросы о знаменитой эскападе ее деда в ООН. И теперь она решила докопаться до истины

‘Хрущев? Это тот, кто стучал ботинком?’ Боже, сколько можно, мысленно взмолилась я, когда меня в тысячный раз спросили, видела ли я снимки, на которых запечатлен этот инцидент в ООН.

Вообще-то — не видела, и не хотела смотреть. Все эти годы я испытывала некоторую неловкость из-за нецивилизованного поведения моего деда на глазах у всего мира. Собственно, неловко было и всем моим родным, поэтому у нас в семье этот случай никогда не обсуждали.

Итак, в тысячный раз я с извиняющейся улыбкой стараюсь перевести разговор на другую тему. Но мой собеседник настаивает: ‘А почему вы их не видели?’

Действительно, почему? После того, как Хрущева в 1964 г. сняли с должности предсовмина, его имя 20 лет не упоминалось на официальном уровне. С точки зрения властей этого инцидента словно бы и не было вообще — как и самого Хрущева.

‘Да, наверно надо взглянуть на эти снимки’, — я выдавливаю из себя натужную улыбку.

Речь идет о событиях сорокалетней давности, поэтому некоторый разнобой в книгах по советской и международной политике вполне простителен. В них вы найдете целый ряд версий о причинах вспышки хрущевского гнева и даже о том, когда произошел пресловутый инцидент: во время выступления в ООН Гарольда Макмиллана (Harold Macmillan) 23 сентября 1960 г.; в ходе дебатов о приеме в Организацию коммунистического Китая 29 сентября; 4 октября, из-за вопроса о российском вторжении в Венгрию в 1956 г.; в пылу спора о переносе штаб-квартиры ООН. . .

Все это вызвало у меня подозрение: откуда столько разных вариантов? И ни одной фотографии в книгах не приводится! А что если этого скандального происшествия вообще не было? Вот будет забавно: в сороковую годовщину ‘инцидента с ботинком’ выяснить, что это просто ‘утка’! В своем стремлении докопаться до истины я чувствовала себя настоящим Шерлоком Холмсом.

В журналах за октябрь 1960 г. визит Хрущева в США освещен подробнее, чем в книгах. Они сообщали вроде бы обо всем, но история с ботинком и там не встречается ни разу . . . Сердце билось все сильнее. Столько лет я испытывала стыд — и понапрасну! Может быть, весь этот инцидент — просто байка, порожденная общей склонностью Хрущева к экстравагантным поступкам? Известно, что в ООН советский лидер не стеснялся в выражениях, перебивал выступающих, в знак протеста стучал кулаком по столу, топал ногами, даже свистел. Но все это, однако, не годилось в качестве зримого символа ‘холодной войны’.

А вот история с ботинком — при всей своей тривиальности и нелепости — отлично для этого подходит: ‘приземленный’ в буквальном смысле предмет водружается на трибуну (революционеры — народ без комплексов; коммунистические убеждения и хорошие манеры несовместимы), ‘попирая’ ее, и тем подчеркивая репрессивный характер социализма. Выходки коммунистического лидера, вроде откровенного заявления в советском представительстве при ООН на Парк-авеню ‘мы вас похороним’, были идеальным ‘материалом’ для тех, кто пытался нагнетать страх перед советским ‘антизападничеством’. И стук ботинка по трибуне был таким же характерным звуком для ‘холодной войны’, как выстрел — для войны ‘горячей’.

Этот стук ботинка, не столь трагичный, конечно, как настоящий выстрел, в мире, разделенном на два военных блока, тем не менее, не воспринимался и как нечто комичное. Я подумала: может быть, этот анекдот стал попыткой Запада внушить такую идею: ‘Да, наш противник нелеп и нецивилизован, но именно из-за этой нелепости и нецивилизованности он способен на все. А значит и мы должны быть готовы ко всему’. Итак, инцидент с ботинком, казалось мне — это анекдот, отвечавший ‘социальному заказу’, политическим потребностям противостояния между социализмом и капитализмом. Одним словам, я была почти уверена — самого этого случая не было. Мой дед невиновен, а мне нечего стыдиться.

Решив, что детальнее всего тогдашние события должны быть отражены в газетах, я начала штудировать статьи о той памятной Генассамблее . . . Но ботинок опять же нигде не встречался. . .

Просматривая газеты, я словно оказалась в другой эпохе — в Нью-Йорк 1960 г. Вторая мировая война закончилась 15 лет назад — раны затянулись, человечество было спасено, и надеялось, что жизнь будет становиться все лучше и лучше. В ООН принимаются еще 15 независимых африканских государств; выдвигаются новые инициативы в сфере разоружения; создается ‘третий’ блок неприсоединившихся стран, решивших обособиться и от капитализма, и от социализма; идут разговоры о ‘мирном сосуществовании’ между Востоком и Западом: в общем, будущее выглядит многообещающим. На сессию ООН в 1960 г. собираются выдающиеся политики — лидеры больших и малых стран: президент США Дуайт Эйзенхауэр, британский премьер Гарольд Макмиллан, советский премьер Никита Хрущев, глава Кубы Фидель Кастро, индийский премьер Джавахарлал Неру, президент Югославии Тито, президент Египта Гамаль Абдель Насер и многие другие.

Каждый стремился внести свой вклад в укрепление единства мирового сообщества. Но, несмотря на эти благие намерения, сессия Генеральной Ассамблеи в 1960 г. стала самой скандальной за всю историю ООН. Запад и Восток до хрипоты доказывали собственную правоту, нейтралы спорили друг с другом буквально по каждому пункту. Африканские государства, пользуясь поддержкой Советского Союза, сами по некоторым вопросам выступали вразрез с советским лидером. Кастро постоянно всех будоражил. ‘Никита-ураган’ не упускал ни одной возможности усугубить и без того острую ситуацию. Президент Эйзенхауэр ничего не делал, чтобы смягчить напряженность. Остальные были разочарованы действиями обеих сверхдержав.

Сентябрь подошел к концу, начался октябрь. Красноречие и возбужденность Хрущева начали утихать. Он стал спокойнее. Все делегаты устали, некоторые главы государств уже уехали. Исчерпались и указанные в книгах поводы для хрущевской ‘вспышки’.

Добравшись до газет за 10 октября 1960 г., я уже была убеждена, что ботинок Хрущева все время оставался там, где положено — на ноге. Как и все ньюйоркцы 40 лет назад, я хотела, чтобы он, наконец, отправился домой. Я словно читала хороший детектив, и теперь, когда развязка приближалась, боялась, что героя поймают на какой-нибудь дурацкой ошибке до того, как дело закончится в его пользу.

В тот день Хрущев объявил, что покинет США в четверг, 13 октября. ООН и Нью-Йорк вздохнули с облегчением, я тоже. Во вторник, 11-го, советский лидер в последний раз выступал в ООН. Дискуссия, как обычно, была накаленной, но о ботинке не сообщалось. Я мысленно умоляла деда: ‘Ну давай — ты сделал все, что мог! Пожалуйста, езжай домой. Мы все устали’. Но, просматривая общенациональную американскую прессу за среду, 12 октября 1960 г., я наконец увидела на первых полосах газет пресловутый снимок: вот он, Никита Сергеевич со своим ботинком. Сердце заныло. Я испытала шок — наверно не меньший, чем те, кто собрался в зале ООН 40 годами раньше. Глотая слезы досады, я несколько минут смотрела на расплывающийся перед глазами газетный лист — потом слова начали складываться в предложения.

Глава филиппинской делегации, сенатор Лоренцо Сумулонг (Lorenzo Sumulong), выразил удивление тем, что Советский Союз так беспокоится насчет империалистической политики Запада — ведь сам он ‘поглотил’ всю Восточную Европу. Таким разъяренным Хрущева еще не видели. Он обозвал беднягу филиппинца ‘прихвостнем и холуем американского империализма’, а затем снял ботинок и начал стучать им по столу.

Советский премьер покинул Америку, как и обещал, в четверг. По его мнению, дело было сделано. Закончились и мои поиски ‘события, которого не было’. Но свое ‘расследование’ я провела не напрасно: оно избавило меня от чувства стыда. Возможно, мне не удалось реабилитировать деда перед всем миром, но я реабилитировала его в собственных глазах, поняв мотивы его поведения.

Читать еще:  Армянская церковь строится в России и празднует юбилей прихода в Эстонии

По мнению Хрущева, налицо были все признаки того, что западные державы третируют СССР и относятся к нему с недоверием: пролет самолета-шпиона U-2 над российской территорией, сам факт которого президент Эйзенхауэр полностью отрицал; доктрина Монро и американское эмбарго против любимого ‘протеже’ советского лидера — Кубы; наконец, отвергнутый советский план в области разоружения, ставший первой официальной попыткой Москвы наладить мирное сосуществование с Западом. Капиталисты, полагал Хрущев, считали его не достойным оппонентом, а водевильным персонажем. Что ж, ладно, тогда он и будет вести себя соответственно. Трибуна ООН была нужна ему для того, чтобы донести до Запада важную мысль: социалистический мир следует воспринимать всерьез. Он хотел, чтобы его услышали. Однако рядом с благородным Макмилланом, хитроумным Эйзенхауэром, рафинированным де Голлем и мудрым Неру низкорослый Никита Сергеевич все равно выглядел невзрачно.

И, вместо того, чтобы действовать и выступать по канонам традиционной дипломатии, он решил сломать ритуал и создать собственный стиль. Этот стиль, соответствующий его целям, должен был отличаться от манеры поведения западных лицемеров, умеющих произнести все нужные слова, но действующих по холодному расчету. Он будет поступать с точностью до наоборот — говорить резче, чем думает. И трагикомический инцидент с ботинком должен был провести водораздел между сверхдержавами не только в плане политического курса, но и в плане дипломатического стиля.

Будучи талантливым актером, Хрущев хотел эффектно и убедительно ‘уйти со сцены’, и вот что вышло: премьер так сильно барабанил кулаками по столу, что его часы свалились на пол. А новые ботинки, сделанные из прочной кожи советской выделки в особом ателье для номенклатуры, ему жали, поэтому Хрущев их попросту снял. Нагнувшись за часами, он увидел стоящи на полу ботинки, и понял — это то, что надо!

Все это рассказали мне родные, когда заклятие неловкости развеялось, и мы, наконец, смогли поговорить об этом случае. Но меня и сейчас не оставляет мысль: если бы ‘инцидента с ботинком’ не было, его следовало бы выдумать. Лучший анекдот — тот, что отражает нравы и характер эпохи. И история с ботинком стала ярким символом ‘холодной войны’ — возможно единственного конфликта в истории, в ходе которого ‘мирно сосуществовали’ страх и юмор.

Сегодня все это, конечно, дело прошлое — и казалось бы, ну и бог с ним! У мира теперь новые лидеры, новые войны, и новые страхи.

Но лично меня успокаивает мысль, что история порой дает нам возможность превратить устрашающую реальность в забавный анекдот. Может быть сегодня, когда бомбежки и миротворческие операции не дают результата, нам снова стоит обратиться к такому средству, как смех? Он ведь, как известно, полезен — продлевает жизнь.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Как жилось в СССР в хрущёвские времена?

Часть 5. Карибский кризис глазами студентов

Мои воспоминания о хрущёвском времени, естественно, носят субъективный характер, однако мои сверстники-студенты, да и последующее окружение уже из другого времени, оценивали события 1962 г. примерно одинаково.

Кубой во времена Хрущёва болели все. Красавец Фидель, его борьба, революция, продолжительные зажигательные речи — удивительный экзотический остров у всех вызывал восторг и сочувствие.

В институте организовали большую концертную программу, посвященную кубинской революции. На заднике сцены актового зала развевались красные полотнища с Фиделем и Че Геварой.

Справа в большом простенке прикрепили огромный портрет Хрущёва с тремя седыми волосинками на лысой голове и оттопыренными ушами в паре с красавцем Фиделем в берете. Они сплели поднятые вверх руки на фоне флагов Кубы и СССР, а под ними большими буквами текст: «Куба не одинока!» В левом простенке разместили портрет Фиделя Кастро, а под ним плакат: «Свобода Кубы под угрозой!»

На заднике повесили белый экран, где показывали без звука кинохронику, и на её фоне проходил концерт с кубинской тематикой. Танцевальный коллектив плясал кубинские танцы под аккомпанемент нашего квартета. Солисты пели песни, посвященные Кубе, ее борьбе. Наш солист Василий Кондрашёв исполнял Магомаевскую песню «Куба — любовь моя» и др.

Солистка диксиленда Лариса Майтова (впоследствии стала моей женой) пела сольно и в группе. Одна мелодия в ритме самбы мне нравилась больше всего — задорная, звонкая и мелодичная. Контральто Ларисы звучало замечательно, а я играл красивую увертюру на кларнете, тема которой сокращённо повторялась на саксофоне-теноре в проигрыше середины песни. После исполнения припева мы уходили на коду, повторяя тему с моим соло на кларнете. Концерт прошёл на «ура»! Всё, что было связано с Кубой, воспринималось с большим энтузиазмом.

На следующий день до работы на заводе, где мы трудились по воле хрущёвской реформы образования, был организован митинг в поддержку Кубы. Но прежде, чем рассказать о нём, напомню читателю о драматических событиях октября 1962 года.

Думаю, что воспоминания о Карибском кризисе (так называют это событие у нас в стране) участились не случайно. Отношения Америки и России переживают новый кризис. США назвали Россию одним из главных врагов. Вот почему сегодня многие вспоминают те далёкие времена.

Эксперты отмечают, что Байден горячей войны не хочет, но не понимает, что риторика ненависти может привести к катастрофе просто по случайности. Нарастание напряженности на украинском направлении может закончится тем, чего мы все так опасаемся, — прямым военным столкновением России, США и НАТО с непредсказуемыми последствиями.

Полвека назад, в октябре 1962 года, две сверхдержавы уже были на грани ядерной войны, которую сумели предотвратить Кеннеди и Хрущев, как бы к нему не относиться.

Не буду пересказывать события — они имеют широкую известность, но поскольку я пишу о Хрущёвском периоде советского времени, не могу не остановиться на роли самого Хрущёва в Карибском кризисе.

Вот что пишет Российская газета по этому поводу:

Итак, осенью 1962 года мир стоял перед настоящей опасностью ядерной войны между двумя сверхдержавами. И реального уничтожения человечества.

В официальных кругах США, среди политиков и в СМИ одно время получил распространение тезис, согласно которому причиной Карибского кризиса явилось якобы размещение Советским Союзом «наступательного оружия» на Кубе, а ответные меры администрации Кеннеди, поставившие мир на грань термоядерной войны, были «вынужденными». Однако эти утверждения далеки от истины. Их опровергает объективный анализ событий, предшествовавших кризису.

А вот что говорил сам Хрущёв:

Поскольку американцы уже окружили Советский Союз кольцом своих военных баз и ракетных установок различного назначения, мы должны заплатить им их же монетой, дать им попробовать собственное лекарство, чтобы на себе почувствовали, каково живется под прицелом ядерного оружия.

Отправка советских баллистических ракет на Кубу из СССР в 1962 году была инициативой конкретно Хрущева. Никита Сергеевич, потрясавший ботинком на трибуне Генассамблеи ООН, не скрывал своего желания «засунуть ежа в штаны американцам» и ждал удобной возможности. И она наступила.

В марте 1962 года на совещании в КПСС, по воспоминаниям выдающегося советского дипломата и разведчика Александра Алексеева (Шитова), Хрущев спросил его, как прореагирует Фидель на предложение установить на Кубе наши ракеты.

Фидель Кастро не отверг эту идею. Хотя он прекрасно понимал, что размещение ракет повлечет изменение стратегического ядерного баланса в мире между социалистическим лагерем и Соединенными Штатами. Американцы уже разместили боеголовки в Турции, и ответное решение Хрущева разместить ракеты на Кубе было своего рода «ракетным уравниванием шансов».

Конкретное решение о размещении советских ракет на Кубе было принято на заседании КПСС 24 мая 1962 года. А 10 июня 1962 года, до июльского приезда Рауля Кастро в Москву, на совещании в КПСС министр обороны СССР маршал Родион Малиновский представил проект операции по переброске ракет на Кубу. Он предполагал размещение на острове двух видов баллистических ракет — Р-12 с радиусом действия около 2 тысяч километров и Р-14 с дальностью в 4 тысячи километров. Оба типа ракет были снабжены ядерными боеголовками мощностью в одну мегатонну.

И это Хрущёву блестяще удалось: советские ракеты убойной силы не только разместились в сотне километров от Америки, но в США целый месяц не знали, что они уже развернуты на Острове свободы!

Читать еще:  Здійснено підпал храму УПЦ у Миколаївській області

Всё это большая политика, а мы, группа студентов факультета МТД Воронежского лесотехнического института, встретили кульминацию этих событий на вагоноремонтном заводе, куда нас занесло по воле решений партии, правительства и лично с реформой высшего и среднего образования.

В октябре, в разгар противостояния СССР и США, студенты, как всегда, явились на работу без пятнадцати восемь утра на территорию завода, а там уже гремел митинг. На спортивной заводской площадке под баскетбольными щитами мы увидели столы, накрытые красной материей, стулья. На них восседало заводское начальство, которого мы не знали. Народу было порядочно.

Приладили микрофон, усилитель, и лысый, плотный мужик начал вещать что-то про Кубу, про блокаду острова Свободы, размахивал руками, орал, что мы не останемся в стороне, мы протянем руку помощи угнетенному кубинскому народу!

Мы спросили у крайних, что тут происходит? Тётка в зелёном платке серьёзно ответила:

— Война, наверное, хлопцы, будет… С Америкой!

Мы обалдело раскрыли рты, но мурашки пробежали. А тем временем митинг заканчивался. Лысый объявил:

— Кто добровольцем на Кубу, из отслуживших армию, прошу пройти к столу и записываться.

Вышло несколько мужиков. Я обратил внимание на их лица — решительные, угрюмые и сосредоточенные.

Митинг закончился, и народ неспешно рассосался по своим цехам. Мы в курилке продолжили обсуждать события. Вскоре появился наш бригадир Василич — здоровый мужик в широком рабочем комбинезоне и кирзовых сапогах:

— Чё расселись, бурсаки? (Василич иногда поражал нас своей начитанностью) Кто за вас работать будет?

— Мы на войну собрались, Василич, — выкрутился мой рыжий приятель, Володька Плотников.

— Иди, вояка… работай, без вас обойдутся.

Мы встали и пошли по своим рабочим местам, но в цехе оборудования ещё не включали. В воздухе повисла какая-то нервная и пронзительная тишина.

События 1962 г. по разному оцениваются экспертами, однако я впервые увидел такое единение народа и поддержку непопулярного в народе лидера.

А Фиделя Кастро в нашей стране очень любили. Мне позже рассказывал мой старый приятель из циркового оркестра о посещении Фиделем Воронежа летом 1972 года в сопровождении . Я в это время работал и проживал в Ростове-на Дону.

Фиделя встречали цветами, как родного. Город пестрел лозунгами на испанском и русском языках: «Братский привет трудящимся Республики Куба, строящим социализм!», «Добро пожаловать, дорогой товарищ Фидель Кастро!»

Кубинский лидер пробыл в Воронеже два дня. За это время побывал на Нововоронежской АЭС, в сборочном цехе Воронежского авиационного завода и на других предприятиях. Толпы людей выходили на улицу, чтобы встретиться с Фиделем Кастро и сфотографировать его. Когда его кортеж проезжал по центральным улицам города, он приветствовал жителей и махал рукой. Некоторым удалось даже обнять кубинского лидера и пожать руку. Он неоднократно подходил к людям, стоящим за ограждением.

Позже я узнал, что, оказывается, единственный сын Фиделя Кастро — Фидель Кастро Диас-Баларт, сопровождавший отца во время поездки в Воронеж в 1972 году, в конце 60-х два года проучился на физфаке ВГУ под именем Хосе Рауль Фернандес (Фиделито), затем продолжил обучение в МГУ и работал в Дубне в институте ядерной энергии имени . Защитил кандидатскую и докторскую диссертации.

Молитва о мире в Украине вознесена на «хрущевском» острове

Здравствуйте, уважаемые читатели! В исследовании «Дело авиаторов» (альманах «История и публицистика») сделано дополнение:

«Кстати, о пытках. На хрущёвском следствии из бывшего начальника Следственного управления НКВД генерала-лейтенанта Влодзимирского удалось вытянуть такие признания:

«В моём кабинете действительно применялись меры физического воздействия… к Мерецкову, Рычагову, … Локтионову. Били арестованных резиновой палкой, и они при этом, естественно, стонали и охали. Я помню, что один раз сильно побили Рычагова, но он не дал никаких показаний, несмотря на избиение».

Я нарочно не ставлю никаких комментариев к «стонали и охали». По одной простой причине — когда бъют резиновой палкой со всей силы, то охи и ахи уступают место истошным воплям. Поэтому можно судить о качестве избиения и вообще подвергнуть сомнению это притянутое за уши заявление Влодзимирского. Следователи которого да и он сам «раскалывали» большинство агентов Абвера, засылаемых из диверсионный школ «Цеппелин», «Аргус» и т.д. Причём большинство «расколотых» не просто признавались в преступных деяниях, но — отправлялись по собственной воле в тыл и внедрялись в состав учебных центров Абвера. Либо — начинали вести вместе с сотрудниками НКВД (НКГБ) радиоигры.

И наконец: следствие по Делу авиаторов началось в мае-июне 1941-го, а было закончено в октябре того же года. Вряд ли подследственные выдержали бы физически и морально каждодневные избиения резиновыми палками — даже охая и ахая. «

Другие статьи в литературном дневнике:

  • 31.07.2012. За миллиард лет. и Дело Авиаторов — мифы и реаль
  • 26.07.2012. Король Барбаросса и особенности русской охоты1
  • 24.07.2012. Война по-военному и по-революционному.
  • 23.07.2012. Король Барбаросса или особенности русской национал
  • 18.07.2012. От нарвы до полтавы пика штыку подруга?
  • 14.07.2012. ***
  • 11.07.2012. ***
  • 06.07.2012. ***

Портал Проза.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Проза.ру – порядка 100 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более полумиллиона страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2021 Портал работает под эгидой Российского союза писателей 18+

Как Хрущёв хотел изменить Конституцию СССР в 1964 году

Конституцию СССР 1936 года называли «сталинской». Никита Сергеевич Хрущёв, развенчав культ личности предыдущего генсека, не мог не захотеть оставить след в истории также и новой советской Конституцией. Он даже начал подготовительную работу по её принятию, но не успел довести её до конца. В октябре 1964 года пленум ЦК КПСС снял Хрущёва с должности Первого секретаря ЦК. И уже новый Первый секретарь Леонид Ильич Брежнев (в 1965 году его должность снова стала называться «Генеральный секретарь», как она называлась в 1922-1952 гг.) заменил «сталинскую» Конституцию СССР.

В какой мере «хрущёвская» Конституция стала прообразом «брежневской»

В 1961 году 22-й съезд КПСС принял программу строительства коммунизма. И уже в следующем году Никита Хрущёв дал распоряжение готовить новую Конституцию СССР, соответствующую этой программе. 25 апреля 1962 года Верховный Совет СССР образовал Комиссию по разработке новой Конституции. Председателем комиссии стал сам Хрущёв. В августе 1964 года Комиссия представила готовый проект Конституции.

После снятия Хрущёва конституционная Комиссия продолжила работу. Брежнев лично возглавил её в декабре 1964 года. Разработанный проект ему не понравился. На переделку ушло почти 13 лет.

«Брежневская» Конституция была преемственна по отношению к не принятой «хрущёвской» Конституции, но всё же заметно отличалась от неё. В то же время «хрущёвская» Конституция сильно отличалась и от «сталинской» Конституции.

В Конституции 1936 года не было идейно-политической преамбулы, в Конституции 1977 года она имелась, и точно также преамбула намечалась в Конституции 1964 года. По содержанию они были почти тождественны, различаясь лишь незначительными формулировками. Более ощутима была стилистическая разница: в «хрущёвской» преамбуле хорошо заметна восторженная пафосность.

И ещё одно стилистическое отличие бросается в глаза при сравнении обоих текстов. В «хрущёвской» Конституции гораздо больше, чем в «брежневской», говорилось о грядущем коммунизме. Зато в ней полностью отсутствовал термин «развитой социализм», характеризовавший, согласно Конституции 1977 года, действительное состояние советского общества. Таким образом, если «брежневскую» Конституцию можно назвать Конституцией «уже построенного развитого социализма», то для «хрущёвского» проекта Основного Закона больше подошло бы выражение «Конституция строительства коммунизма».

Терминологические отличия

Среди отличий «хрущёвской» Конституции от предшествующей и от той, которая в итоге была принята, можно выделить как терминологические, так и концептуальные. Например, Хрущёв предлагал переименовать Советы депутатов трудящихся в Народные Советы. Причём Верховные Советы СССР и союзных республик предполагалось назвать Верховными Народными Советами. Как известно, Брежнев переименовал Советы депутатов трудящихся в Советы народных депутатов, но при наименовании Верховных Советов слова «народных депутатов» не стали употребляться.

Читать еще:  Како увек бити добро расположен?

Вместо Советов Министров СССР и республик Хрущёв планировал учредить Правительственные Советы, а исполнительные комитеты местных Советов переименовать в Президиумы. Брежнев оставил за этими органами власти привычные названия, данные им Сталиным.

Концептуальные отличия

В непринятой Конституции 1964 года привлекают внимание некоторые статьи 11-й главы «Народные Советы». В них есть нормы, которых ни прежде, ни после не было в советских основных законах. Например:

«Статья 114. При каждых выборах состав депутатов Народных Советов обновляется не менее чем на одну треть. Гражданин может избираться в один и тот же Народный Совет не более чем три раза подряд…»

Следующая формулировка позволяет предполагать, что Хрущёв планировал допустить альтернативные выборы в Советы:

«Статья 115. Избранным считается кандидат в народные депутаты, получивший более половины голосов всех избирателей в избирательном округе».

А статья 113 впервые в советских законах упоминала возможность агитации не только «за», но и «против» любого кандидата. В «брежневскую» Конституцию такие нормы не прошли.

Любопытные новшества, также не встречавшиеся в существовавших доселе советских законах, содержались в главе 8-й конституционного проекта – «Основные права граждан»:

«Статья 81. Гражданам СССР обеспечивается свобода передвижения и выбора места жительства на территории СССР. Ограничения этого права возможны только на основании закона.

Статья 82. Граждане СССР имеют право на выезд за границу в установленном законом порядке».

В Конституциях 1936 и 1977 года такие свободы отсутствовали даже декларативно.

Обращает на себя внимание также формулировка статьи 75: «Каждый гражданин СССР и каждая семья имеют право на благоустроенное жильё». То, что жильё должно быть благоустроенным, не предусматривала ни одна из действующих советских Конституций, равно как и ныне действующая Конституция РФ.

Конституция СССР 1964 года, в соответствии с идеей отмирания государства при коммунизме, предусматривала более широкое применение прямого народовластия. Этому была посвящена целая 12-я глава «Прямое непосредственное народное правление». Его проявления делились на три разряда: народные собрания по местам жительства и трудовым коллективам, всенародное обсуждение, референдумы. Изменения основных положений Конституции могли производиться только путём референдума после всенародного обсуждения. Слова «советское общенародное социалистическое государство» стали заголовком 1-й главы (в Конституции 1977 года они сохранились только в тексте 1-й статьи).

Полномочия органов государственной власти могли в некоторых случаях по закону передаваться общественным организациям. Это также делалось в соответствии с представлениями о «переходе к коммунизму». С современной точки зрения, однако, в этой норме легко усмотреть почву для внеправового произвола.

Некоторые формулировки прав граждан были жёстче, чем в «сталинской» и «брежневской» Конституциях, ориентированы на подчинение интересам коллектива и господствующей идеологии. Это касалось, прежде всего, прав на личную собственность и индивидуальную трудовую деятельность, а также зависимости свободы совести от задач «атеистического воспитания».

Наконец, определение Коммунистической партии, как «руководящей и направляющей силы советского общества», появилось именно в «хрущёвском» проекте Конституции.

Молитва о мире в Украине вознесена на «хрущевском» острове

События 18-21 августа 1991г. стали кульминацией горбачевского курса на «перестройку», который в итоге привел к разрушению страны. Но оппоненты Горбачева показали свою полную никчемность. Я помню те события, потому что я тогда в Ленинграде их наблюдал. Реальной поддержки у ГКЧП не было – эти люди совершенно не вдохновили.

Другое дело, что и те люди, которые «выступали за демократию», участвовали в обороне Мариинского дворца, где сидел Ленсовет, где баррикады строили, тоже вели себя странно – если днем туда приходили говоруны с флагами и прочим, то ночью все обращались друг к другу «товарищи ленинградцы» – то есть, в принципе, люди не хотели разрушения Советского Союза, не хотели ликвидации социализма, они рассчитывали добиться, чтобы общество развивалось. А всех нас, кто в этом участвовал, говоря нынешним жаргоном, «развели и кинули». Использовали как массовку для этого разрушения страны.

В принципе, можно сказать, что сейчас события прошедших 20 с лишним лет – все эти «оранжевые революции» – в какой-то степени те события напоминали. В Москве тогда явно была массовка людей, искренне заблуждающихся, а под этим прикрытием наши предатели высшей элиты сдавали страну.

Разрушение нашей страны стало возможным из-за вырождения элиты. Наряду с откровенными предателями — как тот же самый Яковлев, который открыто признавался, что он вступил в КПСС, чтобы разрушать ее изнутри, — были люди, которые оказались явно не на высоте тех задач, которые перед ними стояли. Потому что тут нужно действовать инициативно, решительно. Опять же, в тот период времени мы имели наглядный пример, как нужно действовать – это Китай и площадь Тяньаньмэнь. Там, говоря современным языком, был разгон майдана. Естественно, что погибших было много, но, как показали дальнейшие события в нашей стране, если бы те же самые китайские власти не разогнали свой майдан, то счет жертв пошел бы на миллионы.

И здесь нужно было действовать решительно. А тот факт, что «путчисты» не арестовали Ельцина и прочих наших российских «демократов», зачем-то ввели в город войска, которые не получили никакого приказа – это говорит о том, что люди не понимали, что им делать. Чисто тактически им нужно было попытаться нейтрализовать руководство «демократов» – Ельцина, его окружение. Это могло бы помочь. Но к этому времени, по большому счету, ГКЧП уже проиграл. Дело в том, что к тому моменту – к концу 80-х, началу 90-х – фактически не было нормальной альтернативы этому горбачевскому курсу на разрушение страны. Тогдашние охранители демонстрировали полную беспомощность и непонимание ситуации.

Можно сказать, что общество хотело перемен, потому что эта вся «эпоха застоя» достаточно надоела. Если сравнивать качество жизни тогда и сейчас, тогда жили, конечно, неплохо, но людям хотелось перемен. Но эти перемены люди видели в наведении порядка — что нужно сажать и расстреливать воров и взяточников, прочих такого рода людей. Поэтому даже, я помню, когда при Андропове людей начали вылавливать в ресторанах – это большинством общества воспринималось с одобрением. Реформы были нужны, но не в том направлении, в каком были сделаны.

600? ‘600px’: ‘100%’ ); width:100%;» title=»ГКЧП|Фото:» alt=»ГКЧП|Фото:» src=»https://media.nakanune.ru/images/pictures/image_big_82461.jpg» />

И нужно понимать, что когда происходит революция, то легитимность определяется на правах сильнейшего. За кем оказывается сила – тот и легитимен. Поскольку за ГКЧП силы не было – они и проиграли. Не надо впадать в этот «юридический идиотизм», которым, к сожалению, у нас многие страдают, и рассуждать о законности-незаконности. Тут в первую очередь важно наличие силы.

А для этого должны быть соответствующие лидеры. Грубо говоря, для ГКО – был Сталин, а у ГКЧП, к сожалению, Сталиных не было, не было даже фигур уровня того же Молотова, Берии. В августе 1991 г. «ловить» особо было уже нечего. Нужно было действовать хотя бы за несколько лет до этого, но тогдашняя элита на такие действия была неспособна.

Если уж копнуть совсем глубоко, то фактически эти события 1991 г. были предрешены в 1956 г., когда Хрущев сделал свой пресловутый доклад о культе личности. Тогда что получилось – при Сталине у нас была такая модель общества, когда с элит очень строго спрашивалось. Это довольно редко встречается и в нашей истории, и в мировой истории — как правило, люди, которые попали «наверх», становятся неприкосновенными, а у нас, за свои промахи и ошибки очень строго спрашивали при Сталине. И фактически на XX съезде Хрущев заключил неформальное соглашение с тогдашней элитой о том, что она теперь становится неприкосновенной в обмен на поддержку Хрущева. Как известно, тогда КГБ было запрещено вести разработку против высших партийных функционеров, поэтому когда были сигналы о том, что тот же Яковлев предатель, – это все игнорировалось. А после этого началась постепенная деградация элиты.

И в начале 80-х гг. один за другим стали умирать члены Политбюро «старого закала», те, которые участвовали в Великой Отечественной войне. Пришедшие к ним на смену — это были либо люди никчемные, либо предатели, которые сознательно собирались разваливать страну и изменить строй, чтобы обменять власть на собственность.

Автор документальных книг и исследований по истории Советского Союза Игорь Пыхалов специально для Накануне.RU

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector