0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ничего нового под солнцем: библейский секрет спокойствия

Толкования Священного Писания

Содержание

Толкования на Еккл. 1:9

Свт. Григорий Нисский

Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем

См. Толкование на Еккл. 1:8

Блж. Августин

Ст. 9-10 Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот это новое»; но это было уже в веках, бывших прежде нас

Некоторые полагают, будто бы и то, что написано в первой главе книги Соломона, называемой «Екклесиаст»: Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот это новое»; но [это] было уже в веках, бывших прежде нас (Еккл. 1:9-10) , — сказано об этих кругообращениях, возвращающих и восстанавливающих все в одном и том же виде. Но он сказал это или о том, о чем говорил выше, то есть о поколениях, из которых одни проходят, другие приходят, о круговых движениях солнца, о течениях рек или, пожалуй, о родах всех вещей, которые появляются и исчезают. Были, например, люди и прежде нас, существуют они и вместе с нами, будут и после нас; так же точно те или другие животные и деревья. Самые особенные явления, выходящие из ряда обыкновенных, хотя отличаются одни от других, и о некоторых из них рассказывается, что они были только единожды — насколько они вообще чудесны и особенны, — непременно и прежде были и будут; ничего нового и небывалого не представляет собой то, что особенные явления бывают под солнцем.

Некоторые, впрочем, толковали эти слова в том смысле, будто премудрый хотел дать понять, что совершенно все было сделано в предопределении Божьем, и потому ничто не ново под солнцем. Во всяком случае, с правою верой несовместима мысль, будто этими словами Соломон обозначил те кругообращения, которые, по мнению некоторых, повторяют те же самые времена и те же самые временные вещи; так что, например, как в известный век философ Платон учил учеников в городе Афинах в школе, называвшейся Академией, так и за несметное число веков — прежде через весьма обширные, но определенные периоды — повторялись тот же Платон, тот же город, та же школа и те же ученики, и впоследствии, по прошествии бесчисленных веков, снова должны повториться.

Чуждо, говорю, это нашей вере. Ибо Христос однажды умер за грехи наши; восстав же, уже не умирает: смерть уже не имеет над Ним власти (Рим. 6:9); и мы по воскресении всегда с Господом будем (1 Фес. 4:17), Которому одному только мы говорим то, что внушается в священном псалме: Ты, Господи, сохранишь их, соблюдешь от рода сего вовек (Пс. 11:8). Вполне соответствующим этому считаю и последующее слова: …повсюду ходят нечестивые (Пс. 11:9), — не потому, что жизнь их будет проходить через воображаемые ими круги, а потому, что таков именно путь их заблуждения, то есть ложное учение.

О Гpage Божьем.

Блж. Иероним Стридонский

Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем

Что есть то, что было? Тоже, что будет. И что есть то, что сделано? Тоже, что сделается. И нет ничего нового под солнцем. Мне кажется, что о том, что исчислил выше, – о прехождении родов, о стоянии земли, восходе и заходе солнца, течении рек, обширности океана и обо всем что узнаем мы мыслию, или зрением, или слухом, теперь он говорит вообще, что нет ничего в природе вещей, чего бы не было прежде. Ибо от начала мира и люди рождались и умирали, и земля стояла, повешенная на водах, и восходившее солнце заходило; и чтобы не упоминать о слишком многом, Богом Творцом давалось и птицам летать, и рыбам плавать, и животным земным ходить, и ползающим пресмыкаться. Нечто подобное сей мысли высказал и комический поэт: «Ничего не сказано, чего не было б сказано прежде» (Terent. In Prolog. Eunuchi).

Поэтому учитель мой Донат, когда объяснял этот стишок, говорил: «да погибнут те, кои прежде нас сказали наше». Если в области слова не может быть сказано ничего нового, то тем более ничего не может быть нового в порядке мира, который от начала так совершен, что Бог в день седмый почил от дел своих. В одной книге я читал: если все, что сотворено под солнцем, было в прошедшие века, прежде чем появилось теперь, а человек создан уже по сотворении солнца: то следует, что и человек был прежде чем появился под солнцем. Но это заключение не имеет места, потому что в таком случае можно сказать, что и скоты, и насекомые, и все малые и великие животные были прежде, чем создано небо. Впрочем, может быть возражатель ответит на это, что из дальнейшего видно, что у Екклезиаста речь идет не о прочих животных, а о человеке, так как он говорит: «нет ничего нового под солнцем, о чем кто-либо говорил и сказал: вот это новое.» Говорят не животные, а только человек, и если бы животные говорили, что это новое, то и уничтожалось бы положение, что нет ничего нового под солнцем.

Толкование на книгу Екклезиаст.

Ориген

Ст. 9-10 Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот это новое»; но это было уже в веках, бывших прежде нас

Нам кажется, что именно таким способом мы, может быть, мыслим о Боге благочестиво, сообразуясь с нашей немощью, чтобы не назвать творение нерожденным и совечным Богу, или наоборот, чтобы не говорить о том, что Бог в начале не творил ничего благого, но лишь потом Он обратился к тому, чтобы его творить. Действительно, истинно суть слово Писания: Всё премудростью Ты сотворил (Пс. 103:24; LXX). И если все сотворено было через Премудрость и Бог существовал всегда с Премудростью, то в Премудрости согласно предызображению и предначертанию то, что позже обрело субстанциональное существование. Я думаю, это имеет в виду Соломон в Екклесиасте: Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот это новое»; но [это] было уже в веках, бывших прежде нас (Еккл. 1:9-10) . Итак, если единичные вещи, что суть под солнцем, уже существовали в веках, которые были прежде нас, ибо нет ничего нового под солнцем, то, без сомнения, всегда существовали роды, виды, а может быть, и единичные вещи, ведь оказывается совершенно справедливым, что Бог никогда не начинал быть творцом, будто Он не был им прежде.

…Мы скажем, что Бог впервые начал действовать не тогда, когда сотворил этот видимый мир, но мы верим, что как после разрушения этого мира будет иной мир, так и прежде существования этого мира были иные миры. То и другое мы подтвердим авторитетом божественного Писания. Что будет иной мир после этого мира, об этом учит Исаия, говоря: Новое небо и новая земля, которые Я сотворю, всегда будут пред лицом Моим, говорит Господь (Ис. 66:22). А что до этого мира были иные миры, это показывает Екклесиаст, говоря: Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот это новое»; но [это] было уже в веках, бывших прежде нас (Еккл. 1:9-10) . Эти свидетельства доказывают то и другое вместе, то есть что века были прежде [этого мира] и будут после. Однако не следует думать, что многие миры существуют вместе, но что другие миры получат начало после этого мира, о чем здесь нет нужды говорить подробно, так как мы уже сделали это выше.

О началах.

Лопухин А.П.

Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем

Постоянное, однообразное движение вещей в одном и том же направлении, движение по своей окружности, конечно, не может произвести ничего нового. Результаты его всегда одни и те же.

Толковая Библия.

Екклесиаст 1 глава

Книга Екклезиаста, или Проповедника
Синодальный перевод → Толковая Библия Лопухина

1-3. Основная мысль книги. 4-11. Круговращение мировых стихий. 12-15. Личный опыт Екклезиаста. 16-18. Суетность мудрости.

Еккл.1:1. Слова Екклесиаста, сына Давидова, царя в Иерусалиме.

Сравнивая надписание книги Притчей и книги Екклезиаста, некоторые толкователи не без основания находят в последней признаки несоломоновского происхождения. Не совсем понятно, почему Соломон не назван здесь своим собственным именем, как это в книге Притчей, если бы действительно он был писателем книги Екклезиаста. Не выступает ли здесь исторический Соломон простым символом, как и самое имя Когелет? Мало понятно, также, выражение «царя в Иерусалиме». В исторических книгах Соломон называется обыкновенно царем израильским (напр., 4Цар 23.13; 3Цар 4.1 и др.), но никогда просто царем в Иерусалиме. Последнее выражение указывает, по-видимому, на то время, когда Израиль перестал составлять самостоятельное царство и не имел уже своего царя в Иерусалиме.

Читать еще:  Не хочу крестить ребенка. Что сказать родне?

Еккл.1:2. Суета сует, сказал Екклесиаст, суета сует, — всё суета!

«Суета сует». Eвр. hebel (от халдейского habal — дымиться, испаряться) значит: дым, пар, дыхание, в переносном смысле: ничтожество, бесполезная вещь, тленность, суетность. Этим именем называются языческие боги (Втор 32.21; Иер 14.22), как не приносящие никакой пользы человеку (Иер 16.19), всякая бесполезная вещь, тщетное, напрасное действие (Ис 30.7:49.4), фантастические мысли (Пс 93.11), безрадостная, скорбная жизнь (Иов 7.16). Выражение «суета сует» указывает на высшую степень ничтожности, бесполезности. Ничтожным, по Екклезиасту, является все. Но в Еккл.1и след. стихах это «все» ограничивается существующим и происходящим «под солнцем», т. е. в пределах земного, конечного бытия. Да и в этом случае понятие суетности у Екклезиаста нуждается в некотором ограничении. Все вещи и явления, по планам провидения, имеют свои цели, осуществляя которые они не могут быть признаны бесполезными, ничтожными (ср. (Еккл 3.11): все соделал Он прекрасным в свое время). Ничтожными они являются, в сознании Екклезиаста, лишь в отношении к той цели человеческих стремлений, которая заключается в достижении совершенного, абсолютного счастья — Ithron.

По отношению к этой цели все в мире ничтожно, бесполезно, тщетно. Ничто не в состоянии дать человеку непреходящего счастья.

Еккл.1:3. Что пользы человеку от всех трудов его, которыми трудится он под солнцем?

«Что пользы человеку». Еврейское слово Ithron в Библии ни paзу не встречается. По мнению гебраистов, оно значит: остающееся, непреходящее. Блаженный Иероним вопрос 3 стиха передает словами: quid superest, т. e. что остается? Григорий Нисский выражает его еще яснее: «какое из видимых благ пребывает всегда тем же?» Словом Ithron, таким образом, обозначается счастье постоянное, устойчивое, вечное — в отличие от счастья временного, скоропреходящего, призрачного. Свой вопрос, приводят ли к какому-либо прочному счастью все усилия людей, Екклезиаст оставляет здесь без ответа. Но этот ответ был уже дан самым решительным образом во втором стихе, в признании суетности всего.

Еккл.1:4. Род проходит, и род приходит, а земля пребывает во веки.

Невозможность прочного человеческого счастья выражается уже в неустойчивости и постоянной смене человеческих поколений при неизменности и прочности неодушевленной природы. «Что суетнее той суеты, — говорит блаженный Иероним, — что земля, созданная для людей, пребывает, а сам человек, господин земли, мгновенно распадается в прах?»

Еккл.1:5. Восходит солнце, и заходит солнце, и спешит к месту своему, где оно восходит.

Но и в жизни природы, так же как в жизни человечества, происходит постоянная сменяемость. И здесь все движется, все течет, но только не вперед, а вокруг, следовательно, всегда по одному и тому же пути, вечно по одному и тому же шаблону. Таково, прежде всего, движение солнца. «Спешит к месту своему», точнее с еврейского: «задыхаясь, спешит к месту своему». Выражение указывает на утомление от вечно однообразного движения.

Еккл.1:6. Идет ветер к югу, и переходит к северу, кружится, кружится на ходу своем, и возвращается ветер на круги свои.

По-видимому самая свободная из стихий — воздух в действительности вечно повторяет одно и то же движение, движение по одной и той же окружности. Следует заметить, что однообразие в движении ветра было особенно заметно для жителя Палестины. Там с осеннего равноденствия до ноября господствует северо-западный ветер; с ноября до февраля — западный и юго-западный ветры, с февраля до июня — восточный, с июля — северный в перемежку с другими.

Еккл.1:7. Все реки текут в море, но море не переполняется: к тому месту, откуда реки текут, они возвращаются, чтобы опять течь.

Постоянному и однообразному движению подвержены и реки, причем это движение не производит никаких чрезвычайных перемен в мире. Сколько бы ни текли реки в море, море никогда не переполнится и не зальет собою земли. «К тому месту, откуда реки текут, они возвращаются, чтобы опять течь». Этот перевод не точен, хотя и удачно выражает мысль о круговращении. ט значит: «где», а не: «откуда». Точно также בט значит: «там», «туда», а не: «оттуда». Правильный перевод этого места должен быть, таков: «к тому месту, куда реки текут, туда они всегда опять текут». Священно-писатель говорит лишь о течении рек всегда по одному и тому же направлению, а не о круговом движении водной стихии, хотя и в то время уже знали, что вода, испаряясь и образуя облака, снова падает на землю (Иов 36.27 и д.).

Еккл.1:8. Все вещи — в труде: не может человек пересказать всего; не насытится око зрением, не наполнится ухо слушанием.

«Все вещи в труде». Еврейское dabar имеет два значения: вещь и слово. То и другое значение встречается и в книге Екклезиаста. Это дает основание многим переводчикам и толкователям начало восьмого стиха переводить: все слова слабы, бессильны (передать однообразное движение вещей). Так передает греческий и славянский перевод: «Вся словеса трудно, не возможет муж глаголати: и не насытится око зрети, и не исполнится ухо слышания». Трудно сделать выбор из этих двух пониманий, так как оба они вполне отвечают контексту. Постоянное, однообразное движение вещей столь велико, что могло бы дать бесконечный материал для человеческой способности говорить, видеть и слышать.

Еккл.1:9. Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем.

Постоянное, однообразное движение вещей в одном и том же направлении, движение по своей окружности, конечно, не может произвести ничего нового. Результаты его всегда одни и те же.

Еккл.1:10. Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот это новое»; но это было уже в веках, бывших прежде нас.

Если иногда и думают, что произошло нечто новое, сделан шаг вперед, то, на самом деле, и здесь мы имеем дело с повторением старого.

Еккл.1:11. Нет памяти о прежнем; да и о том, что будет, не останется памяти у тех, которые будут после.

Ошибка, в этом случае, происходит от недостатка исторической памяти, оттого, что о прежних поколениях забывают последующие. Вместо «о прежнем и о том, что будет», следует переводить: «о прежних» и «о позднейших», так как множественное число мужского рода в еврейском тексте указывает, очевидно, на людей. В славянском — «Несть память первых, и последним бывшим не будет их память с будущими на последок».

Еккл.1:12. Я, Екклесиаст, был царем над Израилем в Иерусалиме;

Бесцельное круговращение мировых стихий, само по себе, не доказывает еще, что невозможно высшее счастье для человека. Человеческая жизнь сложнее, чем жизнь природы, идет своим самостоятельным путем и, потому, может быть, таит в себе особые задатки для удовлетворения человеческого стремления к вечному счастью. Поэтому, писатель считает нужным от наблюдения над внешней природой обратиться к психологическому опыту. Соломон, в котором с мудростью соединялись, по-видимому, все дары счастья, более всех других имел основание ответить на вопрос о возможности личного счастья; в его богатом жизненном опыте произведена оценка всем благам с точки зрения совершенного счастья, фактически проверено то, что писатель книги решает теоретически. Понятно, насколько полезно было ему воспользоваться опытом Соломона.

Однако, пройдя через богопросвещенное сознание священного писателя, этот опыт должен был получить некоторые новые черты, не свойсвенные исторической личности Соломона; он естественно должен был получить характер философских исканий, философских экспериментов: если исторический Соломон в поисках счастья поступал по велению сердца, по естественной страсти, подобно прочим людям, то идеальный Соломон — Екклезиаст руководился в этом случае идеальными мотивами, «мудростью» (Еккл.1:13, 2:3), желанием на опыте исследовать величайший для человечества вопрос: что хорошо для сынов человеческих и что должны были бы они делать под небом во дни своей суетной жизни.

Еккл.1:13. и предал я сердце мое тому, чтобы исследовать и испытать мудростью все, что делается под небом: это тяжелое занятие дал Бог сынам человеческим, чтобы они упражнялись в нем.

Цель опыта Екклезиаста заключалась в исследовании всего, что делается под небом, с точки зрения вопроса о счастье. Первым результатом, к которому пришел Екклезиаст в своих исследованиях, было сознание, что уже само стремление людей познать и оценить дела человеческие составляет тяжелое, мучительное занятие, которое, будучи вложено Самим Богом в природу человека, как бы против его воли овладевает им. Некоторые толкователи выражение «тяжелое занятие» относят не к исследованию дел человеческих, а к самим делам. Но едва ли оно соответствует выражению: «все, что делается под небом». Тяжелым, мучительным занятием исследование дел человеческих является вследствие крайней неутешительности его результатов.

Еккл.1:14. Видел я все дела, какие делаются под солнцем, и вот, всё — суета и томление духа!

Вывод, к которому пришел Екклезиаст в своих исследованиях, был тот, что все суета и томление духа. К своему излюбленному выражению hebel Екклезиаст присоединяет новое — reuth ruaсh. Это выражение переводится различно. Одни (пер. халдейский, сирийский, Вульгата), производя встречающееся лишь у Екклезиаста слово reuth от raah — бушевать, разламывать, переводят: волнение, томление духа (как русский). Другие (Акила, Феодотион и Симмах), производя от raah — пасти, переводят: пасение ветра. Третьи, производя от того же глагола с значением домогаться, переводят: стремление ветра, затея ветряная (LXX — προαίρεσις πνεύμαίος) или погоня за ветром. Последние два понимания более соответствуют контексту и имеют весьма близкое параллельное место в книге пр. Осии (Ос 12.1), в словах: «Ефрем пасет ветер (raah ruaсh) и гоняется за восточным ветром». Назвав все дела человеческие пасением ветра или погоней за ветром, Екклезиаст указывает на ничтожность, призрачность их результатов в смысле достижения прочного счастья.

Читать еще:  В Нидерландах выставили на продажу католический собор

Еккл.1:15. Кривое не может сделаться прямым, и чего нет, того нельзя считать.

В этом стихе объясняется причина безрезультатности человеческой деятельности. Последняя не в состоянии изменить существующий порядок, исправить все недостатки и несовершенства во внешней природе и в природе человека, пересоздать ту и другую.

Еккл.1:16. Говорил я с сердцем моим так: вот, я возвеличился и приобрел мудрости больше всех, которые были прежде меня над Иерусалимом, и сердце мое видело много мудрости и знания.

Если все дела и стремления человеческие ничтожны и безрезультатны, как дым, как погоня за ветром, вследствие неустранимых недостатков и несовершенств мира, то, само собою, понятно, что исследование их мудростью и самая мудрость не могут дать нравственного удовлетворения человеку. Под выражением «больше всех, которые были прежде меня над Иерусалимом» некоторые толкователи разумеют не царей, так как до Соломона был лишь один царь в Иерусалиме — Давид, а, вообще, израильтян. Однако, предлог «над» (аl) заключает в себе понятие господства и может указывать, следовательно, лишь на царей иерусалимских. Екклезиаст приписывает себе обладание мудростью, как религиозным и нравственно-практическим познанием, и, вообще, знанием, как теоретическим, научным постижением вещей.

Еккл.1:17. И предал я сердце мое тому, чтобы познать мудрость и познать безумие и глупость: узнал, что и это — томление духа;

Еккл.1:18. потому что во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь.

Екклезиаст на собственном опыте убедился, что приобретение мудрости и знания оказалось такой же суетой, такой же погоней за ветром, как и всё в человеческой жизни. Оно не только не доставило ему счастья, но, напротив, увеличило его страдания, показав всю призрачность человеческих надежд, всю безрезультатность человеческих стремлений, обнажив ничтожество всего земного.

Как понимать слова что нет ничего нового под солнцем?

Об этом говорит Соломон:

9 Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем.
10 Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот это новое»; но [это] было уже в веках, бывших прежде нас.
(Еккл.1:9,10)

В первую очередь, это мысль о повторяемости событий в истории человечества. Во-вторую, человек всегда остается человеком, имеющим вполне предсказуемые наклонности. Именно эти наклонности формируют цикличные события.

Можно посмотреть на ситуации, которые описывались в школьном учебнике истории и попробовать провести аналогию с сегодняшним днем.

Всегда велись захватнические войны — и сейчас, как вооруженные, так и экономические войны. Сегодня для этого применяются «более цивилизованные» методы в глазах общества и СМИ. Но войны остались войнами.

Всегда одни люди (более сильные) угнетали других (более слабых). Расслоение на бедных и богатых только усилилось за последние 30 лет, хотя добыча нефти и других полезных ископаемых растет, сельское хозяйство вырабатывает достаточный объем продукции, чтобы никто не страдал от голода (из 6,5 млрд жителей).

Римские императоры говорили: «Толпе нужен хлеб и зрелища». Сегодня этот принцип трансформировался в потребительское рабство, когда человек уже не властен над своими желаниями. Желания определяются рекламой, модой и желаемым «статусом» человека.

В результате современный молодой человек может пол-жизни посвятить тем вещам, которые для обеспечения жизни ему реально не сильно нужны, без которых можно отлично прожить и не становясь должником банков или кредитных структур.

Кто заинтересован в экономическом контроле толпы? Кто получает миллионы людей, исправно трудящихся за цветные бумажки (иногда даже электронные эквиваленты этих бумажек). Ведь ценность заработанной валюты определяется скорее не личным вкладом работника, а макроэкономикой государства.

Экономическая модель современного рабства — чтобы среднему человеку хватало только на «поесть» и оплатить коммунальные в текущем месяце, чтобы возможности к изменению благосостояния (библейскому описанию «благовловенного» человека, который может еще уделять нуждающимся — 2 Кор.9:8) свести к минимуму.

Человечество порабощено дьяволом через множество желаний — как это было в древности, так это и останется, если мы не покаемся и не изменим свое отношение ко греху и праведности.

Современный западный философ, Джордж Сантаяна, сказал:
Те, кто не помнит своей истории, обречены повторять ее.

История будет повторяться, пока люди не изменятся и не решат жить иначе.

Екклесиаст

В годы персидского владычества иудейскими мудрецами было создано выдающееся произведение религиозной и философской мысли – книга «Екклесиаст». Она представляет из себя нечто вроде проповеди или исповеди живой души. Без всякой внутренней системы Екклесиаст (слово это можно перевести как «человек, говорящий в собрании», «проповедник») делится со слушателями своими наблюдениями, выводами и раздумьями. Кто этот неизвестный мудрец? В самой книге он назван «сыном Давида, царем в Иерусалиме». Вследствие этого, книгу долгое время считали творением Соломона. Однако большинство современных исследователей полагают, что она была написана уже в послепленную эпоху, в середине IV в. до Р.Х.
Содержание книги в кратком изложении сводится к следующему.

«Суета сует, — сказал Екклесиаст, — суета сует, – все суета! Что пользы человеку от всех трудов его, которыми трудится он под солнцем? Род проходит, и род приходит, а земля пребывает во веки. Восходит солнце, и заходит солнце, и спешит к месту своему, где оно восходит. Идет ветер к югу, и переходит к северу, кружится, кружится на ходу, и возвращается ветер на круги свои. Все реки текут в море, но море не переполняется: к тому месту, откуда реки текут, они возвращаются, чтобы опять течь. Все вещи – в труде: не может человек пересказать всего; не насытится око зрением, не наполнится ухо слушанием. Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: «Посмотри, вот это новое», но это было уже в веках, бывших прежде нас. Нет памяти о прежнем; да и о том, что будет, не останется памяти у тех, которые будут после.

Я, Екклесиаст, был царем над Израилем в Иерусалиме; и предал сердце мое тому, чтобы исследовать и испытать мудростью все, что делается под небом: это тяжелое занятие дал Бог сынам человеческим, чтобы они упражнялись в нем. Видел я все дела, которые делаются под солнцем, и вот, все – суета и томление духа! Кривое не может сделаться прямым, и чего нет, того нельзя считать. И предал я сердце мое тому, чтобы познать мудрость и познать безумие и глупость: узнал, что и это – томление духа; потому что во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь.

Я предпринял большие дела: построил себе дома, посадил себе виноградники, устроил себе сады и рощи и насадил в них всякие плодовитые дерева, приобрел себе слуг и служанок, собрал себе серебра и золота и драгоценностей. И сделался я великим и богатым больше всех, бывших прежде меня в Иерусалиме. Чего бы глаза мои не пожелали, я не отказывал им. И оглянулся я на все дела мои, которые сделали руки мои, и на труд, которым трудился я, делая их: и вот, все – суета и томление духа, и нет от них пользы под солнцем!

И обратился я, чтобы взглянуть на мудрость и безумие и глупость. И увидел я, что преимущество мудрости перед глупостью такое же, как преимущества света перед тьмою: у мудрого глаза его – в голове его, а глупый ходит во тьме; но узнал я, что одна участь постигнет их всех. И сказал я в сердце своем, что и это – суета; потому что мудрого не будут помнить вечно, как и глупого; в грядущие дни все будет забыто, и увы! мудрый умирает наравне с глупым.

Сказал я в сердце своем о сынах человеческих, чтобы испытал их Бог, и чтобы они видели, что они сами по себе животные; потому что участь сынов человеческих и участь животных – участь одна: как те умирают, так умирают и эти, и одно дыхание у всех, и нет у человека преимуществ перед скотом, потому что все – суета! Все идет в одно место: все произошло из праха и все возвратиться в прах.

Когда я обратил сердце мое на то, чтобы постигнуть мудрость и обозреть дела, которые делаются на земле, и среди которых человек ни днем, ни ночью не знает сна, — тогда я увидел все дела Божии и нашел, что человек не может постигнуть дел, которые делаются под солнцем. Сколько бы человек не трудился в исследовании, он все-таки не постигнет этого; и если бы какой мудрец сказал, что он знает, он не может постигнуть этого.

Читать еще:  Православные вспоминают преподобного Феодосия Тотемского

Всему и всем – одно: одна участь праведнику и нечестивому, доброму и злому, чистому и нечистому, приносящему жертву и не приносящему жертвы; как добродетельному, так и грешнику; как клянущемуся, так и боящемуся клятвы. Живые знают, что умрут, а мертвые ничего не знают, и уже нет им воздаяния, потому что и память о них предана забвению, и любовь их, и ненависть их и ревность их уже исчезли, и нет им более части во веки ни в чем, что делается под солнцем. Итак, иди, ешь с весельем хлеб твой, и пей в радости сердца вино твое, когда Бог благоволит к делам твоим. Да будут во всякое время одежды твои светлы, и да не оскудеет елей на голове твоей. Наслаждайся жизнью с женой, которую любишь, во все дни суетной жизни твоей, и которую дал тебе Бог под солнцем на все суетные дни твои; потому что – это доля твоя в жизни и в трудах твоих, какими ты трудишься под солнцем. Все, что может рука твоя делать, по силам делай; потому что в могиле, куда ты пойдешь, нет ни работы, ни размышления, ни знания, ни мудрости.

Если человек проживет и много лет, то пусть веселится он в продолжении всех их, и пусть помнит о днях темных, которых будет много: все, что будет, — суета! Веселись, юноша, в юности твоей, и да вкушает сердце твое радости во дни юности твоей, и ходи по путям сердца твоего и по видению очей твоих; только знай, что за все это Бог приведет тебя на суд. И удаляй печаль от сердца твоего, и уклоняй злое от тела твоего, потому что детство и юность – суета…»

Все эти рассуждения воссоздают перед нами как бы одну из граней иудейской религиозной мысли. Если автор «Иова» страстно искал Бога, то для Екклесиаста Бог бесконечно далек и почти не связан с человеком. По отношению к смертным он ведет себя как непонятная роковая сила. И это не может не наполнять сердце верующего человека глубокой скорбью. Что ни говори, неизвестный иерусалимский философ поднес людям чашу с горьким напитком, но то был напиток исцеляющий. Бытовавшая среди древних иудеев уверенность в том, что высшее благо ограничено исключительно земными пределами, была преградой на пути их религии. Екклесиаст безжалостно разрушил это заблуждение. Его книга заставляла человека серьезно задуматься о смысле человеческого существования. Ведь, раз жизнь в этом земном мире всего лишь суета, значит подлинное совершенство может лежать только за пределами зримого мира!

Екклесиаст 1 глава

1 Слова Екклесиаста, сына Давида, царя в Иерусалиме.

Жизненный опыт Екклесиаста

12 Я, Екклесиаст, был царем над Израилем в Иерусалиме;

Комментарии из Женевской Библии: Екклесиаст 1 глава

1:1-2 Мудрец представляет читателю Екклесиаста и его книгу.

1:1 Екклесиаста. Евр.: «когелет» означает, что Соломон выступал в роли созывающего собрание верных завету, чтобы свидетельствовать о Господе и воздавать Царю Небесному славу, наполняющую Его земной храм (3 Цар. 8). Слова Соломона были обращены к народу Божию, а не к агностикам.

сына Давидова. См. Введение: Автор.

1:2 Суета сует. Евр.: «дыхание, «пар», «туман». Т.е. смерть делает тщетными действия и стремления людей, строящих свою земную жизнь («под солнцем»).

1:3 – 3,8 Что пользы человеку. Начиная этим выражением первый из трех циклов книги, автор акцентирует на тщетности труда и знаний. Хотя они и приносят некоторое удовлетворение, смерть делает их бессмысленными. См. Введение: Особенности содержания и темы.

1:3-8 Смертность вынуждает людей вновь и вновь повторять то, что уже другими делалось до них, никогда не получая полного удовлетворения.

1:3 пользы. См. 2,10.11.

под солнцем. Ср. Гал. 1,4. Усилия человека, направленные на созидание земных царств, бесполезны для Царства Небесного (Мк. 8,36).

1:4 проходит . приходит. Люди постоянно начинают все сначала (подобно солнцу, ст. 5), в то время как земля (в которую человек возвращается после смерти), в противоположность этому, остается неизменной.

1:6 кружится, кружится. Фрагмент 1,4-8 образно передает смысл постоянно повторяемого Соломоном рефрена «все – суета и томление духа» и служит моделью циклической структуры книги.

1:7 море не переполняется. Жизненный опыт человека никогда не приносит ему полного удовлетворения, точно так же, как реки, впадающие в море, никогда не переполняют его.

1:9-11 Ничто в этом мире не может изменить вечный процесс, в ходе которого люди вновь повторяют труды своих предшественников, затем умирают в забвении.

1:12-18 Плоды праведного труда и истинной мудрости обесцениваются смертью.

1:12-15 Соломон утверждает, что человеческая цивилизация несовершенна и движется в ложном направлении.

1:12 царем. в Иерусалиме. См. Введение: Автор.

1:13 мудростью. Усилия мира сего выйти из-под Божия предопределения (Быт. 3,16-19) тщетны и безрезультатны.

тяжелое занятие. Человеческое существование связано с тяжелым бременем, на человека возложенным Богом (ср. 1,15 и 7,13; Быт. 3,16-19; Рим. 8,22.23). Иисус дает силы нести его (Мф. 11,28-30).

Бог. Личное имя Бога завета Яхве не встречается в этой книге.

1:14 Видел я все. Соломон был наделен даром Божиим (3 Цар. 3) предвидеть будущее и проникать в тайны прошлого.

1:15 Кривое. чего нет. Т.е. результаты не только сотворенного людьми зла, но также и Божия проклятия (7,13; Быт. 3,16-18).

1:16 мудрости. Возрастая в подлинной мудрости, человек отчетливее различает губительные последствия греха, даже такие, которые проявляются не сразу.

всех, которые были прежде меня над Иерусалимом. Соломон подразумевает царей Иерусалима древнего, доизраильского периода (Быт. 14,18; Нав. 10,1).

2017. Сделано с любовью для любящих и ищущих Бога.

«Нет ничего нового под солнцем…» — «Се, творю все новое»!

«И обратился я, и видел под солнцем, что не проворным достается успешный бег, не храбрым — победа, не мудрым — хлеб, и не у разумных — богатство, и не искусным — благорасположение, но время и случай для всех их» (Еккл. 9, 11).

Реалистическая книга с пессимистическим налетом. Изображающая падший человеческий мир каков он есть, но без Христа, и потому другим он просто не может быть. В том числе — это царство безграничной азиатской деспотии. «И обратился я и увидел всякие угнетения, какие делаются под солнцем: и вот слезы угнетенных, а утешителя у них нет; и в руке угнетающих их — сила, а утешителя у них нет. И ублажил я мертвых, которые давно умерли, более живых, которые живут доселе; а блаженнее их обоих тот, кто еще не существовал, кто не видал злых дел, какие делаются под солнцем. Видел я также, что всякий труд и всякий успех в делах производят взаимную между людьми зависть. И это — суета и томление духа!» (4, 1-4).

У библейских пророков было чувство развития истории и ее смысла, они предвкушали пришествие Избавителя, поэтому Христос там присутствует. Там есть надежда, которая вдохновляет. Здесь же всё циклично, истории нет, развития ни капли. «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться»… Можно только наслаждаться временными плодами дел рук своих, женой, детьми, но всё не вечно, всё течет, всё изменяется. Поэтому – «иди, ешь с весельем хлеб твой, и пей в радости сердца вино твое, когда Бог благоволит к делам твоим. Да будут во всякое время одежды твои светлы, и да не оскудевает елей на голове твоей. Наслаждайся жизнью с женою, которую любишь, во все дни суетной жизни твоей, и которую дал тебе Бог под солнцем на все суетные дни твои; потому что это — доля твоя в жизни и в трудах твоих, какими ты трудишься под солнцем. Все, что может рука твоя делать, по силам делай; потому что в могиле, куда ты пойдешь, нет ни работы, ни размышления, ни знания, ни мудрости» (9, 7-10). В общем, почти что Edite, bibite, post mortem nulla voluptas! (ешьте, пейте, после смерти — никакого наслаждения). Или: «Станем есть и пить, ибо завтра умрем» (1 Кор. 15, 32)… Почему эти, да и многие другие строки из этой книги так злободневно звучат применительно к не столь давней, да и современной российской жизни в том числе? К примеру, «Даже и в мыслях твоих не злословь царя, и в спальной комнате твоей не злословь богатого; потому что птица небесная может перенести слово твое, и крылатая — пересказать речь твою» (10, 20).

Предельно правдивая книга Библии! Показывающая, что без Христа, отступая от Него или приспосабливая откровение под нужды текущего момента, мир, даже тысячи раз в день произносящий Его имя, по сути ничем не отличается от того, который был 3, 5 и более тысяч лет назад. И только во Христе — «новая тварь». «Се, творю всё новое» (Откр. 21, 5).

О, Русь! в предвиденье высоком
Ты мыслью гордой занята;
Каким же хочешь быть Востоком:
Востоком Ксеркса иль Христа? (Вл. Соловьев)

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector