0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Можно ли выслушивать молитвенное правило?

«Ничего не слышно, Господи!» Или особенности молитвы с наушниками и без

Можно ли выслушивать молитвенное правило?

Приблизительное время чтения: 6 мин.

Давным-давно, еще будучи студентом академии, случилось мне забрести в келью к одному свежепостриженному иеромонаху. Картина, которая открылась мне за дверью, была более чем неординарной: коленопреклоненный перед святыми образами монах — в застывшей позе, с наушниками. Услышав, что кто-то вошел, он не изменил своей позы, лишь немного повернулся ко мне с крайне раздосадованным выражением лица. Мне, наивному, поначалу подумалось: вот труженик-то, глаголы древнегреческие учит или диалоги какие слушает! Только почему на коленях-то? Неужто какой-то гимн преподобного Симеона, в оригинале читанный, так прошиб, что аж колени подкосились? И только потом дошло, какой страшный грех я только что совершил: прервал молитвенно-уединенное магнитофонно-опосредованное предстояние инока в совершении своего келейного правила!

Когда на одном церковном собрании был задан вопрос, а как относиться к ставшему более чем распространенным обычаю «выслушивания» молитв, льющихся из динамиков плееров, автомагнитол и другой аппаратуры, последовала искренне недоуменная реакция: а в чем проблема? Разве не то же самое происходит годами в семинарии, когда студенты слушают, как читает молитвы собрат? А как же быть с инвалидами и немощными, которые по-иному просто ничего не смогут прочитать?

Оставив в мире и покое пожилых и больных, лучше задумаемся о здоровых и сильных. Сегодня практика «выслушивания» правил — монашеских, ко Причащению, Псалтири и других богодухновенных книг — стала почти повсеместной. Еще бы: пока едет человек на службу Божию, чем еще себя занять, как не выслушиванием молитв? Всё лучше, чем в праздности время за баранкой проводить, за дорогой следить, аварийных ситуаций не создавать: всё это неблагочестиво, скучно и духовных дивидендов не приносит. А так жмешь газ, рулем крутишь, по сторонам мелькают гнусные виды греховного суетного мира, а у тебя из динамиков так и льются словеса божественные, сладким гласом монашеского уединения пропитанные, салон ощутимо наполняется благодатью — и несется этот моторизованный ковчег спасения со скоростью 140 км/ч, рассекая пагубную тьму греха и неведения!

Как-то во время очередного визита в Грецию довелось посетить одну благочестивую православную семью, которая оказала вечно голодному студенту поистине царское гостеприимство. Мы долго разговаривали на разные темы, главным образом богословские, и я был действительно потрясен, насколько эта простая гречанка знает тонкости церковной жизни, разбирается в отцах, пропитана житиями святых, в том числе и наших, русских. Время приближалось к 10 часам вечера, и тут хозяйка извинилась, встала из-за стола, подошла к стереосистеме и включила радиоприемник. Через несколько секунд я услышал: «Эвлогитос о Феос имон, пандоте, нин, кэ аи, кэ ис тус эонас тон эонон… Василев Урание, Параклите…» Одним словом, началось чтение вечернего молитвенного правила. Церковное радио. Круглосуточно. Диктор читал прекрасно поставленным бархатным голосом, спокойно, размеренно, с благоговением и легким умиленно-покаянным настроем, очень по-церковному. Хозяйка благочестиво перекрестилась, обратившись к иконам, поклонилась и — как вы думаете, что же было дальше? — Она села обратно за стол доедать свежезажаренного барашка и продолжать душеспасительную беседу. Мы ели, пили вино, разговаривали, смеялись, а в это время из приглушенного динамика доносились слова малого повечерия с акафистом. Когда диктор закончил и началась духовная музыка, хозяйка аппаратуру выключила. Молитвенное правило было совершено. Бог в Своих списках галочку поставил. Сегодня больше Ему мы ничего не должны. Можно идти спать спокойно!

Когда священник на исповеди спрашивает желающего приступить к Святой Чаше, «вычитал ли он правило», почему-то хочется дополнить этот вопрос: «а помолиться не забыли?» Наше «вычитывание» неизбежно приводит к «выслушиванию», а потому и «прослушиванию», «дослушиванию», «слушанию-между-делом».

С одной стороны, вроде как, и правда, лучше выслушать чужую молитву, чем не совершить свою собственную. Да и на исповеди есть, что ответить докучливому священнику: да, правило выслушал. Или, если совсем честно, — слушал.

А в воздухе витает, словно назойливая осенняя муха, всего лишь один вопрос: зачем всё это, кому нужна такая молитва? У меня ответ один: она нужна только горячо любимому богу нашего самомнения.

Еще раз показать, что мы «несть, якоже прочии человецы», немолящиеся, некающиеся, всякую гадость в уши свои вливающие, непотребства творящие. Это они-то не знают, с какой стороны к Господу Богу и подойти-то со своими бедами, радостями и горестями, всё как-то по стеночке жмутся в нерешительности. А у нас всё четко: флешку в систему, и на Тебе, Боже, послушай-ка еще раз все наши просьбы с приятным для Твоего слуха уровнем громкости. Всё выверено, отцензурировано, отшлифовано веками. Результат гарантирован. Удовлетворение от выполненного правила обеспечено. Можно и о насущных вещах подумать.

Когда-то еще давно меня резанули слова одного отца: святые до конца своих дней принуждали себя молиться. Эх, несчастные они были, нецивилизованные. Не было у них высокотехнологичных инструментов для мотивации к молитве и превращения ее из тягостного священнодействия в душеприятное развлечение. Это у них-то, средневековья, была школа молитвы, целая система многоступенчатая, притрудная, не на один год рассчитанная. Мы-то люди простые, и всё наше принуждение заключается в усилии по нажатию кнопки включения. А дальше процесс идет уже без острой необходимости нашего в нем участия.

С. Кьеркегор как-то написал:

«Весь мир сегодня болен, вся жизнь больна… Если бы я был врачом и меня спросили: что ты посоветуешь? — я бы ответил: сотвори молчание! Заставь людей помолчать. Иначе не может быть услышано слово Божие. А когда его суматошно выкрикивают с использованием звуковых средств, чтобы его можно было слышать даже среди шума — это уже на слово Божие. А потому — сотвори молчание!»

Разве молитва перестала быть моим диалогом с Богом, который по определению требует тишины — и внешней, и внутренней? Неужели Он уже всё мне сказал — да и мне уже нечего сказать Ему? А может, потому и нечего, что за потоком чужих слов я так и не научился из «буков» собственные слова собирать? А может, просто лень.

Не знаю, как вам, но мне иногда становится страшно, когда такие базовые для религиозной жизни понятия, как молитва, пост, покаяние, превращаются в легко обслуживаемые знаки «православнутости». Этим «значками» благочестия обвешаться несложно. Одна только проблема: по значкам в Царство не пускают. Туда нагими уходят. Такими же, какими и сюда приходили. И если за свою жизнь мы только и научились, что отмахиваться от Господа Бога теми или иными доведенным до автоматизма ритуальными жестами, больно и страшно будет услышать от Него: «Я никогда не знал вас: отойдите от Меня, делающие беззаконие!» Быть может, тогда впервые в жизни мы услышим, что у Него на самом деле есть Свой живой голос, голос, пусть и тихий, но обращенный к каждому из нас, а не просто множество правильных и красивых слов из текстов Писания.

Почему-то никому и в голову не приходит прийти на свидание с диктофоном и записать признание в любви с тем, чтобы потом его регулярно давать слушать второй половине, когда ей грустно станет. А с Богом — ну ничего, потерпит, не впервой ведь…

…Однажды, еще в самом начале девяностых, отца Кирилла Павлова спросили: «Батюшка, а можно ли спастись, если молитвы по магнитофону слушать?» На что батюшка, улыбнувшись, ответил: «Не знаю, спасется ли человек, но магнитофон точно спасен будет!»

Можно ли выслушивать молитвенное правило? foma.ru

«Ничего не слышно, Господи!» Или особенности молитвы с наушниками и без


Протоиерей Павел Великанов

Давным-давно, еще будучи студентом академии, случилось мне забрести в келью к одному свежепостриженному иеромонаху. Картина, которая открылась мне за дверью, была более чем неординарной: коленопреклоненный перед святыми образами монах — в застывшей позе, с наушниками. Услышав, что кто-то вошел, он не изменил своей позы, лишь немного повернулся ко мне с крайне раздосадованным выражением лица. Мне, наивному, поначалу подумалось: вот труженик-то, глаголы древнегреческие учит или диалоги какие слушает! Только почему на коленях-то? Неужто какой-то гимн преподобного Симеона, в оригинале читанный, так прошиб, что аж колени подкосились? И только потом дошло, какой страшный грех я только что совершил: прервал молитвенно-уединенное магнитофонно-опосредованное предстояние инока в совершении своего келейного правила!
Когда на одном церковном собрании был задан вопрос, а как относиться к ставшему более чем распространенным обычаю «выслушивания» молитв, льющихся из динамиков плееров, автомагнитол и другой аппаратуры, последовала искренне недоуменная реакция: а в чем проблема? Разве не то же самое происходит годами в семинарии, когда студенты слушают, как читает молитвы собрат? А как же быть с инвалидами и немощными, которые по-иному просто ничего не смогут прочитать?
Оставив в мире и покое пожилых и больных, лучше задумаемся о здоровых и сильных. Сегодня практика «выслушивания» правил — монашеских, ко Причащению, Псалтири и других богодухновенных книг — стала почти повсеместной. Еще бы: пока едет человек на службу Божию, чем еще себя занять, как не выслушиванием молитв? Всё лучше, чем в праздности время за баранкой проводить, за дорогой следить, аварийных ситуаций не создавать: всё это неблагочестиво, скучно и духовных дивидендов не приносит. А так жмешь газ, рулем крутишь, по сторонам мелькают гнусные виды греховного суетного мира, а у тебя из динамиков так и льются словеса божественные, сладким гласом монашеского уединения пропитанные, салон ощутимо наполняется благодатью — и несется этот моторизованный ковчег спасения со скоростью 140 км/ч, рассекая пагубную тьму греха и неведения!
Как-то во время очередного визита в Грецию довелось посетить одну благочестивую православную семью, которая оказала вечно голодному студенту поистине царское гостеприимство. Мы долго разговаривали на разные темы, главным образом богословские, и я был действительно потрясен, насколько эта простая гречанка знает тонкости церковной жизни, разбирается в отцах, пропитана житиями святых, в том числе и наших, русских. Время приближалось к 10 часам вечера, и тут хозяйка извинилась, встала из-за стола, подошла к стереосистеме и включила радиоприемник. Через несколько секунд я услышал: «Эвлогитос о Феос имон, пандоте, нин, кэ аи, кэ ис тус эонас тон эонон… Василев Урание, Параклите…» Одним словом, началось чтение вечернего молитвенного правила. Церковное радио. Круглосуточно. Диктор читал прекрасно поставленным бархатным голосом, спокойно, размеренно, с благоговением и легким умиленно-покаянным настроем, очень по-церковному. Хозяйка благочестиво перекрестилась, обратившись к иконам, поклонилась и — как вы думаете, что же было дальше? — Она села обратно за стол доедать свежезажаренного барашка и продолжать душеспасительную беседу. Мы ели, пили вино, разговаривали, смеялись, а в это время из приглушенного динамика доносились слова малого повечерия с акафистом. Когда диктор закончил и началась духовная музыка, хозяйка аппаратуру выключила. Молитвенное правило было совершено. Бог в Своих списках галочку поставил. Сегодня больше Ему мы ничего не должны. Можно идти спать спокойно! Когда священник на исповеди спрашивает желающего приступить к Святой Чаше, «вычитал ли он правило», почему-то хочется дополнить этот вопрос: «а помолиться не забыли?» Наше «вычитывание» неизбежно приводит к «выслушиванию», а потому и «прослушиванию», «дослушиванию», «слушанию-между-делом».
С одной стороны, вроде как, и правда, лучше выслушать чужую молитву, чем не совершить свою собственную. Да и на исповеди есть, что ответить докучливому священнику: да, правило выслушал. Или, если совсем честно, — слушал.

А в воздухе витает, словно назойливая осенняя муха, всего лишь один вопрос: зачем всё это, кому нужна такая молитва? У меня ответ один: она нужна только горячо любимому богу нашего самомнения.

Еще раз показать, что мы «несть, якоже прочии человецы», немолящиеся, некающиеся, всякую гадость в уши свои вливающие, непотребства творящие. Это они-то не знают, с какой стороны к Господу Богу и подойти-то со своими бедами, радостями и горестями, всё как-то по стеночке жмутся в нерешительности. А у нас всё четко: флешку в систему, и на Тебе, Боже, послушай-ка еще раз все наши просьбы с приятным для Твоего слуха уровнем громкости. Всё выверено, отцензурировано, отшлифовано веками. Результат гарантирован. Удовлетворение от выполненного правила обеспечено. Можно и о насущных вещах подумать.
Когда-то еще давно меня резанули слова одного отца: святые до конца своих дней принуждали себя молиться. Эх, несчастные они были, нецивилизованные. Не было у них высокотехнологичных инструментов для мотивации к молитве и превращения ее из тягостного священнодействия в душеприятное развлечение. Это у них-то, средневековья, была школа молитвы, целая система многоступенчатая, притрудная, не на один год рассчитанная. Мы-то люди простые, и всё наше принуждение заключается в усилии по нажатию кнопки включения. А дальше процесс идет уже без острой необходимости нашего в нем участия.

Читать еще:  Святыни Сербской Церкви в Косово останутся под защитой ЮНЕСКО

С. Кьеркегор как-то написал:

«Весь мир сегодня болен, вся жизнь больна… Если бы я был врачом и меня спросили: что ты посоветуешь? — я бы ответил: сотвори молчание! Заставь людей помолчать. Иначе не может быть услышано слово Божие. А когда его суматошно выкрикивают с использованием звуковых средств, чтобы его можно было слышать даже среди шума — это уже на слово Божие. А потому — сотвори молчание!»

Почему-то никому и в голову не приходит прийти на свидание с диктофоном и записать признание в любви с тем, чтобы потом его регулярно давать слушать второй половине, когда ей грустно станет. А с Богом — ну ничего, потерпит, не впервой ведь…

…Однажды, еще в самом начале девяностых, отца Кирилла Павлова спросили: «Батюшка, а можно ли спастись, если молитвы по магнитофону слушать?» На что батюшка, улыбнувшись, ответил: «Не знаю, спасется ли человек, но магнитофон точно спасен будет!»

Храм Казанской иконы Божией Матери

Русская Православная Церковь Московского Патриархата. Иркутская митрополия, Иркутская епархия, Верхоленское благочиние, д.Усть-Куда, Иркутского района

Можно ли выслушивать молитвенное правило?

Давным-давно, еще будучи студентом академии, случилось мне забрести в келью к одному свежепостриженному иеромонаху. Картина, которая открылась мне за дверью, была более чем неординарной: коленопреклоненный перед святыми образами монах — в застывшей позе, с наушниками.

Услышав, что кто-то вошел, он не изменил своей позы, лишь немного повернулся ко мне с крайне раздосадованным выражением лица. Мне, наивному, поначалу подумалось: вот труженик-то, глаголы древнегреческие учит или диалоги какие слушает! Только почему на коленях-то? Неужто какой-то гимн преподобного Симеона, в оригинале читанный, так прошиб, что аж колени подкосились?

И только потом дошло, какой страшный грех я только что совершил: прервал молитвенно-уединенное магнитофонно-опосредованное предстояние инока в совершении своего келейного правила!

Когда на одном церковном собрании был задан вопрос, а как относиться к ставшему более чем распространенным обычаю «выслушивания» молитв, льющихся из динамиков плееров, автомагнитол и другой аппаратуры, последовала искренне недоуменная реакция: а в чем проблема? Разве не то же самое происходит годами в семинарии, когда студенты слушают, как читает молитвы собрат? А как же быть с инвалидами и немощными, которые по-иному просто ничего не смогут прочитать?

Оставив в мире и покое пожилых и больных, лучше задумаемся о здоровых и сильных. Сегодня практика «выслушивания» правил — монашеских, ко Причащению, Псалтири и других богодухновенных книг — стала почти повсеместной. Еще бы: пока едет человек на службу Божию, чем еще себя занять, как не выслушиванием молитв? Всё лучше, чем в праздности время за баранкой проводить, за дорогой следить, аварийных ситуаций не создавать: всё это неблагочестиво, скучно и духовных дивидендов не приносит. А так жмешь газ, рулем крутишь, по сторонам мелькают гнусные виды греховного суетного мира, а у тебя из динамиков так и льются словеса божественные, сладким гласом монашеского уединения пропитанные, салон ощутимо наполняется благодатью — и несется этот моторизованный ковчег спасения со скоростью 140 км/ч, рассекая пагубную тьму греха и неведения!

Как-то во время очередного визита в Грецию довелось посетить одну благочестивую православную семью, которая оказала вечно голодному студенту поистине царское гостеприимство. Мы долго разговаривали на разные темы, главным образом богословские, и я был действительно потрясен, насколько эта простая гречанка знает тонкости церковной жизни, разбирается в отцах, пропитана житиями святых, в том числе и наших, русских. Время приближалось к 10 часам вечера, и тут хозяйка извинилась, встала из-за стола, подошла к стереосистеме и включила радиоприемник. Через несколько секунд я услышал: «Эвлогитос о Феос имон, пандоте, нин, кэ аи, кэ ис тус эонас тон эонон… Василев Урание, Параклите…» Одним словом, началось чтение вечернего молитвенного правила. Церковное радио. Круглосуточно. Диктор читал прекрасно поставленным бархатным голосом, спокойно, размеренно, с благоговением и легким умиленно-покаянным настроем, очень по-церковному. Хозяйка благочестиво перекрестилась, обратившись к иконам, поклонилась и — как вы думаете, что же было дальше? — Она села обратно за стол доедать свежезажаренного барашка и продолжать душеспасительную беседу. Мы ели, пили вино, разговаривали, смеялись, а в это время из приглушенного динамика доносились слова малого повечерия с акафистом. Когда диктор закончил и началась духовная музыка, хозяйка аппаратуру выключила. Молитвенное правило было совершено. Бог в Своих списках галочку поставил. Сегодня больше Ему мы ничего не должны. Можно идти спать спокойно!

Когда священник на исповеди спрашивает желающего приступить к Святой Чаше, «вычитал ли он правило», почему-то хочется дополнить этот вопрос: «а помолиться не забыли?» Наше «вычитывание» неизбежно приводит к «выслушиванию», а потому и «прослушиванию», «дослушиванию», «слушанию-между-делом».

С одной стороны, вроде как, и правда, лучше выслушать чужую молитву, чем не совершить свою собственную. Да и на исповеди есть, что ответить докучливому священнику: да, правило выслушал. Или, если совсем честно, — слушал.

А в воздухе витает, словно назойливая осенняя муха, всего лишь один вопрос: зачем всё это, кому нужна такая молитва? У меня ответ один: она нужна только горячо любимому богу нашего самомнения.

Еще раз показать, что мы «несть, якоже прочии человецы», немолящиеся, некающиеся, всякую гадость в уши свои вливающие, непотребства творящие. Это они-то не знают, с какой стороны к Господу Богу и подойти-то со своими бедами, радостями и горестями, всё как-то по стеночке жмутся в нерешительности. А у нас всё четко: флешку в систему, и на Тебе, Боже, послушай-ка еще раз все наши просьбы с приятным для Твоего слуха уровнем громкости. Всё выверено, отцензурировано, отшлифовано веками. Результат гарантирован. Удовлетворение от выполненного правила обеспечено. Можно и о насущных вещах подумать.

Читать еще:  В Германии хотят ликвидировать "окна жизни"

Когда-то еще давно меня резанули слова одного отца: святые до конца своих дней принуждали себя молиться. Эх, несчастные они были, нецивилизованные. Не было у них высокотехнологичных инструментов для мотивации к молитве и превращения ее из тягостного священнодействия в душеприятное развлечение. Это у них-то, средневековья, была школа молитвы, целая система многоступенчатая, притрудная, не на один год рассчитанная. Мы-то люди простые, и всё наше принуждение заключается в усилии по нажатию кнопки включения. А дальше процесс идет уже без острой необходимости нашего в нем участия.

С. Кьеркегор как-то написал:

«Весь мир сегодня болен, вся жизнь больна… Если бы я был врачом и меня спросили: что ты посоветуешь? — я бы ответил: сотвори молчание! Заставь людей помолчать. Иначе не может быть услышано слово Божие. А когда его суматошно выкрикивают с использованием звуковых средств, чтобы его можно было слышать даже среди шума — это уже на слово Божие. А потому — сотвори молчание!»

Разве молитва перестала быть моим диалогом с Богом, который по определению требует тишины — и внешней, и внутренней? Неужели Он уже всё мне сказал — да и мне уже нечего сказать Ему? А может, потому и нечего, что за потоком чужих слов я так и не научился из «буков» собственные слова собирать? А может, просто лень.

Не знаю, как вам, но мне иногда становится страшно, когда такие базовые для религиозной жизни понятия, как молитва, пост, покаяние, превращаются в легко обслуживаемые знаки «православнутости». Этим «значками» благочестия обвешаться несложно. Одна только проблема: по значкам в Царство не пускают. Туда нагими уходят. Такими же, какими и сюда приходили. И если за свою жизнь мы только и научились, что отмахиваться от Господа Бога теми или иными доведенным до автоматизма ритуальными жестами, больно и страшно будет услышать от Него: «Я никогда не знал вас: отойдите от Меня, делающие беззаконие!» Быть может, тогда впервые в жизни мы услышим, что у Него на самом деле есть Свой живой голос, голос, пусть и тихий, но обращенный к каждому из нас, а не просто множество правильных и красивых слов из текстов Писания.

Почему-то никому и в голову не приходит прийти на свидание с диктофоном и записать признание в любви с тем, чтобы потом его регулярно давать слушать второй половине, когда ей грустно станет. А с Богом — ну ничего, потерпит, не впервой ведь…

…Однажды, еще в самом начале девяностых, отца Кирилла Павлова спросили: «Батюшка, а можно ли спастись, если молитвы по магнитофону слушать?» На что батюшка, улыбнувшись, ответил: «Не знаю, спасется ли человек, но магнитофон точно спасен будет!»

Утренние и вечерние молитвы

АртурМ

Валерий-2010

дядя Вова

  • 25 Фев 2011
  • #63
  • Что такое молитвенное правило? Это молитвы, которые человек прочитывает регулярно, ежедневно. Молитвенное правило у всех разное. У одних утреннее или вечернее правило занимает несколько часов, у других – несколько минут. Все зависит от духовного устроения человека, от степени его укорененности в молитве и от того, каким временем он располагает.
    Очень важно, чтобы человек исполнял молитвенное правило, пусть даже самое краткое, чтобы в молитве были регулярность, постоянство. Но правило не должно превращаться в формальность. Опыт многих верующих показывает, что при постоянном вычитывании, одних и тех же молитв их слова обесцвечиваются, утрачивают свежесть, и человек, привыкая к ним, перестает на них сосредотачиваться. Эту опасность нужно стараться всеми силами избегать.
    Помню, когда я принял монашеский постриг (мне тогда было двадцать лет), я обратился за советом к опытному духовнику и спросил его, какое у меня должно быть молитвенное правило. Он сказал: «Ты должен ежедневно вычитывать утренние и вечерние молитвы, три канона и один акафист. Что бы ни случилось, даже если ты очень устал, ты обязан их прочитать. И если даже ты вычитаешь их поспешно и невнимательно – не важно, главное – чтобы правило было вычитано». Я попробовал. Дело не пошло. Ежедневное чтение одних и тех же молитв привело к тому, что эти тексты быстро надоедали. К тому же, каждый день я много часов проводил в храме на службах, которые меня духовно питали, насыщали, окрыляли. А вычитывание трех канонов и акафиста превращалось в какой-то ненужный «довесок». Я начал искать другой совет, более мне подходящий. И нашел его в творениях святителя Феофана Затворника, замечательного подвижника XIX века. Он советовал молитвенное правило исчислять не количеством молитв, а тем временем, которое мы готовы посвятить Богу. Например, мы можем взять себе за правило молиться утром и вечером по полчаса, но эти полчаса должны быть полностью отданы Богу. И не так важно, читаем ли мы в течение этих минут все молитвы или только одну, или, может быть, один вечер мы целиком посвятим чтению Псалтири, Евангелия или молитве своими словами. Главное, чтобы – мы были сосредоточены на Боге, чтобы внимание наше не ускользало и чтобы каждое слово доходило до нашего сердца. Этот совет мне подошел. Я, впрочем, не исключаю, что для других более подходящим окажется полученный мною совет духовника. Здесь многое зависит от индивидуальности человека.
    Мне кажется, что для человека, живущего в миру, не только пятнадцати, но даже и пяти минут утренней и вечерней молитвы, если, конечно, она произносится с вниманием и с чувством, достаточно, чтобы быть настоящим христианином. Важно только, чтобы мысль всегда соответствовала словам, сердце отвечало на слова молитвы, а вся жизнь соответствовала молитве.
    Попробуйте, следуя совету святителя Феофана Затворника, выделить какое-то время для молитвы в течение дня и для ежедневного исполнения молитвенного правила. И вы увидите, что это очень скоро принесет плоды.

    митр. ИЛАРИОН (АЛФЕЕВ). О МОЛИТВЕ

    Молитва самый трудный подвиг, и она до последнего издыхания сопряжена с трудом тяжкой борьбы. Все же Господь, по своему милосердию, временами дает и утешение молитвеннику, чтобы он не ослабевал. Молитвенное свое домашнее правило определи сама, сообразуйся со временем; в этом самочиния не будет, только много набирать не советую, чтобы не быть рабом правилу и во избежание торопливости.

    Вопросы и ответы. Православие в деталях

    Здесь можно найти ответы на интересующие вас вопросы, касающиеся православия. Делитесь так же своим опытом и знаниями.

    Также вы можете задать свой вопрос священнослужителю в специальном проекте сети «Елицы» – «Вопросы батюшке»: https://dialog.elitsy.ru

      Лента
    • |Участники
    • |Фото 560
    • |Видео 1677
    • |Мероприятия 1

    Можно ли совершать молитвенное правило, слушая его в записи?

    Вопрос: «Нередко люди говорят, что утреннее или вечернее правило они слушают в записи и повторяют за ней слова молитвы. Говорят, что им так удобнее. Да и меньше рассеиваются. Стоит так делать? Или лучше молиться без такой подсказки?»

    Отвечает протоиерей Димитрий Смирнов:

    – Молиться лежа – удобнее, чем молиться сидя или стоя. А молиться, лежа на боку – удобнее, чем молиться, лежа на спине. Надо озаботиться вопросом: цель моей молитвы – это удобство моего тела или я хочу что-то спросить у Бога?

    Представим себе ситуацию: мы идем к человеку, от которого зависит что-то очень важное в нашей жизни. Мы к нему придем, развалимся в кресле и начнем ему вещать: «А вот было бы неплохо, чтобы Вы мне…» Так не просят. Может быть, для кого-то уместно так беседовать с другом, но – не молиться Богу! Еще английский писатель Честертон заметил, что это бес внушает человеку мысль, что Богу не важно, в какой ты позе. Богу это, действительно, не важно – это важно для нас! Это нам надо для молитвы собираться, а не расслабляться. Тело должно быть таким же бодрым, как и наш дух.

    Протоиерей Александр Березовский:
    – Но человек говорит, что когда он молится сам – он больше рассеивается, нежели когда молится под запись.

    Протоиерей Димитрий Смирнов:
    – Я вполне допускаю, что, молясь какое-то время под запись, человек будет более сосредоточенным. Но только – какое-то время, а потом его ум еще больше расслабится. Это уже есть некий духовный костыль. Например, человек постоянно принимал лекарства от гипертонии, а потом перестал его принимать. Что с ним будет? Пароксизм! Тахикардия! У него уже выработалась зависимость от этого химического костыля. Более того – он без него жить не может. Ни в коем случае нельзя прекращать прием лекарства, потому что он просто умрет! Так и здесь: человеку, чтобы сосредоточиться на молитве – нужен диск, проигрыватель, определенные условия и так далее. А для молитвы ничего этого не надо – встал да и молись. В поле ли ты, в поезде или в вагоне метро, стоишь ли ты или сидишь – закрыл глаза да и молись. А тут – глаза закрыл, а в ушах-то и нет ничего – вроде и не молитва.

    Читать еще:  Папа Римский призвал наказывать правителей, нарушающих права человека

    В отдельных случаях – может быть, это вполне уместно и даже эффективно, но как постоянное упражнение – я бы не советовал. Всё, что расслабляет – разрушает, а не созидает в нашем сердце.

    Можно ли выслушивать молитвенное правило?

    На вопросы, посвященные личному молитвенному правилу христианина, отвечает настоятель Свято-Троицкого собора Саратова игумен Пахомий (Брусков)

    Молитва – это свободное обращение души человека к Богу. Как соотнести эту свободу с обязанностью читать правило даже тогда, когда делать этого явно не хочется?

    Свобода – это не вседозволенность. Человек так устроен, что если он себе позволяет послабление, возвращаться в прежнее состояние бывает очень тяжело. В житийной литературе встречается масса примеров, когда подвижники оставляли свое молитвенное правило ради оказания любви пришедшим братьям. Таким образом, они заповедь любви ставили выше своего молитвенного правила. Но следует помнить, что эти люди достигли необычайных высот духовной жизни, непрестанно пребывали в молитве. Когда же мы чувствуем, что не хотим молиться, это банальное искушение, а не проявление свободы.

    Правило поддерживает человека в духовно развитом состоянии, оно не должно зависеть от сиюминутного настроения. Если человек оставляет молитвенное правило, он очень быстро приходит в расслабление.

    Кроме того, следует помнить, что когда человек общается с Богом, между ними всегда стремится встать враг нашего спасения. И не позволять ему это сделать не является ограничением свободы личности.

    В какой момент времени нужно читать утреннее и вечернее правило?

    Об этом четко и ясно написано в любом православном молитвослове: «Востав от сна, прежде всякого другого дела, стань благоговейно перед Всевидящим Богом и, совершая крестное знамение, произнеси…». Кроме того, сам смысл молитв говорит нам о том, что утренние молитвы читаются в самом начале дня, когда ум человека не занят еще никакими мыслями. А вечерние молитвы следует читать на сон грядущим, после всяких дел. В этих молитвах сон сравнивается со смертью, постель – со смертным одром. И странно, поговорив о смерти, пойти смотреть телевизор или общаться с родственниками.

    Любое молитвенное правило строится на опыте Церкви, к которому мы должны прислушиваться. Эти правила не нарушают человеческой свободы, а помогают получить максимальную духовную пользу. Конечно, из любого правила могут быть исключения, основанные на каких-то непредвиденных обстоятельствах.

    Что еще, кроме утренних и вечерних молитв, может входить в молитвенное правило мирянина?

    В правило мирянина могут входить достаточно разнообразные молитвы и чинопоследования. Это могут быть различные каноны, акафисты, чтение Священного Писания или Псалтири, поклоны, Иисусова молитва. Кроме того, в правило должно входить краткое или более подробное поминовение о здравии и упокоении близких. В монастырской практике существует обычай включать в правило чтение святоотеческой литературы. Но прежде чем добавить что-то к своему молитвенному правилу, нужно хорошо подумать, посоветоваться со священником, оценить свои силы. Ведь правило читается независимо от настроения, усталости, других сердечных движений. А если человек пообещал что-то Богу, это нужно обязательно выполнять. Святые отцы говорят: пусть правило будет небольшим, но постоянным. При этом молиться нужно от всего сердца.

    Может ли человек сам, без благословения начать читать каноны, акафисты в добавление к молитвенному правилу?

    Конечно, может. Но если он не просто прочитал молитву по стремлению сердца, а увеличивает тем самым свое постоянное молитвенное правило, лучше спросить благословение у духовника. Священник взглядом со стороны оценит его состояние правильно: на пользу ли будет ему подобное увеличение. Если христианин регулярно исповедуется, следит за своей внутренней жизнью, подобное изменение в его правиле, так или иначе, отразится на его духовной жизни.

    Но это возможно, когда у человека есть духовник. Если духовника нет, и он сам решил что-то добавить к своему правилу, все-таки лучше посоветоваться на очередной исповеди.

    В дни, когда служба длится всю ночь, и христиане не спят, нужно ли читать вечерние и утренние молитвы?

    – Мы не привязываем утреннее и вечернее правило к определенному времени. Однако было бы неправильно вечерние молитвы читать утром, а утренние – вечером. Мы не должны фарисейски относиться к правилу и читать его во что бы то ни стало, игнорируя смысл молитвословий. Если вы не собираетесь спать, зачем испрашивать благословение Божие на сон? Можно заменить утреннее или вечернее правило иными молитвами или чтением Евангелия.

    Можно ли женщине дома читать молитвенное правило с непокрытой головой?

    – Я думаю, что женщине лучше совершать молитвенное правило в платке. Это воспитывает в ней смирение и показывает ее послушание Церкви. Ведь из Священного Писания мы узнаем, что жена покрывает голову не для окружающих, а для Ангелов (1 Кор. 11,10). Это вопрос личного благочестия. Конечно, Богу все равно, в платке или без него вы встаете на молитву, но это важно для вас.

    Каким образом читаются каноны и последование ко святому Причащению: в один день накануне или можно разделить их чтение на несколько дней?

    – Нельзя подходить к исполнению молитвенного правила формально. Свои отношения с Богом человек должен выстраивать сам, исходя из молитвенной подготовки, здоровья, свободного времени, практики общения с духовником.

    Сегодня сложилась традиция при подготовке к Причастию читать три канона: Господу, Богородице и Ангелу Хранителю, акафист Спасителю или Богородице, последование ко святому Причащению. Я думаю, что лучше прочитать все правило в один день накануне Причастия. Но если тяжело, можно распределить и на три дня.

    Зачастую друзья, знакомые спрашивают, как подготовиться к Причастию, как читать Псалтирь? Что им отвечать нам, мирянам?

    – Отвечать нужно то, что точно знаешь сам. Нельзя брать на себя ответственность что-то строго обязательно предписывать другому или говорить то, в чем не уверен. При ответе нужно руководствоваться общераспространенной традицией церковной жизни сегодняшнего дня. Если нет личного опыта, нужно прибегнуть к опыту Церкви, святых отцов. А если задали вопрос, ответ на который вам неизвестен, нужно посоветовать обратиться к священнику или святоотеческим творениям.

    Прочитала перевод некоторых молитв на русский язык. Оказывается, раньше я вкладывала в них совершенно иной смысл. Нужно ли стремиться к единому пониманию, читать переводы или можно понимать молитвы так, как подсказывает сердце?

    Молитвы следует понимать так, как они написаны. Можно провести аналогию с обычной литературой. Мы читаем произведение, понимаем его по-своему. Но всегда интересно узнать, какой смысл в это произведение вкладывал сам автор. Также и текст молитвы. В каждую из них автор вложил особый смысл. Ведь мы же не заговор читаем, а обращаемся к Богу с определенным прошением или славословием. Можно вспомнить слова апостола Павла о том, что лучше пять слов сказать на понятном наречии, чем тысячу на непонятном (1 Кор. 14, 19). К тому же авторами большинства православных молитвословий являются святые подвижники, прославленные Церковью.

    Как относиться к современным молитвам? Можно ли читать все, что пишут в молитвословах, или предпочитать более древние?

    – Лично меня больше трогают слова более древних канонов, стихир. Они кажутся мне более глубокими и проникновенными. Но многим людям нравятся и современные акафисты за их простоту.

    Если Церковь приняла молитвы, относиться к ним нужно с благоговением, почтением и попытаться найти для себя пользу. Но понимать, что некоторые современные молитвы по своему содержанию не столь высокого качества, как молитвы, составленные древними подвижниками.

    Когда человек пишет молитву для общественного употребления, он должен понимать, какую ответственность на себя берет. Он должен обладать молитвенным опытом, но при этом быть и хорошо образованным. Все тексты, которые предлагаются современными творцами молитв, должны подвергаться редактированию, проходить строгий отбор.

    Что важнее – дочитать правило дома или прийти вовремя на службу?

    – Пойти на службу. Если человек собрался в храм, то на первом месте должна быть общественная молитва. Хотя отцы сравнивали общественную и домашнюю молитву с двумя крылами птицы. Как птица не может лететь с одним крылом, так и человек. Если он не будет молиться дома, а только ходить в храм, то, скорее всего, молитва не пойдет у него и в храме. Ведь у него нет опыта личного богообщения. Если человек молится только дома, но в храм не ходит, значит, у него нет понимания того, что такое Церковь. А без Церкви нет спасения.

    Чем мирянин может при необходимости заменить службу дома?

    Сегодня издается большое количество богослужебной литературы, различных молитвословов. Если мирянин не может присутствовать на службе, он может по каноннику прочитать и утреннюю, и вечернюю службы, и обедницу.

    Можно ли читать правило сидя?

    Апостол Павел пишет: «Все мне позволительно, но не все полезно» (1 Кор. 6, 12). Устал или болеешь – можно сесть в Церкви, при чтении домашнего правила. Но следует понимать, чем при этом руководствуешься: болью, которая мешает молиться, или ленью. Если альтернативой чтению молитвы сидя является ее полное отсутствие, конечно, лучше читать сидя. Если человек тяжело болен, можно даже и лежа. Но если он просто устал или его борет лень, нужно побороть себя и вставать. Во время богослужений Устав регламентирует, когда можно стоять или сидеть. К примеру, чтение Евангелия, акафисты мы слушаем стоя, а во время чтения кафизм, седальнов, поучений садимся.

    Ссылка на основную публикацию
    Статьи c упоминанием слов:
    Adblock
    detector