1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Перепись радикалов: 5 опасных исламистских сект по версии епархии, исламоведа, имама и муфтия

Содержание

Перепись радикалов: 5 опасных исламистских сект по версии епархии, исламоведа, имама и муфтия

В Храме на Крови презентовали книгу, рассказывающую о современном исламе. Один из соавторов — известный религиовед Роман Силантьев считает, что история этой религии изучена достаточно хорошо (где зародилась, как распространилась и т.д.), однако не хватает актуальных сведений.

Конференц-зал Храма на Крови был заполнен под завязку. Слушатели не только заняли все кресла, но и толпились в проходах. Тема лекции — взаимодействие с мусульманами. Митрополит Екатеринбургский и Верхотурский Кирилл, представляя Романа Силантьева, назвал его «большим другом епархии».

В отличие от православных, у мусульман нет единого центра, поэтому взгляды по многим ключевым вопросам у различных течений отличаются принципиально. По словам Романа Силантьева, ислам, который исповедовали сто лет назад, сильно отличается от нынешнего, эволюция происходит быстро.

Роман Силантьев, исламовед:

— Какой правильный ответ на вопрос об отношении ислама к музыке? Нельзя однозначно сказать, что либо положительное, либо отрицательное. Говорить правильно нужно так: есть направления, где музыку категорически не признают, есть — где признают, но с определенными ограничениями, есть такие, где признают полностью. Точно такое же отношение может быть, например, к халяльному питанию.

В Свердловской области мусульмане имеют 65 общин и семь юрисдикций. Средний Урал является лидером среди российских регионов по числу зарегистрированных мусульманских организаций. Почти все общины ведут активную деятельность, но при этом уровень вражды между ними сегодня невысок.

Нередко радикальным исламистским сектам удается маскироваться, прикрываясь верой. Так по каким же признакам отличить ваххабитов от представителей традиционного ислама?

Идентифицировать агрессивных исламистов можно также по нескольким вопросам:

  • Как следует хоронить покойных?

Важной чертой ваххабитов является ненависть к некрополям, мавзолеям.

  • Как относитесь к войне в Сирии?

Агрессивные исламисты считают войну в Сирии восстанием народа против тирании.

В контексте темы экстремистских сект Роман Силантьев вспомнил мечеть «Рахмат», которую удалось выселить из здания на Проспекте Космонавтов. Несмотря на то что религиозная община переехала недалеко — в Верхнюю Пышму, ученый считает, что строить на Урале халифат — бесперспективно.

Роман Силантьев:

Экспансия ислама зачастую происходит за счет террористических организаций, а новоявленные мусульмане склонны к экстремизму. В пример Силантьев привел Саида Бурятского (при рождении Александра Тихомирова) — участника террористических групп и одного из идеологов северокавказского вооруженного подполья, а также руководителя организации «Иман» Антона Шпака из поселка Рефтинский. «Но действительно ли там есть ценности ислама?» — задается вопросом религиовед.

Пункт вербовки в ИГИЛ или дом правоверных мусульман. Репортаж 66.ru из «логова уральских экстремистов»

В книге Силантьев выделяет пять основных групп среди деструктивных сект:

  • Классические ваххабиты, именующие себя салафитами («Имарат Кавказа»);
  • Ихваны, или «Братья-мусульмане»;
  • Хизбуты (сторонники террористической организации «Хизб-ут-Тахрир»);
  • Таблигиты (адепты экстремистской пакистанской секты «Таблиги джамаат»);
  • Секты группы «Нурджулар».

Развитие интернета и соцсетей позволило ваххабитам насытить Рунет сотнями сайтов, которые до сих пор, несмотря на усилия Роскомнадзра, количественно превосходят ресурсы традиционалистов. Параллельно была развернута вербовка в местах заключения, пишет Силантьев.

Влиятельным защитником радикально настроенных мусульман, по мнению исламоведа, стал муфтий Равиль Гайнутдин, лидер Совета муфтиев России. Кстати, 38 человек из этой организации оказались причастны к преступлениям, связанным с распространением наркотиков, или пособничеству терроризму.

Роскомнадзор убил Telegram-бота 66.RU.
Подписывайтесь на резервный канал.

Славянские народы исповедующие Ислам

Славяне (slavyane) взаимодействовали с народами ислама в торговых делах издревле. Постепенно отдельные части и группы славянских народов, сохраняя за собой свое славянское самосознание и собственный язык, обратились в ислам. На современном этапе истории славяне мусульмане делятся на несколько групп и представлены разными народами. Славяне мусульмане являются очень религиозными приверженцами Ислама.

Известны южные славяне мусульмане – торбеши или македонцы, помаки или мусульманские болгары, горанцы или македонцы или сербы по происхождению, которые проживают в Горе и Метохии. Также славяне мусульмане представлены боснийцами или бошняками, потуреченцами или муслиманами. Самые известные славяне мусульмане – это сербы.

Общество и власти не готовы к взрывному развитию Ислама

Тревога мусульман по всей стране нарастает. Идет давление на активных верующих… Запрещаются мусульманские платки… Запрещаются сборники хадисов и перевод Корана… По федеральным каналам лидер думской фракции кричит в лицо мусульманам – Мы вас всегда ненавидели.

Русская молодежь собирается на погромы рынков и торговых баз… Сергей Доренко призывает за каждого убитого русского парня расстреливать по десять кавказцев… Московские власти бьют себя в грудь и клянутся не дать мусульманам ни одной новой мечети…

Причины ненависти

Что происходит со страной?!

Мусульмане не могут понять причин такой ненависти… И боятся признаться даже самим себе в масштабах надвигающейся катастрофы… Однако ни муфтии, ни журналисты, ни главы мусульманских регионов не могут внятно объяснить причины происходящего…

На мой взгляд, причины стремительного роста неприятия и откровенной ненависти к мусульманской общине, а также растущего административного и силового давления на мусульман заключается в одном простом факте.

Данный факт заключается в том, что мусульманская община развивается слишком стремительно. А окружающее мусульман общество и государственные структуры не готовы к столь стремительному росту активности, сознания и влияния мусульман.

Дело в том, что мусульман на протяжении последних полутора сотен лет привыкли видеть слабым и почти исчезающим сообществом. И все общество, и все чиновники, и все даже все наши близкие и земляки привыкли жить в таком мире, где голоса мусульман не было слышно, а их самих не было видно.

И вдруг такой взрывной выход бурлящей мусульманской общины на авансцену российской истории, случившийся, буквально, в последние 15 лет! Мусульмане вдруг оказались везде – в бизнесе, в науке, в СМИ, на улицах, рынках, университетах…

Мусульмане начали стремительно менять привычные расклады в обществе и привносить в устоявшийся мир новые правила и новые принципы… Привычный всем россиянам, чиновникам, силовикам, нашим близким и землякам мир начал, буквально, рушиться…

И кто всему этому виной в глазах всего остального общества? Конечно, дерзкие выскочки – мусульмане. Быть может, я несколько сгущаю краски. Но мне кажется, что данная картина все же близка к той картине, которую представляют себе люди далекие от ислама и мусульман.

Как же быть мусульманам в подобной ситуации? И есть ли вина самих мусульман во всей данной ситуации? Думаю, что скорее всего, наша вина в подобной ситуации есть и она значительна.

Степень вины

И вина эта заключается в том, что мусульмане все пост-советские годы были заняты только внутренними проблемами – проблемами собственной общины. А если голос мусульман и был обращен вовне их собственной общины – то только для призыва окружающего общества в Ислам.

Данный факт вполне объясним недостаточным уровнем знаний мусульман, недостаточным кругозором, опытом и так далее. Но факт остается фактом – за все годы после краха Союза у мусульман России не находилось понимания, сил, ресурсов, знаний и опыта заговорить на понятном языке с окружающим обществом, чтобы просто снять его растущие страхи.

Ведь общество очень инерционно. И оно очень долго привыкает к стремительным изменениям вокруг него. Любые резкие и революционные социальные изменения пугают его, и оно спешит отринуть их от себя. А о властях и говорить нечего. Поскольку любой чиновник в десятки раз более осторожен и тревожен, нежели простые обыватели.

А мусульмане не задумывались все последние годы над данным фактом. Мусульман не хватало на то, чтобы работать с окружающим обществом и с властями. Работать кропотливо и терпеливо – ходить на встречи, приглашать к себе в мечети, участвовать в совместных мероприятиях…

День за днем доказывать своим соседям и чиновникам, что мусульмане не несут в себе вражды, и что они по прежнему – часть того же общества, что и все остальные… Подобная работа вообще не обсуждалась среди активных мусульман. А многие над такими предложениями даже посмеивались.

То есть, мусульмане все последние годы не замечали растущей тревоги, беспокойства, недоверия страхов, неприятия и ненависти по отношению к себе. И данная наивность и близорукость мусульман сегодня выходит нашей общине боком.

Изменение логики

Ситуация, в нескольких словах, свелась к тому, что мусульманская община в пост-советский период наращивала свою активность и влияние во много раз стремительнее, чем готовность окружающего общества и властей с этими изменениями смириться.

А работать над увеличением готовности общества и властей принять новый статус мусульман было некому. Как и работать над укреплением доверия к мусульманам, снятием страхов и нивелирования растущей ненависти.

Это как если начать стремительно начать возводить на зыбкой почве огромный небоскреб, не проводя никаких работ по укреплению фундамента. Если все наши приведенные выше выкладки правильны, то мусульмане должны сменить логику развития собственной общины.

Каждый новый шаг на общественном, публичном, информационном, политическом поле мусульманской общины должен сопровождаться пятью, а если надо и десятью шагами по работе над увеличением понимания и доверия со стороны общества и властей.

В ином случае, мусульманам не вырваться из той западни, в которой они оказались сегодня. А для организации подобной работы нашей общины нужна армия специалистов нового уровня – журналистов, юристов, социологов, конфликтологов, менеджеров социальных и информационных проектов и много еще каких экспертов и технологий.

Читать еще:  Духовный лидер мусульман Таджикистана выступает за диалог конфессий

Препятствия в ликбезе

Новой власти предстояло проделать огромную работу, поэтому на быстрые результаты рассчитывать не приходилось. Но все же по состоянию на осень 1920 года в России работало около 12 тыс. ликпунктов. Они были далеки от идеала. В школах не хватало мебели, учебников, письменных принадлежностей. Особенно тяжело было отдаленным селам. Там даже выдавали методички с рекомендациями, как обойтись без бумаги, карандашей и чернил.

В самом начале кампании сложно было найти учителей. Ликвидаторами безграмотности могли стать лишь люди, разделяющие идеи коммунизма. На занятиях кроме грамоты учащимся разъясняли правила социального поведения, личной гигиены. Не забывали и о целях строительства советского хозяйства.

Очень много людей не хотели обучаться грамоте. Особенно тяжело приходилось с крестьянами, которые не видели в этом необходимости. Все что им было важно по хозяйству, они и так знали. Народы Севера были оскорблены необходимостью что-то учить. По их представлениям обучать нужно собак и оленей, а человек способен и сам во всем разобраться.

Правительству приходилось использовать метод кнута и пряника. Старательным ученикам выдавали дефицитные товары. Всем учащимся устраивали торжественные вечера. С прогульщиками боролись при помощи штрафов. В некоторых регионах устраивали показательные судебные процессы, арестовывая несчастных.

Вопросы и ответы по теме

С чего можно начать изучать Ислам после его принятия?

Начните с чтения перевода Корана, например, у нас на сайте в разделе «Коран», с чтения хадисов Пророка (Сунны), которые дают понять, как поступал, думал, действовал пророк Мухаммад (да благословит его Аллах и приветствует), как относился к тем или иным событиям. Раздел хадисов смотрите у нас на сайте. В нем собрано более 900 хадисов с богословскими комментариями и пояснениями.

Становясь религиозно практикующим, нужно ли менять свое имя, когда оно не является арабским?

К какому бы языку имя ни относилось, нет канонической необходимости его менять, кроме как в том случае, если оно несет явно агрессивное, плохое, отрицательное значение.

Мусульманским считается любое имя на любом языке, имеющее положительное значение.

Правда ли, что в Исламе можно найти ответы на все вопросы?

На многие — можно, как и на все. Все зависит от отвечающего и его умения мыслить и анализировать.

Как человеку, недавно принявшему Ислам, определить, к какому течению примкнуть, ведь каждое утверждает, что оно истинное и правдивое?

Ни к каким течениям, а особенно сектам, примыкать не нужно. Вы ведь сознательный человек, имеете собственный разум, поэтому должны отбросить всякие мысли о «единственно верных течениях». Есть Священное Писание от Господа, есть наследие последнего Пророка, есть авторитетные ученые, которые доносили и доносят до нас формы практики и применения всего этого. Читайте, просвещайтесь и не старайтесь охватить все, а примените хотя бы малое, но на постоянной основе.

Каких авторов лучше всего читать: арабских, турецких или. Какой перевод Корана более точный?

Каждый автор имеет своего читателя. В большинстве случаев всякий автор пишет книгу, обращаясь к своему народу и говоря именно на языке местного менталитета. Поэтому читайте того, который близок вам по духу и миропониманию.

Перевод могу порекомендовать только свой, так как лишь он на данный момент является богословским переводом смыслов Священного Корана на русский язык.

Религия — это единственный путь к Богу или есть другие?

За всю историю человечества из числа людей было избрано Богом более ста тысяч пророков и посланников, о чем оповестил нас заключительный и последний из них. Именно они и очерчивали возможные и наиболее краткие пути к Господу миров.

Мы с сестрой решили начать читать намаз. Мы всю жизнь верим в Аллаха, но нам сказали, что прежде, чем начать, нужно произнести особое выражение принятия Ислама. Не могли бы вы разъяснить, как и с чего нам начать? Элина, 22 года.

«Особого выражения» не нужно, так как вы до этого были (1) верующей, (2) этнической мусульманкой.

Моя близкая подруга-христианка очень хочет принять Ислам. Она сама пришла к этому, я тоже ее поддерживаю в выборе. Она боится, что мама узнает и будет против. Что ей делать? Обязательно ли надо говорить родителям и к кому можно обратиться, чтобы с ней пообщались и она произнесла шахаду? Омар.

На начальном этапе, когда еще мало что сформулировано для самого себя, заявлять об этом другим людям, даже близким, не следует. Это может показаться вызовом и создаст конфронтацию.

К сожалению, в сознание общества въелось много негативных стереотипов об Исламе. Самосовершенствование (успехи в учебе, работе, распорядок дня, порядочное окружение, здоровый цвет лица) вашей подруги даст понять ее маме, что причин для беспокойств нет.

Мой отец — мусульманин, а мать — православная. Когда я родилась, мулла прочитал мне на ухо азан, а через несколько дней мама отвела меня в церковь и крестила. Могу ли я принять Ислам и считаться мусульманкой? Ведь говорят, что, однажды поменяв веру, ты уже не сможешь вернуться в Ислам. Но ведь мне поменяли веру не по моей воле. Я считаю себя мусульманкой, но все же меня очень волнует этот вопрос. Как мне лучше поступить? Снова пойти в мечеть и принять Ислам? Алия.

Выбор за вами. Вы становитесь мусульманкой, когда соглашаетесь с шестью столпами веры, пятью столпами религиозной практики и произносите свидетельство Единобожия.

Я — православная христианка, крещеная именем Ольга. Мне 21 год. Мои родители русские. Я студентка.

Этот год был очень тяжелым для меня. Умерла моя бабушка, которая была для меня самым близким человеком! Она была глубоко верующей. С самого детства я ходила с ней в церковь, учила молитвы, знала святых. Бабушка пела в церковном хоре. Она всегда рассказывала мне о Боге, пыталась научить меня жить по-христиански. Я верила и боялась Бога.

После смерти бабушки я улетела в Америку. Находилась там 2 месяца, посещала православную церковь в Лос-Анджелесе. В Штатах у меня одно время были большие трудности, и я ходила в церковь, рыдала, убивалась, просила Господа помочь мне. Он и вправду помогал. Потом мне пришлось вернуться в Россию. В России со мной случилась еще одна большая неприятность. И вот в тот момент как будто что-то оборвалось во мне… Мне страшно это говорить, но я обижена на Бога. Мне стало чуждо и непонятно поведение христиан: они угрюмы, постоянно плачутся, они готовы страдать и вообще весь смысл своей жизни видят в страдании. С тех пор я стала задумываться об Исламе. Конечно, при жизни бабушки мне даже страшно было думать об этом. Смена вероисповедания с точки зрения любой конфессии — великий грех. Но сейчас я все больше убеждаюсь в том, что хочу сменить веру. И ближе всего мне Ислам. Я пока не приняла решения и до сих пор колеблюсь, но это вопрос времени. Я вам пишу не для того, чтобы вы меня отговаривали или советовали. Я только хочу услышать ваше мнение. Ольга.

Считаю, что человек должен постоянно расти, развиваться, расширять свой кругозор, анализировать себя и происходящее вокруг. Как среди христиан, так и среди мусульман можно встретить самых разных людей: и угрюмых, и радостных, и бедных, и богатых, и радикалов, и умеренных. Вопрос не в том, каких людей вы встретили на своем жизненном пути, а в том, какую пользу для себя извлекли из общения с ними и что полезного привнесли в свою жизнь. Прочитайте первые шестьдесят страниц из книги «Мусульманское право 1–2» и мою книгу «Мир души».

Моя невеста собирается принимать Ислам. Обязательно ли ей брать мусульманское имя? Если да, то и в паспорте это тоже должно быть отражено? Аман.

Нет канонической необходимости менять имя. Она может спокойно остаться при своем.

Ссылки на богословские первоисточники и комментарий:

[1] Всего в Исламе шесть главных постулатов веры.

[2] См., например: Аз-Зухайли В. Аль-фикх аль-ислами ва адиллятух. В 8 т. Т. 2. С. 192, 195, 196.

  • Аят дня
  • Хадис дня

Мы в социальных сетях:

© 1999 — 2020 umma.ru. Умма — достоверно. Религиозная практика. Хадисы. Фетвы. Интервью

Шамиля Аляутдинова. Тафсир. Аудио и видео проповеди.

Молодым ижевским милиционерам провели ликбез по основам ислама

К концу XIX века грамотность населения Российской империи была очень низкой для страны, уже давно вставшей на путь индустриального развития. Отправной точкой уровня грамотности по всей стране на начало века принимаются данные на 1897 год, признанные отечественными и зарубежными учёными: всего — 21,1 %, в том числе 29,3 % мужчин и 13,1 % женщин [1] . По Сибири грамотность составляла соответственно 12 % (за вычетом детей до 9 лет — 16 %), по Средней Азии — 5 и 6 % соответственно [2] из всего населения. И хотя в последующие годы, до 1914 г. уровень грамотности возрастал, но «после войн и вообще усиленных наборов процент грамотности падает» [3] . По прошествии трёх лет войны, к 1917 году заметная часть населения страны оставалась неграмотной (особенно в Средней Азии). Дополнительно статистику ухудшил и тот факт, что западные губернии, где в предвоенные годы вкладывались большие средства в образовательную инфраструктуру, и где уже достигнутый уровень грамотности несколько повышал средние данные по империи (см. Грамотность#Общие статистические данные) были оккупированы и не вернулись в состав страны.

Оценки числа грамотного населения на 1914—1917 гг. достаточно сильно разнятся. Часто уровень грамотности на 1914 год в Российской империи оценивается в 30 % от всего населения [4] [5] [6] . Ряд западных ученых оценивают грамотность населения России к 1915 году в 35-38 %. [7] Существует также оценка грамотности населения России в 45 % к 1914 году [8] . Бывший министр просвещения П. Н. Игнатьев в своей статье приводил оценку в 56 % грамотных от всего населения России (на 1916 год) [9] .

Организационная основа

В 1920 Совет народных комиссаров принимает декрет об учреждении Всероссийской чрезвычайной комиссии по ликвидации безграмотности (ВЧК ликбез), постановления которой имеют обязательный характер. Она образуется для выполнения принятого в 1919 году декрета о ликвидации безграмотности и будет в 1920—1930 руководить обучением неграмотных и малограмотных. Ведал делами этой комиссии нарком просвещения Анатолий Луначарский [10] .

Учебная программа потребовала широкой организованной подготовки учителей и других педагогических работников. К осени 1920 года только органами ВЧК ликбез в 26 губерниях были созданы курсы учителей — ликвидаторов неграмотности.

Читать еще:  Из екатеринбургского Храма-на-Крови украли икону, принадлежавшую царской семье

1-й Всероссийский съезд по ликвидации неграмотности (1922) признал необходимым первоочередное обучение грамоте рабочих промышленных предприятий и совхозов, членов профсоюзов и других трудящихся в возрасте 18—30 лет. Срок обучения на ликпункте устанавливался в 7 месяцев (6-8 часов еженедельно).

14 августа 1923 вышел декрет Совнаркома РСФСР «О ликвидации безграмотности», дополняющий декрет от 26 декабря и устанавливающий количество инструктивных школ 1072 (574 ликвидационных пункта и 498 школ для малограмотных). Осенью 1923 года было создано Всероссийское добровольное общество «Долой неграмотность».

Крупнейшим социальным контингентом, в котором предстояло бороться с неграмотностью, являлись так называемые беспризорники — дети, потерявшие не только родственников, но и место жительства по ходу Первой мировой и Гражданской войн. В РСФСР в 1921 году их насчитывалось 4,5 млн [11] , а в целом по СССР в 1922 году — до 7 млн [12] .

27 января 1921 года была создана «Деткомиссия ВЦИК» (Комиссия по улучшению жизни детей) во главе с Феликсом Дзержинским. Главным, после обеспечения жилья, мероприятием, осуществляемым в ходе борьбы с беспризорностью, стало обучение беспризорников грамоте. Помимо Наркомата просвещения этими проблемами занимались и общественные организации, в том числе «Фонд имени В. И. Ленина для оказания помощи беспризорным детям». В 1925 году в СССР была создана общественная организация «Друзья детей» [13] . Уже к началу 1928 года по всему СССР насчитывалось около 300 тысяч беспризорных [12] , а 31 мая 1935 года в постановлении СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О ликвидации детской беспризорности и безнадзорности» было заявлено, что массовая беспризорность в стране ликвидирована. Именно в ходе борьбы с беспризорностью, сочетающейся с одновременным обучением детей грамоте, а затем и другим дисциплинам, проявился талант крупнейшего советского педагога А. С. Макаренко, автора «Педагогической поэмы».

Ликпункты и школы грамоты

Каждый населённый пункт с числом неграмотных свыше 15-ти должен был иметь школу грамоты (ликпункт). Срок обучения в такой школе составлял 3-4 месяца. Программа обучения включала чтение, письмо, счёт. В начале 1920-х годов было уточнено, что занятия на ликпункте имеют своей целью научить читать ясный печатный и письменный шрифты; делать краткие записи, необходимые в жизни и служебных делах; читать и записывать целые и дробные числа, проценты, разбираться в диаграммах и схемах; учащимся объяснялись основные вопросы строительства советского государства. Для взрослых учащихся сокращался рабочий день с сохранением заработной платы, предусматривалось первоочередное снабжение ликпунктов учебными пособиями, письменными принадлежностями.

Учебно-методическая база

В 1920—1924 годах вышли два издания первого советского массового букваря для взрослых Д. Элькиной, Н. Бугославской, А. Курской (2-е издание — под названием «Долой неграмотность» — включало ставшую широко известной фразу для обучения чтению — «Мы — не рабы, рабы — не мы», а также стихотворения В. Я. Брюсова и Н. А. Некрасова). В те же годы появились «Рабоче-крестьянский букварь для взрослых» В. В. Смушкова, «Букварь для рабочих» Е. Я. Голанта. Часть пособий была напечатана за рубежом с оплатой из валютных фондов республики. Было налажено издание массовых букварей и других начальных пособий для взрослых на украинском, белорусском, киргизском, татарском, чувашском, узбекском и других языках (всего около 40).

Во все времена обучение грамоте сопровождалось пропагандой тех идейных ценностей, доступ к которым открывало умение читать. В годы царствования Екатерины II, когда многие считали, что «черни не нужно давать образования», наиболее проницательные деятели (например, депутат от клинского дворянства Пётр Орлов) настаивали, что если и обучать грамоте,

то на следующем основании: пусть крестьяне путём грамоты сами собой находят, чем они обязаны Богу, государю, отечеству и по закону помещику своему [3] .

Поэтому нет ничего удивительного в том, что в 1925/26 уч. г. в программы ликбеза в качестве обязательного был введён курс политграмоты: идеологическая борьба, в том числе, внутри партии, была в самом разгаре.

Трудности ликбеза и его итоги

Всего в 1917—1927 годах было обучено грамоте до 10 млн взрослых, в том числе в РСФСР 5,5 млн. Стартовый уровень был достаточно низок. Так, по данным переписи 1 ноября 1920 года (Народное образование по основному обследованию 1920 г.) [14] , в школах учились всего около 7,3 миллионов учеников (в школах первой ступени — 6 860 328 детей, и в школах второй ступени — 399 825), причём школы в европейской части советской России посещали менее 59 % детей в возрасте 8—12 лет (старше 12 лет — ещё и много меньше).

В годы нэпа темпы снижения неграмотности были далеки от желаемых. Взрослое население, занятое в частном секторе, не имело социальных гарантий, позволявших сочетать учёбу с трудом. В целом СССР к 1926 году занимал по уровню грамотности лишь 19-е место среди стран Европы, уступая таким странам, как Турция и Португалия. Сохранились значительные различия в уровне грамотности городского и сельского населения (в 1926 г. — соответственно 80,9 и 50,6 %), мужчин и женщин (в городе — 88,6 и 73,9 %, в селе — 67,3 и 35,4 %).

В 1928 году по инициативе ВЛКСМ был начат так называемый культпоход. Его опорными центрами стали Москва, Саратов, Самара и Воронеж, где основная часть неграмотных были обучены силами общественности. К середине 1930 года число культ-армейцев достигло 1 млн, а число учащихся только в учтённых школах грамоты — 10 млн.

Введение всеобщего начального обучения в 1930 г. создавало известные гарантии распространения грамотности. Ликвидация неграмотности возлагалась теперь на соответствующие секции при местных Советах. Одновременно пересматривались программы школ ликбеза, рассчитанные на 330 учебных занятий (10 месяцев в городе и 7 месяцев на селе). Актуальной задачей считалась теперь борьба с малограмотностью.

К 1936 году было обучено около 40 млн неграмотных. В 1933—1937 годах только в учтённых школах ликбеза занимались свыше 20 млн неграмотных и около 20 млн малограмотных.

По данным переписи 1939 года, грамотность лиц в возрасте от 16 до 50 лет приближалась к 90 %. К началу 1940-х ситуация с неграмотностью в большинстве районов СССР перестала быть катастрофической.

Мусульмане не могут стать европейцами

— Встает кардинальный вопрос, виноват ли ислам…

— Да, виноват — потому что в основе ислама лежит значительная терпимость к насилию во имя ислама или навязывания исламских догм не-мусульманам.

— Не закончится ли все это тем, что европейцам ограничат гражданские свободы: свободу слова, право на ношение оружия, а мусульманские иммигранты будут продолжать делать свое дело?

— Да, боюсь, что именно так оно и будет. Современные политические и общественные элиты намного больше беспокоят публичные критика и выражение неприятия ислама и иммиграции, а также мультикультурализма, чем убийство европейцев мусульманами, чем насилие со стороны африканских мигрантов и прочее.

— Насколько велика угроза у нас?

— Сегодня она все еще незначительна. У нас очень мало мусульман, особенно практикующих. У нас мало иммигрантов из Африки и исламских стран, но если правительство партий ČSSD, ANO и KDU-ČSL добьется того, что мы начнем принимать тысячи иммигрантов и мусульман, как того требует Брюссель и Берлин, то угроза возрастет в несколько раз. По опыту западноевропейских стран, включая обсуждаемый нами акт мусульманского терроризма, ясно, что за большим сообществом мусульман и иммигрантов просто не уследить.

— В СМИ почти не пишут о миграционном кризисе. Что же происходит на самом деле?

— Кризис? Массовая миграция в Европу продолжается уже более 20 лет, и она не прекращается. Это касается и легальной, и нелегальной миграции. Только к берегам Италии каждый месяц приплывают десятки тысяч молодых похотливых негров, прежде всего благодаря помощи неправительственных организаций. Сотни тысяч иммигрантов, в основном мусульман, ежегодно на законных основаниях привозят своих родственников для воссоединения семьи. А руководители ЕС, к примеру, представитель в Африке Мишель Аррио, считают, что Европа нуждается в африканских мигрантах. Я называю это приглашением к очередной волне нелегальных мигрантов. Неужели сегодня нормальные люди еще верят, что Брюссель хочет остановить миграцию? Нет, Брюссель лишь хочет сделать нелегальную миграцию легальной.

— Существует ли угроза мультикультурной индокринации и исламизации в нашем обществе и наших школах?

— Такая угроза существует уже 20 лет и только растет. То есть речь идет даже не об угрозе, а о процессе, берущем начало в детском саду. Уже малым детям промывают мозги, чтобы они не боялись ислама, иммиграции и прочего, чтобы они не беспокоились, если вдруг рядом с ними на концерте взорвется бомба, или если их изнасилует иммигрант из Африки. Все это они должны воспринимать спокойно и не сопротивляться потоку иммигрантов из Африки и исламских стран. И судя по той апатии, которой охвачены граждане Западной Европы, где эта пропаганда — часть школьного обучения на протяжении уже нескольких десятилетий, все отлично работает…

Знаете, когда я увидел, как, например, презентуют чешские учебники «бедного» основателя ислама Мухаммеда, которого якобы все преследовали, что неправда, я решил издать его подлинную биографию, предназначенную для молодежи и написанную известным бывшим мусульманином Али Сина. Поскольку если в чешских школах не дают объективной информации, родители и сами ученики должны поинтересоваться и узнать факты. Наше образование мне все больше напоминает то, о чем мне рассказывали люди, пережившие времена самого жесткого коммунистического режима.

— В ближайшее время британский журналист и писатель Дуглас Мюррей издаст новую книгу, в которой детально описывает, как современные элиты Евросоюза решили совершить коллективное самоубийство и таким образом уничтожить Европу и ее население. Все это им удается реализовать, прежде всего, из-за апатии жителей Европы, которые ослеплены благополучием и политикой мультикультурализма. Прав ли писатель?

— Да, прав. Некоторые политики — в первую очередь левого толка — действительно к этому стремятся. Правые же, скорее, хотят вытрясти из богатых мусульман деньги. Свою роль может играть и то, что большинство из них неофициально живет под лозунгом «После нас хоть потоп». А часть политиков настолько глупа, что действительно верит идеологии мультикультурализма и тому, что ислам не представляет собой проблемы.

Боюсь, что все это добром не кончится. Либо европейская цивилизация будет постепенно уничтожена, либо европейцы восстанут, возьмут в руки оружие, и прольется кровь. Почему так? Потому что большинство людей плюет на то, что происходит. Многие даже на выборы не ходят и воспринимают безопасность и благосостояние как нечто самой собой разумеющееся.

Я рос в постоянном контакте с бабушкой, которая рассказывала мне, какое горе и какую нужду она пережила в своей жизни. Как отчаянно эти люди боролись и выживали. Она рассказывала, чем была Вторая мировая, и какие страдания она принесла. Я не знаю, что пережил прадедушка на итальянском фронте во время Первой мировой войны, но, вероятно, ничего хорошего там не было, раз он никогда не рассказывал дома о прошлом. Он говорил только о том, что за мерзость эта война. Дедушка рассказывал нам, как обращались с простыми людьми во время Первой республики, и как бедно им жилось. Так что в жизни бедных людей приход коммунистов вызвал радикальные улучшения. Это было начало 20 века. Где сказано, что все это не может вернуться к нам в конце 21 века? То есть приблизительно через 200 лет? Где написано, что упадок Европы и возвращение к темным временам варварства невозможны?

Читать еще:  В Барнауле пройдет традиционный крестный ход

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

К концу XIX века грамотность населения Российской империи была очень низкой для страны, вставшей на путь индустриального развития. Отправной точкой уровня грамотности по всей стране на начало XX века принимаются данные на 1897 год, признанные отечественными и зарубежными учёными: всего — 21,1 %, в том числе 29,3 % мужчин и 13,1 % женщин [1] . По Сибири грамотность составляла соответственно 12 % (за вычетом детей до 9 лет — 16 %), по Средней Азии — 5 и 6 % соответственно [2] от всего населения. И хотя в последующие годы (до 1914 г.) уровень грамотности возрастал, но «после войн и вообще усиленных наборов процент грамотности падает» [3] . По прошествии трёх лет войны, к 1917 году заметная часть населения страны оставалась неграмотной, особенно в Средней Азии. Дополнительно статистику ухудшил и тот факт, что западные губернии, где в предвоенные годы вкладывались большие средства в образовательную инфраструктуру и где уже достигнутый уровень грамотности несколько повышал средние данные по империи (см. Грамотность#Общие статистические данные), были оккупированы и не вернулись в состав страны.

Оценки числа грамотного населения на 1914—1917 гг. достаточно сильно разнятся. Часто уровень грамотности на 1914 год в Российской империи оценивается в 30 % от всего населения [4] [5] [6] . Ряд западных ученых оценивают грамотность населения России к 1915 году в 35-38 % [7] . Существует также оценка грамотности населения России в 45 % к 1914 году [8] . Бывший министр просвещения П. Н. Игнатьев в своей статье приводил оценку в 56 % грамотных от всего населения России (на 1916 год) [9] .

Организационная основа

В 1920 году Совет народных комиссаров принял декрет об учреждении Всероссийской чрезвычайной комиссии по ликвидации безграмотности (ВЧК ликбез), постановления которой имели обязательный характер. Она была образована для выполнения принятого в 1919 году декрета о ликвидации безграмотности и в 1920—1930-х годах руководила обучением неграмотных и малограмотных. Ведал делами этой комиссии нарком просвещения Анатолий Луначарский.

Учебная программа потребовала широкой организованной подготовки учителей и других педагогических работников. К осени 1920 года только органами ВЧК ликбез в 26 губерниях были созданы курсы учителей — ликвидаторов неграмотности.

1-й Всероссийский съезд по ликвидации неграмотности (1922) признал необходимым первоочередное обучение грамоте рабочих промышленных предприятий и совхозов, членов профсоюзов и других трудящихся в возрасте 18—30 лет. Срок обучения на ликпункте устанавливался в 7 месяцев (6-8 часов еженедельно).

14 августа 1923 года вышел декрет Совнаркома РСФСР «О ликвидации безграмотности», дополнивший декрет от 26 декабря и установивший количество инструктивных школ 1072 (574 ликвидационных пункта и 498 школ для малограмотных). Осенью 1923 года было создано Всероссийское добровольное общество «Долой неграмотность».

Крупнейшим социальным контингентом, в котором предстояло бороться с неграмотностью, являлись так называемые беспризорники — дети, потерявшие не только родственников, но и место жительства во время Первой мировой и Гражданской войн. В РСФСР в 1921 году их насчитывалось 4,5 миллиона [10] , а в целом по СССР в 1922 году — до 7 миллионов [11] .

27 января 1921 года была создана «Деткомиссия ВЦИК» (Комиссия по улучшению жизни детей) во главе с Феликсом Дзержинским. Главным, после обеспечения жилья, мероприятием, осуществляемым в ходе борьбы с беспризорностью, стало обучение беспризорников грамоте. Помимо Наркомата просвещения этими проблемами занимались и общественные организации, в том числе «Фонд имени В. И. Ленина для оказания помощи беспризорным детям». В 1925 году в СССР была создана общественная организация «Друзья детей» [12] . Уже к началу 1928 года по всему Советскому Союзу насчитывалось около 300 тысяч беспризорных [11] .

Именно в ходе борьбы с беспризорностью, сочетавшейся с одновременным обучением детей грамоте, а затем и другим дисциплинам, проявился талант крупнейшего советского педагога А. С. Макаренко, автора «Педагогической поэмы».

Ликпункты и школы грамоты

Каждый населённый пункт с числом неграмотных свыше 15-ти должен был иметь школу грамоты (ликпункт). Срок обучения в такой школе составлял 3-4 месяца. Программа обучения включала чтение, письмо, счёт. В начале 1920-х годов было уточнено, что занятия на ликпункте имеют своей целью научить читать ясный печатный и письменный шрифты; делать краткие записи, необходимые в жизни и служебных делах; читать и записывать целые и дробные числа, проценты, разбираться в диаграммах и схемах; учащимся объяснялись основные вопросы строительства советского государства. Для взрослых учащихся сокращался рабочий день с сохранением заработной платы, предусматривалось первоочередное снабжение ликпунктов учебными пособиями, письменными принадлежностями.

Учебно-методическая база

В 1920—1924 годах вышли два издания первого советского массового букваря для взрослых Д. Элькиной, Н. Бугославской, А. Курской (2-е издание — под названием «Долой неграмотность» — включало ставшую широко известной фразу для обучения чтению — «Мы — не рабы, рабы — немы», а также стихотворения В. Я. Брюсова и Н. А. Некрасова). В те же годы появились «Рабоче-крестьянский букварь для взрослых» В. В. Смушкова, «Букварь для рабочих» Е. Я. Голанта. Часть пособий была напечатана за рубежом с оплатой из валютных фондов республики. Было налажено издание массовых букварей и других начальных пособий для взрослых на украинском, белорусском, киргизском, татарском, чувашском, узбекском и других (всего около 40) языках.

Во все времена обучение грамоте сопровождалось пропагандой тех идейных ценностей, доступ к которым открывало умение читать. В годы царствования Екатерины II, когда многие считали, что «черни не нужно давать образования», наиболее проницательные деятели (например, депутат от клинского дворянства Пётр Орлов) настаивали, что если и обучать грамоте,

то на следующем основании: пусть крестьяне путём грамоты сами собой находят, чем они обязаны Богу, государю, отечеству и по закону помещику своему [3] .

Поэтому нет ничего удивительного в том, что в 1925/26 учебном году в программы ликбеза в качестве обязательного был введён курс политграмоты: идеологическая борьба, в том числе, внутри партии, была в самом разгаре.

Трудности ликбеза и его итоги

Всего в 1917—1927 годах было обучено грамоте до 10 млн взрослых, в том числе в РСФСР 5,5 млн. Стартовый уровень был достаточно низок. Так, по данным переписи 1 ноября 1920 года (Народное образование по основному обследованию 1920 г.) [13] , в школах учились всего около 7,3 миллионов учеников (в школах первой ступени — 6 860 328 детей, и в школах второй ступени — 399 825), причём школы в европейской части советской России посещали менее 59 % детей в возрасте 8—12 лет (старше 12 лет — ещё и много меньше).

В годы НЭПа темпы снижения неграмотности были далеки от желаемых. Взрослое население, занятое в частном секторе, не имело социальных гарантий, позволявших сочетать учёбу с трудом. В целом СССР к 1926 году занимал по уровню грамотности лишь 19-е место среди стран Европы, уступая таким странам, как Турция и Португалия. Сохранились значительные различия в уровне грамотности городского и сельского населения (в 1926 г. — соответственно 80,9 и 50,6 %), мужчин и женщин (в городе — 88,6 и 73,9 %, в селе — 67,3 и 35,4 %).

В 1928 году по инициативе ВЛКСМ был начат так называемый культпоход. Его опорными центрами стали Москва, Саратов, Самара и Воронеж, где основная часть неграмотных были обучены силами общественности. К середине 1930 года число культ-армейцев достигло 1 млн, а число учащихся только в учтённых школах грамоты — 10 млн.

Введение всеобщего начального обучения в 1930 г. создавало известные гарантии распространения грамотности. Ликвидация неграмотности возлагалась теперь на соответствующие секции при местных Советах. Одновременно пересматривались программы школ ликбеза, рассчитанные на 330 учебных занятий (10 месяцев в городе и 7 месяцев на селе). Актуальной задачей считалась теперь борьба с малограмотностью.

К 1936 году было обучено около 40 млн неграмотных. В 1933—1937 годах только в учтённых школах ликбеза занимались свыше 20 млн неграмотных и около 20 млн малограмотных.

По данным переписи 1939 года, грамотность лиц в возрасте от 16 до 50 лет приближалась к 90 %. К началу 1940-х ситуация с неграмотностью в большинстве районов СССР перестала быть катастрофической.

Кратко о пяти столпах Ислама

Каждый мусульманин, обязан соблюдать пять столпов Ислама.

1-ый – твёрдое убеждение и приведение свидетельства, что нет божества кроме Единого Аллаhа, и что пророк Мухаммад ﷺ является рабом и посланником Аллаhа.

Это очень важно, это основа всей жизни мусульманина. Вероятно, чтоб осознать это, требуется большие духовные усилия. Но свидетельство не требует больших физических или материальных затрат.

2-ой – обязательное совершение пятикратного намаза в сутки.

Намаз – это наша связь с Богом, это наша благодарность Всевышнему, это просьба о спасении. Обязательная часть каждого намаза займёт у Вас около пяти минут времени. Пять минут пять раз в день – итого двадцать пять минут в сутки. Разве это много ради Создателя вселенной, Который наделил нас столькими благами.

3-ий – закят — выплата определённого % из своего имущества в пользу бедных, нуждающихся и находящихся на пути Аллаhа.

Закят необходимо платить после достижения некоторого уровня богатства. Кроме того, доля, выделяемая для закята минимальна. Да и направляются эти средства не на обогащение имамов, а прежде всего на помощь неимущим и бедным.

4-ый – ежегодное соблюдение поста в священном месяце Рамадан.

Это только один месяц в год. И соблюдение поста не сказывается отрицательно на здоровье и жизнедеятельности мусульманина.

5-ый – совершение хаджа (паломничества) в Мекку к храму Аллаhа (Каабе) хотя бы один раз в жизни, при наличии возможности.

Паломничество необходимо лишь в случае материальной и физической возможности совершить это путешествие. И это требуется только хотя бы один раз в жизни.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector