0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Роспотребнадзор разрешил пускать в храмы после эпидемии не более 10 человек

Содержание

Роспотребнадзор разрешил пускать в храмы после эпидемии не более 10 человек

Москва. 29 мая. INTERFAX.RU — Роспотребнадзор разработал рекомендации по постепенному открытию религиозных учреждений для совершения богослужений, таинств и церемоний, соответствующий документ имеется в распоряжении «Интерфакса».

Открытие для прихожан храмов, мечетей, синагог и других культовых учреждений предлагается проводить в три этапа; одна из рекомендаций — ограничить число лиц, одновременно присутствующих в храме во время, когда там не проводятся богослужения.

Коллапс в метро при закрытых храмах: Московские власти проявили нехристианскую сущность

«Где сокровище ваше, там и сердце ваше. » — сказано в Евангелии (Лк. 12, 34). Исходя из этой истины, уже несомненно одно. Сердце московских властей не с Богом, не с Церковью, не с православными христианами. Для чиновных подсвечников из мэрии Православие оказалось парадной одеждой на публику, которая при первом же испытании была сменена на истёртый шевиот советских «уполномоченных по делам религии».

«Год без Пасхи»?

Среди бела дня на Церковь, по сути, обрушились гонения – закрытые храмы, штрафы в отношении верующих, осмелившихся прийти на службу, прессинг в отношении священников. И всё это при совершенно неочевидной практической цели.

Не допустить распространения эпидемии? Спору нет. Опасность существует, отрицать её при помощи конспирологических фантазий и теорий заговора всё труднее. Это не «просто грипп», и известный процент заболевших не просто умирает, но умирает весьма мучительно и трудно. И карантинные меры защиты социума до известной черты абсолютно разумны и оправданны: нужно максимально уменьшить нагрузку на медицину, необходимо выиграть время, так как каждый дополнительный день приближает нас к победе над невидимым врагом.

Но разве кто-то в Церкви всерьёз отрицает необходимость таких карантинных мер и предельной осторожности? Меры безопасности приняты строгие и ответственные. Большинство прихожан и духовенства отлично осознают возможную опасность. Кликушеских разговоров о том, что в церкви заразиться в принципе невозможно, в общем-то, никто не ведёт – «Не искушай Господа Бога твоего».

Однако от Церкви требуют гораздо больше, чем просто осторожность и ответственность. От нас требуют забыть о своей природе, о сути того, что есть Церковь. Церковь – это Тело Христово, тело Воскресшего Бога Живого, соединённое не только общей верой как мировоззрением, но и общими таинствами, общим живым соприсутствием на литургии, где Святой Дух таинственно преподаёт нам Тело и Кровь Господа. Без этого мистического ядра всё остальное в Церкви потеряет смысл.

Под видом карантина российские власти, прежде всего в Москве, хотят заставить Церковь отказаться от этого Своего смысла. От нас добиваются того, чтобы мы признали Православную Церковь обычным клубом по интересам, а не творимым богослужением Телом Христовым, явленным нам на земле. А уж с «клубом по интересам» они потом как-нибудь разберутся.

Именно в этом смысл того «года без Пасхи», который намечен московскими властями, до известного момента пренебрегавшими надвигавшейся угрозой, а потом начавшими истерично закручивать гайки, делая крайними именно верующих.

Преступная политика московских властей

Между тем нынешняя эпидемическая обстановка в Москве не следствие молитв православных, а результат преступной, не побоюсь этого слова, политики властей. Раздувание сверх всякой меры чудовищного гигаполиса-плодожорки, который высасывает соки из России, зато превратился в часть международной сети таких же гигаполисов-плодожорок, во главе с Нью-Йорком ставшими главными очагами смерти.

Москва. «Пресня Сити». Фото: Sergey Bezgodov / shutterstock.com

Политика точечной застройки на полсотни этажей, где один лифт, который обчихал заражённый, может убить тысячи людей. Политика комичного эстетского «урбанизма», принудительно загонявшая граждан в общественный транспорт (даже в пустом городе у них руки трясутся, чтобы отменить платные парковки). Собирание со всего мира в чудовищных антисанитарных условиях миллионов гастарбайтеров, от которых зависят базовые инфраструктуры в больном городе, притом что неизвестно, в каких условиях живут эти таксисты и доставщики.

Наконец, политика «оптимизации медицины» в угоду «плиточке», от которой «бюджет не треснет», неуклонно проводившаяся все последние годы. Сокращение мест в больницах с 82 000 до 47 000. Сокращение врачей на 24%. Сокращение врачей скорой помощи на 39%. Карантин потому и превратился в фетиш для московских властей, что притормаживание с его помощью скорости распространения эпидемии позволяет избежать очевидности ужасного провала вследствие делавшихся все эти годы системных ошибок.

Но даже в условиях «лечения карантином» выбор именно Церкви в качестве одного из основных объектов давления и угроз был совершенно неочевиден. В самом жёстко закарантиненном городе всё равно сохраняются сотни схем человеческого взаимодействия, без которых никуда, – начиная от больниц (именно они, а не церкви стали преимущественными очагами заражения) и заканчивая продуктовыми магазинами и рынками, без которых людям не выжить и которые во все времена обречены быть при эпидемиях главными источниками риска. Само задержание нарушителей карантина чревато ситуациями распространения инфекции.

Златой телец и Воскресший Христос

Никакого «абсолютного карантина» не существует. Существует мера социального дистанцирования и мера риска, на который готово пойти общество, чтобы продолжать жить, а не умирать от голода дома. И эта мера риска определяется фундаментальными ценностями общества. Если общество ставит во главу угла зелёного змия, то специализированные алкогольные бутики не будут закрыты.

Если общество ставит во главу златого тельца, то мы обнаружим в числе системообразующих предприятий… онлайн-казино. Если общество поклоняется мамоне – выяснится, что никаких «кредитных каникул» для банков и даже служб ЖКХ просто не существует. Если красотки поклоняются своим ноготочкам – они всё равно будут дышать в лицо маникюршам, тайком принимающим на дому.

И вот среди этой ярмарки сокровищ: водки, бабла, лака – выясняется, что есть одно, чем точно можно и нужно «сознательно пожертвовать», – это Воскресший Христос. Он среди всех этих радостей явно лишний, а христианам, которые исповедуют Его Воскресение, разрешено в лучшем случае помахать свечкой из окошка.

Разумеется, ещё немного такого пренебрежения – и христианин вполне искренне решит, что он ничем не хуже игромана или маникюрши, и мы будем собираться так, как привычно нам было и две тысячи лет назад, и сто лет назад – тайком, в катакомбах и гаражах, осознавая, что пресловутые «коды» эти не очередная «распилочная» затея безумных айтишников, а и в самом деле приуготовление той самой печати. Церковь, конечно, не будет добровольно кончать самоубийством.

Но сам замысел «срезать углы» именно за счёт христиан говорит о том, что российская власть, в особенности московская власть, которая закуаркодировала себе мозги в наибольшей степени, искренне считает, что Христос не воскрес, что Бога на самом деле нет, что стоять со свечками и обмениваться пасхальными приветствиями – это такая костюмированная игра.

Они правда думают, что Бог не силён помочь нашей стране во дни испытаний (хотя то, что, несмотря на их преступную безалаберность, Провидение нам выиграло уже полтора месяца до катастрофы, прямо свидетельствует об обратном) и что если мы показательно и всенародно отречёмся от Него, Воскресшего на Пасху, то это не будет иметь никаких последствий.

Бог силён и милосерд, и если мы будем Ему молиться, Он нам поможет: и нашей стране, и индивидуально, хотя пытаться «ходить по воде», пренебрегая опасностью, конечно, не следует. Бог силён и справедлив, и если мы просто отвернёмся от Него, если продемонстрируем всю бездну своего неверия, вскроем гнойники своего подсвечного лицемерия, которое демонстрировали все эти годы, то останется дом наш пуст.

Метафизическая катастрофа Третьего Рима

Сегодня власти по своему неверию ставят Москву, Третий Рим, святой город Православия, на грань метафизической катастрофы. Ставят именно потому, что места Богу в их сердце нет. Если бы Он там был, то все эти недели на бесчисленных совещаниях в мэрии решался бы не вопрос о том, как запретить людям праздновать Пасху, а о том, как организовать празднование с минимальным эпидемическим эффектом.

Как организовать кордоны, не допустив массовых скоплений. Как просчитать логистику и развезти верующих, максимально равномерно распределив их по всем храмам города. Как раздать всем на пути в церкви маски. Как распределить людей на крёстных ходах на безопасном расстоянии. Как открыть двери храмов и обеспечить их звуковой аппаратурой, чтобы люди могли стоять на улицах. Как отделить обязательные и необходимые для христианина службы (крёстный ход, утреня, литургия) от необязательных «развлечений» вроде освящения куличей. Всё это, конечно, было бы сделано, если бы начальствующие и в самом деле считали Пасху чем-то важным, хотя бы на уровне своих обычных ритуальных празднеств.

Абсолютной защиты, разумеется, нет нигде. Менее всего её в выстроенных кодовой затеей московского правительства тесных очередях на проверку кода в метро. Совершенно очевидно, что наши чиновники оказались попросту непригодны для управления гигаполисом. Они банально не осознают множитель, который имеют любые его решения. Задача московских властей была не запрещать, не запугивать, а максимально дробить и фрагментировать антропотоки, ограничивать плотность человеческих скоплений, делать так, чтобы люди распределялись.

Вместо этого они делают не так, как нужно, а так, как им удобно, — сокращают количество выходов из метро, выставляют кордоны. Складывается убийственная комбинация: фактический запрет на использование личных автомобилей + создание очагов инфекции на входах в метро. На выходе получается прямое вредительство, ставящее целью добиться увеличения заражения, которое не списать даже на головотяпство.

И на этом фоне оскорбительные запреты на Пасху. Расскажите теперь людям, которые перезаражались в этом электронном ГУЛАГе в метро, что их здоровью угрожал крёстный ход на свежем воздухе.

«С нами Бог!»

Любой искренний христианин, хоть и боится смерти, но, конечно, боится её меньше, чем отречься от Христа. И задача власти в православной стране – защитить его право на жизнь, не вынуждая к отречению от Бога. Точно так же, как о допуске людей на пасхальные торжества, в ежедневном режиме власти следовало бы заботиться о том, чтобы люди, которые отходят или могут отойти ко Господу от этой ужасной болезни, получили бы последнюю исповедь, утешение и причастие.

Христианская власть, которая искренне молится Богу и искренне ассоциирует себя с Православием не только как с верой предков, но как со своей собственной верой, восприняла бы эту ситуацию как вызов своей вере и своему организационному мастерству. Как, открыв двери храмов, позаботиться и о безопасности людей, а не оставлять их на свой страх и риск. Как, заботясь о безопасности людей, при этом не упустить того, что всегда было главным в русской жизни, – Воскресшего Христа. Всё это властям следовало бы сделать и, с сознанием исполненного долга, готовить койки и молиться Господу о том, чтобы последствия были как можно меньшими (и наверняка Он услышал бы эту молитву).

Читать еще:  В Перми начал работу XII Прикамский народный Собор

К сожалению, опытным путём установлено, что власть у нас в Москве не христианская. Её задача сделать так, чтобы люди поступали как удобно чиновникам, а не так, как важно для их бессмертной души. Заботиться о спасении душ христианских наше начальство не торопится, а заботиться о спасении тел начинает лишь спохватившись, в режиме кампанейщины.

Это очень важное и печальное знание, которое нам, православным христианам России, придётся осмыслить. Немало знаков в последние годы указывали на идущую скрытую подготовку к гонению на верующих. Слишком много давали воли храмоборцам, слишком часто звучал голос антицерковной пропаганды, слишком откровенно вербовали пятую колонну в рядах фактических отступников от Православия. По тому, с какой сладострастной слюной нечестия некоторые уцепились за возможность закрыть храмы, воспользовавшись эпидемией, и с каким пренебрежением отнеслись к долгу храмы не закрывать, а обеспечить сравнительную безопасность доступа в них, становится понятно, что нам не показалось.

Что ж. Сказано: «С нами Бог, разумейте языцы и покоряйтеся, яко с нами Бог!» Сказано это верным Христовым, Церкви Христовой православным христианам, а не кому-то ещё. Если вы не с нами, то Бог не с вами.

ymedvedev

Магия места или почему не все равно в каком храме молиться?

В московском Сретенском монастыре, что на Большой Лубянке построят новый храм.
Основная причина строительства храма называется такая: все люди не вмещаются в старый храм во время службы и стоят на улице.

Напомню, что Б. Лубянка — это офисный район. Люди там практически не живут. Т.е. прихожане Сретенского монастыря — приезжие.
Они уезжают из своих мест и оставляют свои родные храмы пустыми.

В то же время, и на соседних с Б. Лубянкой улицах храмы пустые.

Набиваться всем в один маленький храм, в то время как буквально через дорогу пустуют храмы — это магия.
Народ верит, что именно в этом месте Бог помогает больше всего, а в храме через дорогу он появляется реже.

Это чистая вера в магию места — предрассудок народа. Если бы до революции было так, как сейчас, то в Сретенском монастыре построили бы давно большой храм на 3000 человек и не строили храмов на близлежащих улицах.

Однако ж народ все-таки был другой и заполнял все храмы равномерно. Поразительно, еще и то, что храм-то для верующих будет предоставлять всего 5% своей площади — 420 кв.м. 3000 человек туда точно не поместятся. Остальное — парковка, офисные помещения. Но парковка — на 90 машин, опять же не для прихожан, т.к. их будет гораздо больше.

Естественно, существует множество других причин, что люди выбирают тот или иной храм или монастырь. Например, когда я посещал родину предков, то, когда входил в храм (он, кстати, и не такой уж древний 19 века), в котором молилась еще до войны моя прабабушка, то испытывал особое чувство. Но сказать, что я верю в то, что мою молитву Бог услышит в этом храме лучше, чем в любом другом российском храме , было бы неправдой.

  • 9 comments
  • Leave a comment
не согласна по поводу магии и предрассудков 🙂

молитву Бог услышит в любом месте и даже в космосе это правда 🙂
а теперь по сути:
я прихожанка Сретенского с первых дней его возрождения, ранее посещала Донской монастырь.
Дорога до монастыря занимает час двадцать минут в один конец , понятно что неудобно по времени; приходится во время службы стоять на улице это правда.
Теперь почему я так настойчиво посещаю этот монастырь, если у меня в шаговой доступности теперь уже три храма имеются.
Трудно изложить в коротеньком ответе, но в этом монастыре службы проходят по-настоящему, там понимаешь что такое молитва, нет поборов, к настоятелю можно подойти за советом, нет высокомерия, как в других храмах мол «как ко мне обращаешься холоп». Душевно там.
Была во многих храмах Москвы, и по России когда ездила в командировки всегда посещала храмы.
Но Сретенский, на мой взгляд, это как дом родной. Понимаю, что многое зависит от игумена, а Тихон человек удивительный. (Не буду его хвалить, он этого не любит ) .
После Сретенского, очень болезненно воспринимается вся это поповская тусня, да и службы у таких горе-попов больше постановочные, фальшивые, не раз уходила, поскольку видела халтуру. И не заманишь меня никакими пряниками в такие рядом стоящие храмы , я уж лучше чем нибудь полезным займусь, чем там участвовать в лицедействе. Так что не родные это храмы.
Думаю, Вы заметили мои нелицеприятные комментарии о попах в жж Кураева, но чтобы не смущать людей я стараюсь помалкивать о том что реально видела в других местах.
Муж иногда подшучивает надо мною, когда я возмущаюсь по поводу поповских проделок, говорит: избаловал вас Тихон, там как в оранжерее тишь и благодать, помолился и с миром домой, а нужно тебе в люди выходить посмотреть что вокруг делается» , а я как «выйду в люди» так получаю культурный шок.
Много хорошего о жизни Сретенского можно рассказать, Новый год мы с мужем уже несколько лет на молебне в монастыре встречаем, хотя это светский праздник.
Вот так в двух словах.
Поэтому я за то чтобы в Сретенском храм был, но понимаю, что появится когда-то другой игумен и всё может измениться так же как в Донском был старец Даниил в монастыре всё было иначе. Сейчас холодно там. пусто.

Edited at 2013-11-14 05:41 pm (UTC)

Сообщений 1 страница 9 из 9

Поделиться12017-03-31 14:04:31

  • Автор: togiya
  • Администратор
  • Зарегистрирован : 2016-07-14
  • Сообщений: 7101
  • Уважение: [+5322/-5]
  • Провел на форуме:
    29 дней 18 часов

Блаженная девица Пелагия ( Рязанская ) еще в отрочестве совершала паломничество в Свято-Троицкую Сергиеву Лавру.
По пути к преподобному Сергию она сказала о храме в честь иконы Благовещение, что он будет существовать до Скончания Века.
Храм этот находится в городе Зарайске Московской области.

Ей было свыше открыто, что в конце времен останется на белом свете только семь храмов, семь святилищ!
Господь Сам будет беречь их до Второго Своего Пришествия!
То есть они будут стоять твердо в Правой Вере.

А в других местах будут так избивать, что еле жив останешься!
Будет тогда особая жестокость над верующими, такая, что даже святые отцы не могли описать!
Вот тогда и приезжайте в Зарайск.

( Воспоминание о Пелагии Рязанской / Петр Григорьевич Глазунов (г. Рязань) / Альманах «Жизнь вечная», 1999г. )
( http://www.pravzhurnal.ru/Preobrazhenie … nskoy.html )

обнаружилась вот такая группа ВКонтакте,
где народ всё это обсуждает:
https://vk.com/topic-65226640_29706987

постепенно постараемся собрать наиболее важное в этой теме.

Поделиться22017-03-31 14:08:00

  • Автор: togiya
  • Администратор
  • Зарегистрирован : 2016-07-14
  • Сообщений: 7101
  • Уважение: [+5322/-5]
  • Провел на форуме:
    29 дней 18 часов

Будет семь храмов

Наступит час, когда в России будет только семь храмов.
Эти храмы будут существовать до Второго Пришествия Иисуса Христа!

1. Зарайск-храм в честь Благовещенья Пресвятой Богородицы, Ряз. Епархии;
2. Дивеево- Храм в честь Иконы Казанской Божией Матери
3. Храм г.Почаев ( Почаевская обитель )
4. Село Липки — храм в честь Святаго Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова( там потом будет монастырь), недалеко от села Захарово- Вороньи выселки, где находится могилка Блаженной Девицы Пелагеи Захаровской, Рязанскоей Епархии;
5. Санаксары — село Ковыляй, Свято – Троицкий женский монастырь монастырь, восстановленный с помощью схиегумена Иеронима(убиенного) ( село Старый Ковыляй / Темниковский район республики Мордовия / храм Рождества Пресвятой Богородицы )
6. Пюхтицы ( Пюхтицкий Успенский монастырь в Эстонии в Куремяэ что рядом со ст.Йыхви в уезде Ида-Вирумаа ( в которой г.Нарва )
7. Храм с.Колюпаново ( Свято-Казанский женский монастырь, расположенный в селе Колюпаново Алексинского района Тульской области )
( Блаженная старица Евфросиния )

Полюшка блаженная говорила вот что: » Во время гонений — накануне воцарения антихриста — будут сохранены чудесным образом немногие храмы!
Пойдут к примеру, вооруженные головорезы изгонять православных священников, чтобы на их место поставить еретиков, да ничего не выйдет.
Как только дойдут они до определенной Богом черты, так замертво и упадут!
Когда же опять наберут отчаянных богоборцев и пошлют второй раз, то и их на той же линии настигнет смерть.
Тут уж они устрашатся, все следы уберут без огласки и к той границе приближаться уже не будут. Только снаружи будут лютовать.
Так — по милости Божией — в этих избранных храмах и будут совершаться Его Таинства!»

В знак примирения с царём

Храм Знамения Богородицы в Дубровицах — один из самых загадочных храмов в московском регионе. Мы ничего не знаем ни о том, кто проектировал его, ни о том, кто его строил.

Строительство храма в Дубровицах связано с двумя ключевыми фигурами в русской истории XVII–XVIII века: князем Борисом Голицыным и Петром I. В 1689 году Голицын, воспитатель Петра I, был оклеветан, и ему было предписано вернуться в свою деревню. Впрочем, гнев самодержца быстро сменился на милость, и уже спустя год Голицын вернулся в Москву, где ему было пожаловано дворянское звание. Строительство церкви было начато именно в связи с примирением князя и царя, и во многом поэтому храм выполнен в стиле барокко, которое так нравилось Петру I и было совершенно не свойственно для России.

Строительство храма было завершено в 1699 году, но освящён он был только спустя пять лет. Историки связывают это с тем, что князь хотел пригласить Петра на освещение храма, что было довольно трудно, так как царь в то время почти не посещал Москву. Существует и другая версия: освящению храма препятствовал Патриарх Адриан, которому претил барочный вид церкви.

Церковь неоднократно подвергалась реконструкции, причём одна из них проходила в Советском Союзе, уже после того, как храм закрыли в 1930-е. Интересен и такой факт: после того, как в 1812 году Дубовицы заняли части Наполеоновской армии, эта церковь не была осквернена. Ей вообще не было нанесено никакого вреда. Учитывая всё то, что французы вытворяли в других православных московских храмах, это кажется удивительным. Возможно, их подкупила такая близкая для европейцев барочная архитектура церкви и её красота.

Помощь в замужестве

Все чаще сегодня можно видеть в святых местах молодых девушек и дам средних лет, которые отчаялись найти достойного избранника и решают заручиться поддержкой Высших сил. Оказывается, небесные покровители действительно могут помочь женщинам устроить личную жизнь.

Так, к святым местам в Москве, помогающим выйти замуж, относят Новодевичий монастырь.

К святым местам в Москве, помогающим выйти замуж, относят Новодевичий монастырь

Есть на его территории постройка, Софьюшкина башня. Названа она так по имени царевны, которая, по преданию благоволит всем незамужним. Стоит приложиться к стенам строения башни и горячо помолиться — и перемены в личной жизни не заставят себя долго ждать.

Помолиться о скорейшем создании семьи можно в Даниловом монастыре, у мощей Николая Чудотворца, одного из самых почитаемых в России Святых. Он благоволит супружеским парам и уж, конечно, не оставит без внимания искреннюю молитву в свой адрес о замужестве.

Помолиться о скорейшем создании семьи можно в Даниловом монастыре

Устроить личную жизнь помогает горячая молитва Деве Марии перед иконой Взыскание погибших. Святыня находится в Храме Воскресения Словущего на Успенском Вражке.

filaretuos

Друзья и враги

Русская Православная Церковь , путь в деградацию. НЕПОПУЛЯРНОЕ МНЕНИЕ

Сегодня мы живём в такое время, когда сказать священнику, что он православный священник, это примерно то же самое, что сказать «Я вор», «Я бандит», «Я развратник», «Я обманщик».

Словом «священник», как бы стало братом слову «негодяй». Честному священнику становится стыдно именоваться «священником». И это большая проблема не общества нашего, а самой Церкви, а особенно Церкви Московской Патриархии. Где уже девушки пляшут на амвоне Патриаршьего собора с матными песнями, где избивают, а на Руси и убивают священников свои же русские люди, чего опять же нет ни в одной другой христианской стране.

Ведь , что там греха таить, сегодня все дети-подростки, они если и верующие, то предпочитают верить в Бога дома, в душе. Если человек интеллигентный и образованный, и при этом не разделяет финансовую выгоду со «святыми отцами», то ему страшно, а может даже противно идти в современную Церковь.

Читать еще:  На Рождество в храме устроили лазерное шоу

Кто же сегодня в Церкви? Конечно не все, но большинство, это люди в первую очередь с вялой шизофренией; ещё это старушки, которые потеряли «счастливое Советское прошлое» и теперь остались убогими, потерянными для кинотеатров и театров, им только и осталась Церковь, единственная радость, где ещё можно кого-то «потыкать и поучать» чувствуя себя при деле в обществе; и это ещё неверующая, порой фанатично агрессивная молодёжь.

Церковной верхушки такой контингент очень выгоден. От болящих людей можно выкачивать деньги, они будучи «блаженными» их охотно несут в храм.

Старушки уже тоже «на ладан дышат», порой эта глупая масса живущая в сказках о непогрешимости Патриарха и митрополитов готовая всем расхваливать святость батюшек и производить на приход благообразный вид стариц. И эти благовидные украшенные сединами старицы, пиарят свою грешную Церковь, порой очень неосознанно, ибо сами верят в то, что говорят, но искренне пиарят, да так взахлёб пиарят, как будто на самом деле в их Церкви так всё и есть. Для Церкви, это отличная бесплатная реклама! А для бабушек Церковь, это чаще некий такой «Клуб с кружком общего интереса» где можно встретиться с подругой, обсудить домашние дела, а заодно посмотреть и ту «волшебную сказку» которую показывают «красиво разодетые артисты» на амвоне храма и в Царских вратах!

Но самая опасная группа прихожан, это воинствующие молодые люди, пришедшие с безбожия сразу в фанатизм.Это люди собирающиеся в различные общества, это учащиеся Воскресных взрослых школ и слушатели различных заумных лекций новоявленных отцов-богословов.

Опасность этих «православных» молодых людей, я бы сказал «сектантов» в том, что они идут в храм не молиться, а ловить какую-то высокую христианскую мораль, которая сводится постепенно к тому, что кто не с нами, того надо анафемствовать, удавить, побить, сжечь. Через 2-3 месяца, эти люди забудут и о храме и о православии, некоторые могут в ислам уйти или в иудаизм и там продолжить «священную борьбу». Но пока они кратко возомнили себя верующими, они превращаются в нечто похожее на средневековых крестоносцев по подавлению «неверных».

Причём им даже не обязательно уметь креститься и знать «Отче наш», главное свято верить, что Патриарх и его митрополиты непогрешимы.

Понятно, что денег они Церкви много не принесут, молодые, жадные. если не болящие. А вот орудие в руках «священников» это сильное. Стоит таким зачмуренным умам сказать «фас» и они «порвут» любого во имя Святейшего Патриарха! Как говорится , «Каков поп, таков приход». Ну а каков сейчас «поп»? Спросите у любого ребёнка и он объяснит, что это главный рвач и обманщик народа!

Не в коем случае я не выступаю против православной веры ! Православная вера, это Святая вера. Но если бы сегодня жил Святой Князь Владимир и увидел бы русское Православие, я думаю, он бы выбрал католицизм или даже иудаизм, но не это православие.

Православие превратилось в фирму, ритуальных услуг за большие деньги. Простым верующим людям, верить в Бога стало не по карману! При этом мы видим роскошные палаты дворцов Патриарха и митрополитов, чего мы не видили ни у Христа, ни даже в 19 веке у Св.Иоанна Кронштадского,. хотя денег было наверное не меньше, чем у современного митрополита.

Для церковных иерархов, народ стал быдлом, над которым можно нагло издеваться и жить за счёт этого же народа! Если Господь учил молитве, войти в комнату и тайно обратиться к Богу и что будет тайным от других на едине с Богом, то воздастся от Бога явным, то сейчас богослужения, это шоу в не храмов, на центральных улицах и площадях, с какими-то страшно-примитивными крестными ходами, в которых все бегут бегом сплошной толпой с иконами на плечах. Лишь бы пропиарить себя, чтобы этот «молебен» как можно больше увидело народа и конечно нашлись бы спонсоры и жертвователи на этот дружный всенародный»сабантуй».

Спрашивается, зачем Патриарх и его митрополиты печатают о себе мемуарные книги и потом презентуют их в Китае,Израиле, Турции, Вьетнаме. переводя на языки тех народов? Неужели въетнамцам интересно читать артистический лепет Святейшего из Русской Церкви? В таком случае дайте нам, народу всю правду и написать о нём, тогда и переводить книгу не потребуются, она будет такая интересная, что въетнамцы её по-русски со словарём читать будут. Скучную демагогию какого либо митрополита даже русский человек врят ли осилит, если там не будет шокирующих признаний любви к мальчикам или страсть к алмазам. А может митрополиты книги пишут, чтобы заранее себе жития составить для заупокойной канонизации?

Почему мемуары не писал Св.Иоанн Златоуст или Св.Димитрий Ростовский? Вроде книг писали много. неужели о себе написать было нечего? Да нет же, просто не было бахвальства как у современных горе-архиереев, скромнее были святые люди! А что могут написать более высшего и богословского современные старички в митрах , кроме как воздать ложную хвалу себе !

Истина нет нет, да и всплывает у духовных низов, как например у монахинь из монастыря Пюхтицы, где в интервью для документального фильма, можно от монахинь услышать: «Вот когда пришли наши русские, наши советские. » вот уж правдивее не скажешь! До сих пор вся Церковь Русская — Советская!

А чего стоит признание : «Труд — это молитва! Без благословения мы и в храм не имеем права пойти на молитву!«. Зачем посветить жизнь Богу, чтобы в таком месте святом без благословение какого либо местного «начальника» или «начальницы» возможно выживающий из ума, не пойти к Богу на молитву? Послушание, скажите вы? А зачем Богу такое мракобесное послушание? Что есть выше и главнее молитвы? Вспомните о Христе пришедшем в дом к Марфе и Марии. «Марфа, Марфа. «. Это не послушание, это зомбирование рабской силы!

И всё это действительно не радует. Это очень всё печально. Потому что Церковь деградирует. Если Церкви не верят дети, молодёжь, интеллигенция. то неужели на больных шизофренией, престарелых и фанатиках можно строить и развивать что-то светлое и хорошее?

Такое впечатление, что как буд-то Патриарх живёт одним днём и после него и жизни на земле не будет!

Церковь современная не уважает народ, не любит и не ценит. Ни какой веры в современной Патриаршей Церкви нет. Вера осталась только в людских сердцах, в катакомбах, а в храмах (в большинстве храмов) царит обман.

Вот служил себе в Москве архимандрит Тихон, книгу написал «анекдотическую» «несвятые святые». Страшная книга! Но все блаженные читают и радуются в смехе над собою. Там можно прочесть , как наместник Псково-Печерской лавры покодил и кадило бросил на ковёр, ковёр горел, а он не разрешал тушить. СМИРЕНИЕ И ПОСЛУШАНИЕ ВЫРАБАТЫВАЛ», а потом благословил тушить!

Вопрос? Этот ковёр паленый Богу надо? Это мракобесие к духовности имеет какое-либо значение. Вместо того, чтобы наместника монахам скрутить и в смирительной рубахе в психиотрическую лечебницу отправить, о нём пишут книгу! А теперь экс-архимандрит стал епископом и сразу книгу перевёл аж на итальянский язык! Мол читайте итальяшки западные, глумитесь над нашим православием какие тут чёкнутые служат на Руси, смейтесь с нас, у вас же нет такого!

Разве это не полная деградация духавенства и Церкви. И ещё эти в митрах руководители Церкви престарелые хотят чтобы все им подчинялись в этой страшной ахинее, и кто не с ними те раскольники?

Церковь, в которой празднуют языческую Масленницу, праздник человеческого жертвоприношения в воскресный день воспоминания Страшного Суда, против чего так боролся Св.Тихон Задонский. Попрание памяти святого!

Я уже не говорю, о скоморошечьих танцах и гулянках в день Св. великомученицы Параскевы Пятницы! Святая муки претерпела, землю кровью орасила, а «Русское общество» так называемое пляшит словно Иродиада с Иродом! На костях святых пляшите, Ироды. Как ещё не додумались хороводы водить вокруг гробниц с мощами мучеников в храме!

Нет духовности в таких храмах! Нет веры у таких Патриархов и митрополитов!

А потому детей нельзя обмануть. Как чуть дети подрастают, они оставляют такие безблагодатные Церкви. Если митрополиты сами в свои церковные игры заигрались, то хотя бы у молодёжи веру не отнимали!

Ведь когда народные массы теряют веру, происходят революции против Церкви. Так было во Франции, так было и в России в 1917 году. И если Церковь не прекратит обманывать и кощунствовать, то не исключено , что в бездуховном обществе могут происходить непредсказуемые безнравственные последствия.

Пандемия паники

По мнению православного публициста, главного редактора портала «Русская народная линия» Анатолия Степанова, сегодня имеет место «пандемия паники».

«Эта паника то ли по законам информационного общества, то ли из каких-то специальных соображений поднята мировыми СМИ»,— заявил Степанов в интервью ФАН.

Но есть и опасный реальный вирус, который приводит к печальным последствиям. Собственно, об этом говорил и святейший патриарх Кирилл — болезнь есть, и не надо проявлять легкомыслия, напомнил православный эксперт.

«В этой ситуации РПЦ согласна с мерами, которые предпринимаются светскими властями, — по крайней мере, в том варианте, как их изложил Владимир Путин. Другое дело, что всегда есть самодеятельность местных властей. Например, в Карелии, где до сих пор не зарегистрировано ни одного случая заражения коронавирусом среди жителей, власти предложили закрыть все храмы. Это, мягко говоря, с удивлением было принято верующими», — рассказал Анатолий Степанов.

При этом надо понимать, что прямого запрета на посещение храмов со стороны священноначалия РПЦ нет. Церковь исходит из того, что надо поберечь свою паству, большую часть которой составляют пожилые люди. А именно они наиболее уязвимы перед коронавирусом.

«Самое главное, что службы в храмах не прекращаются. Механизма запретить посещать храмы власть не предлагает. У храмов не дежурят полицейские патрули, которые заворачивали бы людей домой. Власти с пониманием относятся к позиции РПЦ», — считает главный редактор «Русской народной линии».

Что будет дальше, верующие по всей России ждут с большой тревогой. Одно дело — ограничения посещения храмов в разгар Великого поста. Тут есть даже некоторое богословское обоснование, которое сравнивает пост с уходом в пустыню, отметил Степанов.

А вот что будет в Великий Четверг и на саму Пасху, когда многие православные стремятся причаститься и считают обязательным участие в богослужении? Этот вопрос беспокоит многих верующих.

«Думаю, что до конца этой недели будет какое-то особое разъяснение насчет Благовещения, которое тоже является очень важным праздником для верующих. Оно ежегодно празднуется 7 апреля. И вот по тому, как будут организованы богослужения на Благовещение, можно будет предположить, как они пройдут на Пасху», — надеется собеседник ФАН.

Вероятно, в итоге будет принято компромиссное решение. Например, богослужения будут проводиться на улице. Во многих поместных православных церквях это уже стало практикой.

«В Сербской православной церкви в храм пускают по несколько человек для причастия, — остальные люди молятся на улице. Эта проблема обсуждается и в Болгарской православной церкви. В любом случае, совсем не заходить в храм на Пасху нельзя, поскольку он в это время олицетворяет собой ту могильную пещеру, в которой находилось тело Христово», — резюмировал собеседник ФАН.

Строительство храмов возводит стену между верующими и неверующими

21 сентября 2017 Алексей Плужников

Уже не первый месяц в Екатеринбурге бушуют страсти вокруг предполагаемого строительства в акватории городского пруда храма святой Екатерины, или, как его окрестили, Храма на воде. Епархия вместе с чиновниками и олигархами хотят этот храм построить прямо посреди пруда, а городские активисты (среди которых, как ни удивительно, немало и православных верующих) выступают резко против, проводят пикеты.

А СМИ регулярно опрашивают экспертов и жителей (меня тоже спрашивали): нужен ли храм именно в этом месте, если в шаговой доступности есть еще несколько; стоит ли учитывать мнение граждан при строительстве храмов; не слишком ли много храмов строится и не лучше ли вместо них строить больницы и стадионы и т.п.

Читать еще:  Первые группы российских паломников отправились в Мекку и Медину

И ответы на эти вопросы (любые: хоть за, хоть против) обычно только подогревают агрессию и взаимную неприязнь. Так происходило и происходит с Исаакием в Петербурге, в парке «Торфянка» в Москве, так происходит в Екатеринбурге и других городах, когда встает вопрос о строительстве храма в общественно значимом месте или о передаче каких-либо зданий РПЦ.

Но мне кажется, проблема взаимной неприязни и бессмысленности ответов на подобные вопросы в том, что нужно задавать совсем другие вопросы и отвечать на них нужно не словами, а принимая другие решения.

Первый из таких вопросов: кому нужен помпезный храм посреди пруда (в парке, на главной площади и т.п.) да еще и под маркой «восстановления святыни»? (Напомню, что храм Екатерины был кафедральным собором Екатеринбурга и располагался там, где сейчас находится фонтан «Каменный цветок». Несколько лет назад епархия уже поднимала вопрос о строительстве собора на старом месте, но тогда горожане выступили резко против, и епархия отступила.)

Храм посреди пруда нужен чиновникам, олигархам и функционерам РПЦ (то есть руководству епархии). Потому что это бизнес, это власть, это деньги, это помпа и эффект, это сигналы наверх (нет, не в небеса): в Кремль, в патриархию — гляньте, мы крутые, мы эффективные менеджеры, мы делаем привлекательные проекты, попутно переливая денежки из одного кармана в другой. Накануне выборов это важно — греметь кастрюлями.

Бог, верующие? А, ну да, учтено: Богу от нас — слава, титановые купола и громкие звон колоколов, кресты, упирающиеся прямо в небо. Верующим — еще один ДТРК (духовный торгово-развлекательный комплекс), куда они смогут приходить, чувствуя себя букашками перед величием многомиллионного по стоимости иконостаса или мраморных колонн, попутно выкупая продукцию «патриархийного» монополиста — завода «Софрино»: свечечки, иконочки, крестики-цепочки-ладанки. Ведь епархия должна же платить свои взносы (и немалые) в патриархию, а новый большой объект отлично для этого подходит.

Нужно ли спрашивать мнение жителей города? Простите, вы путаете Россию с какой-то занюханной демократической странишкой, где мнение граждан вообще кого-то волнует. На Руси мнение народа — смердов, холопов и крепостных — никого никогда не интересовало. Захотел князь или царь, боярин или помещик забабахать роскошный храм — вызвал себе архитектора итальянского и вперед, во славу Божью. И из глубин веков эти князья нам могут сказать: да, мы делали что хотели, зато теперь вы можете ездить по Золотому кольцу, выпускать календари с видами старинных храмов на фоне заката, а развалины церквей в вымерших деревнях вообще шикарно смотрятся. Чего вам еще надо?

Так же ныне рассуждают митрополиты, губернаторы и олигархи: вы сейчас вякаете, быдло интеллигентское, бездуховное, а ваши потомки быстро забудут про все споры и скандалы и будут фоткаться на фоне Храма на воде и писать в Инстаграме, что, мол, этот храм — главная туристическая фишка Екатеринбурга вместе с недостроенной телебашней. А те, кто сейчас возмущается, — это «общественные террористы», как назвал противников строительства храма губернатор (на тот момент врио) Евгений Куйвашев.

И еще: активисты-общественники сражаются порой не с теми, с кем надо. Среди риторики противников строительства этого храма (или среди противников передачи Исаакия, или среди противников строительства храма на «Торфянке») часто присутствует возмущение против верующих: мол, совсем веруны обнаглели, всюду свои храмы натыкивают, заколебали со своим православием.

Вера тут совсем ни при чем. Не надо путать веру с бизнесом, а христианство — с РПЦ (под РПЦ я тут понимаю патриархию — иерархическо-бюрократическую верхушку, номенклатуру — патриарха Кирилла с его аппаратом и епархиальных архиереев, ориентирующихся на аппетиты Кирилла).

Вопросы веры и храмов для верующих решаться должны совсем в иной плоскости. (Подчеркну: для верующих, для христиан, а не для «православных» язычников, которые ходят в храмы как в комбинаты религиозно-бытовых услуг для получения определенных благ. Для которых священник — это жрец-шаман, решающий житейские проблемы встряхиванием бубна (кадила), и бесплатный психотерапевт, которому можно поплакаться и пожаловаться на ближних, а христианские таинства (крещение, причащение, исповедь, соборование, венчание) — это суеверные обряды, которые принимаются бездумно, потому что «так надо», «нам так сказали», «чтобы ребеночек не болел», «говорят, это помогает».) Говорю «должны», потому что в условиях нынешней РПЦ это не более чем теоретическая риторика, неприложимая к практике.

В идеале храм — это молитвенный дом, куда собирается община верующих. Именно эта община и называется церковью, собранием, а храм — просто помещение для церкви-общины. Отсюда следует, что каждый храм должен быть делом только этой общины. Собралась община верующих, им нужно помещение. Они купили клочок земли, построили на нем дом, который может быть красивее окружающих домов, с куполом и крестом (а может и не быть, это ведь не так важно).

И на этом все проблемы сами бы отпали. Просто частный дом, в котором люди молятся. Он не мешает окружающим своими размерами, он принадлежит общине, он не занимает общественные территории, он не построен на ворованные деньги, на него не наложена грязная лапа чиновников и олигархов — спонсоров-«ктиторов». По сути, так поступают в России протестанты — часто ли вы видите помпезные храмы баптистов, например, мозолят ли они кому-то глаза? Нет, у протестантов все скромно и на собственные средства.

Но проблема в том, что в РПЦ это абсолютно невозможно. Потому что любая собственность, по уставу РПЦ, принадлежит епархии. То есть община может, конечно, построить такой скромный храм, но священника из этой общины в любой момент могут снять, перевести и назначить такого, который из дома молитвы, из места, где присутствует Христос, превратит его в очередной магазин ритуально-духовных товаров. Да и общину из такого храма тоже возможно выгнать или, по крайней мере, полностью устранить от влияния на решения каких-либо вопросов в храме — финансовых или других.

Поэтому часть верующих тоже вместе с активистами выступает против строительства храмов на воде, на горе, в парке, против передачи Исаакия, потому что понимает, что РПЦ (патриархия — см. выше определение термина) действует не в интересах верующих, а сугубо в собственных.

Поэтому основные вопросы должны быть таковы:

  • В какой стране мы живем, есть ли у нас демократия и гражданское общество?
  • Кому принадлежат храмы и на чьи деньги они должны строиться и содержаться?
  • Есть ли связь христианства с РПЦ (патриархией)?

А верующим и неверующим, православным и неправославным, сторонникам храмов и противникам надо бы научиться слушать и слышать друг друга. Может быть, они на самом деле не враги, а друзья? А вот те, кто кажется другом и товарищем по вере или борьбе, на самом деле таковыми не являются, а лишь используют нас как расходный материал?

В общем, как давно сказали классики, надо определиться: кто виноват и что с этим делать.

Великий православный раскол: можно ли ездить в Грецию и где запрещено молиться

Священный синод Русской православной церкви (РПЦ) прекратил общение с Константинопольской православной церковью (КПЦ). Это известие осталось бы в рамках взаимоотношений иерархов и священников, но, как выяснилось, раскол затронул несколько миллионов человек, которые относят себя к РПЦ.

Что значит разрыв общения между церквями?

Прерывание евхаристического общения означает, что духовенство РПЦ и миряне не имеют права участвовать в совместных богослужениях с представителями КПЦ. За нарушение этих условий руководство Русской православной церкви пригрозило наказывать священников. Мирянам отступление от правил вменяется в грех.

«В практическом плане это решение означает, что мы не сможем совершать совместные богослужения с Константинопольским патриархатом, наши архиереи и священники не смогут участвовать в совершении литургии совместно с иерархами и священниками Константинопольского патриархата, а миряне не смогут причащаться в храмах Константинопольского патриархата. Об этом также сказано в заявлении», — пояснил председатель отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев).

Следует отметить, что под юрисдикцией Московского патриархата формально находятся все, кто принял крещение в приходах РПЦ. В связи с этим заявлением уже появились различные толкования, что означает прерывание евхаристического общения. В ч частности, некоторые священнослужители истолковали это как прямой запрет на посещение и молитву в храмах, находящихся под юрисдикцией КПЦ. Вместе с тем Константинопольский патриархат никаких запретов на посещение храмов представителями РПЦ не издавал.

В каких храмах нельзя молиться?

Приходы Константинопольской православной церкви разбросаны практически по всем континентам, но для клириков и мирян из России интерес представляют в первую очередь приходы и монастыри, расположенные в Греции, на Кипре и на Крите.

Особняком стоит греческая гора Афон — крупнейшее в православном мире сосредоточение монастырей.

На Афоне находятся многие святыни, которые нередко привозят в Россию и на Урал. Одна из значимых реликвий — пояс Богородицы — в 2011 году вызвала ажиотаж по всей стране. В Екатеринбурге с 24 по 27 октября стояли огромные очереди для поклонения святыне. Мощи святого Спиридона Тримифунтского, которые пребывали в уральской столице в конце августа, были привезены с острова Корфу, который также находится под юрисдикцией КПЦ.

Вдобавок к этому представители афонских монастырей — достаточно частые гости Екатеринбургской митрополии, а сборники с высказываниями греческих монахов широко представлены в церковных лавках городских приходов.
В этой связи Греция, а в особенности Афон являются одним из самых популярных направлений для российских паломников (после Иерусалима). Греческий остров регулярно притягивает российских випов, которые причисляют себя к православным.

Так, за день до раскола на Афон отправились секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак и его заместитель, депутат госдумы Евгений Ревенко. 15 октября в Instagram появился совместный снимок Турчака и иеромонаха одного из монастырей. Через несколько часов Священный синод РПЦ объявил о разрыве общения с КПЦ. Примечательно, что Турчак планировал провести на Афоне не менее недели.

Поездки в Грецию под запретом?

Решение высших иерархов РПЦ, как можно судить по отзывам священнослужителей, взволновало верующих во многих приходах. О реакции людей ЕАН рассказал настоятель прихода в честь святой Параскевы в Нижнетагильской епархии, иерей Виталий Ярмулик (мнение священнослужителя не является официальной позицией РПЦ МП — прим. ЕАН).

— Отец Виталий, как прихожане отреагировали на известие о разрыве общения с КПЦ?

— На следующий день после объявления Священного синода ко мне подошли прихожане с вопросом, как быть с паломничеством в Грецию. С одной стороны, человек, как член поместной церкви, должен прислушиваться к ее голосу. Но, на мой взгляд, запрета на посещение храмов КПЦ не подразумевается. Христианам разрешается посещать для осмотра религиозные здания. Например, бывший храм святой Софии в Стамбуле преобразован в мечеть и музей. И христиане могут спокойно его посещать как туристы.

— Но паломничество нечто большее, чем туризм. Это ведь религиозный акт.

— Паломничество — это не только участие в богослужении, это поклонение святыням. Их благодать не зависит от того, кто ими владеет, какая церковь. Поэтому съездить для поклонения святыням верующим не возбраняется.

— Но для верующих поклонение сопровождается молитвой. Решение синода вообще запрещает молитву в храмах КПЦ?

— Индивидуально молиться в храмах Константинопольского патриархата не запрещается. В документе акцент сделан именно на участии в таинствах, поскольку они объединяют церкви. А прерывание евхаристического общения — это нечто большее, чем разрыв дипломатических отношений. Это значит, что теперь мы не признаем их как одну из 15 поместных церквей.

— То есть на поездку в греческие храмы и монастыри вы бы прихожан благословили?

— Да, если речь идет о поклонении святыням.

— А что делать людям, у которых возникнет потребность в религиозных обрядах, а никаких приходов РПЦ рядом не будет? Ведь человек может оказаться в критической ситуации.

— Лучше будет перед поездкой проконсультироваться с правящим архиереем или приходским священником. За многовековую историю церкви подобное разделение происходит не в первый раз, и уже накоплен опыт, как выходить из сложных ситуаций, которые возникают у клириков и мирян.

Я думаю, что сейчас однозначные выводы делать преждевременно. Рано или поздно могут быть определены рекомендации.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector